Содержание

История открытия пенициллина. Досье — Биографии и справки

ТАСС-ДОСЬЕ /Юлия Ковалева/. 75 лет назад, 12 февраля 1941 г., в Лондоне британские ученые Говард Флори и Эрнст Чейн впервые применили пенициллин для лечения человека. Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об истории открытия этого препарата.

Пенициллин — антибиотик, обладающий широким антимикробным действием. Является первым эффективным лекарством против многих тяжелых заболеваний, в частности, сифилиса и гангрены, а также инфекций, вызываемых стафилококками и стрептококками. Его получают из некоторых видов плесневого грибка рода Penicillium (лат. penicillus — «кисть»; под микроскопом спороносные клетки плесени похожи на кисточку).

История открытия

Упоминания об использовании плесени в лечебных целях встречаются в трудах персидского ученого Авиценны (II в.) и швейцарского врача и философа Парацельса (XIV в.). Боливийский специалист по этноботанике Энрике Облитас Поблете в 1963 г. описал применение плесени индейскими знахарями в эпоху инков (XV-XVI вв.).

В 1896 г. итальянский врач Бартоломео Гозио, изучая причины поражения риса плесенью, вывел формулу антибиотика, схожего с пенициллином. Ввиду того, что он не смог предложить практическое применение нового лекарства, его открытие было забыто. В 1897 г. французский военный врач Эрнест Дюшен заметил, что арабские конюхи собирают плесень с сырых седел и лечат ею раны лошадей. Дюшен тщательно обследовал плесень, опробовал ее на морских свинках и выявил ее разрушающее действие на палочку брюшного тифа. Результаты своих исследований Эрнест Дюшен представил в парижском институте Пастера, но они также не были признаны. В 1913 г. американским ученым Карлу Альсбергу и Отису Фишеру Блэку удалось получить из плесени кислоту, обладающую противомикробными свойствами, однако их исследования были прерваны с началом Первой мировой войны.

В 1928 г. британский ученый Александр Флеминг проводил рядовой эксперимент в ходе исследования сопротивляемости человеческого организма бактериальным инфекциям. Он обнаружил, что некоторые колонии стафилококковых культур, оставленные им в лабораторных чашках, заражены штаммом плесени Penicillium Notatum. Вокруг пятен плесени Флеминг заметил область, в которой бактерий не было. Это позволило ему сделать вывод о том, что плесень вырабатывает убивающее бактерии вещество, которое ученый назвал «пенициллином».

Флеминг недооценил свое открытие, полагая, что получить лекарство будет очень трудно. Его работу продолжили ученые из Оксфорда Говард Флори и Эрнст Чейн. В 1940 г. они выделили препарат в чистом виде и изучили его терапевтические свойства. 12 февраля 1941 г. инъекция пенициллина впервые была сделана человеку. Пациентом Флори и Чейна стал лондонский полицейский, умиравший от заражения крови. После нескольких инъекций ему стало лучше, однако запас лекарства быстро закончился, и больной скончался. В 1943 г. Говард Флори передал технологию получения нового препарата американским ученым, в США было налажено массовое производство антибиотика. В 1945 г. Александр Флеминг, Говард Флори и Эрнст Чейн были удостоены Нобелевской премии по физиологии и медицине.

Исследования российских и советских ученых

В 1870-х гг. исследованием плесени занимались медики Алексей Полотебнов и Вячеслав Манассеин, которые обнаружили, что она блокирует рост других микроорганизмов. Полотебнов рекомендовал использовать эти особенности плесени в медицине, в частности, для лечения кожных заболеваний. Но идея не получила распространения.

В СССР первые образцы пенициллина получили микробиологи Зинаида Ермольева и Тамара Балезина. В 1942 г. они обнаружили штамм Penicillium Crustosum, продуцирующий пенициллин. В ходе испытаний лекарство показало гораздо большую активность, чем его английские и американские аналоги. Однако полученный антибиотик терял свойства при хранении и вызывал повышение температуры у пациентов.

В 1945 г. в Советском Союзе начались испытания пенициллина, разработанного по западному образцу. Технология его производства была освоена НИИ эпидемиологии и гигиены Красной Армии под руководством Николая Копылова.

Признание

Массовое производство пенициллина было налажено во время Второй мировой войны. По некоторым оценкам, благодаря этому антибиотику в годы войны и после нее были спасены около 200 млн человек. Открытие этого препарата не раз признавалось одним из важнейших научных достижений в истории человечества. Большинство современных антибиотиков были созданы именно после исследования лечебных свойств пенициллина.

Как Флеминг случайно открыл пенициллин. И почему новые антибиотики спасут только на время

Жизнь до открытия антибиотиков вообразить трудно и страшно. Туберкулез и многие другие инфекции зачастую были смертным приговором. Судьба выносила их намного чаще, чем в наши дни: больше больных — выше шансы заразиться. Любая хирургическая операция была сравни русской рулетке. В 1920-х гг. американский психиатр Генри Коттон, самонадеянно лечивший душевнобольных удалением органов, хвалился, что его методика сравнительно безопасна: умирали всего 33% его пациентов. Как выяснилось позже, Коттон привирал, и смертность достигала 45%. Больницы были рассадниками заразы (впрочем, сейчас мало что изменилось, и причина как раз в антибиотиках). Даже обыкновенная царапина могла свести в могилу, вызвав гангрену или заражение крови. Существовавшие антисептики годились только для наружного применения и часто приносили больше вреда, чем пользы.

Открытое окно и гнилая дыня изменили все

Открытие антибиотиков, точнее, пенициллина приписывают шотландцу Александру Флемингу, но необходимо сделать несколько оговорок. Еще древние египтяне прикладывали к ранам заплесневевший хлеб, размоченный в воде. Почти за четыре года до счастливого случая в лаборатории Флеминга противобактериальные свойства плесени описал его приятель Андре Грация. Только Грация думал, что плесень не убивает микробы напрямую, а лишь стимулирует иммунную систему организма, и вводил ее вместе с мертвыми бактериями. Какой вид плесени разводил ученый и какое вещество она выделяла, неизвестно: Грация тяжело заболел, а когда вернулся к работе, якобы не смог найти старые записи и образцы.

Плесень в чашке с колонией бактерий. Прозрачные круги вокруг грибка — области, где бактерии погибли

© Don Stalons (phil.cdc.gov)/Wikimedia Commons

Именно плесень убила стафилококки в лаборатории Флеминга. Вышло это случайно: споры грибка надуло ветром из открытого окна. Как и Грация, ученый не смог правильно определить, к какому виду относится целительная плесень. Не смог он и выделить вещество, которое назвал пенициллином, — в экспериментах шотландец использовал отфильтрованный «бульон», где росли грибки. Зато Флеминг подробно описал, как этот фильтрат воздействует на разные бактерии, сравнил плесень с другими видами, а главное — сохранил образцы и рассылал их по первой просьбе коллег.

Один такой образец почти десять лет хранился в Оксфордском университете. В 1939 г. немецкий иммигрант Эрнст Чейн выделил из него чистый пенициллин, а его начальник Ховард Флори испытал препарат на животных. В 1945 г. их и Флеминга наградили Нобелевской премией по физиологии и медицине. Норман Хитли, который отвечал в команде за разведение плесени и тоже придумывал метод очистки антибиотика, остался без награды, хотя его заслуга не меньше. Достаточно сказать, что у первого пациента, 43-летнего полицейского с раной на лице, пришлось фильтровать мочу, чтобы выделить из нее драгоценный пенициллин. Ему быстро полегчало, но лекарства все равно не хватило, и через месяц он умер.

Когда оксфордские ученые доказали эффективность пенициллина, шла Вторая мировая война. Надежное противобактериальное средство требовалось как никогда: солдаты чаще гибли от инфекций, занесенных в раны, чем от самих ран. Но британские фармацевтические компании были и без того завалены оборонными заказами, поэтому в 1941 г. Флори и Хитли отправились в США. Везти плесень в пузырьке было слишком рискованно: кто-нибудь мог его украсть и передать немцам. Выход нашел Хитли: он предложил пропитать грибковыми спорами пальто.

Очистка пенициллина в лаборатории в Англии, 1943 год

© Daily Herald Archive/SSPL/Getty Images

Американцы смогли точно определить, какая плесень завелась у Флеминга и досталась оксфордцам. Но для массового производства использовали не ее, а родственную, выделяющую в шесть раз больше пенициллина. Ее нашли на мускусной дыне, которую принесла с рынка ассистентка. Питанием для грибка послужили кукурузные отходы, богатые сахаром. Выращивать плесень стали в громадных баках с электрической мешалкой, сквозь которые пропускали воздух. Если в конце 1942 г. американского пенициллина хватало менее чем на 100 пациентов, то в 1943-м было выпущено уже 21 млрд доз, а в 1945-м — 6,8 трлн доз. Началась новая эра.

Революция в медицине сходит на нет

Пенициллин и другие антибиотики, появившиеся в первые послевоенные десятилетия, перевернули медицину: большинство болезнетворных бактерий были побеждены. Но случилось то, что предвидел еще Флеминг. Антибиотики — древнее природное оружие в бесконечной борьбе видов за выживание. Бактерии так просто не сдаются. Они быстро размножаются: например, возбудитель холеры делится примерно раз в час. Всего за сутки у холерного вибриона появляется столько поколений потомков, сколько у людей родилось со времен Ивана III. Это значит, что эволюция бактерий происходит настолько же быстрее.

Широкое применение антибиотиков — счет идет на миллионы тонн за все время — лишь ускоряет эволюцию: потомство производят стойкие бактерии, а те, на которые действуют лекарства, исчезают. В докладе для правительства Великобритании, выпущенном в 2016 г., говорится, что из-за устойчивых к антибиотикам микробов ежегодно умирают 700 тыс. человек. Если ничего не предпринять, к 2050-му каждый год будут умирать уже 10 млн человек, а суммарный экономический ущерб достигнет немыслимых $100 трлн.

Новые антибиотики могли бы частично решить проблему, но они появляются все реже. Фармацевтическим компаниям попросту невыгодно выводить их на рынок. В отличие от каких-нибудь антидепрессантов, принимать их нужно очень редко, а с новыми лекарствами конкурируют чрезвычайно дешевые средства прошлых поколений, которые можно выпускать без лицензии в развивающихся странах. По подсчетам из того же доклада британскому правительству, в среднем антибиотики начинают приносить прибыль только на 23-й год, но вскоре после этого на них истекает патент, и производить их может кто угодно.

По меньшей мере половина антибиотиков применяется в сельском хозяйстве

© AP Photo/Jeff Roberson

Но даже если новые эффективные антибиотики появятся в продаже, нет сомнений, что рано или поздно бактерии приспособятся и к ним. Как быстро это произойдет, зависит от того, как эти лекарства используются. Здесь есть две проблемы. Во-первых, по меньшей мере половина антибиотиков применяется в сельском хозяйстве: на громадных животноводческих фермах, где скот, птицы и рыбы живут чуть ли не на головах друг у друга — и где стремительно распространяется зараза. Во-вторых, во многих странах антибиотики продаются без рецепта, поэтому принимают их бесконтрольно. Но дело в том, что жителям этих стран подчас либо не к кому обратиться, либо не на что. Оставить их еще и без антибиотиков — значит обречь на смерть.

Отказаться от дешевых животных белков и обеспечить медицинской помощью всех нуждающихся намного сложнее, чем найти новую целительную плесень и вывести на рынок препарат на ее основе. Но пока эти две проблемы не будут решены, поиски новых антибиотиков будут лишь отсрочивать время, когда порез на пальце станет смертельным риском.

Марат Кузаев

Кто открыл пенициллин: антибиотик из обычной плесени

Английский учёный-бактериолог Александр Флеминг в 1928 году занимался исследованиями защиты организма человека от инфекционных заболеваний. И совершенно случайно обнаружил, что обычная плесень синтезирует вещество, уничтожающее возбудителей инфекции. 

Флемингу удалось выделить активное вещество, разрушающее бактериальные клетки. Он назвал его пенициллином. Название придумано на основе названия грибов «Penicillium notatum», из штамма которых вывел новое вещество Флеминг.

13 сентября 1929 года на заседании Медицинского исследовательского клуба при Лондонском университете Александр Флеминг рассказал о своем открытии пенициллина. Однако доклад Флеминга «Культура пенициллина» особого интереса не вызвал.

Даже после опубликования статья не вызвала у медиков никакого энтузиазма. Связано это было с тем, что пенициллин оказался очень нестойким веществом, который разрушался уже при кратковременном хранении.

В 1930-х годах учёные пытались улучшить эффективность пенициллина, но только в 1938 году учёные Оксфордского университета Говард Флори и Эрнст Чейн смогли выделить чистую форму пенициллина.

Открытие пенициллина оказалось весьма своевременным. И уже в период Второй мировой войны в 1943 году началось производство этого антибиотика в больших масштабах. 

В Советском Союзе выпуск пенициллина был налажен в промышленных масштабах также во время Второй мировой войны. В 1944 году его первые порции поступили в госпитали и на фронт. Пенициллин стал незаменимым лекарством и спас жизни многим людям.

Конечно же пенициллин применяли не только на войне. Этот антибиотик помог справиться со множеством бактериальных инфекций, уносящих тысячи жизней, таких как сифилис, гангрена, туберкулез и другие. 

В 1945 году Флеминг, Флори и Чейн получили Нобелевскую премию за своё открытие. А в 1999 году журнал «Тайм» назвал Флеминга одним из 100 самых важных людей за весь ХХ-й век, заявив, что «это открытие изменит ход истории».

История открытия пенициллина | МРТ Эксперт

Не оставляй уборку на завтра, когда ее можно сделать… послезавтра

В начале осени 1928 года британский бактериолог Александр Флеминг вернулся из отпуска и, войдя в свою лабораторию, принялся осматривать своё рабочее место. Поборником порядка учёный не был, и перед отъездом оставил несколько немытых чашек Петри (для работы с бактериями).

Всё бы ничего, но в чашках остались не просто какие-то безобидные бактерии, а сам Staphylococcus aureus — серьёзный патоген, вызывающий нагноения.

Осматривая чашки с микроорганизмами, Флеминг подметил, что на чашках появилась плесень. Поместив образцы под микроскоп, учёный был удивлен: стафилококков в местах скопления плесневого грибка не оказалось.

Далее последовали опыты с разными видами плесени, и возможным её сосуществованием с бактериями. Вывод: с ними плесень не «дружила», как бы «отгораживаясь» от соседей и не давая им размножаться.

