Содержание

Принудительное лечение ВИЧ-инфицировнаных - Житан

К людям, инфицированным ВИЧ, много лет хотят подобраться разные чиновники. ВИЧ - это шикарный повод устроить кипение деятельности. Под финансирование от государства, разумеется. Про ВИЧ, его распространение, лечение, что он вообще такое есть, люди знают мало. Можно запугивать.

И вот, собственно, еще одна попытка развить бурную деятельность на сомнительной теме. Принудительная госпитализация ВИЧ-инфицированных - что может быть лучше! Цитирую:

Законопроект 27 декабря внесло в Госдуму Алтайское заксобрание. Документ вводит "обязанность ВИЧ-инфицированных лиц... своевременно проходить обследование ... и при необходимости получать препараты для лечения". Уточняется, что такая обязанность должна быть у тех, кто находится на диспансерном наблюдении и действительно нуждается в лечении.

Также законопроект предусматривает "возможность госпитализации ВИЧ-инфицированных в недобровольном порядке", то есть по решению суда. Как говорится в пояснительной записке к документу, сейчас обязанность проходить лечение есть у тех, кто болен туберкулёзом и психическими заболеваниями. Авторы законопроекта считают логичным включить в эту группу и людей с ВИЧ.

11 января замглавы Минэкономразвития Олег Фомичев отправил в Минздрав письмо с замечаниями. Он написал, что "разработчики законопроекта не учитывают разницу в степени опасности для окружающих с учётом механизмов передачи возбудителя туберкулёза и особенностей течения психических заболеваний".

Проще говоря, шансы заразиться ВИЧ несравнимо меньше, чем туберкулезом.

Зато, представляете, какой был бы ужас, если бы ВИЧ-инфицированных начали принудительно класть в больницу, то есть - отлавливать, охотиться на них, и, конечно, разглашать врачебную тайну. Прощай, работа. Прощай, спокойная жизнь, прощай, школа и садик для детей. Чтобы не бояться ВИЧ, нужно быть врачом, которые занимается ВИЧ. Иначе все равно страшно.

Пока читаешь про СПИД - кажется, что ты разумный человек, знающий, что вирус так просто не передается. Но как же все меняется, если оказывается, что ВИЧ болен член семьи, твой друг, кто-то на работе. Поэтому хорошо, что инициатива алтайских чиновников провалилась с треском. Занялись бы они чем-нибудь своим...

В общем, контроль за ВИЧ-инфицированными будет сложнейшей задачей до тех пор, пока люди не смогут преодолеть свой экзистенциальный страх перед этой болезнью. Не раньше. Многие люди не рискуют провериться, даже имея личные подозрения на заболевания, боятся преследования.

ilyavaliev.livejournal.com

Принудительно лечить или учить: как бороться со СПИД-диссидентством

Эксперты считают, что СПИД-диссидентов, людей, которые отрицают существование ВИЧ-инфекции и СПИДа, невозможно заставить принудительно лечиться, однако спасти их детей государство может, для этого необходимо внести ряд изменений в законодательство. Кроме того, решению проблемы может помочь тотальное просвещение населения в данных вопросах.

ВИЧ- и СПИД-диссиденты отрицают диагнозы, а также необходимость их лечения. Эксперты считают, что они несут угрозу распространения инфекции и угрожают жизни окружающих.

Данная проблема оказалась в центре внимания на прошлой неделе после трагедии в Петербурге, где скончалась10-летняя девочка, которую родители из религиозных соображений отказывались лечить от ВИЧ. Врачи и общественные организации боролись за возможность помочь ребенку не один год. Медики предпринимали попытки переубедить родителей, однако они не давали лекарства дочери, и ей становилось все хуже. Родители согласились на лечение ребенка год назад, она поступила в больницу, однако было уже поздно.

Это не единственная подобная история в России. По данным СМИ Челябинской области, в 2014 году в семье ВИЧ-диссидентов умер 10-летний ребенок. Он поступил в челябинскую больницу в 2013 году в очень тяжелом состоянии, где ему был поставлен диагноз “ВИЧ-инфекция в стадии СПИДа”. Врачи настаивали на лечения ребенка антиретровирусными препаратами, однако мать и ее гражданский супруг были категорически против, лечение проходило в принудительном порядке, но после выписки из больницы родители перестали давать ему лекарства.

В Тюмени зараженная ВИЧ жительница в июне 2014 года родила дочь, однако не лечилась сама и отказывалась от лечения ребенка, полагая, что ВИЧ не существует. В апреле 2017 года девочка умерла от ВИЧ стадии 4В. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, своевременное обследование и лечение ребенка позволило бы добиться ремиссии заболевания и значительно увеличить продолжительность жизни. В отношении матери было возбуждено уголовное дело по статье УК РФ “Причинение смерти по неосторожности”, оно было прекращено и впоследствии направлено на новое рассмотрение.

По данным детского омбудсмена Петербурга, около десяти семей с детьми, больными ВИЧ-инфекцией, относят себя к СПИД-диссидентам, в больницах города по решению суда проходят принудительное лечение еще двое детей c ВИЧ-положительным статусом.

