Содержание

Хронический средний отит — все о заболевании

Цветной бульвар

Москва, Самотечная, 5

круглосуточно

Преображенская площадь

Москва, Б. Черкизовская, 5

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Бульвар Дмитрия Донского

Москва, Грина, 28 корпус 1

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Мичуринский проспект

Москва, Большая Очаковская, 3

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Консервативное лечение обострения хронического гнойного среднего отита

Хронический гнойный средний отит (ХГСО) — это хроническое воспаление среднего уха — евстахиевой трубы, барабанной полости и клеток сосцевидного отростка [1, 2]. Это наиболее часто встречающееся инфекционное заболевание уха у детей, а также у молодых людей [3]. ХГСО характеризуется хронической, периодической или постоянной отореей в течение не менее 2 нед через перфорацию в барабанной перепонке [4].

Несмотря на то что данное инфекционное заболевание распространено среди всех возрастных групп, наиболее тяжело ХГСО протекает в детском возрасте. Это может быть связано с более короткой и горизонтально расположенной евстахиевой трубой, высокой податливостью хряща трубного валика и гиперплазией носоглоточной миндалины у детей [5]. Во взрослом возрасте частые обострения ХГСО могут быть связаны с воспалением риносинусотубарной зоны, дисфункцией слуховой трубы или системной иммуносупрессией [6—8]. К наиболее распространенным возбудителям ХГСО относят

Streptococcus pneumoniae, Moraxella catarrhalis и Haemophilus influenzae. Также возбудителями ХГСО могут быть Escherichia coli, Staphylococcus aureus, Pseudomonas aeruginosa, Klebsiella pneumoniae и виды Proteus [8]. Важно отметить, что вид микроорганизма, вызывающего развитие ХГСО, зависит от климатических условий и географических зон [9, 10]. Данное заболевание наиболее распространенно в развивающихся странах. Наиболее вероятно, что это связано с низким социально-экономическим статусом, неудовлетворительными условиями жизни, неадекватной гигиеной, недоеданием, перенаселенностью, нерациональной антибиотикотерапией [11, 12].

Антибактериальные средства являются наиболее часто используемым методом лечения ХГСО. Их можно использовать местно (в виде капель, мазей на пораженный участок) или системно. Предпочтительным в случае неосложненного течения ХГСО является использование местных антибактериальных препаратов. Это связано с отсутствием системных побочных эффектов, таких как расстройства функций желудочно-кишечного тракта, и высокой концентрацией в очаге инфекции, простотой использования и высокой эффективностью.

В настоящее время на фоне появления большого количества различных синтетических антибиотиков микробная флора ХГСО претерпела выраженные изменения. Появление большого количества полирезистентных штаммов и изменение бактериологического профиля у пациентов с ХГСО заставляют клиницистов искать препараты, которые эффективны в лечении данного заболевания.

Цель работы — изучить эффективность лечения обострения хронического туботимпанального гнойного среднего отита препаратом Отофа c действующим веществом рифамицин (Rifamycin). Задачи работы:

1) определить показания к назначению местной антибактериальной терапии;

2) определить эффективность местной антибактериальной терапии препаратом Отофа c действующим веществом рифамицин (Rifamycin).

Материал и методы

Проведен ретроспективный анализ 37 историй болезни пациентов, обратившихся в клинику оториноларингологии с диагнозом «обострение хронического гнойного туботимпанального среднего отита» в период с января 2019 г. по декабрь 2019 г. Пациенты в возрасте от 18 до 73 лет (средний возраст 45,8±6,4 года) с длительностью заболевания от 2 до 34 лет (средняя длительность 26,7±2,4 года).

В исследование не включались пациенты с сахарным диабетом, имеющие аллергию на антибиотики данного ряда, а также пациенты с жалобами на сильный зуд в ушах, у которых в анамнезе был подтвержден отомикоз, при отоскопии были признаки грибкового поражения, а именно белый налет в костной части наружного слухового прохода, черные вкрапления на коже наружного слухового прохода.

При поступлении в стационар всем пациентам проводили стандартный сбор анамнеза, эндоскопический осмотр лор-органов, тональную пороговую аудиометрию, при подозрении на местные осложнения (развитие грануляций или холестеатомы) выполняли спиральную компьютерную томографию височных костей, микробиологическое исследование отделяемого из уха при поступлении, до начала активной терапии.

Больным ХГСО также проводили клинический и биохимический анализы крови с целью определения активности воспалительного процесса и выявления сопутствующей патологии, влияющей на течение ХГСО.

Критериями эффективности лечения служили нормализация общего состояния больных, прекращение патологического отделяемого из уха, нормализация отоскопической картины.

Лечение начиналось обычно на 2—4-е сутки от появления первых симптомов обострения хронического отита. В качестве местной терапии использовались ушные капли Отофа, содержащие 2,6% раствор рифамицина.

Препарат активен в отношении большинства этиологически значимых возбудителей как острого, так и хронического среднего отита, в частности Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae, S.aureus, Moraxella catarrhalis и др., в том числе в отношении штаммов микроорганизмов, резистентных к фторхинолонам, полусинтетическим пенициллинам и цефалоспоринам.

Пациенты получали капли в течение 7 дней, причем 5 дней — на турунде с предварительно нанесенным на нее препаратом 2 раза в сутки, а в последующие дни — путем закапывания 3—4 капель в наружный слуховой проход 3 раза в сутки. Больным проводили туалет уха. До начала исследования ни один пациент не получал антибактериального лечения. Системную антибактериальную терапию пациентам не назначали. Лечение начинали до результатов бактериального посева содержимого из уха на микрофлору и чувствительность к антибиотикам.

Дополнительно пациентам назначали сосудосуживающие капли в нос и проводили санацию небных миндалин при наличии хронического тонзиллита.

Результаты исследования оценивали в баллах на 3-и, 5-е, 7-е и 10-е сутки от начала лечения.

Результаты

При анализе историй болезни пациентов выявлены основные жалобы больных, поступающих с диагнозом «обострение ХГСО», ведущими из которых были оторея, боль в ухе, неэффективность консервативного лечения в амбулаторных условиях, что и явилось причиной обращения в стационар.

Основными этиологическими факторами возникновения перфорации у пациентов были перенесенный в анамнезе острый гнойный перфоративный средний отит (у 35 пациентов) и посттравматическая перфорация барабанной перепонки (у 2 пациентов). Из 37 больных 3 готовились к плановому хирургическому лечению — тимпанопластике.

Продолжительность обострения ХГСО у пациентов колебалась от 3 до 5—6 нед. При этом пациенты самостоятельно либо под контролем врача-оториноларинголога в поликлинике по месту жительства получали консервативное лечение без явного положительного результата, включавшее в себя применение антисептических капель в ухо.

Ведущая жалоба при поступлении в отделение — оторея, обильные слизисто-гнойные выделения из уха, необходимость самостоятельного туалета уха, особенно по утрам. Также пациентов беспокоили боли в воспаленном ухе, что в нескольких случаях требовало применения обезболивающих препаратов.

При отоскопии и отомикроскопии при обращении определялось свободное слизисто-гнойное отделяемое в наружном слуховом проходе после туалета уха, а также гиперемия барабанной перепонки, центральная перфорация. Размеры перфорации варьировали от 25 до 50% барабанной перепонки. Определялась гиперемия слизистой оболочки барабанной полости. Перкуссия и пальпация области сосцевидного отростка были безболезненны. При пороговой тональной аудиометрии преобладала 1-я степень тугоухости — у 28 пациентов, 2-я степень — у 5 пациентов, 3-я степень — у 3 пациентов, 4-я степень — у 1 пациентки.

Наиболее часто в мазках высевались Pseudomonas aeruginosa и Staphylococcus aureus. При определении чувствительности патогенной микрофлоры была выявлена высокая степень чувствительности к рифамицину.

У пациентов, получающих местно препарат Отофа (действующее вещество — рифамицин), было отмечено купирование таких симптомов, как пульсирующий шум и боль, уже на 3-й день применения капель Отофа.

Что касается данных отоскопии, то выраженность гноетечения из уха у пациентов существенно снижалась на 5-е сутки после начала терапии ушными каплями Отофа (см. рисунок на цвет. вклейке). При этом к 8-м суткам у больных с обострением ХГСО гноетечение купировалось полностью.

Рис. Данные отоскопии пациента Х. до начала лечения (а) и на 5-е сутки после начала лечения (б).

Заключение

Выбор местной антибактериальной терапии основан главным образом на безопасности действующих веществ в отношении слизистой оболочки среднего уха, отсутствии ототоксического эффекта. Также следует упомянуть о необходимости широкого антибактериального спектра действия, учитывая тот факт, что микрофлора, вызывающая обострение ХГСО, имеет как природную, так и приобретенную устойчивость к большинству применяемых в практике врача-оториноларинголога препаратов пенициллинового, цефалоспоринового ряда и фторхинолонов. В связи с этим в практике с успехом применяется препарат Отофа — ушные капли с действующим веществом рифамицин.

Результаты проведенного анализа показывают высокую эффективность лечения больных с обострением хронического гнойного туботимпанального среднего отита каплями на основе рифамицина, что обусловлено широким антибактериальным спектром действия препарата и наличием макрогола в составе. Благодарю макроголу удлиняется время контакта активного вещества со слизистой оболочкой, поддерживается длительная экспозиция и постоянная бактерицидная концентрация антибиотика в месте нанесения. Кроме того, наличие макрогола в составе обеспечивает высокую активность Отофы в присутствии патологического отделяемого. Важно отметить, что капли Отофа в отличие от большинства других ушных капель изготовлены на водной основе, не содержат спирта, это обеспечивает безопасное и безболезненное введение раствора в среднее ухо при наличии перфорации барабанной перепонки.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Лечение хронического туботимпанального отита и тимпанопластика

Лечение хронического туботимпанального отита и тимпанопластика

Хронический туботимпанальный отит

Хронический туботимпанальный отит – заболевание  среднего уха, характеризующееся наличием перфорации барабанной перепонки. При этом костные структуры  среднего уха не поражаются процессом, сохранены слуховые косточки. Перфорация может стать следствием перенесенного острого отита, механического разрыва перепонки вследствие травмы, а в ряде случаев является случайной находкой при профилактическом осмотре.

Основные жалобы при туботимпанальном отите:

  • снижение слуха на больное ухо;
  • шум в больном ухе;
  • при обострении — появление выделений из уха различной выраженности.

Зачастую пациенты интересуются, можно ли жить с перфорацией барабанной перепонки? Особенно, если нет жалоб?

При длительном существовании перфорации в перепонке благоприятная по течению туботимпанальная форма отита может трансформироваться в более серьезный – эпитимпаноантральный отит, который чреват серьезными осложнениями.

Диагностика хронического туботимпанального отита

Для диагностики данной формы отита применяются:

  • осмотр,
  • отомикроскопия,
  • исследование слуха с помощью аппаратов,
  • компьютерная томография височных костей.

Лечение туботимпанального отита – тимпанопластика 1 типа.

Основным методом лечения хронического туботимпанального отита является хирургический, а сама операция носит название тимпанопластики 1 типа. Поскольку при данной форме отита нет разрушений костной ткани и сохранена цепь слуховых косточек, основной целью ее является восстановление барабанной перепонки.


Система мониторинга фунцкии лицевого нерва используется при выполнении хирургических вмешательств на среднем и внутреннем ухе. Интраоперационно производится измерение электромиографической активности нерва, что позволяет выполнить операцию в достаточном объеме и минимизировать риск  травмирования нервной ткани и возникновения такого осложнения хирургического вмешательства, как нейропатия лицевого нерва.


Операция выполняется под местной анестезией (если нет  аллергии на препараты для таковой), под контролем операционных микроскопов высокого разрешения. В большинстве случаев операция выполняется внутриушным доступом с использованием небольшого разреза. В редких случаях (когда перфорация перепонки расположена в передних отделах и плохо видна через наружный слуховой проход) приходится прибегать к использованию разреза за ухом.

Во время операции осматривается барабанная полость, оценивается ее состояние, выполняется забор хряща и восстановление целостности   перепонки. Для этих целей применяется хрящ (козелка либо ушной раковины), истонченный особым способом, либо фасция височной мышцы.  Наружный слуховой проход тампонируется специальными шариками, которые удаляются через 7-8 дней.

Что происходит после операции?

После операции в прооперированном ухе могут возникать пульсирующий шум, чувство заложенности, что является нормальным в послеоперационном периоде.

В отделении пациент находится 10-14 дней, ежедневно выполняются перевязки и осмотры, назначается комплексное восстановительное лечение, физиопроцедуры. При выписке осуществляется контрольное исследование слуха. В течение 1 месяца (до контрольного осмотра) необходимо избегать продувания уха и попадания в него жидкости. Соблюдение этих простых правил улучшает прогноз приживления трансплантата.

Через 1 месяц осуществляется контрольный осмотр и аудиометрия (проверка слуха). Контрольные осмотры и их кратность определяется хирургом.

Окончательный результат вмешательства можно оценить через три месяца.

Положительный результат (отсутствие перфорации в раннем и позднем послеоперационном периоде, улучшение слуха) наблюдается в 83-85% случаев.

В Беларуси на высоком профессиональном уровне производится реабилитация пациентов после операций на ЛОР-органах.

Хронический гнойный средний отит. Тимпанопластика

   Воспалительные заболевания среднего уха широко распространены среди населения всех возрастных групп. По данным ВОЗ от 1 до 5% населения земли страдают воспалительными заболеваниями среднего уха с различной степенью выраженности тугоухости.

   Несмотря на современные возможности диагностики и лечения острых воспалительных заболеваний среднего уха, доля хронических заболеваний, являющихся следствием острых, остается значительно высокой. В частности, в Российской федерации хронический гнойный средний отит встречается до 39,2 случаев на тысячу населения.

 

   Хронический гнойный средний отит (ХГСО) — это заболевание среднего уха, характеризующееся тремя основными показателями: стойкой перфорацией барабанной перепонки, постоянным или периодическим гноетечением из уха и снижением слуха.

По клиническому течению и тяжести заболевания выделяют две формы хронического гнойного среднего отита: мезотимпанит (туботимпанальный гнойный средний отит) и эпитимпанит (хронический эпитимпано–антральный гнойный средний отит). Принципиальное отличие двух форм заболевания заключается в поражении костных структур среднего уха и преимущественной локализации патологического процесса в барабанном пространстве при эпитимпанальной форме. Мезотимпанит по течению является более благоприятной формой ХГСО.

 

Причины возникновения хронического гнойного среднего отита (ХГСО)

   Хронический гнойный средний отит является результатом запущенной формы острого среднего отита или его недостаточного лечения, при котором сформировавшиеся поствоспалительные изменения в слизистой оболочке и структурах среднего уха способствуют хронизации процесса. Стойкое нарушение целостности барабанной перепонки может быть обусловлено и рядом других внешних факторов, среди которых присутствует химическое воздействие или механическое повреждение вследствие травмы.

   Развитие ХГСО обусловлено различными факторами, включая снижение общего иммунного статуса организма, наличие сопутствующих заболеваний организма, вирулентными штаммами возбудителей, устойчивыми к антибактериальным препаратам, нарушением репаративных процессов, дисфункцией слуховой трубы и др. Развитию и поддержанию ХГСО может так же способствовать искривление перегородки носа, наличие аденоидных вегетаций.

Признаки и симптомы хронического гнойного среднего отита

    Обычно больные хроническим гнойным средним отитом или ХГСО предъявляют следующие жалобы:

  • периодическое или постоянное гноетечение из уха,
  • снижение слуха,
  • периодически возникающие боли в ухе,
  • на ощущение шума в ухе,
  • головокружение.

Однако, в некоторых случаях, эти симптомы могут отсутствовать или быть маловыраженными. Причинами обострения процесса могут быть простуда, попадание воды в ухо, банальный насморк, заболевания носа и носоглотки. При обострении заболевания усиливается гноетечение, может повышаться температура тела, усиливается или появляется шум, нерезкая боль в ухе.

Лечение хронического гнойного среднего отита и последствия НЕ лечения 


Консервативное лечение хронического гнойного среднего отита позволяет добиться лишь временного улучшения, а в некоторых случаях и вовсе является неэффективным. Основной причиной неэффективности консервативного лечения является наличие стойкой перфорации барабанной перепонки. Дефект барабанной перепонки является открытым путем распространения инфекции окружающей среды в область среднего уха, в норме имеющего строение замкнутой полости, единственное сообщение которой с внешней средой осуществляется через слуховую трубу. Наличие стойкой перфорации барабанной перепонки, постоянное или периодическое гноетечение поддерживает воспалительный процесс в среднем ухе, что нередко приводит к деструкции (разрушению) цепи слуховых косточек среднего уха. Длительное течение ХГСО приводит к более выраженному снижению слуха и большему распространению воспалительного процесса.
Своевременная диагностика и лечение ХГСО являются залогом предупреждения распространения патологического процесса в среднем ухе и прогрессирования тугоухости.

Хирургическое лечение хронического гнойного среднего отита

Тимпанопластика

   На протяжении многих десятилетий в лечении пациентов с ХГСО с большим успехом используются хирургические методы лечения, являющиеся наиболее эффективными. Одним из таких методов является тимпанопластика. Тимпанопластика это метод хирургического восстановления звукопроводящего аппарата среднего уха–барабанной перепонки и цепи слуховых косточек, направленный на прекращение гноетечения и улучшение слуха. Тимпанопластика при сохранной, функционирующей цепи слуховых косточек может быть ограничена восстановлением только барабанной перепонки–мирингопластикой. Нередким следствием ХГСО является полное или частичное разрушение цепи слуховых косточек. При наличии дефекта или не функциональности отдельных элементов цепи слуховых косточек производится оссикулопластика–восстановление целостности и подвижности цепи слуховых косточек. Тимпанопластика может выполняться как самостоятельная операция, так и являться необходимым, заключительным этапом реконструктивных операций после ранее перенесенных санирующих (радикальных) операций на среднем ухе.

   На сегодняшний момент «золотым стандартом» в материалах использующихся при тимпанопластике во всем мире признаны аутоткани пациента (хрящ, надхрящница, фасция височной мышцы). Это обусловлено не только полной иммунологической совместимостью тканей, что исключает риск отторжения трансплантата, но и высокими показателями функциональных качеств этих материалов.
Тимпанопластика на сегодняшний день это широко распространенный метод хирургического лечения ХГСО. Использование современного хирургического оборудования, инструментария совместно с накопленным опытом хирургического лечения позволяет эффективно лечить пациентов–достигать улучшения слуха и полного прекращения гноетечения.

 В научно–клиническом отделе заболеваний уха ФГБУ НМИЦО применяются самые современные методики операции с использованием современного микроскопического оборудования, микрохирургической техники в исполнении высококвалифицированных отохирургов, проходивших обучение в лучших зарубежных клиниках Европы. Наши специалисты постоянно совершенствуют навыки, следуют самым современным тенденциям в мировой отохирургии.

Хронический гнойный средний отит

Хронический гнойный средний отит — это длительно протекающее гнойное воспаление среднего уха, характеризующееся наличием стойкой перфорации (дефекта, отверстия) барабанной перепонки, периодическими или постоянными выделениями из уха, как правило, слизисто-гнойного характера и постепенным прогрессирующим снижением слуха. Хронический средний отит является весьма распространенным заболеванием. В настоящее время им болеют около 1% населения и частота данного заболевания не имеет тенденции к снижению. Встречается как у взрослых, так и у детей; более половины отитов формируются в детском возрасте.

В зависимости от выраженности воспалительных изменений выделяют 3 формы хронического среднего отита — мезотимпанит, эпитимпанит и эпимезотимпанит (смешанная форма).

При мезотимпаните в воспалительный процесс вовлекается только слизистая оболочка среднего уха — это наиболее благоприятная форма хронического среднего отита.

При эпи- и эпимезотимпаните в процесс вовлекаются костные структуры среднего уха. Развивается кариес костных стенок барабанной полости. Также возможно образование холестеатомы — клеточного образования, постепенно разрушающего структуры среднего уха. Опасность данных двух форм хронического среднего отита состоит в возможности развития осложнений, в том числе внутричерепных. Хотя при мезотимпаните небольшая вероятность осложнений также возможна.

Основная причина возникновения хронического воспаления среднего уха — перенесенные пациентом острые гнойные отиты, которые подвергались неправильному лечению, или не лечились вообще. Хочется особо подчеркнуть, что возникновению воспаления в среднем ухе и переходу его в хроническую форму часто способствуют проблемы в полости носа. При затрудненном носовом дыхании происходит нарушение функции слуховой трубы (канал, соединяющий среднее ухо с носом), и, соответственно, вентиляции среднего уха. При этом среднее ухо не может правильно функционировать, воспаление зачастую становится хроническим.

Диагностика

Диагноз «хронический отит» устанавливает ЛОР-врач на основании осмотра уха. Дополнительно проводится исследование слуха, проверка функции слуховой трубы. Важным является осмотр полости носа, поскольку, важным фактором нормальной работы среднего уха является свободное носовое дыхание.

Лечение

Касательно лечения следует особо подчеркнуть, что хронический средний отит является хирургическим заболеванием. Проводится также медикаментозная терапия, но только для снятия обострения и как подготовка к операции. При отсутствии активного воспаления в среднем ухе пациенту с хроническим средним отитом абсолютно показана операция. Как подготовку проводят коррекцию искривления носовой перегородки, выполняют курсы по лечению хронических очагов инфекции верхних дыхательных путей (тонзиллит, синусит).

Хирургическое лечение при эпи- и эпимезотимпанитах (так называемые санирующие операции) направлено на санацию очага инфекции, предупреждение развития осложнений, а также сохранение и иногда улучшение имеющегося у больного слуха. При мезотимпаните вне обострения проводят хирургическое вмешательство, целью которого является закрытие перфорации барабанной перепонки, для чего используются ткани пациента (хрящи, фасции). Особенности выполнения операции в каждом конкретном случае уточняются ЛОР-хирургом после осмотра пациента.

Следует подчеркнуть, что данный вид хирургии весьма сложен, требует наличия специально микроскопической техники, микроинструментария и высокой квалификации ЛОР-хирурга.

Важно знать

при наличие перфорации в барабанной перепонке нужно защищать уши во время принятия ванны или душа, чтобы в них не попадали вода и мыло. Для этого можно поместить в наружный слуховой проход ватный тампон или беруши. В остальное время просвет наружного слухового прохода должен оставаться свободным.

Консультации

На консультацию к профессору А.С. Лопатину можно записаться по телефону: 8 499 241-13-63, поликлиника № 1 УД Президента РФ, г. Москва, пер. Сивцев Вражек, д. 26/28 (ближайшие станции метро: «Смоленская», «Арбатская», «Кропоткинская»).

Хронический средний отит, симптомы и лечение у взрослых

Порой оперативное вмешательство становится необходимой мерой для сохранения слуха пациента. Опасаться его не стоит, ведь операция поможет предотвратить развитие тяжелых осложнений.

ЛОР-хирурги Центра — это опытные специалисты, которые в совершенстве владеют всеми оперативными методиками и выбирают оптимальную тактику лечения для каждого клинического случая.

Показаниями к хирургическому лечению являются:

  • парез лицевого нерва на фоне гнойного процесса в ухе;
  • подозрение на внутричерепное осложнение на фоне воспаленного уха;
  • снижение слуха на аудиограмме;
  • перфорация (прободение) барабанной перепонки;
  • постоянные или периодические выделения из уха;
  • наличие патологического очага в полости среднего уха по данным компьютерной томографии — кариес, деструкция кости, полип, грануляции, гной.

Операцию нельзя проводить только при тяжелых состояниях — инфаркте миокарда и инсульте. Во всех остальных случаях своевременная операция позволит вам избежать серьезных осложнений и рецидива заболевания.

В Центре хирургии «СМ-Клиника» вас ждут опытные оперирующие оториноларингологи, современное оборудование и доступные цены на хирургическое лечение хронического среднего отита. Для записи на консультацию к специалистам звоните по телефону +7 (495) 292-59-87.

Хроническое воспаление среднего уха может приводить к различным осложнениям: перфорации барабанной перепонки, спайкам и рубцам, разрушению слуховых косточек, что в свою очередь ведет к серьезному нарушению слуха. Еще одним серьезным последствием хронического отита может стать парез лицевого нерва и распространение гнойно-воспалительного процесса на внутричерепные структуры. Все это является безусловным показанием к проведению хирургического лечения.

Все операции мы выполняем на высококачественном микрохирургическом оборудовании с применением малотравматичных методик, активно практикуемых в Германии и Франции. Все это позволяет нам получить максимальный эффект лечения — не только уничтожить очаг воспаления, но и восстановить нормальный слух.

Основываясь на данных клинической картины болезни пациента наши врачи применяют разные оперативные методики:

Санирующие операции на ухе. Это щадящие слухосохраняющие операции, основная цель которых — восстановить нормальное функционирование слухового аппарата, сохранить слух пациенту и предупредить внутричерепные осложнения. Хирурги нашего Центра выполняют, в том числе, расширенные санирующие операции, при которых удается не только сохранить, но и улучшить слух.

  • тимпанотомия;
  • аттикотомия;
  • антромастоидотомия;
  • аттикоантромастоидотомия.

Слухоулучшающие и слуховосстанавливающие операции. Цель таких операций — после санации барабанной полости удалить очаг воспаления и восстановить весь звукопроводящий механизм среднего уха. В результате таких манипуляций наши хирурги добиваются значительного улучшения и восстановления слуха пациента, даже при его почти полной потере:

  • мирингопластика;
  • тимпанопластика;
  • тимпанопластика с мастоидэктомией;
  • тимпанопластика с ревизией трепанационной полости;
  • облитерация сосцевидного отростка (мастоидопластика).
Подробнее

Врачи, которые лечат хронический гнойный средний отит в Санкт-Петербурге: отзывы, врачи и клиники

Лоры (отоларингологи) Санкт-Петербурга — отзывы

Приём прошёл нормально. Ничего плохого сказать не могу. Доктор опросил меня о проблемах, назначил лечение и уточнил остались ли вопросы. Он объяснил все непонятные для меня моменты. Я выбрал его по стажу работы, по месторасположению и он был один из первых в списках при поиске. Я знаю теперь, что делать дальше.

На модерации

Максим Алексеевич вежливый, грамотный, объяснил почему мне не нужно обследование. Прием прошел хорошо, врач все увидел выписал назначения и рекомендаций. Обращусь повторно к данному специалисту, достаточно уделил времени на приеме.

На модерации

На приёме доктор меня выслушала, обо всём рассказала, дала свои рекомендации и назначила несколько устаревшее лечение, что выяснилось во время обращения к другому специалисту. Специалист не помогла в решении моего вопроса. Внимательный врач.

На модерации

Мне понравилось, и на самом деле, кажется, что качественно прошел прием. К моим жалобам внимательно отнеслась доктор, скорректировала уже бывшее лечение, которое мне перед этим назначили. Обратила внимание на другие проблемы, на которые предыдущий врач не обратил мое внимание. Через несколько дней будет повторный прием, на котором уже посмотрим результаты. Специалиста я выбирал в первую очередь по доступности, потому что у меня было достаточно экстренно по жалобам. Клиника не так далеко от дома, и у врача было свободное время. Ну и, собственно, по отзывам на платформе СберЗдоровье.

Олег

Всё прошло хорошо, оперативно, качественно и информативно. Буду обращаться повторно. Доктор очень вежливый и внимательный. Она меня проконсультировала первично, плотно осмотрела, дала рекомендации и направила на дополнительные обследования.

Кристина

Прием прошел нормально. Доктор общался хорошо, вежливо, все понятно объяснил, проконсультировал по моей проблеме, провел осмотр. По итогу консультации специалист дал рекомендации.

Вера

Доктор быстро провела прием. Все прошло замечательно. Я всем доволен. Врач почистила уши, выписала лекарство, проконсультировала по заболеванию. Специалиста выбрал по рейтингу на сайте.

Гаджи

Доктор быстро провела прием. Все прошло замечательно. Я всем доволен. Врач почистила уши, выписала лекарство, проконсультировала по заболеванию. Специалиста выбрал по рейтингу на сайте.

Гаджи

Врач внимательный и расположенный врач. Она не холодно относится к пациенту. Доктор выслушала меня, ознакомилась с документами по основному заболеванию. Провела осмотр, назначила, надеюсь, хорошее лечение и записала на процедуры по удалению миндалин. Все хорошо. Плохого ничего не могу сказать.

Александр

Вежливый, корректный доктор. Прием прошел отлично. Доктор взяла анализы, все мне разъяснила, дала рекомендации и выписала необходимое лечение. Я остался доволен. Если понадобиться, обратился бы к этому врачу повторно.

Николай

Показать 10 отзывов из 3082

Рекомендации по подходу, Антибиотики в каплях, Ушной туалет

Автор

Денни Варугезе, MD  Врач-резидент, отделение отоларингологии-хирургии головы и шеи, Медицинская школа Рутгерса, Нью-Джерси,

Раскрытие информации: ничего не подлежит раскрытию.

Соавтор (ы)

Ю-лан Мэри Ин, доктор медицины  доцент кафедры отологии-нейротологии, отделение отоларингологии-хирургии головы и шеи, Медицинская школа Рутгерса, Нью-Джерси; Лечащий отоларинголог, больница Hackensack UMC Mountainside Hospital, больница Святого Варнавы и университетская больница

Ю-лан Мэри Ин, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия отоларингологии — хирургия головы и шеи, Американское общество нейрологов, Североамериканское общество черепа Base Society, Группа по изучению отосклероза

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Главный редактор

Арлен Д. Мейерс, доктор медицины, магистр делового администрирования  профессор отоларингологии, стоматологии и инженерии Медицинской школы Университета Колорадо

Арлен Д. Мейерс, доктор медицинских наук, магистр делового администрирования, является членом следующих медицинских обществ: Хирургия, Американская академия отоларингологии – Хирургия головы и шеи, Американское общество головы и шеи

Раскрытие информации: Служить директором, сотрудником, партнером, сотрудником, советником, консультантом или доверенным лицом для: Cerescan, Ryte, Neosoma, MI10< br/>Получил доход в сумме, равной или превышающей 250 долларов США, от: , Cliexa;;Neosoma
Получил долю владения от Cerescan за консультации; для: Neosoma, eMedevents, MI10.

Дополнительные участники

Peter S Roland, MD  Профессор отделения неврологической хирургии, профессор и заведующий отделением отоларингологии-хирургии головы и шеи, директор Клинического центра заболеваний слухового, вестибулярного и лицевого нервов, заведующий отделением детской отологии Техасского университета Юго-западный медицинский центр; заведующий отделением детской отологии Детского медицинского центра Далласа; Президент медицинского персонала Мемориальной больницы Паркленда; Адъюнкт-профессор коммуникативных расстройств, Школа поведенческих и мозговых наук, руководитель медицинской службы, Центр коммуникативных расстройств Калье, Школа развития человека Техасского университета

Питер С. Роланд, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Альфа Омега Альфа , Американская академия отоларингической аллергии, Американская академия отоларингологии-хирургии головы и шеи, Американское слуховое общество, Американское общество невротологии, Американское отологическое общество, Североамериканское общество основания черепа, Общество университетских отоларингологов-хирургов головы и шеи, Триологическое общество

Раскрытие информации: получил гонорары от Alcon Labs за консультации; Получил гонорары от Advanced Bionics за членство в совете директоров; Получил гонорары от Cochlear Corp за членство в совете директоров; Получил гранты на поездки от Med El Corp для консультирования.

Брэндон Исааксон, доктор медицинских наук, FACS  доцент кафедры отоларингологии-хирургии головы и шеи Юго-западного медицинского центра Техасского университета

Брэндон Исааксон, доктор медицинских наук, FACS является членом следующих медицинских обществ: и хирургии шеи, Американский колледж хирургов, Североамериканское общество основания черепа, Техасская медицинская ассоциация, Триологическое общество, Американское общество нейрологов

Раскрытие информации: Получен гонорар от Medtronic Midas Rex Insitute за консультации; Получил медицинский консультативный совет от Advanced Bionics для членства в совете; Получил гонорар от компании Stryker за консультации и обучение.

Благодарности

Anurag Jain, MBBS, FRCS(Ire), MS, FRCS(Oto), MS(Oto), DLO(RCSEngland) Регистратор-специалист, Отделение отоларингологии, Больница общего профиля Пиндерфилдс, Уэйкфилд, Великобритания

Anurag Jain, MBBS, FRCS(Ire), MS, FRCS(Oto), MS(Oto), DLO(RCSEngland) является членом следующих медицинских обществ: Ассоциация отоларингологов Индии, Британская ассоциация оториноларингологов, головы и шеи Хирурги, Британская медицинская ассоциация, Королевский колледж хирургов в Ирландии и Королевский колледж хирургов Англии

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Джеффри Роберт Найт, MBChB, FRCS Хирург-консультант, отделение отоларингологии, университетская больница Mayday, Лондон

John C Li, MD Частная практика в области отологии и неврологии; Медицинский директор Центра равновесия

John C Li, MD, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия отоларингологии-хирургии головы и шеи, Американский колледж хирургов, Американская медицинская ассоциация, Американское общество неврологов, Американская ассоциация звона в ушах, Медицинская ассоциация Флориды и Североамериканский череп. Базовое общество

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дэвид Пэрри, MD Штатный врач, Отделение отоларингологии-хирургии головы и шеи, Отделение оториноларингологии Детской больницы, Бостон

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Раскрытие информации: Справочная заработная плата Medscape

Peter A Weisskopf, MD Невролог, Консультанты по отоларингологии в Аризоне; Заведующий отделением неврологии, Неврологический институт Барроу

Питер А. Вайскопф, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии отоларингологии-хирургии головы и шеи и Американского колледжа хирургов

.

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Современные концепции патогенеза и лечения хронического гнойного среднего отита

J Med Microbiol. 2015 Октябрь; 64 (часть 10): 1103–1116.

, 1 , 1 , 1 , 1 , 1 , 2 , 3 , 4 , 1 , 1 , 1 , 1 , 1 , 1 и 1

Рахул Миттал

1 Кафедра отоларингологии Медицинской школы Миллера Университета Майами, Майами, Флорида, США

Кристофер В.Lisi

1​ Кафедра отоларингологии Медицинской школы Миллера Университета Майами, Майами, Флорида, США США

Jeenu Mittal

1 Кафедра отоларингологии, Медицинская школа Миллера Университета Майами, Майами, Флорида, США

Kalai Mathee

2 Кафедра медицины человека и молекулярной генетики, Герберт Вертхейм , Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

Гири Нарасимхан

3​ Исследовательская группа биоинформатики (BioRG), Школа компьютерных и информационных наук, Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

Раджив К.

Азад

4​ Факультет биологических наук и математики, Университет Северного Техаса, Дентон, Техас, США

Ци Яо

1​ Кафедра отоларингологии, Медицинская школа Миллера Университета Майами, Майами, Флорида, США

М’хамед Грати

1 Кафедра отоларингологии, Медицинская школа Миллера Университета Майами, Майами, Флорида, США

Дениз Ян

1 Кафедра отоларингологии, Школа Миллера Университета Майами Медицина, Майами, Флорида, США

Адриен А.Eshraghi

1 Кафедра отоларингологии Медицинской школы Миллера Университета Майами, Майами, Флорида, США

Саймон И. Анджели

1 Кафедра отоларингологии Медицинской школы Миллера Университета Майами, Майами, Флорида, США

Fred F. Telischi

1 Кафедра отоларингологии, Университет Майами Медицинская школа Миллера, Майами, Флорида, США

Xue-Zhong Liu

1 Кафедра отоларингологии Университета Медицинская школа Майами Миллер, Майами, Флорида, США

1 Кафедра отоларингологии, Университет Майами Медицинская школа Миллера, Майами, Флорида, США

2 Кафедра человеческой и молекулярной генетики, Колледж Герберта Вертхайма Медицинского факультета, Международный университет Флориды, Майами, Флорида, США

3​ Исследовательская группа биоинформатики (BioRG), Школа компьютерных и информационных наук, Международный университет Флориды ersity, Майами, Флорида, США

4​ Факультет биологических наук и математики, Университет Северного Техаса, Дентон, Техас, США

Автор, ответственный за переписку. Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Средний отит (СО) представляет собой воспаление среднего уха, связанное с инфекцией. Несмотря на соответствующую терапию, острый СО (ОСО) может прогрессировать до хронического гнойного СО (ХССО), связанного с перфорацией барабанной перепонки и гнойным отделяемым. Выпот препятствует правильной передаче звуковых колебаний косточками среднего уха от барабанной перепонки к овальному окну внутреннего уха, вызывая кондуктивную тугоухость. Кроме того, медиаторы воспаления, образующиеся при ХГСО, могут проникать во внутреннее ухо через круглое окно.Это может вызвать потерю волосковых клеток в улитке, что приводит к сенсоневральной тугоухости. Pseudomonas aeruginosa и Staphylococcus aureus являются наиболее распространенными патогенами, вызывающими CSOM. Хотя патогенез ОСО хорошо изучен, в отношении CSOM имеется очень мало исследований. С появлением устойчивости к антибиотикам, а также ототоксичностью антибиотиков и потенциальными рисками хирургического вмешательства возникает острая необходимость в разработке эффективных терапевтических стратегий против CSOM. Это требует понимания роли иммунитета хозяина в CSOM и того, как бактерии уклоняются от этих мощных иммунных ответов. Понимание молекулярных механизмов, ведущих к CSOM, поможет разработать новые методы лечения этого заболевания и, следовательно, предотвратить потерю слуха.

Введение

Средний отит (СО) относится к группе сложных инфекционно-воспалительных заболеваний, поражающих среднее ухо (Dickson, 2014). В целом СО встречается очень часто, так как исследования показывают, что около 80 % детей должны пережить хотя бы один эпизод к своему третьему дню рождения (Teele et al., 1989). В целом ОМ подразделяют на два основных типа: острый и хронический. Острый СО (ОСО) характеризуется быстрым появлением признаков воспаления, в частности выпячивания и возможной перфорации барабанной перепонки, полноты и эритемы, а также симптомов, связанных с воспалением, таких как оталгия, раздражительность и лихорадка (Pukander, 1983; Harkness). и Топхэм, 1998). Несмотря на адекватную антибактериальную терапию, ОСО может прогрессировать до хронического гнойного СО (ХССО), характеризующегося стойким дренажем из среднего уха, связанным с перфорацией барабанной перепонки (Wintermeyer & Nahata, 1994; Harkness & Topham, 1998). При осмотре с помощью отоскопа среднее ухо выглядит красным и воспаленным с гнойным отделяемым у пациентов с ХГСО (и ). Это одно из наиболее распространенных хронических инфекционных заболеваний во всем мире, особенно поражающее детей (Roland, 2002; Verhoeff et al. , 2006). Нарушение слуха является одним из наиболее частых последствий CSOM (Aarhus et al. , 2015). Возникающая в результате потеря слуха может оказать негативное влияние на развитие речи, образование и поведение ребенка (Olatoke et al. , 2008; Khairi Md Daud et al., 2010). Смертность от осложнений CSOM обычно выше, чем при других типах СО (Yorgancilar et al. , 2013a; Qureishi et al. , 2014). Внутричерепные осложнения, такие как абсцесс головного мозга и менингит, являются наиболее частыми причинами смерти пациентов с ХГСО (Dubey et al. , 2010; Chew et al. , 2012; Sun & Sun, 2014).

Схематическое изображение уха в норме и в условиях CSOM. а) В норме полость среднего уха чистая и пустая. (b) Напротив, среднее ухо становится красным и воспаленным из-за наличия жидкости в условиях CSOM. Красный цвет указывает на воспаление, а желтый — на жидкость во время CSOM.

Отоскопическое исследование уха. (а) Нормальное ухо здорового человека показывает неповрежденную барабанную перепонку и отсутствие жидкости. (б) У пациентов с ХГСО перфорация барабанной перепонки и гнойные выделения.

В этой статье рассматриваются последние научные достижения в области эпидемиологии, микробиологии, патогенеза, лечения и влияния CSOM на потерю слуха.Доступно лишь несколько исследований, посвященных пониманию патогенеза CSOM (4). Настоящий обзор призван привлечь внимание к тому факту, что существует острая необходимость в проведении исследований патогенетических механизмов CSOM с целью выявления новых терапевтических мишеней помимо антибиотикотерапии. Лучшее понимание лежащих в основе механизмов и, в конечном счете, открытие более эффективных методов лечения приведет к снижению затрат на здравоохранение и улучшению качества жизни пациентов с CSOM.

Таблица 1.

Патофизиологические проявления у пациентов с ХГСО

Частота и эпидемиология

ХГСО обычно развивается в первые годы жизни, но может сохраняться и во взрослом возрасте. Болезнь поражает 65–330 миллионов человек во всем мире, в основном в развивающихся странах. По оценкам, ежегодно регистрируется 31 миллион новых случаев CSOM, из которых 22,6% приходится на детей в возрасте до 5 лет (Monasta et al. , 2012). Популяциями с самой высокой зарегистрированной распространенностью CSOM являются инуиты Аляски, Канады и Гренландии, американские индейцы и австралийские аборигены (7–46%) (Bluestone, 1998; Coates et al., 2002; Кузо и др. , 2003). Промежуточная распространенность была зарегистрирована на островах южной части Тихого океана, в Африке, Корее, Индии и Саудовской Аравии и составляла от 1 до 6 % (Rupa et al. , 1999; Zakzouk & Hajjaj, 2002). Проспективное популяционное продольное когортное исследование среди детей в возрасте от 0 до 4 лет показало, что кумулятивный уровень заболеваемости CSOM в Гренландии составляет 14 % (Koch et al. , 2011). Тем не менее, более ранние исследования показали уровень заболеваемости CSOM 19 и 20 % среди гренландских детей в возрасте 3-8 лет (Pedersen and Zachau-Christiansen, 1986; Homøe et al., 1996). Эти исследования показывают, что CSOM широко распространен у гренландских инуитов и проявляется очень рано, в среднем до 1 года. Факторы риска, которые предрасполагают детей к CSOM в Гренландии, включают посещение центров по уходу за детьми, наличие у матери гнойных выделений из ушей в анамнезе, наличие курильщиков в домашнем хозяйстве, высокое бремя инфекций верхних дыхательных путей и принадлежность к инуитам (Koch et al. , 2011). Хотя CSOM по-прежнему распространен в развитых странах, исследований, посвященных этому заболеванию, очень мало.Точная заболеваемость CSOM в США недостаточно документирована: 70 % детей в США имеют по крайней мере одну острую инфекцию среднего уха в возрасте до 3 лет, что представляет собой основной фактор риска развития CSOM (Kraemer et al. , 1984). В США было документально подтверждено, что CSOM чаще всего встречается в определенных этнических группах с оценочной распространенностью 12 % среди детей эскимосов и 8 % среди детей американских индейцев и реже среди белого и черного населения (Fairbanks, 1981; Kenna et al.). др., 1986). Для последних двух групп точная заболеваемость не была задокументирована. Было замечено, что мужчины и женщины поражаются в равной степени, но холестеатомная форма чаще встречается среди мужчин (Matanda et al. , 2005). Необходимы дополнительные эпидемиологические исследования, чтобы выявить заболеваемость CSOM в развитых странах.

Микробиология

Наиболее частой причиной СО является бактериальная инфекция среднего уха. ОСО преимущественно вызывается Streptococcus pneumoniae , Haemophilus influenzae и Moraxella catarrhalis (Sierra et al., 2011; Курейши и др. , 2014). Однако Pseudomonas aeruginosa и Staphinosa и Staphylococcus aureus являются наиболее распространенными аэробными микробными изолятами у пациентов с CSOM, а затем Proteus vulgaris и Klebsiella Pneumoniae () (Sattar et al. , 2012; Aduda et al , 2013; Prakash и др. , 2013). Ряд исследований из разных стран, включая Индию, Непал, Сингапур и Нигерию, показали, что P.aeruginosa является наиболее распространенным патогеном, вызывающим CSOM, за которым следует S. aureus (Yeo et al. , 2007; Sharma et al. , 2010; Dayasena et al. , 1 et al. 20903; Madana 2011; , 2011; Afolabi и др. , 2012; Ahn и др. , 2012; Asish и др. , 2013). Однако исследования, проведенные в Пакистане (Гилгит), Иране и Саудовской Аравии, показали, что наиболее распространенным патогеном является S. aureus , за которым следует P. aeruginosa (Ettehad et al., 2006; Мариам и др. , 2013; Ахмад и др. , 2013; Ахмед и др. , 2013). Различия в различных исследованиях могут быть связаны с различиями в изучаемой популяции пациентов и географическими различиями. Поперечное исследование бактериальной микробиоты в образцах среднего уха, аденоидов и миндалин у ребенка с хроническим серозным СО с использованием анализа пиросеквенирования на основе гена 16S рРНК выявило Pseudomonas spp. как наиболее распространенный патоген, присутствующий в среднем ухе, тогда как Streptococcus spp.доминировали в микробиоте миндалин с относительной численностью 82,7 и 69,2% соответственно (Liu et al. , 2011). С другой стороны, в микробиоте аденоидов преобладали многочисленные бактерии, включая Streptococaceae , Fusobacteriaceae , Pasteurellaceae и Pseudomonadaceae . P. aeruginosa и S. aureus могут попасть в среднее ухо через наружный канал. P. aeruginosa может хорошо развиваться в среде уха, и ее трудно уничтожить.Было высказано предположение, что P. aeruginosa уклоняется от защитного механизма хозяина, используя оболочку окружающего поврежденного эпителия, что вызывает снижение кровообращения в этой области (Pollack, 1988). P. aeruginosa повреждает ткани, препятствует нормальной защите организма и инактивирует антибиотики с помощью различных ферментов и токсинов (Gellatly & Hancock, 2013). Bacteroides spp., Clostridium spp., Peptococcus spp., Peptostreptococcus spp., Prevetolla melaninogenica и Fusobacterium spp. являются анаэробными патогенами, которые могут вызывать CSOM () (Verhoeff et al. , 2006; Prakash et al. , 2013). Возможно, что некоторые из этих патогенов могут быть просто нормальной микробной флорой среднего уха, а не возбудителями. Однако отсутствуют исследования, сообщающие о нормальной микрофлоре среднего уха. Следовательно, необходимы дальнейшие исследования для характеристики нормальной микрофлоры среднего уха, что поможет дифференцировать нормальную ушную флору от патогенов, вызывающих CSOM.

Таблица 2.

Перечень микроорганизмов, выделенных от пациентов с ХГСО

ХГСО также может характеризоваться коинфекцией более чем одним типом бактериального и вирусного патогена (Vartiainen & Vartiainen, 1996; Bakaletz, 2010 ). Грибы также были идентифицированы в культурах пациентов с CSOM (Ibekwe et al. , 1997; Khanna et al. , 2000; Prakash et al. , 2013; Asish et al. , 31yal 2014). и другие., 2014). Однако наличие грибков может быть связано с лечением ушными каплями с антибиотиками, которые вызывают подавление бактериальной флоры и последующее появление грибковой флоры (Schrader & Isaacson, 2003). Это, вероятно, увеличивает частоту грибковой суперинфекции, и даже менее вирулентные грибы становятся более условно-патогенными. Кроме того, наблюдались большие различия в скорости выделения грибов у пациентов с ХГСО (2). Эту изменчивость можно объяснить климатическими условиями, так как сырая и влажная среда способствует распространению микозов уха.

Патогенез

CSOM считается многофакторным заболеванием, возникающим в результате сложного ряда взаимодействий между факторами риска окружающей среды, бактериями, хозяином и генетическими факторами (Rye et al. , 2012; Li et al. , 2013). Важно определить гены, которые способствуют предрасположенности к CSOM, что даст представление о биологической сложности этого заболевания и, в конечном итоге, будет способствовать улучшению методов профилактики и лечения (Allen et al. , 2014). Врожденные иммунные механизмы хозяина, такие как путь TLR4/MyD88, особенно важны для индукции защитных иммунных ответов против бактерий (Hernandez et al. , 2008). С другой стороны, путь трансформирующего фактора роста-β помогает сбалансировать неблагоприятный исход преувеличенной провоспалительной реакции (Leichtle et al. , 2011). Роли этих путей широко изучались при АОМ; однако исследований, касающихся CSOM, не проводилось.

Бактериальные биопленки привлекли внимание к патогенезу CSOM. Биопленки устойчивы к антибиотикам и другим противомикробным соединениям (Stewart & Costerton, 2001; Hall-Stoodley & Stoodley, 2009; Mah, 2012; Alhede et al. , 2014; Jolivet-Gougeon & Bonnaure-Mallet, 2014; Römling et и др. , 2014). Поэтому их трудно искоренить и, следовательно, они могут привести к рецидивирующим инфекциям (Donelli & Vuotto, 2014; García-Cobos et al. , 2014).Кроме того, биопленки прочно прикрепляются к поврежденным тканям, таким как обнаженная остеитовая кость и изъязвленная слизистая оболочка среднего уха, или к отологическим имплантатам, таким как тимпаностомические трубки, что еще больше усугубляет проблему эрадикации (Wang et al. , 2014). Хотя биопленки были продемонстрированы в среднем ухе пациентов с ХГСО, их точная роль в патофизиологии заболевания еще не определена (Saunders et al. , 2011; Lampikoski et al. , 2012; Kaya et al. ., 2013; Гу и др. , 2014; Хосрави и др. , 2014). Кроме того, молекулярные механизмы, ведущие к образованию биопленки в среднем ухе во время CSOM, также плохо изучены.

Цитокины также участвуют в патогенезе СО. Большинство исследований, посвященных роли цитокинов, относятся к ОСО, и имеется очень мало доступных исследований, демонстрирующих роль цитокинов в патогенезе CSOM. Высокие уровни воспалительных цитокинов, таких как IL-8, были продемонстрированы в выпоте среднего уха у пациентов с CSOM (Elmorsy et al., 2010). ИЛ-8 играет роль в развитии хронического СО, а также связан с ростом бактерий. Повышенные уровни мРНК, а также белков TNF-α, IL-6, IL-1β и IFN-γ были обнаружены в слизистой оболочке среднего уха пациентов с CSOM по сравнению со здоровыми людьми (Si et al. , 2014). Активация этих провоспалительных цитокинов может вызывать повреждение тканей, а также переход от острого к хроническому ОМ. Необходимы дополнительные исследования для изучения роли цитокинов в патогенезе CSOM.

Потеря слуха

Нарушение слуха является наиболее частым последствием CSOM (Aarhus et al. , 2015). CSOM может вызывать кондуктивную тугоухость (CHL), а также нейросенсорную тугоухость (SNHL). CHL возникает в результате препятствия в передаче звуковых волн от среднего уха к внутреннему уху. CSOM характеризуется наличием жидкости (гноя), которая может препятствовать прохождению звука во внутреннее ухо. Количество выпота в среднем ухе прямо коррелирует с величиной и тяжестью CHL (Wiederhold et al., 1980). CSOM характеризуется наличием перфорации барабанной перепонки, которая может препятствовать проведению звука во внутреннее ухо. Также было продемонстрировано, что степень нарушения слуха прямо пропорциональна повреждению структур среднего уха (Yorgancilar et al. , 2013b). В некоторых случаях CSOM может быть необратимая потеря слуха, которая может быть связана с необратимыми изменениями ткани в слуховой щели (Kaplan et al., 1996; Шарма и др. , 2013). Хроническая инфекция среднего уха вызывает отек слизистой оболочки среднего уха и выделения, перфорацию барабанной перепонки и, возможно, разрыв цепи слуховых косточек, что приводит к CHL в диапазоне от 20 до 60 дБ (Varshney et al. , 2010).

SNHL возникает либо в результате повреждения внутреннего уха (улитки), либо в результате повреждения нервных путей, передающих сигналы от внутреннего уха к мозгу. Улитка у млекопитающих имеет три ряда наружных волосковых клеток и один ряд внутренних волосковых клеток.Наружные волосковые клетки помогают в усилении и настройке звуковых волн, тогда как внутренние волосковые клетки участвуют в преобразовании механической энергии звука в электрический импульс, который передается слуховому нерву. Любое повреждение наружных или внутренних волосковых клеток может вызвать серьезные нарушения слуха, которые могут быть необратимыми и постоянными.

Недавние исследования показали, что CSOM может вызывать SNHL в дополнение к CHL (Papp et al. , 2003; da Costa et al. , 2009; Kolo et al., 2012; Ян и др. , 2014). Инфекция среднего уха приводит к образованию медиаторов воспаления, таких как метаболиты оксида азота и арахидоновой кислоты (), которые могут вызывать как функциональные, так и морфологические изменения в слуховых структурах (Housley et al. , 1988; Jung et al. , 1992; Guo и др. , 1994; Clerici и др. , 1995; Jung и др. , 2003). Эти медиаторы воспаления также могут проникать через мембрану круглого окна и проникать во внутреннее ухо, вызывая повреждение улитки () (Morizono & Tono, 1991; Penha & Escada, 2003; Jun et al., 2008). Потеря наружных и внутренних волосковых клеток в базальном повороте улитки наблюдалась у пациентов с CSOM (Huang et al. , 1990; Cureoglu et al. , 2004). Большинство SNHL у пациентов с CSOM находится в высокочастотном диапазоне и является односторонним (Jensen et al. , 2013). Недавнее исследование также показало, что бактериальные токсины, обнаруженные в среднем ухе во время CSOM, могут проникать в улитку и приводить к патологии улитки (Joglekar et al. , 2010).Эти бактериальные токсины могут быть экзотоксинами (белками), продуцируемыми как грамположительными, так и грамотрицательными бактериями, или эндотоксинами (ЛПС наружной мембраны грамотрицательных бактерий). Эти связанные с инфекцией токсины могут вызывать прямое повреждение волосковых клеток, особенно в основании улитки, где волосковые клетки чувствительны к высокочастотным звукам (Kolo et al. , 2012). У пациентов с ХГСО наблюдается значительная потеря наружных и внутренних волосковых клеток, а также выраженная атрофия сосудистой полоски в базальном повороте улитки.Базальный поворот улитки также продемонстрировал серьезные патологические изменения, которые соответствовали высокочастотной SNHL у пациентов с CSOM (Cureoglu et al. , 2004; Joglekar et al. , 2010).

Таблица 3.

Перечень медиаторов воспаления, образующихся в среднем ухе в ответ на микробную инфекцию

СО и поражение внутреннего уха. Бактериальная инфекция среднего уха (1) приводит к выработке медиаторов воспаления (2), которые могут проникать из круглого окна (3) во внутреннее ухо, приводя к повреждению наружных (ОНС) и внутренних (ВНС) слуховых волос клетки (4).

SNHL у пациентов с CSOM часто проявляется более высокими порогами костной проводимости (BC) на аудиограмме. Пороги БК в здоровом ухе и ухе с CSOM различались не менее чем на 20 дБ на всех измеренных частотах (Luntz et al. , 2013). В многоцентровом исследовании у 58% из 874 пациентов с односторонним CSOM была выявлена ​​SNHL более 15 дБ в пораженном ухе (Paparella et al. , 1984). El-Sayed (1998) показал, что у 218 пациентов пороги BC в диапазоне частот были увеличены на 9.2 до 14,1 дБ в ушах CSOM, со средней разницей между CSOM и нормальным ухом более 10 дБ у 39% пациентов и 20 дБ или более у 12% пациентов. У 145 пациентов с односторонним CSOM наблюдались большие различия при 4000 Гц (5 дБ), чем при 500, 1000 или 2000 Гц (3 дБ) (Eisenman & Parisier, 1998). Также наблюдались значительные различия в БК между хроническим ОМ и нормальным ухом у 344 пациентов в диапазоне от 0,6 дБ при 500 Гц до 3,7 дБ при 4000 Гц для всех частот (Redaelli de Zinis et al., 2005). да Коста и др. (2009) у 150 пациентов сообщили о разнице в КК в 5 дБ между хроническим ОМ и нормальным ухом на частотах 1000 и 2000 Гц, увеличиваясь до 10 дБ на частотах 3000 и 4000 Гц. Процент пациентов с CSOM с более высокими порогами BC имел тенденцию к увеличению с возрастом (Yoshida et al. , 2009). Место и размер перфорации барабанной перепонки коррелируют со степенью потери слуха, при этом задние перфорации имеют большую потерю уровня децибел, вероятно, в результате потери защиты мембраны круглого окна от волн звукового давления (Vaidya ). и другие., 2014). Было высказано предположение, что все меры по раннему излечению, включая хирургическое вмешательство, следует рассматривать как можно скорее, чтобы предотвратить потерю слуха у пациентов с CSOM (Yoshida et al. , 2009).

Лечение

Текущий основной метод лечения CSOM представляет собой комбинацию ушного туалета и местных противомикробных капель. Системные пероральные или парентеральные антибиотики, хотя и возможны, используются реже из-за того, что местные антибиотики в сочетании с ушным туалетом способны достигать значительно более высоких концентраций в тканях, чем системные антибиотики (порядка в 100–1000 раз выше).Хирургия в виде мастоидэктомии традиционно была основой терапии. Тем не менее, ретроспективные исследования показали, что мастоидэктомия не превосходит более консервативные методы лечения, такие как ушной туалет и местные и системные антибиотики при неосложненном CSOM. Реконструкция барабанной перепонки или тимпанопластика — еще одна хирургическая техника, часто используемая при перфорации перфорации после лечения активной инфекции CSOM. Кроме того, хирургическая эрадикация холестеатомы показана при хроническом холестеатомном СО (ХХО).

Ушной туалет

Термин «ушной туалет» относится к поддержанию в максимально возможной степени чистоты и сухости уха с хроническим выделением жидкости. Методы включают протирание в кабинете ватными тампонами, отсасывание для удаления выделений и мусора и установку ушного тампона для стентирования отечного канала (Doshi et al. , 2009). Некоторые практикующие врачи используют различные порошки для подсушивания уха, многие из которых содержат местные антибиотики. Одним из популярных примеров является порошок для ушной инсуффляции, который состоит из смеси хлорамфеникола, сульфаметоксазола и амфотерицина В (фунгизон).Единого мнения о том, как часто проводить ушной туалет или когда использовать инсуффляционный порошок, нет, но в случае неэффективности предшествующего лечения первое можно проводить ежедневно, если это возможно. Некоторые практикующие врачи рекомендуют не реже двух-трех раз в неделю, в зависимости от тяжести и продолжительности симптомов (Dagan et al. , 1992; Daniel, 2012).

Небольшое количество рандомизированных контролируемых исследований показало, что ушной туалет неэффективен в качестве монотерапии и должен использоваться в сочетании с медикаментозной терапией, в идеале с ототопическими антибиотиками при лечении CSOM. Оторея часто исчезала в группах, получавших комбинацию ушного туалета, местных и системных антибиотиков и местного применения борной кислоты по сравнению с ушным туалетом отдельно или без специфической терапии (Melaku & Lulseged, 1999; Choi et al. , 2010). Другое исследование показало, что дети с CSOM, получавшие ушной туалет и внутривенные антибиотики, чаще выздоравливали по сравнению с только ушным туалетом (Fliss et al. , 1990).

Ототопические антибиотики

Капли с антибиотиком в сочетании с ушным туалетом являются основой терапии CSOM, и в рандомизированных контролируемых исследованиях было показано, что они наиболее эффективны.Хинолоны являются наиболее часто используемыми местными антибиотиками в США из-за их установленной эффективности (Aslan et al. , 1998; Ohyama et al. , 1999). Топические хинолоны имеют низкий профиль побочных эффектов и превосходят аминогликозиды (Nwabuisi & Ologe, 2002). Хинолоны особенно эффективны против P. aeruginosa и не обладают потенциальным побочным эффектом кохлеотоксичности и вестибулотоксичности, которые приписываются аминогликозидам (Dohar et al., 1996). Рандомизированное контролируемое исследование показало, что ципрофлоксацин более эффективен по сравнению с аминогликозидами, а другое исследование показало эффективность местного антибиотика офлоксацина по сравнению с пероральным приемом амоксициллина и клавулановой кислоты в лечении отореи (Yuen et al. , 1994; Couzos et al. , 2003).

Кортикостероиды иногда используются в сочетании с хинолонами для ХГСО, но они недостаточно изучены. Комбинированные ушные капли могут назначаться при воспалении слизистой оболочки наружного слухового прохода или среднего уха, а также при наличии грануляционной ткани.Дексаметазон часто используется в сочетании с ципрофлоксацином при этих состояниях (Shinkwin et al. , 1996; Hannley et al. , 2000; Acuin, 2007).

Существует несколько альтернативных растворов для местного применения, которые можно использовать в условиях, когда капли с антибиотиком недоступны. Они используются в развитых странах, но гораздо чаще встречаются в условиях ограниченных ресурсов из-за их низкой стоимости и доступности. Некоторые из них включают уксусную кислоту, ацетат алюминия (раствор Барроу) или их комбинации (раствор Домеборо) и антисептические растворы на основе йода.Существует несколько исследований, сравнивающих эти растворы с ототопическими хинолонами. Однако одно ретроспективное исследование показало, что раствор ацетата алюминия столь же эффективен, как и гентамицин, в лечении отореи (Clayton et al. , 1990). Кроме того, у 57% пациентов в другом исследовании оторея разрешилась после промывания пораженного уха уксусной кислотой три раза в неделю в течение 3 недель при отсутствии какой-либо другой терапии (Aminifarshidmehr, 1996). Ацетат алюминия потенциально может быть даже более эффективным, чем уксусная кислота, из-за его повышенной активности против многих патогенов in vitro (Thorp et al., 1998). Антисептический раствор на основе повидон-йода обладает широким спектром действия в отношении многих микроорганизмов, которые могут колонизировать среднее ухо, — бактерий, вирусов, грибков и простейших. Одно рандомизированное контролируемое исследование показало, что повидон-йод обладает такой же эффективностью, как капли ципрофлоксацина, при лечении отореи (Jaya et al. , 2003). Кроме того, было показано, что показатели устойчивости бактерий к раствору йода были намного ниже, чем к ципрофлоксацину (Jaya et al. , 2003).Необходимы дальнейшие крупномасштабные исследования для подтверждения безопасности и эффективности этих местных агентов при CSOM.

Системные антибиотики

При неэффективности основного лечения отореи через 3 недели лечения необходимо рассмотреть альтернативные меры. Пероральные антибиотики являются терапией второй линии для CSOM. Системная терапия не была столь же эффективной, как прямая местная доставка антибиотиков из-за невозможности достижения эффективных концентраций в инфицированных тканях среднего уха.На эффективность препарата влияет множество факторов, включая биодоступность, резистентность организма, рубцевание тканей среднего уха и снижение васкуляризации слизистой оболочки среднего уха при хронических заболеваниях (Macfadyen et al. , 2006; Daniel, 2012). Препараты для местного применения, такие как хинолоны, являются препаратами выбора для терапии второй линии (Lang et al. , 1992; Kristo & Buljan, 2011). Однако их следует использовать с осторожностью у детей из-за возможных проблем роста, связанных с сухожилиями и суставами, и их следует использовать для организмов, которые в противном случае устойчивы к другим методам лечения, или когда нет безопасной альтернативы.Амоксициллин/клавулановая кислота (Аугментин) или эритромицин/сульфафуразол (Педиазол) являются другими антибиотиками, которые рекомендуются для детей.

Внутривенные антибиотики продемонстрировали эффективность против CSOM, но не являются методом лечения первой линии по нескольким причинам. Из-за риска системных побочных эффектов и повышенной вероятности развития устойчивости к антибиотикам внутривенные антибиотики следует использовать в качестве последней линии лечения для пациентов с CSOM. Когда это возможно, антибиотики должны быть направлены на посев, и следует обратиться за консультацией по инфекционным заболеваниям, когда это возможно. Поскольку наиболее распространенными микроорганизмами, встречающимися в CSOM, являются P. aeruginosa и устойчивый к метициллину S. aureus (MRSA), антибиотики на основе пенициллина и макролиды имеют очень ограниченную эффективность, поскольку показатели резистентности микроорганизмов высоки (Brook, 1994; Campos). и др. , 1995; Park и др. , 2008; Choi и др. , 2010). Наиболее эффективными антибиотиками для P. aeruginosa и MRSA являются хинолоны, такие как ципрофлоксацин, и комбинация ванкомицина и триметоприм-сульфаметоксазола (Бактрим) соответственно (Park et al., 2008). Другие распространенные антибиотики, которые можно использовать против Pseudomonas spp. включают имипенем и азтреонам (Somekh & Cordova, 2000). В одном исследовании изоляты P. aeruginosa , устойчивые к ципрофлоксацину, также продемонстрировали высокую устойчивость к аминогликозидам, пиперциллин-тазобактаму и цефтазидиму (Jang & Park, 2004), что делает эти препараты менее чем идеальными кандидатами для внутривенной терапии. Несмотря на активность в отношении наиболее распространенных инфекционных агентов, внутривенные антибиотики, безусловно, не являются панацеей при ХГСО.Частота излечения пациентов, получавших культивируемый внутривенный ванкомицин при CSOM MRSA, была аналогична таковой у пациентов, получавших ушной туалет и местные растворы уксусной кислоты и ацетата алюминия (Choi et al. , 2010). Это еще раз демонстрирует концепцию, согласно которой ототопическое лечение в сочетании с агрессивным ушным туалетом является предпочтительным первичным терапевтическим методом при CSOM. Системные антибиотики следует использовать при различной степени неэффективности первичного лечения или при развитии внутричерепных осложнений во время CSOM.

Хирургия

Хирургия должна рассматриваться как крайняя мера после того, как максимальная медикаментозная терапия была исчерпана в случаях ХССО, особенно упорных или рецидивирующих. Хирургическое вмешательство в виде тимпаномастоидэктомии также показано в случаях ХГСО, при которых имеются осложнения, некоторые из которых могут быть потенциально опасными для жизни, такие как значительная потеря слуха, паралич лицевого нерва, поднадкостничный абсцесс, петрозит, тромбоз дурального венозного синуса, менингит, церебральный абсцесс и лабиринтный свищ, среди прочего (Kangsanarak et al. , 1993; Матин и др. , 1997; Тейлор и Берковиц, 2004 г.; Матанда и др. , 2005; Занетти и Нассиф, 2006 г .; Дубей и Ларавин, 2007 г.; Акинпелу и др. , 2008 г.; Мостафа и др. , 2009). Хронический холестеатомный СО требует хирургического вмешательства, обычно в форме тимпаномастоидэктомии, для устранения холестеатомы, которая обычно является основной причиной хронической инфекции (Shirazi et al. , 2006). Тем не менее, некоторые ретроспективные исследования показывают, что нет никакой разницы в результатах успешности трансплантации или послеоперационном слухе в зависимости от того, выполняется ли мастоидэктомия в дополнение к тимпанопластике (Balyan et al., 1997; Миширо и др. , 2001). Мастоидэктомия может быть показана для уменьшения тяжести заболевания в случаях с образованием абсцесса в сосцевидном отростке, тимпанопластике или рекальцитрантном заболевании (Collins et al. , 2003; Angeli et al. , 2006).

Тимпанопластика может быть выполнена в любом месте от 6 до 12 месяцев после разрешения инфекции. Большой процент перфораций заживает сам по себе после разрешения инфекции, но в тех случаях, когда этого не происходит, показана тимпанопластика для улучшения слуха и предотвращения рецидива инфекции путем закрытия пространства среднего уха.Кроме того, пациенты должны соблюдать меры предосторожности при сухости уха, чтобы снизить частоту рецидивов инфекции и отореи (Bluestone, 1988).

Рецидив заболевания

Рецидив CSOM (пациенты, у которых развивается CSOM, выздоравливает от болезни и снова развивается хроническая инфекция) обусловлен одним или комбинацией нескольких факторов. К ним относятся лечение только пероральными антибиотиками, лечение каплями, не содержащими антибиотиков, несоблюдение схемы лечения, заражение резистентными бактериями, такими как P.aeruginosa или MRSA и наличие холестеатомы. Заболевание также может быть особенно упорным и рецидивирующим у пациентов с искаженной анатомией уха или у тех, кто склонен к инфекциям.

Рецидив заболевания можно контролировать с помощью ототопической антибиотикотерапии во время активной инфекции и с помощью нескольких дополнительных методов предотвращения рецидива. Наиболее консервативными из этих мер являются меры предосторожности при сухости уха и ушной туалет (Bluestone, 1988). Профилактические антибиотики использовались, но не рекомендуются для предотвращения рецидива заболевания, так как это может привести к устойчивости к антибиотикам и трудностям в лечении в будущем (Arguedas et al., 1994). После разрешения активной инфекции может быть выполнена тимпанопластика, чтобы помочь предотвратить хронический дренаж путем герметизации среднего уха, содействия правильному функционированию евстахиевой трубы и предотвращения проникновения микробов в пространство среднего уха (Rickers et al. , 2006; Shim). и др. , 2010). Когда у ребенка развивается рецидив заболевания, следует провести компьютерную томографию височных костей для оценки возможного образования холестеатомы или абсцесса сосцевидного отростка, поскольку они являются хирургически корректируемыми причинами рецидивирующего или персистирующего CSOM.

Выводы

ХГСО является наиболее распространенным хроническим инфекционным заболеванием во всем мире. Факторы, лежащие в основе патогенеза CSOM, до сих пор плохо изучены. Существует настоятельная необходимость сосредоточить исследования в области CSOM, которые откроют возможности для разработки новых терапевтических исследований против CSOM и, следовательно, предотвращения потери слуха. Медикаментозные и хирургические варианты ограничены, имеют побочные эффекты и риски и иногда не приводят к устранению болезни. Местные антибиотики, которые являются терапией первой линии, ограничены только теми, которые потенциально не ототоксичны.Кроме того, операция сопряжена с риском ухудшения слуха, а также возможностью повреждения лицевого нерва и, как следствие, пареза лицевого нерва.

Вполне вероятно, что некоторые из факторов, вовлеченных в AOM, также могут быть вовлечены в CSOM; однако также возможно, что существуют значительные различия, которые необходимо выяснить в дальнейших исследованиях. Необходимо охарактеризовать роль иммунитета (как врожденного, так и адаптивного) при переходе от ОСО к ХСОМ. Создание животных моделей CSOM поможет выяснить роль микробных биопленок и факторов вирулентности, а также факторов хозяина в патогенезе CSOM.Эти модели также помогут в оценке потенциала и эффективности новых стратегий лечения CSOM. Недавно сообщалось о мышиной модели CSOM (Santa Maria et al. , 2015), которую можно изучить, чтобы понять взаимодействие хозяина и патогена во время CSOM и разработать новые методы лечения этого заболевания. Появляющиеся новые технологии, такие как подходы системной биологии, использующие высокопроизводительные методы мультиомики (геномика, транскриптомика, протеомика и метаболомика), могут использоваться для построения прогностических моделей сетей и динамических взаимодействий между биологическими компонентами сложной системы хозяин-патоген.Достижения в технологии секвенирования произвели революцию в биологии патогенов и открыли беспрецедентные возможности для понимания патологий трудноизлечимых инфекционных заболеваний. Разработка вычислительных методов для исследования этих «сверхбыстрых» «омных» данных для обнаружения новых патогенов или деконструкции молекулярной сети, лежащей в основе взаимодействий хозяина и патогена, все чаще проводится и, вероятно, станет катализатором разработки новых клинических подходов для борьбы с CSOM. Бактериофаги могут быть жизнеспособным вариантом лечения бактериальных инфекций из-за появления полирезистентных штаммов (Samson et al., 2013; Viertel и др. , 2014; Кадир, 2015). Бактериофаги — это вирусы, которые специфично и уникальным образом уничтожают бактерии. Бактериофаги считаются безопасными, экономичными, самовоспроизводящимися и эффективными бактерицидными агентами (Golkar et al. , 2014; Jassim and Limoges, 2014). В небольшом контролируемом клиническом исследовании с участием 24 пациентов бактериофаги обеспечили эффективную защиту и продемонстрировали эффективность против хронического среднего отита, вызванного химиорезистентной P. aeruginosa (Wright et al., 2009). Необходимы дальнейшие крупномасштабные рандомизированные двойные слепые клинические испытания для изучения трансляционного потенциала бактериофагов против CSOM. Кроме того, необходимы исследования для характеристики взаимодействия среднего и внутреннего уха во время патогенеза CSOM. Это особенно верно в отношении роли воспалительных медиаторов, которые, по-видимому, способны проникать через мембрану круглого окна и вызывать потенциально необратимую потерю слуха из-за повреждения слуховых волосковых клеток. Идентификация генетических и прогностических маркеров поможет в прогнозировании лиц, восприимчивых к CSOM, и, возможно, даже в новых терапевтических стратегиях.Понимание молекулярных механизмов, ведущих к CSOM, предоставит возможности для разработки новых методов лечения заболевания и последующей потери слуха.

Благодарности

Исследовательская работа в лаборатории доктора Лю поддерживается грантами Национального института здравоохранения/Национального института глухоты и других коммуникативных расстройств R01 DC05575, R01 DC01246 и R01 DC012115. Мы благодарны Эйприл Манн за критическое прочтение рукописи.

Каталожные номера

  • Орхус Л., Тамбс К., Квестад Э., Энгдал Б. (2015). Средний отит у детей: когортное исследование с 30-летним наблюдением слуха (The HUNT Study) Ухо Слышу 36 302–308 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Акуин Дж. (2007). Хронический гнойный средний отит BMJ Клин Эвид 2007 г. 0507. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Адуда Д. С., Мачария И. М., Мугве П., Обура Х., Фаррагер Б., Брабин Б., Маккензи И. (2013). Бактериология хронического гнойного среднего отита (ХГСО) у детей в округе Гарисса, Кения: точечное исследование распространенности Int J Педиатр Оториноларингол 77 1107–1111 гг. 10.1016/j.ijporl.2013.04.011 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Афолаби О.А., Салаудин А.Г., Ологе Ф.Е., Нвабуиси К., Нваволо К.С. (2012). Характер бактериальных изолятов в выделениях из среднего уха у пациентов с хроническим гнойным средним отитом в больнице третичного уровня на севере центральной части Нигерии Африканская наука о здоровье 12 362–367 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ахмад М.К., Мир А., Ян М., Имран Р. Шах, Фарманулла Г.С., Латиф А., (2013). Распространенность бактерий у больных хроническим гнойным средним отитом и особенности их чувствительности к различным антибиотикам в человеческой популяции Гилгита пакистан дж зоол 45 1647–1653 гг.[Google Академия]
  • Ахмад С. (2013). Антибиотики при хроническом гнойном среднем отите: бактериологическое исследование Египетский журнал ушей, носа, горла и смежных наук 14 191–194. [Google Академия]
  • Ан Дж. Х., Ким М. Н., Сук Ю. А., Мун Б. Дж. (2012). Предоперационные, интраоперационные и послеоперационные результаты бактериологического посева у больных хроническим гнойным средним отитом Отол Нейротол 33 54–59 10.1097/MAO.0b013e31823dbc70 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Акинпелу О.В., Амуса Ю.Б., Комолафе Э.О., Адеолу А.А., Оладеле А.О., Амейе С.А. (2008). Проблемы лечения хронического гнойного среднего отита в развивающихся странах Дж. Ларингол Отол 122 16–20 10.1017/S0022215107008377 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Альхеде М., Бьярншолт Т., Гивсков М., Альхеде М. (2014). Биопленки Pseudomonas aeruginosa : механизмы уклонения от иммунитета Adv Appl Microbiol 86 1–40 10.1016/В978-0-12-800262-9.00001-9 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Аллен Э.К., Маничайкул А., Сале М. М. (2014). Генетические факторы среднего отита: независимые подходы к открытию Представитель Curr Allergy Asthma 14 411 10.1007/s11882-013-0411-7 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Аминифаршидмер Н. (1996). Лечение хронического гнойного среднего отита раствором кислой среды Ам Дж. Отол 17 24–25 . [PubMed] [Академия Google]
  • Анджели С.И., Кулак Дж.Л., Гусман Дж. (2006). Боковая тимпанопластика при тотальной или почти тотальной перфорации: прогностические факторы Ларингоскоп 116 1594–1599 гг. 10.1097/01.млг.0000232495.77308.46 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Аргедас А. , Лоаиза К., Эррера Дж. Ф., Мохс Э. (1994). Антимикробная терапия детей с хроническим гнойным средним отитом без холестеатомы Педиатр Infect Dis J 13 878–882 10.1097/00006454-199410000-00006 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Асиш Дж., Амар М., Винай Х., Срикантха, Авинаш С.С., Амарешар М. (2013). Изучить бактериологический и микологический профиль больных хроническим гнойным средним отитом и характер их антибиотикочувствительности. Международная фармацевтическая компания J Pharma Bio Sci 4 186–199.[Google Академия]
  • Аслан А., Алтунташ А., Титиз А., Арда Х. Н., Налджа Ю. (1998). Новый режим дозирования местного применения ципрофлоксацина при лечении хронического гнойного среднего отита Отоларингол Head Neck Surg 118 883–885 10.1016/С0194-5998(98)70291-8 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Бакалец Л. О. (2010). Иммунопатогенез полимикробного среднего отита Дж. Лейкок Биол 87 213–222 10.1189/jlb.0709518 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бальян Ф. Р., Челикканат С., Аслан А., Тайба А., Руссо А., Санна М. (1997). Мастоидэктомия при нехолестеатомном хроническом гнойном среднем отите: нужна ли она? Отоларингол Head Neck Surg 117 592–595 10.1016/S0194-5998(97)70038-Х . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Bluestone CD (1988). Современные методы лечения хронического гнойного среднего отита у младенцев и детей Педиатр Infect Dis J 7 (Приложение)), S137–S140 10.1097/00006454-198811001-00003 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Блюстоун С.Д. (1998). Эпидемиология и патогенез хронического гнойного среднего отита: последствия для профилактики и лечения Int J Педиатр Оториноларингол 42 207–223 10.1016/S0165-5876(97)00147-Х . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Брук И. (1994). Лечение хронического гнойного среднего отита: превосходство терапии, эффективной против анаэробных бактерий Педиатр Infect Dis J 13 188–193 10.1097/00006454-199403000-00004 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Брук И. (2008).Текст научной работы на тему «Роль анаэробных бактерий при хроническом гнойном среднем отите у детей: значение для медикаментозной терапии» Анаэроб 14 297–300 10.1016/j.анаэробы.2008.12.002 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Кампос М.А., Ариас А., Родригес К., Дорта А., Бетанкор Л., Лопес-Агуадо Д., Сьерра А. (1995). Этиология и терапия хронического гнойного отита Джей Чемотер 7 427–431 10.1179/джок.1995.7.5.427 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Чу Ю. К., Чеонг Дж. П., Хир А., Брито-Мутунаягам С., Препагеран Н. (2012). Осложнения хронического гнойного среднего отита: левый отогенный абсцесс головного мозга и правый сосцевидный свищ Ухо Нос Горло J 91 428–430 . [PubMed] [Академия Google]
  • Чой Х.Г., Пак К.Х., Пак С.Н., Джун Б.К., Ли Д.Х., Йео С.В. (2010). Надлежащее медикаментозное лечение метициллин-резистентного Staphylococcus aureus при хроническом гнойном среднем отите Акта Отоларингол 130 42–46 10.3109/000164800522 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Клейтон М. I., Осборн Дж. Э., Резерфорд Д., Риврон Р. П. (1990). Двойное слепое рандомизированное проспективное исследование местного антисептика по сравнению с местным антибиотиком при лечении отореи Клин Отоларингол Allied Sci 15 7–10 10.1111/j.1365-2273.1990.tb00425.x . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Клеричи В.Дж., ДиМартино Д.Л., Прасад М.Р. (1995). Прямое воздействие активных форм кислорода на форму наружных волосковых клеток улитки in vitro Услышьте Рез 84 30–40 10.1016/0378-5955(95)00010-2 .[PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Коутс Х.Л., Моррис П.С., Лич А.Дж., Кузо С. (2002). Средний отит у детей аборигенов: решение серьезной проблемы со здоровьем Мед Дж Ауст 177 177–178 . [PubMed] [Академия Google]
  • Коллинз В.О., Телиски Ф.Ф., Балкани Т.Дж., Бухман С.А. (2003). Детская тимпанопластика: влияние состояния контралатерального уха на результаты Arch Otolaryngol Head Neck Surg 129 646–651 10.1001/архотол.129.6.646 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Кузо С. , Леа Т., Мюллер Р., Мюррей Р., Калбонг М. (2003). Эффективность ототопических антибиотиков при хроническом гнойном среднем отите у детей-аборигенов: многоцентровое двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование на базе сообщества Мед Дж Ауст 179 185–190 . [PubMed] [Академия Google]
  • Куреоглу С., Шахерн П.А., Папарелла М.М., Линдгрен Б.Р. (2004). Изменения улитки при хроническом среднем отите Ларингоскоп 114 622–626 10.1097/00005537-200404000-00006 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • да Коста С.С., Розито Л.П., Дорнеллес К. (2009). Нейросенсорная тугоухость у больных хроническим средним отитом Eur Arch Оториноларингол 266 221–224 10.1007/s00405-008-0739-0 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Даган Р., Флисс Д.М., Эйнхорн М., Краус М., Лейберман А. (1992). Амбулаторное ведение хронического гнойного среднего отита без холестеатомы у детей Педиатр Infect Dis J 11 542–546 10.1097/00006454-199207000-00007 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Дэниел С. Дж. (2012). Местное лечение хронического гнойного среднего отита Curr Infect Dis Rep 14 121–127 10.1007/с11908-012-0246-8 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Даясена Р., Даясири М., Джаясурия К., Перера Д. (2011). Этиологические агенты хронического гнойного среднего отита в Шри-Ланке Австралас Мед Дж 4 101–104 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Деб Т., Рэй Д. (2012). Изучение бактериологического профиля хронического гнойного среднего отита у агартала Indian J Otolaryngol Head Neck Surg 64 326–329 10.1007/с12070-011-0323-6 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Диксон Г. (2014). Острый средний отит первоклассный уход 41 11–18 10.1016/j.pop.2013.10.002 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Дохар Дж. Э., Кенна М. А., Вадовски Р. М. (1996). In vitro чувствительность изолятов из ушной раковины Pseudomonas aeruginosa к обычно используемым ототопическим антибиотикам Ам Дж. Отол 17 207–209 . [PubMed] [Академия Google]
  • Донелли Г. , Вуотто К. (2014). Инфекции, вызванные биопленками, в учреждениях длительного ухода Будущая микробиология 9 175–188 10.2217/fmb.13.149 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Доши Дж., Коулсон С., Уильямс Дж., Куо М. (2009). Ушной туалет у младенцев: как мы это делаем Клин Отоларингол 34 67–68 10.1111/j.1749-4486.2008.01866.x . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Дубей С.П., Ларавин В. (2007). Осложнения хронического гнойного среднего отита и их лечение Ларингоскоп 117 264–267 10.1097/01.млг.0000249728.48588.22 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Дубей С. П., Ларавин В., Молуми С.П. (2010). Внутричерепное распространение хронического нагноения среднего уха Am J Отоларингол 31 73–77 10.1016/j.amjoto.2008.10.001 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Эйзенман Д.Дж., Парижье С.К. (1998). Связан ли хронический средний отит с холестеатомой с нейросенсорной тугоухостью? Ам Дж. Отол 19 20–25 . [PubMed] [Академия Google]
  • Эль-Сайед Ю. (1998). Нарушение костной проводимости при неосложненном хроническом гнойном среднем отите Am J Отоларингол 19 149–153 10.1016/С0196-0709(98)-5 .[PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Эльморси С., Шабана Ю.К., Рауф А.А., Наггар М.Е., Бедир Т., Тахер С., Фатх-Ааллах М. (2010). Роль ИЛ-8 при различных типах среднего отита и бактериологическая корреляция J Int Adv Otol 6 269–273. [Google Академия]
  • Эттехад Г.Х., Рефахи С., Неммати А., Пирзаде А., Дарьяни А. (2006). Характеристика микробной и антимикробной чувствительности пациентов с хроническим средним отитом в Ардебиле Int J Trop Med 1 62–65. [Google Академия]
  • Фэрбенкс Д.Н. (1981). Антимикробная терапия хронического гнойного среднего отита Ann Otol Rhinol Laryngol Suppl 90 58–62 . [PubMed] [Академия Google]
  • Флисс Д.М., Даган Р., Хури З., Лейберман А. (1990). Медикаментозное лечение хронического гнойного среднего отита без холестеатомы у детей Дж Педиатр 116 991–996 10.1016/С0022-3476(05)80666-3 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Гарсия-Кобос С., Москосо М., Пумарола Ф., Арройо М., Лара Н., Перес-Васкес М., Арасил Б., Отео Дж., Гарсия Э., Кампос Дж. (2014). Частое носительство механизмов резистентности к бета-лактамам и образование биопленок у Haemophilus influenzae , вызывающих неэффективность лечения и рецидивирующий средний отит у детей раннего возраста J Антимикробный химиопрепарат 69 2394–2399 гг. 10.1093/як/дку158 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Геллатли С.Л., Хэнкок Р.Э. (2013). Pseudomonas aeruginosa : новый взгляд на патогенез и защитные механизмы хозяина Патог Дис 67 159–173 10.1111/2049-632Х.12033 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Голкар З., Багасра О., Пейс Д.Г. (2014). Терапия бактериофагами: потенциальное решение кризиса устойчивости к антибиотикам J Infect Dev Cries 8 129–136 10.3855/jidc.3573 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Гу С., Кеому Ю., Лонг Л., Чжан Х. (2014). Выявление бактериальных биопленок при различных формах хронического среднего отита Eur Arch Оториноларингол 271 2877–2883 гг. 10.1007/s00405-013-2766-8 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Гуо Ю., У Ю., Чен В., Линь Дж. (1994). Эндотоксическое поражение сосудистой полоски: патогенез сенсоневральной тугоухости на фоне среднего отита? Дж. Ларингол Отол 108 310–313 10.1017/S0022215100126623 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Холл-Студли Л., Студли П. (2009). Развитие концепций биопленочных инфекций Клеточная микробиология 11 1034–1043 10.1111/j.1462-5822.2009.01323.x . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Ханнли М. Т., Деннени Дж. К., III, Хольцер С. С. (2000). Использование ототопических антибиотиков при лечении 3 распространенных заболеваний уха Отоларингол Head Neck Surg 122 934–940 10.1067/мн.2000.107813 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Харкнесс П., Топхэм Дж. (1998). Классификация среднего отита Ларингоскоп 108 1539–1543 гг. 10.1097/00005537-199810000-00021 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Hernandez M., Leichtle A., Pak K., Ebmeyer J. , Euteneuer S., Obonyo M., Guiney D.G., Webster NJ, Broide D.H., другие авторы (2008). Ген 88 первичного ответа на миелоидную дифференцировку необходим для разрешения среднего отита. J заразить Dis 198 1862–1869 гг. 10.1086/593213 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хоме П., Кристенсен Р. Б., Бретлау П. (1996). Распространенность среднего отита при обследовании 591 невыбранного ребенка из Гренландии. Int J Педиатр Оториноларингол 36 215–230 10.1016/0165-5876(96)01351-1 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Хаусли Г.Д., Норрис Ч.Х., Гут П.С. (1988). Гистамин и родственные ему вещества влияют на нейротрансмиссию в полукружном канале. Услышьте Рез 35 87–97 10.1016/0378-5955(88)

    -3 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Хуан М., Дулон Д., Шахт Дж.(1990). Наружные волосковые клетки как потенциальные мишени медиаторов воспаления Ann Otol Rhinol Laryngol Suppl 148 35–38 . [PubMed] [Академия Google]
  • Ибекве А.О., аль-Шариф З. , Бенаям А. (1997). Анаэробы и грибы при хроническом гнойном среднем отите Энн Отол Ринол Ларингол 106 649–652 10.1177/000348949710600806 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Чан Ч., Пак С. Ю. (2004). Возникновение ципрофлоксацинрезистентных синегнойных палочек при хроническом гнойном среднем отите Клин Отоларингол Allied Sci 29 321–323 10.1111/j.1365-2273.2004.00835.x . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Яссим С.А., Лимож Р.Г. (2014). Естественное решение проблемы устойчивости к антибиотикам: бактериофаги «Живые лекарства» World J Microbiol Биотехнология 30 2153–2170 гг. 10.1007/s11274-014-1655-7 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джая С., Джоб А., Матай Э., Антонисами Б. (2003). Оценка местного применения повидон-йода при хроническом гнойном среднем отите Arch Otolaryngol Head Neck Surg 129 1098–1100 гг. 10.1001/архотол.129.10.1098 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Дженсен Р. Г., Кох А., Хомё П. (2013). Риск потери слуха в популяции с высокой распространенностью хронического гнойного среднего отита Int J Педиатр Оториноларингол 77 1530–1535 гг. 10.1016/j.ijporl.2013.06.025 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Йоглекар С., Морита Н., Куреоглу С., Шахерн П.А., Дерои А.Ф., Цупрун В., Папарелла М.М., Юн С.К. (2010). Кохлеарная патология височных костей человека при среднем отите Акта Отоларингол 130 472–476 10.3109/000164801252 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Жоливе-Гужон А., Боннаур-Малле М. (2014). Биопленки как механизм устойчивости бактерий Препарат Discov Today Technol 11 49–56 10.1016/j.ddtec.2014.02.003 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Юн С.К., Юнг М.К., Хоффман М.Д., Дрю Б.Р., Пресиадо Д.А., Саузен Н.Дж., Юнг Т.Т., Ким Б.Х., Парк С.Ю., другие авторы (2008). Роль медиаторов воспаления в патогенезе среднего отита и его последствий. Clin Exp Оториноларингол 1 117–138 10.3342/генеральный директор.2008.1.3.117 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Юнг Т.Т., Пак Ю.М., Миллер С.К., Розехнал С., Ву Х.Ю., Бэр В. (1992). Влияние экзогенных метаболитов арахидоновой кислоты, нанесенных на мембрану круглого окна, на слух и их уровень в перилимфе Acta Otolaryngol Suppl 493 171–176 . [PubMed] [Академия Google]
  • Юнг Т.Т., Ллаурадо Р.Дж., Нам Б.Х., Парк С.К., Ким П.Д., Джон Э.О. (2003). Влияние оксида азота на морфологию изолированных наружных волосковых клеток улитки: возможное участие в сенсоневральной тугоухости Отол Нейротол 24 682–685 10.1097/00129492-200307000-00025 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Джуял Д., Неги В., Шарма М., Адекханди С., Пракаш Р., Шарма Н. (2014). Значение грибковой флоры при хроническом гнойном среднем отите Энн Троп Мед Общественное здравоохранение 7 120–123. [Google Академия]
  • Кабир М.С., Джоардер А.Х., Экрамуддаула Ф.М., Уддин М.М., Ислам М.Р., Хабиб М.А. (2012). Патология хронического гнойного среднего отита Мименсингх Мед Дж. 21 270–275 . [PubMed] [Академия Google]
  • Кангсанарак Дж., Фуанант С., Ракфаопунт К., Навачароен Н., Теотракул С. (1993). Экстракраниальные и внутричерепные осложнения гнойного среднего отита. Отчет о 102 случаях Дж. Ларингол Отол 107 999–1004 10.1017/S0022215100125095 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Каплан Д.М., Флисс Д.М., Краус М., Даган Р., Лейберман А. (1996). Аудиометрические данные у детей с хроническим гнойным средним отитом без холестеатомы Int J Педиатр Оториноларингол 35 89–96 10.1016/0165-5876(95)01283-4 .[PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Кая Э., Даг И., Инцесулу А., Гурбуз М.К., Ачар М., Бирдане Л. (2013). Исследование наличия биопленок при хроническом гнойном среднем отите, негнойном среднем отите и хроническом среднем отите с холестеатомой методом сканирующей электронной микроскопии ScientificWorldJournal 2013 638715 10.1155/2013/638715 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кенна М.А., Bluestone CD, Рейли Дж. С., Ласк Р.П. (1986). Медикаментозное лечение хронического гнойного среднего отита без холестеатомы у детей Ларингоскоп 96 146–151 10.1288/00005537-198602000-00004 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Хайри Мд Дауд М., Нур Р. М., Рахман Н. А., Сидек Д. С., Мохамад А. (2010). Влияние легкой степени тугоухости на успеваемость детей младшего школьного возраста. Int J Педиатр Оториноларингол 74 67–70 10.1016/j.ijporl.2009.10.013 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Ханна В., Чандер Дж., Нагаркар Н.М., Дасс А. (2000). Клинико-микробиологическая оценка хронического гнойного среднего отита активного туботимпанического типа J Отоларингол 29 148–153 .[PubMed] [Академия Google]
  • Хосрави Ю., Линг Л.К., Локе М.Ф., Шайлендра С., Препагеран Н., Вадивелу Дж. (2014). Определение способности к биопленкообразованию бактериальных возбудителей, ассоциированных с оториноларингологическими заболеваниями у населения Малайзии Eur Arch Оториноларингол 271 1227–1233 гг. 10.1007/s00405-013-2637-3 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Кох А., Хомё П., Пиппер К., Хьюлер Т., Мелби М. (2011). Хронический гнойный средний отит у когорты детей, родившихся в Гренландии: популяционное исследование заболеваемости и факторов риска Педиатр Infect Dis J 30 25–29 10.1097/INF.0b013e3181efaa11 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Коло Э. С., Салису А. Д., Яро А. М., Нваоргу О. Г. (2012). Нейросенсорная тугоухость у больных хроническим гнойным средним отитом Indian J Otolaryngol Head Neck Surg 64 59–62 10.1007/с12070-011-0251-5 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кремер М.Дж., Маршалл С.Г., Ричардсон М.А. (1984). Этиологические факторы развития хронического экссудата среднего уха Клин Рев Аллергия 2 319–328 .[PubMed] [Академия Google]
  • Кристо Б., Бульян М. (2011). Микробиология хронического гнойного среднего отита Мед Глас (Зеница) 8 284–286 . [PubMed] [Академия Google]
  • Лампикоски Х., Аарнисало А. А., Джеро Дж., Киннари Т. Дж. (2012). Биопленка сосцевидного отростка при хроническом среднем отите Отол Нейротол 33 785–788 10.1097/МАО.0b013e318259533f . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Ланг Р., Гошен С., Раас-Ротшильд А., Раз А., Офир Д., Волах Б., Бергер И. (1992). Пероральный ципрофлоксацин в лечении хронического гнойного среднего отита без холестеатомы у детей: предварительный опыт у 21 ребенка Педиатр Infect Dis J 11 925–929 10.1097/00006454-199211110-00004 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Лейхтле А., Лай Ю., Волленберг Б., Вассерман С.И., Райан А.Ф. (2011). Врожденная сигнализация при среднем отите: патогенез и восстановление Представитель Curr Allergy Asthma 11 78–84 10.1007/s11882-010-0158-3 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Li JD., Hermansson A., Ryan A.F., Bakaletz L.O., Brown S.D., Cheeseman M.T., Jun S.K., Jung T.T., Lim D.J., другие авторы (2013). Панель 4: Последние достижения в области среднего отита в области молекулярной биологии, биохимии, генетики и животных моделей. Отоларингол Head Neck Surg 148 Е52–Е63 10.1177/0194599813479772 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лю С.М., Козетти М.К., Азиз М., Буххаген Дж.Л., Контенте-Куомо Т.Л., Прайс Л.Б., Кейм П.С., Лалвани А.К. (2011). Отологический микробиом: исследование бактериальной микробиоты у ребенка с хроническим серозным средним отитом с использованием пиросеквенирования на основе гена 16SrRNA Arch Otolaryngol Head Neck Surg 137 664–668 10.1001/архото.2011.116 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Лунц М., Иегудай Н., Хайфлер М., Сигал Г., Мост Т. (2013). Факторы риска нейросенсорной тугоухости при хроническом среднем отите Акта Отоларингол 133 1173–1180 гг. 10.3109/00016489.2013.814154 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Макфадьен К.А., Акуин Дж.М., Гэмбл К. (2006). Системные антибиотики по сравнению с местным лечением хронических выделений из ушей с перфорацией барабанной перепонки Системная версия базы данных Cochrane (1), CD005608 . [PubMed] [Академия Google]
  • Мадана Дж., Йолмо Д., Калаиараси Р., Гопалакришнан С., Суджата С. (2011). Текст научной работы на тему «Микробиологический профиль с учетом особенностей антибиотикочувствительности холестеатомного хронического гнойного среднего отита у детей» Int J Педиатр Оториноларингол 75 1104–1108 гг. 10.1016/j.ijporl.2011.05.025 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Мах Т.Ф. (2012). Специфическая биопленочная устойчивость к антибиотикам Будущая микробиология 7 1061–1072 10.2217/fmb.12.76 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Мариам, Халил А., Ахсанулла М., Мехтаб Дж., Раджа И., Гулаб С., Фарманулла, Абдул Л. (2013). Распространенность бактерий у больных хроническим гнойным средним отитом и особенности их чувствительности к различным антибиотикам в человеческой популяции Гилгита Пак Джей Зоол 45 1647–1653 гг. [Google Академия]
  • Матанда Р. Н., Муюнга К. С., Сабуэ М. Дж., Кретен В., Ван де Хейнинг П. (2005). Хронический гнойный средний отит и связанные с ним осложнения в Университетской клинике Киншасы Б-ЛОР 1 57–62 . [PubMed] [Академия Google]
  • Матин М. А., Хан А.Х., Хан Ф.А., Харун А.А. (1997). Профиль 100 осложненных случаев хронического гнойного среднего отита Дж. Р. Соц Здоровье 117 157–159 10.1177/146642409711700306 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Мелаку А., Лулсегед С. (1999). Хронический гнойный средний отит в детской больнице в Аддис-Абебе, Эфиопия Эфиоп Мед Дж 37 237–246 . [PubMed] [Академия Google]
  • Миширо Ю., Сакагами М., Такахаши Ю., Китахара Т., Кадзикава Х., Кубо Т. (2001). Тимпанопластика с мастоидэктомией и без нее при нехолестеатомном хроническом среднем отите Eur Arch Оториноларингол 258 13–15 10.1007/PL00007516 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Монаста Л., Ронфани Л., Маркетти Ф., Монтико М., Векки Бруматти Л., Бавкар А., Грассо Д., Барбьеро К., Тамбурлини Г. (2012). Бремя болезней, вызванных средним отитом: систематический обзор и глобальные оценки PLoS Один 7 e36226 10.1371/journal.pone.0036226 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Моризоно Т., Тоно Т. (1991). Медиаторы воспаления среднего уха и функция улитки Отоларингол Клин Норт Ам 24 835–843 .[PubMed] [Академия Google]
  • Мостафа Б.Е., Эль Фики Л.М., Эль Шарноуби М.М. (2009). Осложнения гнойного среднего отита: проблема и в 21 веке ORL J Оториноларингол Relat Spec 71 87–92 10.1159/0001
    . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Нвабуиси К., Ологе Ф.Э. (2002). Возбудители хронического гнойного среднего отита в Илорине, Нигерия Восточная Африка Мед J 79 202–205 10.4314/eamj.v79i4.8879 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Ояма М., Фурута С., Уэно К., Кацуда К., Нобори Т., Киёта Р., Миядзаки Ю. (1999). Отический раствор офлоксацина у больных средним отитом: анализ концентраций препарата Arch Otolaryngol Head Neck Surg 125 337–340 10.1001/архотол.125.3.337 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Олатоке Ф., Ологе Ф.Е., Нваволо К.С., Сака М.Дж. (2008). Распространенность тугоухости среди школьников с хроническим гнойным средним отитом в Нигерии и ее влияние на успеваемость Ухо Нос Горло J 87 Е19 .[PubMed] [Академия Google]
  • Орджи Ф. Т., Дике Б. О. (2015). Наблюдения за текущим бактериологическим профилем хронического гнойного среднего отита в юго-восточной Нигерии Ann Med Health Sci Res 5 124–128 10.4103/2141-9248.153622 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Папарелла М.М., Моризоно Т., Ле К.Т., Чу Ю.Б., Манчини Ф., Лиден Г., Сипила П., Ким К.С. (1984). Нейросенсорная тугоухость при среднем отите Энн Отол Ринол Ларингол 93 623–629 10.1177/000348948409300616 .[PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Папп З., Резес С., Йокай И., Шиклай И. (2003). Нейросенсорная тугоухость при хроническом среднем отите Отол Нейротол 24 141–144 10.1097/00129492-200303000-00003 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Пак Д.К., Ли С.К., Ча К.И., Ли С.О., Ли М.С., Йео С.Г. (2008). Антимикробная резистентность Staphylococcus из отореи при хроническом гнойном среднем отите и сравнение с результатами всех выделенных Staphylococcus Eur J Clin Microbiol Infect Dis 27 571–577 10.1007/с10096-008-0478-6 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Педерсен С.Б., Захау-Кристиансен Б. (1986). Средний отит у гренландских детей: острый, хронический и секреторный средний отит у детей от трех до восьми лет J Отоларингол 15 332–335 . [PubMed] [Академия Google]
  • Пенья Р., Эскада П. (2003). Взаимоотношения среднего и внутреннего уха при среднем отите Int шум в ушах J 9 87–91 . [PubMed] [Академия Google]
  • Поллак М. (1988). Особая роль Pseudomonas aeruginosa при хроническом гнойном среднем отите Arch Otolaryngol Head Neck Surg 97 10–13.[Google Академия]
  • Пракаш Р., Джуял Д., Неги В., Пал С., Адекханди С., Шарма М., Шарма Н. (2013). Микробиология хронического гнойного среднего отита в третичном лечебном учреждении штата Уттаракханд, Индия N Am J Med Sci 5 282–287 10.4103/1947-2714.110436 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пукандер Дж. (1983). Клинические особенности острого среднего отита у детей. Акта Отоларингол 95 117–122 10.3109/000164883024 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Кадир М.И. (2015). Обзор: фаготерапия: современный инструмент борьбы с бактериальными инфекциями Пак J Pharm Sci 28 265–270 . [PubMed] [Академия Google]
  • Курейши А., Ли Ю., Белфилд К., Бирчалл Дж. П., Дэниел М. (2014). Актуальная информация о среднем отите – профилактика и лечение Заразить резистентность к наркотикам 7 15–24 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Редаэлли де Зинис Л.О., Камповекки К., Парринелло Г., Антонелли А.Р. (2005). Предрасполагающие факторы для ассоциации тугоухости внутреннего уха с хроническим средним отитом Int J Audiol 44 593–598 10.1080/14992020500243737 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Рикерс Дж., Петерсен К.Г., Педерсен К.Б., Овесен Т. (2006). Оценка отдаленных результатов мастоидэктомии у детей с нехолестеатомным хроническим гнойным средним отитом Int J Педиатр Оториноларингол 70 711–715 10.1016/j.ijporl.2005.09.005 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Роланд П.С. (2002). Хронический гнойный средний отит: клинический обзор Ухо Нос Горло J 81 (Прил.) 1), 8–10 . [PubMed] [Академия Google]
  • Ремлинг У., Кьеллеберг С., Нормарк С., Найман Л., Улин Б.Е., Окерлунд Б. (2014). Образование микробной биопленки: необходимо действовать Джей Стажер Мед 276 98–110 10.1111/joim.12242 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Рупа В., Джейкоб А., Джозеф А. (1999). Хронический гнойный средний отит: распространенность и практика среди детей из сельских районов Южной Индии Int J Педиатр Оториноларингол 48 217–221 10.1016/С0165-5876(99)00034-8 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Рай М.С., Блэквелл Дж.М., Джеймисон С.Э. (2012). Генетическая предрасположенность к среднему отиту в детском возрасте Ларингоскоп 122 665–675 10.1002/лари.22506 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Самсон Дж. Э., Магадан А. Х., Сабри М., Муано С. (2013). Месть фагов: преодоление бактериальной защиты Нат Рев Микробиол 11 675–687 10.1038/нрмикро3096 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Санта-Мария П.Л., Ким С., Варсак Ю.К., Ян Ю.П. (2015). Гепарин-связывающий фактор роста, подобный эпидермальному фактору роста, для регенерации хронических перфораций барабанной перепонки у мышей Ткань Eng Часть A 21 1483–1494 гг. 10.1089/тен.чай.2014.0474 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саттар А., Аламгир А., Хуссейн З., Сарфраз С., Насир Дж., Бадар-и-Алам (2012). Бактериальный спектр и характер их чувствительности у больных хроническим гнойным средним отитом J Coll Physicians Surg Pak 22 128–129 . [PubMed] [Академия Google]
  • Сондерс Дж., Мюррей М., Аллеман А. (2011). Биопленки при хроническом гнойном среднем отите и холестеатоме: данные сканирующей электронной микроскопии Am J Отоларингол 32 32–37 10.1016/j.amjoto.2009.09.010 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Шредер Н., Исааксон Г. (2003). Грибковый наружный отит – его связь с ушными каплями фторхинолона Педиатрия 111 1123 10.1542/пед.111.5.1123 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Шарма С., Рехан Х.С., Гоял А., Джа А.К., Упадхьяя С., Мишра С.К. (2004). Бактериологический профиль при хроническом гнойном среднем отите в Восточном Непале Троп Док 34 102–104. [PubMed] [Академия Google]
  • Шарма К., Аггарвал А., Хурана П.М. (2010). Сравнение бактериологии двусторонних выделений из ушей при хроническом гнойном среднем отите Indian J Otolaryngol Head Neck Surg 62 153–157 10.1007/с12070-010-0021-9 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шарма К., Манджари М., Салария Н. (2013). Расщелина среднего уха при хроническом среднем отите: клинико-гистопатологическое исследование Indian J Otolaryngol Head Neck Surg 65 (Приложение 3), 493–497. 10.1007/s12070-011-0372-х . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шим Х.Дж., Пак Ч.Х., Ким М.Г., Ли С.К., Йео С.Г. (2010). Пред- и послеоперационное бактериологическое исследование хронического гнойного среднего отита Инфекционное заболевание 38 447–452 10.1007/с15010-010-0048-6 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Шинквин С.А., Мурти Г.Е., Симо Р., Джонс Н.С. (1996). Пероперационная антибиотико-стероидная профилактика отореи тимпаностомической трубки: химический или механический эффект? Дж. Ларингол Отол 110 531–533 10.1017/S0022215100134188 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Ширази М.А., Музаффар К., Леонетти Дж. П., Марзо С. (2006). Хирургическое лечение холестеатомы у детей Ларингоскоп 116 1603–1607 гг. 10.1097/01.млг.0000233248.03276.9б . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Si Y., Zhang Z.G., Chen S.J., Zheng Y.Q., Chen Y.B., Liu Y., Jiang H., Feng L.Q., Huang X. (2014). Ослабленные TLR в слизистой оболочке среднего уха способствуют предрасположенности к хроническому гнойному среднему отиту. Хум Иммунол 75 771–776 10.1016/j.humimm.2014.05.009 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Сьерра А., Лопес П., Сапата М. А., Ванегас Б., Кастрехон М. М., Деантонио Р., Хаусдорф В. П., Колиндрес Р. Э. (2011). Нетипируемые штаммы Haemophilus influenzae и Streptococcus pneumoniae как основные причины острого среднего отита у колумбийских детей: проспективное исследование BMC заражает дис 11 4 10.1186/1471-2334-11-4 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сомех Э., Кордова З. (2000). Цефтазидим в сравнении с азтреонамом в лечении псевдомонадного хронического гнойного среднего отита у детей Scand J Infect Dis 32 197–199 10.1080/003655400750045330 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Стюарт П.С., Костертон Дж. В. (2001). Антибиотикорезистентность бактерий в биопленках Ланцет 358 135–138 10.1016/С0140-6736(01)05321-1 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Сан Дж., Сан Дж. (2014). Внутричерепные осложнения хронического среднего отита Eur Arch Оториноларингол 271 2923–2926 гг. 10.1007/s00405-013-2778-4 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Тейлор М.Ф., Берковиц Р.Г. (2004). Показания к мастоидэктомии при остром мастоидите у детей Энн Отол Ринол Ларингол 113 69–72 10.1177/000348940411300115 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Тил Д. В., Кляйн Дж. О., Рознер Б. (1989). Эпидемиология среднего отита в течение первых семи лет жизни у детей в Большом Бостоне: проспективное когортное исследование J заразить Dis 160 83–94 10.1093/infdis/160.1.83 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Торп М.А., Крюгер Дж., Оливер С., Нильсен Э.Л., Прескотт С.А. (1998). Антибактериальная активность уксусной кислоты и раствора Бурова как местных отологических препаратов Дж. Ларингол Отол 112 925–928 10.1017/С0022215100142100 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Вайдья С., Шарма Дж. К., Сингх Г. (2014). Изучение результатов тимпанопластики в зависимости от размера и места перфорации барабанной перепонки Indian J Otolaryngol Head Neck Surg 66 341–346 10.1007/с12070-014-0733-3 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Варшни С., Нангиа А., Бист С.С., Сингх Р.К., Гупта Н., Бхагат С. (2010). Состояние цепи косточек при хроническом гнойном среднем отите у взрослых Indian J Otolaryngol Head Neck Surg 62 421–426 10.1007/с12070-010-0116-3 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вартиайнен Э., Вартиайнен Дж. (1996). Влияние аэробной бактериологии на клиническую картину и результаты лечения хронического гнойного среднего отита Дж. Ларингол Отол 110 315–318 10.1017/S0022215100133535 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Верхофф М., ван дер Вин Э. Л., Роверс М. М., Сандерс Э. А., Шильдер А. Г. (2006). Хронический гнойный средний отит: обзор Int J Педиатр Оториноларингол 70 1–12 10.1016/j.ijporl.2005.08.021 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Виртель Т. М., Риттер К., Хорц Х. П. (2014). Вирусы против бактерий — новые подходы к фаговой терапии как инструмент против устойчивых к лекарственным средствам патогенов J Антимикробный химиопрепарат 69 2326–2336 10.1093/jac/dku173 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Вишванат С., Мукхопадхьяй К., Пракаш Р., Пиллаи С., Пуджари К., Пуджари П. (2012). Хронический гнойный средний отит: оптимизация начальной антибактериальной терапии в условиях третичной помощи Indian J Otolaryngol Head Neck Surg 64 285–289 10.1007/с12070-011-0287-6 . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Дж. К., Хамуд А. Н., Сааде К., Каннингем М. Дж., Йим М. Т., Кордеро Дж. (2014). Стратегии предотвращения инфицирования тимпаностомической трубки на основе биопленки Int J Педиатр Оториноларингол 78 1433–1438 гг. 10.1016/j.ijporl.2014.05.025 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Видерхольд М.Л., Зайчук Дж.Т., Вап Дж.Г., Паджи Р.Е. (1980). Потеря слуха в связи с физическими свойствами выпота среднего уха Ann Otol Rhinol Laryngol Suppl 89 185–189 .[PubMed] [Академия Google]
  • Винтермейер С. М., Нахата М. К. (1994). Хронический гнойный средний отит Энн Фармакотер 28 1089–1099 гг. . [PubMed] [Академия Google]
  • Райт А., Хокинс Ч. Х., Ангард Э. Э., Харпер Д. Р. (2009). Контролируемое клиническое исследование терапевтического препарата бактериофага при хроническом отите, вызванном резистентной к антибиотикам Pseudomonas aeruginosa ; предварительный отчет об эффективности Клин Отоларингол 34 349–357 10.1111/j.1749-4486.2009.01973.x . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Ян С.Дж., Ким Т.С., Шим Б.С., Ан Дж.Х., Чунг Дж.В., Юн Т.Х., Пак Х.Дж. (2014). Аномальные результаты КТ являются факторами риска нейросенсорной тугоухости, связанной со средним отитом. Ухо Слышу 35 375–378 10.1097/AUD.0000000000000015 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Йео С.Г., Пак Д.К., Хонг С.М., Ча Си Си, Ким М.Г. (2007). Бактериология хронического гнойного среднего отита – многоцентровое исследование Акта Отоларингол 127 1062–1067 10.1080/00016480601126978 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Йорганджилар Э., Йилдирим М., Гун Р., Бакир С., Текин Р., Гочмез С., Мерик Ф., Топчу И. (2013a). Осложнения хронического гнойного среднего отита: ретроспективный обзор Eur Arch Оториноларингол 270 69–76 10.1007/s00405-012-1924-8 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Йорганджилар Э., Аккус З., Гун Р., Йылдырым М., Бакир С., Кинис В., Мерик Ф., Топчу И. (2013b). Эрозии височной кости у больных хроническим гнойным средним отитом Б-ЛОР 9 17–22 . [PubMed] [Академия Google]
  • Йошида Х., Миямото И., Такахаши Х. (2009). Является ли сенсоневральная потеря слуха при хроническом среднем отите следствием инфекции или старения у пожилых пациентов? Аурис Насус Гортань 36 269–273 10.1016/j.anl.2008.07.004 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Юэнь П.В., Лау С.К., Чау П.Ю., Хуэй Ю., Вонг С.Ф., Вонг С., Вэй В.И. (1994). Лечение ушными каплями офлоксацина при активном хроническом гнойном среднем отите: проспективное рандомизированное исследование Ам Дж. Отол 15 670–673 . [PubMed] [Академия Google]
  • Закзук С.М., Хаджадж М.Ф. (2002). Эпидемиология хронического гнойного среднего отита среди саудовских детей – сравнительное исследование двух десятилетий Int J Педиатр Оториноларингол 62 215–218 10.1016/С0165-5876(01)00616-4 . [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Занетти Д., Нассиф Н. (2006). Показания к операции при острых мастоидитах и ​​их осложнениях у детей Int J Педиатр Оториноларингол 70 1175–1182 гг. 10.1016/j.ijporl.2005.12.002 . [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Лечение хронического гнойного среднего отита тобрамицином и дексаметазоном для местного применения | Отоларингология | JAMA Отоларингология – Хирургия головы и шеи

Цели Исследовать безопасность и эффективность комбинации тобрамицина и дексаметазона для местного применения на модели хронического гнойного среднего отита (ХГСО) у приматов и изучить вклад местного стероида в лечение ХГСО.

Дизайн Слепое, рандомизированное, плацебо-контролируемое исследование.

Субъекты Шестьдесят молодых яванских макаков, рандомизированных в следующие 6 групп лечения по 10 обезьян в каждой: 0,3% тобрамицина (группа 1), комбинированное лечение 0,3% тобрамицина-0,1% дексаметазона (группа 2), комбинированное лечение 1,0% тобрамицина-0,33% дексаметазона (группа 3), 0,1% дексаметазон (группа 4), носитель (группа 5) и фосфатно-солевой буфер (группа 6).

Вмешательства Хронический гнойный средний отит был установлен путем инокуляции правого уха Pseudomonas aeruginosa .Через 4 недели дренирования животных лечили согласно групповому назначению по 3 капли 2 раза в сутки в течение 7 недель. Пороги слышимости контролировали с помощью повторного тестирования слуховой реакции ствола мозга (ABR), а клиническую реакцию контролировали с помощью повторных отоскопических исследований и посевов на протяжении всего исследования. Для количественной оценки потери наружных волосковых клеток оценивали цитокохлеограммы.

Результаты Быстрое разрешение отореи и эрадикация P aeruginosa произошли во всех группах, получавших тобрамицин.Включение дексаметазона ускорило разрешение отореи и отрицательный выход культур по сравнению с одним тобрамицином. Оторея и положительные результаты посева сохранялись в группах, не получавших местного лечения антибиотиками. На результаты ABR через 4 и 8 недель и цитокохлеограммы выпадения волос из наружных клеток введение препарата не повлияло. В образцах перилимфы, собранных в конце исследования, тобрамицин не обнаруживался.

Выводы Комбинированные ушные капли тобрамицин-дексаметазон были безопасны и эффективны в модели CSOM обезьян.Дексаметазон усиливал эффективность тобрамицина.

ЛЕЧЕНИЕ отореи через перфорацию или вентиляционную трубку является сложной задачей для клиницистов. Нередко выделяют общие респираторные возбудители. 1 Однако, в отличие от среднего отита за интактной барабанной перепонкой (TM), такие патогены, как Pseudomonas aeruginosa , Staphyloccocus aureus и другие грамотрицательные микроорганизмы, обычно обнаруживаются, вероятно, получая доступ к среднему уху (ME). через наружный слуховой проход. 2 Многие обычно назначаемые пероральные антибиотики не эффективны против этих более неприятных бактерий при оторее. 3 ,4

Ушные и глазные капли, содержащие антимикробный агент с противовоспалительным компонентом или без него, обычно используются для лечения острой или хронической отореи. Опрос педиатров показал, что 79% респондентов назначают препараты местного действия для лечения хронического гнойного среднего отита (ХГСО). 5 Другое исследование выявило, что 84% отоларингологов используют ототопические препараты при оторее через перфорацию, 94% при наличии вентиляционной трубки и 93% при дренировании барабанно-сосцевидной полости. 6 Восемьдесят процентов отоларингологов считают, что риск сенсоневральной тугоухости (SNHL) из-за инфекции был таким же или даже выше, чем риск из-за местных агентов. Несмотря на это убеждение, 3,4% тех же респондентов заявили, что наблюдали ототоксические эффекты, связанные с ототопическими препаратами. 6

Ототоксические эффекты различных системно применяемых препаратов хорошо описаны в литературе. 7 Вопрос о том, являются ли ототоксичными местные аминогликозиды, наносимые на воспаленный МЭ человека, остается спорным. Большинство данных, подтверждающих ототоксические эффекты у людей, представляют собой неподтвержденные сообщения о случаях заболевания. 8 ,9 Лишь несколько исследований систематически изучали ототоксические эффекты у человека. 10 -12 Небольшое количество исследований, в которых местное лечение связывают с потерей слуха у людей, вероятно, связано с трудностью дифференцировать эффекты сосуществующей хронической или рецидивирующей инфекции от эффектов местных аминогликозидов, поскольку оба препарата потенциально влияют на слух. 9 ,10

До недавнего времени ни один ототопический противомикробный препарат не был одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для лечения отореи на фоне неинтактного ТМ. Клиницисты, лечащие хроническую и рецидивирующую оторею, использовали такие препараты без одобренных FDA ушных показаний, предварительно предупредив пациентов или родителей о потенциальных ототоксических эффектах. Поскольку это предпочтение подтверждается этими спорными сообщениями, сегодня существует большая потребность избегать потенциально ототоксичных, непроверенных и неутвержденных ушных капель и предоставлять клиницистам лучшие, нетоксичные, эффективные альтернативы для местного лечения CSOM.

Комбинация тобрамицина и дексаметазона в настоящее время продается в виде глазных капель; тем не менее, он был назначен отоларингологами без одобренных FDA ушных показаний для лечения отореи. Поэтому мы провели исследование для изучения эффективности и безопасности местного применения тобрамицина-дексаметазона на модели CSOM у приматов, вызванной инфекцией P aeruginosa . 12 Вторая цель состояла в том, чтобы определить, дает ли добавление местного стероида дополнительную пользу для конечного результата лечения.

В исследование было включено 60 молодых яванских макак обоего пола. Перед экспериментом животных помещали на карантин на 4 недели. Всех животных обследовали с помощью операционного микроскопа и тимпанометрии для подтверждения здоровья ТМ и МЭ. Животных распределяли случайным образом (по 10 животных в группе) в 1 из следующих 6 групп лечения: группа 1, 0,3% тобрамицина; группа 2 — тобрамицин 0,3%–дексаметазон 0,1%; группа 3, высокодозированная 1.0% тобрамицин-0,33% дексаметазон; 4-я группа — 0,1% дексаметазон; группа 5, носитель, содержащий хлорид бензалкония; и группа 6, раствор фосфатно-солевого буфера (PBS). Были собраны гистологические данные и данные слуховой реакции ствола мозга (ABR) на неинфицированных, необработанных левых ушах, которые представлены как отдельные контрольные данные для сравнения нормативных данных. Исследователи и исследовательский персонал не были осведомлены о назначении группы лечения. Процедуры на животных были одобрены Комитетом по исследованиям и уходу за животными в Детской больнице Питтсбурга, Питтсбург, Пенсильвания, и в соответствии с Политикой Службы общественного здравоохранения США по гуманному уходу и использованию лабораторных животных, Руководству Национального института здравоохранения по Уход за лабораторными животными и их использование, а также Закон о защите животных.

Это исследование позволило изучить эффективность и безопасность тобрамицина и дексаметазона в 2 различных концентрациях, а также компонентов 0,3% тобрамицина, 0,1% дексаметазона и носителя в качестве отдельных препаратов для оценки влияния каждого компонента на исход. Шестую группу, включенную в качестве группы отрицательного контроля, лечили каплями PBS. Неперфорированные, неинфицированные и необработанные левые уши 2 животных из каждой из 6 экспериментальных групп предварительно случайным образом отбирали для сравнения с обработанными ушами.ABR были выполнены только один раз на левом ухе в этой группе. Были получены образцы среднего уха и перилимфы, а улитки были обработаны для оценки ототоксических эффектов и сравнения нормативных данных для интактных ушей.

Для документирования порогов слышимости всех правых ушей была выполнена базовая ABR, после чего была создана широкая перфорация TM (примерно 75%). За этим последовал второй ABR. Затем правые уши инокулировали 10 6 колониеобразующих единиц P. aeruginosa (штамм Rochester).Эту прививку повторяли через неделю всем животным независимо от их отореи или статуса культуры. Животные наблюдались без какого-либо лечения в течение 4 недель. В течение этого периода уши дважды в неделю осматривали под операционным микроскопом, получали культуры без отсасывания и регистрировали находки. По истечении 4 недель дренирования была проведена третья ABR на всех правых ушах. Затем было начато местное лечение в соответствии с групповым назначением. Лекарства доставлялись из однородных пипеток с цветовой кодировкой, что не позволяло исследователям и исследователям распределяться по группам.рН ушных капель составлял 7,5, 5,5, 5,6, 6,6, 5,67 и 6,02 для групп 1, 2, 3, 4, 5 и 6 соответственно. Дважды в день в течение 7 недель в правое ухо закапывали по 3 капли. Животных дважды в неделю осматривали отомикроскопически, получали культуру и отсасывали наружные слуховые проходы. Четвертая ABR была выполнена на всех правых ушах после четвертой недели лечения. Лечение прекращали через 7 недель с продолжением отоскопических и культуральных исследований до тех пор, пока животные не были убиты.Пятую ABR проводили через 1 неделю после прекращения лечения. Все животные были умерщвлены примерно через 1 неделю после последней ABR. В день умерщвления животных на выбранных животных проводили исследование проникновения лекарственного средства для определения количества тобрамицина в перилимфе. Животных забивали под сильным наркозом с помощью витальной перфузии с фиксатором. Височные кости рассекали, регистрировали макроскопические данные на ТМ и МЭ, получали биоптаты.Улитки перфузировали фиксатором in situ через круглые и овальные окна, а затем отделяли от остальной части височной кости и готовили для цитокохлеографии.

Гидрохлорид кетамина (10 мг/кг) применяли для анестезии животных при кратковременных процедурах, таких как отоскопические исследования с посевом и закапыванием ушных капель. Для АБР животных анестезировали смесью гидрохлорида кетамина (13,3 мг/кг), гидрохлорида ксилазина (2.7 мг/кг) и ацепромазин малеат (0,4 мг/кг). Добавку давали по мере необходимости, используя половину начальной дозы.

Отоскопические исследования проводились с помощью операционного микроскопа (M703F; Storz Instrument Co, Сент-Луис, Миссури) при 16-кратном увеличении. Во время отомикроскопии использовались стерильные неонатальные зеркала (Storz Instrument Co) и педиатрические одноразовые зеркала (Kleenspec; Welch Allyn, Skaneateles Falls, NY). При отоскопии регистрировали наличие перфорации (перфорация, отсутствие перфорации или невозможность ее оценки), наличие дренажа (да или нет), количество дренажа (0 означает отсутствие дренажа; 1 — влажный; 2 — заполнение МЭ; 3). , заполнение наружного слухового прохода и 4, дренирование из наружного слухового прохода) и качество дренажа (серозный, слизистый, слизисто-гнойный или гнойный).

Культура была получена во время отоскопического исследования с использованием алюминиевого тампона-аппликатора с волокном из альгината кальция (Fisherbrand Sterile Swabs; Curtin Matheson Scientific, Хьюстон, Техас). Тампон сразу же наносили штрихами на чашки с шоколадным агаром (для выделения любых присутствующих бактерий) и чашки с Pseudomonas (Difco Laboratories, Detroit, Mich) (для P aeruginosa ). Планшеты помещали в инкубатор при 37°С и считывали через 24, 48 и 72 часа.

После 4 недель без лечения уши отсасывали (стерильные канюли 5F или 3F; Storz Instrument Co) после получения образцов для посевов. Проверяли наличие перфорации, и если ТМ зажила, ее реперфорировали. Если размер перфорации был меньше 50% площади ТМ, она увеличивалась. Реперфорация ТМ была задокументирована.

ABR выполняли в звуконепроницаемой кабине с использованием компактной слуховой электродиагностической системы (Nicolet Instrument Corp, Мэдисон, Висконсин) для генерации стимулов и записи потенциалов.Были предъявлены два типа стимулов: щелчки и тоны в 2000, 4000 и 8000 Гц. Для каждого стимула записывалось, анализировалось и сохранялось 2000 разверток. Интенсивность стимула уменьшалась со 100 дБ с шагом 20 дБ до 40 дБ, с шагом 10 дБ до 20 дБ и с шагом 5 дБ до уровня порога слышимости. Когда потенциалы ABR исчезали, ABR повторяли с шагом 5 дБ до тех пор, пока потенциал не исчезал. Затем уровень слышимости подтверждали, снова получая потенциал при нижнем пороге на 5 дБ.

После седации гидрохлоридом кетамина (10 мг/кг) животных умерщвляли внутрибрюшинной инъекцией пентобарбитала натрия (35 мг/кг) с последующей жизненно важной перфузией через час. После внутрисердечной перфузии PBS в течение 3 минут последовала перфузия фиксирующим раствором Карновского в течение 10 минут. Височные кости были выделены в течение получаса. Костный наружный слуховой проход удаляли, а толщину TM оценивали (по шкале от 0 до 4+) с использованием операционного микроскопа.После удаления ТМ и молоточка оценивали толщину слизистой оболочки МЭ (шкала 0-4+). Толщина оценивалась одним и тем же исследователем (CMA) для субъективной оценки различий между образцами. Образец пункционной биопсии, включая костную надкостницу и слизистую оболочку, был получен из гипотимпанума. Наковальня и стремечко были удалены и сохранены для гистологического исследования. Отдельный образец костной и слизисто-надкостничной пробойной биопсии был получен из сосцевидного отростка, непосредственно периферического по отношению к антральному отделу.Ткани декальцинировали 5% муравьиной кислотой, заливали в парафин, делали срезы и окрашивали гемотоксилином и эозином по стандартной методике. Толщину TM и слизистой оболочки ME и сосцевидного отростка измеряли как показатель степени воспаления с использованием пакета анализа изображений. Количественный гистологический анализ проводили с использованием коммерчески доступного программного обеспечения (Metamorph Imaging System, Version 2; Universal Imaging Corporation, West Chester, Pa). Толщину слизистой оболочки измеряли на срезах, окрашенных гематоксилином и эозином.Для каждого местоположения случайным образом были получены 3 измерения, и их среднее значение использовалось в анализе.

Сразу после вывиха стремени перилимфу аспирировали через овальное окно микролитровой пипеткой (Pipetman; Rainin Instrument Co, Woburn, Mass) и сохраняли. Круглое окно было проколото, а лабиринт перфузирован фиксатором. После обрезки для удаления кости вокруг лабиринта улитки помещали в фиксатор в холодильнике при 4°C на ночь.Улитки помещали в какодилатный буфер и реперфузировали через круглое окно два раза в неделю до отправки в Каролинский институт, Стокгольм, Швеция. Там образцы обезвоживали и заливали в агар. Их обрабатывали обычным способом для световой микроскопии и препарировали для цитокохлеографии.

В день, когда каждое животное было убито, код лечения был взломан, и было проведено исследование проникновения перилимфы. Для исследования использовали группы, получавшие капли с тобрамицином в период лечения.Левые уши нескольких животных были включены в качестве контроля. Согласно протоколу лечение прекращали не менее чем за 1 неделю до забоя животных. Для оценки проникновения тобрамицина через мембрану круглого окна в наружные слуховые проходы in vivo наносили 3 капли 0,3% тобрамицина аналогично методу, использовавшемуся на протяжении всего эксперимента. Для обнаружения любой потенциальной временной зависимости животных разделили на 2 группы и образцы перилимфы отобрали приблизительно через 1 или 3 часа после введения дозы.После умерщвления животных и рассечения височной кости МЭ тщательно промывали для вымывания любого оставшегося тобрамицина. МЭ подсушивали, стремя вывихивали. Для аспирации перилимфы использовали микропипетку с наконечником для пипетки. Измеряли объем образца и хранили его при 80°C до переноса и анализа для анализа. Чтобы контролировать эффект загрязнения перилимфы от ME во время отбора проб, группу левых ушей препарировали, как описано, и наносили 3 капли тобрамицина.МЭ орошали и сушили, как и в опытной группе, непосредственно перед получением образца перилимфы.

Образцы перилимфы были переданы в TexMS Analytical Services, Хьюстон, Техас, для количественного анализа тобрамицина. Внутренний стандарт готовили с беканамицином в перилимфальной жидкости. Аликвоты анализировали с помощью жидкостной хроматографии высокого давления и масс-спектрометрии с ионизацией электрораспылением и мониторингом отдельных ионов. Контролировали протонированные молекулярные ионы тобрамицина (отношение массы к заряду, 490) и внутреннего стандарта беканамицина (отношение массы к заряду, 506), и полученное отношение интенсивностей использовали для количественного определения.Затем была построена 5-точечная калибровочная кривая с использованием контрольной матрицы перилимфы с добавлением тобрамицина в концентрациях 40, 60, 80, 100 и 120 пг/мкл. Двойные калибровочные стандарты использовались на верхнем и нижнем концах кривой. Единые стандарты использовались для трех промежуточных уровней. Отдельно подготовленные образцы перилимфы с добавлением 60 и 100 пг/мкл использовали в качестве контрольных образцов и анализировали в двух повторностях.

Для гистологической оценки ототоксических эффектов использовали метод поверхностно-блочной техники, описанный Spoendlin и Brun 13 .Препараты поверхности исследовали под световой микроскопией для количественной оценки потери волосковых клеток. Общее количество наружных волосковых клеток (ВВК) и поврежденных ВВК подсчитывали в 4-х частях (каждый виток в 2-х частях). Волосковые клетки подсчитывали отдельно для каждой позиции (первый, второй и третий ряды ОНС) в каждой части каждой катушки. Результаты представлены в виде процента поврежденных волосковых клеток для каждой части улитки.

Одно из животных было убито во время исследования из-за болезни, не связанной с протоколом исследования.Когда код был взломан в конце исследования, оказалось, что он принадлежит к группе 6.

Все животные имели нормальные ТМ и МЭ при поступлении. После инокуляции P aeruginosa во время отоскопических исследований, проводившихся раз в две недели, было подтверждено выделение жидкости из правого уха. Различия между исследуемыми группами в степени дренирования на протяжении всего исследования, включая периоды до и после лечения, показаны на рисунке 1.Дренаж присутствовал более чем в 95% наблюдений во всех группах до начала лечения. Все исследуемые группы имели в среднем 3 балла, соответствующие дренажу, по крайней мере, заполняющему наружный слуховой проход. Объем дренажа оставался постоянным для 4, 5 и 6 групп на протяжении всего периода лечения. Однако наблюдалось постепенное уменьшение дренажа в группах, получавших капли, содержащие тобрамицин (группы 1, 2 и 3). В группах 2 и 3 средний балл по дренированию снизился всего через 2 недели до 2, что соответствует заполнению только МЭ, и через 4 недели до 1, что соответствует влажности МЭ.Скорость уменьшения количества отделяемого была выше для 2-й и 3-й групп по сравнению с 1-й группой. Средний балл по оторее во 2-й группе снизился до менее 1 к 5-й неделе лечения и оставался стабильным на этом уровне до конца лечения. исследования. С другой стороны, в группе 1 скорость уменьшения объема дренажа была ниже. Кроме того, дренаж увеличился в группе 1, когда ушные капли были прекращены в конце исследования.

Pseudomonas aeruginosa была выделена из культур уха в 98% наблюдений до начала лечения.Не было различий в положительности посева на P aeruginosa между группами в течение периода до лечения. Культуры продолжали давать положительные результаты на протяжении всего периода лечения P aeruginosa для групп 4, 5 и 6 (рис. 2). С другой стороны, в группах, получавших капли, содержащие тобрамицин, т. е. в группах 1, 2 и 3, наблюдалось быстрое снижение процента початков с культурами, дающими P aeruginosa . Все уши в группе 2 дали отрицательные результаты посева через 3 недели лечения, и они оставались отрицательными до конца периода исследования.В группе 3 количество ушей с положительным результатом посева быстро уменьшилось до 20% за 1,5 недели; однако полной эрадикации не произошло, пока не прошло еще 4 недели лечения. В группе 1 наблюдалось постепенное снижение в течение 6 недель до 0% P aeruginosa в культурах. Культуры продолжали давать отрицательные результаты в течение последней недели исследования, когда ушные капли не вводились. Однако рецидив для P. aeruginosa на девятой неделе наблюдался в 2 из 6 початков в промежутке между окончанием лечения и умерщвлением.

В ходе исследования пороги слышимости правого уха подвергались тестированию ABR 5 раз. При входе правые уши имели средние (± SD) пороги слышимости 21,4 ± 7,4, 27,6 ± 7,6, 30,8 ± 10,8 и 34,5 ± 12,5 дБ для щелчка и стимулов с частотой 2000, 4000 и 8000 Гц соответственно. Перфорация ТМ привела к увеличению порогов для щелчка и стимулов с частотой 2000, 4000 и 8000 Гц на 29,0, 31,8, 25,9 и 24,3 дБ соответственно.

Средние пороги слуха для каждой группы лечения на исходном уровне, после перфорации, до лечения, в интервале лечения и после лечения ABR показаны на рисунке 3.Достоверных различий в смещении порога при перфорации между группами не было. Среднее пороговое изменение между ABR до и после лечения составило -9,25, 1,63, -6,38, 6,75, -1,38 и 9,00 дБ для групп 1, 2, 3, 4, 5 и 6 соответственно (таблица 1). В целом, при назначении лечения наблюдалось небольшое изменение, специфичное для стимула, небольшое улучшение низкочастотного стимула. В группах, получавших капли, содержащие тобрамицин с дексаметазоном или без него (группы 1, 2 и 3), не наблюдалось значительного ухудшения состояния при лечении.Количество ушей с разницей порогов слышимости до и после обработки, равной или превышающей в среднем 10 дБ, составило 5 в 4-й группе, 4 в 6-й группе, 2 в 3-й и 5-й группах, 1 во 2-й группе и 0 в группе. 1. Только в группах 4 (увеличение на 20,0 и 22,5 дБ в 2 ушах) и 6 (увеличение на 21,25, 30,0 и 50,0 дБ в 3 ушах) были уши с повышением порога не менее чем на 20 дБ во время лечения. период.

Левые уши 12 случайно выбранных животных подверглись однократному тесту ABR для определения порогов слышимости неинфицированных, необработанных ушей, из которых впоследствии были взяты образцы для цитокохлеограмм.Эти левые уши продемонстрировали пороги слышимости, аналогичные базовым порогам правых ушей.

Коэффициент корреляции для стандартной кривой составил 0,99. Точность для отдельных образцов контроля качества варьировалась от 81% до 105%, при общей точности 94%. Два образца были израсходованы во время разработки условий тестирования, которые давали бы максимальную реакцию ионизации электрораспылением на тобрамицин. Четыре образца были случайно повреждены во время транспортировки.Одного аналитического цикла было достаточно для анализа всех оставшихся 33 образцов перилимфной жидкости. Все образцы перилимфы анализировали ниже предела количественного определения (оба нижних квадранта, <40 пг/мкл) для тобрамицина.

Средние баллы степени воспаления TM и ME, определенные с помощью отомикроскопии, представлены в Таблице 2. Неинфицированные, необработанные левые уши служили контролем, со средним баллом 0 для TM и ME. Группы 3, 4 и 6 имели более высокие баллы по воспалению.Группа 1 имела самый низкий балл среди инфицированных исследуемых групп.

Гистологическая оценка толщины ТБС, МЭ и слизистой оболочки сосцевидного отростка представлена ​​в таблице 2. Толщина ТБС не могла быть оценена в 5 из 12 образцов контрольной группы из-за технических трудностей, связанных с очень тонкими ТБС. Среди инфицированных ушей толщина ТМ была наибольшей в группе 5 и наименьшей в группе 2. Толщина слизистой МЭ была самой высокой в ​​группе 6, за ней следуют группы 4 и 5, и самой низкой в ​​группе 2, за которой следуют группы 3. и 1.Толщина слизистой оболочки сосцевидного отростка была самой низкой в ​​группе 2, за ней следовала группа 3.

Кохлеарные гистопатологические данные

При световой микроскопии гнойный материал обнаружен в 2 улитках, по 1 в группах 5 и 6. У этих образцов структуры внутреннего уха были грубо идентифицированы; однако повреждение кортиева органа и значительная потеря волосковых клеток не позволили провести какой-либо подсчет.Данные о 2 улитках с гноем не включаются в расчет средней потери OHC (OHCL) в этих группах лечения. На цитокохлеограмме выявлены частичные повреждения, вероятно, в результате процессинга еще в 2-х улитках. OHC в первом витке улитки в группе 6 и все OHC, кроме первой части первого витка в другой улитке в группе 5, не могли быть прочитаны. Только данные о неповрежденных участках этих двух улиток включаются в расчет средних значений экспериментальных групп.

Результаты световой микроскопии показали нормальные базилярную и Рейснеровскую мембраны, сосудистую полоску и кортиев орган (рис. 4, А). Внутренние волосковые клетки не были повреждены (рис. 4, В и С). OHCL не показал существенных различий между различными частями улитки (табл. 3). OHCL в первой катушке был немного выше, чем во второй катушке, что было одинаковым для всех групп, включая контрольную группу. Среднее значение OHCL составило 0,90%, 0,86%, 1.11%, 1,09%, 0,90%, 0,82% и 0,65% от общего количества волосковых клеток для групп 1, 2, 3, 4, 5, 6 и контрольной группы соответственно.

Ни в одной улитке ни в одной группе лечения, кроме 2 с гноем, не было более 3% OHCL. Хотя OHCL ниже уровня 5% считается незначительным, распределение количества ушей с уровнем OHCL не менее 1% и 2% в каждой группе лечения представлено в таблице 3. Эти результаты свидетельствуют об отсутствии значительного OHCL во время местного лечения CSOM с тобрамицином или дексаметазоном.

Этические и методологические ограничения получения надежной информации об ототоксических эффектах у человека приводят к исследованиям на животных. Большинство исследований ототоксических эффектов было проведено на моделях шиншилл или морских свинок. 14 -18 Несколько исследований на различных животных продемонстрировали потерю слуха или повреждение улитки из-за ушных капель. Различные антибиотики, противогрибковые препараты и растворители проникали в перилимфу и вызывали потерю волосковых клеток у животных.Когда те же ушные капли были помещены в ME высших видов, таких как бабуины, наблюдалась более ограниченная потеря сенсорных клеток. 19 ,20 С другой стороны, местное введение ципрофлоксацина гидрохлорида шиншиллам не продемонстрировало значительного влияния на ABR или цитокохлеограмму. 21 Различия в результатах этих исследований могут быть связаны с активными ингредиентами в каплях, продолжительностью лечения, степенью воспаления и различиями в размере, толщине, расположении и проницаемости мембраны круглого окна у разных видов.Таким образом, применимость этих результатов по безопасности для людей была поставлена ​​под сомнение.

Различия в архитектуре МЭ человека влияют не только на безопасность, но и на эффективность лечения. Исследования ототоксичности редко проводятся на инфекционной модели. Частично это связано с отсутствием хорошей инфекционной модели у грызунов. Значительные анатомические межвидовые различия в наружном слуховом проходе, евстахиевой трубе, пневматизации сосцевидного отростка и доступе к сосцевидному отростку из МЭ ограничивают использование животных для исследований эффективности.Утверждается, что вовлечение сосцевидного отростка в CSOM человека является основным фактором хронизации. Считалось, что ограниченный доступ между ME и воздушными ячейками сосцевидного отростка ограничивает эффективность ушных капель. Эти опасения, помимо опасений по поводу применимости результатов по безопасности для грызунов, поддерживают фундаментальные исследования на приматах. Поэтому Dohar et al 22 разработали животную модель обезьяны для изучения эффективности и безопасности ушных капель при CSOM.

Основной причиной предпочтения неинфекционной модели для оценки безопасности является проверка ототоксичности ушных капель, когда ухо находится в наиболее уязвимом состоянии.Хотя ушные капли обычно назначают для лечения дренажа, капли можно использовать после разрешения дренажа. Сохранение воспаления в МЭ может продолжать ограничивать проникновение капель в перилимфу. Неопределяемые уровни тобрамицина в перилимфе в нашем исследовании могут отражать ограниченную проницаемость из-за остаточного воспаления МЭ, несмотря на предполагаемое излечение, наблюдаемое при отоскопии и результатах посева. В нашем исследовании степень воспаления, оцениваемая по толщине слизистой оболочки, в группах с персистирующей инфекцией была до 8 раз выше, чем в контрольной группе для ТМ, в 5 раз больше, чем для слизистой оболочки МЭ, и в 3 раза.в 5 раз больше, чем на слизистой оболочке сосцевидного отростка. Степень воспаления МЭ в нашем исследовании оказалась в основном обусловленной инфекцией. Однако, хотя оторея разрешилась до конца исследования в группах, получавших капли, содержащие тобрамицин, воспаление (толщина слизистой оболочки) сохранялось в образцах TM, ME и слизистой оболочки сосцевидного отростка. Даже в группе с наименьшей степенью воспаления, группе 2, толщина ТМ была в 4 раза, а толщина слизистой оболочки МЭ в 1,5 раза больше, чем на контрольной стороне. Толщина слизистой оболочки сосцевидного отростка во 2-й группе была такой же, как и в контрольной группе.Группа 1, однако, имела относительно более высокую среднюю толщину на момент умерщвления животных. Единственная группа с рецидивирующей инфекцией P aeruginosa (группа 1) имела такой же объем воспаления сосцевидного отростка, как и группы с персистирующим дренажем. Это отражается на более толстой слизистой оболочке сосцевидного отростка. С другой стороны, некоторые исследователи связывали состояние биопленки бактерий с персистенцией или рецидивами при ХГСО и других хронических инфекционных заболеваниях. 23 Эти бактерии отличаются от своих планктонных форм, очень устойчивы к антибиотикам и механизмам защиты хозяина, и их трудно изолировать с помощью обычных методов культивирования.Однако, учитывая это объяснение, неясно, почему только несколько ушей в группе 1 имели рецидив в нашем исследовании.

В исследовании чувствительности изолятов Pseudomonas из ушной раковины Dohar et al. 4 сообщили, что тобрамицин обладает значительно большей активностью in vitro (94%) по сравнению с гентамицином (79%). Пиперациллин натрия был единственным внутривенным препаратом с лучшей (96%) активностью in vitro. Наше исследование ясно демонстрирует эффективность тобрамицина в разрешении отореи и элиминации P aeruginosa .Во всех 3 группах, получавших тобрамицин (группы 1, 2 и 3), наблюдалось постепенное уменьшение количества отореи в течение нескольких недель, тогда как в других 3 группах (группы 4, 5 и 6) не было различий в количестве отореи. ). В обеих группах, получавших тобрамицин-дексаметазон (группы 2 и 3), наблюдалось более быстрое разрешение отореи, чем в группе, получавшей только тобрамицин (группа 1). Эти результаты могут частично согласовываться с исследованием Fradis et al. 24 , в котором сравнивалась эффективность местного применения тобрамицина и ципрофлоксацина для лечения CSOM у людей.В их исследовании было обнаружено, что тобрамицин (без дексаметазона) одинаково эффективен (66,7%) в бактериологическом ответе, но хуже в клиническом ответе (72,2% против 78,9%) по сравнению с ушными каплями ципрофлоксацина. В другом исследовании было обнаружено, что ототопический ципрофлоксацин эффективен почти у 70% пациентов с отореей, связанной с P. aeruginosa , которые ранее не реагировали на другие противомикробные препараты. 25 В исследовании детей с острой гнойной отореей местное применение офлоксацина показало эффективность 84.4% излечения у субъектов, оцененных клинически, и он уничтожил 96,3% всех исходных патогенов у субъектов, оцененных микробиологически. 2

Наше исследование ясно демонстрирует дополнительное преимущество дексаметазона в сочетании с тобрамицином для устранения отореи и эрадикации P aeruginosa . Продолжительность лечения, необходимая для полной эрадикации P aeruginosa из ушей, составила 3, 5,5 и 6 недель для групп 2, 3 и 1 соответственно.Хотя это не совсем отличается от 66,7% бактериологического ответа, зарегистрированного при 3-недельном местном лечении CSOM человека ципрофлоксацином или тобрамицином в исследовании Fradis et al, 24 , длительная потребность в лечении в модели обезьян может быть результатом менее частого (дважды в день) закапывание капель, ограниченный доступ закапанных препаратов в МЭ из-за узких слуховых проходов и ожидаемые естественные негигиенические привычки обезьян, которые могут привести к постоянному или периодическому заражению их перфорированных ушей.

В предыдущем исследовании с использованием этой модели наблюдались различия в ответах на культуральные и клинические результаты. 22 В этом исследовании быстрая эрадикация P. aeruginosa местным применением ципрофлоксацина, его носителя или кортиспорина (комбинированный продукт гидрокортизона, неомицина сульфата и полимиксина В сульфата) не сопровождалась клиническим ответом по данным отоскопии. . Хотя период лечения в этом исследовании составлял всего 4 недели, уменьшения количества отореи не наблюдалось.Однако в нашем исследовании ответ был очевиден даже в первые 4 недели 7-недельного периода лечения. Фактически, для групп 2 и 3 показатель дренирования уменьшился вдвое в первые 2 недели.

Мониторинг потери слуха проводится при использовании в клинической практике или в исследованиях на животных препаратов с потенциальной ототоксичностью. Потеря слуха отслеживалась с помощью ABR на 5 различных стадиях на протяжении всего нашего исследования, чтобы лучше определить, помимо гистологических признаков, вклад каждого из потенциальных факторов, т. е. перфорации барабанной перепонки, отореи, продолжительности отореи и ототоксичности.Однако дифференциация SNHL от проводящего компонента, возникающего в результате перфорации барабанной перепонки и отореи у животных, не является тривиальной. Значительная пороговая разница между первым и вторым ABR в нашем исследовании согласуется с кондуктивной тугоухостью из-за широкой перфорации ТМ. Оторея, имевшая место у всех животных во время третьего ЗБР, была компонентом кондуктивной тугоухости. Неоднократное расширение перфорации барабанной перепонки для поддержания воздействия ушных капель на МЭ и внутреннее ухо сохраняло кондуктивную тугоухость на протяжении всего исследования.Хотя кондуктивная тугоухость наблюдается на более низких частотах, ототоксические агенты первыми воздействуют на более высокие частоты. 26

По сравнению с постперфорационными порогами слуха все группы лечения, кроме группы 6, имели немного лучший уровень слуха в конце исследования. Однако в группе 6 слух был несколько хуже постперфорационного уровня. При сравнении среднего уровня слуха до лечения и после лечения, следующие 3 группы показали ухудшение: группа 2 на 1.63 ± 4,30 дБ; группа 4 на 6,75 ± 11,29 дБ; и группы 6 на 9,00 ± 19,50 дБ. Когда мы смотрели на отдельные уши, в общей сложности 14 ушей продемонстрировали ухудшение слуха не менее чем на 10 дБ, а 5 ушей показали ухудшение слуха не менее чем на 20 дБ в течение периода лечения. Три из 5 ушей с тугоухостью 20 дБ относились к 6 группе, а 2 – к 4 группе. Степень ухудшения слуха в этих 2 ушах в 4 группе составила 20 и 22,5 дБ, а в 3 ушах – в 4 группе. группа 6, 21,25, 30 и 50 дБ.

При гистологическом исследовании улитки обнаружен гнойный лабринтит в 2 ушах.Ни одно из этих ушей не было в группах, которые лечились каплями, включающими тобрамицин или дексаметазон. Эти данные позволяют предположить, что потеря слуха или OHCL могут быть вызваны инфекцией. Было обнаружено, что степень SNHL у людей коррелирует с продолжительностью хронического среднего отита. 27 Также было обнаружено, что наличие SNHL этиологически связано со средним отитом с выпотом. 28 При использовании эффективных лекарств это осложнение CSOM наблюдается редко. Это серьезное осложнение в нашем исследовании напоминает нам обо всех потенциальных осложнениях CSOM, некоторые из которых опасны для жизни, и о важности разработки безопасного и эффективного лечения этого состояния.

Данные по OHCL не включали 2 уха с лабиринтитом. Если включить 100% OHCL для этих 3 ушей, это увеличит среднее значение и стандартное отклонение OHCL для этих групп. Эти экстремальные значения, хотя и подходят для целей анализа исследования, скрывают однородно низкий уровень OHCL, сопоставимый с показателями других групп. Более того, OHCL в этих 2 ушах был вызван не ототоксичностью ушных капель, а, по иронии судьбы, тем, что в этих каплях не было антибиотиков или противовоспалительных средств.

Результаты OHCL в нашем исследовании были значительно ниже допустимых пределов ототоксических эффектов. Средний OHCL до 5% считается нормальным. 22 Наше исследование выявило средний показатель OHCL менее 1,11% во всех группах лечения. Ни один из разделов ни в одной группе лечения не превышал в среднем 1,78% OHCL. Было проведено сравнение между слухом и гистологическими данными в ушах, которые превысили пороговые значения в тестах слуха или OHCL, чтобы оценить, существуют ли индивидуальные корреляции между этими факторами.В группе 4 ухо с ухудшением на 20 дБ имело 2,36% OHCL, тогда как ухо с ухудшением на 22,5 дБ имело только 0,75% OHCL. На всех остальных ушах в группе 4 с потерей слуха не менее 10 дБ уровень OHCL был менее 2%. Было обнаружено, что одно из двух ушей в группе 5 с потерей слуха 15 дБ имеет 0,35% OHCL. Однако второе ухо с ухудшением на 12,5 дБ было ухом с повреждением определенных участков улитки. Однако ВХУ в сохранившихся разрезах составил всего 0,83%. У улитки с гноем в группе с носителем наблюдалась значительная потеря слуха после инокуляции животного P aeruginosa , но до начала лечения.Анализ потери слуха и гистологических результатов для каждого отдельного животного с относительно отдаленными данными не продемонстрировал ототоксического действия тобрамицина или дексаметазона.

Корреляционный анализ Пирсона между OHCL и изменением слуха при лечении у всех животных не продемонстрировал статистически значимой связи ( r = -0,12; P = 0,39). Следует помнить, что данные для улитки с гноем или с поврежденными участками были исключены из первоначального анализа.Чтобы оценить влияние этого на корреляцию, 100% OHCL были введены в разделы с отсутствующими данными из-за гноя или повреждения. Это довело коэффициент корреляции до 0,33 при P = 0,01. Кажется, что постоянная оторея и хронический гнойный средний отит могут увеличить OHCL. SNHL у некоторых животных, по-видимому, вызван самой инфекцией. По крайней мере, в 2 улитках с гноем эта связь очевидна. Корреляция между слухом и гистологическими данными анализировалась отдельно только для 3 групп, которым давали тобрамицин.Эта корреляция между слухом и OHCL для групп была значимой ( P = 0,03) для групп 1, 2 и 3. Однако корреляция для этих групп была отрицательной ( r = -0,40), предполагая, что для групп получавших тобрамицин, более выраженная потеря слуха ассоциировалась с меньшей OHCL. Эта отрицательная корреляция может также означать, что с исчезновением отореи произошло улучшение слуха, но это может увеличить риск OHCL. Хотя степень OHCL в этом исследовании была значительно ниже порогов ототоксических эффектов, эта небольшая тенденция согласуется с другими исследованиями, которые продемонстрировали влияние воспаления на снижение риска ототоксических эффектов.

В нашем исследовании наблюдали ототоксичность, как и в других исследованиях на животных, путем оценки потери слуха и OHCL. Этот подход игнорирует потенциальную вестибулотоксичность. Ни у одного из животных за период исследования не развилось явных признаков вестибулотоксического действия; однако систематический и объективный метод оценки не был частью протокола исследования. Поскольку многие местные агенты, такие как аминогликозиды, могут оказывать заметное токсическое воздействие на преддверие, при этом некоторые из них не затрагивают улитку, следует разработать стандартные наборы тестов для мониторинга вестибулотоксичности и включить их в модели ототоксических эффектов на животных.

Наше исследование предполагает, что тобрамицин с дексаметазоном является очень эффективным средством для лечения отореи и эрадикации P aeruginosa на модели CSOM обезьян. При сравнении групп лечения изменений порога слуха и OHCL наше исследование показывает, что ни тобрамицин, ни дексаметазон не являются ототоксичными, по отдельности или в комбинированном составе. Дексаметазон явно способствует эффективности комбинированных ушных капель, приводя к более быстрому разрешению CSOM и устраняя риск рецидива после прекращения приема капель.Ушные капли тобрамицин-дексаметазон представляют собой многообещающий выбор для лечения отореи, вызванной инфекцией P aeruginosa . Будущие исследования должны рассмотреть потенциальную вестибулотоксичность аминогликозидов, а также оценить безопасность и эффективность этих ушных капель у людей.

Принято к публикации 21 сентября 1999 г.

Это исследование было частично поддержано Alcon Laboratories Inc, Fort Worth, Tex.

Представлено на встрече «Ототоксичность, фундаментальные науки и клинические последствия», Бари, Италия, 19 июня 1998 г.

Мы благодарим Мари-Луизу Спанберг, Джули Бэнкс и Джин Бетш за их техническую поддержку и выдающиеся усилия по завершению этого проекта.

Перепечатка: Cuneyt M. Alper, MD, Отделение детской отоларингологии, Детская больница Питтсбурга, 3705 Fifth Ave at DeSoto Street, Pittsburgh, PA 15213 (электронная почта: [email protected]).

1. Мандель EMCассамбляж М.Л.Курс-Ласки M Острая оторея: бактериология частого осложнения тимпаностомических трубок. Энн Отол Ринол Ларингол. 1994;103713- 718Google Scholar2.Dohar JEGarner ETNielsen RWBiel М.А.Сейдлин M Местное лечение отореи офлоксацином у детей с тимпаностомическими трубками.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1999;125537- 545Google ScholarCrossref 3.Kenna MA Микробиология хронического гнойного среднего отита у детей. Энн Отол Ринол Ларингол. 1988;97 ((приложение 131)) 9– 10Google Scholar4.Дохар JEKenna М.А.Вадовски RM Терапевтические последствия при лечении ушных инфекций Pseudomonas на основе моделей восприимчивости in vitro.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1995;1211022-1025Google ScholarCrossref 5.Nelson JD Управление CSOM: опрос практикующих педиатров. Ann Otol Rhinol Laryngol Suppl. 1988;97 ((приложение 131)) 26– 28Google Scholar6.Ланди Л.Б.Грэм MD Ототоксичность и ототопические препараты: опрос отоларингологов.  Am J Otol. 1993;14141- 146Google Scholar7.Matz GJ Клинические перспективы ототоксичных препаратов. Энн Отол Ринол Ларингол. 1990;9939- 41Google Scholar8.Lind О.Кристиансен B Глухота после лечения ушными каплями, содержащими неомицин, грамицидин и дексаметазон.  ORL J Оториноларингол Relat Spec. 1986;4852- 54Google ScholarCrossref 9.Linder TEZwicky SBrandle Потоксичность ушных капель: клиническая перспектива.  Am J Otol. 1995;16653- 656Google Scholar10.Подошин LFradis МБен-Давид J Ототоксичность ушных капель у пациентов, страдающих хроническим средним отитом. Ж Ларынгол Отол. 1989;10346- 50Google ScholarCrossref 11.Griffin WL Ретроспективное исследование травматических перфораций барабанной перепонки в клинической практике. Ларингоскоп. 1979;89261- 282Google Scholar12.Esposito SD’Эррико Монтанаро C Местное и пероральное лечение хронического среднего отита ципрофлоксацином.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1990;116557- 559Google ScholarCrossref 13.Spoendlin ХБрун JP Метод блочной поверхности для оценки кохлеарной патологии. Арка Оториноларингол. 1974;208137-145Google ScholarCrossref 14.Parker ФЛДжеймс GWL Влияние различных местных антибиотиков и антибактериальных средств на среднее и внутреннее ухо морской свинки. J Pharm Pharmacol. 1978;30236- 239Google ScholarCrossref 15.Моризоно ТПапарелла МЮн S Ототоксичность пропиленгликоля у экспериментальных животных.  Am J Отоларингол. 1980;5393- 399Google ScholarCrossref 16.Wright CGMeyerhoff WL Ототоксичность ушных капель, нанесенных на среднее ухо шиншиллы.  Am J Отоларингол. 1984; 5166- 176Google ScholarCrossref 17.Barlow Д.В.Дакерт LGKreig CSGate GA Ототоксичность местных отомикробных агентов. Acta Otolaryngol (Stockh). 1994;115231- 235Google ScholarCrossref 18.Jacob TWright CGRobinson К.Мейерхофф WL Ототоксичность тикарциллина и клавулановой кислоты для местного применения у шиншилл.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1995;12139- 43Google ScholarCrossref 19.Wright CGHalama А.Мейерхофф WL Ототоксичность местного препарата у приматов.  Am J Otol. 1987;856- 60Google Scholar20.Wright CGMeyerhoff WLHalama AR Ототоксичность неомицина и полимиксина B после применения в среднем ухе у шиншилл и павианов.  Am J Otol. 1987;8495- 499Google Scholar21.Brownlee REHulka ГФРазма Дж. Пиллсбери ХК III Ципрофлоксацин: используйте в качестве ушного препарата для местного применения.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1992;118392- 396Google ScholarCrossref 22.Dohar JEAlper CMRозе советник и другие. Лечение хронического гнойного среднего отита (ХГСО) местным ципрофлоксацином. Энн Отол Ринол Ларингол. 1998;107865-871Google Scholar23.Costerton Дж. В. Левандовски ZКолдуэлл ДЕКорбер Д. В. Лаппин-Скотт HM Микробные биопленки. Annu Rev Microbiol. 1995;49711- 745Google ScholarCrossref 24.Фрадис Бродский АБен-Давид JSrungo ИЛарбони Ю.Подошин L Хронический средний отит, леченный местно ципрофлоксацином или тобрамицином.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1997;1231057-1060Google ScholarCrossref 25.Wintermeyer СМХарт М.К.Нахата MC Эффективность ототопического ципрофлоксацина у детей с отореей. Отоларингол Head Neck Surg. 1997;116450-453Google ScholarCrossref 26.Smith ДВМуди Д.Б.Стеббинс WCNorat MA Влияние потери волосковых клеток на частотную избирательность слуховой системы патасов. Услышать рез. 1987;29125- 138Google ScholarCrossref 27.English MGСеверный JLFria T Хронический средний отит как причина нейросенсорной тугоухости.  Arch Otolaryngol Head Neck Surg. 1973;9818- 22Google ScholarCrossref 28.Harada ТЯмасоба Тяги M Нейросенсорная тугоухость, связанная со средним отитом с выпотом.  ORL J Оториноларингол Relat Spec. 1992;5461- 65Google ScholarCrossref

Хронический средний отит – причины – осложнения – лечение

Введение

Хронический средний отит (COM) — это воспалительное заболевание среднего уха .Характеризуется упорными или рецидивирующими ушными выделениями .

В настоящее время большинство классификаций делят хронический средний отит на два различных типа :

  • Слизистая – возникает вследствие перфорации барабанной перепонки и последующего воспаления слизистой оболочки среднего уха; он также известен как хронический гнойный средний отит
  • Плоскоклеточный – возникает из-за ретракции барабанной перепонки и связан с образованием холестеатомы

В этой статье мы рассмотрим факторы риска, клинические особенности и лечение хронического среднего отита слизистых оболочек

Патофизиология

Хронический средний отит слизистых оболочек развивается вследствие хронического воспаления вторичного перфорации в барабанной перепонке (рис.1). Причиной первоначальной перфорации может быть инфекция, ятрогения (например, введение втулки) или травма.

Любое связанное выделение из перфорации называется активной слизистой оболочкой COM , также известной как «Хронический гнойный СО» (ХССО). Воздушные ячейки сосцевидного отростка являются продолжением полости среднего уха и также могут поражаться при этом заболевании

Рисунок 1. Схема, демонстрирующая перфорацию барабанной перепонки

Хронический средний отит слизистых оболочек является частым заболеванием .Его распространенность составляет 0,9% среди детей и 0,5% среди взрослых в Великобритании. В половине случаев развивается степень нарушения слуха .


Этиология

Рецидивирующий острый средний отит является наиболее частой причиной хронического среднего отита слизистых оболочек. Другие сопутствующие факторы риска включают предыдущие травматические перфорации ТМ, введение втулок и черепно-лицевые аномалии .


Клинические признаки

Пациенты будут обращаться с хроническими выделениями из уха  (по определению это должно продолжаться более 6 недель) при отсутствии лихорадки или оталгии . Если присутствует лихорадка или боль, следует рассмотреть другие диагнозы, такие как наружный отит, мастоидит или внутричерепное поражение.

При осмотре перфорация барабанной перепонки видна при отоскопии (рис. 2). Пациенты часто имеют в анамнезе рецидивирующий ОСО , предыдущую операцию на ухе или травму уха .

Важно проверить функцию лицевого нерва и четко задокументировать это. Потеря слуха  может произойти, что почти всегда кондуктивная потеря слуха (если болезнь не обширна)

Рисунок 2. Хронический средний отит с большой перфорацией TM

Расследования

Аудиограммы  и тимпанометрию следует проводить в подозрительных случаях, хотя это может быть нецелесообразно при сильном отделяемом ухе. Микробиологические мазки для посева и определения чувствительности к антибиотикам полезны (особенно при неэффективности первоначальных вариантов лечения).

В то время как диагноз хронического среднего отита слизистых оболочек ставится клинически, любое подозрение на холестеатому требует проведения КТ каменистой височной кости для дальнейшей оценки.

[старт-клинический]

Отраженная боль в ухе

Если наружный слуховой проход и барабанная перепонка в норме, при нормальном пневматическом зеркале боль не связана с болезнью уха, а связана с рефлекторной болью.Условия, которые следует учитывать, из-за многочисленных иннерваций наружного уха, включают:

  • CN V = Околоушная железа, верхние моляры или патология ВНЧС
  • CN VII = синдром Рэмси Ханта
  • CN IX и CN X = Злокачественное новообразование задней ⅓ языка, грушевидной ямки, гортани или инфекционные причины, такие как тонзиллит или ангина

[конечная клиническая]


Менеджмент

Основой лечения хронического среднего отита слизистых оболочек является туалет ушной раковины и местное лечение антибиотиками или стероидами до тех пор, пока симптомы не уменьшатся или не исчезнут.

Пациенты с симптомами продолжительностью более 6 недель или с большим количеством мусора должны быть осмотрены ЛОР-врачом . Пациент должен быть проинструктирован о важности содержания уха в чистоте и сухости .

Большинство перфораций барабанной перепонки заживают спонтанно однако большие перфорации могут сохраняться и может потребоваться направление на хирургическое лечение .

Хирургическое лечение

Целью хирургического лечения является закрытие перфорации барабанной перепонки, тем самым облегчая симптомы стойких выделений и предотвращая рецидив инфекции.

Хирургия также потенциально может улучшить слух , хотя это будет во многом зависеть от дооперационного состояния слухового аппарата.

Хирургические варианты включают:

  • Мирингопластика – закрытие перфорации в напрягаемой части
    • Закрытие достигается путем наложения заплаты на аутологичный трансплантат, обычно полученный из козелка хряща или височной фасции
  • Тимпанопластика – мирингопластика в сочетании с реконструкцией цепи слуховых косточек

[старт-клинический]

Ключевые моменты

  • COM слизистой оболочки вызывается хроническим воспалением, вторичным по отношению к перфорации барабанной перепонки
  • У пациентов будут хронические выделения из уха при отсутствии лихорадки или оталгии
  • Основой лечения является туалет ушной раковины и местное лечение антибиотиками/стероидами до тех пор, пока симптомы не уменьшатся или не исчезнут
  • Хирургические варианты включают мирингопластику или тимпанопластику

[конечный клинический]

Хронический гнойный средний отит.Информация о КСОМ. Пациент

Хронический гнойный средний отит (ХГСО) представляет собой хроническое воспаление среднего уха и сосцевидного отростка. Это преимущественно болезнь развивающихся стран. Клиническими признаками являются рецидивирующая оторея через перфорацию барабанной перепонки с кондуктивной тугоухостью различной степени тяжести. Эксперты оспаривают продолжительность отореи, необходимую для определения ее как хронической инфекции — определения Всемирной организации здравоохранения предполагают более двух недель [1] , в то время как другие утверждают, что дольше (например, до шести недель) [2] .

Барабанная перепонка перфорирована в CSOM. Если это трубно-барабанная перфорация (в центре барабанной перепонки), она обычно «безопасна», в то время как аттикоантральная перфорация (в верхней части барабанной перепонки) часто «небезопасна». Безопасный или небезопасный зависит от наличия холестеатомы:
  • Безопасный CSOM — это CSOM без холестеатомы. Его можно разделить на активный или неактивный в зависимости от того, присутствует инфекция или нет.
  • Небезопасно CSOM включает холестеатому. Холестеатома – доброкачественное, но деструктивное поражение основания черепа.

Основной патологией CSOM является постоянный цикл воспаления, изъязвления, инфекции и грануляции. Острая инфекция среднего уха вызывает раздражение и воспаление слизистой оболочки среднего уха с отеком. Воспаление вызывает изъязвление слизистой оболочки и разрушение эпителиальной выстилки. Образование гранулемы может перерасти в полипы в среднем ухе.Этот процесс может продолжаться, разрушая окружающие структуры и приводя к различным осложнениям ХГСО.

Эпидемиология

[1]
  • В Великобритании CSOM встречается у 0,9% детей и 0,5% взрослых без различий по полу.
  • Уровень заболеваемости CSOM составляет 4,76%, что соответствует 31 миллиону случаев, при этом 22,6% случаев приходится на детей в возрасте до 5 лет ежегодно. 50% пациентов с CSOM имеют нарушения слуха.
  • Во всем мире насчитывается от 65 до 330 миллионов больных, из которых у 60% развивается значительная потеря слуха.Это бремя непропорционально ложится на детей в развивающихся странах [3] .
  • Существует связь между CSOM и плохой успеваемостью [4] .

Факторы риска

[2]
  • Множественные эпизоды острого среднего отита (ОСО).
  • Жизнь в тесноте.
  • Быть членом большой семьи.
  • Посещение детского сада.
  • Исследования образования родителей, пассивного курения, грудного вскармливания, социально-экономического положения и ежегодного числа инфекций верхних дыхательных путей (ВДП) показывают лишь неубедительные ассоциации.
  • Черепно-лицевые аномалии повышают риск: расщелина губы или неба, синдром Дауна, синдром кричащего крика, атрезия хоан и микроцефалия — все они повышают риск CSOM.

Спектр среднего отита

[5]

Средний отит (СО) — это общий термин для группы сложных инфекционно-воспалительных состояний, поражающих среднее ухо. Все ОМ связаны с патологией среднего уха и слизистой оболочки среднего уха. ОМ является основной причиной обращений за медицинской помощью во всем мире, а его осложнения являются важной причиной предотвратимой потери слуха, особенно в развивающихся странах [3] .

Существуют различные подтипы ОМ. К ним относятся острый средний отит, средний отит с выпотом (OME), CSOM, мастоидит и холестеатома. Их обычно описывают как обособленные заболевания, но на самом деле между различными типами существует большая степень совпадения. СО можно рассматривать как континуум заболеваний:

  • ОСО представляет собой острое воспаление среднего уха и может быть вызвано бактериями или вирусами. Подтипом ОСО является острый гнойный ОМ, характеризующийся наличием гноя в среднем ухе.Примерно в 5% случаев барабанная перепонка перфорируется.
  • ОМЭ — это хроническое воспалительное состояние без острого воспаления, которое часто следует за медленно разрешающимся ОСО. За интактной барабанной перепонкой наблюдается выпот клеевидной жидкости при отсутствии признаков и симптомов острого воспаления.
  • CSOM — длительное гнойное воспаление среднего уха, обычно с перфорацией барабанной перепонки.
  • Мастоидит — острое воспаление надкостницы сосцевидного отростка и воздухоносных ячеек, возникающее при распространении инфекции ОСО из среднего уха.
  • Холестеатома возникает, когда в среднем ухе присутствует ороговевающий плоский эпителий (кожа) в результате ретракции барабанной перепонки.

Представление

Симптомы

  • ХГСО проявляется хроническим осушением уха (> 2 недель), возможным рецидивом ОСО в анамнезе, травматической перфорацией или введением втулок.
  • Оторея должна быть без оталгии или лихорадки.
  • Лихорадка, головокружение и оталгия требуют срочного направления для исключения внутривисочных или внутричерепных осложнений.
  • Потеря слуха в пораженном ухе является обычным явлением. Спросите о влиянии этого на развитие речи, школу или работу. Смешанная тугоухость (кондуктивная и нейросенсорная) свидетельствует об обширном заболевании.

Признаки

  • Наружный слуховой проход может быть отечным, но обычно не болезненным.
  • Выделения варьируют от зловонных, гнойных и творожистых до прозрачных и серозных.
  • Грануляционная ткань часто выявляется в медиальном канале или пространстве среднего уха.
  • Слизистая оболочка среднего уха, видимая через перфорацию, может быть отечной или даже полипоидной, бледной или эритематозной.

Перфорация барабанной перепонки

Michael Hawke MD (Собственная работа), CC BY 4.0, через Wikimedia Commons

Автор Michael Hawke MD (Won work), CC BY 4.0, через Wikimedia Commons

Более серьезное состояние CSOM с хроническими слизистыми выделениями через большую центральную перфорацию можно найти в разделе «Дополнительная литература и ссылки».

Дифференциальный диагноз

NB : хронический серозный средний отит не то же самое, что хронический гнойный средний отит.Первый может быть определен как выпот в среднем ухе без перфорации , сохраняющийся более 1-3 месяцев.

Исследования

[6]
  • Не берите мазок из уха в первичном звене, так как клиническая польза от этого неясна.
  • Аудиограмма обычно показывает кондуктивную потерю слуха. Смешанная потеря слуха может свидетельствовать о более обширном заболевании и возможных осложнениях.
  • Визуализирующие исследования могут быть полезны:
    • КТ при неудачном лечении может выявить скрытую холестеатому, инородное тело или злокачественное новообразование.Это может быть особенно полезно перед операцией [7] .
    • КТ с тонким срезом может выявить эрозию кости из-за холестеатомы, эрозию косточек, поражение верхушки пирамиды и поднадкостничный абсцесс.
    • МРТ предпочтительнее при подозрении на внутривисочные или внутричерепные осложнения. Он лучше показывает мягкие ткани и позволяет выявить воспаление твердой мозговой оболочки, тромбоз сигмовидного синуса, лабиринтит, экстрадуральные и внутричерепные абсцессы.

Ведение

[6]

Первичная помощь

  • Если есть отек или болезненность заушной области (предполагающий мастоидит), паралич лицевого нерва, головокружение или признаки внутричерепной инфекции, организуйте срочное обследование или госпитализацию с помощью ЛОР-бригады.
  • Направьте случаи CSOM без этих функций для плановой отоларингологической оценки. ЛОР-специалист сможет провести микроотсос экссудата из слухового прохода и, следовательно, точно визуализировать барабанную перепонку.
  • Текущие рекомендации Национального института здравоохранения и передового опыта в области клинических знаний предполагают, что врачи общей практики не должны инициировать лечение — это связано с тем, что лишь немногие неспециалисты имеют оборудование или подготовку для проведения чистки слуха; кроме того, местные антибиотики, используемые специалистами, либо используются без лицензии (хинолоны), либо не рекомендуются при наличии перфорации барабанной перепонки (аминогликозиды).
  • Пациентам следует рекомендовать держать пораженное ухо сухим. Рекомендации по плаванию
    Пациентам с CSOM обычно рекомендуется избегать плавания, но если они плавают, им следует вытирать уши после этого. Доказательства ограничены, и, следовательно, среди специалистов нет единого мнения. Некоторые советуют затычки для ушей до тех пор, пока не будут выдавлены втулки, а другие — нет. Точно так же нет единого мнения о том, следует ли разрешать нырять, пока люверсы находятся на месте [8] .

Вторичная помощь

Консервативное лечение ХГСО состоит из трех компонентов:

  • Соответствующий антибиотик, обычно назначаемый местно.
  • Обычный интенсивный ушной туалет (микроаспирация) для удаления мусора.
  • Контроль грануляционной ткани.

Лекарства

  • Ушной туалет и местные антибиотики эффективны при лечении отореи. Долгосрочные результаты (например, заживление перфорации барабанной перепонки, профилактика рецидивов и улучшение слуха) нуждаются в дальнейшем изучении.
  • Местное лечение более эффективно устраняет выделения из уха, чем системная терапия [9] — вероятно, из-за достижения более высоких местных концентраций антибиотика.
  • Антибиотики должны обладать активностью в отношении грамотрицательных микроорганизмов, особенно псевдомонад и грамположительных микроорганизмов, в особенности Staphylococcus aureus:
    • Аминогликозиды и фторхинолоны соответствуют этим критериям, но остаются проблемы с безопасностью обоих. Многие специалисты советуют использовать аминогликозиды для местного применения при перфорации барабанной перепонки из-за их ототоксичности.Однако многие специалисты продолжают использовать их с осторожностью, считая, что недолеченный СО несет в себе более высокий риск нарушений слуха и осложнений [10] .
    • Топические хинолоны эффективны по сравнению с отсутствием медикаментозного лечения или только местными антисептиками; однако доказательства их превосходства над другими местными антибиотиками являются лишь косвенными [11] . Британские специалисты используют либо нелицензионные хинолоны, либо аминогликозиды (поскольку их эффективность превышает риск ототоксичности).Особые опасения вызывает использование фторхинолонов у детей из-за исследований на молодых животных, указывающих на риск повреждения суставов у детей. Было показано, что краткосрочное лечение безопасно [12] . В одном исследовании была обнаружена связь между ципрофлоксацином и артропатией у детей, хотя эффект был обратимым. Связи между длительностью введения и частотой артропатии не обнаружено [12] .
    • Неэффективность антибиотиков обычно связана с неспособностью проникнуть в дебрис, а не с резистентностью бактерий.
  • Топические стероиды используются для уменьшения образования гранулем, и обычно используют комбинированные препараты антибиотиков/стероидов.
  • Системная терапия назначается при неэффективности местной терапии. Если очаг инфекции в сосцевидном отростке не может быть достигнут местными каплями, то системно вводимые антибиотики (обычно внутривенно) могут проникать в концентрациях, достаточных для контроля или ликвидации инфекции. Одновременно продолжают местную терапию. Обычно это делается в стационаре с сопутствующим режимом интенсивного ушного туалета.
  • Лечение следует продолжать в течение трех-четырех недель после окончания отореи.

Хирургический

  • Недостаточно современных данных о хирургических процедурах для CSOM [13] .
  • Однако небольшая серия случаев из Индии показала, что операция обычно может сделать ухо «сухим» и, следовательно, вылечить CSOM, когда другие методы лечения не дали результата [14] .
  • Тип операции будет зависеть от тяжести патологического процесса и может включать мирингопластику (восстановление только перфорации барабанной перепонки) или тимпанопластику (восстановление барабанной перепонки и хирургическое вмешательство на костях внутреннего уха).
  • Если при отоскопии выявляются грануляционная ткань небезопасного типа, полипы ушной раковины или инфекция, сохраняющаяся, несмотря на соответствующее медикаментозное лечение, следует искать холестеатому. Целью последующего лечения является создание безопасного уха, хотя подходящая хирургическая процедура часто вызывает споры.
  • При наличии холестеатомы (небезопасная CSOM) можно использовать классическую радикальную мастоидэктомию, модифицированную радикальную мастоидэктомию или «комбинированную тимпанопластику» (передняя тимпанотомия плюс расширенная мастоидэктомия) в зависимости от распространенности холестеатомы и, что более важно, опыта хирурга. хирург.Какой бы ни была выбрана процедура, цель хирургического вмешательства — устранить все болезни и дать пациенту сухое и функционирующее ухо.
  • Лицевой паралич может возникать с холестеатомой или без нее. Хирургическое исследование с мастоидэктомией должно быть проведено незамедлительно.
  • Лабиринтит возникает, когда инфекция распространяется на внутреннее ухо. Раннее хирургическое вмешательство для удаления инфекции уменьшает повреждение лабиринта. Для предотвращения возможного летального исхода менингита или энцефалита проводится агрессивная хирургическая обработка пораженного участка (включая лабиринтэктомию).
  • Если кондуктивная тугоухость возникла в результате CSOM (из-за перфорации барабанной перепонки и/или нарушения цепи косточек), хирургическое удаление инфекции и холестеатомы с последующей реконструкцией цепи косточек уменьшит потерю слуха.
  • Кохлеарные имплантаты использовались при CSOM, но важно сначала искоренить все заболевания [15] .

Осложнения

[16]

Осложнения ХГСО редки, но потенциально опасны для жизни.

Intratemporal осложнения включают:

  • Petrositis
  • Лицевой паралич [17]
  • лабиринтит

Внутричерепные осложнения включают:

  • Боковые пазухи тромбофлебит
  • Менингит
  • внутричерепной абсцесс

последствия включают:

Prognosis

[2]

Прогноз благоприятный в развитых странах, где есть доступ к антибиотикам и хирургическому лечению.Однако в неразвитых странах результат может быть разным. В 2002 году средний отит стал причиной 3599 смертей во всем мире, в большинстве случаев из-за распространения инфекции сосцевидного отростка и внутричерепной инфекции.

Перфорации барабанной перепонки могут заживать спонтанно, но иногда могут сохраняться, приводя к слабому или умеренному нарушению слуха. Если это происходит в первые два года жизни, это связано с увеличением неспособности к обучению и снижением успеваемости.

Хронический средний отит: причины, признаки и симптомы, лечение, стоимость

Пользователь соглашается и признает, что Пользователь прочитал, понял и принимает положения и условия, содержащиеся в брошюре, прилагаемой к Устройству (« Устройство ») в отношении его использования, эксплуатации, возврата/замены и гарантийной политики.

Настоящим Пользователь соглашается и признает, что Устройство (аппаратное и программное обеспечение), используемое при предоставлении услуг Medanta предоставляется на условиях «как есть» и «по мере доступности» через Alivecor India Private. Ограниченное. Меданта никоим образом не поддерживает и не продвигает Устройство, а также не несет ответственности. за любые претензии, заверения или гарантии, явные или подразумеваемые, в отношении безопасности, надежности, долговечность и производительность устройства.
Когда-то использованные услуги не могут быть отменены, за исключением случаев, когда Пользователь просит отменить услугу в день покупки, в этом случае полная сумма платы за услугу возвращается Пользователю. при условии, что Устройство не распаковывалось.
До истечения срока действия услуги Пользователь может продлить услуги, воспользовавшись различными программами опции. Для указанных целей Пользователь может позвонить по номеру нашей горячей линии +91 124 4141414 или посетить сайт www.medanta.org. Расширенная программа, которой воспользовался Пользователь, активируется автоматически по истечении срока действия существующей программы услуг.

В случаях, когда Пользователь решил воспользоваться Услугами через арендованное Устройство, возвращается возвращаемый залог. Сумма в размере 5000 ₹ (« Сумма депозита ») применяется и оплачивается Пользователем.Возврат депозита Сумма подлежит возврату Устройства в рабочем и неповрежденном состоянии. Возврат депозита Сумма должна быть внесена тем же способом оплаты, что и при покупке, в случаях, когда Пользователь лично посещает Меданту для возврата Устройства. Если Пользователь решит вернуть Устройство по почте, Сумма депозита будет возвращена в электронном виде через НЕФТЬ или банковским переводом через Medanta в течение семь (7) рабочих дней с момента получения Устройства и получения отсканированного изображения/копии Аннулированного Чек банковского счета Пользователя.

По истечении срока действия услуг (либо по количеству ЭКГ, либо по продолжительности программы), предоставленных Пользователь, Устройство должно быть возвращено в течение десяти (10) дней, в противном случае Сумма Депозита будет конфискован.
Обратите внимание, что комплект ЭКГ или возвращаемый депозит за устройство не подлежат передаче от одного пациента к другому. Другая.

Хронический средний отит — Знания @ AMBOSS

Последнее обновление: 31 августа 2021 г.

Резюме

Хронический средний отит (СО) относится к группе хронических воспалительных заболеваний среднего уха, которым чаще болеют дети.Хронический гнойный средний отит (ХГСО) характеризуется постоянным выделением жидкости из среднего уха через перфорированную барабанную перепонку (БМ). Это состояние часто наблюдается у пациентов с острым средним отитом в анамнезе с разрывом барабанной перепонки и проявляется безболезненной отореей и кондуктивной тугоухостью. Диагноз подтверждается обнаружением дефекта височной кости при отоскопии. Лечение состоит из консервативных мер (например, капель с антибиотиком) и тимпанопластики, если консервативное лечение не помогает. Хронический средний отит с выпотом (ОСЭ), скорее всего, вызван дисфункцией евстахиевой трубы (ДЭТ) и характеризуется скоплением выпота за неповрежденной ТМ.Клинически ОМЕ проявляется ощущением заложенности или давления в ухе, а также кондуктивной тугоухостью. Выпот часто рассасывается спонтанно, и лечение (например, установка тимпаностомических трубок) показано только в случае нарушения слуха или сохранения выпота. Острый ОМЭ у взрослых должен вызывать подозрение на злокачественное новообразование носоглотки и вызывать быстрое обследование.

Хронический гнойный средний отит

Каталожные номера: [1] [2] [3]

Средний отит с выпотом (клейное ухо)

Хронический ОМО у детей

  • Определение: хронический слизистый или серозный выпот в барабанной полости при отсутствии инфекции длительностью > 3 мес.
  • Эпидемиология: наблюдается особенно у детей раннего возраста после эпизода острого ОМ.
  • Этиология: до конца не изучена, но в первую очередь считается, что она связана с дисфункцией евстахиевой трубы
  • Патофизиология: ETD вызывает отрицательное давление в среднем ухе → вызывает образование транссудата → дисфункция евстахиевой трубы препятствует адекватному дренажу → скопление жидкости
  • Клинические признаки
    • Может протекать бессимптомно
    • Обычно безболезненное ощущение давления в пораженном ухе
    • Кондуктивная тугоухость
    • Нарушение речи и языка
  • Диагностика
  • Дифференциальный диагноз: наличие боли или лихорадки указывает на острый средний отит.
  • Лечение
    • Пациенты без нарушения речи на момент постановки диагноза: наблюдение в течение 3 месяцев
    • Пациенты с нарушением речи или стойким ОМЕ при последующем наблюдении

У детей снижение слуха из-за ОМЕ может привести к нарушению речи и языка нарушение.Поэтому очень важно раннее начало лечения!

Фармакотерапия (например, пероральные стероиды, антигистаминные препараты, назальные деконгестанты, антибиотики) малоэффективна и обычно не рекомендуется!

Острый ОМЭ у взрослых

  • Этиология
  • Клинические признаки
  • Диагностика
    • Отоскопия для оценки ТМН (см. результаты в разделе «Диагностика» выше)
    • Если односторонний ОМЭ рецидивирует или сохраняется, выполните эндоскопию носоглотки, чтобы исключить карциному
  • Лечение

Каталожные номера: [4] [5] [6] [7]

Каталожные номера

  1. Lustig LR, Limb CJ, Baden R, LaSalvia MT.Хронический средний отит, холестеатома и мастоидит у взрослых. В: Post TW, изд. Обновление . Уолтем, Массачусетс: UpToDate. https://www.uptodate.com/contents/chronic-otitis-media-cholesteatoma-and-mastoiditis-in-adults . Последнее обновление: 27 апреля 2017 г. Дата обращения: 15 апреля 2017 г.
  2. Роланд PS. Хронический гнойный средний отит. В: Meyers AD, Хронический гнойный средний отит . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WebMD. http://emedicine.medscape.com/article/859501 . Обновлено: 15 марта 2017 г.Доступ: 15 мая 2017 г.
  3. Isaacson GC. Холестеатома у детей. В: Post TW, изд. Обновление . Уолтем, Массачусетс: UpToDate. https://www.uptodate.com/contents/cholesteatoma-in-children . Последнее обновление: 17 августа 2016 г. Дата обращения: 15 мая 2017 г.
  4. Higgins TS. Средний отит с выпотом. В: Meyers AD, Средний отит с выпотом . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WebMD. http://emedicine.medscape.com/article/858990 .
    Лечение хронический средний отит: Хронический средний отит — Клиника Южно-Уральского Государственного Медицинского Университета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *