Содержание

Информация о применении седации для вашего ребенка

В этом материале описано, что произойдет с вашим ребенком, если ему введут успокоительное средство для проведения сканирования или другой процедуры. Также тут приведена информация о том, как ухаживать за ребенком после седации.

Седация — это процедура, при которой вашему ребенку дают лекарство, чтобы он уснул на время сканирования или проведения другого исследования. Лекарство, используемое для достижения седативного эффекта, называется успокоительным. В центре Memorial Sloan Kettering (MSK) квалифицированный медицинский сотрудник, например медсестра/медбрат-анестезиолог с сертификацией (CRNA) или анестезиолог, даст вашему ребенку успокоительное средство .

Седацию могут применять для проведения исследований методом медицинской визуализации, когда ребенку необходимо лежать и не двигаться во время сканирования. Ее также используют при проведении процедур, которые могут вызвать стресс или болезненные ощущения у ребенка, если он не спит.

Вернуться к началу

Виды успокоительных средств

Некоторые успокоительные средства вводят в кровоток ребенка. Они называются внутривенные (ВВ) успокоительные средства. Другие успокоительные средства представлены в виде газа, который ребенок вдыхает через маску, закрывающую нос и рот.

Медицинский сотрудник вашего ребенка расскажет вам о виде(-ах) успокоительных средств, которые получит ваш ребенок. В центре MSK используют такие успокоительные средства, как propofol, sevoflurane и dexmedetomidine (Precedex®).

Propofol

Propofol (пропофол) — это успокоительное средство белого цвета для внутривенного введения. Оно начинает действовать очень быстро, обычно менее чем за 1 минуту. Как правило, после завершения процедуры или сканирования ваш ребенок начнет просыпаться через 10–20 минут. Все дети просыпаются по-разному. Propofol может действовать дольше, особенно если сканирования или процедуры занимают много времени.

 

Sevoflurane

Sevoflurane (севофлуран) — это быстродействующий успокаивающий газ. Если сканирование или процедура вашего ребенка не займут много времени, и ему не понадобится использование капельницы внутривенного введения, можно использовать sevoflurane, чтобы погрузить его в сон. Если для проведения сканирования или процедуры вашему ребенку необходимо поставить ВВ-капельницу, для начала мы можем дать ему sevoflurane. Это сделает установку ВВ-капельницы проще и удобнее. Затем мы сможем использовать ВВ-капельницу для введения других успокоительных средств, лекарств или жидкостей во время или после сканирования или процедуры.

Газ sevoflurane может иметь неприятный запах, это нормально. Детям может быть страшно засыпать таким образом, и в таком случае нам понадобится ваша помощь, чтобы успокоить и подержать ребенка, пока он не заснет.

Dexmedetomidine (Precedex)

Precedex — это прозрачное успокоительное средство для внутривенного введения. Иногда его используют вместе с propofol или sevoflurane, чтобы ребенок был менее обеспокоенным или растерянным, просыпаясь после седации. Если вы знаете о том, что ваш ребенок уже просыпался в слезах, был растерян или расстроен после когда-либо перенесенной седации, сообщите об этом анестезиологу.

Вполне вероятно, что из-за Precedex ребенок будет спать дольше после сканирования или процедуры. Препарат также может замедлить пульс. Мы будем внимательно следить за пульсом вашего ребенка, чтобы убедиться в безопасности его состояния. Его пульс нормализуется, когда он проснется, и действие Precedex закончится.

Вернуться к началу

Чего стоит ожидать

Возможно, с ребенком стоит обсудить, что произойдет во время сканирования или процедуры. К примеру, вы можете сказать, что ему дадут лекарство, чтобы он немного вздремнул. Также рекомендуем заверить его в том, что вы будете рядом, пока он будет засыпать и когда проснется.

Перед тем, как ребенок заснет

Перед проведением сканирования или процедуры вашему ребенку вы встретитесь с анестезиологом. Анестезиолог ответит на ваши вопросы и расскажет, чего ожидать. Затем медсестра/медбрат-анестезиолог с сертификацией (CRNA) или анестезиолог дадут ребенку успокоительное средство.

У некоторых детей из-за успокоительного средства наблюдаются непроизвольные движения мышц или глаз при засыпании. Это нормально. Вы можете успокоить ребенка, подержав его на руках или поговорив с ним. Когда ребенок уснет, вы вернетесь в приемный покой.

Пока ребенок спит

CRNA или анестезиолог будут находиться рядом с вашим ребенком во время сканирования или процедуры. Они будут внимательно следить за его состоянием и устранять любые побочные эффекты, такие как:

  • Замедленное, поверхностное дыхание. Наиболее частый побочный эффект седации. Для улучшения самочувствия CRNA или анестезиолог могут дать ребенку вдохнуть дополнительный кислород. При необходимости они также используют кислородную подушку и маску, чтобы помочь ребенку дышать. Некоторым детям может потребоваться установка дыхательной трубки, но это случается редко.
  • Низкое артериальное давление. Некоторым детям вводят жидкости внутривенно до или во время сканирования или процедуры. Такие внутривенно вливаемые жидкости помогают предотвратить падение артериального давления до слишком низких показателей.

Пока ребенок просыпается

После сканирования или процедуры вашего ребенка переведут в палату послеоперационного наблюдения. Сотрудник центра проводит вас к нему в палату, как только ребенок проснется. В палате послеоперационного наблюдения медсестра/медбрат будет наблюдать за ним, пока не закончится действие успокоительного средства.

Как правило, действие успокоительного средства проходит примерно через 10–20 минут, но некоторые дети спят немного дольше. Это нормально. Ребенок вполне может просыпаться, а затем снова засыпать, когда ему комфортно и спокойно у вас на руках.

Обычно после успокоительного средства дети просыпаются без проблем. Некоторые дети просыпаются в слезах, раздраженными, растерянными и ведут себя необычно. Зачастую им требуется какое-то время, чтобы прийти в себя. Нам крайне редко приходится давать ребенку лекарство для устранения этого состояния. Иногда для профилактики используется препарат Precedex.

Если у ребенка возникнет тошнота (ощущение приближающейся рвоты), мы дадим ему лекарство, чтобы ему стало лучше. Для большинства успокоительных средств это редкое явление.

 

Вернуться к началу

Как ухаживать за ребенком после седации

  • Пока заканчивается действие успокоительного средства, с ребенком лучше говорить ласковым тоном или держать его за руку.
  • Ребенку можно сразу давать пить или есть, если только вы не получили иного указания (например, если у него запланировано еще одно обследование). Начните с пресных продуктов, таких как крекеры, тосты, рис или яблочное пюре. Если пресная пища не вызывает расстройства желудка, можно начинать употреблять привычную еду и напитки.
  • Если ваш ребенок принимает обезболивающие лекарства, содержащее опиоиды (например, Oxycodone®), и ранее в этот же день ему давали успокоительное средство, он может спать дольше обычного.
  • Проснувшись, ребенок может чувствовать усталость, дрожь или и то, и другое. Мы можем предоставить вам кресло-каталку, чтобы помочь вам довезти его до машины или другим способом добраться домой.
  • Дома ребенку лучше отдохнуть или заняться чем-нибудь тихим, спокойным и легким, например посмотреть телевизор. У него может кружиться голова, он может неустойчиво держаться на ногах, поэтому внимательно следите за тем, чтобы он нигде не ударился. Не позволяйте ему делать что-либо, требующее устойчивости или держать равновесие (например, кататься на велосипеде или самостоятельно ходить по лестнице), пока его состояние не нормализуется.
Вернуться к началу

Когда следует обращаться к медицинскому сотруднику своего ребенка?

Позвоните медицинскому сотруднику своего ребенка, если:

  • у ребенка началась рвота;
  • ребенок стал очень раздражительным или не может перестать плакать;
  • вы не можете разбудить ребенка;
  • у ребенка температура выше 100,4 °F (38 °C) или озноб;
  • у ребенка появилась сыпь или крапивница;
  • ребенок хрипит.

Если у ребенка возникнут проблемы с дыханием, немедленно позвоните по номеру 911.

Если у вас появились вопросы, задайте их непосредственно сотруднику вашей медицинской бригады. Если вы являетесь пациентом центра MSK, и вам нужно обратиться к медицинскому сотруднику после 17:00, в выходные или праздничные дни, позвоните по номеру 212-639-2000 и спросите дежурного врача-педиатра. Вернуться к началу

Психологи советуют студентам не злоупотреблять успокоительными на сессии

https://ria.ru/20190125/1549887574.html

Психологи советуют студентам не злоупотреблять успокоительными на сессии

Психологи советуют студентам не злоупотреблять успокоительными на сессии — РИА Новости, 03.03.2020

Психологи советуют студентам не злоупотреблять успокоительными на сессии

Студентам перед экзаменами не стоит злоупотреблять успокоительными препаратами, перед подготовкой нужно высыпаться и правильно питаться, сообщил РИА Новости. .. РИА Новости, 03.03.2020

2019-01-25T03:21

2019-01-25T03:21

2020-03-03T13:28

общество

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/realty/40762/30/407623091_0:0:2974:1674_1920x0_80_0_0_dead05d4b87418397f4ed41e919ad3c3.jpg

МОСКВА, 25 янв — РИА Новости. Студентам перед экзаменами не стоит злоупотреблять успокоительными препаратами, перед подготовкой нужно высыпаться и правильно питаться, сообщил РИА Новости заведующий отделением психотерапевтической помощи и социальной реабилитации психиатрической больницы имени Алексеева Никита Чернов.Во-вторых, по его словам, надо помнить, что для любого человека экзамены являются стрессом, который, как бы ни хотелось, придется преодолевать, и здесь помощником должна быть психика и правильно используемые стратегии совладания (преодоления). «Злоупотребляя успокоительными препаратами, мы снижаем свои возможности к самостоятельному преодолению стресса, а также в определённых случаях снижаем нашу мозговую активность, например, после приема большей, чем это необходимо, дозировки препарата», — отметил врач. Он рассказал, что первый и самый главный совет перед подготовкой к экзаменам – продолжать соблюдать режим сна и бодрствования: хороший и продолжительный сон, важно ложиться и вставать в привычное время, а также правильно питаться. Иначе студент может подойти к экзамену в истощенном состоянии, что усилит состояние тревоги и негативно скажется на результате экзамена. «Лучше подойти к экзамену в стабильном психоэмоциональном состоянии, но, возможно, с меньшим количеством знаний, нежели с истощением и чувством сильнейшей тревоги», — отметил Чернов.Психолог заявил, что из-за стресса и тревоги человек может искажать реальность в худшую сторону. «Когда испытываешь тревогу, можно говорить себе: «сейчас во мне говорит голос тревоги» или «мой мозг снова накручивает меня». Нужно уметь дистанцироваться и не сливаться с тревожными мыслями» — отметил Чернов, добавив, что нужно уметь принимать свои тревожные состояния — пытаясь избавиться от тревоги, мы можем ее усилить.Как добавил эксперт, лучший вариант избавиться от тревоги – быть готовым к тому, что рисует твое воображение, то есть принять все возможные развития событий. Если человек готов даже к возможному провалу или к неудаче, тревога уменьшается, а если не готов вынести негативный исход экзамена, то тревога только усилится. Часто стресс усиливается из-за того, что человек хочет избавиться от состояния напряжения и может идти последним на экзамен или не идти вовсе, но любое избегание еще больше усиливает тревожное состояние, добавил психолог.В России студенты отмечают свой праздник в Татьянин день — 25 января. Великомученица Татьяна считается святой покровительницей всех студентов. В этот день в 1755 году императрицей Елизаветой Петровной был подписан указ об открытии Московского государственного университета. В 2005 году Татьянин день в соответствии с указом президента РФ стал общегосударственным праздником — Днем российского студенчества.

https://ria.ru/20190117/1549487662.html

https://na.ria.ru/20190116/1549443608.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/realty/40762/30/407623091_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_05e46f5cb8473fb6eb6fac99eb7460ab.jpg

РИА Новости

[email protected]ian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, россия

МОСКВА, 25 янв — РИА Новости. Студентам перед экзаменами не стоит злоупотреблять успокоительными препаратами, перед подготовкой нужно высыпаться и правильно питаться, сообщил РИА Новости заведующий отделением психотерапевтической помощи и социальной реабилитации психиатрической больницы имени Алексеева Никита Чернов.

«Во-первых, любое успокаивающее средство можно принимать только по согласованию и с назначения лечащего врача и при наличии медицинских показаний», — сказал Чернов.

Во-вторых, по его словам, надо помнить, что для любого человека экзамены являются стрессом, который, как бы ни хотелось, придется преодолевать, и здесь помощником должна быть психика и правильно используемые стратегии совладания (преодоления). «Злоупотребляя успокоительными препаратами, мы снижаем свои возможности к самостоятельному преодолению стресса, а также в определённых случаях снижаем нашу мозговую активность, например, после приема большей, чем это необходимо, дозировки препарата», — отметил врач.

Он рассказал, что первый и самый главный совет перед подготовкой к экзаменам – продолжать соблюдать режим сна и бодрствования: хороший и продолжительный сон, важно ложиться и вставать в привычное время, а также правильно питаться. Иначе студент может подойти к экзамену в истощенном состоянии, что усилит состояние тревоги и негативно скажется на результате экзамена. «Лучше подойти к экзамену в стабильном психоэмоциональном состоянии, но, возможно, с меньшим количеством знаний, нежели с истощением и чувством сильнейшей тревоги», — отметил Чернов.

17 января 2019, 13:41

Минобрнауки рассказало о вузах, которые уже используют электронные зачетки

Психолог заявил, что из-за стресса и тревоги человек может искажать реальность в худшую сторону. «Когда испытываешь тревогу, можно говорить себе: «сейчас во мне говорит голос тревоги» или «мой мозг снова накручивает меня». Нужно уметь дистанцироваться и не сливаться с тревожными мыслями» — отметил Чернов, добавив, что нужно уметь принимать свои тревожные состояния — пытаясь избавиться от тревоги, мы можем ее усилить.

Как добавил эксперт, лучший вариант избавиться от тревоги – быть готовым к тому, что рисует твое воображение, то есть принять все возможные развития событий. Если человек готов даже к возможному провалу или к неудаче, тревога уменьшается, а если не готов вынести негативный исход экзамена, то тревога только усилится. Часто стресс усиливается из-за того, что человек хочет избавиться от состояния напряжения и может идти последним на экзамен или не идти вовсе, но любое избегание еще больше усиливает тревожное состояние, добавил психолог.

16 января 2019, 16:04

В Минобрнауки рассказали, на что влияет участие вузов в мировых рейтингах

«Те люди, которые толерантны к дискомфорту, с готовностью и принятием относятся к болезненным переживаниям, могут значительно быстрее достигать поставленных целей, так как неприятные переживания не блокируют у таких людей возможности к действиям. То есть дискомфорт есть, но человек делает то, что ему важно. Даже если ты волнуешься перед экзаменом, просто иди и сдавай, несмотря ни на что. Пусть тревога будет, но она может не только парализовать, но и стимулировать человека к активности», — добавил Чернов.

В России студенты отмечают свой праздник в Татьянин день — 25 января. Великомученица Татьяна считается святой покровительницей всех студентов. В этот день в 1755 году императрицей Елизаветой Петровной был подписан указ об открытии Московского государственного университета. В 2005 году Татьянин день в соответствии с указом президента РФ стал общегосударственным праздником — Днем российского студенчества.

Успокоительное средство — выбираем правильно!

Подробности
Автор: ЛДЦ Нейрон
Опубликовано: 08 Ноябрь 2015

На сегодняшний день успокоительные препараты являются довольно результативным выходом из многих жизненных ситуаций, которые обуславливают перенапряжение центральной нервной системы и депрессивное состояние.

Существенную роль в востребованности данных средств играет большой ассортимент и относительная доступность при покупке в аптеках без наличия рецепта.  Многие отправляются в аптеку, приобретают успокоительное средство, принимают в соответствии с предписаниями в аннотации и ждут, когда же их проблемы решатся. Если же результат не достигается, тогда снова отправляются к провизору и просят порекомендовать другое, более эффективное средство. В итоге — замкнутый круг.

 

Успокоительные средства во все времена

Современные люди практически не дают себе шанс овладеть спокойствием самостоятельно, расслабиться, снизить раздражительность, поднять настроение, привести в норму сон. На нашу жизнь оказывают чрезмерное влияние эмоции.  Многие согласятся, что когда на душе спокойно и легко, кажется, что все решаемо. Когда совершенно нет настроения, все идет наперекосяк.  Безусловно, своего рода успокоительные препараты существовали во все времена: жители Древней Греции использовали вино, в XIX веке у французов в качестве успокоительного выступал абсент, а славяне поднимали настроение пивом и медовухой. 

Изучив исторические сведения, можно найти большое количество натуральных похожих препаратов, которые были доступны без рецепта специалиста. Однако  эффективность таких средств, что в те времена, что и сегодня, находится под сомнением: и побочных эффектов много, и причина плохого настроения не устраняется. Поэтому, если рассматривать этот вопрос серьезно, решив избавиться от стресса и беспокойности медицинскими средствами, отдавайте предпочтение препаратам, которые содержат в своем составе компоненты растительного происхождения.  И перед покупкой обязательно обсудите это средство с врачом.

Какие успокоительные средства бывают?

Успокоительные препараты представляют собой разнородную группу лекарственных средств, которые влияют на активность нервной системы.

Специалисты подразделяют эти препараты по их действию на четыре группы:

  1. седативные средства — стандартные успокоительные препараты, которые производятся на основе растительных компонентов или же включают в свой состав бром.  Самыми распространенными седативными средствами являются настои пустырника и валерианы, а также другие комбинированные средства на растительной основе;
  2. транквилизаторы или анксиолитики — категория психотропных медицинских препаратов, которые назначаются для угнетения тревоги, перенапряжения, паники и других расстройств со стороны психики;
  3. нейролептики — весьма сильные средства с насыщенным эффектом успокоения, которые используются в практике психиатров;
  4. нормотимические препараты  представляют собой психотропные средства, применяющиеся для поддержания хорошего настроения у людей с психическими заболеваниями.

Наиболее востребованными и безопасными считаются седативные препараты. Однако правильное успокоительное средство может подобрать только специалист. Ни в коем случае не занимайтесь самолечением, чтобы не усугубить ситуацию!

Механизм действия успокоительных средств

Несомненным плюсом успокоительных препаратов является способность уменьшить нервное напряжение, снизить вероятность возникновения осложнений, обусловленных стрессом. Однако, несмотря на это, и у этих средств, как и у многих других лекарств, имеются недостатки.

Зачастую эти препараты влекут за собой привыкание, в результате чего человек испытывает потребность в более сильных средствах. В дальнейшем это обуславливает формирование психологической зависимости: при любых жизненных проблемах человек начинает принимать эти препараты, надеясь на их «волшебный эффект». Помимо этого многие успокаивающие средства обладают побочным действием, по этой причине необходимо всегда советоваться с врачом перед их применением.  

Важно! Не назначайте препараты себе самостоятельно, обязательно обратитесь к Вашему лечащему врачу и получите рекомендации о лучшем препарате подходящем именно Вам.

Берегите себя и будьте здоровы!

лдц «Нейрон»

Добавить комментарий

Депздрав не рекомендует выпускникам принимать успокоительные перед ЕГЭ

Специалисты московского департамента здравоохранения считают, что во избежание снижения внимания и работоспособности или аллергических реакций выпускникам не стоит принимать успокоительные, например, валерианку, чтобы избавится от тревоги перед экзаменами, так как волнение — это нормальная реакция психики на стресс. Об этом Агентству городских новостей «Москва» сообщил заведующий отделением психотерапевтической помощи и социальной реабилитации клинической психиатрической больницы им. Н.Алексеева столичного департамента здравоохранения Никита Чернов.

«Принимать лекарства, даже такие вроде бы безобидные, как валерианка, без советов с врачом, не стоит не только перед экзаменом, но и в других ситуациях. Вы не знаете, как этот препарат подействует на ваш организм, и совершенно не исключена ситуация, что вы настолько успокоитесь, что ваше внимание и работоспособность существенно снизятся или у вас вдруг обнаружится аллергия. Можно попробовать освоить заранее немедикаментозные способы регуляции эмоционального состояния — прежде всего различные дыхательные практики и методы работы с вниманием. Если все же вы считаете, что без медикаментозной поддержки не обойтись, посоветуйтесь с врачом», — сказал Н.Чернов.

По его словам, тревога и напряжение — это нормальная реакция психики на стрессовую ситуацию, и не нужно пытаться избавится от них любой ценой.

«Тревога и напряжение являются нормальными реакциями психики на стрессовую ситуацию, позволяющими активизировать ресурсы организма для ее преодоления. Поэтому важно не пытаться от них избавиться любой ценой. Скорее всего, это не получится, и, более того, сама попытка избавиться от тревоги приведет к ее усилению. И чем больше вы будете пытаться от нее избавиться, тем больше сил и внимания вы будете на это тратить вместо того, чтобы направить их на решение экзаменационных задач», — добавил Н. Чернов.

В то же время, если начала развиваться бессонница, панические атаки или депрессия, то это уже выходит за рамки нормального реагирования на стрессовую ситуацию. «Самостоятельно справиться с этими состояниями не получится. Здесь уже нужна помощь специалистов — врачей и психологов», — отметил Н.Чернов.

Источник – АГН Москва

Процедурная седация | Медицина Джона Хопкинса

Что такое процедурная седация?

Процедурная седация — это медицинский метод. Используется для успокоения человека перед процедурой. Это включает в себя предоставление вам седативных или болеутоляющих таблеток. Эти препараты облегчают дискомфорт, боль и тревогу. Обычно их вводят через капельницу на руке. Или вы можете проглотить или вдохнуть их.

Пока вы находитесь под седацией этого типа, вам будет назначена процедура. Ваша медицинская бригада будет внимательно наблюдать за вашим сердцем и дыханием.Скорее всего, вы будете бодрствовать все это время. Но потом вы можете ничего не помнить.

Уровень седации может варьироваться. Он может варьироваться от минимального до довольно глубокого. Люди, которым нужно совсем немного, могут нормально реагировать на вопросы и просьбы. Если вы подвергаетесь более глубокому седации, вам может потребоваться некоторая стимуляция, чтобы отреагировать. Вас не погружают в глубокий сон. Это называется общая анестезия.

Зачем мне может понадобиться процедурная седация?

Техника используется для множества процедур.Цель состоит в том, чтобы уменьшить боль, беспокойство и неприятные воспоминания о процедуре. Это также может сделать процедуру более эффективной. Например, чувство расслабления может облегчить вправление сломанной кости.

Процедурная седация используется только для коротких и простых процедур. Он не используется для сложных операций. Некоторые процедуры, в которых используется этот тип седации, включают:

  • Вправление костей или суставов для фиксации сломанной кости или вывиха сустава
  • Биопсия молочной железы для оценки опухоли в молочной железе
  • Бронхоскопия для оценки состояния легких
  • Стоматологическая хирургия
  • Электрика кардиоверсия для восстановления нормального сердечного ритма
  • Эндоскопия при желудочно-кишечных заболеваниях
  • Люмбальная пункция для выявления неврологических заболеваний
  • Малая хирургия стопы или кожи

Каковы риски процедурной седации?

Процедурная седация — довольно безопасная практика. Ваши собственные риски могут несколько отличаться. Они основаны на вашем возрасте и любых других заболеваниях, которые у вас могут быть. Они также зависят от типа седации, которую вам дают.

Некоторые возможные побочные эффекты:

  • Изменения частоты сердечных сокращений и артериального давления (редко)
  • Снижение частоты дыхания
  • Головная боль
  • Вдыхание содержимого желудка в легкие (редко)
  • Тошнота18 Неприятные ощущения 718 Рвота 900 память об опыте

Побочные эффекты обычно несерьезны.Они, как правило, исчезают вскоре после процедуры. Ваша медицинская бригада также может предотвратить многие из них, внимательно наблюдая за вами во время процедуры.

Как подготовиться к процедурной седации?

Вам расскажут, как подготовиться к процедуре. Заранее сообщите своему лечащему врачу следующую информацию:

  • Вашу историю болезни
  • Любые прошлые проблемы с седацией или анестезией
  • Любые недавние симптомы, такие как внезапная лихорадка
  • Любые лекарства, которые вы принимаете, в том числе сверх- противозачаточные препараты, такие как аспирин

При необходимости вам следует бросить курить перед процедурой. Это поможет снизить вероятность возникновения проблем. Вы также не должны ничего есть или пить после полуночи перед запланированной процедурой. Иногда седация все же используется в экстренных случаях, даже если человек недавно ел. Вам также нужно договориться о том, чтобы кто-то отвез вас домой позже.

В некоторых случаях вам могут потребоваться другие тесты для проверки вашего здоровья перед процедурой. Сюда могут входить:

  • Базовый анализ крови для проверки на анемию и инфекцию
  • Рентген грудной клетки для осмотра сердца и легких
  • ЭКГ или ЭКГ для проверки сердечного ритма

Что происходит во время процедурной седации?

Спросите своего поставщика медицинских услуг о том, чего ожидать, когда вы принимаете успокоительное.Его будут выполнять только те, кто специально обучен технике. Вы можете пройти процедуру в больнице или в амбулаторном хирургическом учреждении.

В целом вы можете ожидать следующее:

  • Вам будут вводить лекарство через капельницу (часто через вену на руке). Или вы можете получить выстрел. Лекарство также можно вводить внутрь или вдыхать.
  • Если вы получаете лекарство внутривенно, вы можете очень быстро почувствовать эффект.
  • Вы должны почувствовать расслабление и сонливость.
  • Ваше дыхание и кровяное давление могут немного снизиться. Но вам не нужна помощь с дыханием. Вы можете получить немного дополнительного кислорода через маску.
  • Во время процедуры за вашим пульсом, дыханием и артериальным давлением будут внимательно следить.
  • Вероятно, вы будете бодрствовать все это время. Если вы заснете, вас будет легко разбудить, если это необходимо. Вы должны чувствовать небольшую боль или не чувствовать ее вовсе.
  • Когда ваша процедура закончится, лекарство будет остановлено.Вы должны довольно быстро вернуться в нормальное сознание.

Что происходит после процедурной седации?

Возможно, вы плохо помните эту процедуру. А может быть, вы вообще его не помните. После этого вы, вероятно, некоторое время будете сонным. Когда вы вернетесь в полное сознание, за вами будут пристально наблюдать.

Вы сможете вернуться домой через час или два после процедуры. Планируйте, чтобы кто-нибудь остался с вами хотя бы на несколько часов. В зависимости от причины вашей седации вы можете получить больше указаний.Например, вам может потребоваться приподнять область хирургического разреза.

Побочные эффекты, такие как головная боль и тошнота, часто быстро проходят. Но сообщите своему врачу, если они сохраняются. В зависимости от типа перенесенной процедуры вам может потребоваться принять обезболивающее.

Обычно вскоре после процедуры вы можете вернуться к обычному питанию и большей части своей обычной деятельности. Но не садитесь за руль и не принимайте важных решений в течение как минимум 24 часов. Обязательно соблюдайте все инструкции по уходу.Также принимайте любые лекарства по назначению. В зависимости от вашей процедуры вам может потребоваться больше процедур или последующих процедур.

Следующие шаги

Прежде чем согласиться на тест или процедуру, убедитесь, что вы знаете:

  • Название теста или процедуры
  • Причина, по которой вы проходите тест или процедуру
  • Каких результатов ожидать и каковы они означает
  • Риски и преимущества теста или процедуры
  • Каковы возможные побочные эффекты или осложнения
  • Когда и где вы должны пройти тест или процедуру
  • Кто будет проводить тест или процедуру и какова квалификация этого человека
  • Что произойдет, если вы не пройдете тест или процедуру
  • Любые альтернативные тесты или процедуры, о которых следует подумать
  • Когда и как вы получите результаты
  • Кому звонить после теста или процедуры, если у вас возникнут вопросы или проблемы
  • Сколько вам придется заплатить за тест или процедуру

Успокоительные средства — обзор | ScienceDirect Topics

СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ФИЗИОЛОГИИ

Многие препараты, используемые в анестезиологической практике, включая седативные средства, оказывают свое действие посредством модификации химической передачи в ЦНС. Центральные синаптические механизмы в основном сходны с таковыми на периферии; однако сложность межнейронных связей в головном мозге значительно затрудняет прогнозирование эффектов лекарств. Большое количество нейротрансмиттеров было определено в CNS, в том числе:

глютамат

γ-аминобутированная кислота (GABA)

глицин

Нордреналин (NOREPINECHRINE)

Дофамин

5-гидрокситриптамина

Acetylcholine

гистамин.

Глутамат, ГАМК и глицин

Глутамат, ГАМК и глицин являются медиаторами аминокислот. Глутамат является основным медиатором возбуждающих аминокислот в ЦНС. Он действует на четыре основных типа рецепторов: NMDA, AMPA, каинатные и метаботропные рецепторы. NMDA и метаботропные рецепторы участвуют в развитии адаптивных реакций, которые модулируют синаптическую передачу, известных под общим названием синаптическая пластичность. Эти реакции играют роль как в физиологических (т.г. обучение) и патологические процессы (например, облегчение центральной ноцицептивной передачи при хронических болевых состояниях). Диссоциативный анестетик кетамин блокирует канал, связанный с рецептором NMDA (см. стр. 104).

Основным тормозным нейротрансмиттером в ЦНС является ГАМК. Существует два типа ГАМК-рецепторов: ГАМК A и ГАМК B . Бензодиазепины обязаны своим седативным действием облегчению этого тормозного нейротрансмиттера, связывающегося с дискретным участком на рецепторе GABA A .

Глицин в основном является тормозным медиатором, обнаруженным в сером веществе спинного мозга. Однако он также является коагонистом рецепторов NMDA и в этом контексте может считаться возбуждающим.

Норадреналин (норэпинефрин)

Норадренергическая передача в ЦНС, по-видимому, важна для контроля бдительности и настроения, а также для регуляции артериального давления. Как и на периферии, адренорецепторы распознаются и далее делятся на подтипы, т. е. α 1 , α 2 , β 1 , β 2 и β 3 .В то время как норадреналин (норэпинефрин), по-видимому, оказывает ингибирующее действие на отдельные клетки головного мозга, опосредованное главным образом через β-рецепторы, возбуждающие эффекты могут также наблюдаться как на α-, так и на β-рецепторах. Агонисты α 2 -адренорецепторов своим седативным действием обязаны влиянию на центральную норадренергическую передачу.

Дофамин

Дофамин, предшественник норадреналина (норэпинефрина), играет роль в контроле движений и аспектах поведения. Существует два семейства дофаминовых рецепторов: D 1 и D 2 .Группа D 2 представляется более важной в ЦНС и включает рецепторы D 2 , D 3 и D 4 . Группа D 1 подразделяется на рецепторы D 1 и D 5 . Седативное действие фенотиазинов и бутирофенонов было приписано антагонизму допамина, прежде всего в отношении семейства рецепторов D 2 . Поскольку дофаминергические нейроны также участвуют в возникновении тошноты и рвоты, эти препараты обладают дополнительной противорвотной активностью.

5-гидрокситриптамин

Различные функции приписываются 5-гидрокситриптамину (5-HT). К ним относятся регуляция сенсорных путей и контроль настроения, бодрствования, пищевого поведения и рвоты. Было идентифицировано одинаково большое количество типов и подтипов рецепторов, хотя рецепторы, принадлежащие к группам 5-HT 1 , 5-HT 2 и 5-HT 3 , вероятно, являются наиболее важными в ЦНС. Хотя ни одно из ветеринарных седативных средств не воздействует главным образом на пути 5-НТ, фенотиазины и бутирофеноны обладают умеренным эффектом блокирования 5-НТ.

Ацетилхолин

Функции, связанные с ацетилхолином в ЦНС, включают возбуждение, обучение, память и двигательный контроль. Мускариновые рецепторы, по-видимому, более важны, хотя присутствуют и никотиновые рецепторы. Эффекты ацетилхолина в основном возбуждающие, хотя может наблюдаться ингибирование некоторых центральных мускариновых рецепторов.

Гистамин

В головном мозге описаны гистаминергические пути, и были идентифицированы рецепторы H 1 , H 2 и H 3 .Центральные функции гистамина плохо изучены, хотя его участие в контроле бодрствования представляется вероятным, поскольку антагонисты H 1 -рецепторов вызывают седативный эффект в качестве побочного эффекта. Фенотиазины обладают различной блокирующей активностью H 1 -рецепторов.

Влияние седации на восприятие боли

Задний план: Седация или анестезия используются для облегчения многих случаев примерно 45 миллионов диагностических и терапевтических медицинских процедур в Соединенных Штатах.Доклинические исследования привлекли внимание к возможности того, что седативно-снотворные препараты могут усиливать восприятие боли, но остается неясным, верно ли это наблюдение для людей и являются ли эффекты модуляции боли специфическими для агента или характерными для внутривенной седации в целом.

Методы: Для изучения этого важного клинического вопроса авторы набрали 86 здоровых добровольцев и рандомизировали их для приема одного из трех седативных препаратов: мидазолама, пропофола или дексмедетомидина.Авторы попросили участников оценить свою боль в ответ на четыре экспериментальных задания на боль (например, холод, тепло, ишемическая или электрическая боль) до и во время умеренной седации.

Результаты: Мидазолам значительно усиливал восприятие холода, тепла и электрической боли (изменение по 10-балльной шкале оценки боли, 0,82 ± 0,29, среднее значение ± стандартная ошибка среднего). Пропофол уменьшал ишемическую боль, а дексмедетомидин значительно уменьшал как холодовую, так и ишемическую боль (-1.58 ± 0,28, среднее значение ± стандартная ошибка среднего). Авторы наблюдали взаимосвязь между полом и расой для дексмедетомидина. В дополнение к этим специфическим для препарата эффектам авторы наблюдали влияние пола на восприятие боли; испытуемые женского пола оценивали идентичные экспериментальные болевые стимулы выше, чем испытуемые мужского пола. Авторы также отметили эффекты взаимодействия дексмедетомидина с расой и наркотиками, при этом более высокие дозы препарата необходимы для седативного эффекта у представителей европеоидной расы по сравнению с афроамериканцами.

Выводы: Результаты исследования авторов обращают внимание на тот факт, что внутривенное введение седативных средств может усиливать восприятие боли.Влияние седации на восприятие боли зависит от агента и типа боли. Знание этих эффектов обеспечивает рациональную основу для анальгезии и седации для облегчения медицинских процедур.

Седация внутривенно: определение и эффекты

Седация                                                                           

Сегодня у врачей есть множество способов обеспечить своим пациентам максимальный комфорт во время операций или процедур диагностики заболеваний. Один из распространенных видов контроля боли называется седацией, которая расслабляет вас и иногда заставляет вас заснуть. Седация, также известная как контролируемая анестезия, седация в сознании или седация в сумерках, обычно используется для небольших операций или для более коротких и менее сложных процедур, когда инъекции местного анестетика недостаточно, но более глубокая общая анестезия не требуется. Эти процедуры могут включать в себя некоторые виды биопсии или использование эндоскопа для осмотра горла или толстой кишки с целью выявления и лечения таких заболеваний, как рак.

Анальгетик — это лекарство, используемое для достижения обезболивания или облегчения боли, и часто в сочетании с седативным средством. Процедуры с использованием седативных средств и анальгетиков могут выполняться в больнице или в амбулаторных условиях, например, в хирургическом центре того же дня, в кабинете вашего врача или в кабинете стоматолога.

Как действуют седация и обезболивание?

Седация и анальгетики обычно вводятся через внутривенное введение в вену. В зависимости от процедуры уровень седации может варьироваться от минимального (вы почувствуете сонливость, но сможете говорить) до глубокого (вы, вероятно, не запомните процедуру).Умеренная или глубокая седация может замедлить ваше дыхание, а в некоторых случаях вам может быть назначен кислород. Анальгезия также может способствовать сонливости. Но даже при глубокой седации вы не будете без сознания, как при общей анестезии.

Даже при глубокой седации вы не потеряете сознание, как при общей анестезии.

Большинство пациентов быстро просыпаются после завершения процедуры и прекращения приема лекарств. Возможные побочные эффекты включают головную боль, тошноту и сонливость, но вы, вероятно, испытаете меньше эффектов, чем при общей анестезии, и вы, вероятно, быстрее поправитесь и скорее отправитесь домой.

Иногда внутривенное введение седативных препаратов и анальгетиков комбинируют с другими видами обезболивания, такими как местная анестезия, которая включает одну или несколько инъекций для обезболивания небольшого участка тела, или регионарная анестезия, которая вызывает онемение большей части тела, например как от талии вниз.

Какие существуют уровни седации?

Уровень седации, которую испытывает пациент, зависит от нескольких факторов, в том числе от типа проводимой процедуры и реакции организма на анестезию.Ваш возраст, состояние здоровья и привычки в отношении здоровья также могут повлиять на тип анестезии, которую вы получите. Независимо от уровня седации важно, чтобы врач-анестезиолог участвовал в проведении анестезии. Врач-анестезиолог — это врач, который специализируется на анестезии, обезболивании и реаниматологии.

Основные уровни седации:

  • Минимальная – Минимальная седация поможет вам расслабиться, но, скорее всего, вы проснетесь.Вы поймете вопросы, которые задает ваш врач, и сможете ответить, а также следовать указаниям. Этот уровень седации обычно используется, когда вашему врачу нужно, чтобы вы участвовали в процедуре.
  • Умеренная – Вы почувствуете сонливость и даже можете заснуть во время процедуры. Вы можете или не можете помнить некоторые процедуры.
  • Deep – На самом деле вы не будете без сознания, но вы будете спать во время процедуры и, вероятно, почти ничего не вспомните о ней.

 

 

Врачи-анестезиологи являются высококвалифицированными медицинскими специалистами. «Как врач-анестезиолог, мы обладаем достаточной подготовкой и опытом, чтобы иметь возможность реагировать и спасать жизнь». – Соня Пиз, MD

Обновление седации в отделении интенсивной терапии — клиника Майо

03 апреля 2020 г.

Состояние фармакологической седации в отделении интенсивной терапии постоянно меняется. Традиционно пациентов, которые находились на искусственной вентиляции легких в отделении интенсивной терапии, глубоко успокаивали с помощью непрерывных инфузий депрессантов, чтобы максимизировать синхронность вентилятора и уменьшить дискомфорт, который может возникнуть во время критического состояния. «Эта условность употребления тяжелых депрессантов способствовала возникновению рефлекса, знакомого многим реаниматологам», — говорит Данте Н. Скьяво, доктор медицинских наук, пульмонология и реанимация в клинике Майо в Рочестере, Миннесота. «После интубации пациента в отделении интенсивной терапии медицинская бригада может спросить: «Что мы собираемся использовать для успокоения?»

Данные начала этого века свидетельствуют о том, что непрерывные инфузии седативных препаратов были связаны с худшими клиническими исходами и более неблагоприятными эффектами по сравнению с прерывистым введением.

Другой практикой седации в отделении интенсивной терапии, разработанной в этом столетии, было ежедневное прерывание седации (DSI), или «сеансовые каникулы», поскольку данные свидетельствуют о том, что использование DSI улучшало результаты и дополнительно уменьшало неблагоприятные эффекты депрессантов.

Последующие данные о DSI у пациентов, уже получавших алгоритмы седации (в отличие от непрерывных инфузий) с частыми встроенными оценками необходимости, не продемонстрировали надежных результатов в поддержку DSI . Как сообщалось в Critical Care в 2016 году, прямое исследование DSI по сравнению с алгоритмами седации было даже остановлено досрочно из-за худших результатов в группе DSI . «Эти данные свидетельствуют о том, что наиболее важным является некий обязательный инструмент для частой оценки необходимости седации, в отличие от самого DSI », — говорит доктор Скьяво.

Уменьшению энтузиазма в отношении агрессивного использования седативных препаратов в отделении интенсивной терапии также способствует исследование, опубликованное в 2020 году в The New England Journal of Medicine, в котором изучалась стратегия отсутствия запланированной седации по сравнению со стратегией легкой седации.В этом хорошо спланированном многоцентровом рандомизированном клиническом исследовании 710 взрослых пациентов в отделениях интенсивной терапии, которые не страдали тяжелой гипоксемией и должны были получать искусственную вентиляцию легких в течение более 24 часов, были рандомизированы в стратегии отсутствия седации или легкой седации, определяемой как стремление к оценка Ричмондской шкалы возбуждения и седативного эффекта (RASS) от -2 до -3.

Рука для легкой седации содержала многие принципы седации в отделении интенсивной терапии, извлеченные из данных за предыдущие 20 лет:

  • Пациенты не получали глубокой седации.
  • DSI .
  • Соблюдался протокол использования и возобновления седативных средств после DSI .

Обе группы были хорошо сбалансированы, за исключением более высокого балла II оценки острого состояния физиологии и хронического состояния здоровья (APACHE), указывающего на более высокую прогнозируемую смертность в группе без седативного действия, и обеим группам пациентов были разрешены опиоидные наркотики для обезболивания. Между группами не было существенной разницы в смертности, продолжительности пребывания в больнице или отделении интенсивной терапии, количестве дней без ИВЛ или острой почечной недостаточности.

Д-р Скьяво заключает: «В клинике Майо набор заказов на искусственную вентиляцию легких больше не включает обязательное использование седативных препаратов. Когда требуется фармакологическая седация, стандартом является легкая седация с протоколируемой целью RASS оценка от 0 до -2 с DSI или документация о том, почему от этого отказались. тип дискомфорта, а не рутинная терапия в отделении интенсивной терапии.

«Кроме того, проводимое в настоящее время клиническое исследование изучает, влияет ли стратегия контролируемого пациентом SAA по сравнению с обычной протоколизированной SAA на краткосрочные (тревога, делирий, продолжительность искусственной вентиляции легких) и долгосрочные (функциональное состояние, психологическое благополучие, качество жизни, связанное со здоровьем). должно быть «Только то, что нужно пациенту», а для некоторых пациентов это может быть вообще ничем.»

Для получения дополнительной информации

de Wit M, et al. Рандомизированное исследование, сравнивающее ежедневное прерывание седации и алгоритм седации, осуществляемый медсестрой, у пациентов отделения интенсивной терапии. Критическая помощь. 2008;12:R70.

Олсен ХТ и др. Отсутствие седации или легкая седация у пациентов в критическом состоянии, находящихся на искусственной вентиляции легких. Медицинский журнал Новой Англии, 2020. В печати.

Клиника Мэйо. Самостоятельное управление седативной терапией вентилируемыми пациентами.Клинические испытания.gov.

Седация и параличОбсуждение | Респираторная помощь

Abstract

Седация почти повсеместно используется при лечении пациентов в критическом состоянии, особенно у тех, кому требуется искусственная вентиляция легких или другие спасающие жизнь инвазивные процедуры. В этом обзоре основное внимание будет уделено стратегиям седации у пациентов в критическом состоянии и фармакологии широко используемых седативных средств. Будет изучена роль нервно-мышечных блокаторов в отделении интенсивной терапии, а также рассмотрена фармакология обычно используемых агентов. Наконец, будет предложена стратегия рационального использования этих седативных средств и миорелаксантов у пациентов в критическом состоянии.

Введение

Седация почти повсеместно используется при лечении пациентов в критическом состоянии, особенно у тех, кому требуется искусственная вентиляция легких или другие жизненно важные инвазивные процедуры. 1–4 Тревога может возникать либо в результате заболеваний, приведших к госпитализации в отделение интенсивной терапии, либо в результате вмешательств, проводимых в отделении интенсивной терапии, включая инвазивные и неинвазивные процедуры, неподвижность и обычный уход, например, повороты.Кроме того, тревожность может развиться в результате боли, незнакомой обстановки, потери самоконтроля, неспособности общаться, нарушения сна или изоляции. 5 Как боль, так и тревога могут вызывать неблагоприятные физиологические последствия, включая повышение симпатического тонуса, воспалительную реакцию, каскад коагуляции и потребление кислорода, 3,4 , что может способствовать ишемии органов, полиорганной недостаточности и смерти. Седативные средства и анальгетики, используемые для облегчения беспокойства и боли, были связаны с рядом вредных эффектов у пациентов в критическом состоянии, включая повышенный риск внутрибольничной инфекции, 6 Слабость, приобретенная в отделении интенсивной терапии 7 , и бред, 7–9 все из которых являются факторами риска ухудшения исхода.Влияние седации на нейропсихологические исходы изучалось несколькими группами. 10–13 На основании этих исследований получены противоречивые данные о том, влияет ли глубина седации на долгосрочные нейропсихологические исходы. В отделениях интенсивной терапии используются нейромышечные блокаторы (НМБА) для улучшения синхронизации пациента и вентилятора, улучшения газообмена и снижения риска баротравмы. Их также можно использовать для снижения потребления кислорода мышцами, для предотвращения нежелательных движений у пациентов с повышенным внутричерепным давлением и для облегчения лечения острых неврологических состояний, таких как столбняк. Тем не менее, NMBA также связаны с потенциальными побочными эффектами, включая реакции гиперчувствительности и слабость, приобретенную в отделении интенсивной терапии. В этом обзоре основное внимание будет уделено стратегиям седации у пациентов в критическом состоянии и обзору фармакологии широко используемых седативных средств. Будет изучена роль НМБА в ОИТ и предложен алгоритм рационального использования этих агентов.

Протоколизированные алгоритмы седации

Целью протоколированных алгоритмов седации является продвижение доказательной помощи, сокращение различий в клинической практике и систематическое снижение вероятности чрезмерной и/или длительной седации.Эти протоколы обычно состоят из: установления целей обезболивания и седации для отдельного пациента; оценка боли и седации с помощью соответствующих инструментов и частоты; и вмешательство для достижения целей в условиях междисциплинарной помощи. 1–4 Исследования применения протоколов седации «до и после» показали ряд преимуществ, в том числе сокращение приема анальгетиков и седативных средств, 14–16 продолжительность ИВЛ, 14,16–18 делирий, 15 частота внутрибольничной инфекции, 16 ОИТ и пребывание в стационаре, 14,18,19 и улучшение функционального состояния после выписки из стационара. 14 Однако не было показано, что внедрение этих протоколов связано со значительным снижением уровня смертности. 14,16–18 В недавнем систематическом обзоре 20 по этой теме Джексон и соавт. пришли к выводу, что применение протоколов управления седацией у пациентов в критическом состоянии тесно связано с уменьшением продолжительности искусственной вентиляции легких, пребыванием в отделении интенсивной терапии и , вероятно, заболеваемость вентилятор-ассоциированной пневмонией, без увеличения нежелательных явлений.Mehta и соавт. недавно опубликовали результаты рандомизированного контролируемого исследования, в котором изучалось, уменьшает ли ежедневное прерывание седации время до экстубации у пациентов, находящихся на искусственной вентиляции легких. 21 Эти авторы сообщили, что у пациентов, которым вводили бензодиазепины и опиоиды под седацию, прекращение седации не изменило ни время искусственной вентиляции легких, ни время до выписки из отделения интенсивной терапии.

Мониторинг седации у пациентов в критическом состоянии

Перед введением седативных средств тяжелобольным пациентам необходимо обеспечить адекватный контроль боли. 1–4 Самоотчет пациента о боли считается стандартом для оценки боли 1,2,22,23 ; однако использование инструментов самоотчета ограничено у пациентов в критическом состоянии, находящихся на искусственной вентиляции легких, особенно у пациентов, получающих глубокую седацию или паралич. У таких пациентов оценка боли посредством субъективного наблюдения за поведением, связанным с болью (например, движением, выражением лица и позой) и физиологическими параметрами (например, частотой сердечных сокращений, артериальным давлением и частотой дыхания), а также изменением в этих параметрах после обезболивающей терапии, рекомендуется. 1,23 Шкалы боли, утвержденные для использования у пациентов, находящихся на искусственной вентиляции легких, включают Шкалу поведенческой боли, 24 Шкалу невербальной боли, 25 и Инструмент наблюдения за болью в реанимации. 26 Важно отметить, что ни одна из этих шкал не была валидирована у пациентов с глубокой седацией. 1

Существует ряд шкал для оценки седации у пациентов в критическом состоянии, но настоящего золотого стандарта не существует. 1 В идеале шкала должна быть как надежной, обеспечивая согласованную оценку уровня седации при использовании разными лицами, осуществляющими уход, так и достоверной, обеспечивая хорошую корреляцию с истинным уровнем седации пациентов.Ричмондская шкала возбуждения-седации (RASS) наиболее широко валидирована у пациентов в критическом состоянии и, соответственно, наиболее широко используется в отделении интенсивной терапии. 2,4,22,23 Другие инструменты пытаются объективно оценить глубину седации на основе мониторинга церебральной функции или, в частности, электроэнцефалографии. Биспектральный индекс является наиболее широко изучаемым монитором обработанной электроэнцефалографии для оценки глубины анестезии у пациентов, подвергающихся хирургическим вмешательствам, и для седации в отделениях интенсивной терапии. Вкратце, биспектральный индекс обрабатывает необработанный сигнал электроэнцефалографии, полученный от датчика в области односторонней префронтальной доли, и затем отображает число в диапазоне от 0 до 100, где 0 означает «отсутствие активности коры», а 100 — «полное бодрствование». ». 22 У пациентов в критическом состоянии, находящихся на искусственной вентиляции легких, существует хорошая корреляция между значениями биспектрального индекса и глубиной седации, измеренной по клинической шкале седации в некоторых исследованиях, 27–30 , но не в других. 31 Значение биспектрального индекса может неточно оценивать глубину седации у парализованных пациентов или пациентов с черепно-мозговой травмой 27 и может завышать глубину седации у пациентов с высокой мышечной активностью. 31–33 До настоящего времени мониторы функции головного мозга не рекомендовались для замены клинической шкалы седации для оценки глубины седации у пациентов в критическом состоянии. 1,22

Лекарства для успокоения в отделении интенсивной терапии

Бензодиазепины обычно вводят для седации у пациентов с механической вентиляцией легких в отделении интенсивной терапии. 34,35 Эти препараты действуют через нейроингибиторный рецепторный комплекс гамма-аминомасляной кислоты в центральной нервной системе, снижая возбудимость нейронов. 36 Бензодиазепины обладают сильным анксиолитическим, седативным и снотворным действием. 36 В группе бензодиазепинов мидазолам и лоразепам являются наиболее распространенными препаратами, используемыми в условиях отделения интенсивной терапии. 1 Мидазолам является более липофильным, чем лоразепам, и поэтому имеет более быстрое начало действия и более короткую продолжительность действия после однократного болюсного введения.Однако он может накапливаться в жировой ткани после длительной инфузии, особенно у пациентов с ожирением или с низким уровнем альбумина в сыворотке, что приводит к увеличению продолжительности действия. Мидазолам метаболизируется ферментной системой цитохрома Р450 в печени, а его более водорастворимые метаболиты затем выводятся почками. Первичный метаболит мидазолама, глюкуронид 1-гидроксимидазолама, оказывает мягкое угнетающее действие на центральную нервную систему. У пациентов в критическом состоянии с нарушением функции печени и/или почек, а также у лиц, получающих препараты, взаимодействующие с изоферментом цитохрома Р450 3А4, продолжительность действия этого препарата может быть существенно увеличена.По сравнению с мидазоламом лоразепам имеет более медленное начало и большую продолжительность действия после однократной болюсной дозы. Он метаболизируется путем глюкуронирования в печени до неактивных метаболитов, которые выводятся почками, что теоретически делает его более безопасным, чем мидазолам, для применения у пациентов с почечной недостаточностью. 36 Пропиленгликоль, растворитель, используемый для внутривенной формы лоразепама, и накопление его метаболитов (например, лактата и пирувата) могут вызывать гиперосмолярное состояние, метаболический ацидоз и острый некроз канальцев. 36 Когда лоразепам и мидазолам используются для седации у пациентов в критическом состоянии в течение более 24 часов, фармакокинетика этих препаратов становится более изменчивой. 37 Факторы, связанные с пациентом, которые могут повлиять на реакцию на бензодиазепины, включают возраст, основные заболевания, такие как печеночная и почечная недостаточность, предшествующее употребление алкоголя или других седативных препаратов, а также одновременную терапию опиоидами. По сравнению с лоразепамом, мидазолам лучше титруется, поэтому сводит к минимуму чрезмерную или недостаточную седацию, 38 имеет более короткое время появления симптомов после прекращения инфузии, 39 , и связан с более низким риском делирия. 40

Пропофол обычно вводят для седации в отделении интенсивной терапии. Он действует на рецептор гамма-аминомасляной кислоты в другом месте связывания, чем бензодиазепины. Это внутривенный общий анестетик с седативными, гипнотическими, амнестичными и противосудорожными свойствами. Пропофол обладает высокой липофильностью, что приводит к быстрому переносу через гематоэнцефалический барьер и, следовательно, к быстрому началу действия. Перераспределение в периферические ткани и большой объем распределения приводят к быстрому выходу из организма после болюсного введения.Однако для длительной инфузии у пациентов в критическом состоянии время до восстановления после пропофола может варьироваться в зависимости от глубины и продолжительности введения, а также факторов, связанных с пациентом. 41 Пропофол подвергается конъюгации в печени с неактивными метаболитами, которые выводятся почками. В отличие от бензодиазепинов нарушение функции печени или почек существенно не влияет на клиренс пропофола. 1 Общие дозозависимые побочные эффекты, особенно после введения больших болюсных доз, включают угнетение дыхания и гипотензию из-за системной вазодилатации, а также отрицательные инотропные эффекты.В качестве препарата эмульсии масло-в-воде, содержащего триглицериды, он обеспечивает источник калорий 1,1 ккал/мл, который следует учитывать при расчете потребности в питательных веществах. 36 Гипертриглицеридемия 42,43 и гиперамилаземия 44 были зарегистрированы после длительной инфузии пропофола; поэтому при использовании инфузий пропофола в течение длительного периода времени требуется частый контроль уровней триглицеридов и амилазы в сыворотке. Инфузионный синдром пропофола является редким, но потенциально летальным побочным эффектом, связанным с длительным введением высоких доз пропофола.Этот клинический синдром состоит из тяжелого метаболического ацидоза, гиперкалиемии, рабдомиолиза, острой почечной недостаточности, сердечной недостаточности, аритмий и асистолии. Точный механизм синдрома инфузии пропофола неизвестен, но он связан с большой кумулятивной дозой пропофола, молодым возрастом, острым неврологическим повреждением, низким потреблением углеводов, высоким потреблением жиров, инфузией катехоламинов или кортикостероидов, критическим заболеванием и врожденными нарушениями метаболизма. 45,46 Рекомендуется ограничение инфузии пропофола у взрослых пациентов в критическом состоянии до максимальной скорости 4–5 мг/кг/ч. 23,45,46

У пациентов с искусственной вентиляцией легких время до экстубации после прекращения инфузии пропофола значительно короче по сравнению с мидазоламом или лоразепамом. 42,47,48 Недавний мета-анализ использования пропофола по сравнению с мидазоламом у пациентов в критическом состоянии также показывает, что продолжительность ИВЛ значительно короче (средняя разница 0,2 дня, P < 0,001). ), но не влияет на пребывание в отделении интенсивной терапии. 49

Дексмедетомидин является еще одним седативным средством, которое все чаще используется в отделениях интенсивной терапии.Дексмедетомидин является высокоселективным агонистом альфа-2, который действует через пресинаптические нейроны в голубом пятне и спинном мозге, вызывая снижение симпатического оттока центральной нервной системы. Он обладает анксиолитическими, седативными и обезболивающими свойствами, не вызывая клинически значимого угнетения дыхания. Уровень возбуждения пациента поддерживается на глубоком уровне седации дексмедетомидином, что приводит к так называемой «совместной седации». 50 Дексмедетомидин в основном метаболизируется в печени посредством глюкуронидной конъюгации и биотрансформации в ферментной системе цитохрома Р450 без активных метаболитов.Почечная недостаточность существенно не влияет на фармакокинетику. 51 У пожилых людей и пациентов с гипоальбуминемией клиренс дексмедетомидина может быть увеличен. 52 Основные побочные эффекты этого препарата на сердечно-сосудистую систему обусловлены его симпатолитическими свойствами, приводящими к брадикардии, транзиторной гипертензии после быстрой начальной нагрузочной дозы и гипотензии во время непрерывной инфузии. В настоящее время FDA одобрило дексмедетомидин для непрерывной инфузии у пациентов на искусственной вентиляции легких в течение 24 часов 53 ; однако сообщалось о безопасном использовании в течение более длительного периода времени. 54

В рандомизированном двойном слепом контролируемом исследовании, сравнивающем инфузии дексмедетомидина и лоразепама у пациентов на ИВЛ, Pandharipande et al 55 пришли к выводу, что седативный эффект дексмедетомидина был связан с увеличением числа дней жизни без церебральной дисфункции, а именно делирия и комы (7 дней против 3 дней). d, P = 0,01), и более низкая распространенность церебральной дисфункции (87% против 98%, P = 0,03). Пациенты, седированные дексмедетомидином, также проводили больше времени при целевом уровне седации RASS.Значимых различий между группами по нежелательным явлениям, включая самоэкстубацию, не было (8% против 4%, P = 0,41), хотя у большего числа пациентов, получавших дексмедетомидин, наблюдалась синусовая брадикардия (17% против 4%, P ). = 0,03). В подгруппе пациентов с сепсисом у 56 пациентов, получавших седацию дексмедетомидином, было значительно больше дней без делирия (8,1 дня против 6,7 дня, P = 0,06), дней без комы (9,4 дня против 5,9 дня, P ). < 0,001) и дней без ИВЛ (15.2 дня против 10,1 дня, P = 0,03). 28-дневная смертность также была значительно ниже у пациентов с сепсисом, получавших дексмедетомидин, по сравнению с теми, кто получал лоразепам (16% против 41%, P = 0,03). 56

Эффективность дексмедетомидина в отношении длительного седативного эффекта по сравнению с мидазоламом изучалась в двух недавних многоцентровых двойных слепых рандомизированных исследованиях. Riker и коллеги 57 рандомизировали 375 терапевтических и хирургических пациентов, которым, как ожидается, потребуется искусственная вентиляция легких в течение более 24 часов, для получения либо дексмедетомидина, либо мидазолама с целевым показателем RASS от -2 до +1.Они не обнаружили существенной разницы во времени, проведенном в пределах целевого диапазона баллов по шкале RASS (77,3% в группе дексмедетомидина против 75,1% в группе мидазолама, P = 0,18). Однако у пациентов, седированных дексмедетомидином, время до экстубации было значительно меньше (3,7 дня против 5,6 дня, P = 0,01), а также более низкая распространенность делирия (54% против 76,6%, P < 0,001). У пациентов, получавших дексмедетомидин, чаще развивалась брадикардия (42,2% против 18,9%, 90 547 P 90 548 < .001), без значительного увеличения доли нуждающихся в лечении (4,9% против 0,8%, P = 0,07), но с более низкой вероятностью тахикардии (25,4% против 44,3%, P < 0,001) или артериальной гипертензии нуждающихся в лечении (18,9% против 29,5%, P = 0,02). Не было существенной разницы в уровне 30-дневной смертности (22,5% в группе дексмедетомидина против 25,4% в группе мидазолама, P = 0,60). Jakob et al. 58 сообщили о результатах многоцентрового рандомизированного двойного слепого исследования взрослых пациентов отделения интенсивной терапии, получавших либо дексмедетомидин, либо мидазолам для ИВЛ продолжительностью более 24 часов.Исследование не выявило существенной разницы во времени, проведенном в целевом диапазоне RASS от 0 до -3 (60,7% в группе дексмедетомидина против 56,6% в группе мидазолама, P = 0,15). У пациентов, седированных дексмедетомидином, продолжительность ИВЛ была значительно короче (123 часа против 164 часов в группе мидазолама, P = 0,03) и время до экстубации (101 час против 147 часов, P = 0,01). Кроме того, пациенты, получавшие седацию дексмедетомидином, также были лучше способны взаимодействовать во время ухода за больными и сообщать о своей боли, чем пациенты, получавшие седацию мидазолама. Не было существенной разницы в продолжительности пребывания в отделении интенсивной терапии или больнице, частоте нейрокогнитивных нарушений или смертности между двумя группами. Как и в исследовании Riker et al., у большего числа пациентов в группе дексмедетомидина развилась гипотензия (20,6% против 11,6% в группе мидазолама, P = 0,007) и брадикардия (14,2% против 5,2%, P < 0,001). ). Чтобы оценить стоимость седации дексмедетомидином по сравнению с мидазоламом для седации в отделении интенсивной терапии, Dasta и соавт. 59 провели анализ минимизации затрат данных, представленных Riker et al.Они пришли к выводу, что седация дексмедетомидином по сравнению с мидазоламом была связана со снижением общих затрат в отделении интенсивной терапии, что в первую очередь связано с сокращением продолжительности пребывания в отделении интенсивной терапии и времени, необходимого для искусственной вентиляции легких.

Сравнение дексмедетомидина с пропофолом в отделении интенсивной терапии также подверглось недавнему исследованию. В многоцентровом рандомизированном исследовании Jakob и соавт. сравнили эффективность дексмедетомидина и пропофола при длительной седации у 498 пациентов с механической вентиляцией легких в отделении интенсивной терапии. 58 Основной целью было определить, не уступает ли дексмедетомидин пропофолу в поддержании уровня седации (целевой диапазон RASS от 0 до -3). Авторы не обнаружили существенных различий между группами по времени пребывания в целевом диапазоне RASS (64,6% для группы дексмедетомидина против 64,7% для группы пропофола, P = 0,97) или продолжительности ИВЛ (97 часов против 118 часов, ). P = 0,24), хотя время до экстубации было значительно меньше в группе дексмедетомидина (69 часов против 93 часов, P = .04). Также не было существенной разницы в продолжительности пребывания в отделении интенсивной терапии или в больнице, а также в уровне смертности между группами. Пациенты, седированные дексмедетомидином, имели лучшую способность сообщать о своей боли и сотрудничать в уходе, чем пациенты, седированные пропофолом. Хотя частота нежелательных явлений со стороны сердечно-сосудистой системы была одинаковой в обеих группах, у большего числа пациентов, получавших седативный эффект пропофола, развилась полинейропатия критического состояния (11 пациентов против 2 пациентов в группе дексмедетомидина, P = .02) и более выраженные нейрокогнитивные нежелательные явления (29% против 18%, P = 0,008). В таблице приведены характеристики этих седативных средств.

Таблица.

Общие препараты, используемые для успокоения в отделении интенсивной терапии

Концепция минимальной или «отсутствующей» седации

Появляется все больше доказательств того, что непрерывное введение седативных средств может способствовать продлению ИВЛ и пребывания в отделении интенсивной терапии и повышать риск заболеваемости и смертности. 60 В 2000 году Kress et al. 61 впервые описали концепцию «ежедневного прерывания седации» в рандомизированном контролируемом исследовании взрослых пациентов отделения интенсивной терапии с механической вентиляцией легких, которые получали непрерывные инфузии седативных препаратов. В группе вмешательства ежедневные инфузии седативных средств прерывали до тех пор, пока пациенты не проснулись. В контрольной группе инфузии прерывались только по усмотрению клиницистов отделения интенсивной терапии. Исследование показало, что продолжительность искусственной вентиляции легких и пребывания в отделении интенсивной терапии была значительно короче в группе, которая ежедневно прерывала седацию (2,4 дня и 3,5 дня, P = 0,004 и 0,02 соответственно). Не было существенной разницы в частоте нежелательных явлений или смертности между группами (уровень внутрибольничной летальности 36% в группе вмешательства против 46.7% в контрольной группе, P = 0,25). Последующий ретроспективный анализ 62 их данных выявил снижение числа осложнений в отделении интенсивной терапии (например, вентилятор-ассоциированная пневмония, кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, бактериемия, баротравмы, венозная тромбоэмболия, холестаз и синусит) у пациентов, получавших ежедневный перерыв в седации. (2,8% против 6,2%, P = 0,04).

Было показано, что преимущества прерывания седации у пациентов в отделении интенсивной терапии становятся еще более значительными в сочетании с ежедневным исследованием спонтанного дыхания (SBT).В исследовании Awakening and Breathing Controlled Trial Girard et al. 63 случайным образом распределили 336 пациентов, находящихся на ИВЛ, в группу ежедневного пробуждения с последующей СПО (группа вмешательства) или с седацией в соответствии с обычным уходом плюс ежедневное СПО (контрольная группа). Первичной конечной точкой было время до дыхания без посторонней помощи. По сравнению с контрольной группой, которая получала СПО с седацией в обычном порядке, в группе вмешательства был значительно более низкий уровень смертности в течение первого года после включения (коэффициент риска 0.68, 95% ДИ 0,50–0,92, P = 0,01). Кроме того, в группе вмешательства было значительно больше дней без ИВЛ (14,7 дня против 11,6 дня, P = 0,02) и более короткое пребывание в отделении интенсивной терапии (9,1 дня против 12,9 дня, P = 0,01) и пребывание в больнице (14,9). д против 19,2 д, P = 0,04). Следует отметить, что в группе вмешательства наблюдался значительно более высокий уровень самостоятельной экстубации (10% против 4%, P = 0,03), хотя другие осложнения, включая делирий и кому, существенно не различались между группами.Kress et al и Girard et al впоследствии сообщали о долгосрочных когнитивных, психологических и функциональных результатах ежедневных перерывов в исследованиях седации. У пациентов, получавших ежедневное прерывание седации во время пребывания в отделении интенсивной терапии, не было увеличения числа неблагоприятных отдаленных исходов, в том числе не было увеличения частоты посттравматического стрессового расстройства. 12,64

В нескольких недавних исследованиях изучалось, может ли сочетание ежедневного прерывания седации с физической и трудовой терапией уменьшить долгосрочные осложнения критических заболеваний, такие как слабость, приобретенная в отделении интенсивной терапии, и психоневрологические заболевания. 65,66 В рандомизированном контролируемом исследовании, проведенном Schweickert et al., 65 104 пациента с механической вентиляцией легких в отделении интенсивной терапии были рандомизированы для ранней физической нагрузки и мобилизации (физиотерапия и трудотерапия) в периоды ежедневного прерывания седации (вмешательства) или ежедневное прерывание седации терапией по указанию бригады первичной медико-санитарной помощи (контроль). Пациенты в группе вмешательства получали физиотерапию и трудотерапию раньше, чем пациенты в контрольной группе (в течение 1.5 дней после интубации по сравнению с 7,4 дня, 90 547 P 90 548 < 0,001). Кроме того, значительно больше пациентов в группе вмешательства вернулось к независимому функциональному состоянию при выписке из стационара (59% против 35% в контрольной группе, P = 0,02). Продолжительность делирия и ИВЛ также была значительно короче в группе вмешательства (2 дня против 4 дней в контрольной группе, P = 0,02 и 3,4 дня против 6,1 дня, P = 0,02 соответственно). Не сообщалось о нежелательных явлениях, включая падения, случайные экстубации или патологические изменения артериального давления в течение 498 сеансов физиотерапии и трудотерапии, за исключением ограниченных эпизодов десатурации.Достоверной разницы в продолжительности пребывания в отделении интенсивной терапии и стационаре, а также в уровне госпитальной летальности между группами не было.

«Стратегия отсутствия седативного эффекта» была изучена Strøm et al. 67 в исследовании 140 взрослых пациентов в критическом состоянии, которые были рандомизированы для получения седативного препарата либо без седации (20 мг/мл пропофола в течение 48 ч, 1 мг/мл мидазолама). после этого) с ежедневным перерывом до пробуждения (контрольная группа). Обе группы получали болюсные дозы морфина (2,5 или 5 мг). Первичными результатами были количество дней без искусственной вентиляции легких за 28-дневный период, а также пребывание в отделении интенсивной терапии и госпитализации.Пациенты, не получавшие седации, по сравнению с теми, кто ежедневно прерывал седацию, имели больше дней без ИВЛ (13,8 дня против 9,6 дня, P = 0,02), более короткое пребывание в отделении интенсивной терапии (13,1 дня против 22,8 дня, P = 0,03) и более короткое пребывание в больнице (34 дня против 58 дней, P = 0,004). Гиперактивный делирий чаще возникал в группе без седации по сравнению с группой с седацией (20% против 7%, P = 0,04). На первый взгляд это открытие может показаться неожиданным. Однако могло случиться так, что седация просто подавила признаки гиперактивного бреда.Авторы не сообщили о частоте гипоактивного делирия, а другие осложнения (например, случайное удаление эндотрахеальной трубки, частота повторных интубаций в течение 24 часов, вентилятор-ассоциированная пневмония, потребность в томографии головного мозга) значительно не увеличились. Важные соображения при оценке того, можно ли обобщить результаты этого исследования на другие отделения интенсивной терапии, включают в себя высокое соотношение персонала, использованного во время исследования, в том числе соотношение медсестры и пациента 1: 1 и присутствие дополнительного человека для утешения и успокоения пациентов. нужный.

Роль паралича и NMBA в отделении интенсивной терапии

NMBA используются в отделениях интенсивной терапии для улучшения синхронизации пациента и вентилятора, улучшения газообмена и снижения риска баротравмы. Наиболее распространенной причиной введения NMBA является облегчение искусственной вентиляции легких. Введение НМБА устраняет спонтанную дыхательную активность, тем самым позволяя контролировать дыхательный объем и давление плато в желаемых целевых диапазонах. 68–70 Использование НМБА особенно полезно при нетрадиционных стратегиях вентиляции, таких как пермиссивная гиперкапния, положение лежа на животе, использование высоких уровней ПДКВ и высокочастотная осцилляторная вентиляция. 71–73 Кроме того, устранение спонтанных усилий на вдохе снижает транспульмональное давление, тем самым потенциально сводя к минимуму риск перерастяжения и деформации альвеол по сравнению с пациентами, делающими энергичные усилия на вдохе 74,75 (рис. 1). Другие показания к назначению NMBA включают контроль повышенного внутричерепного давления, лечение рефрактерного астматического статуса, снижение потребления кислорода и предотвращение озноба у пациентов, получающих терапевтическую гипотермию после остановки сердца. 76,77 Учитывая эти потенциальные преимущества, использование NMBA не является редкостью у пациентов в критическом состоянии.

Рис. 1.

Транспульмональное давление у пациента со спонтанным дыханием и у пациента, принимающего миорелаксант (НМБА). PIP = пиковое давление вдоха. ПК = контроль давления. P R = падение давления из-за сопротивления дыхательных путей. P alv = альвеолярное давление. P атм = атмосферное давление. P ta = трансальвеолярное давление.P pl = плевральное давление. P ab = внутрибрюшное давление. (Из ссылки 74.)

Крупное многоцентровое международное обсервационное исследование 72 показало, что 13% пациентов с искусственной вентиляцией легких получали NMBA в течение как минимум 1 дня. В некоторых группах пациентов в критическом состоянии, таких как пациенты с острым повреждением легких/ОРДС, распространенность использования NMBA может достигать 25–45%. 78 Слабость, приобретенная в отделении интенсивной терапии, является потенциальным нежелательным явлением, которое может быть связано с длительным применением НМБА, особенно при одновременном введении кортикостероидов или у пациентов с системной воспалительной реакцией или сепсисом. 79–83 Распространенность приобретенной в ОИТ слабости у пациентов в критическом состоянии оценивается в диапазоне 25–30%. 83–86 Развитие приобретенной в ОИТ слабости способствует увеличению продолжительности ИВЛ, более длительному пребыванию в ОИТ и стационаре, а также более высокому уровню смертности, 83,85,86 по сравнению с критическими больными, у которых не развивается Слабость, приобретенная в отделении интенсивной терапии. Хотя этиология слабости, приобретенной в ОИТ, скорее всего, является многофакторной, было высказано предположение, что длительное применение НМБА может привести к накоплению активных метаболитов, особенно у пациентов в критическом состоянии с нарушением функции печени и/или почек, изменением функции ацетилхолиновых рецепторов. в нервно-мышечном соединении или блокада канала, вызванная NMBA. 82 Эти факторы могут быть причиной длительной слабости после прекращения длительного введения NMBA.

Другим нежелательным явлением, потенциально связанным с применением НМБА, является дисфункция диафрагмы, вызванная вентилятором. 87,88 Levine et al 89 исследовали образцы биопсии диафрагмы, полученные от доноров органов с мертвым мозгом, находящихся на механической вентиляции, и обнаружили, что атрофия диафрагмы развивается в течение всего 18–96 часов без активности диафрагмы по сравнению с образцы, где бездеятельность диафрагмы была ограничена 2-3 часами.Дисфункция диафрагмы, вызванная вентилятором, может привести к длительной искусственной вентиляции легких, отказу от отлучения от груди и увеличению заболеваемости и смертности. 87,88 В моделях на животных было показано, что поддержание спонтанной активности диафрагмы во время искусственной вентиляции легких снижает развитие и тяжесть вызванной вентилятором дисфункции диафрагмы. 68,69,87

Некоторые данные свидетельствуют о том, что введение NMBA может быть полезным у пациентов с механической вентиляцией легких с тяжелой гипоксической дыхательной недостаточностью или ОРДС.Forel et al 90 рандомизировали 36 пациентов с ОРДС для получения традиционной терапии (дыхательный объем от 4 до 8 мл/кг идеальной массы тела, давление плато ≤ 30 см H 2 O) плюс плацебо или традиционной терапии плюс NMBA для 48 часов. В этом исследовании системная и легочная воспалительная реакция была ослаблена, на что указывало снижение как альвеолярной, так и сывороточной концентрации цитокинов (например, интерлейкина-6 и интерлейкина-9) после кратковременного введения NMBA. Кроме того, после введения NMBA также наблюдалось улучшение P aO 2 /F IO 2 и снижение пикового и плато давления.Эти эффекты в значительной степени сохранялись после прекращения приема NMBA. 90,91 В небольшом исследовании пациентов в критическом состоянии с дыхательной недостаточностью Marik и Kaufman 92 обнаружили, что введение НМБА значительно снижает потребление кислорода (537 ± 139 мл/мин/м 2 в начале исследования по сравнению с 471 ± 95 мл/мин/м 2 после паралича, P = 0,03) и значительно уменьшилась ишемия внутренних органов, о чем свидетельствует повышение рН внутрислизистой оболочки желудка (7.21 ± 0,16 против 7,29 ± 0,1, P = 0,02). Авторы предположили, что при устранении работы дыхания происходит перераспределение кровотока от дыхательных мышц к чревным и другим нежизнеспособным сосудистым руслам.

В недавнем многоцентровом рандомизированном контролируемом исследовании Papazian et al. 93 340 пациентов с механической вентиляцией легких в ранней фазе ОРДС были случайным образом распределены для получения цисатракурия в течение 48 часов или плацебо. Первичными исходами исследования были госпитальная и 90-дневная летальность.Пациенты в группе цисатракурия имели более низкую скорректированную 90-дневную смертность (скорректированное отношение рисков 0,68, 95% ДИ 0,48-0,98, P = 0,04) по сравнению с контрольной группой. Кроме того, у пациентов в группе цисатракурия было значительно больше дней без ИВЛ и без органной недостаточности, а также больше дней вне отделения интенсивной терапии по сравнению с пациентами в контрольной группе. При этом достоверной разницы между группами по частоте пареза, приобретенного в ОИТ, не было. Постулируемые объяснения этих замечательных результатов включают прямое противовоспалительное действие цисатракурия и благоприятные эффекты минимизации повреждения легких, вызванного вентилятором, снижение потребления кислорода и улучшение оксигенации.

Выбор NMBA и мониторинг глубины паралича

НМБА, обычно применяемые для длительного применения в отделении интенсивной терапии, подразделяются на 2 группы: аминостероидные и бензилизохинолиновые НМБА. Структурно аминостероидные NMBA имеют по крайней мере одну четвертичную аммониевую группу, присоединенную к стероидному ядру. К группе аминостероидов относятся панкуроний, векуроний и рокуроний. Панкуроний ранее был наиболее часто используемым NMBA в отделении интенсивной терапии. Обладает ваголитическим действием, что может привести к тахикардии и артериальной гипертензии.Следовательно, панкуроний может быть непригоден для применения у пациентов с риском развития ишемии миокарда. 76,77 Векуроний является структурным аналогом панкурония с более короткой продолжительностью действия и отсутствием ваголитического эффекта. И панкуроний, и векуроний метаболизируются в печени до активных метаболитов, которые впоследствии выводятся почками. У пациентов с печеночной и/или почечной недостаточностью может наблюдаться длительная нервно-мышечная блокада из-за снижения клиренса. Рокуроний имеет короткое начало действия и переменный период полувыведения.У пациентов с нарушением функции печени рокуроний может вызвать длительный паралич, так как он в основном выводится печенью. 77

Другой подгруппой NMBA является группа бензилизохинолина. Атракурий и цисатракурий — препараты этой подгруппы, используемые в настоящее время в клинической практике. Структурно эти агенты состоят из 2 четвертичных аммониевых групп, присоединенных к цепи метильных групп. Выведение этих препаратов не зависит от функции печени или почек, что делает их особенно подходящими для применения у пациентов в критическом состоянии с полиорганной дисфункцией. 77 Высокие дозы и быстрое болюсное введение атракурия может вызвать высвобождение гистамина, что приводит к гемодинамическим нарушениям у некоторых пациентов. Метаболизм атракурия происходит путем неферментативной деградации, расщепления по Гофману и путем гидролиза сложных эфиров в плазме. Метаболит атракурия, лауданозин, метаболит атракурия с нейровозбуждающими свойствами, может редко вызывать судороги, особенно у пациентов с печеночной и/или почечной недостаточностью после длительного приема. 94 Цисатракурий представляет собой R-цис-R’-цис-изомер атракурия.В отличие от атракурия, цисатракурий не вызывает высвобождения гистамина, а его метаболизм приводит к одной пятой концентрации лауданозина в плазме по сравнению с атракурием. 95

В настоящее время имеются ограниченные данные в поддержку использования одного NMBA вместо другого у пациентов в критическом состоянии. 76,96 Благодаря низкой стоимости и длительному действию панкуроний был рекомендован для лечения фармакологического паралича у пациентов в критическом состоянии, за исключением тех пациентов, у которых ваголитический эффект этого препарата может быть вредным. 76,96 Сходство в структуре аминостероидов NMBA и кортикостероидов в прошлом вызывало обеспокоенность по поводу увеличения частоты слабости, приобретенной в отделении интенсивной терапии, после длительного приема. Однако использование бензилизохинолиновых NMBA также было связано с этим побочным эффектом. 79,96,97 При рассмотрении вопроса о восстановлении нервно-мышечной функции после отмены НМБА класс бензилизохинолинов может иметь преимущество из-за отсутствия зависимости от метаболизма органов-мишеней, особенно у пациентов в критическом состоянии с нарушением функции печени и/или почек . 96,98 Следует отметить, что кратковременная инфузия цисатракурия (48 ч) использовалась во всех 3 недавних рандомизированных контролируемых исследованиях, демонстрирующих улучшение исходов у пациентов в критическом состоянии с ранней фазой ОРДС.

Глубину фармакологического паралича следует контролировать и ориентировать на клиническую потребность (например, синхронность вентилятора). 76 Методы клинической оценки адекватности паралича включают наблюдение за движениями скелетных мышц, признаками респираторных усилий, асинхронией вентилятора, повышенным пиковым давлением в дыхательных путях, триггером вдоха на вентиляторе или «зазубринами» кривой углекислого газа в конце выдоха .Мониторинг последовательности 4 импульсов с помощью стимулятора периферических нервов считается самым простым и надежным электрическим методом контроля глубины нервно-мышечной блокады. 97,99 При таком подходе к поверхностному (обычно локтевому) нерву направляются 4 одинаковых электрических разряда, генерируемых устройством для стимуляции нервов, после чего регистрируется сокращение мышцы. По сравнению с периферическими мышцами диафрагма более устойчива к параличу с помощью NMBA, 100,101 , что затрудняет оценку паралича диафрагмы.Несколько исследователей оценили преимущества мониторинга глубины нервно-мышечной блокады с помощью 4-кратной серии. Rudis et al. быть связанным со снижением общей дозы препарата и более быстрым временем восстановления нервно-мышечной функции после прекращения приема векурония. Напротив, исследование, проведенное Prielipp et al. 98 , показало, что использование 4-кратного мониторинга не препятствует увеличению времени восстановления после прекращения инфузии векурония.Кроме того, у пациентов, получающих индуцированный цисатракурием паралич, мониторинг по схеме 4 не связан с более низкой общей дозой препарата или более быстрым временем восстановления по сравнению с мониторингом по клинической оценке. 103

Примирение кажущегося парадокса преимуществ как минимальной седации, так и сильной седации (при параличе)

Было показано, что как минимальная седация, так и паралич (с сильной седацией) улучшают исход в подгруппах пациентов в критическом состоянии, 65–67,93 , но как могут быть полезны две столь диаметрально противоположные стратегии лечения? Чтобы решить эту потенциальную головоломку, рассмотрение типа и тяжести заболевания, а также временного течения может быть полезным при принятии решения. При тяжелой болезни, особенно при ОРДС, особенно вредными могут быть высокие транспульмональные давления, усугубляемые спонтанным дыханием. Пагубные последствия сильных спонтанных усилий на вдохе, повышающих транспульмональное давление, могут усилить повреждение легких, вызванное вентилятором, как показано на экспериментальной модели острого повреждения легких на животных. 104 Кроликов, пострадавших от лаважа, случайным образом распределяли по одному из 4 протоколов вентиляции: вентиляция с низким (6 мл/кг) или умеренным (7–9 мл/кг) дыхательным объемом в сочетании со слабым или сильным спонтанным дыхательным усилием.Вентиляция контролировалась в пределах заданного дыхательного объема, а давление плато поддерживалось ниже 30 см вод. жидкости бронхоальвеолярного лаважа, а также самые высокие показатели гистологического поражения легких. На ранних стадиях ОРДС может быть полезно контролировать вентиляцию легких, чтобы свести к минимуму побочные эффекты. Действительно, Papazian 93 et al. сообщили о значительно более низкой частоте пневмоторакса у пациентов, получавших NMBA в течение 48 часов, в дополнение к снижению смертности.После острой стадии ОРДС преимущества снижения седации или ее отсутствия могут быть более важными. Такой подход использовали Strøm et al. В их исследовании пациенты получали седацию в течение 24 часов, прежде чем были рандомизированы в группы с седацией и без седации, что обеспечивало период времени для стабилизации перед лечением без протокола седации. 67

Barr et all недавно опубликовали практические рекомендации по лечению боли, возбуждения и бреда у пациентов в критическом состоянии. 105 В этих рекомендациях подчеркивается необходимость проб пробуждения и легкой седации. Для достижения этих целей делается упор на использование дексмедетомидина. Хотя этот подход может принести пользу большинству пациентов, он не принимает во внимание сроки и тяжесть заболевания. Первые 24–48 часов критического состояния часто связаны с тяжелыми физиологическими и метаболическими нарушениями у наших самых тяжелых пациентов. В этот период часто требуется глубокая седация, а иногда и паралич.Дексмедетомидин и легкая седация часто недостаточны для облегчения механической вентиляции и позволяют проводить другие инвазивные вмешательства в этих условиях. Двухэтапный подход с периодом начальной стабилизации, который включает паралич с глубокой седацией, за которым следует период без седации с агрессивной физиотерапией, может сочетать преимущества обоих подходов, приводя к улучшению результатов для наших критически больных пациентов на ИВЛ. Рис. 2). Однако необходимы дальнейшие исследования этого подхода, чтобы помочь разрешить парадокс паралича/отсутствия паралича.

Рис. 2.

Потенциальная временная шкала паралича и седации у пациентов в критическом состоянии, находящихся на ИВЛ.

Резюме

При появлении дыхательной недостаточности часто требуется глубокая седация и даже паралич. После первоначальной стабилизации на этапе восстановления режим седации, в котором особое внимание уделяется легкой седации, спонтанному пробуждению и физиотерапии, может улучшить краткосрочные результаты и уменьшить долгосрочные осложнения, включая риск снижения когнитивных функций.

Сноски

  • Для переписки: Ульрих Х. Шмидт, доктор медицинских наук, отделение анестезии, реанимации и обезболивания, Массачусетская больница общего профиля, 55 Fruit Street, Boston MA 02115.Электронная почта: Uschmidt{at}partners.org.
  • Д-р Шмидт представил версию этой статьи на 51-й конференции журнала Respiratory Care Journal «Искусственная вентиляция взрослых в неотложной помощи: вопросы и противоречия», состоявшейся 7 и 8 сентября 2012 г. в Санкт-Петербурге, штат Флорида.

  • Авторы не сообщили о конфликте интересов.

  • Copyright © 2013 Daedalus Enterprises

Гаич:

Сегодня стероиды упоминались 2 или 3 раза в связи с их способностью взаимодействовать с нейроминомозговыми миорелаксантами, повышая риск нейромиопатии.Думаю, нам нужно развеять этот миф. В проспективной фазе исследования Lazarus, 1 , во время которой миопатию искали проспективно, не было различий в частоте нейромиопатии между пациентами, получавшими стероиды или плацебо. Влияние стероидов на нейромиопатию при интенсивной терапии, по-видимому, уменьшается с лучшим контролем уровня глюкозы.

Шмидт:

В целом я с вами согласен. Чего мы не знаем, так это эффекта при комбинировании стероидов и миорелаксантов.Если я правильно помню, в том испытании было не так много парализованных пациентов. Большинство доказательств о вреде стероидов и миорелаксантов было получено, когда уровень сахара в крови был в диапазоне 250, и в то время в основном применялся панкуроний, миорелаксант на основе стероидов. Мы не знаем, отличается ли он от миорелаксантов на основе хинолона, таких как цисатракурий. Очень сложно оценить влияние стероидов и миорелаксантов на нервно-мышечную слабость. Теперь контроль уровня сахара в крови стал жестче, и мы используем меньше стероидов и миорелаксантов и больше миорелаксантов короткого действия с другой структурой, таких как цисатракурий.Таким образом, в эпоху более жесткого контроля уровня сахара в крови у нас может никогда не быть достаточно данных о том, способствует ли комбинация современных миорелаксантов и стероидов развитию нейромиопатии при интенсивной терапии.

Гаич:

Я даю стероиды только в случае крайней необходимости, чтобы уменьшить воспаление легких при определенных показаниях, таких как подозрение на медикаментозное повреждение легких, острая эозинофильная пневмония и BOOP [облитерирующий бронхиолит, организующая пневмонию]. И вы можете использовать NMB для облегчения синхронизации вентилятора или снижения потребления кислорода, потому что доказательств вреда сейчас гораздо меньше.Я думаю, что мы можем навредить некоторым пациентам, опасаясь комбинированного действия стероидов и нервно-мышечных блокаторов.

Шмидт:

Абсолютно согласен.

Макинтайр:

Думаю, все здесь согласятся, что сведение к минимуму седативных средств — хорошая идея. Эта идея пробы спонтанного пробуждения обрела собственную жизнь, и, если она еще не существует, то вскоре станет состоянием, подлежащим регистрации, если вы не проводите пробы спонтанного пробуждения. Действительно ли это единственный способ уменьшить седативный эффект или оптимизировать седативный эффект?

Шмидт:

Абсолютно нет. Может быть, у всех нас были пациенты, которые смотрели телевизор и могли отвечать на вопросы, принимая 50-100 мг/ч пропофола. Особенно молодые пациенты с травмами становятся чрезвычайно возбужденными, когда они полностью отказываются от седативных средств, но когда они принимают низкие дозы пропофола, они часто спокойны и интерактивны, поэтому так называемые седативные каникулы могут подходить не каждому пациенту.

Гаич:

Я думаю, важно определить, что спонтанное пробуждение не равносильно прекращению непрерывной инфузии седативных средств.Если RASS пациента равен нулю, независимо от того, что он принимает, он бодрствует, а не в коме, и у вас есть пробуждение.

Макинтайр:

Это важный момент: завершение испытания на спонтанное дыхание не обязательно означает отказ от всех седативных средств. Там много путаницы по этому поводу.

Гаич:

Особенно с более новыми препаратами, такими как дексмедетомидин и низкие дозы опиатов, от которых люди часто полностью просыпаются при непрерывных инфузиях.

Макинтайр:

Также существует мнение, что пациенту следует отменить все успокоительные перед извлечением эндотрахеальной трубки. Я хотел бы, чтобы эксперты по анестезии развеяли этот миф.

Шмидт:

Да, это еще один миф. Вам не нужно. Лекарство от боли особенно должно продолжаться, и они должны дышать по крайней мере до того, как вы его вынете, а иначе нет.

Марини:

Теперь мы используем парализованных совсем иначе, чем раньше.Неконтролируемое вливание паралитиков всегда опасно, но с наблюдением обычно работает довольно хорошо. Периодическое использование паралитиков и внимательное наблюдение за пациентом — позволяющее ему приблизиться к сознанию, движению и активности — почти наверняка переносится лучше, чем то, как данные собирались в начале 1990-х годов. Я думаю, что большинство из нас сегодня считают, что первые несколько дней искусственной вентиляции легких имеют решающее значение для конечного результата.

На мой взгляд, имеет смысл дать волюнтаристскому воспалению утихнуть и позволить телу начать адаптироваться к новой ситуации. На начальном этапе имеет смысл взять ситуацию под контроль. Этим пациентам ужасно неудобно, когда их интубируют, из-за их основного заболевания и того, что мы с ними делаем. В этот начальный период использование контролируемой глубокой седации и паралича имеет смысл. После первых 24 часов, когда они начинают «сворачивать за угол», вы позволяете им проснуться и делать все, что они могут. Это еще одна ошибка, которую мы совершаем: мы слишком долго накладываем наши методы лечения на седативные и игнорируем тот факт, что пациент адаптировался к излечивающейся болезни.Мы могли бы превратить их в домоседов с тем, что мы делаем. Вы не согласны?

Шмидт:

Нет, согласен. Единственное, очень сложно правильно контролировать боль и седативный эффект, потому что, к сожалению, все упомянутые нами шкалы пересекаются. Очевидно, морфин и гидроморфон влияют на РАС. У нас нет хороших шкал боли для глубоко седированных и/или парализованных пациентов; это очень трудно сделать.

Когда я даю паралич, когда я провожу мониторинг, пациент может уже дышать, прежде чем подергивания возобновятся. Вы постоянно видите это в операционной: у пациента нет подергиваний, но торакальный хирург жалуется, что видит работу диафрагмы, а абдоминальный хирург жалуется, что мышцы напрягаются. Это проблема с монитором; это очень сложно на практике. За пределами области исследования это может быть не очень практично. Я приглашаю вас, анестезиологов, не согласиться со мной, но я считаю, что лучше положить руку на живот пациента, чтобы увидеть, что он делает на аппарате ИВЛ — делает что-то или делает слишком много — вместо того, чтобы полагаться на его холодную руку, которая не очень хорошо перфузируется.

Марини:

Мне тоже не нравится метод наполнения. Мне нравится прерывистая активность.

Гаич:

Я тоже так думаю. Я бы хотел, чтобы Папазян и его коллеги 2 титровали НМБ в соответствии с синхронизацией вентилятора, а не произвольной 48-часовой инфузией. Может кто так и сделает. Я думаю, будет важно выяснить, являются ли асинхронность вентилятора и волюмальная травма ключевыми причинами, по которым НМБ полезен при раннем тяжелом ОРДС.

Каллет:

Я думаю, важно признать результаты исследований, которые показали, что у вас действительно происходит выброс провоспалительных цитокинов из диафрагмы, когда вы порете ее чрезмерной рабочей нагрузкой. 3,4 Этот вопрос замалчивается. Кроме того, в исследованиях, которые я проводил по работе дыхания и ОРДС, когда мы пытались добиться седации пациентов до 4 баллов по шкале Рэмси, они без проблем включали вентилятор. 5 Они выполняли сверхнормальные объемы работы, особенно с дыхательными объемами 6-8 мл/кг. Риск дисфункции диафрагмы у пациентов, у которых частота седативных средств и частота дыхания отрегулированы так, что они в основном вызывают триггеры большую часть времени, насколько я понимаю, клинически не проблема.

Еще одна вещь, которую я хотел бы затронуть, и я хотел бы получить отзывы, это то, что, как мы сказали бы в Сан-Франциско, мы слишком «Элтон Джон» по сравнению с дексмедетомидином. У нас есть проблемы с пациентами с астматическим статусом и тяжелым ОРДС, когда у них не снижается дыхательная активность, и мы не можем обеспечить этим пациентам оксигенацию или синхронизацию с вентилятором. Это усугубляет проблему, пытаясь решить ее, даже на уровне лечащего врача, что в определенных группах пациентов нам необходимо получить контроль над их дыхательным драйвом и свести его к минимуму.Я чувствую, что бьюсь головой о стену.

Шмидт:

Но здесь ты проповедуешь хору.

Каллет:

Мне просто нужна поддержка.

Шмидт:

У вас есть поддержка. Я думаю, проблема в том, что дексмедетомидин нельзя использовать в качестве основного анестетика. Первые несколько часов, может быть, при ОРДС. Подобно пациенту, пришедшему в операционную, получившему травму и вскрывшему живот; они больны, их нужно контролировать.С дексмедетомидином идея состоит в том, что пациент может взаимодействовать с вами. Мы говорили об этом сегодня утром с Бобом [Качмареком]: это не то, что хочет делать тело пациента. На этот раз, возможно, вам придется делать то, что говорит вам врач: принять успокоительное и обеспечить адекватную вентиляцию легких. Если у вас есть лекарство, которое только притупляет ваш симпатический поток, это не тот препарат, который подходит для данной ситуации. Это отличный препарат, и он изменил то, что мы делаем, но не для этих тяжелых пациентов, которые постоянно включают вентилятор, потому что он не вызывает или почти не вызывает угнетения дыхания.Может быть, в данной ситуации это бесполезно, или можно что-то добавить и все в порядке. Вы можете принимать пропофол и дексмедетомидин вместе.

Марини:

Проблема в том, что и пропофол, и дексмедетомидин у многих людей ограничиваются подавлением сердечного ритма, а дексмедетомидин действует не на всех. Это не как морфин, когда вы просто увеличиваете дозу. С дексмедетомидином вы можете подняться на крышу в дозировке, и частота сердечных сокращений может упасть, но пациент не контролируется: он в бреду.

Марини:

Что это за механизм, с помощью которого седативные средства вызывают психические искажения, которые сохраняются в неопределенное время? Я понимаю, что это вызывает беспокойство, и я понимаю, что после помпы происходит психическая дисфункция. Но теперь мы начинаем думать о том, чтобы любой ценой избежать бреда, и «все теряют форму после интенсивной терапии», и «что мы делаем, спасая всех этих людей с ОРДС, потому что они просто будут несчастные люди потом?» Вы, должно быть, относитесь к другим людям, чем я вижу. Многие наши пациенты лежат в больнице подолгу, выздоравливают и возвращаются в клинику нормально, спасибо большое. Я думаю, мы должны быть обеспокоены этим, но дело не доказано.

Шмидт:

Думаю, ты прав. В литературе по делирию — и я прошу прощения за споры, но я думаю, что здесь это разрешено — первое утверждение состоит в том, что делирий связан с повышенной смертностью, но ни одно из испытаний по профилактике делирия никогда не показало снижения смертности.Итак, либо наше первое предположение неверно, либо наше второе предположение неверно. Первое предположение состоит в том, что делирий важен для смертности, а второе состоит в том, что мы можем что-то с этим сделать; может быть что-то, что произойдет в любом случае. Мы могли бы узнать что-нибудь об этом.

В исследовании MIND-USA 6 идея состоит в том, что критически больные пациенты, находящиеся на искусственной вентиляции легких и/или на прессорах, будут рандомизированы для получения 3 различных режимов. Один галоперидол, один атипичный и третий плацебо.Это могло бы, наконец, ответить на вопрос о делирии и смертности, а также о долгосрочном наблюдении. Это действительно важно, потому что это многоцентровое исследование; все остальные были из Вандербильта. Мы можем обнаружить, что (A) это проблема, но мы ничего не можем с ней поделать или вылечить, и это может происходить не так часто, как мы думаем, или (B) мы можем лечить ее, и мы, наконец, получили одобрение FDA. лечение. При нашем нынешнем уровне зачисления потребуется не менее 5 лет, чтобы получить какие-либо ответы, поэтому в 2017 году я, возможно, смогу сказать вам, что нам следует делать.

Каллет:

Поправка: первое утверждение было не фактом, а предположением. Вторая часть была наблюдаемым фактом.

Каллет:

Вы помните, как в начале 1990-х люди, особенно наши коллеги из медсестер, ходили с большими красными булавками с надписью «Нет боли»? А еще в 1970-х и 1980-х годах большинство пациентов, находящихся на ИВЛ, если они не были серьезно больны, бодрствовали. И я помню еще в Сиракузах, штат Нью-Йорк, у нас были люди на СИПАП около 20 см H 2 O; они проснулись, и они казались прекрасными.Это стадный менталитет. После сообщений о том, что боль не диагностируется и не лечится, все оказались под капельницами. Я думаю, что мы сами создали себе проблемы и пытаемся их исправить. К сожалению, я думаю, что мы идем «Элтон Джон» в другую сторону.

Брэнсон:

Что это за «Элтон Джон»? Ты его диссишь?

Каллет:

Нисколько, с точки зрения его музыки! Это некоторые из его ярких вариантов гардероба, которые являются шуткой. Это просто способ сказать, что что-то возмутительно «чрезмерно».

Детская седация

 

Что такое детская (педиатрическая) седация и как она работает?

В то время как большинство визуализирующих исследований выполняются быстро и безболезненно, педиатрическим пациентам иногда требуется седация, чтобы оставаться неподвижными и следовать инструкциям на протяжении всего обследования.

Анестезия — это состояние сознания или седативный эффект, достигаемый с помощью лекарств и/или других методов, позволяющих блокировать чувство боли. Седация также может вызвать потерю памяти, так что пациент может не помнить, что происходит.

Педиатрическая седация помогает снять тревогу, контролировать боль и чрезмерную подвижность. Это может быть достигнуто с помощью общей анестезии или контролируемой анестезии.

• Общая анестезия

Под общей анестезией пациент не осознает и не чувствует боли. Это снижает способность пациента дышать без посторонней помощи и часто требует использования дыхательного аппарата.

Для проведения общей анестезии и обеспечения максимальной безопасности пациента может потребоваться дыхательная трубка или другое устройство для обеспечения проходимости дыхательных путей.Общая анестезия может быть достигнута с помощью различных препаратов и методов.

Наиболее распространенным методом проведения общей анестезии является вдыхание газа после внутривенной (IV) инъекции. Пациент вдыхает анестезирующие газы, которые поглощаются легкими и доставляются с током крови в головной и спинной мозг.

Пациент под общей анестезией обычно находится под наблюдением анестезиолога. Это врач, прошедший четыре года специализированной подготовки по анестезии после медицинской школы.Специально обученная медсестра, называемая медсестрой-анестезиологом, также может проводить общую анестезию. Медсестра-анестезиолог обычно находится под наблюдением анестезиолога. Анестезиолог остается с пациентом и тщательно контролирует его частоту сердечных сокращений, электрокардиограмму (ЭКГ), артериальное давление и доставку кислорода.

Обычно пациенты не помнят, что происходило во время общей анестезии. Лишь изредка некоторые пациенты помнят события.

Общая анестезия гарантирует, что ваш ребенок останется неподвижным для успешного обследования.Иногда детям с определенными заболеваниями нельзя безопасно давать седативные средства, и им требуется общая анестезия. Часто это можно определить только после личного осмотра ребенка анестезиологом.

• Глубокая седация/контролируемая анестезия

Седативные средства — это препараты, снижающие способность пациента чувствовать и/или запоминать боль. Седативные препараты обычно вводят внутривенно через внутривенный катетер. Глубокую седацию может проводить анестезиолог или анестезиолог.В некоторых случаях квалифицированный врач, не являющийся анестезиологом, может доставить седативное средство. Существуют разные уровни седации. Уровень седации отражает способность пациента чувствовать и реагировать на боль и словесные команды.

Под действием глубокой седации пациент в норме может дышать самостоятельно без искусственного дыхания. Глубокая седация снимает боль, уменьшает дискомфорт и/или снижает вероятность повторения болезненной процедуры.

• Минимальная/умеренная седация

При минимальной/умеренной седации вашему ребенку могут быть назначены седативные средства для уменьшения беспокойства. Находясь под минимальной или умеренной седацией, пациенты смогут отвечать на вопросы и следовать инструкциям по мере необходимости. При таком уровне седации пациенты могут дышать без посторонней помощи.

к началу страницы

Для каких визуализирующих исследований может потребоваться анестезия или седация?

К педиатрическим визуализирующим исследованиям, которые могут потребовать седации, относятся:

Количество успокоительного, которое требуется вашему ребенку, зависит от обследования. Это также зависит от их возраста и уровня развития, ожидаемого дискомфорта и рекомендаций вашего врача, назначившего тест.Например, умеренную седацию часто можно использовать с современными компьютерными томографами, которые работают очень быстро. Более сложные исследования, такие как МРТ, требующие, чтобы ребенок оставался неподвижным до одного часа, могут потребовать более глубокой седации.

МРТ

может быть очень страшным для ребенка, потому что он шумный. Это также предполагает неподвижное лежание в замкнутом пространстве. Некоторые дети не могут оставаться неподвижными во время МРТ-сканирования и нуждаются в седативных средствах, чтобы помочь им расслабиться или уснуть во время исследования.

к началу страницы

Существуют ли альтернативы анестезии и седации?

В некоторых больницах работают сертифицированные специалисты по детской жизни, которые оказывают детям и семьям эмоциональную поддержку в медицинских учреждениях.Эти специалисты имеют опыт работы в области детского развития, психологии и консультирования. Они могут подготовить детей к процедурам медицинской визуализации. Это может помочь уменьшить стресс и беспокойство ребенка и даже уменьшить или устранить потребность в седативных средствах.

Спросите своего врача, есть ли специалисты по детской жизни в вашем центре визуализации.

Многие учреждения предлагают удобные для детей кабинеты визуализации, украшенные фресками и подсветкой, которые могут помочь развлечь и успокоить педиатрических пациентов. Бесшумные методы МРТ и отвлекающие устройства, такие как DVD-очки и музыкальные наушники, могут уменьшить или устранить необходимость в седации во время МРТ.

Новые и усовершенствованные методы МРТ позволяют получать высококачественные изображения и сокращают время, которое дети проводят в сканере. Это также может устранить необходимость в седации.

Доступ к вене для внутривенного вливания часто является самой сложной частью опыта для ребенка. Для некоторых состояний могут быть доступны другие методы визуализации, не использующие внутривенное введение контрастного вещества.

к началу страницы

Как подготовить ребенка к рентгенологическому обследованию или лечению с применением анестезии?

Сообщите своему врачу обо всех лекарствах, которые принимает ваш ребенок, включая травяные добавки и витамины, а также о наличии у него аллергии на продукты питания, лекарства или контрастные вещества.Вам также следует сообщить своему врачу, если в семейном анамнезе были проблемы с анестезией, состоянием здоровья или недавними заболеваниями. Ваш врач захочет узнать о любых предшествующих операциях, а также о том, были ли у вашего ребенка какие-либо проблемы или реакции на анестезию. Ваш врач может посоветовать вам прекратить прием аспирина, нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) или других лекарств, которые он регулярно принимает, в течение определенного периода времени перед процедурой.

Перед процедурой кровь вашего ребенка может быть проверена для оценки его способности образовывать тромбы и определения того, как функционируют его печень и почки.

Также могут быть проведены медицинский осмотр и другие тесты.

Вашего ребенка могут попросить ничего не есть и не пить в течение восьми или более часов до того, как он получит седацию или анестезию. Сюда входят молоко, смесь, грудное молоко и апельсиновый сок. Важно, чтобы желудок ребенка был пуст, чтобы предотвратить рвоту, которая может возникнуть при приеме седативных препаратов. Количество времени, необходимое для голодания, может различаться в зависимости от процедуры, возраста вашего ребенка и других факторов.

Запретить есть маленькому ребенку может быть непросто.Если не указано иное, вы можете облегчить ребенку ощущение пустого желудка с помощью прозрачных жидкостей не позднее, чем за два часа до процедуры. В некоторых учреждениях вашему ребенку может быть разрешено сделать несколько глотков напитка перед экзаменом.

Перед экзаменом постарайтесь держать ребенка подальше от других людей, которые едят, и следите за тем, чтобы братья и сестры не делились с ним едой.

Ребенку можно давать лекарства, отпускаемые по рецепту, пока ему разрешено пить прозрачные жидкости. Не давайте ребенку лекарство с твердой пищей, включая яблочный пюре и пудинг.Лекарства, которые необходимо принять позже в тот же день, могут быть даны после процедуры и после того, как ваш ребенок оправился от седации.

Родителям настоятельно рекомендуется есть и пить до прибытия в центр визуализации. Весь процесс — от регистрации до выпуска — может быть физически изнурительным.

Сообщите своему врачу, если ваш ребенок болен или у него есть симптомы простуды или гриппа, такие как кашель, насморк или лихорадка. Седация может быть небезопасной, если ребенок болен этими симптомами.Процедуру, возможно, придется перенести.

Во время экзамена вашего ребенка могут попросить снять одежду и надеть халат. Их также могут попросить снять украшения, очки, любые металлические предметы или одежду, которые могут мешать получению рентгеновских снимков.

к началу страницы

Насколько безопасна анестезия?

В целом анестезия и седация безопасны для большинства пациентов.

Пациенты находятся под пристальным наблюдением анестезиолога или другого квалифицированного медицинского работника, независимо от используемого уровня седации или анестезии.

к началу страницы

Побочные эффекты и неблагоприятные аллергические реакции

Серьезные побочные эффекты и аллергические реакции в результате анестезии встречаются редко.

После седации или общей анестезии у некоторых пациентов могут появиться тошнота, рвота, головокружение, головная боль, боль в горле, изменение артериального давления или боль. Эти побочные эффекты обычно слабо выражены, кратковременны и поддаются лечению.

Некоторым детям не удается добиться адекватного седативного эффекта, и им может потребоваться изменение графика процедуры с применением общей анестезии.

Более серьезные осложнения от анестезии являются редки и чаще встречаются у пациентов с комплексными, серьезными заболеваниями.

к началу страницы

Что будет ощущать мой ребенок во время и после процедуры?

Во время процедуры

Всем пациентам, которым делают анестезию, прикрепляют специальные устройства, контролирующие частоту сердечных сокращений и другие жизненно важные функции организма. Дети, получающие общую анестезию, будут находиться без сознания в течение всей процедуры под непосредственным наблюдением анестезиолога.

Седативные препараты обычно вводят детям через периферический внутривенный катетер. Они могут ощущать легкое давление или резкий щипок при введении катетера. Некоторых детей младше двух лет иногда можно успокоить пероральными препаратами.

За детьми, проходящим МРТ, будет наблюдать камера в МРТ-сканере. Персонал, выполняющий визуализацию, сообщит о любых движениях анестезиологу, и в этом случае может потребоваться дополнительная седация.

После процедуры

Дети, получившие минимальную или умеренную седацию, должны быть в состоянии вернуться домой вскоре после процедуры.Те, кто получает глубокую седацию или общую анестезию, могут оставаться в послеоперационной палате дольше, пока не придут в полное сознание.

Дети по-разному реагируют на успокоительные и анестезию. Некоторые дети могут стать возбужденными, безутешными или беспокойными во время или после седации. Другие дети могут оставаться сонными и неустойчивыми на ногах до конца дня.

Большинство пациентов детского возраста могут возобновить свою обычную деятельность в течение шести-восьми часов. Тем не менее, дети должны находиться под наблюдением ответственного взрослого в течение 12–24 часов после введения седативного средства.

Успокоительное на к: Аптека Ригла – забронировать лекарства в аптеке и забрать самовывозом по низкой цене в Москва г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.