Дети не виноваты

Для того чтобы решить проблему и не допустить новых смертей, психологи центра СПИДа Челябинской области работают с подобными семьями, стараются переубедить родителей. “Если наши доводы бессильны, то в целях защиты прав на жизнь и здоровье несовершеннолетних мы обращаемся в прокуратуру и органы МВД для принятия соответствующих мер в рамках действующего законодательства”, – прокомментировали в учреждении.

Там добавили, что, учитывая специфику терапии, для эффективного применения норм закона в отношении ВИЧ-инфицированных детей, которые не получают лечения из-за отказа родителей, необходимо сформировать механизм принудительного исполнения решений суда об обязанности лечения. Такой механизм возможно реализовать на базе Центров СПИДа или районных поликлиник.

Главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава РФ Евгений Воронин считает, что возможность изымать детей, больных ВИЧ-инфекцией, из семей, где родители отказываются их лечить, необходимо закрепить на законодательном уровне

Он отметил, что в настоящее время Россия является единственной страной, где права родителей превалируют над правами ребенка. По его словам, во многих, в том числе западных странах, когда родители отказываются лечить ребенка, с ними пытаются разговаривать, но когда видят, что ребенку плохо, его изымают из семьи.

В пресс-службе департамента здравоохранения Тюменской области отметили, что на конференции “Женщина и ВИЧ”, которая проходила этим летом в Санкт-Петербурге, представитель областного департамента выступил с докладом “Проблема ВИЧ-инфекции – взгляд организатора здравоохранения”, в ходе которого был выдвинут ряд предложений по изменению федерального законодательства.

“В частности, тогда нами предлагалось законодательно установить порядок недобровольного обследования на ВИЧ детей, родители которых уклоняются от обследования детей на ВИЧ-инфекцию, установить порядок недобровольного лечения от ВИЧ-инфекции детей, родители которых уклоняются от обязанности охраны здоровья своих детей, а также ограничить право родителей на использование социального пособия, начисляемого в связи с ВИЧ-инфекцией ребенка, установив порядок строгого целевого использования пособия, так как нецелевой характер предоставляемого пособия провоцирует беременных женщин на уклонение от профилактики ВИЧ-инфекции и рождение ВИЧ-инфицированных детей с целью получения пособия”, – сказала собеседница агентства.

Исследование явления

Официальной статистики о количестве СПИД-диссидентов нет. Однако в Интернете существует большое количество сайтов и форумов, где люди, считающие ВИЧ “величайшей мистификацией XX века” общаются друг с другом, дают советы, как правильно юридически отказаться от лечения, делятся своими историями. К примеру, одна из тематических групп в социальной сети Вконтакте насчитывает свыше 15 тыс. человек.

В прошлом году социологи Высшей школы экономики в Петербурге провели исследование среди участников самой многочисленной СПИД-диссидентской группы ВКонтакте, в которой на тот момент состояло около 13 тыс. человек. Исследователи пришли к выводу, что основной причиной популярности этого движения является недостаток общения между пациентом и врачом.

Пациенты, у которых обнаружена положительная реакция на ВИЧ, не всегда получают исчерпывающую информацию о болезни от врача и ищут информацию в интернете, где наталкиваются на тематические сайты, группы в социальных сетях. Там они знакомятся с такими же ВИЧ-положительными людьми, которые на своем примере объясняют им, что, несмотря на поставленный врачами диагноз, они чувствуют себя хорошо.

“Часто болезнь протекает не по шаблону, который предполагает непременное заражение партнера, увеличение вирусной нагрузки, линейное снижение иммунитета, это не соответствует стереотипу, они обращаются к врачам, но не получают адекватного объяснения”, – сказал ТАСС старший научный сотрудник Международной лаборатории экономики, управления и политики в области здоровья ВШЭ Петр Мейлахс.

Принципиальная позиция или непросвещенность

В Калининградской области медики в последние годы дважды сталкивались с проблемой, когда для лечения ВИЧ-инфицированных детей приходилось прибегать к помощи надзорных органов, в частности, прокуратуры, однако эти случаи скорее можно связывать с недостаточной информированностью родителей или их необразованностью, сообщила ТАСС руководитель лечебно-диспансерного отделения областного Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями ГБУЗ “Инфекционная больница Калининградской области” Ирина Хромова.

“Это не диссидентство было, а просто низкая образованность”, – сказала она. В одном случае речь идет о женщине, больной ВИЧ и воспитывающей пятерых детей, трое из которых инфицированы, во втором – о больной женщине, ждавшей ребенка, проходить лечение которой запрещал ее муж, опасаясь за здоровье ребенка”.

В первом случае, как отметила Хромова, женщина то начинала, то прекращала давать детям необходимые препараты и во многом это можно объяснить тяжелой ситуацией, в которой она оказалась с пятью детьми на руках. “Пособие она получает по ВИЧ-инфекции, государство, конечно, заботится, но не все решается деньгами, иногда нужны просто лишние руки”, – отметила она, добавив, что при содействии прокуратуры был решен вопрос о помещении детей (2014, 2015 и 2016 годов рождения) в стационар, где они прошли терапию и в настоящее время продолжают прием необходимых препаратов уже дома, их мать также проходит лечение, рассказала врач.

Во втором случае, новорожденному ребенку препараты родители также начали давать “для профилактики перинатального инфицирования” и медики держат ситуацию под контролем. При этом сама мать новорожденного от лечения отказывается “нам тут не может помочь ни прокуратура, никто – только здравый смысл (больной)”, посетовала Хромова.

Собеседница агентства отметила, что как инфекционист считает возможной реализацию инициативы о принудительном лечении больных “если человек имеет в своем организме вирус, который передается и угрожает распространением”. Она отметила, что в Швеции приняты соответствующие нормы на законодательном уровне.

При этом вопрос исполнения норм во многом зависит от самих людей, считает врач. “У нас это может пробуксовывать, так же как, например, туберкулез – закон принят, а люди не лечатся от туберкулеза”, – отметила она, добавив, что ситуация может повториться и с ВИЧ. “Тут, конечно, большое значение имеет мотивация человека, популяризация здорового образа жизни, повышение уровня сознания, повышение благосостояния человека, всего, что способствует нераспространению инфекции, но это очень длительный путь”, – сказала она.

Лечение – это партнерский процесс

В Кемеровской области документировано подтвержденных отказов родителей от лечения ВИЧ-инфицированных детей на данный момент не зарегистрировано. Но имеют место случаи формального выполнения врачебных назначений законными представителями ребенка: согласие на проведение терапии получено, но родители посещают врача не своевременно, допускают пропуски в приеме доз и прочее. В результате медикаментозный контроль над болезнью не достигается, формируется риск высоких летальных потерь.

Для решения этой проблемы проводится консультирование законных представителей ребенка перед назначением лечения (педиатр, психолог), работает школа пациента.

Как сообщила ТАСС директор Кемеровского областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Татьяна Булатова, специалисты центра СПИД не думают, что принудительное лечение по решению суда приводит к значимым результатам по снижению смертности.

“Лечение – это партнерский процесс. Любой человек должен иметь выбор при сохранении ответственности. В данном случае нужны судебные решения об родительской ответственности и их широкое освещение в прессе. Это необходимо для формирования у населения информационного опыта о негативных последствиях для здоровья отказа от антиретровирусной терапии”, – сказала она.

Борьба с невежеством

“Только раннее просвещение и многоуровневое информирование людей о причинах инфекционных болезней (особенно включая ВИЧ-инфекцию) и их последствиях может снизить и, может быть, даже со временем и искоренить такое явление как ВИЧ-диссидентство и, что еще более важно, воинствующую безграмотность в области инфекционных болезней. Идея принудительного лечения в данном случае, на мой взгляд, даже вредна”, – считает завлабораторией биотехнологии и вирусологии Новосибирского госуниверситета, бывший замдиректора государственного научного центра вирусологии и биотехнологии “Вектор”, член-корреспондент РАН Сергей Нетесов.

Он отметил, что по сути это не лечение, а пожизненная профилактика обострения, поэтому нельзя человека постоянно заставлять принимать таблетки. “А вот наказания ВИЧ-инфицированного за незащищенный секс, за отказ от лечения своих детей, за близкие незащищенные контакты с родственниками, за неинформирование ближайших родственников о своем статусе ВИЧ-инфицированного должны быть весьма жесткими и должны широко пропагандироваться”, – отметил он.

Фото: Егор Алеев/ТАСС

Источник: ТАСС

Как сообщалось ранее, следственный комитет Санкт-Петербурга начал проверку по факту смерти десятилетней девочки. Подробнее читайте: СК проверяет медиков из-за смерти ребенка ВИЧ-диссидентов.

Медицинская Россия © Все права защищены. Читайте нас в Яндекс Дзен.

medrussia.org

Публикации | Больной вопрос | Опять они нас лечат

Наркозависимых, больных СПИДом, в России предлагают лечить от ВИЧ-инфекции принудительно, как это делается в Европе и Америке. По поводу данной меры в обществе разгорелись споры.

 

Из-за границы - виднее?

На российских интернет-форумах бурно обсуждается недавняя публикация газеты «New York Times» под заголовком «Чтобы предотвратить СПИД в России, наркоманов нужно лечить». В публикации говорится, что скорость распространения ВИЧ в России – одна из самых высоких в мире. И виной всему – наркозависимые. Росту ВИЧ во многом способствует отказ властей вводить для лечения ВИЧ-инфицированных наркоманов те меры, которые существенно уменьшили число заражений наркозависимых в других странах, в том числе в США.

 

Майкл Швирц из «New York Times» пишет: «В России нужно создавать специальные центры, где наркоманов будут лечить от зависимости принудительно и бесплатно. Особое внимание я хотел бы обратить на ВИЧ-инфицированных наркозависимых. Их принудительное лечение от СПИДа просто необходимо, ведь именно они являются главными разносчиками этой заразы! Но если посмотреть на бюджет России, то становится понятно, что на такие расходы государство тратиться не собирается. На ближайшие два года статья расходов на лечение наркозависимых в бюджете страны вообще не проработана. Пусть так, но существуют международные фонды, готовые помочь в этой проблеме».

 

Западные специалисты в прессе поддерживают США в том, что до вступления в ВТО Россия должна обязать наркозависимых в принудительном лечении от СПИДа.

 

– Во всех странах, которые успешно уменьшили показатели распространения ВИЧ среди внутривенно колющихся наркоманов, представители здравоохранения вводили программы поддерживающего лечения. Одновременно они увеличивали степень доступности стерильных игл и шприцов, бесплатно раздаваемых наркоманам. В России эта мера воспринимается в штыки, как и программа заместительной терапии, когда героиновую зависимость лечат метадоном, – высказался в прессе советник Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу UNAIDS по Европе и Центральной Азии Лев ЗОРАБЯН. – Теперь появился новый камень преткновения – в России упорно не хотят принимать законопроект о том, чтобы наркозависимых, больных СПИДом, лечили от него бесплатно и принудительно. Именно принудительно, в закрытых центрах. Тогда распространение страшной инфекции удастся сдержать.

 

Наш ответ Западу

А вот что считает правительство России по поводу принудительного лечения наркозависимых:

 

- Принудительно лечить наркоманов, в том числе больных ВИЧ – себе дороже, нужны комплексные меры решения проблемы, – высказался на недавней встрече с представителями сферы здравоохранения в Кремле премьер-министр России Владимир ПУТИН. – Во-первых, у нас самые длинные границы в мире и требуется огромное финансирование, чтобы предотвратить наркотрафик. Во-вторых, чтобы начать говорить о создании государственных центров, где будут лечить наркозависимых, необходимо сначала усовершенствовать законодательство и активизировать работу правоохранительных органов. Думаю, начать надо с молодого поколения – с наших детей. Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, предусматривающий введение в школах тестирования на употребление наркотиков в рамках регулярных медосмотров. На счет принудительного лечения опасных для общества наркозависимых – этот вопрос мы тоже сейчас прорабатываем.

 

На сайте http://nc-renessans.com, корреспондент «НР» нашла интересную информацию. Несмотря на то, что западные специалисты агитируют Россию начать принудительно лечить наркоманов от СПИДа и наркозависимости, сами они в данном вопросе особой активности не проявляют.

 

Принудительному лечению там подвергаются лишь отдельные группы населения. Например, согласно законодательству Швеции, принудительное лечение допустимо в отношении несовершеннолетних, если они, злоупотребляя наркотическими веществами, подвергают серьезной опасности свое здоровье и развитие. Законодательство Канады свидетельствует о том, что принудительное лечение от наркомании и СПИДа там распространяется на лиц, нарушивших закон, или лиц, которые в состоянии наркотического опьянения могут быть опасны для общества.

 

Особняком здесь стоят США, где в 60-х годах прошлого века открылись наркосуды с последующим принудительным лечением наркоманов. Средняя продолжительность обязательных реабилитационных программ для наркоманов составляет приблизительно 1 год, за нарушение предписаний суда и врачей – тюремное заключение.

 

По изучении ситуации, у корреспондента сложилось мнение, что США в данном вопросе диктуют свои правила, агитируя нагружать налогоплательщика еще и этим бременем. Европа поддакивает, но сама не особо спешит. Россия же пока старается жить своим умом.

 

Из человека - в мутанты

Почему же у навязываемой нам практики принудительного лечения наркоманов от СПИДа есть противники, корреспонденту «НР» рассказал главный врач ГУЗ «Центр профилактики СПИД №4» Департамента здравоохранения Краснодарского края Ридван АЛИМОВ.

 

- Чтобы ни предлагал нам сегодня Запад, я могу сказать точно – пока в России наш доморощенный штамм ВИЧ вполне поддается лечению препаратами первого поколения, – говорит Ридван Шаибович. – В Соединенных Штатах штамм ВИЧ лечится лишь препаратами третьего-четвертого поколения, потому что иные лекарства его уже просто не берут. «Нашего» СПИДа в Америке давно нет. Представьте, какой мутации подверглась болезнь! А все «благодаря» принудительному лечению наркозависимых от СПИДа. Дело в том, что, если наркоман, больной СПИДом, начнет принимать антиретровирусные препараты, это приведет к страшной мутации вируса. Адаптируясь к присутствию в организме побочных веществ, таких как растворители и бензоаты, штамм перестает реагировать на лечебные препараты. И таким вирусом потом заражаются обычные люди – не наркоманы. В Штатах ученые постоянно изобретают лекарства нового поколения, но штамм со временем перестает реагировать и на них. Поэтому в Америке ситуация с лечением СПИДа сегодня плачевная.

 

Утопией я считаю и создание бесплатных реабилитационных центров, где людей собираются лечить от наркозависимости и СПИДа принудительно, по решению суда, как в Америке. Данная мера ни к чему не приведет,– считает Алимов. – От зависимости можно вылечиться, лишь самому добровольно решившись на это. И то, я считаю, что нет бывших наркоманов, есть наркоманы с длительной ремиссией. Если же мне говорят, что человек не принимал наркотики в течение уже нескольких лет, мое мнение неизменно. Просто у человека затянувшаяся ремиссия, пожизненная, возможно, он везунчик.

 

Ридван Алимов рассказал, как начинается лечение наркозависимого от СПИДа в «Центре профилактики СПИД № 4».

 

– Первое, что делают, когда ставят человека на учет в наркодиспансере, так это берут у него анализы, в том числе на СПИД, –говорит Ридван Шаибович. – Если выясняется, что наркозависимый ВИЧ-инфицирован, его автоматически ставят на учет и у нас. По своей практике могу сказать, что о наркозависимых у нас в центре мы слышим обычно дважды: когда они приходят становиться на учет и когда мы их с учета снимаем. Но последнее происходит посмертно, согласно данным, регулярно передаваемым нам из патологоанатомического отделения первой горбольницы. Если наркозависимый изъявляет желание получать антиретровирусные препараты для поддержания нормального жизнеобеспечения, главное условие, которое он должен выполнить, – отказаться от наркотиков. На протяжении определенного времени он ходит к нам на профилактические беседы. Если мы убеждаемся, что человек «завязал», лечение начинается. Только так!

 

Ридван Алимов также поделился мыслями о том, что нынешние наркозависимые имеют все меньше и меньше шансов на выздоровление, так как природа наркотиков в настоящее время иная – синтетическая. Зависимость от них возникает практически неизлечимая.

 

– Сегодня идет много споров о том, можно ли считать наркозависимого больным человеком? Или он преступник? Как врач, я считаю, что нынешний наркозависимый – это, прежде всего, человек, который серьезно болен, – говорит Алимов. – Судите сами: львиная доля новороссийских наркоманов принимают внутривенно наркотики, созданные из доступных, кодеинсодержащих препаратов, смешанных с растворителями или бензином. Эта гремучая смесь при попадании в организм ведет к отмиранию 5-6 тысяч клеток головного мозга уже после первого приема. И так каждый раз. В результате происходит утончение коры головного мозга, иными словами – у «синтетического» наркомана в прямом смысле слова усыхает мозг. Полость, образовавшаяся между мозгом и черепной коробкой наркомана, заполняется жидкостью, вызывая отек головного мозга. Замечал ли кто-то, как туго соображают наркозависимые? Вот вам и объяснение. Это научно доказанный факт, выявленный при компьютерной томограмме головного мозга людей, принимающих наркотики в течение нескольких лет. Восстановление клеток происходит в течение 8-10 лет после прекращения приема наркотиков. То есть, если человек, занимающийся умственным трудом, подсаживается на синтетический наркотик, он теряет и здоровье, и профессию. Поэтому, прежде чем попробовать «синтетику», будьте готовы к расставанию с собственным мозгом.

 

Лина ГРИЦЕНКО.

novorab.ru

как бороться со СПИД— диссидентством — Рамблер/женский

ТАСС, 8 сентября. Эксперты считают, что СПИД-диссидентов, людей, которые отрицают существование ВИЧ-инфекции и СПИДа, невозможно заставить принудительно лечиться, однако спасти их детей государство может, для этого необходимо внести ряд изменений в законодательство. Кроме того, решению проблемы может помочь тотальное просвещение населения в данных вопросах.

ВИЧ— и СПИД-диссиденты отрицают диагнозы, а также необходимость их лечения. Эксперты считают, что они несут угрозу распространения инфекции и угрожают жизни окружающих.

Данная проблема оказалась в центре внимания на прошлой неделе после трагедии в Петербурге, где скончалась 10-летняя девочка, которую родители из религиозных соображений отказывались лечить от ВИЧ. Врачи и общественные организации боролись за возможность помочь ребенку не один год. Медики предпринимали попытки переубедить родителей, однако они не давали лекарства дочери, и ей становилось все хуже. Родители согласились на лечение ребенка год назад, она поступила в больницу, однако было уже поздно.

Это не единственная подобная история в России. По данным СМИ Челябинской области, в 2014 году в семье ВИЧ-диссидентов умер 10-летний ребенок. Он поступил в челябинскую больницу в 2013 году в очень тяжелом состоянии, где ему был поставлен диагноз «ВИЧ-инфекция в стадии СПИДа». Врачи настаивали на лечения ребенка антиретровирусными препаратами, однако мать и ее гражданский супруг были категорически против, лечение проходило в принудительном порядке, но после выписки из больницы родители перестали давать ему лекарства.

В Тюмени зараженная ВИЧ жительница в июне 2014 года родила дочь, однако не лечилась сама и отказывалась от лечения ребенка, полагая, что ВИЧ не существует. В апреле 2017 года девочка умерла от ВИЧ стадии 4В. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, своевременное обследование и лечение ребенка позволило бы добиться ремиссии заболевания и значительно увеличить продолжительность жизни. В отношении матери было возбуждено уголовное дело по статье УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», оно было прекращено и впоследствии направлено на новое рассмотрение.

По данным детского омбудсмена Петербурга, около десяти семей с детьми, больными ВИЧ-инфекцией, относят себя к СПИД-диссидентам, в больницах города по решению суда проходят принудительное лечение еще двое детей c ВИЧ-положительным статусом.

Дети не виноваты

Для того чтобы решить проблему и не допустить новых смертей, психологи центра СПИДа Челябинской области работают с подобными семьями, стараются переубедить родителей. «Если наши доводы бессильны, то в целях защиты прав на жизнь и здоровье несовершеннолетних мы обращаемся в прокуратуру и органы МВД для принятия соответствующих мер в рамках действующего законодательства», — прокомментировали ТАСС в учреждении.

Там добавили, что, учитывая специфику терапии, для эффективного применения норм закона в отношении ВИЧ-инфицированных детей, которые не получают лечения из-за отказа родителей, необходимо сформировать механизм принудительного исполнения решений суда об обязанности лечения. Такой механизм возможно реализовать на базе Центров СПИДа или районных поликлиник.

Главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава РФ Евгений Воронин считает, что возможность изымать детей, больных ВИЧ-инфекцией, из семей, где родители отказываются их лечить, необходимо закрепить на законодательном уровне

Он отметил, что в настоящее время Россия является единственной страной, где права родителей превалируют над правами ребенка. По его словам, во многих, в том числе западных странах, когда родители отказываются лечить ребенка, с ними пытаются разговаривать, но когда видят, что ребенку плохо, его изымают из семьи.

В пресс-службе департамента здравоохранения Тюменской области отметили, что на конференции «Женщина и ВИЧ», которая проходила этим летом в Санкт-Петербурге, представитель областного департамента выступил с докладом «Проблема ВИЧ-инфекции — взгляд организатора здравоохранения», в ходе которого был выдвинут ряд предложений по изменению федерального законодательства.

"В частности, тогда нами предлагалось законодательно установить порядок недобровольного обследования на ВИЧ детей, родители которых уклоняются от обследования детей на ВИЧ-инфекцию, установить порядок недобровольного лечения от ВИЧ-инфекции детей, родители которых уклоняются от обязанности охраны здоровья своих детей, а также ограничить право родителей на использование социального пособия, начисляемого в связи с ВИЧ-инфекцией ребенка, установив порядок строгого целевого использования пособия, так как нецелевой характер предоставляемого пособия провоцирует беременных женщин на уклонение от профилактики ВИЧ-инфекции и рождение ВИЧ-инфицированных детей с целью получения пособия", — сказала собеседница агентства.

Исследование явления

Официальной статистики о количестве СПИД-диссидентов нет. Однако в Интернете существует большое количество сайтов и форумов, где люди, считающие ВИЧ «величайшей мистификацией XX века» общаются друг с другом, дают советы, как правильно юридически отказаться от лечения, делятся своими историями. К примеру, одна из тематических групп в социальной сети Вконтакте насчитывает свыше 15 тыс. человек.

В прошлом году социологи Высшей школы экономики в Петербурге провели исследование среди участников самой многочисленной СПИД-диссидентской группы ВКонтакте, в которой на тот момент состояло около 13 тыс. человек. Исследователи пришли к выводу, что основной причиной популярности этого движения является недостаток общения между пациентом и врачом.

Пациенты, у которых обнаружена положительная реакция на ВИЧ, не всегда получают исчерпывающую информацию о болезни от врача и ищут информацию в интернете, где наталкиваются на тематические сайты, группы в социальных сетях. Там они знакомятся с такими же ВИЧ-положительными людьми, которые на своем примере объясняют им, что, несмотря на поставленный врачами диагноз, они чувствуют себя хорошо.

"Часто болезнь протекает не по шаблону, который предполагает непременное заражение партнера, увеличение вирусной нагрузки, линейное снижение иммунитета, это не соответствует стереотипу, они обращаются к врачам, но не получают адекватного объяснения", — сказал ТАСС старший научный сотрудник Международной лаборатории экономики, управления и политики в области здоровья ВШЭ Петр Мейлахс.

Принципиальная позиция или непросвещенность

В Калининградской области медики в последние годы дважды сталкивались с проблемой, когда для лечения ВИЧ-инфицированных детей приходилось прибегать к помощи надзорных органов, в частности, прокуратуры, однако эти случаи скорее можно связывать с недостаточной информированностью родителей или их необразованностью, сообщила ТАСС руководитель лечебно-диспансерного отделения областного Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями ГБУЗ «Инфекционная больница Калининградской области» Ирина Хромова.

"Это не диссидентство было, а просто низкая образованность", — сказала она. В одном случае речь идет о женщине, больной ВИЧ и воспитывающей пятерых детей, трое из которых инфицированы, во втором — о больной женщине, ждавшей ребенка, проходить лечение которой запрещал ее муж, опасаясь за здоровье ребенка".

В первом случае, как отметила Хромова, женщина то начинала, то прекращала давать детям необходимые препараты и во многом это можно объяснить тяжелой ситуацией, в которой она оказалась с пятью детьми на руках. «Пособие она получает по ВИЧ-инфекции, государство, конечно, заботится, но не все решается деньгами, иногда нужны просто лишние руки», — отметила она, добавив, что при содействии прокуратуры был решен вопрос о помещении детей (2014, 2015 и 2016 годов рождения) в стационар, где они прошли терапию и в настоящее время продолжают прием необходимых препаратов уже дома, их мать также проходит лечение, рассказала врач.

Во втором случае, новорожденному ребенку препараты родители также начали давать «для профилактики перинатального инфицирования» и медики держат ситуацию под контролем. При этом сама мать новорожденного от лечения отказывается «нам тут не может помочь ни прокуратура, никто — только здравый смысл (больной)», посетовала Хромова.

Собеседница агентства отметила, что как инфекционист считает возможной реализацию инициативы о принудительном лечении больных «если человек имеет в своем организме вирус, который передается и угрожает распространением». Она отметила, что в Швеции приняты соответствующие нормы на законодательном уровне.

При этом вопрос исполнения норм во многом зависит от самих людей, считает врач. «У нас это может пробуксовывать, так же как, например, туберкулез — закон принят, а люди не лечатся от туберкулеза», — отметила она, добавив, что ситуация может повториться и с ВИЧ. «Тут, конечно, большое значение имеет мотивация человека, популяризация здорового образа жизни, повышение уровня сознания, повышение благосостояния человека, всего, что способствует нераспространению инфекции, но это очень длительный путь», — сказала она.

Лечение — это партнерский процесс

В Кемеровской области документировано подтвержденных отказов родителей от лечения ВИЧ-инфицированных детей на данный момент не зарегистрировано. Но имеют место случаи формального выполнения врачебных назначений законными представителями ребенка: согласие на проведение терапии получено, но родители посещают врача не своевременно, допускают пропуски в приеме доз и прочее. В результате медикаментозный контроль над болезнью не достигается, формируется риск высоких летальных потерь.

Для решения этой проблемы проводится консультирование законных представителей ребенка перед назначением лечения (педиатр, психолог), работает школа пациента.

Как сообщила ТАСС директор Кемеровского областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Татьяна Булатова, специалисты центра СПИД не думают, что принудительное лечение по решению суда приводит к значимым результатам по снижению смертности.

"Лечение — это партнерский процесс. Любой человек должен иметь выбор при сохранении ответственности. В данном случае нужны судебные решения об родительской ответственности и их широкое освещение в прессе. Это необходимо для формирования у населения информационного опыта о негативных последствиях для здоровья отказа от антиретровирусной терапии", — сказала она.

Борьба с невежеством

"Только раннее просвещение и многоуровневое информирование людей о причинах инфекционных болезней (особенно включая ВИЧ-инфекцию) и их последствиях может снизить и, может быть, даже со временем и искоренить такое явление как ВИЧ-диссидентство и, что еще более важно, воинствующую безграмотность в области инфекционных болезней. Идея принудительного лечения в данном случае, на мой взгляд, даже вредна", — считает завлабораторией биотехнологии и вирусологии Новосибирского госуниверситета, бывший замдиректора государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор», член-корреспондент РАН Сергей Нетесов.

Он отметил, что по сути это не лечение, а пожизненная профилактика обострения, поэтому нельзя человека постоянно заставлять принимать таблетки. «А вот наказания ВИЧ-инфицированного за незащищенный секс, за отказ от лечения своих детей, за близкие незащищенные контакты с родственниками, за неинформирование ближайших родственников о своем статусе ВИЧ-инфицированного должны быть весьма жесткими и должны широко пропагандироваться», — отметил он.

woman.rambler.ru

Принудительного лечения ВИЧ-инфицированного ребенка добились самарские врачи

Врачи в Самаре впервые в России добились судебного решения о принудительном лечении ВИЧ-инфицированного ребенка.

«Мать ВИЧ-инфицированного малолетнего ребенка, вопреки рекомендациям врача, отказывалась от наблюдения ребенка у врачей и его лечения. Суд в Самаре по иску Минздрава и прокуратуры региона обязал мать обеспечить лечение ребенка. Это первый в России подобный случай совместной судебной победы врачей и правоохранителей», — сообщили ТАСС в пресс-службе Самарского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД.

«Все подобные ситуации с отказом от лечения заканчиваются одинаково — смертью ребенка. Если не отказываться от лечения, у ребенка есть шанс прожить нормальную продолжительную жизнь», — подчеркнули в СПИД-центре.

«К сожалению, увеличивается количество женщин, которые отказываются от наблюдения по поводу ВИЧ-инфекции и от назначения химиопрофилактики ребенку. У нас был один диагноз выставлен в 2016 году и один — уже в 2017 году. По таким ситуациям, когда мамы игнорируют интересы своего ребенка, мы подаем информацию в правоохранительные органы для привлечения [женщин] к уголовной ответственности за оставление детей в угрозе заражения», — рассказал журналистам заместитель главврача пензенского областного клинического центра специализированных видов медпомощи Сергей Олейник.

В июле этого года прокуратура Тюменской области вынесла обвинительное заключение по уголовному делу ВИЧ-диссидентки, из-за которой умерла ее дочь. Сообщалось, что ВИЧ-инфицированная мать «не лечилась сама и категорически отказывалась от лечения дочки, полагая, что ВИЧ-инфекции не существует». Впрочем, дело было прекращено в связи с примирением сторон — соглашение об этом было достигнуто с отцом ребенка, выступавшим в качестве потерпевшего.

Были прецеденты ограничения «ВИЧ-диссидентов» в родительских правах.

В 2016 году правительство утвердило Государственную стратегию противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации. В числе разнообразных мер, предусмотренных Стратегией — расширение возможности проверки на ВИЧ-инфекцию для различных групп населения; создание федерального регистра ВИЧ-инфицированных; снижение цен на антиретровирусные препараты; расширение медицинского сопровождения инфицированных, меры соцподдержки; создание системы паллиативной помощи ВИЧ-инфицированным; программы индивидуального сопровождения ВИЧ-позитивных беременных; обеспечение всех детей, зараженных вирусом, необходимой антиретровирусной терапией, и создание условий для регулярного приема ими антиретровирусных лекарственных препаратов на протяжении жизни.

План мероприятий по реализации этой стратегии предусматривает, в частности, принятие федерального закона против так называемых «ВИЧ-диссидентов» к третьему кварталу 2018 г. В документе будут предусмотрены поправки к законодательству «в части установления запрета на распространение информации, призывающей к отказу от медосвидетельствования для выявления и лечения ВИЧ, и мер ответственности за ее распространение».

«ВИЧ-диссиденты убеждают родителей, что вирус не несет никакой опасности, и тем самым делают их заложниками своих псевдонаучных представлений», — сказала ранее в интервью «Парламентской газете» одна из авторов инициативы, зампред думского Комитета по вопросам семьи Оксана Пушкина. «Если врачи убеждены в угрозе ВИЧ-инфекции, пропаганда, отрицающая ее, должна пресекаться законом. Ведь это мракобесие может стоить жизни конкретным детям», — считает она.

«ВИЧ-диссидентка» пойдет под суд после смерти дочери

Лагерь для ВИЧ-положительных подростков откроется в Сочи

www.miloserdie.ru

В Госдуме предложили ввести принудительное лечение для ВИЧ-инфицированных граждан

Алтайские депутаты внесли в Госдуму законопроект, в соответствии с которым граждане, инфицированные ВИЧ и стоящие на диспансерном учете, должны будут проходить лечение в обязательном порядке. В настоящее время лечение является добровольным.

На рассмотрение в Госдуму был внесен законопроект о принудительном лечении ВИЧ-инфицированных граждан, которые стоят на диспансерном учете. В настоящее время, согласно действующему российскому законодательству, россияне, у которых диагностировали ВИЧ, не могут принуждаться к лечению. Любые медицинские манипуляции возможны лишь с согласия пациента.

Авторы законодательной инициативы полагают, что ВИЧ-инфицированные лица должны своевременно обследоваться и получать препараты для лечения. Также, в соответствии с документом, предполагается, что в отношении граждан, злостно нарушающих санитарно-противоэпидемический режим и избегающие обследования и лечения, будут госпитализироваться в принудительном порядке.

Вероятно, столь решительные меры были предложены исходя из того, что ситуация с ВИЧ в стране продолжает усугубляться. Как заметил глава Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ академик Вадим Покровский, в настоящее время носителями инфекции являются, по официальным данным, более полутора миллионов россиян. Скончались от нее порядка 240 тысяч человек. Кроме того, в России растут темпы инфицирования ВИЧ. По словам Покровского, к борьбе с ВИЧ должны быть привлечены не только врачи-эпидемиологи, но и психологи, социологи и другие специалисты.

Ранее в СМИ появилась информация о том, что в России начал распространяться новый опасный штамм ВИЧ. Он возник на основе смешения вируса AG, занесенного выходцами из Центральной Азии со штаммом А1, наиболее распространенным на территории РФ, и является куда более серьезной угрозой, чем они.

versia.ru

ВИЧ-инфицированных предложено лечить принудительно - Парламентская газета

Коллаж: ПГ.Фото: pixabay.com

В том случае, если ВИЧ-инфицированные предоставляют опасность для окружающих, их предложено отправлять на принудительную госпитализацию по решению суда.  Соответствующий законопроект, внесённый Заксобранием Алтайского края, Госдума планирует рассмотреть 18 сентября.

Кроме того, документ наделяет руководителя медицинской организации, в которой ВИЧ-инфицированный гражданин состоит на диспансерном учёте, правом обратиться в суд с иском об обязательном обследовании и лечении этого человека.

В пояснительной записке к документу указано, что в настоящее время обязанность проходить лечение вменена больным туберкулёзом и психическими заболеваниями. Однако на ВИЧ-инфицированных подобное требование не распространяется.

В то же время Правительство предоставило на документ отрицательный отзыв. «Анализ зарубежного опыта нормативного правового регулирования вопросов диагностики и лечения ВИЧ-инфицированных свидетельствует о том, что законодательство большинства иностранных государств не содержит положений о принудительном помещении в стационар», — указано в документе.

Не поддержал инициативу и Комитет Госдумы по охране здоровью. «Социальная опасность туберкулеза значительно выше, чем ВИЧ-инфекции», — указано в заключении депутатов. Также парламентарии напомнили, что освидетельствование в медицинских организациях проводится добровольно при наличии согласия на эту процедуру со стороны пациента или  его законного представителя. По желанию гражданина добровольное медицинское освидетельствование может быть анонимным.

«Принятие законопроекта может повлечь нарушение прав ВИЧ-инфицированных лиц на анонимность  медицинского освидетельствования», — отметили представители Комитета Госдумы по охране здоровья.

www.pnp.ru

Принудительное лечение от вич – Принудительное лечение ВИЧ-инфицировнаных — Житан

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о