ПЕРВЫМ, НА КОМ ОПРОБОВАЛИ ВЕЩЕСТВО, СТАЛ
ПОМОЩНИК ФЛЕМИНГА, БОЛЕВШИЙ ГАЙМОРИТОМ

Рядом с местом роста грибка образовывалась жидкость. Исследуя её, Флеминг обнаружил, что она способна уничтожать бактерии. Причём эти свойства сохранялись даже при двадцатикратном разведении водой.

Читайте материал по теме: Как правильно применять антибиотики? Инструкция по применению

Учёный назвал субстанцию «пенициллин» (от названия рода грибов Penicillium).

А мы тут ни при чём… или при чём?

Спору нет, история открытия пенициллина изящна, но, как это часто случается с открытиями, не «прямолинейно-идеальна».

Ещё до Флеминга идею о «более сильном и более слабом» высказывал французский микробиолог Луи Пастер. Проводя опыты на микроорганизмах, он установил, что возбудители сибирской язвы — одной из особо опасных инфекций — могли гибнуть под влиянием других микроорганизмов. Однако дальнейшего развития эти работы не получили.

Читайте материал по теме: Жить по мечте. Великое открытие Луи Пастера

В 60-х годах XIX века (т.е. почти за семьдесят лет до Флеминга) два русских доктора стали дискутировать о том, может ли зелёная плесень являться предшественницей для всех грибковых образований.

Доктор Алексей Полотебнов высказывался за такую возможность, также полагая, что от неё пошли все существующие микроорганизмы. Его коллега, Вячеслав Манассеин, не разделял точку зрения Полотебнова.

От слов — к делу

Каждый из врачей решил провести свой эксперимент. Манассеин установил, что там, где растёт плесень, бактерий нет. Полотебнов пришёл к такому же выводу. Его эксперимент отличался тем, что он выращивал плесень в водной среде: в конце опыта вода осталась чистой.

НЕМНОГО БОЛЬШЕ НАСТОЙЧИВОСТИ АЛЕКСЕЮ
ПОЛОТЕБНОВУ И АКТИВНОСТИ ОТЕЧЕСТВЕННОМУ
ЗДРАВООХРАНЕНИЮ — И ЛАВРЫ ЭПОХАЛЬНОГО
ОТКРЫТИЯ ДОСТАЛИСЬ БЫ РОССИИ

Полотебнов согласился со своим коллегой и… пошёл дальше. Он приготовил из плесени особую эмульсию и стал использовать её для лечения пациентов — преимущественно для обработки ран. Эффект был потрясающим: больным становилось лучше намного быстрее, чем раньше.

Алексей Полотебнов

Полотебнов опубликовал результаты своей работы, однако к фактически революционному открытию официальная наука отнеслась без энтузиазма.

«Капризный» пенициллин

Опыты Флеминга показали, что плесень опасна для микробов, но не причиняет вреда животным. Первым, на ком опробовали вещество, стал помощник Флеминга, болевший гайморитом (воспаление верхнечелюстной пазухи/синуса). После введения в нос вытяжки из плесени ему стало легче.

В конце 20-х годов Флеминг представляет полученные данные в медицинско-научном клубе Лондона. И здесь представители официальной медицины не выказывают особого интереса к открытию.

Со слов современников, «тихий, застенчивый человек», не красноречивый Флеминг начал рекламировать средство. Выступления и статьи на протяжении нескольких лет принесли свои результаты: «коллеги по цеху» заинтересовались открытием Флеминга.

Читайте материал по теме: Чарльз Глен Кинг или Сент-Дьорди: кто открыл витамин С?

Всё бы хорошо, но пенициллин «показал характер»: при получении он быстро разрушался. По прошествии нескольких лет Флемингу помогли английские исследователи Говард Флори и Эрнст Чейн, придумавшие способ получения пенициллина, при котором он не распадался.

В 42-м году пенициллин был впервые использован в открытых испытаниях на больных.

В 1945 году за своё открытие Александр Флеминг, Говард Флори и Эрнст Чейн удостоились Нобелевской премии по физиологии или медицине.

Реванш? Отечественный пенициллин

Немного больше настойчивости Алексею Полотебнову и активности представителям официального здравоохранения — и лавры эпохального открытия достались бы России. Есть над чем подумать, ибо история должна учить, не так ли?

…Шла Великая Отечественная война. Антисанитария, плохие условия жизни привели к вспышкам холеры — серьёзной инфекционной болезни, без лечения могущей окончиться смертью. Микробиолог Зинаида Ермольева создаёт для нужд армии противохолерный бактериофаг, спасший впоследствии десятки тысяч людей.

Читайте материал по теме: Во имя Победы! Подвиг медиков в годы Великой Отечественной войны

Среди нерешённых оставалась проблема бактериальных инфекций. К сожалению, имеющиеся антисептики (спиртовый раствор йода и др.) помогали далеко не во всех случаях.

О работах английских учёных узнали в СССР. Зинаида Виссарионовна начинает исследования над способом получения отечественного препарата. Цель была достигнута в 1942 году. Выпускать его начали спустя два года на предприятиях химико-фармацевтической промышленности. Благодаря первому отечественному пенициллину были спасены тысячи жизней бойцов Красной Армии.

Интересный факт: в 1944 году, уже после получения советского препарата, Москву в составе научной делегации посетил профессор Флори. Он привёз свой пенициллин и предложил сравнить его с советским. Отечественный пенициллин показал более высокую активность: 28 единиц против 20 в 1 мл. После этого Флори и его американский коллега предложили испытать средство на пациентах. И здесь отечественный пенициллин также «обошёл» зарубежного собрата.

Начало положено

Историю медицины можно классифицировать по разным критериям. Однако вряд ли кто-то оспорит факт, что получение пенициллина стало чертой между «доантибиотиковой» и «антибиотиковой» эпохами.

После пенициллина фармацевты стали создавать другие препараты, губительно действующие на болезнетворные микроорганизмы. Стало возможным полное излечение от инфекций, ранее нередко приводивших к инвалидизации и даже к смерти. Появились схемы лечения, в которых использовалось более 1-го антибиотика. Эти средства выпускались в формах, которые можно принимать внутрь, вводить внутримышечно и внутривенно.

ФЛЕМИНГ ПРЕДУПРЕЖДАЛ, ЧТО
НЕ СТОИТ ПРИМЕНЯТЬ ПЕНИЦИЛЛИН
ДО УСТАНОВЛЕНИЯ ДИАГНОЗА

Казалось бы, патогенным микробам не оставлено шанса на успех, но…

Не панацея

Период воодушевления от успешного применения пенициллина в какой-то степени уменьшился, когда выяснилось, что бактерии развивают к нему резистентность (устойчивость). Ещё в конце 40-х годов прошлого века были выявлены не восприимчивые к антибиотику культуры золотистого стафилококка.

По мере создания новых подобных средств против различных патогенов не бездействовали и сами микроорганизмы, постепенно приспосабливаясь к антибиотикам.

Одна из важных причин этого явления в том, что некоторые люди иногда принимают их бесконтрольно, в том числе в неправильных дозировках и не по показаниям. Не всегда соблюдается и режим приёма медикамента.

По поводу развития бактериальной устойчивости говорил и сам Флеминг: он предупреждал, что не стоит применять пенициллин до установления диагноза; нельзя использовать его короткое время и в совсем небольших количествах.

Сегодня проблема устойчивости к антибиотикам очень актуальна. Существует вероятность того, что медицина вернётся в эпоху до их изобретения. Парадокс будет состоять в том, что в нашем распоряжении будет целый арсенал препаратов, больше не справляющихся с теми, кто на эволюционной лестнице появился гораздо раньше нас. Разумеется, бактерии не обладают разумом, но их способность через мутации приспосабливаться к изобретаемому «оружию» на каком-то этапе может изменить существующую расстановку сил. К сожалению, не в нашу пользу.

Что можем сделать мы?

Рекомендации несложные, но вполне способные отдалить время «тотальной» резистентности к антибиотикам:

— принимайте антибиотики только по назначению доктора;

— не останавливайте их приём, даже если вам стало лучше. Следуйте схеме лечения, постоянно информируя врача обо всех изменениях — как положительных, так и отрицательных;

— помните: антибиотики неэффективны при вирусных патологиях.

Новое — это хорошо забытое старое?

В истории исследований «межмикробного противостояния» имеется ещё один интересный факт, известный, пожалуй, не так хорошо, как антибиотиковый.

Давно было показано, что бактерии — как и другие организмы — имеют своих «врагов». Одни из них — вирусы. Но не те, которые поражают животных или человека, а особые, бактериальные. С одним из таких вирусов и работала Зинаида Ермольева.

Бактериофаги (или просто фаги) — вирусы, атакующие бактерий — известны уже давно. Однако после изобретения пенициллина Запад, по-видимому, не очень интенсивно работал в этой области, тогда как СССР и страны Восточной Европы (в частности, Польша), продолжали работу в этом направлении.

В результате в Советском Союзе был наработан значительный опыт по применению бактериофагов, в том числе и в клинической практике. Крупный центр по проблемам фагов и фаготерапии продолжает свою работу в Тбилиси (Грузия).

В последние десятилетия на Западе интерес к фаготерапии также возрождается. Разумеется, есть в этой области и свои проблемы. Однако перед лицом реальной опасности, стоящей перед человечеством в виде множественной устойчивости к антибиотикам, возможно бактериофаги — одна из реальных возможностей если не ликвидировать, то по крайней мере ослабить угрозу.

Текст: Энвер Алиев

 

Создание «советского пенициллина»: о чем молчали архивные документы

Журнал «Ремедиум» №12, 2019г.

DOI: 10.21518/1561-5936-2019-12-16-20

Е.В. Шерстнева, e-mail: [email protected], Национальный научно-исследовательский институт общественного здоровья имени Н.А. Семашко

История создания в СССР пенициллина не изучена до сих пор. В советское время этот сюжет стал предметом литературного творчества, он служил целям пропаганды преимуществ социалистической науки, а потому был значительно искажен. Открытие для исследователей доступа к ранее засекреченным документам Государственного архива РФ позволило пересмотреть версию событий, предложенную советской историографией.

The silence of the archive: creation of «Soviet penicillin»

Elena V. Sherstneva; e-mail: [email protected], N.A. Semashko National Research Institute of Public Health

The history of the creation of penicillin in the USSR has not yet been studied. During the Soviet era, this theme became a source of literary activity, it served the purpose of propagating the advantages of socialist science, and therefore was significantly distorted. Granting access to the previously classified documents of the State Archive of the Russian Federation (ST RF) to the researchers made it possible to revise the version of history proposed by the Soviet historiography.


Пенициллин стал, пожалуй, первым лекарственным препаратом, в корне изменившим представление о возможностях медицины в борьбе со многими, в том числе смертельными, болезнями.  Приоритет команды английских ученых Александра Флеминга, Говарда Флори и Эрнста Чейна в его открытии и получении был признан мировым научным сообществом, о чем говорит присуждение им в 1945 г. Нобелевской премии. В то же время создание «советского пенициллина» являлось предметом гордости исключительно СССР. При этом для советских граждан фактологию  столь важного для нашей страны события заменила талантливо написанная литературная версия Вениамина Каверина1


1 Имеется в виду роман-трилогия  Вениамина Каверина «Открытая книга» (1948-1956)


Благодаря этому до сих пор в создании соотечественников живет убежденность в независимой от иностранных ученых разработке пенициллина в нашей стране. Эту веру подкрепляют статьи в Большой медицинской энциклопедии: во 2-м ее издании ровно одной строкой  отмечается заслуга А. Флеминга, который всего лишь «обнаружил торможение роста стафилококка культуральной жидкостью плесени Penicillium notatum», а о его сподвижниках в создании препарата нет даже упоминания [1]; в 3-м издании БМЭ дается несколько более развернутый рассказ, где есть упоминание и о Г. Флори с Э. Чейном, однако подчеркивается, что работы по пенициллину в Советском Союзе «были начаты в 1942 г. независимо от английских ученых», а уже «в 1943 году было … организовано промышленное производство пенициллина», причем в сухом виде. Утверждается также, что советский пенициллин оказался гораздо активнее зарубежного [2]. С легкой руки советских авторов население СССР обрело уверенность в том, что хитрые союзники не поделились с нами не только рецептом изготовления, но и готовым пенициллином, и жизни наших солдат спасал исключительно пенициллин-крустозин З.В. Ермольевой.

Безусловно, с точки зрения нравственности, засекречивание США и Великобританией в условиях войны с миллионными жертвами  информации о получении и способах промышленного производства такого мощного лекарства, более чем предосудительно. Однако продолжать изолировать советский опыт от достижений мировой науки сегодня уже бессмысленно, поскольку для исследователей открылись ранее засекреченные архивные документы, которые опровергают сценарий, предложенный в советское время, и в первую очередь именно тезис о независимости советских разработок пенициллина.  

Следует отметить, что документы, касающиеся создания и организации производства пенициллина в нашей стране, рассредоточены по нескольким фондам Государственного архива РФ, но, что характерно, все они имеют гриф строгой секретности, а во многих подшито большое количество анонимных «справок по пенициллину». Содержание этих справок не оставляет сомнения в отличной осведомленности руководства страны и здравоохранения  о состоянии работ по пенициллину и его производстве в Англии и США.  

Информационные расхождения в справках и фактические ошибки говорят о том, что написаны они разными людьми, не всегда владевшими  вопросом глубоко. Вероятно, многие из них составлялись из газетных и журнальных обзоров с последующим переводом. Этим, очевидно, можно объяснить превращение доктора Дюбо из Института медицинского исследования Рокфеллера в доктора Дубова в одной из справок, сообщавшей, что первоначально открытие Флеминга научная общественность почти проигнорировала, но интерес к нему вернулся именно после получения  упомянутым ученым антибиотика грамицидина, который, несмотря на эффективность,  оказался «очень токсичным, а потому не получил широкого терапевтического применения» [3].

Справки информировали о работах проф. Г. Флори и Э.Чейна, сумевших извлечь пенициллин из плесени и получить его водный раствор, а также о разработке метода получения антибиотика в промышленных объемах. Указывалось на превосходство пенициллина над сульфопрепаратами, правда, в одних справках это превосходство в воздействии на аэробные и анаэробные грамположительные бактерии было 1000-кратным, в других – 100-кратным, в третьих – 50-кратным [4]. Руководству страны и Наркомздраву сообщалось, какое количество предприятий за рубежом занималось производством антибиотика в разные годы, каков был объем выпуска, а также стоимость пенициллина.  

Одним из поставщиков информации являлась Миссия Союза Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР (далее СОКК и КП) в США. У ее сотрудников, помимо официальной задачи содействия организации помощи СССР, имелось и особое поручение: наблюдение и фиксирование ценной научной информации при посещении лабораторий, клиник, больниц, по выражению руководителя Миссии профессора В. Лебеденко, это были «глаза и уши» Наркомздрава [5]. Менее ценная информация проникала в СССР вполне легальным путем, поскольку Госдепартаментом США разрешалось отправлять материалы, прошедшие военную цензуру. Но не статьи ученых! Однако, как свидетельствуют документы, этот запрет обходили. В. Лебеденко отправлял добытые научные статьи с дипломатической почтой,  предупреждая при этом о соблюдении крайней осторожности при использовании их в СССР во избежание международного конфликта [6].

Создатель советского пенициллина З.В. Ермольева, находившаяся в постоянном контакте с Наркомздравом СССР, не могла не иметь доступа к данной информации. Более того, в некоторых отчетах из-за рубежа звучала конкретная просьба ознакомить З.В. Ермольеву с их содержанием. О своей осведомленности о зарубежных разработках она и сама открыто сказала в пору теплых союзнических отношений с Англией и США на совместном с иностранными учеными  заседании Ученого медицинского совета 5 февраля 1944 года в Москве. Выступая сразу после Г. Флори, представлявшего иностранную делегацию, она сообщила буквально следующее: «Работа по пенициллину привлекла наше внимание потому, что автором этого препарата является Флеминг, являющийся также автором лизоцима, с которым наша лаборатория работала много лет….На препарат пенициллина мы обратили особое внимание с начала войны, когда появились работы Флори и Абрагама, когда мы получили сведения о методе очистки этого препарата и его клиническом применении». Более того, в ходе того же визита иностранные гости передали Зинаиде Виссарионовне целый ряд научных материалов о методах культивирования грибка, приготовления различных сред для производственных целей. З.В. Ермольева планировала также «получить некоторые детали технологического процесса и особенно – подробную химическую характеристику препарата» [7]. И, судя по всему, многое из желаемого она получила, за исключением информации о прогрессивном методе глубинной ферментации, строжайше засекреченного американцами. Так что она вовсе не претендовала на первенство и «независимость» от английских ученых.

Что касается Г. Флори, то, по его словам, на него «особенно большое впечатление произвела та энергия и то искусство, с которым .. получили результаты с пенициллином в Москве за короткий срок» [8]. И действительно, англо-американской команде из 500 специалистов высочайшего уровня для запуска пенициллина в производство потребовалось 5 лет, а отделу биохимии микробов ВИЭМ в составе 9 сотрудников — немногим больше года, ведь тема «Получение пенициллина» была включена в план научно-исследовательских работ ВИЭМ  только в 1-м квартале 1943 года, а в начале 1944 г. у нас уже имелась лабораторная линия его производства в жидком виде [9].

Отметим и то, что в своей монографии «Пенициллин», изданной 1946 г., З.В.Ермольева открыто ссылалась на работы иностранных авторов и не особенно вдавалась в детали обнаружения Тамарой Иосифовной Балезиной  нового продуцента — штамма Penicillium crustosum. Возможно, это неслучайно. Надо учесть, что ее супруг Степан Афанасьевич Балезин,  известный химик, сотрудник Государственного Комитета Обороны, занимавшийся делами военной разведки в научной сфере (в частности Курчатовским проектом) [10], активно участвовал и в создании советского пенициллинового производства [11]. Так что совсем не беспочвенна существующая в наши дни версия о том, Т.И. Балезина вовсе и не соскребала заветный штамм со стены бомбоубежища, а «взяла плесень, которая поразила культуру вредоносной бактерии, выращенной в соседней «военной» лаборатории» [12].

А вот другая  архивная находка является неопровержимым доказательством причастности нашей разведки. Нами обнаружено несколько писем проф. Н. Бородина, доктора биологических наук, согласно легенде, находившегося в Великобритании в командировке с целью изучения производства эндокринных препаратов. Ограничимся лишь небольшой выдержкой из одного его письма, откровенно характеризующей его деятельность: « … мне удалось сфотографировать в течение ночи совершенно секретный индекс 610 совершенно секретных работ по химии пенициллина…разумеется без ведома Флори и Чейна…Посылаемый материал дает полную информацию о всех работах, проделанных по химии пенициллина и его дериватов по 27.11.1945 и является государственной тайной США и Англии» [13]. 

Эти письма и материалы доставлялись задействованным в пенициллиновом проекте министрам (Здравоохранения, Мясомолпрома, Пищепрома) и заместителю председателя Совмина СССР А.И. Микояну, являвшемуся, пожалуй, наиболее влиятельной фигурой в этом деле.

Не выдерживает критики и утверждение о начале промышленного производства пенициллина в СССР в 1943 году, очевидно, обусловленное стремлением синхронизировать этот процесс с США. Как сообщала З.В. Ермольева Г.А. Митереву в марте 1944 года, лаборатория ВИЭМ к этому времени наладила выпуск 200-300 литров жидкого пенициллина ежемесячно. Но это был типичный «рапорт об успехах», в котором  объем выпуска даже не был переведен в оксфордские единицы2, что позволило бы оценить, какое количество больных можно было им пролечить. На деле выпускаемого ВИЭМ антибиотика было очень мало, а потому логичным было предложение Зинаиды Виссарионовны организовать промышленное производство пенициллина на базе двух московских заводов, на что она оптимистично отвела всего 2 месяца [14]. 


2 Окс.ед. — оксфордская единица, в них измерялась активность пенициллина. 1 окс.ед.  Оксфордская единица – это количество пенициллина, которое при растворении в 50 куб. мл мясного экстракта прекращает рост Staphilococcus aurens. За стандарт оксфорда был принят препарат активностью 42 единицы в 1 мг.


Фактически же лишь поздней осенью 1944 г. на заводе им. Карпова и московском заводе эндокринных препаратов едва-едва начался выпуск жидкого пенициллина [15] (а в сухом виде его начали выпускать только в 1945 г. на пенициллиновом заводе при мясокомбинате им. Микояна). При этом вновь созданное производство было не промышленным, а, по выражению. Г.А. Митерева, «опытным», так как оснащено было «полузаводскими установками и оборудованием лабораторного типа», а общая  мощность этих двух предприятий была очень низкой — 500 млн окс.ед. в год. Этого хватило бы от силы на 3-4 сотни больных, так как для одного курса терапии в зависимости от заболевания необходимо было от 50 тыс. до 1,5 млн окс.ед. препарата [16]. Для сравнения: в это время в Америке действовал уже 21 пенициллиновый завод, а мощность одного крупного предприятия, работающего по новой (секретной) технологии глубинного брожения,  достигала 500 млрд окс.ед. антибиотика в год.

В связи с этим закономерно  сомнение в том, что СССР сумел обеспечить себя антибиотиком без помощи союзников. Архивные документы свидетельствуют, что  уже в декабре 1944 г. Американский Красный Крест принял от Миссии СОКК и КП СССР заказ на пенициллин [17], а в течение 1945 года советское военное здравоохранение, согласно рапорту ГВСУ КА, получило «10 млрд ок.ед. импортного и 120 млн ок.ед. отечественного пенициллина» [18]. Поставками антибиотика в СССР занималась и ЮНРРА3, о чем также долгие годы молчали историки. Только в  мае-июне 1946 г. ЮНРРА отправила в СССР водным путем из Вашингтона, Лондона, Нью-Йорка на своих пароходах пенициллина общим объемом в 102.360 млн ок.ед. [19]. Более того, именно от ЮНРРА в 1946 году СССР получил комплектное оборудование двух заводов по производству пенициллина для Белоруссии и Украины, а местные специалисты прошли обучение в Канаде для работы на этих предприятиях [20].


3 UNRRA — сокращение от английского United Nations Relief ana Rehabilitation Administration — Администрация помощи и восстановления Объединённых Наций, создана в 1943 г. для оказания помощи территориям, пострадавшим от нацистского блока (Германия-Италия-Япония).


Безусловно, можно упрекнуть союзников в том, что оказывать эту помощь они стали лишь в конце войны, а на запросы Миссии СКК и КП СССР  в 1943 г. американский Ленд-лиз ответил отказом. Но нужно учесть, что в 1943 г. в США объем производства пенициллина составил всего лишь 12 873 (!) грамма, что было эквивалентно 21.192 млн окс. ед., и только в 1944 г. с переходом на новую технологию глубинного брожения и строительством ряда новых заводов выпуск антибиотика удалось резко увеличить:  за 3 месяца 1944 г. в США 21 предприятием было  произведено уже 40.000 млн окс. ед. пенициллина [21]. Но в гражданский оборот антибиотик поступил только в марте 1945 г., когда были удовлетворены нужды армии и флота. Однако  нельзя отрицать и того, что обладание секретной технологией крупномасштабного промышленного производства пенициллина, сделавшее США мировым лидером в этой сфере,  стало и фактором политического влияния.

С сожалением отметим, что в СССР даже в конце 1940-х годов потребность здравоохранения в антибиотике отечественными предприятиями не была удовлетворена даже приблизительно. Не исключено, что это явилось причиной заметного охлаждения отношения руководства страны к З.В. Ермольевой, не преодолевшей  уровня  примитивной технологии и, по логике руководства, не сумевшей обеспечить развитие крупномасштабного производства препарата. На эту мысль наводит  отсутствие положительного решения относительно присуждения ей Сталинской премии за разработку пенициллина в 1949 г. (вместе с ней выдвигались Т.И. Балезина, М.М. Левитов, В.А. Северин). Представление к награждению было подготовлено министром здравоохранения Е.И. Смирновым [22]. Попутно отметим, что тиражируемое до сих пор утверждение о присуждении ей в 1943 г. Сталинской премии за пенициллин, – очередной миф, награждена она была за «метод диагностики и фагопрофилактики инфекций, сослуживший большую службу в противоэпидемической работе», а вовсе не за пенициллин, как до сих пор утверждают некоторые авторы. Этот факт отражен в личном деле З.В. Ермольевой» [23], а также в газете «Известия» от 23 марта 1943 года, где помещено постановление и список лауреатов.

Необходимо отметить, что  факты из истории создания пенициллина искажались не только их идеологических соображений. Контроль работ со стороны руководства страны, атмосфера страха в научном сообществе, порожденная «первым делом врачей» и годами Большого террора, подталкивали ученых к ожидаемым «наверху», но далеким от истины заявлениям. Как показали документы, именно так родился миф о преимуществах советского пенициллина. Проф. И.Г. Руфанов, в клинике которого в феврале 1944 г. советский штамм изучался в сравнении с английским, отрапортовал наркому Г.А. Митереву, что советский антибиотик «в некоторых отношениях … превосходит иностранный препарат, требуя для излечения сепсиса значительно меньшего количества единиц» [24]. Однако Н.Н. Бурденко в том же году заявил о сомнениях на этот счет  и в результате клинических наблюдений опроверг заявление И.Г. Руфанова, как и его утверждение  о более широком спектре противомикробного действия отечественного препарата [25]. 

К счастью, мнение Н.Н. Бурденко оказалось более авторитетным, и в утвержденной  в мае 1945 г. «Инструкции по применению пенициллина», где были указаны два продуцента – «Penicillium crustosum (Ермольева-Балезина) и Penicillium notatum (Флеминг)», предусматривалась одна и та же дозировка при терапии заболеваний и единые показания к применению [26]. Что касается такой странной формулировки с двумя продуцентами, то она, скорее всего, отражала сложившееся в стране положение с антибиотиком: архивные документы свидетельствуют, что именно импортный, а не отечественный пенициллин в основном и спасал жизни советских воинов в годы войны, а также мирных граждан после ее окончания. Приведенные выше данные из отчета ГВСУ КА показывают, что только в военном здравоохранении в 1945 г. объем поставок  импортного препарата превосходил объем поставок отечественного чуть ли не в 100 раз: 10 млрд окс.ед. против 120 млн окс.ед. соответственно.  Созданные к этому времени 3 предприятия в системе Наркомздрава СССР и 3  в системе Наркоммясомолпрома были настолько маломощны, что, по данным замнаркома здравоохранения А.Г.Натрадзе, совокупно за 9 месяцев 1945 г. выпустили всего лишь 1.170 млн ок.ед. пенициллина [27], в то время как потребность в нем, по подсчетам на 1946 год, составляла 3200 млрд окс.ед. [28]! Проблему дефицита препарата и в 1946 году пытались решать преимущественно за счет ЮНРРА: постановление СНК СССР от 29 мая 1946 г. предусматривало ввоз 150 млрд окс.ед. пенициллина в ампулах, поставку оборудования для заводов. [29]

Однако ухудшение международной обстановки в связи с началом «холодной войны» создало сложную ситуацию с поставками, и, как это нередко бывает в истории,  поспособствовало созданию собственной пенициллиновой промышленности. Одним из отрицательных последствий противостояния государств разных политических систем было то, что вопрос о научных приоритетах приобрел огромное идеологическое значение, что и привело к попранию этических устоев науки и искажению исторических фактов.


Список литературы / References

  1. Большая медицинская энциклопедия. 2-е изд., Т. 23. М.:Медицина; 1961:686./Big medical encyclopedia. 2nd edition, V. 23. М.: Meditsina; 1961:686. (In Russ.)
  2. Большая медицинская энциклопедия. 3-е изд. Т. 18. М.: Медицина;1982:459-460./Big medical encyclopedia. 3rd edition, V. 18. М.: Meditsina; 1982:459-460. (In Russ.)
  3. ГАРФ, ф. 8009, оп. 20, ед. хр. 21, л. 60./SA RF, f. 8009, series 20, ar. unit 21, sheet 60. (In Russ.)
  4. ГАРФ, ф. 8009, оп. 20, ед. хр. 21, л. 48, 51./SA RF, f. 8009, series 20, ar. unit 21, sheet 48, 51. (In Russ.)
  5. ГАРФ, ф. 9502, оп. 7, ед. хр. 25, л. 13./SA RF, f. 9502, series 7, ar. unit 25, sheet 13. (In Russ.)
  6. ГАРФ, ф. 9501, оп. 7, ед. хр. 19, л. 88./SA RF, f. 9501, series 7, ar. unit 19, sheet 88. (In Russ.)
  7. ГАРФ, ф. 6742, оп. 1, ед. хр. 251, л. 8, 9./SA RF, f. 6742, series 1, ar. unit 251, sheet 8, 9. (In Russ.)
  8. ГАРФ, ф. 6742, оп. 1, ед. хр. 251, л. 7./SA RF, f. 6742, series 1, ar. unit 251, sheet 7. (In Russ.)
  9. ГАРФ, ф. 6742, оп. 1, ед. хр. 237, л. 15./SA RF, f. 6742, series 1, ar. unit 237, sheet 15. (In Russ.)
  10. Лота В.И. Ключи от ада: атомная эпопея тайного противоборства разведок великих держав. М., 2009. С. 155./Lota V.I. Keys to Hell: the atomic saga of the secret battle between the intelligence services of the Great Powers. М., 2009. 155 p. (In Russ.)
  11. https://litlife.club/books/311704/read?page=1./https://litlife.club/books/311704/read?page=1.
  12. https://medportal.ru/enc/infection/reading/72/./https://medportal.ru/enc/infection/reading/72/.
  13. ГАРФ, ф. 5446, оп. 48а, ед. хр. 2630, л. 94–93./SA RF, f. 5446, series 48а, ar. unit 2630, sheet 94–93. (In Russ.)
  14. ГАРФ, ф. 6742, оп. 1, ед. хр. 257, л. 2–5./SA RF, f. 6742, series 1, ar. unit 257, sheet 2–5. (In Russ.)
  15. ГАРФ, ф. 8009, оп. 20. ед. хр. 21, л. 14./SA RF, f. 8009, series 20. ar. unit 21, sheet 14. (In Russ.)
  16. ГАРФ, ф. 8009, оп. 20, ед. хр. 21, л. 287–286./SA RF, f. 8009, series 20, ar. unit 21, sheet 287–286. (In Russ.)
  17. ГАРФ, ф. 9501, оп. 7, ед. хр. 19, л. 168./SA RF, f. 9501, series 7, ar. unit 19, sheet 168. (In Russ.)
  18. ГАРФ, ф. 5446, оп. 48а, ед. хр. 2630, л. 14./SA RF, f. 5446, series 48а, ar. unit 2630, sheet 14. (In Russ.)
  19. ГАРФ, ф. 5446, оп. 48а, ед. хр. 2630, л. 114./SA RF, f. 5446, series 48а, ar. unit 2630, sheet 114. (In Russ.)
  20. Соколов В.В. ЮНРРА и Советский Союз. 1943–1948 годы (по новым архивным материалам). Новая и новейшая история. 2011;(6):32./Sokolov V.V. United Nations Relief and Rehabilitation Administration (UNRRA) and Soviet Union. 1943–1948 (new archival records). Novaya i noveyshaya istoriya = Early modern and modern history. 2011;(6):32. (In Russ.)
  21. ГАРФ, ф. 8009, оп. 20, ед. хр. 21, л. 263–261./SA RF, f. 8009, series 20, ar. unit 21, sheet 263–261. (In Russ.)
  22. ГАРФ, ф. 8009, оп. 2, ед. хр. 1437./SA RF, f. 8009, series 2, ar. unit 1437. (In Russ.)
  23. Научный архив РАМН, Фонд РАМН, оп. 1-8/2, ед. хр. 83, л. 25–26./Scientific Archive of RAMS, Fund of RAMS, series 1-8/2, ar. unit 83, sheet 25–26. (In Russ.)
  24. ГАРФ, ф. 6742, оп. 1, ед. хр. 257, л. 1./SA RF, f. 6742, series 1, ar. unit 257, sheet 1. (In Russ.)
  25. Бурденко Н.Н. Письма хирургам фронтов о пенициллине. М., 1945./Burdenko N.N. Letters about penicillin to army surgeons. М., 1945. (In Russ.)
  26. ГАРФ, ф. 8009, оп. 2, ед. хр. 821, л. 1–3./SA RF, f. 8009, series 2, ar. unit 821, sheet 1–3. (In Russ.)
  27. ГАРФ, ф. Р5446, оп. 48а, ед. хр. 2630, л. 16./SA RF, f. Р5446, series 48а, ar. unit 2630, sheet 16. (In Russ.)
  28. ГАРФ, ф. Р5446, оп. 48а, ед. хр. 2630, л. 28–25./SA RF, f. Р5446, series 48а, ar. unit 2630, sheet 28–25. (In Russ.)
  29. ГАРФ, ф. Р5446, оп. 48а, ед. хр. 2630, л. 187–186./SA RF, f. Р5446, series 48а, ar. unit 2630, sheet 187–186. (In Russ.)

90 лет назад ученый Флеминг получил первый антибиотик – пенициллин

90 лет назад британский микробиолог Александр Флеминг получил первый в мире антибиотик – пенициллин. После дальнейших исследований удалось наладить промышленное производство препарата, который в период Второй мировой войны спас сотни тысяч жизней.

90 лет назад британский микробиолог Александр Флеминг случайно выделил из плесневелых грибов пенициллин – первый в мире антибиотик. Массовое производство лекарственного препарата было налажено в период Второй мировой войны. Считается, что открытие Флеминга помогло избежать сотен тысяч жертв. Отныне даже серьезное ранение отнюдь не влекло за собой неминуемую кончину.

В годы Первой мировой Флеминг служил военным врачом. Спасая солдат, он болезненно воспринимал многочисленные случаи гибели от гангрены или сепсиса.

К знаковому изобретению ученого подтолкнуло стечение обстоятельств. В начале сентября он приступил к работе в своей лаборатории после месячного отдыха с семьей. Перед отъездом Флеминг собрал все культуры стафилококков на столе в углу помещения. А по возвращении заметил, что одни колонии – там, где появились плесневелые грибы, — оказались уничтожены, в то время как другие сохранились в целости.

Выросшие грибы были отнесены к роду пеницилловых. Название пенициллин ученый ввел 7 марта 1929 года.

Бывший помощник гения Мерлин Прайс, оценив наблюдение, заметил, что аналогично Флеминг ранее открыл лизоцим — антибактериальный агент, фермент класса гидролаз, разрушающий клеточные стенки бактерий путем гидролиза пептидогликана клеточной стенки бактерий муреина. Это событие также произошло во многом случайно: будучи простуженным, Флеминг чихнул и увидел, что выделяемая из носа слизь может уничтожать некоторые бактерии.

Флеминг исследовал положительное антибактериальное воздействие пенициллина на множество организмов, и заметил, что он подавляет такие бактерии, как стафилококки, стрептококки, пневмококки, гонококки, дифтерийная палочка и бациллы сибирской язвы,

но не действует на кишечную палочку, тифозную палочку и возбудителей гриппа, паратифа, холеры, от которых Флеминг тоже пытался лечить.

Открытие британского ученого ознаменовало эру современных антибиотиков. Флеминг также обнаружил, что бактерии обладали устойчивостью к антибиотикам, если действовали малым количеством пенициллина, либо если антибиотик употреблялся слишком короткий срок.

Изобретатель предупреждал о нежелательности использования пенициллина до определения диагноза. Если же средство действительно крайне необходимо, нельзя применять его в течение незначительного периода и в малых дозах. В таких условиях у бактерий развивается устойчивость к антибиотикам.

Рассказывая об, очевидно, главном дне своей жизни, Флеминг не стеснялся подчеркивать случайность открытия.

«Когда я проснулся на рассвете 28 сентября 1928 года, я, конечно, не планировал революцию в медицине своим открытием первого в мире антибиотика или бактерии-убийцы, — улыбался биолог. — Но я полагаю, что именно это я и сделал».

Исследователь продолжил экспериментировать, но еще очень долго пенициллин оставался незамеченным в научных кругах. Его применение не укладывалось в принятую тогда концепцию укрепления иммунитета.

Следующим этапом развития пенициллина стали разработки профессором Оскфордского университета Говардом Флори и химиком Борисом Чейном, который, являясь евреем левых взглядов, был вынужден эмигрировать в Англию после прихода к власти в Германии нацистов.

Чейн продолжил исследования Флеминга и смог получить неочищенный пенициллин в количествах, достаточных для первых биологических испытаний сначала на животных, а затем и в клинике.

После года мучительных экспериментов по выделению и очистке продукта грибов удалось получить первые 100 мг чистого пенициллина.

При этом первого пациента, лондонского полицейского с заражением крови, спасти не удалось. Сперва ему действительно стало лучше, но не хватило накопленного запаса пенициллина, который быстро выводился почками. Первым счастливчиком, которого вылечили от аналогичного недуга благодаря антибиотику, стал в 1941 году 15-летний подросток.

Опасаясь вторжения немецких войск на Британские острова, Чейни спрятал плесневые споры, пропитав ими прокладки пиджаков и карманов.

«Если меня убьют, первым делом хватайте мой пиджак», — инструктировал он коллег.

В условиях континентальной блокады организовать выпуск препарата в Англии не удалось. Поэтому Чейн и Флори отправились совершенствовать технологию в США.

Промышленное производство пенициллина началось в 1943 году фармакологическими гигантами страны.

Изобретение назвали «лекарством века».

В 1945 году Флеминг, Чейн и Флори были удостоены Нобелевской премии в области медицины «за открытие пенициллина и его целебного воздействия при различных инфекционных болезнях». Как отмечалось тогда в СМИ, эти ученые сделали для разгрома нацизма больше, чем целые дивизии. Более полвека спустя, в 1999-м, «отца антибиотика» включили в список 100 самых важных людей XX века по версии журнала «Тайм».

«Это открытие изменило ход истории. Вещество, которое Флеминг назвал пенициллином, является очень активным противоинфекционным средством», — сообщалось в комментарии к выбору.

В СССР к опытам по созданию пенициллина приступили сразу же, как только получили секретную информацию о разработках в Англии группой Чейна и Флори. Первые образцы пенициллина получили в 1942 году микробиологи Зинаида Ермольева и Тамара Балезина из плесени, взятой со стены московского бомбоубежища. Еще два года спустя после длительных исследований и наблюдений препарат был испытан на раненых.

Произведенный эффект оказался ошеломляющим, но антибиотик долгое время получали кустарным способом в малых объемах, не достаточных для лечения большого количества раненых воинов.

СССР не сразу удалось наладить массовое производство: поначалу получался низкокачественный препарат, терявший свойства при хранении и вызывавший побочные действия у больных. Лишь в 1948 году случился прорыв в этом направлении. Ему способствовал Чейни, решивший в обход введенного в США запрета на продажу технологий поделиться «рецептом» с советскими коллегами.

Сегодня пенициллин уже не используется в медицинских целях – ему на смену пришли новые, более совершенные виды антибиотиков.

Наука: Наука и техника: Lenta.ru

История медицины — это не только подвиги героических ученых и врачей, чьи открытия спасают миллионы жизней. Борьба за власть, экономическая конкуренция, геополитические интересы играют не менее важную роль. Яркое тому свидетельство — история пенициллина. После 1945 года антибиотик помогал США добиваться мирового господства. Американцы дарили препарат, строили опытные цеха в рамках плана Маршалла, продавали лицензии на новые фармацевтические технологии, и все это либо приносило им прибыль, либо создавало репутацию «благодетелей человечества». О том, как небольшая европейская фирма бросила вызов США и как ей удалось отбить у сверхдержавы половину европейских рынков, вместе с итальянским историком Даньеле Коццоли рассказывает «Лента.ру».

Антибактериальные свойства плесени Penicillium notatum обнаружил шотландский бактериолог Александр Флеминг (Alexander Fleming) в 1928 году: грибок случайно попал в одну из чашек, где ученый культивировал золотистых стафилококков, и убил болезнетворные бактерии. Однако до определения свойств плесени, выделения из нее медицинского препарата и успешного испытания его на людях прошло целых десять лет. Дело ускорили война и ожидание немецкого вторжения: Говард Флори (Howard Florey) и Эрнст Борис Чейн (Ernst Boris Chain) из Оксфорда вывезли свой препарат на анализ в США контрабандным способом, пропитав им подкладку своих пиджаков. Они-то и получили из плесени порошок, пригодный для длительного хранения. Первые инъекции нового лекарства были сделаны 12 февраля 1941 года больному септицемией.

В декабре, спустя десять дней после японской атаки на Перл-Харбор, Ванневар Буш (Vannevar Bush), советник Рузвельта по науке, собрал на правительственном совещании представителей четырех гигантов фармацевтической индустрии — Merck & Co, Pfizer, Squibb и Lederle. Промышленники пообещали делиться информацией и сотрудничать с государством — в результате не только ускорился ход исследований, но и была снята конкуренция, накал которой и так снизился из-за войны, отсекшей немецких производителей лекарств от американского рынка. А государство построило пенициллиновые фабрики и профинансировало проект по химическому синтезу лекарства.

Промышленное производство пенициллина сразу же столкнулось с множеством проблем. Важнейшей было брожение: из-за аэробной природы плесени ей необходима большая площадь поверхности питательной среды. Работая над лекарством, Говарду Флори не удалось найти поддержки ни у государства, ни у британских фармацевтических фирм.

Зато он получил грант от Фонда Рокфеллера и уехал в США в ведущий центр по изучению брожения (Северная региональная лаборатория в Пеории, штат Иллинойс). Там Флори открыл наиболее эффективную на тот момент бродильную среду — кукурузный сироп. Вскоре в компании Pfizer разработали новую технологию глубинного брожения — в вертикальных реакторах (баках) с механическим перемешиванием.

Однако фирмы отнюдь не спешили строить фабрики с реакторами. Чтобы научиться работе с таким оборудованием, требовалась специальная подготовка, но самое главное — все были уверены, что через несколько лет получится синтезировать искусственный пенициллин и фабрики придется закрыть. Синтетический антибиотик появится лишь в 1960 году.

В военные годы США выделили на технологию пенициллина столько ресурсов, сколько не могло позволить себе ни одно государство мира. Пенициллиновый проект уже тогда сравнивали с Манхэттенским. В июне 1943 года в США произвели 0,4 миллиарда единиц лекарства, в декабре — 9,2 миллиарда, в марте 1944-го — уже 40 миллиардов! И все это благодаря глубинному брожению: в Великобритании, пользовавшейся старым методом, выработка еле доходила до 10 миллиардов единиц. Причем, в отличие от разработки атомной бомбы, федеральные власти осуществляли общее руководство исследованиями, но не занимались технологией и производством лекарства непосредственно — главную роль играли фармацевтические корпорации.

К 1945 году провал проекта синтетического антибиотика заставил США и Великобританию заключить соглашение о патентах на пенициллин. Фирмам предоставлялись патенты различного уровня, в зависимости от их вклада в исследования. В первый список попала только Merck: она удостоилась неисключительной безвозмездной лицензии на использование любого патента в любых целях. Второй список (где оказалась, например, британская ICI) давал уже исключительную лицензию: применять полученные технологии только в производстве пенициллина.

Правительственный контроль над патентами позволил администрации Трумэна использовать чудо-лекарство как инструмент внешней политики. Уже в 1945 году приняли решение подарить Италии и нескольким восточноевропейским фабрикам экспериментальные заводы по производству пенициллина — с условием, что продукция не попадет на рынок и не будет экспортироваться. Это помогло совместить геополитические цели США («очаровать» Европу) с деловыми интересами американских фирм: антибиотик бесплатно выдавался больницам (как дар американского правительства), что не вредило частному капиталу.

«Пенициллин лечит от гонореи за четыре часа» — плакат, обращенный к солдатам армии США

В годы Второй мировой войны серьезно работала с пенициллином только Германия, оккупировавшая большую часть Европы. Четыре фармацевтических гиганта (I.G. Farben-Hoerst, Schering AG, Merck AG и Институт биохимии имени кайзера Вильгельма) пытались пойти по американскому пути. Но план государственного пенициллинового проекта был подготовлен слишком поздно, в 1944 году. Да и правительство рейха не давало частному бизнесу никаких особых гарантий: в итоге тот почти не вложился в проект и предпочел сконцентрировать усилия на химическом синтезе и сульфамидах. Свою роль тут сыграл и недостаток биотехнологического опыта, а также дефицит кукурузного сиропа.

Пенициллин на чашках Петри

Фото: Keystone Features / Getty Images

В итоге в 1946 году все пошли к американцам: Hoechst приобрела ноу-хау по биотехнологии у Merck & Co, а Bayer (наряду с французскими гигантами Rhone-Poulenc и Roussel) купила американские патенты. И причиной тому было не «низкопоклонство перед Западом», а вполне конкретные расчеты. На рынке все равно придется конкурировать с американским пенициллином, а разрабатывать с нуля национальную биотехнологию означало бы потерять драгоценное время: проще купить ноу-хау за океаном. Хотя итальянское, французское и британское правительства хотели получить свои, национальные, антибиотики, по разным причинам их послевоенные проекты реализованы не были — слишком сильно различались позиции политиков, военных, ученых и частного бизнеса.

Но неожиданного успеха в борьбе с американским господством добились малые страны Европы: даже без поддержки государства уникальное стечение обстоятельств помогло фирмам из Нидерландов, Австрии и Швеции выйти на рынок.

В других малых странах послевоенной Европы изобретали свои уникальные рецепты противодействия американской монополии.

Так, голландская Nederlandsche Gist-en Spiritusfabriek (NG&SF) до войны вообще не имела отношения к фармацевтике: она выпускала дрожжи. Но там работал микробиолог, обучавшийся в дельфтской лаборатории Альберта Клейвера, ведущего эксперта по глубинному брожению. В 1943 году рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер объявил спирт предметом роскоши: фирма не смогла получать это сырье, и производство дрожжей остановилось. Чтобы ферментаторы не стояли без дела, в NG&SF решили пойти на риск и переключиться на пенициллин, контактируя с Клейвером и получая штаммы плесени из Хранилища грибов и водорослей при местной академии наук. К концу войны NG&SF накопила необходимый опыт и ресурсы для изготовления антибиотика, и уже в 1949 году начала его экспортировать.

Австрийской Biochemie (в 1960-х ее приобрела швейцарская Sandoz) посчастливилось благодаря работавшему в Праге немецкому микробиологу Конраду Бернхаузеру. В 1946 году его коллега убедил австрийских пивоваров отдать один из своих заводов на нужды фармацевтики. Штаммы гриба Biochemie получила из Франции вследствие доброжелательного отношения оккупационной администрации к новому проекту. Через пять лет ученые фирмы создали кислотостойкий пенициллин — лекарство можно было принимать внутрь, а Biochemie стала ведущим производителем антибиотиков.

Самая удивительная история произошла с датской компанией Løvens Kemiske Fabrik — ныне транснациональной корпорацией LEO Pharma. В 1930-е годы, когда в ней работали 80 человек, она производила инсулин и гормональные препараты. В 1940 году фирму возглавил Кнут Абильдгор Эллинг (Knud Abildgaard Elling), который четко осознавал, что без выхода на международный рынок компания обречена на поглощение каким-нибудь гигантом.

В 1941 году в руки Абильдгора попал номер британского журнала The Lancet со статьей оксфордской группы — и бизнесмен сделал ставку на пенициллин. Флеминг когда-то разослал штаммы Penicillum notatum по разным университетам — попала плесень и в Копенгаген, к патологу Каю Йенсену, известному исследователю туберкулеза. Йенсен был знаком с Løven еще по работе с гормональными препаратами. В обмен на участие в разработке пенициллина фирма предоставила для опытов Йенсена все свои лаборатории. Опытный образец антибиотика испытали на животных во время эпидемии мастита у коров в датской глубинке.

Но Løven опиралась не только на местные кадры и ресурсы: сразу после окончания боевых действий Абильдгор вступил в переписку с ведущими экспертами по антибиотикам — Эрнстом Борисом Чейном, Зельманом Ваксманом (будущим изобретателем стрептомицина) и другими. Также он отправил директора своей фабрики Эйнара Кейдинга в турне по лабораториям и фирмам США и Британии — собирать информацию о новых технологиях.

Эти усилия не пропали даром: улучшив конструкцию экстрактора Подбельняка, Løven получила самый чистый антибиотик в мире. Большинство американских заводов изготавливало лекарство в пропорции 60 процентов пенициллина G к 40 процентам пенициллина K, тогда как в Дании добились стопроцентного пенициллина G. В сочетании с прокаином это лекарство можно было давать всего раз в сутки (обычный пенициллин приходилось принимать до трех раз).

Так Løven обрела небольшое конкурентное преимущество. Но медлить было нельзя. В апреле 1946 года Чейн, прибывший с лекциями в Копенгаген, донес до руководства фирмы, что техника поверхностного брожения уже неактуальна и Løven проигрывает американцам. Абильдгор сразу попросил Merck & Co продать ему патент на глубокое брожение — и получил ответ в духе «вас много, а я одна»:

«Ваш запрос будет рассмотрен в свете многих аналогичных предложений, поступивших к нам из-за границы… Стоит иметь в виду, что производственные мощности в США все еще расширяются, чтобы удовлетворить растущий внутренний спрос, а также планы по экспорту. Мы напишем вам еще раз, как только у нас появится возможность более тщательно изучить этот вопрос».

Лаборант готовит пенициллин (1940-е годы)

Фото: Imperial War Museums

Понимая, что в мире коммерции ему мало что светит, Абильдгор решил воспользоваться бескорыстностью и интернационализмом академической науки. Он списался с ведущим специалистом по ферментации Марвином Джонсоном (Marvin Johnson) и попросил у него совета по организации производства. Университет штата Висконсин в Мэдисоне бесплатно разослал по 150 лабораториям планеты облученные ультрафиолетом споры плесени, которые размножались гораздо быстрее исходных штаммов, и один из этих образцов попал в Løven. Абильдгор также скупал культуры гриба в Великобритании и США, а кукурузный сироп и другое сырье для брожения — у британских производителей алкоголя.

В результате всех этих скоординированных мер датская фирма приготовилась к прыжку на европейский рынок. На руку Løven сыграла сама политизированность американского пенициллина: для США антибиотики были средством завоевать престиж, влияние и благодарность европейцев к сверхдержаве. Løven же воспользовалась национальной гордостью французов, итальянцев и испанцев: частная фирма могла тихо, не привлекая внимания, строить пенициллиновые фабрики, на церемониях открытия которых развевались государственные флаги и не присутствовали датские специалисты.

В Италии фармацевтическая промышленность была исключением на фоне либеральной политики низких тарифов — так правительство де Гаспери пыталось защитить этот стратегический сектор от конкуренции. Более того, власти вообще запретили импорт пенициллина из США — однако жалобы американских фирм заставили посольство США в Риме направить ноту в правительство. Кроме того, выданные до запрета разрешения на импорт лекарства продолжали действовать, да и нелегальный ввоз пенициллина продолжался до конца 1950-х. Так или иначе, де Гаспери слишком сильно зависел от американцев (благодаря которым к власти в стране не допускались пользовавшиеся огромной поддержкой избирателей коммунисты), чтобы форсировать проекты государственного пенициллина.

Фабрика Løvens Kemiske Fabrik

Но еще в 1947 году Абильдгор договорился с графом Джованни Арменизе (Giovanni Armenise), создавшим в годы фашистской диктатуры целую бизнес-империю: добыча ртути, фармацевтика, фабрика зубной пасты, Национальный сельскохозяйственный банк, несколько газет. После падения Муссолини (именно он, кстати, удостоил бизнесмена графским титулом), Арменизе скрылся от уголовного преследования в Ватикане, откуда продолжал управлять своей империей. Построить фабрику по производству пенициллина граф хотел по политическим причинам — чтобы помочь возрождению Италии и заставить сограждан забыть о его фашистском прошлом.

В 1950 году де Гаспери торжественно открыл завод, с которого уже исчезли все датские инженеры и техники, строившие его три года и обучавшие местный персонал. Во всех газетах подчеркивали, что это исключительно итальянский завод, не получивший из плана Маршалла ни единого цента. Так де Гаспери тихо передал частному бизнесу задачу по созданию национальных антибиотиков, избавив правительство от конфликтов с США.

В Испанию датчане постучались в 1947 году с далеко идущими планами: отсюда они собирались экспортировать пенициллин в Южную Америку, опережая там американские фирмы. Однако тяжелое экономическое положение и, в частности, дефицит валютных резервов заставили Франко ввести политику автаркии (экономической самодостаточности). В частности, любой иностранной фирме нужно было создавать совместное предприятие с местными промышленниками, а также подавать заявку в профильное министерство.

Ампулы с пенициллином (1943 год)

Фото: Daily Herald Archive / NMeM / Global Look

И власти не спешили: лицензионные выплаты и приобретение оборудования за доллары их явно занимали больше, чем потребность испанцев в антибиотиках. В итоге, несмотря на связи в министерстве общественных работ и благосклонность эксперта-микробиолога Флоренсио Бустинса (Florencio Bustinza), давшего Løven лучшую оценку по сравнению с конкурентами, в 1949 году правительство выбрало проект все той же американской Merck & Co. Абильдгор не унывал, и уже в 1953-м вместе со своими испанскими партнерами построил фабрику в Памплоне. Как и в Италии, на церемонии открытия не было датчан, а сам завод назвали триумфом национальной политики автаркии.

История пенициллина в послевоенной Европе показывает, насколько фармацевтика и медицина далеки от чистого альтруизма. Конечно, бывают и такие сюжеты — например, судьба артемисинина, лекарства от малярии, созданного в Китае для помощи коммунистическому Вьетнаму — к 1980-м годам оно проникло на Запад, став основным компонентом антималярийной терапии. Именно за артемисинин присудили Нобелевскую премию 2015 года (и урок, который этим решением хотел преподать Нобелевский комитет, вполне очевиден).

Но это скорее исключение: послевоенный опыт производства антибиотика, равно как и опыт создания пенициллина в нашей стране (с репрессиями, побегами на Запад и обманом спецслужб), подчеркивают важный факт: медицина и наука вообще неразрывно связаны с процессами «большой» истории.

Случайное открытие изменило курс медицины

10 августа 2008 г.

Читать 3 мин.

Пенициллин был впервые открыт в 1928 году и в настоящее время является наиболее широко используемым антибиотиком в мире.

Источник / Раскрытие информации
Издатель:

Источник: Флеминг А.Об антибактериальном действии культур пенициллов с особым упором на их использование для выделения B. influenzae. Британский журнал экспериментальной патологии. 1929; 10: 226-236.
Хейвен К.Ф. Чудеса науки: 50 увлекательных 5-минутных чтений. Коннектикут: безлимитные библиотеки; 1994: 182.

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей.Подписывайся Нам не удалось обработать ваш запрос. Пожалуйста, попробуйте позже. Если у вас по-прежнему возникает эта проблема, обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

В этом году исполняется 80 лет со дня открытия пенициллина, первого природного антибиотика, обнаруженного и применяемого в терапевтических целях.

Все началось с плесени, развившейся на чашке с культурой стафилококка.С тех пор открытие пенициллина изменило курс медицины и позволило врачам лечить ранее тяжелые и опасные для жизни заболевания, такие как бактериальный эндокардит, менингит, пневмококковая пневмония, гонорея и сифилис.

Источник: Adobe Stock

Часто описываемый как неосторожный лаборант, Флеминг вернулся из двухнедельного отпуска и обнаружил, что на случайно зараженной чашке с культурой стафилококка образовалась плесень. При осмотре плесени он заметил, что культура препятствует росту стафилококков.

Источник: Adobe Stock

В статье, опубликованной Флемингом в British Journal of Experimental Pathology в 1929 году, говорится: «Колонии стафилококков стали прозрачными и, очевидно, подвергались лизису… бульон, в котором плесень выращивалась при комнатной температуре в течение одной-двух недель, приобрела выраженные ингибирующие, бактерицидные и бактериолитические свойства по отношению ко многим наиболее распространенным патогенным бактериям ».

Флеминг описал колонию как «пушистую белую массу, которая быстро увеличивается в размерах и через несколько дней образует споры» и меняет цвет с темно-зеленого на черный и на ярко-желтый.

Даже на ранних стадиях экспериментов пенициллин не действовал против грамотрицательных организмов, но был эффективен против грамположительных бактерий.

Опубликованные отчеты подтверждают, что Флеминг сказал: «Иногда находят то, что не ищут. Когда я проснулся сразу после рассвета 28 сентября 1928 года, я определенно не планировал произвести революцию во всей медицине, открыв первый в мире антибиотик или убийцу бактерий. Но я думаю, что это именно то, что я сделал ».

Хотя Флеминг прекратил изучать пенициллин в 1931 году, его исследования были продолжены и завершены Ховардом Флори и Эрнстом Чейном, исследователями из Оксфордского университета, которым приписывают разработку пенициллина для использования в качестве лекарства для мышей.

Источник: Adobe Stock

Пенициллин помог снизить количество смертей и ампутаций солдат во время Второй мировой войны. Согласно записям, в течение первых пяти месяцев 1943 года было доступно только 400 миллионов единиц пенициллина; К моменту окончания Второй мировой войны американские компании производили 650 миллиардов единиц в месяц.

На сегодняшний день пенициллин стал наиболее широко используемым антибиотиком в мире. — Кэти Калвайтис

Артикул:

Флеминг А.Об антибактериальном действии культур пенициллов с особым упором на их использование в изоляции B. influenzae . Британский журнал экспериментальной патологии . 1929; 10: 226-236.

Haven KF. Чудеса науки: 50 увлекательных 5-минутных чтений . Коннектикут: безлимитные библиотеки; 1994: 182.

Перспектива

Вернуться к началу

Теодор К. Эйкхофф, Мэриленд

Открытие пенициллина сильно изменило мир медицины.С его развитием инфекции, которые ранее были тяжелыми и часто смертельными, такие как бактериальный эндокардит, бактериальный менингит и пневмококковая пневмония, можно было легко лечить. Даже начиная со Второй мировой войны и сегодня, после войны в Ираке, солдаты получали травмы, которые были бы смертельными без пенициллина и других антибиотиков, которые были разработаны впоследствии. Для меня действительно невозможно представить, каким был бы мир без пенициллина. Я сомневаюсь, что существовала бы дисциплина по инфекционным заболеваниям в том виде, в каком мы ее знаем сегодня.

В 1930-х годах начали лечить пневмококковую пневмонию с помощью антисывороток и сульфаниламидов, но их использование быстро прекратилось, и все начали использовать пенициллин. Это быстро привело к тому, что ряд фармацевтических предприятий начал проверять множество других натуральных продуктов на антибактериальную активность, что привело к появлению целого ряда новых антибиотиков, таких как стрептомицин, аминогликозиды, тетрациклин и тому подобное. Пенициллин явно лидировал в этом развитии.

Интересно, что использование пенициллина для лечения таких инфекций, как пневмококковая пневмония и бактериальный эндокардит, никогда не проводилось рандомизированного контролируемого исследования, потому что разница с лечением была настолько очевидной, что никто даже не подумал о проведении рандомизированного контролируемого исследования.

Теодор К. Эйкхофф, Мэриленд

Почетный редактор новостей по инфекционным заболеваниям

Профессор медицины

Отделение инфекционных болезней

Центр медицинских наук Университета Колорадо

Раскрытие информации: Эйкхофф не сообщает о раскрытии соответствующей финансовой информации.

ДОБАВИТЬ ТЕМУ В ОПОВЕЩЕНИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Получать электронное письмо, когда новые статьи публикуются на

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать сообщения о публикации новых статей. Подписывайся Нам не удалось обработать ваш запрос.Пожалуйста, попробуйте позже. Если у вас по-прежнему возникает эта проблема, обратитесь по адресу [email protected]

Вернуться в Healio

Александр Флеминг (1881–1955): первооткрыватель пенициллина

Singapore Med J. 2015 июл; 56 (7): 366–367.

Siang Yong Tan

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

Ивонн Тацумура

2 Исследования, проведенные в течение первого года резидентуры, Программа временной резидентуры, Гавайский университет, США, Гонолулу

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

2 Исследования, проведенные в течение 1-го года резидентуры по программе временной резидентуры Гавайского университета, Гонолулу, США

Для переписки: Проф. , 2226 Liliha Street, Suite B-104, Honolulu, HI 96817, [email protected]Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

« Я не изобретал пенициллин. Это сделала природа. Я обнаружил его случайно ».

Александр Флеминг был шотландским врачом-ученым, получившим признание за открытие пенициллина. Простое открытие и использование антибиотика спасло миллионы жизней и принесло Флемингу — вместе с Говардом Флори и Эрнстом Чейном, которые разработали методы крупномасштабного выделения и производства пенициллина — Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1945 года.

НАЧАЛО

6 августа 1881 года на ферме Лочфилд, Шотландия, у Хью Флеминга и Грейс Стирлинг Мортон родился Александр Флеминг. Первоначально получив образование в Шотландии, Флеминг со временем переехал в Лондон с тремя братьями и сестрой и закончил юношеское образование в политехническом институте на Риджент-стрит. Он не поступил в медицинский институт сразу после этого; вместо этого он четыре года проработал в судоходной компании. Когда его дядя Джон умер, он завещал равные доли своего состояния своим братьям и сестрам, племянницам и племянникам, и Флеминг смог использовать свою долю, чтобы получить медицинское образование.В 1906 году он с отличием окончил Медицинскую школу Святой Марии Лондонского университета.

УДАЧНЫЙ ВЫБОР

Флеминг не собирался начинать исследовательскую карьеру. Во время службы рядовым в лондонском шотландском полку территориальной армии он стал признанным стрелком. Желая оставить Флеминга в Сент-Мэри и присоединиться к его стрелковому клубу, капитан клуба убедил его продолжить карьеру в области исследований, а не в хирургии, поскольку последний вариант потребовал бы от него покинуть школу.Капитан познакомил его с сэром Альмротом Райтом, активным членом клуба и пионером в области иммунологии и исследований вакцин, который согласился взять Флеминга под свое крыло. Именно с этой исследовательской группой Флеминг оставался на протяжении всей своей карьеры.

Когда разразилась Первая мировая война, Флеминг служил в армейском медицинском корпусе капитаном. В это время он наблюдал смерть многих своих однополчан, не всегда от ран, нанесенных в бою, а от последующей инфекции, которую невозможно было контролировать.Основным средством борьбы с инфекцией были антисептики, которые часто приносили больше вреда, чем пользы. В статье, написанной в то время, Флеминг обсуждал присутствие анаэробных бактерий в глубоких ранах, которые размножались, несмотря на антисептики. Первоначально его исследования не принимались, но Флеминг продолжал неустрашимо и в 1922 году он открыл лизоцим, фермент со слабыми антибактериальными свойствами. История говорит нам, что, будучи зараженным простудой, Флеминг перенес часть своей носоглоточной слизи на чашку Петри.Не известный своей скрупулезной организацией лаборатории, он поставил тарелку среди беспорядка на своем столе и забыл ее там на две недели. За это время росли и размножались многочисленные колонии бактерий. Однако область, куда была внесена слизь, оставалась чистой. В ходе дальнейшего расследования Флеминг обнаружил в слизи вещество, подавляющее рост бактерий, и назвал его лизоцимом. Он также обнаружил лизоцим в слезах, слюне, коже, волосах и ногтях.Вскоре ему удалось выделить большее количество лизоцима из яичного белка, но в последующих экспериментах было обнаружено, что этот фермент эффективен только против небольшого числа безопасных бактерий. Тем не менее это заложило основу для следующего великого открытия Флеминга.

«MOLD JUICE»

В 1928 году Флеминг начал серию экспериментов с использованием обычных стафилококковых бактерий. Непокрытая чашка Петри, стоящая рядом с открытым окном, была заражена спорами плесени. Флеминг заметил, что бактерии в непосредственной близости от колоний плесени умирают, о чем свидетельствует растворение и очистка окружающего геля агара.Ему удалось выделить плесень и идентифицировать ее как представителя рода Penicillium . Он обнаружил, что он эффективен против всех грамположительных патогенов, вызывающих такие заболевания, как скарлатина, пневмония, гонорея, менингит и дифтерия. Он понял, что не сама плесень, а какой-то «сок», который она произвела, убила бактерии. Он назвал этот «сок плесени» пенициллином. Позже он скажет: « Когда я проснулся сразу после рассвета 28 сентября 1928 года, я определенно не планировал произвести революцию во всей медицине, открыв первый в мире антибиотик или убийцу бактерий.Но я полагаю, что это именно то, что я сделал ».

Хотя Флеминг опубликовал открытие пенициллина в Британском журнале экспериментальной патологии в 1929 году, научное сообщество восприняло его работу без особого энтузиазма. Кроме того, Флемингу было трудно выделить этот драгоценный «сок плесени» в больших количествах. Только в 1940 году, когда он собирался выйти на пенсию, два ученых, Говард Флори и Эрнст Чейн, заинтересовались пенициллином.Со временем они смогли серийно производить его для использования во время Второй мировой войны.

Флеминг получил множество наград за свои достижения. В 1928 году он стал профессором бактериологии в больнице Святой Марии. Он был избран членом Королевского общества в 1943 году и повышен до уровня почетного профессора бактериологии Лондонского университета в 1948 году. Получив около тридцати почетных степеней, в 1945 году он получил самую престижную награду — Нобелевскую премию. в физиологии / медицине. Он был удостоен звания рыцаря-холостяка королем Георгом VI в 1944 году и кавалером Большого креста Ордена Альфонсо X Мудрого в 1948 году.Журнал Time назвал Флеминга одним из 100 самых важных людей 20 века.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Флеминг был тихим, терпеливым и скромным джентльменом, не склонным к проявлению эмоций, с природной застенчивостью, которая заставляла его избегать похвал и внимания. Он мог молчать до такой степени, что оставался непостижимым, из-за чего даже жене и ближайшим друзьям было трудно оценить его настроение и желания. Иногда он был резким и отстраненным, но в то же время обаятельным и нежным в общении с друзьями и близкими.В 1915 году он женился на медсестре ирландского происхождения по имени Сара Мэрион МакЭлрой, которую звали Сарин. После девяти лет брака у них родился сын по имени Роберт Флеминг, который впоследствии стал терапевтом. Сарин умерла после 34 лет брака, и ее смерть сильно повлияла на Флеминга. Впоследствии он полностью погрузился в свою работу, проводя больше времени в своей лаборатории за закрытыми дверями. Биограф написал: « Как будто в одночасье Флеминг с красными глазами и дрожащими руками, казалось, стал стариком .Однако в 1953 году Флеминг повторно женился на докторе Амалии Кутсури-Вурекас в греческой церкви в Лондоне.

11 марта 1955 года Александр Флеминг внезапно скончался дома от коронарного тромбоза. Он страдал от того, что он считал желудочным расстройством в течение нескольких недель. Когда его жена позвонила их семейному врачу по поводу приступа тошноты 11 марта, он заверил их, что в посещении дома нет необходимости. Однако через несколько минут он скончался от сердечного приступа. Его кремированный прах был помещен в собор Святого Павла, и « [ч] умер, как он хотел; тихо, без постепенного снижения физических или умственных способностей, и даже не доставляя неудобств своему врачу ».

БИБЛИОГРАФИЯ

•. Бергер М. Нью-Йорк: Компания Томаса И. Кроуэлла; 1968. Знаменитые люди современной биологии. [Google ученый]•. Флеминг А. Об антибактериальном действии культур пенициллов с особым упором на их использование при изоляции B. influenzae 1929. Bull World Health Organ. 2001. 79: 780–90. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] •. Лешевалье Х.А., Солоторовский М. Три века микробиологии. Нью-Йорк: Dover Publications Inc; 1974. [Google Scholar] •. Ludovici LJ.Флеминг: первооткрыватель пенициллина. Лондон: Научный книжный клуб; 1952 г. [Google Scholar] •. Макфарлейн Г. Кембридж: Издательство Гарвардского университета; 1984. Александр Флеминг. [Google ученый]•. Мауруа А. Нью-Йорк: E.P. Dutton & Co; 1959. Жизнь сэра Александра Флеминга: первооткрывателя пенициллина. [Google Scholar]

Александр Флеминг (1881–1955): первооткрыватель пенициллина

Singapore Med J. 2015 Jul; 56 (7): 366–367.

Siang Yong Tan

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

Ивонн Тацумура

2 Исследования, проведенные в течение первого года резидентуры, Программа временной резидентуры, Гавайский университет, США, Гонолулу

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

2 Исследования, проведенные в течение 1-го года резидентуры по программе временной резидентуры Гавайского университета, Гонолулу, США

Для переписки: Проф. , 2226 Liliha Street, Suite B-104, Honolulu, HI 96817, [email protected]Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

« Я не изобретал пенициллин. Это сделала природа. Я обнаружил его случайно ».

Александр Флеминг был шотландским врачом-ученым, получившим признание за открытие пенициллина. Простое открытие и использование антибиотика спасло миллионы жизней и принесло Флемингу — вместе с Говардом Флори и Эрнстом Чейном, которые разработали методы крупномасштабного выделения и производства пенициллина — Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1945 года.

НАЧАЛО

6 августа 1881 года на ферме Лочфилд, Шотландия, у Хью Флеминга и Грейс Стирлинг Мортон родился Александр Флеминг. Первоначально получив образование в Шотландии, Флеминг со временем переехал в Лондон с тремя братьями и сестрой и закончил юношеское образование в политехническом институте на Риджент-стрит. Он не поступил в медицинский институт сразу после этого; вместо этого он четыре года проработал в судоходной компании. Когда его дядя Джон умер, он завещал равные доли своего состояния своим братьям и сестрам, племянницам и племянникам, и Флеминг смог использовать свою долю, чтобы получить медицинское образование.В 1906 году он с отличием окончил Медицинскую школу Святой Марии Лондонского университета.

УДАЧНЫЙ ВЫБОР

Флеминг не собирался начинать исследовательскую карьеру. Во время службы рядовым в лондонском шотландском полку территориальной армии он стал признанным стрелком. Желая оставить Флеминга в Сент-Мэри и присоединиться к его стрелковому клубу, капитан клуба убедил его продолжить карьеру в области исследований, а не в хирургии, поскольку последний вариант потребовал бы от него покинуть школу.Капитан познакомил его с сэром Альмротом Райтом, активным членом клуба и пионером в области иммунологии и исследований вакцин, который согласился взять Флеминга под свое крыло. Именно с этой исследовательской группой Флеминг оставался на протяжении всей своей карьеры.

Когда разразилась Первая мировая война, Флеминг служил в армейском медицинском корпусе капитаном. В это время он наблюдал смерть многих своих однополчан, не всегда от ран, нанесенных в бою, а от последующей инфекции, которую невозможно было контролировать.Основным средством борьбы с инфекцией были антисептики, которые часто приносили больше вреда, чем пользы. В статье, написанной в то время, Флеминг обсуждал присутствие анаэробных бактерий в глубоких ранах, которые размножались, несмотря на антисептики. Первоначально его исследования не принимались, но Флеминг продолжал неустрашимо и в 1922 году он открыл лизоцим, фермент со слабыми антибактериальными свойствами. История говорит нам, что, будучи зараженным простудой, Флеминг перенес часть своей носоглоточной слизи на чашку Петри.Не известный своей скрупулезной организацией лаборатории, он поставил тарелку среди беспорядка на своем столе и забыл ее там на две недели. За это время росли и размножались многочисленные колонии бактерий. Однако область, куда была внесена слизь, оставалась чистой. В ходе дальнейшего расследования Флеминг обнаружил в слизи вещество, подавляющее рост бактерий, и назвал его лизоцимом. Он также обнаружил лизоцим в слезах, слюне, коже, волосах и ногтях.Вскоре ему удалось выделить большее количество лизоцима из яичного белка, но в последующих экспериментах было обнаружено, что этот фермент эффективен только против небольшого числа безопасных бактерий. Тем не менее это заложило основу для следующего великого открытия Флеминга.

«MOLD JUICE»

В 1928 году Флеминг начал серию экспериментов с использованием обычных стафилококковых бактерий. Непокрытая чашка Петри, стоящая рядом с открытым окном, была заражена спорами плесени. Флеминг заметил, что бактерии в непосредственной близости от колоний плесени умирают, о чем свидетельствует растворение и очистка окружающего геля агара.Ему удалось выделить плесень и идентифицировать ее как представителя рода Penicillium . Он обнаружил, что он эффективен против всех грамположительных патогенов, вызывающих такие заболевания, как скарлатина, пневмония, гонорея, менингит и дифтерия. Он понял, что не сама плесень, а какой-то «сок», который она произвела, убила бактерии. Он назвал этот «сок плесени» пенициллином. Позже он скажет: « Когда я проснулся сразу после рассвета 28 сентября 1928 года, я определенно не планировал произвести революцию во всей медицине, открыв первый в мире антибиотик или убийцу бактерий.Но я полагаю, что это именно то, что я сделал ».

Хотя Флеминг опубликовал открытие пенициллина в Британском журнале экспериментальной патологии в 1929 году, научное сообщество восприняло его работу без особого энтузиазма. Кроме того, Флемингу было трудно выделить этот драгоценный «сок плесени» в больших количествах. Только в 1940 году, когда он собирался выйти на пенсию, два ученых, Говард Флори и Эрнст Чейн, заинтересовались пенициллином.Со временем они смогли серийно производить его для использования во время Второй мировой войны.

Флеминг получил множество наград за свои достижения. В 1928 году он стал профессором бактериологии в больнице Святой Марии. Он был избран членом Королевского общества в 1943 году и повышен до уровня почетного профессора бактериологии Лондонского университета в 1948 году. Получив около тридцати почетных степеней, в 1945 году он получил самую престижную награду — Нобелевскую премию. в физиологии / медицине. Он был удостоен звания рыцаря-холостяка королем Георгом VI в 1944 году и кавалером Большого креста Ордена Альфонсо X Мудрого в 1948 году.Журнал Time назвал Флеминга одним из 100 самых важных людей 20 века.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Флеминг был тихим, терпеливым и скромным джентльменом, не склонным к проявлению эмоций, с природной застенчивостью, которая заставляла его избегать похвал и внимания. Он мог молчать до такой степени, что оставался непостижимым, из-за чего даже жене и ближайшим друзьям было трудно оценить его настроение и желания. Иногда он был резким и отстраненным, но в то же время обаятельным и нежным в общении с друзьями и близкими.В 1915 году он женился на медсестре ирландского происхождения по имени Сара Мэрион МакЭлрой, которую звали Сарин. После девяти лет брака у них родился сын по имени Роберт Флеминг, который впоследствии стал терапевтом. Сарин умерла после 34 лет брака, и ее смерть сильно повлияла на Флеминга. Впоследствии он полностью погрузился в свою работу, проводя больше времени в своей лаборатории за закрытыми дверями. Биограф написал: « Как будто в одночасье Флеминг с красными глазами и дрожащими руками, казалось, стал стариком .Однако в 1953 году Флеминг повторно женился на докторе Амалии Кутсури-Вурекас в греческой церкви в Лондоне.

11 марта 1955 года Александр Флеминг внезапно скончался дома от коронарного тромбоза. Он страдал от того, что он считал желудочным расстройством в течение нескольких недель. Когда его жена позвонила их семейному врачу по поводу приступа тошноты 11 марта, он заверил их, что в посещении дома нет необходимости. Однако через несколько минут он скончался от сердечного приступа. Его кремированный прах был помещен в собор Святого Павла, и « [ч] умер, как он хотел; тихо, без постепенного снижения физических или умственных способностей, и даже не доставляя неудобств своему врачу ».

БИБЛИОГРАФИЯ

•. Бергер М. Нью-Йорк: Компания Томаса И. Кроуэлла; 1968. Знаменитые люди современной биологии. [Google ученый]•. Флеминг А. Об антибактериальном действии культур пенициллов с особым упором на их использование при изоляции B. influenzae 1929. Bull World Health Organ. 2001. 79: 780–90. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] •. Лешевалье Х.А., Солоторовский М. Три века микробиологии. Нью-Йорк: Dover Publications Inc; 1974. [Google Scholar] •. Ludovici LJ.Флеминг: первооткрыватель пенициллина. Лондон: Научный книжный клуб; 1952 г. [Google Scholar] •. Макфарлейн Г. Кембридж: Издательство Гарвардского университета; 1984. Александр Флеминг. [Google ученый]•. Мауруа А. Нью-Йорк: E.P. Dutton & Co; 1959. Жизнь сэра Александра Флеминга: первооткрывателя пенициллина. [Google Scholar]

Александр Флеминг (1881–1955): первооткрыватель пенициллина

Singapore Med J. 2015 Jul; 56 (7): 366–367.

Siang Yong Tan

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

Ивонн Тацумура

2 Исследования, проведенные в течение первого года резидентуры, Программа временной резидентуры, Гавайский университет, США, Гонолулу

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

2 Исследования, проведенные в течение 1-го года резидентуры по программе временной резидентуры Гавайского университета, Гонолулу, США

Для переписки: Проф. , 2226 Liliha Street, Suite B-104, Honolulu, HI 96817, [email protected]Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

« Я не изобретал пенициллин. Это сделала природа. Я обнаружил его случайно ».

Александр Флеминг был шотландским врачом-ученым, получившим признание за открытие пенициллина. Простое открытие и использование антибиотика спасло миллионы жизней и принесло Флемингу — вместе с Говардом Флори и Эрнстом Чейном, которые разработали методы крупномасштабного выделения и производства пенициллина — Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1945 года.

НАЧАЛО

6 августа 1881 года на ферме Лочфилд, Шотландия, у Хью Флеминга и Грейс Стирлинг Мортон родился Александр Флеминг. Первоначально получив образование в Шотландии, Флеминг со временем переехал в Лондон с тремя братьями и сестрой и закончил юношеское образование в политехническом институте на Риджент-стрит. Он не поступил в медицинский институт сразу после этого; вместо этого он четыре года проработал в судоходной компании. Когда его дядя Джон умер, он завещал равные доли своего состояния своим братьям и сестрам, племянницам и племянникам, и Флеминг смог использовать свою долю, чтобы получить медицинское образование.В 1906 году он с отличием окончил Медицинскую школу Святой Марии Лондонского университета.

УДАЧНЫЙ ВЫБОР

Флеминг не собирался начинать исследовательскую карьеру. Во время службы рядовым в лондонском шотландском полку территориальной армии он стал признанным стрелком. Желая оставить Флеминга в Сент-Мэри и присоединиться к его стрелковому клубу, капитан клуба убедил его продолжить карьеру в области исследований, а не в хирургии, поскольку последний вариант потребовал бы от него покинуть школу.Капитан познакомил его с сэром Альмротом Райтом, активным членом клуба и пионером в области иммунологии и исследований вакцин, который согласился взять Флеминга под свое крыло. Именно с этой исследовательской группой Флеминг оставался на протяжении всей своей карьеры.

Когда разразилась Первая мировая война, Флеминг служил в армейском медицинском корпусе капитаном. В это время он наблюдал смерть многих своих однополчан, не всегда от ран, нанесенных в бою, а от последующей инфекции, которую невозможно было контролировать.Основным средством борьбы с инфекцией были антисептики, которые часто приносили больше вреда, чем пользы. В статье, написанной в то время, Флеминг обсуждал присутствие анаэробных бактерий в глубоких ранах, которые размножались, несмотря на антисептики. Первоначально его исследования не принимались, но Флеминг продолжал неустрашимо и в 1922 году он открыл лизоцим, фермент со слабыми антибактериальными свойствами. История говорит нам, что, будучи зараженным простудой, Флеминг перенес часть своей носоглоточной слизи на чашку Петри.Не известный своей скрупулезной организацией лаборатории, он поставил тарелку среди беспорядка на своем столе и забыл ее там на две недели. За это время росли и размножались многочисленные колонии бактерий. Однако область, куда была внесена слизь, оставалась чистой. В ходе дальнейшего расследования Флеминг обнаружил в слизи вещество, подавляющее рост бактерий, и назвал его лизоцимом. Он также обнаружил лизоцим в слезах, слюне, коже, волосах и ногтях.Вскоре ему удалось выделить большее количество лизоцима из яичного белка, но в последующих экспериментах было обнаружено, что этот фермент эффективен только против небольшого числа безопасных бактерий. Тем не менее это заложило основу для следующего великого открытия Флеминга.

«MOLD JUICE»

В 1928 году Флеминг начал серию экспериментов с использованием обычных стафилококковых бактерий. Непокрытая чашка Петри, стоящая рядом с открытым окном, была заражена спорами плесени. Флеминг заметил, что бактерии в непосредственной близости от колоний плесени умирают, о чем свидетельствует растворение и очистка окружающего геля агара.Ему удалось выделить плесень и идентифицировать ее как представителя рода Penicillium . Он обнаружил, что он эффективен против всех грамположительных патогенов, вызывающих такие заболевания, как скарлатина, пневмония, гонорея, менингит и дифтерия. Он понял, что не сама плесень, а какой-то «сок», который она произвела, убила бактерии. Он назвал этот «сок плесени» пенициллином. Позже он скажет: « Когда я проснулся сразу после рассвета 28 сентября 1928 года, я определенно не планировал произвести революцию во всей медицине, открыв первый в мире антибиотик или убийцу бактерий.Но я полагаю, что это именно то, что я сделал ».

Хотя Флеминг опубликовал открытие пенициллина в Британском журнале экспериментальной патологии в 1929 году, научное сообщество восприняло его работу без особого энтузиазма. Кроме того, Флемингу было трудно выделить этот драгоценный «сок плесени» в больших количествах. Только в 1940 году, когда он собирался выйти на пенсию, два ученых, Говард Флори и Эрнст Чейн, заинтересовались пенициллином.Со временем они смогли серийно производить его для использования во время Второй мировой войны.

Флеминг получил множество наград за свои достижения. В 1928 году он стал профессором бактериологии в больнице Святой Марии. Он был избран членом Королевского общества в 1943 году и повышен до уровня почетного профессора бактериологии Лондонского университета в 1948 году. Получив около тридцати почетных степеней, в 1945 году он получил самую престижную награду — Нобелевскую премию. в физиологии / медицине. Он был удостоен звания рыцаря-холостяка королем Георгом VI в 1944 году и кавалером Большого креста Ордена Альфонсо X Мудрого в 1948 году.Журнал Time назвал Флеминга одним из 100 самых важных людей 20 века.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Флеминг был тихим, терпеливым и скромным джентльменом, не склонным к проявлению эмоций, с природной застенчивостью, которая заставляла его избегать похвал и внимания. Он мог молчать до такой степени, что оставался непостижимым, из-за чего даже жене и ближайшим друзьям было трудно оценить его настроение и желания. Иногда он был резким и отстраненным, но в то же время обаятельным и нежным в общении с друзьями и близкими.В 1915 году он женился на медсестре ирландского происхождения по имени Сара Мэрион МакЭлрой, которую звали Сарин. После девяти лет брака у них родился сын по имени Роберт Флеминг, который впоследствии стал терапевтом. Сарин умерла после 34 лет брака, и ее смерть сильно повлияла на Флеминга. Впоследствии он полностью погрузился в свою работу, проводя больше времени в своей лаборатории за закрытыми дверями. Биограф написал: « Как будто в одночасье Флеминг с красными глазами и дрожащими руками, казалось, стал стариком .Однако в 1953 году Флеминг повторно женился на докторе Амалии Кутсури-Вурекас в греческой церкви в Лондоне.

11 марта 1955 года Александр Флеминг внезапно скончался дома от коронарного тромбоза. Он страдал от того, что он считал желудочным расстройством в течение нескольких недель. Когда его жена позвонила их семейному врачу по поводу приступа тошноты 11 марта, он заверил их, что в посещении дома нет необходимости. Однако через несколько минут он скончался от сердечного приступа. Его кремированный прах был помещен в собор Святого Павла, и « [ч] умер, как он хотел; тихо, без постепенного снижения физических или умственных способностей, и даже не доставляя неудобств своему врачу ».

БИБЛИОГРАФИЯ

•. Бергер М. Нью-Йорк: Компания Томаса И. Кроуэлла; 1968. Знаменитые люди современной биологии. [Google ученый]•. Флеминг А. Об антибактериальном действии культур пенициллов с особым упором на их использование при изоляции B. influenzae 1929. Bull World Health Organ. 2001. 79: 780–90. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] •. Лешевалье Х.А., Солоторовский М. Три века микробиологии. Нью-Йорк: Dover Publications Inc; 1974. [Google Scholar] •. Ludovici LJ.Флеминг: первооткрыватель пенициллина. Лондон: Научный книжный клуб; 1952 г. [Google Scholar] •. Макфарлейн Г. Кембридж: Издательство Гарвардского университета; 1984. Александр Флеминг. [Google ученый]•. Мауруа А. Нью-Йорк: E.P. Dutton & Co; 1959. Жизнь сэра Александра Флеминга: первооткрывателя пенициллина. [Google Scholar]

Александр Флеминг (1881–1955): первооткрыватель пенициллина

Singapore Med J. 2015 Jul; 56 (7): 366–367.

Siang Yong Tan

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

Ивонн Тацумура

2 Исследования, проведенные в течение первого года резидентуры, Программа временной резидентуры, Гавайский университет, США, Гонолулу

1 Заслуженный профессор медицины Гавайского университета, Гонолулу, США

2 Исследования, проведенные в течение 1-го года резидентуры по программе временной резидентуры Гавайского университета, Гонолулу, США

Для переписки: Проф. , 2226 Liliha Street, Suite B-104, Honolulu, HI 96817, [email protected]Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

« Я не изобретал пенициллин. Это сделала природа. Я обнаружил его случайно ».

Александр Флеминг был шотландским врачом-ученым, получившим признание за открытие пенициллина. Простое открытие и использование антибиотика спасло миллионы жизней и принесло Флемингу — вместе с Говардом Флори и Эрнстом Чейном, которые разработали методы крупномасштабного выделения и производства пенициллина — Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1945 года.

НАЧАЛО

6 августа 1881 года на ферме Лочфилд, Шотландия, у Хью Флеминга и Грейс Стирлинг Мортон родился Александр Флеминг. Первоначально получив образование в Шотландии, Флеминг со временем переехал в Лондон с тремя братьями и сестрой и закончил юношеское образование в политехническом институте на Риджент-стрит. Он не поступил в медицинский институт сразу после этого; вместо этого он четыре года проработал в судоходной компании. Когда его дядя Джон умер, он завещал равные доли своего состояния своим братьям и сестрам, племянницам и племянникам, и Флеминг смог использовать свою долю, чтобы получить медицинское образование.В 1906 году он с отличием окончил Медицинскую школу Святой Марии Лондонского университета.

УДАЧНЫЙ ВЫБОР

Флеминг не собирался начинать исследовательскую карьеру. Во время службы рядовым в лондонском шотландском полку территориальной армии он стал признанным стрелком. Желая оставить Флеминга в Сент-Мэри и присоединиться к его стрелковому клубу, капитан клуба убедил его продолжить карьеру в области исследований, а не в хирургии, поскольку последний вариант потребовал бы от него покинуть школу.Капитан познакомил его с сэром Альмротом Райтом, активным членом клуба и пионером в области иммунологии и исследований вакцин, который согласился взять Флеминга под свое крыло. Именно с этой исследовательской группой Флеминг оставался на протяжении всей своей карьеры.

Когда разразилась Первая мировая война, Флеминг служил в армейском медицинском корпусе капитаном. В это время он наблюдал смерть многих своих однополчан, не всегда от ран, нанесенных в бою, а от последующей инфекции, которую невозможно было контролировать.Основным средством борьбы с инфекцией были антисептики, которые часто приносили больше вреда, чем пользы. В статье, написанной в то время, Флеминг обсуждал присутствие анаэробных бактерий в глубоких ранах, которые размножались, несмотря на антисептики. Первоначально его исследования не принимались, но Флеминг продолжал неустрашимо и в 1922 году он открыл лизоцим, фермент со слабыми антибактериальными свойствами. История говорит нам, что, будучи зараженным простудой, Флеминг перенес часть своей носоглоточной слизи на чашку Петри.Не известный своей скрупулезной организацией лаборатории, он поставил тарелку среди беспорядка на своем столе и забыл ее там на две недели. За это время росли и размножались многочисленные колонии бактерий. Однако область, куда была внесена слизь, оставалась чистой. В ходе дальнейшего расследования Флеминг обнаружил в слизи вещество, подавляющее рост бактерий, и назвал его лизоцимом. Он также обнаружил лизоцим в слезах, слюне, коже, волосах и ногтях.Вскоре ему удалось выделить большее количество лизоцима из яичного белка, но в последующих экспериментах было обнаружено, что этот фермент эффективен только против небольшого числа безопасных бактерий. Тем не менее это заложило основу для следующего великого открытия Флеминга.

«MOLD JUICE»

В 1928 году Флеминг начал серию экспериментов с использованием обычных стафилококковых бактерий. Непокрытая чашка Петри, стоящая рядом с открытым окном, была заражена спорами плесени. Флеминг заметил, что бактерии в непосредственной близости от колоний плесени умирают, о чем свидетельствует растворение и очистка окружающего геля агара.Ему удалось выделить плесень и идентифицировать ее как представителя рода Penicillium . Он обнаружил, что он эффективен против всех грамположительных патогенов, вызывающих такие заболевания, как скарлатина, пневмония, гонорея, менингит и дифтерия. Он понял, что не сама плесень, а какой-то «сок», который она произвела, убила бактерии. Он назвал этот «сок плесени» пенициллином. Позже он скажет: « Когда я проснулся сразу после рассвета 28 сентября 1928 года, я определенно не планировал произвести революцию во всей медицине, открыв первый в мире антибиотик или убийцу бактерий.Но я полагаю, что это именно то, что я сделал ».

Хотя Флеминг опубликовал открытие пенициллина в Британском журнале экспериментальной патологии в 1929 году, научное сообщество восприняло его работу без особого энтузиазма. Кроме того, Флемингу было трудно выделить этот драгоценный «сок плесени» в больших количествах. Только в 1940 году, когда он собирался выйти на пенсию, два ученых, Говард Флори и Эрнст Чейн, заинтересовались пенициллином.Со временем они смогли серийно производить его для использования во время Второй мировой войны.

Флеминг получил множество наград за свои достижения. В 1928 году он стал профессором бактериологии в больнице Святой Марии. Он был избран членом Королевского общества в 1943 году и повышен до уровня почетного профессора бактериологии Лондонского университета в 1948 году. Получив около тридцати почетных степеней, в 1945 году он получил самую престижную награду — Нобелевскую премию. в физиологии / медицине. Он был удостоен звания рыцаря-холостяка королем Георгом VI в 1944 году и кавалером Большого креста Ордена Альфонсо X Мудрого в 1948 году.Журнал Time назвал Флеминга одним из 100 самых важных людей 20 века.

ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ

Флеминг был тихим, терпеливым и скромным джентльменом, не склонным к проявлению эмоций, с природной застенчивостью, которая заставляла его избегать похвал и внимания. Он мог молчать до такой степени, что оставался непостижимым, из-за чего даже жене и ближайшим друзьям было трудно оценить его настроение и желания. Иногда он был резким и отстраненным, но в то же время обаятельным и нежным в общении с друзьями и близкими.В 1915 году он женился на медсестре ирландского происхождения по имени Сара Мэрион МакЭлрой, которую звали Сарин. После девяти лет брака у них родился сын по имени Роберт Флеминг, который впоследствии стал терапевтом. Сарин умерла после 34 лет брака, и ее смерть сильно повлияла на Флеминга. Впоследствии он полностью погрузился в свою работу, проводя больше времени в своей лаборатории за закрытыми дверями. Биограф написал: « Как будто в одночасье Флеминг с красными глазами и дрожащими руками, казалось, стал стариком .Однако в 1953 году Флеминг повторно женился на докторе Амалии Кутсури-Вурекас в греческой церкви в Лондоне.

11 марта 1955 года Александр Флеминг внезапно скончался дома от коронарного тромбоза. Он страдал от того, что он считал желудочным расстройством в течение нескольких недель. Когда его жена позвонила их семейному врачу по поводу приступа тошноты 11 марта, он заверил их, что в посещении дома нет необходимости. Однако через несколько минут он скончался от сердечного приступа. Его кремированный прах был помещен в собор Святого Павла, и « [ч] умер, как он хотел; тихо, без постепенного снижения физических или умственных способностей, и даже не доставляя неудобств своему врачу ».

БИБЛИОГРАФИЯ

•. Бергер М. Нью-Йорк: Компания Томаса И. Кроуэлла; 1968. Знаменитые люди современной биологии. [Google ученый]•. Флеминг А. Об антибактериальном действии культур пенициллов с особым упором на их использование при изоляции B. influenzae 1929. Bull World Health Organ. 2001. 79: 780–90. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] •. Лешевалье Х.А., Солоторовский М. Три века микробиологии. Нью-Йорк: Dover Publications Inc; 1974. [Google Scholar] •. Ludovici LJ.Флеминг: первооткрыватель пенициллина. Лондон: Научный книжный клуб; 1952 г. [Google Scholar] •. Макфарлейн Г. Кембридж: Издательство Гарвардского университета; 1984. Александр Флеминг. [Google ученый]•. Мауруа А. Нью-Йорк: E.P. Dutton & Co; 1959. Жизнь сэра Александра Флеминга: первооткрывателя пенициллина. [Google Scholar]

Александр Флеминг: открытие и разработка пенициллина — ориентир

Пенициллин, Вторая мировая война и промышленное производство

Все более очевидная ценность пенициллина в военных действиях побудила Совет по военному производству (WPB) в 1943 году взять на себя ответственность за увеличение производства этого препарата.WPB исследовал более 175 компаний, прежде чем выбрать 21 компанию для участия в программе по пенициллину под руководством Альберта Элдера; Помимо Lederle, Merck, Pfizer и Squibb, Abbott Laboratories (которая также была одним из основных производителей клинических поставок пенициллина до середины 1943 г.) была одной из первых компаний, начавших крупномасштабное производство. Эти фирмы получили первоочередное внимание на строительные материалы и другие материалы, необходимые для достижения производственных целей. WPB контролировал утилизацию всего производимого пенициллина.

Одна из главных целей состояла в том, чтобы иметь под рукой достаточный запас препарата для предполагаемого вторжения в Европу в день «Д». Ощущение военного патриотизма сильно стимулировало работу над пенициллином в Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах. Например, Альберт Элдер писал производителям в 1943 году: «Вы должны убедить каждого рабочего на вашем предприятии, что производимый сегодня пенициллин спасет чью-то жизнь через несколько дней или вылечит болезнь кого-то, кто сейчас находится в недееспособном состоянии. Размещайте лозунги. на вашем предприятии! Поместите объявления в конверты с заработной платой! Создайте энтузиазм по отношению к работе вплоть до самого низшего рабочего на вашем предприятии.«

Когда общественность стала известна об этом новом «чудо-лекарстве», спрос на пенициллин увеличился. Но поначалу запасы были ограничены, и приоритет отдавался военному использованию.

Перед доктором Честером Кифером из Бостона, председателем комитета по химиотерапии Национального исследовательского совета, стояла незавидная задача — нормировать поставки препарата для использования в гражданских целях. Киферу пришлось ограничить использование препарата случаями, когда другие методы лечения не помогли. В его обязанности входил также сбор подробной клинической информации об использовании препарата, чтобы можно было лучше понять его потенциал и ограничения.Неудивительно, что Кифера осаждали просьбы о применении пенициллина. В газете «New York Herald Tribune» от 17 октября 1943 г. говорилось: «Многие миряне — мужья, жены, родители, братья, сестры, друзья — просят доктора Кифера дать пенициллин. В каждом случае петиционеру предлагается организовать это. лечащий врач направит полное досье о состоянии пациента. Когда оно будет получено, решение будет принято на основе медицинского, а не эмоционального обоснования ».

К счастью, к началу 1944 года производство пенициллина начало резко увеличиваться.Производство препарата в США подскочило с 21 миллиарда единиц в 1943 году до 1663 миллиарда единиц в 1944 году, до более чем 6,8 триллиона единиц в 1945 году, а технологии производства изменились по масштабу и сложности с однолитровых флаконов с менее чем одной емкостью. % выхода для резервуаров емкостью 10 000 галлонов при выходе 80-90%. В конечном итоге американское правительство смогло снять все ограничения на его доступность, и с 15 марта 1945 года пенициллин распространялся по обычным каналам и был доступен потребителю в его или ее угловой аптеке.

К 1949 году годовое производство пенициллина в Соединенных Штатах составляло 133 229 миллиардов единиц, а цена упала с двадцати долларов за 100 000 единиц в 1943 году до менее чем десяти центов. Большинство британских компаний перешли на производство пенициллина с глубокой ферментацией в резервуарах, впервые примененное в Соединенных Штатах после окончания войны для удовлетворения гражданских потребностей. В Соединенном Королевстве пенициллин впервые поступил в продажу в качестве лекарственного средства, отпускаемого только по рецепту, 1 июня 1946 года.

В Великобритании Чейн и Абрахам продолжали работать над структурой молекулы пенициллина, чему способствовала работа Дороти Ходжкин по рентгеновской кристаллографии, также в Оксфорде.Уникальной особенностью структуры, которая была окончательно установлена ​​в 1945 году, является четырехчленное высоколабильное бета-лактамное кольцо, слитое с тиазолидиновым кольцом. В том же году Александр Флеминг, Ховард Флори и Эрнст Чейн были удостоены Нобелевской премии за свои исследования пенициллина.

Совместные усилия американских химиков, инженеров-химиков, микробиологов, микологов, правительственных агентств, а также производителей химикатов и фармацевтических препаратов были равны задаче, поставленной Говардом Флори и Норманом Хитли в 1941 году.Как заметил Флори в 1949 году, «нельзя отдать слишком высокую дань предприимчивости и энергии, с которой американские производственные фирмы взялись за крупномасштабное производство этого лекарства. Если бы не их усилия, наверняка не было бы достаточно пенициллина. «Днем высадки в Нормандии в 1944 году, чтобы оказать помощь всем тяжелым жертвам, как британским, так и американским».

К началу

Пенициллин: Кто нашел этот функциональный гриб

Первое название пенициллина было «сок плесени».Шотландский бактериолог Александр Флеминг случайно обнаружил антибиотик в 1928 году, когда он вернулся из отпуска и обнаружил, что зеленая плесень под названием Pennicilium notatum заразила чашки Петри в его лаборатории … и убила некоторые из бактерий, которые он выращивал.

Итак, он изолировал плесень, вырастил еще больше, а затем экспериментировал, чтобы посмотреть, сколько других бактерий она может убить. Оказалось, что их много. Теперь мы знаем, что пенициллин предотвращает образование новых клеточных стенок бактериями.Ни новых стенок, ни новых клеток, ни роста новых бактерий.

Если бы вы жили тогда, почти век назад, вы могли бы умереть от царапины, если бы заразились. Или стоматологическая процедура. Или глубокий порез. Или любое из многих, многих вещей, которые могут случиться, работаете ли вы на заднем дворе, готовите обед или сражаетесь в бою.

И отчасти поэтому Флеминг так стремился найти способ борьбы с инфекциями. В качестве капитана Королевского медицинского корпуса во время Первой мировой войны он работал в госпиталях на полях сражений во Франции, где солдаты умирали от инфицированных ран.Поэтому он поставил перед собой цель найти антибактериальные вещества.

Когда он обнаружил P. notatum, он официально назвал его пенициллином только 7 марта 1929 года. Он был не в состоянии произвести достаточно, чтобы помочь всем людям, которые в нем нуждались, но он опубликовал свое исследование.

В 1938 году оксфордский патолог Ховард Флори обнаружил исследование Флеминга и расширил его, работая с биохимиком по имени Эрнст Борис Чейн, бежавшим из Германии.

Как придумали пенициллин: История открытия пенициллина. Досье — Биографии и справки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *