Содержание

Лечение низкого уровеня гемоглобина в крови у женщин

Низкий уровень гемоглобина в крови у женщин

Низкий гемоглобин у женщин выявляется намного чаще, чем у мужчин. Это связано с физиологическими особенностями женского организма. Данная проблема является симптомом более десятка различных заболеваний, некоторые из них имеют серьёзные последствия и даже могут угрожать здоровью и жизни пациента.

Признаки низкого гемоглобина у женщин

Иногда женщины не сразу обращают внимание на ухудшение здоровья, списывают всё на усталость или другие причины. По каким же признакам можно определить возникновение анемии?

  1. общая слабость;
  2. сонливость;
  3. повышенная утомляемость, усталость;
  4. частые головокружения, вплоть до обморочных состояний;
  5. бледность кожных покровов;
  6. ломкость ногтей, выпадение волос;
  7. отёчность лица и нижних конечностей;
  8. одышка, чувство нехватки воздуха;
  9. шум в ушах;
  10. учащённое сердцебиение;
  11. перебои в работе сердца;
  12. боли в области сердца;
  13. извращение вкуса;
  14. снижение переносимости физических нагрузок, мышечная слабость;
  15. нарушение менструального цикла.

Причины астении у женщин

Нормальный уровень гемоглобина в крови у женщин – 120-140 г/л. Низкий уровень может быть вызван как физиологическими факторами, так и различными патологиями. Основные причины возникновение данной проблемы у женщин:

  • Кровопотеря (маточные кровотечения, аборт, выкидыш и др.).
  • Нерациональное питание.
  • Глистные инвазии.
  • Воспалительные процессы (острые или хронические воспаления).
  • Гипотиреоз.
  • Беременность.
  • Онкологические заболевания.
  • Заболевания крови.

Лечение низкого гемоглобина

При возникновении анемии самое главное – выявить её истинную причину как можно раньше. Если вы заметили у себя вышеперечисленные признаки, стоит немедленно обратиться за медицинской помощью. Врачи диагностического центра «Лоримед» проведут все необходимые исследования и назначат правильное лечение.

Гликированный гемоглобин (HbA1c)

Гликированный гемоглобин (A1c) – специфическое соединение гемоглобина эритроцитов с глюкозой, концентрация которого отражает среднее содержание глюкозы в крови за период около трех месяцев.

Синонимы русские

Гликогемоглобин, гемоглобин A1c, HbA1c, гликозилированный гемоглобин.

Синонимы английские

Glycated hemoglobin, hemoglobin A1c, HbA1c, glycohemoglobin, glycosylated hemoglobin.

Метод исследования

Ионообменная высокоэффективная жидкостная хроматография (ВЭЖХ).

Единицы измерения

% (процент).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не принимать пищу в течение 2-3 часов до исследования, можно пить чистую негазированную воду.
  • Исключить физическое и эмоциональное перенапряжение в течение 30 минут до исследования.
  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

Анализ на гликированный гемоглобин (A1c) помогает оценить среднее содержание глюкозы в крови за последние 2-3 месяца.

Гемоглобин – это находящийся внутри красных кровяных клеток (эритроцитов) белок, переносящий кислород. Существует несколько типов нормального гемоглобина, кроме того, идентифицировано много аномальных разновидностей, хотя преобладающая форма – это гемоглобин А, составляющий 95-98  % от общего гемоглобина. Гемоглобин А подразделяется на несколько компонентов, один из которых А1с. Часть циркулирующей в крови глюкозы спонтанно связывается с гемоглобином, образуя так называемый гликированный гемоглобин. Чем выше концентрация глюкозы в крови, тем больше образуется гликированного гемоглобина. Соединившись с гемоглобином, глюкоза остается "в связке" с ним до самого конца жизни эритроцита, то есть 120 дней. Соединение глюкозы с гемоглобином А называется HbA1c или A1c. Гликированный гемоглобин образуется в крови и исчезает из нее ежедневно, поскольку старые эритроциты погибают, а молодые (еще не гликированные) занимают их место.

Тест на гемоглобин A1c применяется для контроля за состоянием пациентов, которым поставлен диагноз "сахарный диабет". Он помогает оценить, насколько эффективно идет регулирование уровня глюкозы в процессе лечения.

Некоторым пациентам анализ на гемоглобин A1c назначают для диагностики диабета и преддиабетического состояния дополнительно к тесту на глюкозу в плазме крови натощак и тесту на толерантность к глюкозе.

Полученный показатель измеряется в процентах. Пациентам, страдающим диабетом, необходимо стремиться удерживать уровень гликированного гемоглобина не выше 7  %.

A1c следует указывать одним из трех способов:

  • в процентах от общего количества гемоглобина,
  • в ммоль/моль, согласно Международной федерации клинической химии и лабораторной медицины,
  • как среднее содержание глюкозы мг/дл или ммоль/л.

Для чего используется исследование?

  • Для контроля за глюкозой у больных сахарным диабетом – для них поддержание ее уровня в крови как можно ближе к норме очень важно. Это помогает минимизировать осложнения на почки, глаза, сердечно-сосудистую и нервную системы.
  • Чтобы определить среднее содержание глюкозы в крови пациента за несколько последних месяцев.
  • Чтобы подтвердить правильность принятых для лечения диабета мер и выяснить, не требуют ли они корректировок.
  • Для определения у пациентов с недавно диагностированным сахарным диабетом неконтролируемых подъемов глюкозы в крови. Причем тест может назначаться несколько раз до тех пор, пока не будет выявлен желаемый уровень глюкозы, затем его требуется повторять несколько раз в год, чтобы убедиться, что нормальный уровень сохраняется.
  • В профилактических целях, чтобы диагностировать сахарный диабет на ранней стадии.

Когда назначается исследование?

В зависимости от типа диабета и от того, насколько хорошо болезнь поддается лечению, тест на А1с проводится от 2 до 4 раз в год. В среднем пациентам с сахарным диабетом рекомендуется сдавать анализ на А1с дважды в год. Если диабет у пациента диагностирован впервые или контрольное измерение прошло неудачно, анализ назначается повторно.

К тому же данный анализ назначается, если у пациента подозревается диабет, поскольку есть симптомы повышенного содержания глюкозы в крови:

  • сильная жажда,
  • частое обильное мочеиспускание,
  • быстрая утомляемость,
  • ухудшение зрения,
  • повышенная восприимчивость к инфекциям.

Что означают результаты?

Референсные значения: 4,27 - 6,07 %.

Чем ближе уровень А1с к 7 % у пациента, страдающего диабетом, тем легче контролировать болезнь. Соответственно, с повышением уровня гликированного гемоглобина повышается и риск осложнений.

Результаты анализа на А1с интерпретируются следующим образом.

Показатель гликированного гемоглобина

Значение

4-6,2 %

У пациента нет диабета

6,5 % и больше

Пациент болен сахарным диабетом

5,7-6,4  %

Преддиабет (нарушение толерантности к глюкозе, связанное с повышенным риском диабета)

Согласно клиническим рекомендациям МЗ РФ ОО «Российской ассоциации эндокринологов» «Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом» (2019 г. ), дополнительным диагностическим показателем принят среднесуточный уровень глюкозы плазмы (ССГП) за последние три месяца и его корреляция с уровнем HbA1c.

Что может влиять на результат?

У пациентов с аномальными формами гемоглобина, например у больных с серповидными эритроцитами, уровень гликированного гемоглобина будет занижен. Кроме того, если человек страдает анемией, сильными кровотечениями, результаты анализа у него тоже могут быть заниженными. Напротив, завышенными показатели А1с бывают при недостатке железа и при недавно перенесенном переливании крови (так как жидкие консерванты крови содержат высокую концентрацию глюкозы).

 Скачать пример результата

Важные замечания

Анализ на А1с не отражает резкие перепады содержания глюкозы в крови. Колебания глюкозы у пациентов с лабильным диабетом тоже не будут выявлены данным тестом.

Также рекомендуется

Кто назначает исследование?

Терапевт, эндокринолог.

особенности, необходимость и возможность коррекции. Обзор литературы. – Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова

Ю.П. Орлов1, Н.В. Говорова1, Ю.А. Ночная1, В.А. Руднов2

1 ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» МЗ РФ

2 ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» МЗ РФ

Для корреспонденции: Орлов Юрий Петрович, д-р мед. наук, профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России, Омск; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Орлов Ю.П., Говорова Н.В., Ночная Ю.А., Руднов В.А. Анемия воспаления: особенности, необходимость и возможность коррекции. Обзор литературы. Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2019;1:20–35. DOI: 10.21320/1818-474X-2019-1-20-35


Реферат

Цель написания обзора. Анализ публикаций в поисковых системах о физиологии и патологии метаболизма железа, патогенезе анемии воспаления у пациентов в отделении реанимации и интенсивной терапии для определения показаний и противопоказаний для терапевтического вмешательства.

Методы. Проанализированы статьи в базах данных медицинской литературы Pubmed, Medline, EMBASE. Для стратегии поиска использовали слова: «анемия воспаления», «железо и инфекции», «анемия и сепсис», «свободный гемоглобин», «обмен железа» — в период с 1990 по 2018 г. включительно и доступные работы в отечественной (e-library) литературе. Использованы материалы ведущих мировых организаций: World Health Organization, Cochrane Reviews, WSACS, ARDS Clinical Trials Network, European Society of Intensive Care Medicine, European Society of Anesthesiologists, Socety of Critical Care Medicine.

Заключение. Анемия как симптом при критическом состоянии в первую очередь требует определения ее роли в генезе гипоксии. Это должно подтверждаться не только уровнем гемоглобина, как носителя кислорода, но и конкретными критериями гипоксии: анализом газов крови, оценки высоты зубца ST по данным ЭКГ и, конечно, уровня лактата крови (более 2 ммоль/л). Анемия же при сепсисе обусловлена внутрисосудистым гемолизом, а гипоферремия — это следствие природной компенсаторной защиты от возможной манифестации инфекции. Введение таким пациентам препаратов железа или донорской крови сопряжено с обеспечением доступа бактерий к железу. В условиях сепсиса и продолжающегося гемолиза целесообразно использование хелаторов, если выявлены высокий уровень ферритина, низкая концентрация гаптоглобина и трансферрина. Решения о переливании крови или введении препаратов железа должны быть индивидуализированы с учетом конкретных факторов пациента, а любые потенциальные преимущества терапии препаратами железа должны быть сбалансированы с риском побочных эффектов.

Ключевые слова: анемия воспаления, железо, метаболизм железа

Поступила: 24.12.2018

Принята к печати: 01.03.2019

Читать статью в PDF


Введение

Анеми́я (от др.-греч. ἀν- — приставка со значением отрицания + αἷμα — «кровь»), или малокровие, — группа клинико-гематологических синдромов, общим моментом для которых является снижение концентрации гемоглобина в крови, чаще при одновременном уменьшении числа эритроцитов (или общего объема эритроцитов). Термин «анемия» без уточнения не определяет конкретного заболевания, т. е. анемию следует считать одним из симптомов различных патологических состояний.

Анемия воспаления является наиболее распространенным гематологическим расстройством и рассматривается сегодня как неспецифическая анемия, которая может вызвать не только диагностические трудности, но и терапевтические проблемы, особенно у пациентов отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). В обсервационном когортном исследовании CRIT был проведен анализ 4892 больных, которые находились в критическом состоянии в реанимационных отделениях [1, 2], где было показано, что анемия воспаления развивается у тяжелобольных в течение 30 дней. Средний уровень гемоглобина у тяжелобольных прогрессивно снижался за 30-дневный период, несмотря на переливание крови, и являлся независимым предиктором увеличения смертности и продолжительности пребывания у тяжелобольных пациентов [2].

В недавнем исследовании Joosten E., Lioen P. среди госпитализированных пожилых пациентов с анемией (191 человек) в 70 % случаев отмечалась анемия воспаления. Развитие анемии у 16 % больных было неразрывно связано с хронической почечной недостаточностью.

Но из числа всех больных с воспалительной анемией 71 % страдали острой инфекцией, 12 % — раком, 16 % — хронической инфекцией [3].

В классическом исследовании Cartwright G.E. было показано, что анемия воспаления — это анемия тяжелых пациентов, длительно находящихся в ОРИТ по различным причинам (политравма, сепсис, острые расстройства мозгового кровообращения, пневмония) и подвергающихся постоянной бактериальной агрессии. Анемия воспаления обычно легкой или средней степени тяжести, и эритроциты, как и уровень общего гемоглобина, не могут показать какие-либо стигмы дефицита железа, т. к. именно дефицит железа в данном случае отсутствует или часто несущественный, а в ряде случаев, напротив, выявляется высокий уровень железа [4].

Целью для написания настоящего обзора являлся анализ публикаций о физиологическом и патологическом метаболизме железа, патогенезе анемии воспаления, развивающейся у пациентов в ОРИТ, для определения возможных показаний и противопоказаний для терапевтического вмешательства. Проанализированы статьи в базах данных медицинской литературы Pubmed, Medline, EMBASE. Для стратегии поиска использовались запросы по ключевым словам: «анемия воспаления», «железо и инфекции», «анемия и сепсис», «свободный гемоглобин», «обмен железа» в период с 1990 по 2018 г. включительно и доступные работы в отечественной (e-library) литературе. Также использовались материалы ведущих мировых организаций: World Health Organization, Co- chrane Reviews, WSACS, ARDS Clinical Trials Network, Eu- ropean Society of Intensive Care Medicine, European Society of Anesthesiologists, Society of Critical Care Medicine.

Физиология метаболизма железа

Гемоглобин (от др.-греч. αἷμα — кровь + лат. globus — шар) (Hb или Hgb) — сложный железосодержащий белок животных, обладающих кровообращением, способный обратимо связываться с кислородом, обеспечивая его перенос в ткани. Если слышишь слово «анемия», то следующее слово — «гемоглобин». Большой вклад в исследование структуры и функционирования гемоглобина внес Макс Фердинанд Перуц, получивший за это в 1962 г. Нобелевскую премию и показавший структуру гемоглобина, который является сложным белком класса хромопротеинов, т. е. в качестве простетической группы здесь выступает гем — порфириновое ядро, содержащее железо.

У здоровых людей количество железа в организме поддерживается в пределах 4–5 г (80–95 мг/кг у женщин и 120–125 мг/кг у мужчин) [5]. Сегодня хорошо изучены процессы поглощения и рециркуляции железа, которые обеспечивают ежедневную потребность в синтезе гемоглобина. Деградация стареющих эритроцитов с помощью селезеночных макрофагов составляет 90 % от общей переработки железа, чем обеспечиваются основные потребности в железе, а остальные 10 % поступают из пищевого рациона [6].

Из-за высокой токсичности общее количество железа в организме строго отрегулировано, что создает фактически закрытую систему. Универсальность железа для организма обусловлена его способностью активно участвовать в окислительно-восстановительных реакциях за счет перехода между Fe3+ и Fe2+ валентным состоянием [7], что позволяет ионам Fe2+ реагировать с пероксидами и образовывать разрушительные гидроксильные и липидные радикалы [8]. Поэтому гомеостаз железа жестко регулируется на клеточном, тканевом и системном уровнях [9].

В организме взрослого человека большая часть железа присутствует в клетках: 2,6 г (57 %) в гемоглобине эритроцитов, 0,4 г (9 %) в миоглобине, 1,5 г приходится на негемовые запасы — ферритин и трансферрин, гемосидерин. Принципиально, что у млекопитающих нет известных активных систем для выведения железа [10]. Выделение железа в организме человека практически отсутствует, не превышая 32–285 мкг с мочой и калом и посредством шелушения кожи. И наоборот, употребление железа из рациона млекопитающих строго регламентировано. Оно происходит в двенадцатиперстной кишке и только в двухвалентной форме (Fe2+). В пище железо может присутствовать в двух видах: (Fe3+) — окисная форма и (Fe2+), или закисная форма. Из поступающих с пищей ежедневно 10–20 мг железа абсорбируется только 1–2 мг, но у беременных абсорбция может достигать и 3–5 мг [10].

В проксимальном отделе двенадцатиперстной кишки железо связывается с белком-транспортером (DMT- 1). DMT-1 — это специальный белок-носитель, который переносит железо (Fe3+) через мембрану энтероцита в кровоток один раз, и на его синтез требуется 4–6 ч, по- этому при частом приеме препаратов железа адсорбция снижается, а количество железа в кишечнике, напротив увеличивается  [10].

Транспорт и депонирование железа осуществляются трансферрином (Fe3+) c помощью трансферринового рецептора и ферритином (Fe3+) [10]. В крови оно окисляется до Fe3+ церулоплазмином и присоединяется к апотрансферрину.  Трансферрин пиноцитируется клетками ретикулоэндотелиальной системы и оказывается внутри лизосом, где от него отщепляется железо и восстанавливается до Fe2+ эндогенными восстановителями: НАДН, аскорбатом, цистеином, глутатионом. Апотрансферрин выводится обратно в кровь, образуя свободный пул железа (или «транзиторный пул»), которое транспортируется в места синтеза железосодержащих белков (печень) либо попадает в так называемый «медленно обменивающийся пул» [10].

В сыворотке крови и лимфе железо полностью и прочно связано с белком (Fe3+), и общее его количество не превышает обычно 7 мг. Содержание свободного железа в различных средах организма не превышает 10−18 мкмоль, что можно рассматривать как нулевой уровень [11]. Степень связи столь тесна, что при достаточном синтезе трансферрина в печени исключается (даже теоретически) факт присутствия 1 атома железа в литре крови [11–12]. Константа связывания железа трансферрином составляет 1030, а количество свободного железа в равновесии с трансферрином — 6 × 10−9 мкмолей, что в 108 раз меньше, чем требуется для роста бактерий [11]. Свойства трансферрина тесно связаны с присутствием другого белка сыворотки — церулоплазмина, обладающего ферроксидазной активностью [13]. В окислительных реакциях с участием ионов Fe2+ церулоплазмин является основным антиоксидантом плазмы крови, или своеобразной «ловушкой» для активных форм кислорода [13]. Поэтому увеличение концентрации церулоплазмина приводит к усилению антиоксидантной защиты [10, 13].

Запасы железа наилучшим образом отражает ферритин, и сегодня он является одним из немногих маркеров расстройств обмена железа. Из ферритина железо может вернуться в свободный пул. Но для этого необходимо, чтобы внутрь ферритина проник восстановитель, способный восстановить Fe3+ из гидроокиси [10]. В форме Fe2+ оно выходит из ферритина и попадает в транзиторный пул только в кислой среде [10].

Регуляция железа в сыворотке крови осуществляется с участием ряда белков, гепсидина, церулоплазмина, ферритина, трансферрина, гаптоглобина, гемопексина, лактоферрина и других. Физиологическая роль присутствия указанных белков в сыворотке заключается в том, чтобы сводить до минимума количество свободного (ионизированного) Fe2+ железа, содержащегося как внутри клетки, так и во внеклеточных жидкостях [9]. Они всегда находятся в железодефицитном состоянии (Fe3+), и это имеет глубокий физиологический смысл. В клетках тканей железо сконцентрировано в митохондриях, где оно включено в состав ферментов цитохромов (Fe3+), ответственных за процессы тканевого дыхания [13].

Железо также включено в состав различных ферментов, сконцентрированных в многочисленных клетках, как крови, так и различных тканей. Клетки эритроидного ряда костного мозга, тучные клетки, макрофаги, нейтрофилы ретикулоэндотелиальной системы всегда находятся в только в восстановленном (Fe3+) состоянии [13].

Контроль за постоянным физиологическим гемолизом стареющих эритроцитов опять же осуществляет целый блок белков. Как отмечено в работе J.D. Belcher,

«…Несмотря на важность гема для аэробной жизни, организм делает все возможное, чтобы защитить себя от гема, который сбежал из своего нормального клеточного отсека. Внеклеточный и внутриклеточный механизмы защиты эволюционировали так, чтобы защитить организм от гема, создав гаптоглобин, гемопексин, альбумин, α1-микроглобулин, гемоксигеназу-1, ферритин, трансферрин и лактоферрин» [14]. На рис. 1 показано, что в процессе жизни нарушения гомеостаза железа связаны с различными патофизиологическими состояниями, которые включают анемии (iron deficiency) и перегрузки железа (iron overload). В частности, непрерывно возрастает накопление тканевого железа с возрастом (aging), которое играет важную роль при воспалении и инфекции (inflammation & infection), раковых (cancer), генетических (genetic disorders), сердечно-сосудистых (cardiovascular diseases) и нейродегенеративных заболеваниях (neurodegenerative diseases).

Рис. 1. Важность железа в патофизиологических условиях (пояснение в тексте). Адаптировано по Gozzelino R., Arosio P. [10]

Баланс железа жестко регулируется для предотвращения пагубных последствий, не столько его дефицита, сколько перегрузки железом. Гепсидин (или «антимикробный пептид», как он назывался первоначально) является ключевой фигурой в регуляции гомеостаза системного железа [15]. Он подавляет поглощение железа из кишечника и его освобождение из эритроцитов и макрофагов. Гепсидин изменяет общее количество железа, хранимого в организме, и регулирует доступность железа не только для эритропоэза, но и для бактерий [16]. Производство гепсидина в печени модулируется множественными физиологическими стимулами, включая загрузку железа, его блокаду при воспалении и эритропоэтическую активность при гипоксии [17, 18].

Таким образом, большинство авторов постулируют:

  • анемия при воспалении имеет место всегда, и это обусловлено наличием классических признаков воспаления (где ведущими являются отек, ишемия), приводящих к расстройствам микроциркуляции, гипоксии, ацидозу повреждению мембраны эритроцита;
  • метаболизм железа строго контролируется, что обусловлено его высоким восстановительно- окислительным потенциалом, его токсичностью для любых клеточных структур;
  • наличие свободного от связей железа (Fe2+) в организме исключается полностью, что обеспечивает некий вариант «стерильности» тканей и не позволяет манифестировать бактериальной агрессии;
  • железо всегда доступно только для основных биологических функций, это не позволяет железу проявлять его цитотоксические эффекты;
  • механизмов для экскреции железа в организме человека нет, и это общебиологическая тенденция для всех зависимых от кислорода живых существ.

Патологические аспекты метаболизма железа и их реализация в условиях воспаления

Самые тяжелые окислительные повреждения клеточных мембран генерируются только с участием железа в окислительно-восстановительных реакциях (реакция Фентона, Хабера—Вайса, Осипова) с продукцией гидроксильного и липидного радикалов. Как было показано во многих исследованиях, это является основной причиной запрограммированной гибели клеток и повреждения тканей, которое может быть повышено только за счет неправильной компартментализации этого металла, а не его общего накопления [19].

Метаболизм железа в условиях активации процессов свободнорадикального окисления

В условиях развития воспаления (ишемия, гипоксия, ацидоз, инфекция), массивного повреждения тканей, развития шока на уровне клетки создаются условия для реализации процессов свободнорадикального окисления (СРО). Ишемия, гипоксия и ацидоз индуцируют чрезмерный синтез свободных радикалов (О2 и Н2О), что при несостоятельности системы антиоксидантной защиты приводит к активации перекисного окисления липидов (ПОЛ) [10, 13]. Именно СРО и ПОЛ создают условия для повреждения клеточных мембран (в первую очередь эритроцитов и эндотелиоцитов) и мембран митохондрий [20, 21]. Гемолиз эритроцитов и выход свободного гемоглобина в кровоток, как и появление цитохромов в цитозоли клетки, способствует развитию реакций Фентона, Хабера—Вайса и Осипова даже в условиях минимального количества кислорода:

Fe 2+ + O → Fe 3+ + O 2 (реакция Фентона).

Дальнейшее превращение супероксидного радикала может пойти разными путями. Супероксид под действием супероксиддисмутазы (СОД) превращается в перекись водорода или разлагается нерадикальным путем под действием каталазы и глутатионпероксидазы [21]. Однако при взаимодействии О 2 с окисью азота образуется пероксинитрит (мощный вазоконстриктор), повреждающий эпителий и нарушающий регуляцию сосудистого тонуса и артериального давления [22]. Некоторые исследования указывают на факт инактивации СОД в очаге повреждения даже при сравнительно небольшом снижении уровня рН [21].

Во втором случае мощный гидроксильный ради- кал образуется при наличии в биологической системе (клетке) перекиси водорода и опять же Fe 2+:

Fe 2+ + H2O2 Fe 3+ + OH + OH· (реакция Хабера-Вайса).

Третий путь окислительного повреждения биомолекул связан с появлением новых  свободных радикалов в результате взаимодействия несвязанных ионов железа с органическими гидроперекисями:

Fe 2+ + LOOH → Fe 3+ + OH· + LO· (реакция Осипова).

Образующийся при этом липоксидрадикал (LO·) дает начало новым цепям окисления липидов [21].

Три перечисленные выше реакции являются универсальным физиологическим процессом, характерным для любого вида клеток и тканей [12]. При любом критическом состоянии универсальный процесс синтеза свободных радикалов принимает катастрофические размеры и скорости. Причиной тому является избыток ионов Fe 2+ [20].

Следует отметить, что трансферрин, лактоферрин и церулоплазмин являются белками острой фазы воспаления и способны быстро и значительно повышать свою концентрацию в результате нарушения гомеостаза при воспалении [23]. Авторы также отмечают, что снижение уровня сывороточного железа при развитии многих воспалительных  процессов объясняет существенное снижение концентрации трансферрина и, напротив, рост концентрации лактоферрина. Kruzel M.L. et al. отмечают важную роль лактоферрина в межклеточной кооперации фагоцитирующих клеток, что выражается в способности мононуклеарных фагоцитов поглощать лактоферрин. Это, в свою очередь, приводит к угнетению образования гидроксильного радикала и тем самым к защите клетки от аутопероксидации мембран [24].

Роль гемолиза и свободного гемоглобина при воспалении

Исследования многих авторов указывают на параллелизм между степенью сосудистой агрегации эритроцитов и тяжестью течения основного заболевания, будь то геморрагический или травматический шок или перитонит [25], что в дальнейшем приводит к полной закупорке капилляров, остановке капиллярного кровообращения и, естественно, к внутрисосудистому гемолизу эритроцитов [26].

Гемолиз приводит к высвобождению гемоглобина, а катаболизм гемоглобина продуцирует гем, который является высокоцитотоксическим прооксидантом [27]. В устойчивом состоянии белок-поглотитель гаптоглобин связывает гемоглобин, а гем катаболизируется ферментом гемоксигеназой-2 (НО-2). Но когда этот гомеостатический процесс перегружен (выраженный гемолиз или массивное повреждение тканей с выходом в кровоток миоглобина), свободный гем нейтрализуется гемопексином и деградирует до моноксида углерода, железа и биливердина, индуцируемого изоформой гемоксигеназы HO-1 [28]. Поэтому высокая исходная концентрация билирубина (как продукта метаболизма гема) отмечается у большинства пациентов с политравмой, с сепсисом и является следствием массивного гемолиза, сопряженного с высоким уровнем сывороточного железа [29, 30].

Роль гемолиза и свободного гемоглобина при реперфузии

Именно свободному гемоглобину принадлежит отдельная, если не основная, роль в инициации воспалительного каскада и развития эндотелиальной дисфункции [31]. За сутки система транспорта и депонирования железа может перенести и депонировать только от 50 до 98 мг железа [10]. Выход же большого количества свободного железа (свободный гемоглобин в условии ацидоза быстро окисляется до конечного этапа — Fe 2+) происходит при отсутствии должного кровотока и должного количества железосвязывающих и железотранспортирующих белков в локальном участке кровообращения [31–33]. Количество разрушенных эритроцитов можно представить, например, с учетом интенсивности кровообращения в кишечнике, протяженности капиллярного русла кишечника c постоянным наличием в капилляре как минимум 30–40 эритроцитов [34]. Недостаточность «трансферриновой емкости» способствует циркуляции свободного гемоглобина и ионов Fe 2+ в кровотоке (что подтверждается увеличением концентрации свободного гемоглобина в период реперфузии), поступлению в микроциркуляторное русло печени, кишечника и поджелудочной железы, где железо оказывает прямое токсическое действие на мембраны клеток [31–33], свидетельствующих в первую очередь о тяжести тканевой гипоксии [35].

Роль гемолиза и свободного гемоглобина при сепсисе

Свободный гемоглобин все больше и больше играет центральную роль в патогенезе сепсиса, будучи мощным предиктором исхода пациента. Поэтому ряд авторов подчеркивает необходимость продолжения изучения механизмов гемолиза, вызванного сепсисом, с целью определения возможных терапевтических принципов. Сегодня уже известны наиболее важные и ранние триггеры гемолиза при сепсисе. Это сочетание ряда факторов: реакция активации комплемента; диссеминированная внутрисосудистая коагуляция; остановка потока крови в капиллярах; ограничение глюкозы в эритроцитах; изменение свойств мембраны красных кровяных клеток; наличие гемолитических патогенов и апоптоз эритроцитов [36].

В исследовании Brauckmann S. et al. проверили гипотезу центральной роли свободного гемоглобина в патогенезе сепсиса и выяснили, что как токсичный липополисахарид (LPS), так и нетоксичный (RS-LPS) вызывают гемолиз с помощью прямых мембранных эффектов. При этом гемолиз не зависит от системы комплемента и активации толл зависимых рецепторов (TLR-4). Авторами было установлено, что инкубация эритроцитов с LPS приводит к выраженному и зависимому, как по времени, так и по концентрации, повышению уровня свободного гемоглобина и активности лактатдегидрогеназы как в цельной крови, так и в промытых эритроцитах. Изменение целостности и уменьшение жесткости мембран эритроцитов были обусловлены уменьшением их осмотического сопротивления [37].

Говоря о роли железа в развитии сепсиса, нужно отметить, что все бактерии нуждаются в железе для своего развития [38]. Более того, существует строгая корреляция между доступностью ионов железа и вирулентностью микроорганизма [38–41]. Патогенные микробы эволюционировали и создали специализированные механизмы для получения железа от хозяина во время инфекции (некое «железное пиратство»). Железо и содержащие его белки представляют прямой интерес для всех патогенных бактерий, и в данном случае снижение общего гемоглобина без наличия активного кровотечения является следствием конкуренции бактерий с макроорганизмом за ионы железа [42]. В связи с этим вполне закономерно, что снижение концентраций сывороточного железа, ферритина и уменьшение степени насыщения трансферрина при сепсисе трактуется авторами как проявление защитного природного механизма [38–41].

В исследовании Yamaguchi M. было обнаружено, что S. pneumoniaе уклоняются от агрессивного влияния антибиотиков, нейтрофилов и h3O2 в присутствии эритроцитов человека. Общепризнано, что вторжение в эритроциты обеспечивает бактериальные патогены рядом преимуществ, включая защиту от иммунной системы, снижение эффективности лечения антибиотиками и питательную ценность. Таким образом, эритроциты предоставляют приют для S. pneumoniaе. Кроме того, вполне возможно, считают авторы, что эта способность к вторжению связана с фактом — пенициллин G не убивает S. pneumoniaе после того, как они вторглись в эритроциты [43].

В этом же случае ферритин, депонированный в кишечнике и вышедший в кровоток с целью связывания железа, в условиях ацидоза и при воздействии супероксидного радикала меняет свою валентность (Fe 3+ → Fe 2+) и становится «легкой добычей» для бактерий [13]. Доступность железа для бактерий обеспечивается за счет собственных гемолитических свойств [39] или за счет активации процессов СРО, повреждения активными радикалами кислорода мембран эритроцитов, последующего гемолиза, выхода свободного гемоглобина и его метаболизма по пути «гем → гемин → Fe 2+». Данная ситуация усугубляется тем, что в очаге воспаления отсутствуют нормальный кровоток и должное количество железосвязывающих белков, за исключением лактоферрина, сконцентрированного в нейтрофилах [39].

Компенсаторные механизмы при анемии воспаления

Острая или хроническая анемия приводит к включению компенсаторных реакций, налагающих дополнительную нагрузку на тяжелобольных пациентов, многие из которых имеют ранее существовавшие сердечно-легочные заболевания. Да, острое изоволемическое уменьшение концентрации гемоглобина ниже 50 г/л среди здоровых людей приводит к прогрессивным повышениям «цены» сердечной деятельности в виде снижения доставки и потребления кислорода и снижения сердечного индекса, но без доказательств гипоксии тканей [44]. В исследовании Weiskopf R.B. у добровольцев до и после удаления 900 мл крови измеряли сердечно-сосудистые параметры, артериальное и смешанное венозное содержание кислорода, насыщение оксигемоглобином и уровень лактата в артериальной крови. Оказалось, что острое изоволемическое снижение концентрации Hb в крови до 50 г/л у здоровых людей не дает признаков недостаточной доставки кислорода, что подтверждается отсутствием изменений концентрации кислорода в артериальной и венозной крови и уровня лактата в плазме. Анализ мониторинга показывает, что при данной концентрации гемоглобина в этой здоровой популяции ишемия миокарда будет происходить крайне нечасто [44].

Даже более тяжелая анемия может быть «терпима» в хроническом ее варианте (анемия воспаления) вследствие изменений на клеточном уровне, обусловленных транскрипцией генов и увеличением гипоксического выживания [45]. У пациентов с хронической обструктивной болезнью легких есть более высокая минутная вентиляция при наличии анемии [46] и, наоборот, меньшая вентиляция — у пациентов с полицитемией во время физических упражнений [47]. Однако в какой степени эти впечатляющие компенсаторные изменения могут произойти у тяжелобольных пациентов, неизвестно.

Причины анемии у больных отделений реанимации и интенсивной терапии

Как было описано более чем 60 лет назад, заметное снижение концентрации сывороточного железа в организме человека и у собак отмечалось уже в течение первых нескольких дней после развития системной инфекции или воспаления [48, 49].

Сегодня роль железа в интенсивности бактериального роста и увеличение риска заражения при введении препаратов железа являются биологически обоснованным и доказанным фактом [50–54]. Развитие гипоферремии наблюдалось у мышей с экспериментальной менингококковой инфекцией или воспалением — в ответ на введение разных агрессивных сред [55–58]. Гипоферремия, вероятно, способствует защите организма-хозяина от инфекции за счет уменьшения доступности железа для микробов [59, 60], т. к. обычно большая часть железа, поставляемого в плазму (около 20–25 мг/сут), утилизируется макрофагами, участвующими в переработке старых эритроцитов. И только 1–2 мг/сут поступает при абсорбции железа из двенадцатиперстной кишки, с дополнительными малыми количествами, получаемыми из железа, хранящегося в гепатоцитах [61]. Оказалось, что воспаление или инфекция приводили к задержке появления радиоактивного железа не только в микроциркуляции, но и в костном мозге. И напротив, накопление железа было отмечено в макрофагах (ретикулоэндотелиальная система), как у пациентов, так и у экспериментальных животных [62, 63].

В исследовании Spitalnik S.L. было отмечено, что экстраваскулярный гемолиз, обусловленный поглощением эритроцитов клетками мононуклеарной системы фагоцитов (например, клетками Купфера в печени и селезеночными макрофагами), является особенно важным механизмом для очистки как нормально стареющих эритроцитов, так и патологически поврежденных. Макрофаги, как пишут авторы, поглощают эритроциты через сигналы «найди меня» и сигналы «съешь меня» [64].

Исходя из этих представлений, авторы разработали «железную гипотезу» (рис. 2), которая постулирует, что общая концепция роли железа при воспалении связана с быстрым внесосудистым гемолизом, происходящим в результате любого повреждающего процесса. В здоровых условиях (steady stat) единственными эритроцитами, удаляемыми из циркуляции, являются те, которые проходят через нормальное старение (~1 % всех эритроцитов в день). При патологическом фагоцитозе (pathological phagocitosis) метаболизм большого количества гемоглобина из «проглоченных» эритроцитов быстро повышает внутриклеточные «свободные» уровни железа (голубые круги, рис. 2) в лабильном внутриклеточном бассейне. Через сигнальный канал трансдукции усиливаются выработка и секреция провоспалительных цитокинов (inflammatory cytokines; зеленые круги, рис. 2), что приводит к выраженности синдрома системного воспалительного ответа (exacerbation of SIRS). Кроме того, избыточное «свободное» железо экспортируется из клетки через ферропортин (голубой цилиндр), или физиологический канал экспорта железа. Если же количество экспортируемого железа превышает связывающую способность трансферрина, то синтезируется специальный трансферрин (non-transferrin bound iron — NTBI) — неспособный связать железо, что вызывает окислительный стресс (oxidative demage) и усиливает пролиферацию патогена (infection risk) [64]. В моделях животных было показано, что размножение бактерий может быть управляемым процессом достаточности для них железа и, напротив, подавления размножения путем железного «голода» [65]. Кроме того, железо-перегруженные мыши имели тенденцию к развитию более тяжелых кишечных инфекций [66].

Рис. 2. Схематическое представление «железной гипотезы» (пояснение в тексте). Адаптировано по Noyes W.D., Bothwell T.H., Finch C.A. [64]

LIP — лабильный пул железа; NTBI — трансферрин, не способный связать железо; ССВР — синдром системной воспалительной реакции

Главным «режиссером» анемии воспаления оказался гепсидин (или «антимикробный пептид»). Именно с его подачи при манифестации воспаления происходит угнетение синтеза эритроцитов с достаточным уровнем гемоглобина, что приводит к развитию анемии воспаления (рис. 3). Анемия воспаления характеризуется недостаточной выработкой эритроцитов в условиях низкого уровня сывороточного железа и низкой связывающей способности железа (т. е. низкого уровня трансферрина), несмотря на сохраненные или даже увеличенные запасы железа в макрофагах и в костном мозге.

Рис. 3. Гепсидин в ответ на воспаление обеспечивает гипоферремию путем блокировки главных путей поступления железа в плазму (главным образом железа от селезеночных и печеночных макрофагов, но также и железа, адсорбируемого из двенадцатиперстной кишки). Длительная гипоферремия ограничивает доступность железа для синтеза гемоглобина и эритропоэза, вызывая анемию воспаления. Адаптировано по Butt A.T., Thomas M.S. [40]

Только гепсидин тормозит недостаточное поступление железа для синтеза молодых эритроцитов [40]. Воспаление стимулирует повышение выработки железорегулирующего пептида — гепцидина в гепатоцитах и синтез провоспалительного цитокина интерлейкина-6 (ИЛ-6), что подавляет эритропоэз. Гепсидин уменьшает поставку железа от макрофагов к «новорожденным» эритроцитам. Это ухудшает развитие всего эритроидного ростка костного мозга и приводит к анемии. Когда же воспаление разрешается, уровни гепсидина и ИЛ-6 уменьшаются, что позволяет железу быть экспортированным от макрофагов к эритроцитам и повышать эритропоэз [40]. Анемия воспаления, без сомнения, является признаком критического заболевания и возникает у 95 % пациентов, находящихся в ОРИТ [67, 68]. Причиной анемии у этих пациентов часто является многофакторность, включая кровопотерю, низкое потребление питательных веществ, а также ятрогенные факторы, такие как гемодилюция и частый забор крови для лабораторного исследования. По мнению Sihler K.C и Napolitano L.M., анемия воспаления характеризуется снижением у пациентов выработки эритроцитов, сокращением продолжительности жизни красных клеток крови, что является следствием изменений в метаболизме железа, которые оказывают прямое влияние на эритропоэз [69].

Но дефицита железа при этом в организме нет! Так, по данным M. Piagnerelli, несмотря на одинаковый общий анализ крови (лейкоциты, лейкоцитарная формула) в 1-й день пациенты с сепсисом имели достоверные более низкие концентрации в сыворотке железа, трансферрина, коэффициент насыщения трансферрина, но высокие концентрации ферритина, основного показателя железного депо, чем пациенты без септического процесса [70]. Эти изменения были связаны с более низким количеством ретикулоцитов. Примечательно, что в 1-й день уровень С-реактивного белка отмечался выше у септических, чем у не септических больных и при этом был напрямую связан с высокими концентрациями ферритина и обратно коррелировал с концентрацией трансферрина и коэффициентом насыщения трансферрина. Через 3 дня концентрации в сыворотке железа и трансферрина были идентичны как у больных с сепсисом, так и у не септических и не изменялись до 5 суток пребывания в ОРИТ [70]. Авторы также заявляют, что выявленные изменения являются следствием расстройств в метаболизме железа, которые оказывают прямое влияние на эритропоэз.

Экспериментальные исследования среди добровольцев, которым вводили умеренные дозы липополисахарида, показали примерно 50%-е уменьшение сывороточного железа уже через 24 ч [61]. В другой группе добровольцев введение в течение 3 ч ИЛ-6 сопровождалось падением уровня железа в сыворотке крови в среднем на 30 % уже спустя 2 ч [71]. Сегодня известен факт влияния воспалительных цитокинов на обмен железа, что может препятствовать дифференциации эритроидных предшественников и вообще, по мнению Weiss G., может сократить продолжительность жизни зрелых эритроцитов. Так, например, инкубация эритроцитов здоровых доноров плазмы с кровью от пациентов с септическим шоком привела к увеличению объема эритроцитов, т. е. к изменениям, которые могут сократить выживаемость эритроцитов за счет угрозы гемолиза [72].

Наличие почечной недостаточности также может усугубить последствия воспаления, и этот факт снова связан с метаболизмом железа [73]. Уремия способствует накоплению активных форм кислорода и окислению мембранных белков эритроцитов. Считается, что эти изменения не только ускоряют разрушение эритроцитов, но и способствуют прямому повреждению тканей [74]. Например, по данным Brookhart M.A. et al., результаты клинических данных от 117 050 пациентов, находящихся на хроническом диализе, выявили связи между дозой железа и манифестацией инфекции. Это не явилось для авторов неожиданным, т. к. был выявлен риск инфекции, связанный с различными методами дозирования железа у пациентов, проходящих хронический гемодиализ [75]. Хотя относительный риск был мал, но абсолютный риск — большой, предполагающий, что введение болюсом препаратов железа может потенцировать дополнительные 25 случаев госпитализированных инфекций в год на 1000 диализных пациентов. Авторы также наблюдали увеличенный риск инфекции, связанный с ежемесячным приемом железа в дозе бо́ль- шей, чем 200 мг в сутки [75, 76].

Как показали  данные  некоторых  исследований, у большинства пациентов с анемией воспаления ферритин сыворотки имеет нормальный уровень или высокий, что отражает стимулирование синтеза ферритина как воспалением, так и нагрузкой железом макрофагов [59]. Давно известно, что для провокации латентного пиелонефрита рекомендуется введение 50 мг железа, а по истечении 3 ч собирается моча и исследуется содержание лейкоцитов. Проба считается положительной, если за 1 ч выделение лейкоцитов с мочой превышает 19 000 клеток и увеличивается на 100 % по сравнению с исходными данными. Это все написано в доступной литературе  [77].

По данным О.Ф. Лыковой и соавт., в ликворе у больных с гнойным менингитом регистрируется резкое (в 220 раз!) увеличение концентрации лактоферрина. Индивидуальные колебания варьировали в пределах, превышавших данные контроля в 790 раз [78]! В норме лактоферрин в ликворе вообще отсутствует!

Как правило, пациенты ОРИТ, особенно септические пациенты, сталкиваются с катаболическим состоянием, которое снижает  потребление  железа и увеличивает его выделение путем разрушения эритроцитов и других клеточных структур в различных тканях. И этот эффект дополнительно усиливается путем проведения частых переливаний крови [79]. Результаты исследования F. Tacke показывают, что параметры метаболизма железа, особенно насыщение трансферрина, которые отражают доступность железа в сыворотке, являются сильными предсказателями исхода у пациентов в ОРИТ. Сывороточное железо очень тесно коррелирует с летальным исходом, и полученные новые результаты должны инициировать будущие клинические исследования, оценивающие полезность железохелатирующей терапии при критических заболеваниях и сепсисе [79].

Заслуживает внимания исследование Lan Р. et al., куда были включены данные больных с диагнозом сепсиса по критериям «Сепсис-3» — 1891 человек, из них у 324 пациентов был диагностирован септический шок. Авторы с помощью ROC-анализа показали, что более высокий квартиль сывороточного железа был связан с увеличением 90-дневной смертности в этой большой когорте пациентов с сепсисом [80].

Варианты регуляции и оценка эффективности вмешательства в метаболизм железа при критических состояниях
Трансфузии крови

Конечно, переливание крови! Но как тогда ответить на вопрос: когда переливать? Уровень гемоглобина становится причиной и показанием (и даже конечной точкой) для переливания независимо от клинического состояния пациента. Конкретный уровень гемоглобина — это всего лишь лабораторное значение, склонное к погрешности при измерении [81]. Однако совершен- но ясно, что нет универсального уровня содержания гемоглобина или гематокритного триггера в диапазоне 60–100 г/л, однозначно указывающего на необходимость гемотрансфузии. Кроме того, при одном и том же уровне гемоглобина у некоторых пациентов по совокупности клинико-лабораторных параметров и течения основного заболевания можно констатировать различную тяжесть общего состояния или органной дисфункции. Не каждому пациенту необходимо переливание крови на уровне гемоглобина 70 г/ л, в то время как некоторым пациентам может потребоваться переливание крови и при более высоких уровнях гемоглобина [82].

В литературе можно найти публикации, где озвучиваются опасения, что острая доставка железа, либо в растворимой форме, либо в структуре эритроцита, предрасполагает пациентов к новым инфекциям, преобразует «доброкачественную» бактериальную колонизацию в вирулентную инфекцию или усиливает вирулентность уже существующих инфекций. Особенно это касается переливания эритроцитов длительного периода хранения. Названия публикаций говорят сами за себя: Youssef L.A., Spitalnik S.L. Iron: a double-edged sword — «Железо — обоюдоострый меч» [83]. Необходимо учитывать не только уровень гемоглобина, но и симптомы тканевой гипоксии (стенокардия, когнитивная дисфункция, диагностированная с помощью нейропсихологических тестов), отмечают Weiskopf R.B. et al. [84]. Vallet B., Robin E., Lebuffe G. обращают внимание на увеличение уровня лактата в крови [85] и снижение сатурации в смешанной венозной крови (ScvO2  < 70 %) или электро кардиографические изменения (подъем интервала ST на электрокардиограмме), указывающие, по мнению Vincent J.L., на миокардиальную ишемию [86].

В экспериментальной работе Hod E.A. et al. [87] по- казали, что переливание эритроцитов после хранения (более 5 суток) оказывает вредное воздействие, которое опосредуется железом и воспалением [87]. Между тем вполне вероятно, что данный факт характерен не только для экспериментальных животных, но и для пациентов в критическом состоянии. Дело в том, что, во-первых, у мышей и людей существует связь между уровнем внутриклеточного железа в макрофагах и уровнем цитокинов, выделяемых в ответ на различные воспалительные стимулы [87, 88]. Например, при гемохроматозе макрофаги снижают уровень внутриклеточного железа, что приводит к снижению продукции цитокинов, и наоборот, увеличение внутриклеточного железа способно усугубить синдром системного воспалительного ответа, что может привести к пагубным последствиям [89]. Во-вторых, увеличение циркуляции железа увеличивает пролиферацию некоторых патогенов [90, 91].

Тем не менее с момента публикации многоцентрового рандомизированного контролируемого клинического исследования (TRICC) Hebert et al. в 1999 г. [92], где были представлены доказательства того, что концентрации гемоглобина в диапазоне 70–90 г/л относительно хорошо переносятся большинством пациентов ОРИТ, других исследований, опровергающих данные эти, нет. А возрастающие требования к рестриктивной, ограничительной тактике переливания крови, наоборот, присутствуют [93].

Кроме уровня гемоглобина, есть другие косвенные показатели оксигенации, такие как снижение венозной сатурации кислорода (ScvO2), что также должно рассматриваться в качестве триггера для переливания крови.

Это возвращает нас к вопросу о том, что мы лечим — число гемоглобина или болезнь у конкретного больного?

Препараты железа

Имеющиеся клинические рекомендации по внутривенной терапии железом у критических пациентов с анемией воспаления на данный момент подвергаются критическим замечаниям и широко обсуждаются, потенцируя новые исследования с целью определения эффективности препаратов.

Так, результаты исследования Litton Е. могут только указать путь будущих исследований, где звучит призыв взвесить все факторы за и против [94]. В этом небольшом, но двойном слепом рандомизированном клиническом исследовании у реанимационных пациентов без подтвержденного сепсиса введение внутривенного железа не уменьшило требования к количеству трансфузий, которое рассматривалось как основной исход. Тем не менее при выписке наблюдалось статистически значимое, хотя и скромное, но повышение уровня гемоглобина (107 г/л в группе, где вводились препараты железа, vs 100 г/л в группе, где использовалось плацебо), которое рассматривалось в качестве вторичного результата. Хотя уровень внутрибольничной инфекции был довольно высок в обеих группах (28,6 и 22,9 % в железе vs плацебо соответственно), разница по этому показателю не была статистически значимой [94].

В целом исследования по эффективности лечения препаратами железа у больных в критическом состоянии показали противоречивые результаты [95, 96]. Вызывает сомнение дозирование препаратов железа. В работе Brookhart M.A. et al. авторы наблюдали риск инфекции, связанный с внутривенным ежемесячным введением железа в дозе, превышающей 200 мг [75]. В результате возникает вопрос: если из принятого внутрь железа усваивается только максимум 5 мг, то может ли усвоиться 200 мг введенных внутривенно? Ведь это железо не включается в метаболизм — он  вообще исключает подобные объемы поступления. При физиологическом гемолизе трансферрин всей крови может связать одномоментно от 7 до 14,5 мг железа. Но время полураспада комплекса трансферрин–железо составляет 70–140 мин, что позволяет утилизировать 2,1–4,5 мг железа в час, а за сутки максимально — до 100 мг [12].

Недавний обзор Litton Е. et al. в гетерогенной группе критически больных пациентов, включивший в общей сложности 665 пациентов, из которых 368 получили железо различными путями и 297 не получили железа (плацебо), показал, что трудно повлиять на гепсидин [97]. Авторы одних исследований также не нашли достоверных доказательств того, что добавление железа (либо внутривенное, либо энтеральное) для лечения анемии у тяжелобольных пациентов снижает требования к переливанию крови или увеличивает концентрацию гемоглобина. Авторы же других публикаций отмечают, что в настоящее время полученные данные не поддерживают какую-либо конкретную стратегию планового введения железа для лечения пациентов с анемией в критическом состоянии [97–100].

Эритропоэтин

Эффективность эритропоэтина при анемии воспаления сегодня также часто обсуждается, однако единой позиции не сформировалось. Как следует из рис. 3, длительная гипоферремия ограничивает доступность железа для синтеза гемоглобина и эритропоэза из-за активной регуляции гепсидином всего метаболизма желе- за при наличии воспаления [40, 56, 59]. При взвешивании за и против многими специалистами делается вывод об отсутствии убедительных доказательств в поддержку концепций общего применения эритропоэтина у пациентов с системным воспалением [101].

Например, в исследовании van Iperen et al. введение высокой дозы эритропоэтина (300 МЕ/кг) через день в течение 9 дней вызвало только увеличение ретикулоцитов, в то время как концентрация гемоглобина оставалась неизменной [102], и не оказало существенного влияния на общую смертность, продолжительность пребывания в стационаре [103]. Авторы полагают, что эритропоэтин действует медленно, вызывая увеличение ретикулоцитов в крови через 3–4 дня. Дозы эритропоэтина, используемые для пациентов с сепсисом, очень высоки (40 000 МЕ 3 раза в неделю) и заметно удорожают терапию [104]. Только при крайне высокой концентрации эритропоэтина (от 36 000 до 160 000 МЕ) он может преодолеть тормозящее действие гепсидина, провоспалительных цитокинов и оказать стимулирующие влияние на пролиферацию эритроцитарных предшественников у больных в критическом состоянии [105].

Перспективы в лечении анемии воспаления

В плане потенциальных перспектив коррекции анемии воспаления хотелось бы обратить внимание на три субстанции.

Лактоферрин

Оказалось, что вполне вероятен и клинически удобен не вариант введения препаратов железа или трансфузий крови, а путь с учетом природного механизма метаболизма железа в организме. Наверное, излишне приводить пример, кто болеет чаще — дети на искусственном вскармливании или на грудном. Конечно, болеют меньше на грудном вскармливании, т. к. в грудном молоке мало железа, но много лактоферрина, а в коровьем — наоборот, железа много, а лактоферрина мало. Поэтому интерес к лактоферрину с целью его использования при воспалении сегодня высок, но не для лечения анемии, а для противостояния инфекции [106]. На основании результатов предварительных клинических наблюдений авторы предполагают благотворное влияние добавки лактоферрина при некротическом энтероколите у новорожденных с весом при рождении ниже 1250 г [106]. Иммуномодулирующий характер этого белка проистекает из его уникальной способности «осмысливать» иммунный активационный статус организма и действовать соответственно ситуации [107, 108]. Это приводит к ослаблению патологического повреждения за счет иммунных функций лактоферрина.

Гаптоглобин

Гаптоглобин связывает  внеклеточный  гемоглобин с высоким сродством и поэтому может потенциально уменьшить наличие железа и его оксидативную деятельность [40]. Как показали недавние исследования Remy K.E., гаптоглобин связывает свободный гемоглобин, компартментирует его молекулу во внутрисосудистое пространство, быстро очищает из циркуляции и уменьшает количество внутрисосудистого железа, доступного для бактерий [109]. Сегодня гаптоглобин даже предложен как маркер сепсиса, утверждающий его наличие при низких концентрациях гаптоглобина в плазме пациентов [110].

По мнению Immenschuh S., противоокислительные протеины, такие как гаптоглобин и гемопексин, надежно связывают и нейтрализуют внеклеточный гемоглобин и свободный гем в плазме соответственно. Гемоксигеназа ферментативно деградирует внутриклеточный гем для получения железа, моноксида углерода и биливердина, который преобразуется в билирубин биливердиновой редуктазой. Гаптоглобин и гемопексин могут быть вариантом потенциальной гем-нейтрализующей терапии [111].

Хелатор железа DIBI

Антибиотикорезистентность некоторых возбудителей — сегодня достаточно актуальная тема и имеет тесную связь с генераций активных форм кислорода, которые являются важной частью воспалительного каскада при сепсисе за счет генерации радикалов. Это может быть подавлено или предотвращено с помощью хелаторов железа. В не- давнем исследовании Thorburn T. et al. было изучено влияние нового хелатора DIBI — в сочетании с антибиотиками или на фоне стандартного лечения перитонита при экспериментальном сепсисе [112]. Авторы наблюдали снижение адгезии лейкоцитов на 55 % после введения DIBI и снижение на 40 % — после лечения имипенемом по сравнению с нелечеными животными (p < 0,05). Дальнейшее снижение количества ядерных лейкоцитов в венулах наблюдалось после комбинированного лечения с DIBI и имипенемом (66 %). Снижение количества колоний бактерий с 2200 до 100 колоний отмечалось в комбинированной группе, где использовали DIBI и имипенем. Число бактерий в перитонеальной жидкости также было меньше в группе с имипенемом, и в группе комбинации DIBI, и при сравнении с нелечеными животными [112].

DIBI, железо-хелатный полимер, по данным Ang M.T.C. et al., оказался сильным ингибитором для S. aureus — независимо от их источника (человека, крупного рогатого скота или собак) и от их характеристик устойчивости к антибиотикам. У больных с инфекцией метициллин-устойчивого золотистого стафилококка (MRSA) была сходная чувствительность. DIBI также подавлял воспаление, связанное с S. aureus, при местном применении на раны кожи или при интраназальном введении. Наблюдалось зависимое от дозы DIBI снижение бактериальной популяции и выраженности воспаления, связанного с раневой инфекцией [113].

Заключение

Как следует из данных обзора, анемия как симптом и анемия воспаления не всегда имеют единую природу и являются спутниками недостаточного количества железа, требуя переливания эритроцитарной массы или введения препаратов железа для увеличения уровня гемоглобина. Анемия как симптом при критическом состоянии вследствие тяжелой травмы в первую очередь требует определения ее роли в генезе гипоксии. Это должно подтверждаться не уровнем гемоглобина (свидетелем кровопотери) как носителя кислорода, а конкретными критериями гипоксии: анализом газов крови с обязательным определением ScvO2 (< 70 %), оценки высоты зубца ST на ЭКГ и, конечно, уровня лактата крови (более 2 ммоль/л). При наличии таких показаний нужна коррекция газотранспортной функции за счет дополнительных носителей кислорода в лице эритроцитов, но только при низком уровне гемоглобина. При этом нужен анализ метаболизма железа с выявлением возможной причины его недостатка.

Анемия же при сепсисе обусловлена внутрисосудистым гемолизом, а имеющаяся гипоферремия не является показателем истощения запасов железа в организме, это скорее следствие природной компенсаторной защиты от возможной манифестации инфекции. Введение таким пациентам препаратов железа или донорской крови сопряжено с обеспечением доступа бактерий к железу. Оценить запасы железа в организме можно посредством определения концентрации ферритина, рецепторов трансферрина и его насыщения. В условиях сепсиса и продолжающегося гемолиза целесообразно использование хелаторов, если выявлен высокий уровень ферритина, низкая концентрация гаптоглобина и трансферрина, тем более в случаях панрезистентной бактериальной флоры. У пациентов в критическом состоянии с анемией воспаления может и не быть эритропоэтического ответа на введение железа, а чаще и не бывает, потому что есть природный барьер, защищающий от манифестации инфекции.

Пациенты в ОРИТ очень «неоднородны» и по-разному реагируют на одно и то же вмешательство. Как таковые решения о переливании крови или введении препаратов железа должны быть индивидуализированы с учетом конкретных факторов пациента, таких как возраст и сопутствующие патологии, физиологические переменные, адаптация к анемии, оценка параметров обмена железа, и только в последнюю очередь — значение гемоглобина. Любые потенциальные преимущества терапии препаратами железа должны быть сбалансированы с риском побочных эффектов.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Орлов Ю.П. — литературный поиск, подготовка обзора литературы; Говорова Н.В. — подготовка обзора литературы, редактирование обзора литературы; Ночная Ю.А. — литературный поиск, оформление в соответствии с правилами журнала; Руднов В.А. — подготовка концепции обзора литературы, редактирование обзора литературы.

ORCID авторов

Орлов Ю.П. — 0000-0002-6747-998X

Говорова Н.В. — 0000-0002-0495-902X

Ночная Ю.А. — 0000-0003-4204-4979Х

Руднов В.А. — 0000-0003-0830-786X


Литература
  1. Poggiali E., Migone De Amicis M., Motta I. Anemia of chronic disease: a unique defect of iron recycling for many different chronic diseases. Eur. J. Intern. Med. 2014; 25(1): 12–7. DOI: 10.1111/ggi.12371:10.1016/j.ejim
  2. Corwin H.L., Gettinger A., Pearl R.G., et al. The CRIT Study: Anemia and blood transfusion in the critically ill-current clinical practice in the United States. Crit. Care Med. 2004;32(1): 39–52. DOI: 10.1097/01.CCM.0000104112.34142.79
  3. Joosten E., Lioen P. Iron deficiency anemia and anemia of chronic disease in geriatric hospitalized patients: How frequent are comorbidities as an additional explanation for the anemia? Geriatr Gerontol Int. 2015; 15(8): 931–935. DOI: 10.1111/ggi.12371
  4. Cartwright G.E. The anemia of chronic disorders. Semin Hematol. 1966; 3: 351–375.
  5. Zhang D.L., Ghosh M.C., Rouault T.A. The physiological functions of iron regulatory proteins in iron homeostasis — an update. Front. Pharmacol. 2014; 5: 124. DOI: 10.3389/fphar.2014.00124
  6. Andrews N.C., Schmidt P.J. Iron homeostasis. Annu Rev. Physiol. 2007; 69: 69–85. DOI: 10.1146/annurev.physiol.69.031905.164337
  7. Pantopoulos K., Porwal S.K., Tartakoff A., Devireddy L. Mechanisms of mammalian iron homeostasis. Send to Biochemistry. 2012; 51(29): 5705–5724. DOI: 10.1021/bi300752r
  8. Schaer D.J, Buehler P.W., Alayash A.I, et al. Positive Iron Balance in Chronic Kidney Disease: How Much is Too Much and How to Tell? Send to Am. J. Nephrol. 2018; 47(2): 72–83. DOI: 10.1159/000486968
  9. Philpott C.C., Jadhav S. The ins and outs of iron: Escorting iron through the mammalian cytosol. Free Radic Biol. Med. 2018; S0891–5849(18)32167–1. DOI: 10.1016/j.freeradbiomed.2018.10.411
  10. Gozzelino R., Arosio P. Iron Homeostasis in Health and Disease. Int. J. Mol. Sci. 2016; 17(1): 130. DOI: 10.3390/ijms17010130
  11. Bullen J.J. The signifi cance of iron in infection. Rev. Infect. Dis. 1981; 3: 1127–1138.
  12. Зайчик А.Ш., Чурилов Л.П. Основы патохимии. Учебник для студентов медицинских вузов. СПб.: ЭЛБИ-СПб. 2001: 688.
  13. [Zajchik A.Sh., CHurilov L.P. Osnovy patohimii. Uchebnik dlya studentov medicinskih vuzov). SPb.: EHLBI-SPb. 2001: 688. (In Russ)]
  14. Abbaspour N., Hurrell R., Kelishadi R. Review on iron and its importance for human health. J. Res. Med. Sci. 2014; 19(2): 164–174. PMCID PMC3999603
  15. Belcher J.D., Beckman J.D., Balla G., Balla J., Vercellotti G. Heme degradation and vascular injury. DOI: 10.1089/ars.2009.2822
  16. Park C.H., Valore E.V., Waring A.J., Ganz T. Hepcidin, a urinary antimicrobial peptide synthesized in the liver. J. Biol. Chem. 2001; 276: 7806–7810. DOI: 10.1074/jbc.M008922200
  17. Krause A., Neitz S., Mägert H.J., et al. LEAP-1, a novel highly disulfide-bonded human peptide, exhibits antimicrobial activity. FEBS Lett. 2000; 480: 147–150. DOI.org/10.1016/S0014–5793(00)01920–7
  18. Finberg K.E. Unraveling mechanisms regulating systemic iron homeostasis. Hematology Am. Soc. Hematol. Educ. Program. 2011; 2011:532–537. DOI: 10.1182/asheducation-2011.1.532
  19. Martins A.C., Almeida J.I., Lima I.S., et al. Iron Metabolism and the Inflammatory Response. DOI: 10.1002/iub.1635
  20. Madua Anazoeze J., Ughasoro Maduka D. Anaemia of Chronic Disease: An In-Depth Review. DOI: 10.1159/000452104
  21. Kell D.B. Iron behaving badly: inappropriate iron chelation as a major contributor to the aetiology of vascular and other progressive inflammatory and degenerative diseases. BMC Med. Genomics. 2009; 2: 2. DOI: 10.1186/1755-8794-2-2
  22. Wardman P., Candeias L.P. Fenton chemistry: An introduction. Rad. Res. 1996; 145: 523–531.
  23. Kehrer J.P. The Haber-Weiss reaction and mechanisms of toxicity. Toxicology. 2000; 149: 43–50. PMID 10963860
  24. Nadadur S.S., Srirama K., Mudipalli A. Iron transport & homeostasis mechanisms: their role in health & disease. Indian J. Med. Res. 2008;128(4): 533–544. PMID 19 106445
  25. Kruzel M.L., Zimecki M., Actor J.K. Lactoferrin in a Context of Inflammation-Induced Pathology. Front Immunol. 2017; 8: 1438. DOI: 10.3389/fimmu.
  26. Dutra F.F., Bozza M.T. Heme on innate immunity and inflammation. Front Pharmacol. 2014; 5: 115. DOI: 10.3389/fphar.
  27. Belcher J.D., Chen C., Nguyen J., et al. Heme triggers TLR4 signaling leading to endothelial cell activation and vaso-occlusion in murine sickle cell disease. Blood. 2014: 123377–390. DOI: 10.1182/blood-2013-04-495887
  28. Gozzelino R., Jeney V., Soares M.P. Mechanisms of cell protection by heme oxygenase-1. Annu Rev. Pharmacol Toxicol. 2010; 50: 323–354. DOI: 10.1146/annurev.pharmtox.010909.105600
  29. Larsen R., Gozzelino R., Jeney V., et al. A central role for free heme in the pathogenesis of severe sepsis. Sci Transl. Med. 2010; 2(51): 51ra71. DOI: 10.1126/scitranslmed.3001118
  30. Иванов А.В., Долгих В.Т., Лукач В.Н., Орлов Ю.П. Критические состояния как логическая и закономерная цепь событий в нарушении метаболизма железа (обобщение экспериментальных исследований). Биомедицинская химия. 2013; 59(6): 700–709.
  31. [Ivanov A.V., Dolgih V.T., Lukach V.N., Orlov Yu.P. Kriticheskie sostoyaniya kak logicheskaya i zakonomernaya cepʼ sobytij v narushenii metabolizma zheleza (obobshchenie ehksperimentalʼnyh issledovanij). Biomedicinskaya himiya. 2013; 59(6): 700–709. (In Russ)]
  32. Vinchi F., Tolosano E. Therapeutic approaches to limit hemolysis-driven endothelial dysfunction: scavenging free heme to preserve vasculature homeostasis. Oxid Med. Cell. Longev. 2013; 2013: 396527. DOI: 10.1155/2013/396527
  33. Li S., Fujino M., Takahara T., Li X.K. Protective role of heme oxygenase-1 in fatty liver ischemia-reperfusion injury. Med. Mol. Morphol. 2018; Aug 31. DOI: 10.1007/s00795-018-0204-0
  34. Zhang F.H., Sun Y.H., Fan K.L., et al. Protective effects of heme oxygenase-1 against severe acute pancreatitis via inhibition of tumor necrosis factor-α and augmentation of interleukin-10. BMC Gastroenterol. 2017; 17(1): 100. DOI: 10.1186/s12876-017-0651-4
  35. Орлов Ю.П., Лукач В.Н., Долгих В.Т., Соболева Е.Л., Иванова А.М. Роль ионов железа в нарушении микроциркуляции и реологических свойств крови при ишемии/реперфузии в эксперименте. Вестник анестезиологии и реаниматологии. 2012; 9(3): 51–54.
  36. [Orlov Yu.P., Lukach V.N., Dolgih V.T., Soboleva E.L., Ivanova A.M. Rolʼ ionov zheleza v narushenii mikrocirkulyacii i reologicheskih svojstv krovi pri ishemii/reperfuzii v ehksperimente. Vestnik anesteziologii i reanimatologii. 2012; 9(3): 51–54. (In Russ)]
  37. Мчедлишвили Г.И. Гемореология в системе микроциркуляции: ее специфика и практическое значение. Тромбоз, гемостаз и реология. 2002; 4(12): 18–24.
  38. [Mchedlishvili G.I. Gemoreologiya v sisteme mikrocirkulyacii: ee specifika i prakticheskoe znachenie. Tromboz, gemostaz i reologiya. 2002; 4(12): 18–24. (In Russ)]
  39. Шидловский А.С., Салтанов А.И. Варианты механизмов изменения активности трансаминаз: клиническая интерпретация. Вестник интенсивной терапии, 2015, 1: 22–32.
  40. [Shidlovskij A.S., Saltanov A.I. Varianty mekhanizmov izmeneniya aktivnosti transaminaz: klinicheskaya interpretaciya. Vestnik intensivnoj terapii, 2015, 1: 22–32. (In Russ)]
  41. Effenberger-Neidnicht K., Hartmann M. Mechanisms of Hemolysis During Sepsis. Send to Inflammation. 2018; 41(5): 1569–1581. DOI: 10.1007/s10753-018-0810-y
  42. Brauckmann S., Effenberger-Neidnicht K., de Groot H., et al. Lipopolysaccharide-induced hemolysis: Evidence for direct membrane interactions. Sci Rep. 2016; 6: 35508. DOI: 10.1038/srep35508
  43. Gomes A.C., Moreira A.C., Mesquita G., Gomes M.S. Modulation of Iron Metabolism in Response to Infection: Twists for All Tastes. Send to Pharmaceuticals (Basel). 2018; 11(3): E84. DOI: 10.3390/ph21030084
  44. Butt A.T., Thomas M.S. Iron Acquisition Mechanisms and Their Role in the Virulence of Burkholderia Species. Front. Cell. Infect. Microbiol. 2017; 7: 460. DOI: 10.3389/fcimb.2017.00460
  45. Ganz T. Iron and infection. Int. J. Hematol. 2018; 107(1): 7–15. DOI: 10.1007/s12185-017-2366-2. Epub 2017 Nov 16
  46. Barber M.F., Elde N.C. Buried treasure: evolutionary perspectives on microbial iron piracy. Trends Genet. 2015; 31: 627–36. DOI: 10.1016/j.tig.2015.09.001
  47. Бухарин О.В., Усвяцов Б.Я., Щуплова Е.А. Антигемоглобиновая активность бактерий при взаимодействии с эритроцитами и ее роль в патогенезе анемии. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2011; 4: 25–29.
  48. [Buharin O.V., Usvyacov B.Ya., Shchuplova E.A. Antigemoglobinovaya aktivnostʼ bakterij pri vzaimodejstvii s ehritrocitami i ee rolʼ v patogeneze anemii. Zhurnal mikrobiologii, ehpidemiologii i immunobiologii. 2011; 4: 25–29. (In Russ)]
  49. Yamaguchi M., Terao Y., Mori-Yamaguchi Y., et al. Streptococcus pneumoniae invades erythrocytes and utilizes them to evade human innate immunity. PLoS One. 2013; 8(10): e77282. DOI: 10.1371/journal.pone.0077282
  50. Weiskopf R.B., Viele M.K., Feiner J., et al. Human cardiovascular and metabolic response to acute, severe isovolemic anemia. JAMA. 1998; 279(3): 217–221.
  51. Semenza G.L. Regulation of oxygen homeostasis by hypoxia-inducible factor 1. Physiology (Bethesda). 2009;24: 97–106. DOI: 10.1152/physiol.00045.2008
  52. Schönhofer B., Wenzel M., Geibel M., Köhler D. Blood transfusion and lung function in chronically anemic patients with severe chronic obstructive pulmonary disease. Crit. Care Med. 1998; 26: 1824–1828.
  53. Winslow R.M., Monge C.C., Brown E.G., et al. Effects of hemodilution on O2 transport in high-altitude polycythemia. J. Appl. Physiol. 1985; 59: 1495–1502.
  54. Cartwright G.E., Lauritsen M.A., Jones P.J., et al. The anemia of infection. I. Hypoferremia, hepercupremia, and alteration in porphyrin metabolism in patient. J. Clin Invest. 1946; 25: 65–80.
  55. Cartwright G.E., Lauritsen M.A., Humphreys S., et al. The anemia of infection. II. The experimental production of Hypoferremia and anemia in dogs. J. Clin. Invest. 1946; 25: 81–86.
  56. Besarab A., Frinak S., Yee J. An indistinct balance: The safety and efficacy of parenteral iron therapy. J. Am. Soc. Nephrol. 1999; 10: 2029–2043.
  57. Cieri E. Does iron cause bacterial infections in patients with end stage renal disease? ANNA J. 1999; 26: 591–596.
  58. Fishbane S. Review of issues relating to iron and infection. Am. J. Kidney Dis. 1999; 34(Suppl. 2): S47–S52.
  59. Hoen B. Iron and infection: Clinical experience. Am. J. Kidney Dis. 1999; 34(Suppl. 2): S30–S34.
  60. Patruta S.I., Hörl W.H. Iron and infection. Kidney Int. Suppl. 1999; 69: S125–S130.
  61. Holbein B.E. Iron-controlled infection with Neisseria meningitidis in mice. Infect Immun. 1980; 29: 886–891.
  62. Beaumier D.L., Caldwell M.A., Holbein B.E. Inflammation triggers hypoferremia and de novo synthesis of serum transferrin and ceruloplasmin in mice. Infect Immun. 1984; 46: 489–494.
  63. Bertini R., Bianchi M., Erroi A., et al. Dexamethasone modulation of in vivo effects of endotoxin, tumor necrosis factor, and interleukin-1 on liver cytochrome P-450, plasma fibrinogen, and serum iron. J. Leukoc. Biol. 1989; 46: 254–262.
  64. Schaible U.E., Collins H.L., Priem F., Kaufmann S.H. Correction of the iron overload defect in beta-2-microglobulin knockout mice by lactoferrin abolishes their increased susceptibility to tuberculosis. J. Exp. Med. 2002; 196: 1507–1513. PMCID PMC2194267
  65. Ganz T., Nemeth E. Iron sequestration and anemia of inflammation. Semin. Hematol. 2009; 46:387–393. DOI: 10.1053/j.seminhematol.2009.06.001
  66. Holbein B.E. Enhancement of Neisseria meningitidis infection in mice by addition of iron bound to transferrin. Infect Immun. 1981; 34: 120–125.
  67. Kemna E., Pickkers P., Nemeth E., van der Hoeven H., Swinkels D. Time-course analysis of hepcidin, serum iron, and plasma cytokine levels in humans injected with LPS. Blood. 2005; 106: 1864–1866. DOI: 10.1182/blood-2005-03-1159
  68. Fillet G., Cook J.D., Finch C.A. Storage iron kinetics. VII. A biologic model for reticuloendothelial iron transport. J. Clin. Invest. 1974; 53: 1527–1533.
  69. Noyes W.D., Bothwell T.H., Finch C.A. The role of the reticulo-endothelial cell in iron metabolism. Br. J. Haematol. 1960; 6: 43–55.
  70. Spitalnik S.L. Stored RBC Transfusions: Iron, Inflammation, Immunity, Infection 2013 Emily Cooley Lecture. Transfusion. 2014; 54(10): 2365–2371. DOI: 10.1111/trf.12848
  71. Freidank H.M., Billing H., Wiedmann-Al-Ahmad M. Influence of iron restriction on Chlamydia pneumoniae and C. trachomatis. Journal of medical microbiology. 2001; 50: 223–227. DOI: 10.1099/0022-1317-50-3-223
  72. Nairz M, et al. Genetic and Dietary Iron Overload Differentially Affect the Course of Salmonella Typhimurium Infection. Front. Cell. Infect. Microbiol. 2017; 7: 110. DOI: 10.3389/fcimb.2017.00110
  73. Prakash D. Anemia in the ICU: anemia of chronic disease versus anemia of acute illness. Crit. Care Clin. 2012; 28: 333–343. DOI: 10.1016/j.ccc.2012.04.012
  74. Pieracci F.M., Barie P.S. Diagnosis and management of iron-related anemias in critical illness. Crit. Care Med. 2006; 34: 1898–1905. DOI: 10.1097/01.CCM.0000220495.10510.C1
  75. Sihler K.C., Napolitano L.M. Anemia of inflammation in critically ill patients. J. Intensive Care Med. 2008; 23: 295–302. DOI: 10.1177/0885066608320836
  76. Piagnerelli M., Cotton F., Herpain A., et al. Time course of iron metabolism in critically ill patients. Acta Clin. Belg. 2013; 68(1): 22–27. DOI: 10.2143/ACB.68.1.2062715
  77. Nemeth E., Rivera S., Gabayan V., et al. IL-6 mediates hypoferremia of inflammation by inducing the synthesis of the iron regulatory hormone hepcidin. J. Clin. Invest. 2004; 113: 1271–1276. DOI: 10.1172/JCI20945
  78. Weiss G., Goodnough L.T. Anemia of chronic disease. N. Engl. J. Med. 2005; 352(10): 1011–1023. DOI: 10.1056/NEJMra041809
  79. Dinkla S., van Eijk L.T., Fuchs B., et al. Inflammation-associated changes in lipid composition and the organization of the erythrocyte membrane. BBA Clin. 2016; 5: 186–192. DOI: 10.1016/j.bbacli.2016.03.007
  80. Georgatzakou H.T., Antonelou M.H., Papassideri I.S., Kriebardis A.G. Red blood cell abnormalities and the pathogenesis of anemia in end-stage renal disease. Proteomics Clin. Appl. 2016; 10(8): 778–790. DOI: 10.1002/prca.201500127
  81. Brookhart M.A., Freburger J.K., Ellis A.R., et al. Infection Risk with Bolus versus Maintenance Iron Supplementation in Hemodialysis Patients. J. Am. Soc. Nephrol. 2013; 24(7): 1151–1158. DOI: 10.1681/ASN.2012121164
  82. Collins A.J., Ebben J., Ma J.Z., Xia H. Iron dosing patterns and mortality [Abstract] J. Am.Soc. Nephrol. 1998; 9: 250A.
  83. Кремлинг Х., Лутцайер В., Хайнтц Р. Гинекологическая урология и нефрология: пер. с нем. М.: Медицина, 1985.
  84. [Kremling H., Lutcajer V., Hajntc R. Ginekologicheskaya urologiya i nefrologiya: per. s nem. M.: Medicina, 1985. (In Russ)]
  85. Лыкова О.Ф., Захарова Е.В., Конышева Т.В., Хохлова З.А. Содержание лактоферрина в сыворотке крови и ликворе больных менингитом. Журнал микробиологии эпидемиологии и иммунобиологии. 2007; 2: 80–84.
  86. [Lykova O.F., Zaharova E.V., Konysheva T.V., Hohlova Z.A. Soderzhanie laktoferrina v syvorotke krovi i likvore bolʼnyh meningitom. Zhurnal mikrobiologii ehpidemiologii i immunobiologii. 2007; 2: 80–84. (In Russ)]
  87. Tacke F., Nuraldeen R., Koch A., et al. Iron Parameters Determine the Prognosis of Critically Ill Patients. Crit. Care Med. 2016; 44(6): 1049–1058. DOI: 10.1097/CCM.0000000000001607
  88. Lan P., Pan K.H., Wang S.J., et al. High Serum Iron level is Associated with Increased Mortality in Patients with Sepsis. Sci Rep. 2018; 8(1): 11072. DOI: 10.1038/s41598-018-29353-2
  89. Giraud B., Frasca D., Debaene B., et al. Comparison of haemoglobin measurement methods in the operating theatre. Br. J. Anaesth. 2013; 111: 946–54. DOI: 10.1093/bja/aet252
  90. Lelubre C., Vincent J.L. Red blood cell transfusion in the critically ill patient. Ann. Intensive Care. 2011; 1: 43. DOI: 10.1186/2110-5820-1-43
  91. Youssef L.A., Spitalnik S.L. Iron: a double-edged sword. Transfusion. 2017; 57(10): 2293–2297. DOI: 10.1111/trf.14296
  92. Weiskopf R.B., Kramer J.H., Viele M., et al. Acute severe isovolemic anemia impairs cognitive function and memory in humans. Anesthesiology. 2000; 92: 1646–1652.
  93. Vallet B., Robin E., Lebuffe G. Venous oxygen saturation as a physiologic transfusion trigger. Crit. Care. 2010; 14: 213. DOI: 10.1186/cc8854
  94. Yalavatti G.S., DeBacker D., Vincent J.L. Assessment of cardiac index in anemic patients. Chest. 2000; 118: 782–787.
  95. Hod E.A., Zhang N., Sokol S.A., et al. Transfusion of red blood cells after prolonged storage produces harmful effects that are mediated by iron and inflammation. Blood. 2010; 115(21): 4284–42892. DOI: 10.1182/blood-2009-10-245001
  96. Wang L., Johnson E.E., Shi H.N., et al. Attenuated inflammatory responses in hemochromatosis reveal a role for iron in the regulation of macrophage cytokine translation. J. Immunol. 2008; 181(4): 2723–2731. PMC 2561261
  97. Nixon A.M., Neely E., Simpson I.A., Connor J.R. The role of HFE genotype in macrophage phenotype. J. Neuroinflammation. 2018; 15(1): 30. DOI: 10.1186/s12974-018-1057-0.
  98. Gordeuk V.R., Ballou S., Lozanski G., Brittenham G.M. Decreased concentrations of tumor necrosis factor-alpha in supernatants of monocytes from homozygotes for hereditary hemochromatosis. Blood. 1992; 79(7): 1855–1860.
  99. von Bonsdorff L., Sahlstedt L., Ebeling F., et al. Apotransferrin administration prevents growth of Staphylococcus epidermidis in serum of stem cell transplant patients by binding of free iron. FEMS Immunol. Med. Microbiol. 2003; 37(1): 45–51. DOI: 10.1016/S0928–8244(03)00109–3
  100. Hebert P.C., Wells G., Blajchman M.A., et al. A multicenter, randomized, controlled clinical trial of transfusion requirements in critical care. N. Engl. J. Med. 1999; 340: 409–417.
  101. García-Roa M., Del Carmen Vicente-Ayuso M., Bobes A.M., et al. Review Red blood cell storage time and transfusion: current practice, concerns and future perspectives. Blood Transfus. 2017; 15(3): 222–231. DOI: 10.2450/2017.0345–16
  102. Litton E., Baker S., Erber W.N., et al. Intravenous iron or placebo for anaemia in intensive care: the IRONMAN multicentre randomized blinded trial: A randomized trial of IV iron in critical illness. Intensive Care Med. 2016; 42(11): 1715–1722. DOI: 10.1007/s00134-016-4465-6
  103. Garrido-Martín P., Nassar-Mansur M.I., de la Llana-Ducrós R., et al. The effect of intravenous and oral iron administration on perioperative anaemia and transfusion requirements in patients undergoing elective cardiac surgery: a randomized clinical trial. Interact Cardiovasc Thorac Surg. 2012; 15(6): 1013–1038; DOI: 10.1093/icvts/ivs344
  104. Pieracci F.M., Henderson P., Rodney J.R., et al. Randomized, double-blind, placebo-controlled trial of effects of enteral iron supplementation on anemia and risk of infection during surgical critical illness. Surg. Infect. (Larchmt). 2009; 10(1): 9–19. DOI: 10.1089/sur.2008.043
  105. Shah A., Roy N.B., McKechnie S., et al. Iron supplementation to treat anaemia in adult critical care patients: a systematic review and meta-analysis. Crit Care. 2016; 20: 306. DOI: 10.1186/s13054-016-1486-z
  106. Litton E., Xiao J., Ho K.M. Safety and efficacy on intravenous iron therapy in reducing requirement for allogeneic blood transfusion: a systematic review and meta-analysis of randomised clinical trials. BMJ. 2013; 347: f4822. DOI: 10.1136/bmj.f4822
  107. Pasricha S.R., Atkinson S.A., Armitage A.E., et al. Expression of the Iron Hormone Hepcidin Distinguishes Different Types of Anemia in African Children. Sci Transl. Med. 2014; 6: 235re3. DOI: 10.1126/scitranslmed.3008249
  108. Bregman D.B., Morris D., Koch T.A., et al. Hepcidin levels predict nonresponsiveness to oral iron therapy in patients with iron deficiency anaemia. Am. J. Hematol. 2013; 88: 97–101. DOI: 10.1002/ajh.23354
  109. Jelkmanna I., Jelkmannb W. Impact of Erythropoietin on Intensive Care Unit Patients. Transfus Med Hemother. 2013; 40(5): 310–318. DOI: 10.1159/000354128
  110. van Iperen C.E., Gaillard C.A., Kraaijenhagen R.J., et al. Response of erythropoiesis and iron metabolism to recombinant human erythropoietin in intensive care unit patients. Crit. Care Med. 2000; 28(8): 2773–2778.
  111. Vincent J.L., Spapen H.D., Creteur J., et al. Pharmacokinetics and pharmacodynamics of once-weekly subcutaneous epoetin alfa in critically ill patients: results of a randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Crit. Care Med. 2006;34(6): 1661–1667. DOI: 10.1097/01.CCM.0000217919.22155.85
  112. Georgopoulos D., Matamis D., Routsi C., et al. Recombinant human erythropoietin therapy in critically ill patients: a dose-response study. Crit Care. 2005; 9(5): R508–R515. DOI: 10.1186/cc3786
  113. Zarychanski R., Turgeon A.F., McIntyre L., Fergusson D.A. Erythropoietin-receptor agonists in critically ill patients: a meta-analysis of randomized controlled trials. CMAJ. 2007; 177(7): 725–734. DOI: 10.1503/cmaj.071055
  114. Pammi M., Suresh G. Enteral lactoferrin supplementation for prevention of sepsis and necrotizing enterocolitis in preterm infants. Cochrane Database Syst. Rev. 2017; 6: CD007137. DOI: 10.1002/14651858.CD007137.pub5
  115. Lauterbach R., Kamińska E., Michalski P., Lauterbach J.P. Lactoferrin — a glycoprotein of great therapeutic potentials. Dev. Period. Med. 2016; 20(2): 118–125.
  116. Kruzel M.L., Zimecki M., Actor J.K. Lactoferrin in a Context of Inflammation-Induced Pathology. Front. Immunol. 2017; 8: 1438. DOI: 10.3389/fimmu.2017.01438
  117. Remy K.E., Cortés-Puch I., Solomon S.B., et al. Haptoglobin improves shock, lung injury, and survival in canine pneumonia. JCI Insight. 2018; 3(18). DOI: 10.1172/jci.insight.123013
  118. Kelly B.J., Lautenbach E., Nachamkin I., et al. Combined biomarkers discriminate a low likelihood of bacterial infection among surgical intensive care unit patients with suspected sepsis. Diagn. Microbiol. Infect. Dis. 2016; 85(1): 109–115. DOI: 10.1016/j.diagmicrobio.2016.01.003
  119. Immenschuh S., Vijayan V., Janciauskiene S., Gueler F. Heme as a Target for Therapeutic Interventions. Front. Pharmacol. 2017; 8: 146. DOI: 10.3389/fphar.2017.00146
  120. Thorburn T., Aali M., Kostek L., et al. Anti-inflammatory effects of a novel iron chelator, DIBI, in experimental sepsis. Clin. Hemorheol. Microcirc. 2017; 67(3–4): 241–250. DOI: 10.3233/CH-179205
  121. Ang M.T.C., Gumbau-Brisa R., Allan D.S., et al. A 3-hydroxypyridin-4-one chelator iron-binding polymer with enhanced antimicrobial activity. Medchemcomm. 2018; 9(7): 1206–1212. DOI: 10.1039/c8md00192h

Aвтоматический анализатор гемоглобина и гематокрита Hemo Control-Продукция

Назначение прибора

Hemo Control - прибор для быстрого и точного определения концентрации гемоглобина в цельной крови.

Компактные размеры, простота в использовании и высокий уровень надежности – все это делает данный прибор востребованным как в стационарных, так и в передвижных мобильных лабораториях.

Прибор состоит из портативного фотометра и одноразовой кюветы, заполненной сухими реагентами.

Прибор достаточно удобен для применения в условиях оказания неотложной медицинской помощи: результаты исследования появляются через 15-60 с в зависимости от концентрации гемоглобина. Плавное закрывание микродержателя кювет предотвращает загрязнение оптического прибора, что сводит к минимуму его обслуживание и очистку. Система сохраняет в памяти до 4000 проведённых измерений, их дату, время и могут быть распечатаны на принтере.

Hemo Control может быть использован в полевых условиях благодаря встроенному аккумулятору.


Принцип измерения

Небольшое количество капиллярной, артериальной или венозной крови берется непосредственно в измерительную кювету, используя «эффект капилляра». После заполненная пробой кюветы начинается химическая реакция с изменением цвета. Кювета устанавливается в фотометр, где автоматически происходит измерение и результат выводится на дисплей.


Hemo Control


Технические данные

Технические данные автоматического анализатора Hemo Control:
Анализатор
Принцип измерения Фотометрический
Объем пробы 8 мкл
Тип пробы Венозная, артериальная или капилярная цельная кровь
Линейность 0-20 g/dL ± 0,3 g/dL; >20 g/dL ± 0,7 g/dL
Точность ≤ 2 %
Время измерения Меньше 25 сек.
Диапазон измерения 0 – 25,6 г/дЛ
Калибровка Использует NCCLS стандарт
Контроль качества Контрольные кюветы (включено), контрольный раствор 3 уровней: Hb Con-низкий, Hb Con-норма, Hb Con-высокий
Срок службы кюветы Одноразовая
Самонастройка Автоматически
Память До 4000 результатов включая дату, время и пол пациента
Интерфейс RS 232 C (Принтер), PC (EDP кабель)
Размеры (ДxШxВ) 160 x 160 x 68 мм
Вес Прибл. 700 г.
Электропитание
100-250 VAC, 50-60 Гц
Встроенная батарея (около. 100 часов при работе)
Рабочие условия
Окружающая температура +15 °C до +40 °C
Внутренняя температура 0 °C до +50 °C
Температура кюветы +15 °C до +30 °C
Влажность <90%, без конденсации
Дополнительные опции (не входит в комплект поставки)
Клинер Для очистки оптической системы, 5 штук в упаковке
Принтер Принтер с термопечатью DPU-414
Пластиковый кейс для переноски На заказ

Hemo Control 360°

Назад Пуск Стоп Вперед

Каталожные номера

Каталожные номера для анализатора Hemo Control:
Hemo Control
Hemo Control 3000-0031-6801
Наборы тестов
Гемоглобин микрокюветы 50 шт. 3000-3012-0765
Гемоглобин микрокюветы 50 шт. (индивидуально упакованные) 3000-3013-0278
Наборы контролей
Контрольная кювета 3000-6138
Контрольный раствор Hb con set2 (1x1 мл норма, 1x1 мл высокий) 3000-6128
Дополнительно
Очиститель 5 шт. (для очищения оптического модуля) 3000-6232
Транспортировочный пластиковый кейс 3005-8106-0165

Медиа

Презентация Hemo Control

HTML5 Video не поддерживается вашим браузером. Вы можете скачать видео здесь.
Или посмотреть его на Youtube здесь.

VisiGuide

VisiGuide графический он-лайн симулятор, демонстрирующий основные операции и функции прибора.

VisiGuide расположен на сайте Hemo_Control

Перейти к демонстрации

Разрешительные документы


Quo-TestПродукцияLactate Scout 4

Диагностика анемии (малокровия)

Состояние, при котором масса крови в организме снижается, или в крови уменьшается содержание гемоглобина и эритроцитов, называют анемией или малокровием. А ведь именно эритроциты и содержащийся в них гемоглобин транспортируют кислород к внутренним органам и тканям, обеспечивая их полноценную работу. Анемия развивается по разным причинам и сопутствует множеству заболеваний. Возможно появление этого заболевания и после хирургического вмешательства.

Железодефицитная анемия

Наиболее распространена железодефицитная анемия, которая проявляется у половины беременных женщин и у каждой пятой женщины детородного возраста. При дефиците железа уменьшается содержание гемоглобина в эритроцитах. Причина тому — употребление продуктов с малым содержанием железа, нарушение всасывания железа пищеварительной системой. Возможно проявление у младенцев, если у матери был дефицит железа.

Апластическая анемия

Апластическая анемия развивается при уменьшении образования в костном мозге эритроцитов. Этому типу заболевания подвержены люди, которые прошли противоопухолевую терапию, подверглись воздействию токсинов, а также перенесли вирусные инфекции.

Гемолитическая анемия

В случаях, когда эритроциты в организме разрушаются слишком быстро, речь идет о гемолитической анемии. Это заболевание может быть наследственным или развиваться при проникновении в организм человека всевозможных инфекций или являться следствием злоупотребления антибиотиками.

Анемия может сопутствовать онкологическим и иным, длительно протекающим хроническим заболеваниям (болезни эндокринной системы, почек, ВИЧ, туберкулез, сахарный диабет), когда уменьшается образование эритроцитов в крови. Заболевание может быть вызвано и другими причинами: это недостаток в организме фолиевой кислоты и витамина B12; чрезмерные кровопотери при обильных менструациях, язве желудка, кровоточащем геморрое, раке желудка или толстой кишки.

При совершенно разных причинах развития болезни симптомы ее совершенно одинаковы: повышенная утомляемость и слабость, головная боль, склонность к обморокам, одышка, учащенное сердцебиение, головокружение, бледность кожи, судороги в ногах. Обращение к врачу обязательно при первых же подозрениях на анемию, потому что она может быть первым сигналом более серьезных заболеваний.

Методы диагностики анемии

Общий анализ крови — это основной метод диагностики анемии. Но для установления точной клинической картины заболевания могут быть назначены исследования на ферритин, витамин B12, трансферрин, железо сывороточное и другие анализы. Важно знать, что проведение полных исследований на анемию, поможет максимально точно определить причины, вызвавшие это заболевание. Это позволит лечащему врачу составить оптимальный план лечения.

Где сдать анализы на диагностику анемии?

В медицинской лаборатории «Синэво» Вы можете пройти как полную диагностику на анемию, так и оценить эффективность ее лечения. См. пакет 11 «Диагностика анемий» и пакет 11.1 «Контроль анемий» на странице «Комплексные исследования».

Нормы по беременным « ГБУЗ СК «Краевой эндокринологический диспансер» г. СтавропольГБУЗ СК «Краевой эндокринологический диспансер» г. Ставрополь

Здравствуйте! Вы не могли бы сообщить норму содержания сахара в капиллярной крови через час после еды у беременных. Спасибо!

  • Ирина спросил 5 лет назад
  • отредактировано 5 лет назад

Здравтвуйте, Ирина! Все диагностические тесты для установления диагноза гестационный сахарный диабет проводятся из венозной крови. При проведении самоконтроля из капиллярной крови следует достигать целевых значений гликемии: натощак и перед основными приемами пищи до 5,1 ммоль/л, через 1 час после приема пищи до 7, 1 ммоль/л.

Здравствуйте, Елена! Я прошу прощения за назойливость, просто хотелось бы уточнить.
Беременность 30 недель. Набранный вес 8 кг.
Глюкоза натощак из вены (а сдавала я ее не менее 5-ти раз) всегда меньше 5.0 (в последний раз 4.3).
При нагрузке 75 мг глюкозы через час показатель 10,23, через 2 часа 8,2.
Гликозилированный гемоглобин 5,1.
При самоконтроле без соблюдения диеты натощак никогда не выше 4,7, через час не выше 6,3.
И у меня все равно гестационный сахарный диабет из-за того, что через час глюкоза с нагрузкой была 10,23? Может быть стоит сдать этот тест повторно?

  • Ирина отвечено 5 лет назад
  • отредактировано 5 лет назад

Здравствуйте, Ирина!По существу заданных вопросов отвечаю следующее.
Гестационный сахарный дибет устанавливется на основании исследования гл.венозной плазмы натощак – показатель выше равно 5.1 ммоль/л,
либо при проведении ГТТ с 75, о гр глюкозы в период 24-28 недель.
Если в процессе проведения ГТТ один из показателей превышает целевое значение,в Вашем случае через 1 час – 10,23 ( норма менее или равно 10,0 ммоль/л).Повторение теста в период 30 недель и более не показано.
Показатели глюкозы крови при проведении самоконтроля удовлетворяют целевым значениям.
Гликированный гемоглобин – норма.
За время беременности женщина набирает в норме в среднем до 12 кг.Рекомендуемый набор веса в 3 триместре: для женщин с норм.массой тела-0,3-0.35 кг/неделю, с недостаточной массой- до 0,5 кг/нед, с избыточной- 0,2 кг в неделю. Оценивать свой вес необходимо каждую неделю, можно в домашних условиях.
Кроме того, врач гинеколог оценивает данные УЗИ плода – наличии многоводия, макросомии плода, врожденных пороков.
Надеюсь, у Вас все в норме.
Таким образом, я рекомендую Вам все таки соблюдать здоровое сбалансированное питание, в котором есть и белки и жиры и углеводы , и нет ничего лишнего. Самоконроль продолжайте.

Показано 3 результата

Из чего состоит кровь?

Кровь состоит на 60 % из плазмы. Это желтовато-белая жидкость, которая в свою очередь состоит в основном из воды, а также различных белков, солей, микроэлементов и витамин‎ов. Около 40 % кровь состоит из клеток [клетка‎], которые называют кровяными тельцами или кровяными клетками. Существует три вида клеток крови, которые находятся в ней в разном количестве и выполняют разные задачи:

  • красные кровяные тельца (эритроциты)
  • белые кровяные тельца (лейкоциты)
  • кровяные пластинки (тромбоциты)

Эритроциты (красные кровяные тельца)


Больше всего в крови человека находится эритроцит‎ов, которые также называют красными кровяными тельцами или красными клетками крови. Они составляют 99 % из всех клеток крови. В одном микролитре крови (то есть в одной милионной части литра) находится от 4 до 6 миллионов эритроцитов.

Самая важная задача эритроцитов – переносить по кровеносным сосудам жизненно необходимый кислород (который поступает в лёгкие) к органам и тканям тела. Эту задачу они выполняют с помощью красного пигмента крови – гемоглобина.

Если количества эритроцитов в крови не достаточно, или если в эритроцитах мало гемоглобина и поэтому они не могут полностью выполнять свою работу, то речь идёт об анемии, или о малокровии. У „малокровных“ людей часто очень бледная кожа. Так как их организм не получает достаточное количество кислорода, то у них также появляются такие симптомы как утомляемость, слабость, одышка, снижение работоспособности, головная боль или боли в спине.

Главным в оценке работы эритроцитов является в первую очередь не их количество в крови, а их объём, так называемый гематокрит‎ (сокращение в анализах Ht), и уровень гемоглобина (сокращение в анализах Hb). Для детей страше грудного возраста нормальным считается уровень гемоглобина в пределах от 10 до 16 г/дл, норма гематокрита – в пределах между 30 и 49 % (детали см. в таблице) [KUL2002‎].

Если эти показатели значительно ниже нормы и одновременно у ребёнка появляются симптомы анемии [анемия‎], например, из-за лейкоза, или после химиотерапии [химиотерапия‎], то может потребоваться переливание (трансфузия) эритроцитарного концентрата (эритроцитарной массы, сокращённо „эрмасса“), чтобы стабилизировать состояние ребёнка.

Возраст ребёнка

Гемоглобин(Hb) уровень в г/дл

Гематокрит (Hk) показатель в %

1 год

10.1 - 13.0

30 - 38

2 – 6 лет

11.0 - 13.8

32 - 40

6 – 12 лет

11.1 - 14.7

32 - 43

12 – 18 лет женщины

12.1 - 15.1

35 - 44

12 – 18 лет мужчины

12.1 - 16.6

35 - 49

Лейкоциты (белые клетки крови)


Белые кровяные тельца или белые клетки крови, которые также называют лейкоцит‎ами, составляют вместе с тромбоцитами у здоровых людей лишь 1 % всех клеток крови. Нормальным считается уровень от 5.000 до 8.000 лейкоцитов в микролитре крови.

Лейкоциты отвечают за имунную защиту организма. Они распознают „чужаков“, например, бактерии‎, вирус‎ы или грибы, и обезвреживают их. Если есть инфекция‎, количество лейкоцитов может сильно вырасти за короткое время. Благодаря этому организм быстро начинает бороться с возбудителями болезни.

Лейкоциты делят на разные группы в зависимости от их внешнего вида, от места, в котором они выросли, и от того, как именно они работают. Самую большую группу (от 60 до 70 %) составляют так называемые гранулоцит‎ы; от 20 до 30 % - лимфоцит‎ы и от 2 до 6 % - моноцит‎ы („клетки-пожиратели“).

Эти три вида клеток по-разному борются с возбудителями болезней, одновременно дополняя работу друг друга. Только благодаря тому, что они работают согласованно, организм обеспечивается оптимальной защитой от инфекций. Если количество белых клеток крови снижается, или они не могут работать нормально, например, при лейкозе, то защита организма от „чужаков“ (бактерий, вирусов, грибов) больше не может быть эффективной. Тогда организм начинает подхватывать разные инфекции.

Общее количество лейкоцитов измеряется в анализе крови [анализ крови‎]. Характеристики различных типов белых кровяных клеток и их процентуальное соотношение могут исследоваться в так называемом дифференциальном анализе крови (лейкоцитарная формула‎).

Гранулоциты


Гранулоциты отвечают прежде всего за защиту организма от бактерий [бактерии‎]. Также они защищают от вирус‎ов, грибов и паразитов (например, глистов). А называются они так потому, что в их клеточой жидкости есть зёрнышки (гранулы). В том месте, где появляется инфекция‎, они моментально накапливаются в большом количестве и становятся „первым эшелоном“, который отражает атаку возбудителей болезни.

Гранулоциты являются так называемыми фагоцитами. Они захватывают проникшего в организм противника и перевариваюи его (фагоцитоз). Таким же образом они очищают организм от мёртвых клеток. Кроме того, гранулоциты отвечают за работу с аллергическими и воспалительными реакциями, и с образованием гноя.

Уровень гранулоцитов в крови имеет в лечении онкологических болезней очень важное значение. Если во время лечения их количество становится меньше, чем 500 - 1.000 в 1 микролитре крови, то, как правило, очень сильно возрастает опасность инфекционных заражений даже от таких возбудителей, которые обычно вообще не опасны для здорового человека.

Лимфоциты


Лимфоциты – это белые клетки крови, 70 % которых находится в тканях лимфатической системы. К таким тканям относятся, например, лимфатические узлы‎, селезёнка, глоточные миндалины (гланды) и вилочковая железа‎.

Группы лимфоузлов находятся под челюстями, в подмышечных впадинах, на затылке, в области паха и в нижней части живота. Селезёнка – это орган, который находится слева в верхней части живота под рёбрами; вилочковая железа – небольшой орган за грудиной. Кроме того, лимфоциты находятся в лимфе. Лимфа – это бесцветная водянистая жидкость в лимфатических сосудах. Она, как и кровь, охватывает своей разветвлённой весь организм

Лимфоциты играют главную защитную роль в иммунной системе, так как они способны целенаправленно распознавать и уничтожать возбудителей болезней. Например, они играют важную роль при вирус‎ной инфекции. Лимфоциты „организовывают“ работу гранулоцит‎ов, производя в организме так называемые антитела‎. Атитела – это маленькие белковые молекулы, которые прицепляются к возбудителям болезни и таким образом помечают их как „врагов“ для фагоцитов.

Лимфоциты распознают и уничтожают клетки организма, поражённые вирусом, а также раковые клетки, и запоминают тех возбудителей болезни, с которыми они уже контактировали. Специалисты различают Т-лимфоцит‎ы и В-лимфоцит‎ы, которые отличаются по своим иммунологическим характеристикам, а также выделяют некоторые другие, более редкие подгруппы лимфоцитов.

Моноциты


Моноциты – это клетки крови, которые уходят в ткани и там начинают работать как „крупные фагоциты“ (макрофаги), поглощая возбудителей болезней, инородные тела и умершие клетки, и зачищая от них организм. Кроме того часть поглощённых и переваренных организмов они презентируют на своей поверхности и таким образом активируют лимфоциты на иммунную защиту.

Тромбоциты (кровяные пластинки)


Кровяные пластинки, которые также называют тромбоцит‎ы, отвечают главным образом за остановку кровотечений. Если происходит повреждение стенок кровеносных сосудов, то они в самое кратчайшее время закупоривают повреждённое место и таким образом кровотечение останавливается.

Слишком низкий уровень тромбоцитов (встречается, например, у больных лейкоз‎ом) проявляется в носовых кровотечениях или кровоточивости дёсен, а также в мелких кровоизлияниях на коже. Даже после самого незначительного ушиба могут появляться синяки, а также кровоизлияния во внутренних органах.

Количество тромбоцитов в крови также может падать из-за химиотерапии. Благодаря переливанию (трансфузия‎) кровяных пластинок (тромбоконцентрата), как правило, удаётся поддерживать приемлемый уровень тромбоцитов.

Насколько низко слишком низко? Сердечные риски при анемии

Crit Care. 2004; 8 (Дополнение 2): S11 – S14.

1 и 2

Самир М. Фахри

1 Начальник службы травматологии и реанимации, заместитель председателя по исследованиям и образованию, отделение хирургии, больница Инова Фэйрфакс, Фоллс-Черч, Вирджиния, США

Паола Фата

2 Сотрудник по травмам, отделение хирургии, больница Инова Фэйрфакс, Фоллс-Черч, Вирджиния, США

1 Начальник службы травм и реанимации, заместитель председателя по исследованиям и образованию, отделение хирургии, Инова Фэйрфакс Госпиталь, Фоллс-Черч, Вирджиния, США

2 Сотрудник по травмам, отделение хирургии, больница Инова Фэйрфакс, Фолс-Черч, Вирджиния, США

Автор, отвечающий за переписку.
Приложение

Анемия в интенсивной терапии: этиология, лечение и профилактика

Лена Наполитано, Ховард Корвин и Митчелл Финк

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Несмотря на растущую доступность данных, подтверждающих более строгие методы переливания, риски и преимущества переливания крови тяжелобольным пациентам продолжают вызывать споры. Прошлые ретроспективные и наблюдательные исследования показали, что либеральные стратегии переливания были более эффективными у пациентов, у которых уровень гематокрита упал ниже 30%.Растущее количество литературы предполагает, что произвольный запуск переливания («правило 10/30») не рекомендуется. Недавнее рандомизированное контролируемое исследование предоставило убедительные доказательства того, что аналогичные, а в некоторых случаях и лучшие результаты получаются при сохранении ограничительной стратегии переливания крови. Влияние этого накопления доказательств на клиническую практику очевидно в больших отчетах, которые показывают, что средний триггер переливания крови у критически больных пациентов был уровнем гемоглобина в диапазоне 8-8,5 г / дл.Основываясь на имеющихся данных, переливание крови тяжелобольным пациентам без активной ишемической болезни сердца, как правило, следует приостанавливать до тех пор, пока уровень гемоглобина не упадет до 7 г / дл. Переливания следует проводить по клиническим показаниям пациентам с острой продолжающейся кровопотерей и тем, у кого есть объективные признаки и симптомы анемии, несмотря на поддержание эуволемии. Уровень гемоглобина, при котором наблюдается серьезная заболеваемость или смертность у тяжелобольных пациентов с активной ишемической болезнью сердца, является предметом постоянных дискуссий, но вполне вероятно, что установленный триггер переливания не обеспечит оптимального профиля риск-польза в этой популяции.

Ключевые слова: анемия, кровь, сердечное заболевание, тяжелобольные, гемоглобин, триггер переливания крови

Введение

В течение многих лет многие врачи твердо верили, что гемоглобин 10 г / дл и гематокрит 30% представляют желаемые цели в пациенты с анемией, особенно пациенты, перенесшие хирургические вмешательства, и пациенты с сердечными заболеваниями. Несмотря на недостаток объективных данных, подтверждающих это утверждение, так называемое «правило 10/30» сохранялось до недавнего времени [1].Большинство авторитетных источников связывают это предубеждение с отчетом Адамса и Ланди от 1942 года [2], в котором они рекомендовали гемоглобин 10 г / дл и гематокрит 30% в периоперационных условиях на основе своего клинического опыта. Недавние исследования [3-7] предоставили убедительные доказательства против правила 10/30 у пациентов в критическом состоянии, а также в периоперационном периоде. Несмотря на эти данные, многие клиницисты продолжают проводить переливание, используя гематокрит 30% в качестве «триггера переливания» [8]. Однако текущая практика и имеющиеся данные постепенно смещаются от переливания произвольного гемоглобина (10/30) к достижению уровня гемоглобина, необходимого для удовлетворения потребности тканей пациента в кислороде [9,10].

Оптимальный уровень гемоглобина более точно соответствует физиологическим измерениям [11]. У пациентов, которые не находятся в критическом состоянии, большинство исследований продемонстрировало, что значительно более низкий уровень гемоглобина (7 г / дл) может переноситься при сохранении нормоволемии. Опыт работы с пациентами Свидетелей Иеговы позволил оценить переносимость людьми тяжелой острой анемии и продемонстрировал возможность выживания в случае очень низкого гематокрита [12-18]. В обзоре 61 медицинского и хирургического отчета, опубликованного с 1970 по 1993 годы, Виле и Вейскопф [17] выявили 50 смертей, связанных с анемией, у Свидетелей Иеговы без переливания крови с концентрацией гемоглобина 8 г / дл или меньше или гематокритом 24% или меньше.Считалось, что из 50 смертей 23 произошли в основном из-за анемии. За исключением трех пациентов, умерших после кардиохирургии, все пациенты, смерть которых была связана с анемией, умерли с концентрацией гемоглобина 5 г / дл или ниже. Выжили 25 человек с гемоглобином 5 г / дл или меньше.

Недавно Weiskopf и соавторы [19] провели интервенционное исследование, чтобы определить, может ли острое, тяжелое изоволемическое снижение уровня гемоглобина до 5 г / дл у здоровых, отдыхающих людей привести к неадекватным компенсаторным механизмам сердца и, следовательно, нарушить доставку кислорода.Никаких доказательств недостаточной оксигенации, оцениваемой по отсутствию изменений в потреблении кислорода и концентрации лактата в плазме, не было отмечено у 11 предоперационных пациентов и 21 нехирургического добровольца с уровнем гемоглобина всего 5 г / дл.

Анемия у тяжелобольного пациента

Анемия в условиях критического состояния довольно распространена: 37–44% пациентов получали хотя бы одно переливание крови во время пребывания в отделении интенсивной терапии (ОИТ) [20,21]. В одном репрезентативном исследовании [8] 85% пациентов с длительностью пребывания в ОИТ более 1 недели получили по крайней мере одно переливание крови.Более чем в двух третях этих случаев переливание крови не сопровождалось острой кровопотерей. Опасения по поводу пагубных последствий анемии все чаще уравновешиваются повышением осведомленности о серьезных, хорошо задокументированных последствиях переливания эритроцитов (эритроцитов) [22].

В основном исследовании, опубликованном в 1999 г., Хеберт и соавторы [3] проспективно рандомизировали 838 тяжелобольных пациентов интенсивной терапии с гемоглобином ниже 9 г / дл на одну из двух стратегий переливания. Контрольная группа («либеральная стратегия») получала переливание упакованных эритроцитов, когда гемоглобин упал ниже 10 г / дл.Исследовательская группа («ограничительная стратегия») получала переливание упакованных эритроцитов, когда гемоглобин упал ниже 7 г / дл. Уровень госпитальной летальности был значительно ниже в группе ограничительной стратегии. Уровень 30-дневной смертности существенно не отличался между группами, но был значительно ниже при использовании ограничительной стратегии у менее больных (оценка Acute Physiology and Chronic Health Evaluation II ≤ 20) и пациентов моложе (возраст <55 лет). Не было различий в смертности между группами пациентов с клинически значимым заболеванием сердца.Ограничительная стратегия переливания эритроцитов, по крайней мере, столь же эффективна и, возможно, превосходит либеральную стратегию переливания у пациентов в критическом состоянии, за возможным исключением пациентов с острым инфарктом миокарда и нестабильной стенокардией.

Текущие данные свидетельствуют о том, что врачи пересматривают более консервативные методы переливания в свете этих и подобных данных. Винсент и соавторы [20] провели перекрестное исследование, предназначенное для оценки практики переливания крови в 146 европейских отделениях интенсивной терапии.Они сообщили, что предтрансфузионные концентрации гемоглобина (8,4 г / дл) в настоящее время ниже, чем указанные ранее [20,23]. Данные проспективного многоцентрового наблюдательного исследования [21] указывают на аналогичную тенденцию к более ограничительной практике переливания крови в США. Средний уровень гемоглобина перед переливанием крови составил 8,6 ± 1,7 г / дл [21]. Этот сдвиг в сторону ограничительной политики переливания крови может частично быть связан с работой, опубликованной Canadian Critical Care Trials Group.

Анемия у пациента с сердечно-сосудистыми заболеваниями

Концентрация гемоглобина, при которой возникает риск смерти или серьезного заболевания, была исследована Carson и его коллегами [24] с использованием ретроспективной когорты 1958 пациентов, перенесших операцию и отказавшихся от переливания крови.Первичной переменной результата была 30-дневная смертность. Сердечно-сосудистые заболевания определялись как наличие в анамнезе стенокардии, инфаркта миокарда, застойной сердечной недостаточности или заболевания периферических сосудов. У пациентов с предоперационным уровнем гемоглобина 12 г / дл или выше смертность составляла 1,3%, тогда как у пациентов с предоперационным уровнем гемоглобина менее 6 г / дл смертность составляла 33,3%. Авторы пришли к выводу, что низкий уровень гемоглобина до операции существенно увеличивает риск смерти и серьезных заболеваний [24].

Пороговое значение для переливания крови тяжелобольным или периоперационным пациентам с известным заболеванием коронарной артерии все еще обсуждается. Традиционно считается, что пациенты с анемией и ишемической болезнью сердца имеют высокий риск ишемии миокарда или инфаркта миокарда, поскольку они не могут увеличить экстракцию кислорода или коронарный артериальный кровоток. Ретроспективные исследования, проведенные на сегодняшний день в этой популяции, в том числе исследование Carson et al. [24], показывают, что у пациентов в критическом состоянии с сердечными заболеваниями смертность была выше, когда уровень гемоглобина упал с примерно 10 г / дл в периоперационном периоде до 6.0–6,9 г / дл. Фактически, скорректированные шансы смерти у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями увеличились в пять раз (с 2,3 до 12,3).

Имеется мало доказательств, подтверждающих использование переливания крови при остром инфаркте миокарда, за исключением ретроспективной работы, основанной на большой базе данных административных выписок, выполненной Wu и коллегами [25]. Игнорируя существенные ограничения дизайна и методов исследования, Ву и его коллеги сообщили, что пациенты с более низкими значениями гематокрита при поступлении имели более высокие показатели 30-дневной смертности.По крайней мере, одно рандомизированное контролируемое исследование показало, что снижение порога гемоглобина для переливания при аортокоронарном шунтировании до 8 г / дл в послеоперационном периоде не оказывает отрицательного влияния на исход [26]. Существует предположение, что пациенты с обходным сердечным кровотечением с более высоким уровнем гематокрита в послеоперационном периоде с большей вероятностью перенесут послеоперационный инфаркт миокарда [6]. В этих условиях обе исследуемые группы состояли из пациентов, у которых хирургические поражения были скорректированы, и поэтому они могли вести себя иначе, чем пациенты с фиксированным сердечным заболеванием.Имеются убедительные доказательства положительного эффекта β-блокады у пациентов с ишемической болезнью сердца или из группы риска в плане снижения смертности, а также частоты сердечно-сосудистых осложнений [27]. Однако из недавних исследований по изучению анемии при сердечных заболеваниях не удалось контролировать смешанные переменные, такие как β-блокада и частота сердечных сокращений.

Исследователи в исследовании «Требования к переливанию крови в критических состояниях» (TRICC) [28] провели анализ подгрупп основного исследования, чтобы включить пациентов, которые, как считалось, имели повышенный риск осложнений, связанных с анемией, из-за диагноза, связанного с коронарной артерией. болезнь.Эти исследователи проанализировали 357 пациентов и не обнаружили значительной разницы в 30-дневной смертности между ограничительной и либеральной стратегиями переливания крови. Другие показатели исходов, включая баллы мультиорганной дисфункции, интенсивную терапию и продолжительность пребывания в стационаре, были лучше в группе ограничительной стратегии. Кроме того, в группе либеральной стратегии переливания крови была более высокая частота отека легких, частого осложнения переливания крови (10,7% против 5,3%), чем в группе ограничительной [3].Интуитивно понятно, что переливание бессимптомного пациента с ишемической болезнью сердца и дисфункцией левого желудочка на самом деле может быть вредным, вызывая отек легких. В подгруппе с тяжелой ишемической болезнью сердца ( n = 257) абсолютная выживаемость была ниже в группе ограничительной стратегии, чем в группе либеральной стратегии, но это различие не было статистически значимым. Авторы пришли к выводу, что ограничительная стратегия переливания крови оказалась безопасной для большинства пациентов в критическом состоянии с сердечно-сосудистыми заболеваниями, за возможным исключением пациентов с острым инфарктом миокарда и нестабильной стенокардией.Поскольку этот вывод был сделан на основе анализа подгрупп, следует соблюдать осторожность при интерпретации этих результатов.

Пациент в критическом состоянии с активной ишемической болезнью сердца продолжает оставаться «серой зоной» в литературе. В этих обстоятельствах разумно рекомендовать индивидуальные решения о переливании крови, чтобы удовлетворить специфические потребности миокарда в кислороде, которые могут меняться в течение болезни [29]. Произвольное применение правила 10/30 может привести к нежелательным исходам, которых можно избежать, и как таковое больше не может служить триггером переливания крови ни у одной популяции пациентов.

Заключение

Анемия при критических состояниях является распространенным явлением. На основании имеющихся данных представляется целесообразным и безопасным приостановить переливание крови на основании уровня гемоглобина или гематокрита до тех пор, пока гемоглобин пациента не станет 7 г / дл или менее. Что касается пациентов с сердечным заболеванием, но без острого инфаркта миокарда или нестабильной стенокардии, данные исследования TRICC показывают, что этот подход безопасен и для этой группы при условии сохранения эуволемии. Однако по поводу этой группы пациентов все еще существуют разногласия, и необходимы дополнительные исследования, посвященные изучению триггеров переливания крови у пациентов с ишемической болезнью сердца.Учитывая хорошо задокументированные риски, связанные с переливанием крови [22], эти данные укрепляют мнение о том, что переливание крови следует тщательно продумывать и что решение о переливании эритроцитов не может быть оправдано правилом 10/30.

Конкурирующие интересы

Не задекларированы.

Сокращения

ОИТ = отделение интенсивной терапии; RBC = эритроцит.

Ссылки

  • McFarland JG. Периоперационные переливания крови: показания и варианты.Грудь. 1999; 115 (Дополнение): 113S – 121S. DOI: 10.1378 / Chess.115.suppl_2.113S. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Adams RC, Lundy JS. Анестезия при низком хирургическом риске. Некоторые предложения по снижению риска. Surg Gynecol Obstet. 1942; 74: 1011–1019. [Google Scholar]
  • Hebert PC, Wells G, Blajchman MA, Marshall J, Martin C, Pagliarello G, Tweeddale M, Schweitzer I, Yeisir E. Многоцентровое рандомизированное контролируемое клиническое исследование требований к переливанию крови в отделениях интенсивной терапии.Требования к переливанию крови у исследователей интенсивной терапии, Canadian Critical Care Trials Group. N Engl J Med. 1999; 340: 409–417. DOI: 10.1056 / NEJM199
3400601. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карсон Дж. Л., Дафф А., Берлин Дж. А., Лоуренс В. А., Позы Р. М., Хубер Е. К., О'Хара Д., Новек Х., Стром Б.Л. Периоперационное переливание крови и послеоперационная смертность. ДЖАМА. 1998. 279: 199–205. DOI: 10.1001 / jama.279.3.199. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wagoner JR III, Wass CT, Polis TZ, Faust RJ, Schroeder DR, Offord KP, Piepgras DG, Joyner MJ.Влияние изменения практики переливания крови на частоту периоперационного инсульта и инфаркта миокарда у пациентов, перенесших каротидную эндартерэктомию: ретроспективный анализ 1114 пациентов клиники Мэйо. Группа периоперационных результатов Мэйо. Mayo Clin Proc. 2001. 76: 376–383. [PubMed] [Google Scholar]
  • Spiess BD, Ley C, Body SC, Siegel LC, Stover EP, Maddi R, D'Ambra M, Jain U, Liu F, Herskowitz A, Mangano DT, Levin J. Значение гематокрита на Поступление в отделение интенсивной терапии влияет на частоту инфаркта миокарда с зубцом Q после аортокоронарного шунтирования.Учреждения Исследовательской группы многоцентрового исследования периоперационной ишемии (McSPI). J Thoac Cardiovasc Surg. 1998. 116: 460–467. [PubMed] [Google Scholar]
  • Карсон Дж. Л., Уиллетт Л. Р.. Требуется ли гемоглобин 10 г / дл для операции? Med Clin North Am. 1993. 77: 335–347. [PubMed] [Google Scholar]
  • Корвин Х.Л., Парсоннет К.С., Геттингер А. Переливание эритроцитов в отделении интенсивной терапии. Есть причина? Грудь. 1995; 108: 767–771. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сегал Л.Р., Зебала Л.П., Такаги И., Курран Р.Д., Вотапка ТВ, Каприни Дж.А.Оценка коэффициента экстракции кислорода как физиологического триггера трансфузии у пациентов с операциями по шунтированию коронарной артерии. Переливание. 2001; 41: 591–595. DOI: 10.1046 / j.1537-2995.2001.41050591.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Стелинг Л., Саймон Т.Л. Триггер переливания эритроцитов. Физиология и клинические исследования. Arch Pathol Lab Med. 1994. 118: 429–434. [PubMed] [Google Scholar]
  • Greenburg AG. Физиологическая основа для принятия решения о переливании эритроцитов. Am J Surg.1995; Дополнение 6A: 44S – 48S. DOI: 10.1016 / S0002-9610 (99) 80058-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майески Дж. Усовершенствования в области хирургической помощи Свидетелям Иеговы в области общей и сосудистой хирургии. Int Surg. 2000. 85: 257–265. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гребеник К.Р., Синклер М.Э., Вестаби С. Хирургия сердца с высоким риском у Свидетелей Иеговы. J Cardiovasc Surg. 1996; 37: 511–515. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кухни CS. Переливания переоценены? Хирургический исход Свидетелей Иеговы.Am J Med. 1993; 94: 117–119. DOI: 10.1016 / 0002-9343 (93) -K. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Victorino G, Wisner DH. Свидетели Иеговы: уникальные проблемы в популяции с уникальной травмой. J Am Coll Surg. 1997. 184: 458–468. [PubMed] [Google Scholar]
  • Отт Д.А., Кули Д.А. Сердечно-сосудистая хирургия у Свидетелей Иеговы. Отчет о 542 операциях без переливания крови. ДЖАМА. 1977; 238: 1256–1258. DOI: 10.1001 / jama.238.12.1256. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Viele MK, Weiskopf RB.Что мы можем узнать о необходимости переливания от пациентов, которые отказываются от крови? Опыт со Свидетелями Иеговы. Переливание. 1994; 34: 396–401. DOI: 10.1046 / j.1537-2995.1994.34594249050.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Спенс Р.К., Александр Дж.Б., ДелРосси А.Дж., Чернаану А.Д., Силли Дж. Младший, Пелло М.Дж., Атабек Ю., Камишион Р.К., Вертрис Р.А. Рекомендации по переливанию крови при сердечно-сосудистой хирургии: уроки, извлеченные из операций Свидетелей Иеговы. J Vasc Surg. 1992; 16: 825–829. DOI: 10.1067 / мва.1992.40968. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Weiskopf RB, Viele MK, Feiner J, Kelley S, Lieberman J, Noorani M, Leung JM, Fisher DM, Murray WR, Toy P, Moore MA. Сердечно-сосудистая и метаболическая реакция человека на острую тяжелую изоволемическую анемию. ДЖАМА. 1998. 279: 217–221. DOI: 10.1001 / jama.279.3.217. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Винсент Дж. Л., Барон Дж. Ф., Рейнхарт К., Гаттинони Л., Тийс Л., Уэбб А., Мейер-Хеллманн А., Ноллет Г., Перес-Бота Д. Анемия и переливание крови у тяжелобольных пациенты.ДЖАМА. 2002; 288: 1499–1507. DOI: 10.1001 / jama.288.12.1499. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Корвин Х.Л., Геттингер А., Перл Р.Г., Финк М.П., ​​Леви М.М., Абрахам Э., Макинтайр Н.Р., Шабот М., Ду М.С., Шапиро М.Дж. Исследование CRIT: Анемия и переливание крови у тяжелобольных: текущая клиническая практика в США. Crit Care Med. 2004. 32: 39–52. DOI: 10.1097 / 01.CCM.0000104112.34142.79. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фахри С.М., Резерфорд Э.Дж., Шелдон Г.Ф. В кн .: В учебнике хирургии: биологические основы современной хирургической практики.16. Таунсенд С. М. Младший, Бошамп Р. Д., Эверс Б. М., Маттокс К. Л., редактор. Филадельфия: W.B. Компания Сондерс; 2001. Гаматологические принципы в хирургии; С. 68–89. [Google Scholar]
  • Hebert PC, Wells G, Martin C, Tweeddale M, Marshall J, Blajchman M, Pagliarello G, Schweitzer I., Calder L. Канадский обзор практики переливания крови у тяжелобольных пациентов. Crit Care Med. 1998. 26: 482–487. DOI: 10.1097 / 00003246-199803000-00019. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карсон Дж. Л., Дафф Р. М., Берлин Дж. А., Спенс Р. К., Траут Р., Новек Х., Стром Б. Л..Влияние анемии и сердечно-сосудистых заболеваний на хирургическую смертность и заболеваемость. Ланцет. 1996; 348: 1055–1060. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (96) 04330-9. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Wu W-C, Rathore SS, Wang Y, Radford MJ, Krumholz HM. Переливание крови пациентам пожилого возраста с острым инфарктом миокарда. N Engl J Med. 2001; 345: 1230–1236. DOI: 10.1056 / NEJMoa010615. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Брейси А.В., Радованцевич Р., Риггс С.А., Хьюстон С., Козарт Х., Вон В.К., Радованцевич Б., Макаллистер Х.А. мл., Кули Д.А.Снижение порога гемоглобина для переливания при процедурах шунтирования коронарной артерии: влияние на исход пациента. Переливание. 1999; 39: 1070–1077. DOI: 10.1046 / j.1537-2995.1999.39101070.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mangano DT, Layug EL, Wallace A, Tateo I. Влияние атенолола на смертность и сердечно-сосудистые заболевания после некардиальных операций. N Engl J Med. 1996; 335: 1713–1720. DOI: 10.1056 / NEJM199612053352301. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hebert PC, Йетисир Э, Мартин С., Блайхман М.А., Уэллс Дж., Маршалл Дж., Твиддейл М., Пальярелло Дж., Швейцер И.Безопасен ли низкий порог переливания крови у тяжелобольных пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями? Crit Care Med. 2001; 29: 227–234. DOI: 10.1097 / 00003246-200102000-00001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уолш Т.С., Макклелланд БД. Когда следует переливать крови тяжелобольным и пациентам в периоперационном периоде с известной ишемической болезнью сердца? Br J Anaesth. 2003. 90: 719–722. DOI: 10.1093 / bja / aeg109. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уровень гемоглобина: Nursing2020 Critical Care

    Предпосылки

    Гемоглобин (Hb), основной компонент эритроцитов (красных кровяных телец [эритроцитов]), служит транспортным средством для переноса кислорода и углекислого газа.Он состоит из аминокислот, которые образуют один белок, называемый глобином, и соединения, называемого гемом, которое содержит атомы железа и красный пигмент порфирин. Это железный пигмент, который легко соединяется с кислородом и придает крови характерный красный цвет. Каждый грамм гемоглобина может нести 1,34 мл кислорода на 100 мл крови. Способность крови связывать кислород прямо пропорциональна концентрации Hb, а не количеству эритроцитов, потому что некоторые эритроциты содержат больше Hb, чем другие. Следовательно, определение гемоглобина важно при оценке анемии.

    Определение гемоглобина является частью полного подсчета клеток крови. Он используется для скрининга заболеваний, связанных с анемией, для определения степени тяжести анемии, для мониторинга реакции на лечение анемии и для оценки полицитемии. Hb также служит важным буфером во внеклеточной жидкости.

    Нормальные результаты

    • Женщины: от 12,0 до 16,0 г / дл или от 120 до 160 г / л
    • Мужчины: от 14,0 до 17,4 г / дл или от 140 до 174 г / л.

    Клиническое предупреждение

    Уровень гемоглобина менее 5,0 г / дл (50 г / л) может привести к сердечной недостаточности и смерти. Значение более 20 г / дл (200 г / л) может привести к закупорке капилляров в результате гемоконцентрации.

    Клинические последствия

    • Пониженные уровни Hb обнаруживаются при состояниях анемии (состояние, при котором наблюдается снижение Hb, гематокрита [HCT] или значений RBC). Hb должен быть оценен вместе с количеством эритроцитов и HCT.
      • дефицит железа, талассемия, пернициозная анемия, гемоглобинопатии
      • Заболевание печени, гипотиреоз
      • кровоизлияние (хроническое или острое)
      • гемолитическая анемия, вызванная:
        • переливание несовместимой крови
        • реакции на химические вещества или лекарства
        • реакции на возбудителей инфекций
        • реакции на физические воздействия (сильные ожоги, искусственные тепловые клапаны)
      • различные системные заболевания, в том числе:
        • Болезнь Ходжкина
        • лейкоз
        • лимфома
        • системная красная волчанка
        • карциноматоз
        • саркоидоз
        • Некроз коркового вещества почек
    • Повышенный уровень гемоглобина находится в:
      • истинная полицитемия
      • сердечная недостаточность
      • хроническая обструктивная болезнь легких
    • Изменение уровня гемоглобина:
      • возникает после переливаний, кровоизлияний, ожогов.(Hb и HCT высокие во время и сразу после кровотечения.)
      • Hb и HCT предоставляют ценную информацию в экстренных случаях, если они интерпретируются не изолированно, а в сочетании с другими соответствующими лабораторными данными.
      • Варианты
      • Hb могут вызывать колебания в измеренном Hb:
        • метгемоглобин
        • серповидноклеточный гемоглобин
        • гемоглобин плода
        • дезоксигемоглобин.

    Клинические последствия полицитемии

    Полицитемия - это термин, используемый для описания аномального увеличения количества эритроцитов. Хотя существует несколько тестов для прямого определения массы эритроцитов, эти тесты дороги и несколько громоздки. В целях скрининга мы полагаемся на HCT и Hb для косвенной оценки полицитемии. Полицитемии классифицируются следующим образом:

    • Относительная полицитемия: увеличение Hb, HCT или количества эритроцитов, вызванное уменьшением объема плазмы (обезвоживание, ложный эритроцитоз от стресса или курения)
    • Абсолютная или истинная полицитемия.
      • первичная (истинная полицитемия)
      • вторичный
        • соответствующий (соответствующий ответ костного мозга на физиологические условия)
          • - большая высота
          • - сердечно-легочное заболевание
          • - повышенное сродство к кислороду
        • неприемлемо (избыточное производство эритроцитов не требуется для доставки кислорода к тканям)
          • - опухоль или киста почек
          • - гепатома
          • - гемангиобластома мозжечка

    Клинические последствия анемии

    Анемии классифицируются следующим образом:

    • гипопролиферативные анемии (недостаточное производство эритроцитов)
      • Аплазия костного мозга
      • миелофтизическая анемия
      • Анемия с дискразиями крови
      • анемия хронического заболевания
      • Анемия с органной недостаточностью
    • Дефект созревания анемии
      • цитоплазматическая: гипохромная анемия
      • Ядерная: мегалобластная анемия
      • комбинированные: миелодиспластические синдромы
    • гиперпролиферативные анемии (снижение Hb или HCT, несмотря на повышенную продукцию эритроцитов)
      • геморрагический: острая кровопотеря
      • гемолитик: преждевременное ускоренное разрушение эритроцитов
        • иммунный гемолиз
        • Гемоглобинопатии
        • гемолиз токсический (физико-химический)
        • гемолиз травматический или микроангиопатический
        • гиперспленизм
        • энзимопатии
        • паразитарные инфекции
      • разжижающие анемии

    Советы по низкому количеству эритроцитов

    Анемия - это уменьшение количества красных кровяных телец (эритроцитов).Поскольку химиотерапия разрушает клетки, которые быстро растут, часто поражаются эритроциты. Пациенты, получающие комбинацию лучевой терапии и химиотерапии, подвержены большему риску анемии. Важной частью эритроцитов является гемоглобин - часть, которая переносит кислород по всему телу. Поэтому, когда у вас низкий гемоглобин, уровень кислорода снижается, и вашему организму приходится работать больше, чтобы компенсировать это. В конечном итоге ваше тело будет проявлять признаки сильной усталости.

    Нормальный уровень гемоглобина у женщин обычно находится в пределах 11.От 8 до 15,5 г / дл; для мужчин нормальный уровень составляет от 13,5 до 17,5 г / дл. Во время химиотерапии / лучевой терапии ваш уровень гемоглобина может упасть ниже этих нормальных уровней, поэтому ваш уровень гемоглобина будет периодически проверяться на протяжении всего курса лечения. Каждый раз, когда уровень гемоглобина падает ниже 12,0 г / дл, считается, что вы страдаете анемией.

    Признаки и симптомы анемии включают:

    • слабость или утомляемость
    • головокружение
    • головная боль
    • одышка или затрудненное дыхание
    • Боль или сердцебиение в груди
    • Раздражительность
    • ощущение тяжести в верхней части ног
    • звон в ушах
    • ощущение холода

    Что я могу сделать, чтобы предотвратить анемию?

    Поскольку красные кровяные тельца разрушаются как побочный эффект химиотерапии / лучевой терапии, вы не можете ничего конкретно сделать, чтобы предотвратить возникновение анемии.Анемия обычно вызывает у вас слабость и усталость; поэтому очень важно, чтобы при анемии вы старались не допускать сильной усталости своего тела. В противном случае вы можете заболеть. Конкретные действия, которые необходимо предпринять, включают:

    Отдыхайте как можно больше для экономии энергии.

    • Высыпайтесь.
    • Избегайте длительной или напряженной деятельности.
    • Шагайте сами. Отдыхайте во время занятий, от которых вы чувствуете усталость. Если необходимо, вздремните в течение дня.
    • Расставьте приоритеты в своей деятельности, чтобы у вас было достаточно энергии для важных дел или занятий, которые вам нравятся больше всего.
    • Попросите друзей и семью помочь вам приготовить еду или сделать работу по дому, когда вы устали.

    Будьте осторожны, чтобы не получить травму, если почувствуете головокружение.

    • Менять позу медленно, особенно при переходе из положения лежа в положение стоя.
    • Вставая с постели, посидите несколько минут на краю кровати, прежде чем встать.

    Соблюдайте сбалансированную диету.

    • Ешьте продукты с высоким содержанием железа, включая зеленые листовые овощи, печень и приготовленное красное мясо.
    • Пейте много жидкости.
    • Избегайте кофеина и обильных приемов пищи в конце дня, если у вас проблемы со сном по ночам.
    • Принимайте добавки железа только в том случае, если вам об этом сказал онколог или практикующая медсестра / фельдшер.

    Когда мне позвонить своему врачу?

    Немедленно позвоните своему врачу, если у вас есть одно или несколько из следующего:

    • головокружение
    • одышка или затрудненное дыхание
    • чрезмерная слабость или утомляемость
    • учащенное сердцебиение или боль в груди

    Как лечится анемия?

    В зависимости от причины и тяжести анемии существует несколько способов лечения анемии.Врач может посоветовать вам ежедневно принимать безрецептурные препараты железа или назначить переливание крови.

    Ваш врач может также заказать инъекции «фактора роста» (Аранесп или Прокрит). Эти вещества действуют, стимулируя выработку организмом эритропоэтина. Важный фактор роста, используемый у онкологических больных, стимулирует рост красных кровяных телец. Увеличивая выработку эритроцитов вашим организмом, этот фактор роста может снизить риск развития анемии, а также уменьшить количество переливаний крови, которые могут потребоваться во время лечения.

    Уровень гемоглобина в крови - обзор

    Лечение анемии, связанной с раком

    Уровни гемоглобина обычно снижаются в начале курса химиотерапевтического лечения; более чем у половины пациентов наблюдается падение более чем на 1 г / дл в течение первых 9 недель терапии. Лечение анемии, связанной со злокачественными новообразованиями, зависит от правильного определения основной этиологии. Как отмечалось ранее, железодефицитная анемия очень часто встречается у пациентов со злокачественными новообразованиями.Среди тех пациентов с онкологическими заболеваниями, у которых наблюдается абсолютный дефицит железа (насыщение трансферрина <20%, ферритин <30 нг / мл), есть доказательства того, что им может быть полезен короткий курс перорального или низких доз внутривенного железа. В этом случае добавление средств, стимулирующих эритропоэз (ЭСС), не требуется.

    Для многих пациентов переливание продуктов крови является эффективным терапевтическим вмешательством. Переливание эритроцитов обеспечивает быстрое облегчение симптомов, а также является источником железа; одна единица упакованных эритроцитов (эритроцитов) содержит примерно 200 мг железа.Логистические ограничения при переливании эритроцитов и заболевания, связанные с переливанием, стимулировали включение ESAs в качестве альтернативных средств для лечения анемии у онкологических больных. Использование ESA во время миелосупрессивного лечения увеличивает уровень гемоглобина и снижает потребность в переливании крови примерно на 50%; однако использование ESA связано с увеличением частоты сердечно-сосудистых и тромботических событий и может быть связано с более низкой общей выживаемостью и временем до прогрессирования рака. Эта взаимосвязь между использованием ESA и тромбозом может быть связана с целевой концентрацией гемоглобина, поскольку более высокие целевые показатели гемоглобина связаны с повышенной частотой тромботических событий у онкологических больных.

    Помимо тромботических явлений, был поднят ряд опасений по поводу использования ESA и потенциального ухудшения общей выживаемости или времени до прогрессирования заболевания. Данные относительно ESAs и прогрессирования заболевания противоречивы; некоторые исследования у пациентов с раком груди и пациентов с раком головы и шеи предполагали ухудшение выживаемости без прогрессирования заболевания или локальный контроль заболевания при использовании ESA. Механизм прогрессирования опухоли неизвестен, но может относиться к снижению химиочувствительности в условиях использования ESA или иметь отношение к васкулярности опухоли и снабжению кислородом.В одном исследовании были выделены стволовые клетки рака молочной железы, которые, как считается, способствуют прогрессированию и рецидиву опухоли, и выявлена ​​экспрессия рецептора ЭПО на клеточной поверхности этих химиорезистентных клеток. Более того, одновременное введение ЭСС во время химиотерапии имело химиозащитный эффект. Другие механизмы, которые могут лежать в основе ассоциации введения ЭПО с прогрессированием опухоли, включают увеличение массы эритроцитов и влияние на оксигенацию опухоли.

    Из-за опасений по поводу тромботических явлений, а также из-за возможности ухудшения общей выживаемости и времени до прогрессирования заболевания, использование ESA обычно ограничивается определенными показаниями у больных раком.В целом, переливание продуктов крови и, при наличии показаний, терапия препаратами железа остаются стандартом лечения анемии, связанной со злокачественными новообразованиями. Будущие исследования, посвященные безопасности ЭСС при более низких целевых уровнях гемоглобина, а также альтернативных препаратов терапии железом, могут предоставить жизнеспособные варианты лечения онкологических больных с анемией. В некоторых случаях ЭСС могут быть полезными вспомогательными средствами, особенно среди пациентов с умеренным или тяжелым хроническим заболеванием почек или в паллиативных условиях.В таких ситуациях следует исключить обратимые причины анемии до использования ESA и использовать минимальное количество EPO, чтобы избежать переливания эритроцитов.

    Когда следует переливать кровь пациенту с анемией?

    Клинический случай

    Мужчина 48 лет с циррозом и варикозным расширением вен пищевода поступил в отделение неотложной помощи с гематохезией и гематемезисом. По прибытии на пол у него снова приступ гематохезии и кровавой рвоты. Он выглядит бледным. Его пульс составляет 90 ударов в минуту, его артериальное давление составляет 100/60 мм рт.ст., а частота дыхания - 14 вдохов в минуту.Общий анализ крови показывает уровень гемоглобина 7,8 г / дл и гематокрит 23,5%. Следует ли ему сделать переливание крови?

    Введение

    Анемия - одно из наиболее частых состояний у госпитализированных пациентов. Анемия по-разному связана с заболеваемостью и смертностью в зависимости от хронического характера, этиологии и сопутствующих заболеваний. До 1980-х годов стандартной практикой было переливание крови всем пациентам до уровня гемоглобина более 10 г / дл и / или гематокрита более 30%.Однако, учитывая опасения по поводу потенциальных побочных эффектов и стоимости переливаний, безопасность и эффективность либеральных и ограничительных порогов для переливания стала предметом многих исследований.

    Риски при переливании эритроцитов (эритроцитов) включают передачу патогенов, передающихся с кровью, и, чаще, иммунологические реакции и другие неинфекционные осложнения. Современные методы скрининга на ВИЧ, гепатит В и гепатит С в развитых странах заметно снизили частоту заболеваний, связанных с переливанием крови, вызванных этими патогенами, так что в Соединенных Штатах риск заражения ВИЧ, гепатитом В или гепатитом, связанных с переливанием крови. Инфекции C чрезвычайно редки (почти 1 на миллион единиц или меньше). 1,2 Напротив, гораздо чаще встречаются неинфекционные осложнения, такие как лихорадочные реакции при переливании крови, перегрузка кровообращения, связанная с переливанием, и аллергические реакции. 1

    Руководящие принципы AABB (бывшая Американская ассоциация банков крови) от 2016 г. сосредоточены на доказательствах для гемодинамически стабильных и бессимптомных госпитализированных пациентов. Рекомендации основаны на рандомизированных контролируемых исследованиях, в которых в качестве первичной конечной точки измеряли смертность. Большинство исследований и руководств подтверждают, что если у пациента наблюдаются симптомы или гемодинамическая нестабильность из-за анемии или кровотечения, переливание эритроцитов целесообразно независимо от уровня гемоглобина.

    Обзор данных

    Критически больные пациенты

    Исследование «Требования к переливанию крови в критических состояниях» (TRICC), опубликованное в 1999 г., было первым крупным клиническим испытанием, посвященным изучению безопасности ограничительных пороговых значений трансфузий у пациентов в критическом состоянии. 3

    В исследовании TRICC было рандомизировано 838 эуволемических критически больных пациентов с анемией на ограничительную стратегию переливания (переливание для гемоглобина менее 7 г / дл) или либеральную стратегию (переливание для гемоглобина менее 10 г / дл).Тридцатидневная смертность существенно не различалась между двумя группами, хотя в заранее определенных подгруппах пациентов с менее острым заболеванием (оценка APACHE-II 20 или ниже) и более молодых пациентов (возраст менее 55 лет) смертность была значительно ниже при рестриктивном переливании крови. группа. Общая госпитальная летальность также была ниже в группе ограничительной стратегии.

    В последующем исследовании «Требования к переливанию крови при септическом шоке» (TRISS) участвовали пациенты с септическим шоком, и аналогично было обнаружено, что пациенты, которым назначена ограничительная стратегия (переливание гемоглобина менее 7 г / дл), имели результаты, аналогичные пациентам, которым назначена либеральная стратегия (переливание крови). для гемоглобина менее 9 г / дл).Пациенты из ограничительной группы получали меньше переливаний, но имели одинаковые показатели 90-дневной смертности, использования средств жизнеобеспечения и количества дней в живых и вне больницы. 4

    Эти крупные рандомизированные контролируемые испытания на пациентах в критическом состоянии послужили основой для последующих исследований на популяциях пациентов за пределами ОИТ.

    Острое кровотечение из верхних отделов ЖКТ

    Острое кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта (UGIB) является одним из наиболее частых показаний к переливанию эритроцитов.

    Одноцентровое исследование 2013 года рандомизировало пациентов с циррозом и без цирроза, которые предъявляли доказательства UGIB, такие как гематемезис, мелена или кровавый назогастральный аспират, на ограничительную или либеральную стратегию переливания крови с порогом переливания гемоглобина менее 7 г / дл и менее 9 г / дл соответственно. Все пациенты получили 1 единицу эритроцитов перед оценкой исходного уровня гемоглобина, и всем пациентам была проведена эндоскопия верхних отделов в течение 6 часов. Пациенты в группе ограничительной стратегии имели значительно более низкую смертность через 45 дней по сравнению с группой либеральной стратегии.Этот результат сохранился в подгруппе пациентов с циррозом класса A или B по Чайлдс-Пью, но не по классу C. 5

    Исследование TRIGGER, кластерное рандомизированное многоцентровое исследование, опубликованное в 2015 году, также не обнаружило разницы в клинических исходах. , включая смертность, между ограничительной стратегией и либеральной стратегией переливания крови пациентам с UGIB. 6

    Периоперационные пациенты

    Пороги переливания изучались в крупных рандомизированных исследованиях для периоперационных пациентов, перенесших кардиохирургические и ортопедические операции.

    Исследование «Требования к переливанию крови после кардиохирургии» (TRACS), опубликованное в 2010 году, рандомизировало пациентов, перенесших кардиохирургические операции в одном центре, в пользу либеральной стратегии переливания крови (для поддержания гематокрита 30% или выше) или ограничительной стратегии (гематокрит 24). % или больше). 7 Показатели смертности и тяжелой заболеваемости были не ниже в группе ограничительной стратегии. Средние концентрации гемоглобина составляли 10,5 г / дл в группе либеральной стратегии и 9,1 г / дл в группе рестриктивной стратегии.Независимо от стратегии переливания количество перелитых единиц эритроцитов было независимым фактором риска клинических осложнений и смерти через 30 дней.

    Впоследствии в исследование функциональных результатов у сердечно-сосудистых пациентов, перенесших хирургическое лечение перелома бедра (FOCUS), были включены пациенты в возрасте 50 лет и старше с сердечно-сосудистыми заболеваниями или факторами риска заболевания коронарной артерии, перенесшие операцию на бедре, рандомизированные для любой стратегии либерального переливания крови (целевой гемоглобин 10 г / дл или больше) или ограничительной стратегии (целевой гемоглобин 8 г / дл или больше). 8 Это исследование не обнаружило различий в результатах между двумя группами, включая смертность, неспособность ходить или госпитальные осложнения.

    Основываясь на этих двух испытаниях, а также других небольших рандомизированных контролируемых испытаниях и обсервационных исследованиях, рекомендации AABB рекомендуют ограничительный порог переливания эритроцитов 8 г / дл для пациентов, перенесших кардиохирургические или ортопедические операции. 1

    Гемоглобин | Лабораторные тесты онлайн

    Источники, использованные в текущем обзоре

    (7 октября 2018 г.) Maakaron, J.Анемия: основы практики, патофизиология, этиология. Ссылка на Medscape. Доступно на сайте https://emedicine.medscape.com/article/198475-overview#a1. По состоянию на июль 2019 г.

    Макферсон, Ричард А. и Пинкус, Мэтью Р. (© 2017). Клиническая диагностика и лечение Генри с помощью лабораторных методов. 23-е издание: Elsevier Inc., Сент-Луис, Миссури. Глава 32, 559-605.

    Источники, использованные в предыдущих обзорах

    Томас, Клейтон Л., редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера.Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание].

    Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (2001). Справочник Мосби по диагностике и лабораторным испытаниям, 5-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури.

    Ву, А. (2006). Клиническое руководство по лабораторным исследованиям Титца, четвертое издание. Сондерс Эльзевир, Сент-Луис, Миссури. Стр. 524-527.

    Генри "Клиническая диагностика и лечение с помощью лабораторных методов". 21-е изд. Макферсон Р., Пинкус М., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Saunders Elsevier: 2007, глава 31, стр. 458, 489-491.

    Kasper DL, Braunwald E, Fauci AS, Hauser SL, Longo DL, Jameson JL eds (2005). Принципы внутренней медицины Харрисона, 16-е издание, Макгроу Хилл, стр. 329-336.

    Пагана К., Пагана Т. Мосби. Руководство по диагностическим и лабораторным исследованиям. 3-е издание, Сент-Луис: Мосби Эльзевьер; 2006, С. 300-303.

    Харменнинг Д. Клиническая гематология и основы гемостаза, пятое издание, F.A. Davis Company, Пиладельфия, 2009 г., стр. 82-85, 771.

    (9 февраля 2010 г.) Дагдейл Д.Гемоглобин. Медицинская энциклопедия MedlinePlus. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003645.htm. По состоянию на январь 2012 г.

    (декабрь 2005 г.) Mayo Reference Services. Как интерпретировать и отслеживать отклонения от нормы общего числа клеток крови у взрослых. Vol. 30 № 12. PDF-файл доступен для загрузки по адресу http://www.mayomedicallaboratories.com/media/articles/communique/mc2831-1205.pdf. По состоянию на январь 2012 г.

    (1 марта 2011 г.) Национальный институт сердца, легких и крови.Что такое истинная полицитемия? Доступно в Интернете по адресу http://www.nhlbi.nih.gov/health/public/blood/index.htm. По состоянию на январь 2012 г.

    (1 августа 2010 г.) Национальный институт сердца, легких и крови. Анемия. Доступно в Интернете по адресу http://www.nhlbi.nih.gov/health/health-topics/topics/anemia/. По состоянию на январь 2012 г.

    (4 ноября 2011 г.) Мааркарон Дж. Анемия. Справочная статья Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/198475-overview. По состоянию на январь 2012 г.

    (26 мая 2011 г.) Кахсай Д.Неотложное лечение острой анемии. Справочная статья Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/780334-overview#a1. По состоянию на январь 2012 г.

    (26 августа 2011 г.) Harper J. Детская мегалобластная анемия. Статья eMedicine. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/959918-overview. По состоянию на январь 2012 г.

    (8 июня 2011 г.) Арц А. Анемия у пожилых людей. Статья eMedicine. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/1339998-overview.По состоянию на январь 2012 г.

    Riley R, et.al. Автоматическая гематологическая оценка. Медицинский колледж Вирджинии, Университет Содружества Вирджинии. Доступно в Интернете по адресу http://www.pathology.vcu.edu/education/PathLab/pages/matopath/pbs.html#Anchor-Automated-47857. По состоянию на январь 2012 г.

    Клиническая гематология Винтроба. 12-е изд. Грир Дж., Ферстер Дж., Роджерс Дж., Параскевас Ф., Глэдер Б., Арбер Д., Средство Р., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Lippincott Williams & Wilkins: 2009, стр. 4.

    Харменнинг Д., Клиническая гематология и основы гемостаза, пятое издание, F.A. Davis Company, Филадельфия, 2009 г., стр. 70, 771.

    Генри "Клиническая диагностика и лечение с помощью лабораторных методов". 22-е изд. Макферсон Р., Пинкус М., ред. Филадельфия, Пенсильвания: Saunders Elsevier: 2011, 510-512, 557-599.

    (Обновлено 12 февраля 2014 г.) Ян Б. Концентрация гемоглобина. Ссылка на Medscape. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/2085614-overview#a4. По состоянию на июнь 2015 г.

    Анемия и анализ крови на гемоглобин

    Методы определения гематокрита и гемоглобина

    Гемоглобин и гематокрит можно измерить различными методами.Популярность гематологических тестов по месту лечения (POC) продолжает расти; распространение во всем мире и быстрое развитие технологий привели к разработке нескольких устройств. Измерение гемоглобина является наиболее часто используемым параметром в гематологии POC. 8)

    Цианметгемоглобин (HiCN) - эталонный метод

    Метод цианметгемоглобина работает по принципу преобразования гемоглобина в цианметгемоглобин путем добавления цианида калия и феррицианида, поглощение которых измеряется при 540 нм в фотометре по сравнению со стандартным раствором. (9)

    На основе первых инициатив Драбкина и Остина по стандартизации этого метода в 1964 году был основан «Международный комитет по стандартизации в гематологии» (ICSH). ICSH было поручено разработать рекомендации по измерению гемоглобина, которые были опубликованы в 1967 году. CLSI (в то время NCCLS) преобразовал эти рекомендации в формальный стандарт под названием NCCLS h25-A3. И NCCLS, и ICSH используют один и тот же метод.

    Сегодня метод HiCN все еще рутинно используется в лабораториях в сельских странах, но, поскольку он требует много времени и зависит от цианидных (токсичных) агентов, он преимущественно используется в качестве эталонного метода для калибровки современных приборов для определения гемоглобина POC и лабораторных анализаторов.

    Для калибровки используется стандартизованный стабильный эталонный материал, который обеспечивает прослеживаемость результатов POC до международного эталонного метода.

    Азид-метгемоглобиновый метод Ванцетти

    Первое поколение портативных устройств для определения гемоглобина POC с одноразовыми кюветами для сухих реагентов работает на основе модификации метода Ванцетти с азидом метгемоглобина (EKF Hemo Control). Кровь втягивается в кювету под действием капилляров, а стенки красной крови разрушаются (гемолизируются) реагентом.Свободный гемоглобин окисляется до метгемоглобина, который затем превращается в азид метгемоглобин, стабильный окрашенный комплекс. Затем этот комплекс измеряют фотометрически при 570 нм и 880 нм для компенсации мутности. Измерение занимает от 15 до 60 секунд, в зависимости от концентрации гемоглобина. Все варианты гемоглобина преобразуются (кроме SulfHb), и стабильные результаты получаются в течение десяти минут после заполнения кюветы, что подтверждается повторными измерениями. Для этого метода (9) была описана высокая чувствительность и специфичность, и сегодня это наиболее распространенный и признанный метод определения гемоглобина в клинических условиях, а также в условиях сбора крови.

    Безреагентные методы

    Постоянным недостатком метода азида метгемоглобина является чувствительность реагента к влажности, особенно в сложных климатических условиях. Кюветы необходимо хранить в тщательно закрытой емкости с осушителем и извлекать непосредственно перед использованием. Срок годности после вскрытия канистры ограничен тремя месяцами. Устройства POC, использующие кюветы без реагентов, были разработаны для преодоления этих ограничений. Первым устройством, в котором использовались кюветы без реагентов, был HemoCue® 301, выпущенный в 2006 году.Он измеряет оптическую плотность цельной крови фотометрически при длине волны 506 нм и при 880 нм для компенсации мутности. При длине волны 506 нм два основных производных гемоглобина, оксигемоглобин (HbO2) и дезоксигемоглобин (Hb), имеют свою изобестическую точку, длину волны, при которой поглощение двух или более видов одинаково. В DiaSpect Hemoglobin T и DiaSpect TM используется немного другая технология. Белый светодиод кратковременно мигает, и световой луч проходит через образец к специально разработанному оптическому сенсорному элементу.Датчик определяет оптическую плотность образца крови в широком диапазоне длин волн, чтобы получить общую картину спектра оптической плотности. Запатентованная световая ловушка предотвращает попадание рассеянного света на датчик. Это важно для получения точных результатов при измерении негемолизированной крови. Дополнительными преимуществами помимо использования кювет без реагентов с длительным сроком хранения (до 2,5 лет) являются простота использования, быстрое время измерения всего около одной секунды и длительный срок службы встроенной перезаряжаемой батареи 40 дней в использовать.

    Неинвазивные методы

    Недавно стали коммерчески доступны неинвазивные методы с использованием спектроскопии в ближнем инфракрасном диапазоне для определения спектральной картины Hb в нижележащем кровеносном сосуде и измерения концентрации Hb.

    Другие неинвазивные устройства используют белый свет и фиксируют данные отраженного пропускания для измерения уровней гемоглобина в тканевых капиллярах или поглощения света с множеством длин волн для расчета концентрации гемоглобина. Для наложения датчика используется зажим для пальца или кольцо.

    Учитывая преимущество устаревания палочек для пальцев и возможность более частых измерений в клинических условиях, в литературе остается неясным, насколько точны современные неинвазивные мониторы гемоглобина. На практике было показано, что движение пациента, лак для ногтей, цвет кожи или окружающий свет влияют на измерение. 10

    Прочтите наше полное руководство по методам определения гемоглобина

    Другие методы определения гематокрита и гемоглобина

    Визуальные методы:

    Метод Сахли

    Ручной гемоглобинометр

    Сахли содержит компаратор, пробирку для гемоглобина, пипетку для гемоглобина и мешалку.

    Гемоглобин превращается в кислый гематин под действием HCL. Кислый раствор гематина дополнительно разбавляется до тех пор, пока его цвет не будет точно соответствовать цвету постоянного стандарта блока сравнения. Концентрация гемоглобина считывается непосредственно из калибровочной трубки. В развивающихся странах, таких как Индия, метод Сахли, изобретенный в 1902 году, до сих пор остается наиболее распространенным методом оценки гемоглобина. Метод простой и дешевый, но довольно неточный. Проявленный цвет нестабилен, и его необходимо считывать после 10 минут выдержки.Наблюдатели могут отличаться друг от друга, а использование ручного дозирования делает его подверженным ошибкам, а международный стандарт отсутствует. 9

    Цветовая шкала ВОЗ (HbCS)

    HbCS основан на сравнении цвета капли крови, абсорбированной на тест-полоске специальной хроматографической бумаги, со стандартными цветами на ламинированной карточке, отображаемыми с шагом 2 г / дл (20 г / л).

    Стоимость одного теста очень низкая, и кроме материалов для забора крови не требуется никакого технического оборудования.Однако визуальное сравнение подвержено изменчивости между наблюдателями, и в некоторых исследованиях была обнаружена низкая чувствительность. 9

    Сульфат меди (CuSO4)

    Метод сульфата меди в основном используется для обеспечения определенного уровня гемоглобина при сдаче крови. Он основан на зависимости плотности крови от гемоглобина. Капле крови позволяют упасть в раствор сульфата меди с удельным весом, эквивалентным плотности крови с отсеченным уровнем гемоглобина, т.е.грамм. 12,5 г / дл (125 г / л). Если капля крови опускается на дно за приемлемое время, донор считается подходящим. Если капля крови всплывает или слишком долго тонет, донор откладывается.

    Метод CuSO4 затруднен из-за отсутствия контроля качества, проблем с утилизацией биологически опасных растворов и ошибочных результатов у лиц с очень высокой концентрацией сывороточного белка. Кроме того, есть опасения, что метод CuSO4 может давать ложно высокие показатели отсрочки (т. Е. «Ложной неудачи») для доноров, особенно у женщин. 8 Во многих странах принято повторно тестировать доноров, которые не прошли тест на CuSO4, с помощью количественного измерения.

    Количественные методы:

    Гематологический анализатор / CBC

    Автоматические гематологические анализаторы могут обеспечивать высокую точность, обеспечивать высокую пропускную способность образцов и анализировать ряд различных типов красных и белых кровяных телец (трех-, пяти- или семичастный дифференциал), тромбоцитов, гемоглобина и гематокрита. уровни из того же образца крови.

    Но инвестиционные затраты на анализатор высоки, и он может не подходить за пределами лаборатории. Квалифицированный персонал лаборатории, регулярное обслуживание и стабильные климатические условия необходимы для работы с гематологическими анализаторами. В большинстве случаев образец необходимо отправить в лабораторию, что увеличивает время обработки результатов.

    Анализатор газов крови (BGA)

    Анализаторы газов крови используются для измерения комбинаций pH, газов крови (т.е. pCO2 и pO2), параметры электролитов и метаболитов из образцов цельной крови, в основном из артериальной крови.

    Они обычно используются в отделениях интенсивной терапии, операционных, родильных отделениях и отделениях неотложной помощи. Технические усовершенствования, такие как готовые к использованию кассеты датчиков и пакеты решений, сделали использование BGA намного более удобным, но техническое обслуживание по-прежнему требуется. Недавно стали доступны портативные устройства с одноразовыми картриджами, но стоимость одного теста высока по сравнению с измерителем гемоглобина POC - если Hb является основным интересом.Кроме того, некоторые картриджи требуют прохладного хранения и предварительного нагрева перед проведением теста.

    Центрифуга для микрогематокрита

    Центрифуги

    для определения микрогематокрита используются для определения гематокрита крови - отношения объема эритроцитов к объему цельной крови, выраженного в виде десятичной дроби, дроби или процента. Диагностика анемии или определение пригодности донора на основании гематокрита - обычная практика во многих странах. Капилляр крови вращается, и измеряются отдельные сегменты эритроцитов и плазмы.В некоторых случаях плазма из капилляра используется для дальнейшего анализа, например. для белков до сдачи плазмы.

    Коэффициент преобразования x 3 можно использовать для расчета приблизительного уровня гематокрита на основе измерения гемоглобина у здорового человека и наоборот.

    Вариабельность сообщаемых значений гемоглобина может быть вызвана рядом физиологических факторов и ошибками отбора проб. Очень важно установить стандартизированную процедуру измерения гемоглобина.

    Физиологические факторы

    Пол

    Для данного результата укола пальцем ожидаемое значение венозного гемоглобина у женщин на 0,5–0,8 г / дл ниже, чем у мужчин. 11

    Источник образца

    В капиллярной крови гемоглобин выше, чем в венозной, особенно у женщин и мужчин с тяжелым дефицитом железа (медиана +0.67 г / дл или +6,7 г / л

    для женщин с обедненным железом до -0,1 г / дл или -1 г / л для мужчин с низким содержанием железа). 11 Уровень гемоглобина в венозной крови немного выше, чем в артериальной.

    Место отбора проб

    В прошлом использовались образцы ушной палочки, но было показано, что она дает значения, которые выше, чем значения для венозной крови и пальца. Было показано, что взятие пробы из пальца более близко соответствует значениям венозного гемоглобина. 12

    Использование жгута

    Использование жгута более 30 секунд увеличивает уровень венозного гемоглобина. 11

    Положение корпуса

    Hb выше в образцах крови стоящих людей, чем в образцах крови сидящих или лежащих на спине людей. Например, увеличение до 9% после 15 минут стояния или уменьшение на 2.4–2,7% при переходе из положения стоя в положение сидя можно увидеть в значениях венозного гемоглобина. 11

    Суточный ход

    Hb обычно повышается утром и снижается в течение дня. 11

    Обезвоживание

    Потеря объема плазмы, например, из-за транспирации или недостаточного поглощения жидкости вызывает повышение значений гематокрита и гемоглобина.

    Высота

    Нормальная концентрация гемоглобина увеличивается на большой высоте (> 1500 м), чтобы компенсировать более низкую концентрацию кислорода в воздухе. Этот эффект становится более выраженным с увеличением высоты и должен корректироваться при интерпретации результатов измерения гемоглобина. 1

    При проведении сравнительного тестирования Hb для исследований или оценок образцы должны быть взяты в идентичных условиях.

    Метод отбора проб из капилляров

    Преаналитические ошибки могут влиять на точность и надежность измерений гемоглобина. Следование стандартизированной процедуре, а также обучение и практика оператора необходимы для получения правильных результатов, особенно при взятии проб из капилляров (палочки из пальца).

    Возможные источники ошибки:

    Выбор ланцета

    Ланцет должен делать достаточно глубокий прокол для обеспечения адекватного кровотока (1.Рекомендуется от 85 до 2,25 мм, в зависимости от толщины кожи).

    Выбор места прокола

    Следует использовать средний или безымянный палец, в идеале не доминирующей руки, поскольку они, как правило, менее мозолистые и менее чувствительны к боли по сравнению с указательным пальцем или большим пальцем. Также следует избегать большого пальца из-за его пульса (наличия артерий). В пятом пальце расстояние между поверхностью кожи и костью слишком мало.Прокол следует делать немного не по центру от центральной мясистой части кончика пальца - рядом с боковой стороной, но не на самой стороне пальца. Рука должна быть теплой и расслабленной. Пациент не должен носить кольцо на пальце, так как это может затруднить кровообращение.

    Очистка и дезинфекция

    После очистки и дезинфекции место прокола необходимо полностью высушить.Остатки спиртового раствора разжижают кровь и приводят к ложным заниженным показаниям.

    Прокол

    Оператор должен поддерживать палец за руку. Его можно нежно массировать до и после прокола, чтобы стимулировать кровообращение. Поддержание легкого давления в момент прокола помогает добиться хорошего проникновения.

    Капиллярный поток

    Первые 2-3 капли крови следует стереть чистой марлевой салфеткой.Следует избегать разжижения и свертывания крови, так как это приводит к неверным результатам. Хороший капиллярный кровоток обычно обнаруживается в течение 30-45 секунд после пункции. 3-ю или 4-ю каплю крови следует использовать для наполнения кюветы для измерения гемоглобина. Капля должна быть достаточно большой, чтобы полностью заполнить кювету. Неполное заполнение или пузырьки воздуха вызывают ложные результаты. Палец нельзя сильно сжимать или «доить» для увеличения размера капли, так как это разбавит образец интерстициальной жидкостью.

    .
    Гемоглобин 30 что может быть: причины, симптомы, признаки, последствия и лечения в «СМ-Клиника»

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *