Содержание

Эпилептический психоз и другие расстройства личности при эпилепсии

Эпилепсия – достаточно распространенное неврологическое заболевание, характеризующееся спонтанным возникновением очагов возбуждения в головном мозге, которые приводят к двигательным, чувствительным, вегетативным и психическим расстройствам.

Встречается у 0,5-1% людей и даже у некоторых млекопитающих. Таким образом, эпилепсия входит в сферу интересов как неврологии, так и психиатрии.

В данной статье будут рассмотрены нарушения психики, часто сопровождающие это заболевание, в том числе эпилептические психозы и другие расстройства.

Почему развиваются

Расстройства личности, связанные с эпилепсией, отличаются широким диапазоном проявления – от незначительных изменений характера и поведения до появления острых психозов, которые требуют обязательной госпитализации в психиатрический стационар.

Степень их проявления зависит от следующих факторов:

При эпилепсии так или иначе развивается органическое поражение головного мозга.

У таких больных слабая, быстроутомляемая и труднопереключаемая нервная система.

С одной стороны, нарушение нейрональных связей обуславливает ригидность мышления (застреваемость). С другой – возможность возникновения спонтанных очагов возбуждения в мозге может спровоцировать импульсивные реакции.

Как проявляются

Изменение мышления

Типичными нарушениями мышления при эпилепсии является следующее: мышление становится конкретным, тугоподвижным, обстоятельным, нарушается способность отделять главное от второстепенного. Слабая нервная система заставляет таких больных все время фиксироваться на деталях.

Пациенты понимают все буквально, им трудно оперировать абстрактными и логическими понятиями, переключиться с одной темы на другую. В психиатрии такое мышление иногда называют «лабиринтным».

Все это приводит к снижению обучаемости, памяти. Происходит обеднение словарного запаса вплоть до олигофазии (пониженной речевой активности). В конечном счете, все вышеперечисленные нарушения могут стать причиной развития эпилептического слабоумия.

Особенности эмоциональной сферы и поведения

Что собой представляет эпилептический тип личности? Поведение таких больных отличает полярность. Подчеркнутая ласковость, ханжество, чувствительность, ранимость в некоторых ситуациях могут переходить в злобу, гневливость, агрессивность.

В целом, больных характеризуют такие свойства личности как эгоцентризм, недоверчивость, злопамятность, мстительность, возбудимость.

Эпилептиков отличает способность застревать на эмоциональных переживаниях, особенно на негативных; свойствен особый педантизм в отношении быта, работы, чистоты.

Высокая потребность в порядке часто отрицательно сказывается на продуктивности работы.

Быстроменяющиеся условия в окружающей обстановке могут привести к перегрузке нервной системы у больных эпилепсией, что проявляется повышением раздражительности, напряжения.

Подобные явления могут носить взрывной характер и стать причиной импульсивных, агрессивных действий по отношению к окружающим. После такого рода «разрядки» больные вновь возвращаются к привычному, застревающему стилю поведения.

Также могут наблюдаться ипохондрические проявления – обеспокоенность своим здоровьем, мнительность.

Склочность и сутяжность мешают нормальной социальной адаптации, приводят к возникновению конфликтов с родными, коллегами, соседями и т.д.

Внешний вид

Заметить людей с эпилептическими изменениями характера несложно. Они выглядят медлительными, немногословными, жесты и мимика сдержанны и маловыразительны, отмечается холодный блеск в глазах.

Изменение личности при эпилепсии. Эпилептический характер:

Узнайте больше об эпилепсии:

Психические нарушения

Эпилептические психозы — это относительно редкие осложнения заболевания, встречающиеся у 3-5% больных и требующие обязательного психиатрического лечения. Бывают: острыми и хроническими.

Острые

  1. Сумеречное помрачение сознания сопровождается внезапным эмоциональным и двигательным возбуждением, сужением сознания, различными аффективными проявлениями (страх, злоба и т.д.), наплывом галлюцинаций и бредом, которые и определяют поведение таких больных и могут создать угрозу окружающим.
    У эпилептиков подобное состояние длится дольше всего – до нескольких суток, а после развивается полная амнезия.
  2. Онейроид – форма помрачения сознания с обилием слуховых и зрительных галлюцинаций фантастического характера и сценоподобного содержания. Перед больными предстают картины рая, ада, катастроф, чаще на религиозную тему. Они дезориентированы, испытывают сильное психоэмоциональное и двигательное возбуждение. По выходу из состояния возможны обрывочные воспоминания о пережитом.
  3. Острый параноид. Характеризуется бредом восприятия, изменчивым по фабуле и содержанию. Чаще всего возникает бред преследования и воздействия, что вызывает у таких больных чувство страха, опасности, тревоги.
  4. Острый аффективный психоз. Проявляются депрессивными и маниакальными расстройствами, отличающимися разнообразием психопатологических проявлений.

    В структуре таких психозов преобладают дисфории, тоскливо-злобные проявления, тревожные расстройства с ажитацией (возбуждением), бредовые идеи самоуничижения и наличия неизлечимой болезни; маниакальные состояния различной степени интенсивности.

Хронические

Возникает довольно редко, обычно спустя более 10 лет от начала заболевания:

  1. Паранойяльный психоз. Проявляется бредовыми идеями отравления, ущерба, заболевания. Такие больные склонны к сутяжничеству и тоскливо-злобному настроению.
  2. Галлюцинаторно-параноидный психоз. Ключевое место в структуре состояния занимают слуховые галлюцинации, комментирующего, а иногда и побуждающего характера.
  3. Парафренный психоз. Отличается наличием бреда величия, обычно религиозного содержания, а также нарушением речи.
  4. Кататонический психоз. Сопровождается различными по выраженности и формами двигательных нарушений: ступор, подчиняемость, стереотипные движения и бормотания, дурашливость, гримасничество.

Эпилептоидная акцентуация

Существует много мнений о том, являются ли характерные изменения личности прямым следствием эпилепсии или они формируются под влиянием других факторов.

Если развитие эпилептических психозов довольно редкое явление, то изменение характера в той или иной степени практически всегда наблюдается у больных с эпилепсией.

В психологии и характерологии активно применяют термин «эпилептоидная акцентуация» для описания подобных личностных особенностей у здоровых людей.

Этот термин был позаимствован из психиатрии, где схожие черты в поведении наблюдали у больных эпилепсией.

Этот факт еще раз доказывает, насколько эти изменения личности специфичны для эпилепсии.

Эпилепсия относительно распространена в структуре неврологических и психиатрических заболеваний у лиц разных возрастов, пола, социальных групп.

Поэтому важно помнить, что кроме неврологических симптомов у таких больных в разной мере формируются изменения характера, которые склонны к прогрессированию, видоизменению.

Они делают эпилептиков труднопредсказуемыми, а иногда даже опасными для окружающих.

Клинический психолог разъяснит всю клиническую картину эпилептичексих психозов:

nerv.guru

Эпилептический психоз - причины, симптомы, диагностика и лечение

Эпилептический психоз – психопатологический симптомокомплекс, развивающийся при осложненной форме классической эпилепсии. Возникает как результат прогрессирующих личностных изменений. Проявляется неадекватностью эмоций и поведения, повышенной возбудимостью, агрессивностью, формированием бреда, галлюцинаций. Специфические методы диагностики не разработаны, проводится обследование невролога с подтверждением эпилептиформной активности, беседа с психиатром, психодиагностика. Лечение предполагает коррекцию эмоционально-личностных отклонений методами психотерапии, медикаментозное купирование симптомов.

Общие сведения

Под словом «психоз» в общем смысле понимается психическое расстройство, основной характеристикой которого является несоответствие эмоциональных и поведенческих реакций актуальной ситуации. Эпилептический психоз развивается как следствие тяжелого течения эпилепсии, диагностируется у 2,5-5% больных. Распространенность данного осложнения выше среди пациентов позднего подросткового и раннего молодого возраста – с 15 до 22 лет. Риск повышается на отдаленных этапах заболевания, при наличии припадков парциального характера. В большинстве случаев возникают острые психотические состояния продолжительностью от нескольких дней до нескольких недель. Хроническое течение диагностируется редко.

Эпилептический психоз

Причины эпилептического психоза

У больных эпилепсией психоз рассматривается как осложненная симптоматика длительно текущего заболевания. Корреляция частоты данного расстройства с продолжительностью болезни была подтверждена рядом отечественных исследователей в 60-70-х годах прошлого столетия, поэтому данный фактор является основополагающим. К другим возможным причинам психоза относят:

  • Частые интенсивные припадки. Тяжелое течение эпилепсии провоцирует когнитивный дефицит и стойкие характерологические деформации. Психоз формируется как крайняя форма личностной дезадаптации.
  • Височная локализация очага. Для височной эпилепсии характерны эмоционально-личностные и интеллектуально-мнестические нарушения. Симптомы психоза чаще возникают при правостороннем расположении очага эпиактивности.
  • Устойчивость к противоэпилептической терапии. В 30% случаев эпилепсия оказывается резистентной к АЭП. Приступы не купируются либо купируются недостаточно эффективно, способствуют развитию осложнений.

Патогенез

Патогенетической основой эпилептического психоза являются нарушения в работе нейронов мозга, отвечающих за эмоции, мотивационный компонент поведения, сложные формы деятельности. Для острого психоза свойственна правосторонняя височная очаговая активность, а также первично-генерализованная эпилепсия (при помрачении сознания). Для хронической формы – височная эпилепсия с определенными изменениями ЭЭГ в противоположном полушарии мозга. При острой форме психотические симптомы проявляются внезапно в период спонтанной ремиссии либо на фоне приема противосудорожных лекарств. Как правило, они продолжаются несколько суток, в редких случаях растягиваются на недели, не зависят от припадков, состояний спутанного сознания. У небольшой части пациентов в периоде психоза происходит полная нормализация данных ЭЭГ.

Классификация

Распространены две классификации эпилептического психоза. Первая основана на характере течения и клинических проявлениях. Согласно ей, острая форма представлена психозом с помрачением сознания (онейроидными и сумеречными состояниями) и с сохранением ясности сознания (аффективными психозами, острыми параноидами). Хроническая включает галлюцинаторно-параноидные, парафренные, паранойяльные и кататонические психозы. Другая классификация опирается на время возникновения эпилептического психоза по отношению к эпиприступам:

  • Иктальный. Появляется во время эпилептического припадка. Пациент становится раздражительным, импульсивным, агрессивным. Речь громкая, прерывистая.
  • Постиктальный. Развивается через сутки после припадка. Характерный признак – мании.
  • Интериктальный. Проявляется в любой промежуток времени между приступами. Основные симптомы – аффективные расстройства, паранойя.
  • Альтернирующий.
    Разновидность интериктального психоза. Отличительная особенность – симптомы возникают при уменьшении судорожной активности.
  • Медикаментозный. Является побочным эффектом противоэпилептического лечения. Протекает хронически (шизофреноподобный).

Симптомы эпилептического психоза

При остром течении психоза с помраченным сознанием сумеречного характера существует его совпадение во времени с припадками. Сначала развиваются вегетативные симптомы («аура»), чувство страха, паники. После завершения приступа появляется агрессия, двигательные расстройства, эмоциональная напряженность. При эпилептическом онейроиде возникают слуховые и зрительные галлюцинации. Представление об окружающем мире искажается, больному «видятся» катастрофы, глобальные катаклизмы. Себя он считает человеком, наделенным уникальными способностями, «даром», позволяющим решить проблемы, спасти от гибели других людей. Эмоциональные реакции ярко выраженные, разнообразные, переменчивые. За короткое время сменяются гнев, ярость, восторг, экстаз, эйфория.

Острый психоз без помраченного сознания представлен параноидом – пациент насторожен, высказывает идеи об угрожающих действиях и мыслях окружающих. При аффективном психозе отмечаются депрессивные и тревожные расстройства. При хронической форме эпилептического психоза наблюдаются симптомы галлюцинаторного и бредового состояния. Для параноидного синдрома характерен бред с добрым либо агрессивным содержанием. В первом случае пациенты приписывают себе фантастические способности, высказывают идеи помощи, спасения, изменения судеб людей. При агрессивной направленности больные насторожены, считают, что их подстерегает опасность.

Галлюцинаторно-параноидный синдром проявляется слуховыми и зрительными галлюцинациями. Часто формируются идеи преследования, воздействия. При паранойяльном синдроме галлюцинации отсутствуют, но больные ведут себя отстраненно, подозрительно в отношении других. Нередко развивается ипохондрический бред – идея о наличии опасного неизлечимого заболевания. Для кататонических психозов свойственен субступор с негативизмом, мутизмом, стереотипным бормотанием. Иногда поведение становится дурашливым, сопровождается гримасничаньем, эхолалиями, ответами «невпопад».

Осложнения

Без адекватных лечебных и реабилитационных мероприятий эпилептический психоз приводит к социальной и бытовой дезадаптации. Пациенты неспособны посещать школу, ходить на работу, поддерживать внутрисемейные отношения, выполнять рутинные домашние дела. Постепенно нарастает потребность в уходе и постоянном наблюдении со стороны домочадцев. Частые психотические эпизоды утяжеляют патологические изменения характера, свойственные эпилептоидному типу. Больные становятся угрюмыми, злопамятными, усиливается импульсивность, конфликтность, эмоциональная взрывчатость.

Диагностика

Специфических методов диагностики эпилептических психозов не существует. Обследование пациента нацелено на установление наличия эпилепсии, выявление признаков психоза и исключение других его причин – алкогольной и наркотической интоксикации, опухолей и инфекций мозга, атрофических процессов в ЦНС. Обследование проводится врачом-психиатром и неврологом, включает:

  • Беседу. Опрос больного и родственников направлен на сбор точных анамнестических данных (наличие ЧМТ, пристрастие к алкоголю, употребление наркотиков), выяснение симптомов, их связи с эпилептическими приступами. В беседе с пациентом психиатр выявляет признаки галлюцинаторного, параноидного, бредового синдрома, оценивает полноту и адекватность контакта.
  • Осмотр. Невролог проводит обследование при первичном обращении больного. В ходе опроса и проведения проб отмечает наличие или отсутствие признаков дегенеративных процессов, очаговых поражений. Определяет необходимость инструментальной диагностики.
  • Инструментальные обследования. Основным методом обследования является ЭЭГ, позволяющая подтвердить эпилептиформную активность. Дополнительно может быть проведена МРТ и КТ головного мозга.
  • Психодиагностику. Психолог обнаруживает характерные для эпилепсии нарушения когнитивной сферы и личностные изменения. Определяется инертность, тугоподвижность психических процессов, ригидность мышления, снижение всех видов памяти, вязкость аффекта, характерологические признаки выраженного эпилептоидного типа.

Лечение эпилептического психоза

Терапия психоза проводится в комплексе с лечением основного заболевания – эпилепсии. Подбор препаратов осуществляется с особой тщательностью, поскольку при эпиактивности многие медикаментозные средства становятся потенциально опасными и могут усиливать психотические проявления. В зависимости от клинической картины врач назначает бензодиазепины, антидепрессанты и нейролептики, пересматривает терапию противоэпилептическими препаратами, исключая вероятность медикаментозной провокации психоза. После успешного купирования симптоматики показаны сеансы психотерапии, ориентированные на коррекцию закрепившихся непродуктивных поведенческих шаблонов и эмоциональных нарушений. Распространено применение когнитивно-бихевиоральных методов и групповых тренингов.

Прогноз и профилактика

Прогноз психоза определяется течением и успешностью лечения эпилепсии. При эффективности АЭП и редких припадках частота психозов также сокращается. Профилактика сводится к предупреждению факторов, провоцирующих припадки – эмоциональных переживаний, физиологических и психологических стрессов. Пациентам стоит отказаться от употребления алкоголя, тонизирующих напитков, курения, перегрева и переохлаждения, нахождения на высоте, воздействия яркого солнечного света и вспышек. В рационе рекомендуется увеличить процент растительных и молочных продуктов. В режиме дня следует выделить время для прогулок на свежем воздухе, чередовать труд и отдых.

www.krasotaimedicina.ru

Эпилептический психоз: причины, симптомы, диагностика, лечение


Эпилептический психоз – одно из относительно редких проявлений эпилепсии, встречается в 2-5 процентах случаев.

Если эпилепсия наблюдается в течение достаточно длительного времени, то вероятность развития психоза на ее фоне значительно увеличивается. Чаще всего нарушение психики у эпилептиков носит острый характер.

Первичная характеристика

Эпилептический психоз представляет собой осложненную симптоматику классической формы эпилепсии. Возникает при прогрессирующем изменении личности. Характерны длительные изменения сознания, которые могут выражаться различной степенью продуктивной симптоматики. Начинается все с незначительного нарушения внимания и заканчиваются грубым состоянием ступора.

Основу для появления психоза составляют эпилептические нарушения в работе нейронов, которые отвечают за эмоции, мотивацию, сложные формы поведения, что показывают исследования ЭЭГ.

В большинстве случаев психотические состояния наблюдаются у лиц позднего подросткового возраста или раннего молодого, когда имеет место длительный анамнез припадков парциального характера. Чаще всего такое состояние наблюдается у больных, у которых эпилепсия трудно поддается лечению.

Причины и механизм развития

К основным факторам, способным спровоцировать эпилептический психоз, относятся:

Возникновение расстройства психики происходит резко. При этом отмечаются такие состояния, как:

  • агрессивное поведение;
  • повышенная возбудимость;
  • галлюцинации;
  • бред.

Развитие патологии может сопровождаться как с типичными припадками, так и без них.

Острая и хроническая формы

По характеру течения различают острый и хронический эпилептический психоз.

В первом случае длительность варьируется от нескольких дней до недель. При этом нет зависимости от наличия припадков или присутствия спутанного сознания. Такие проявления в большинстве случаев отмечаются у пациентов, страдающих височной эпилепсией, когда наблюдается спонтанная ремиссия или ведется прием препаратов, оказывающих противосудорожное воздействие.

Острая форма психоза подразделяется на два типа: с помрачением сознания (состояния онейроидного или сумеречного характера) и без него.

При сумеречных состояниях не наблюдается прямая связь с припадками, по продолжительности они занимают до нескольких суток. Перед их возникновением у пациента отмечается вегетативное нарушение, страх которого не поддается контролю. Состояние после припадков наблюдается значительно чаще. Длится дольше и имеет сложную структуру. Характерными симптомами являются:

  • агрессия;
  • двигательные расстройства;
  • эмоциональная напряженность.

Эпилептический онейроид диагностируется редко. В период проявления такого состояния у человека отмечаются фантастические зрительные и слуховые галлюцинации. Окружающий его мир воспринимается несколько искаженно, представляются катаклизмы или катастрофы. В этот момент больной себя может считать каким-либо из персонажей или даже Богом. Такое состояние придает пациенту значимости, он считает, что может решить все проблемы.

Эпилептический психоз в этом случае может сопровождаться такими симптомами:

  • гнев;
  • восторг или злоба;
  • экстаз;
  • состояние эйфории.

Расстройства острой формы без помрачения сознания подразделяются на:

Хроническая форма сегодня еще недостаточно изучена и диагностируется реже, чем острая. Такой термин в большинстве случаев применяется к расстройствам, сопровождающимся симптомами бредового или галлюцинаторного состояния. Выделяют следующие синдромы:

  1. Параноидный – характерны бредовые идеи доброго или агрессивного направления. Пациент чувствует себя Богом и считает, что вправе менять судьбы остальных. С другой стороны, такому человеку кажется, что его везде подстерегают угрозы и опасность.
  2. Галлюцинаторно-параноидный. Такому состоянию присущи слуховые и зрительные галлюцинации. Окружающая действительность воспринимается искаженно. Проблема сопровождается манией преследования, самообвинением и бредовыми идеями.
  3. Синдром Кандинского. Сопровождается открытостью, бредовым расстройством и псевдогаллюцинациями.
  4. Паранойяльный. При его течении галлюцинации отсутствуют. Однако, пациент настороженно и подозрительно ведет себя по отношению к окружающим. Нередко таким больным кажется, что у них есть какое-либо заболевание, поэтому они требуют обследования и соответствующего лечения.

Разновидности нарушений психики на фоне припадков

В зависимости от времени появления эпилептического психоза по отношению к припадкам, принято выделять следующие его виды:

  1. Иктальный. Возникновение его приходится на момент судорожного приступа. У пациента отмечается раздражительность, агрессия, прерывистая речь. Ввиду того, что судорожная симптоматика отсутствует, такой психоз нередко путают с проявлением шизофрении.
  2. Постиктальный. Встречается чаще остальных. Начинается спустя сутки после того, как возникнут судорожные припадки. Длиться может как несколько дней, так и неделями. Сопутствующие признаки достаточно разнообразны. Характерным симптомом считаются различные мании – преследования, величия и другие. Кроме этого, человек становится раздражительным и агрессивным.
  3. Интериктальный. Его проявление отмечается в период между приступами. Для него характерны клинический полиморфизм, аффективные расстройства и параноидный синдром.
  4. Альтернирующий. Это разновидность предыдущего вида. Характерная особенность заключается в развитии психотической симптоматики в результате уменьшения судорожной активности.
  5. Медикаментозный. Может проявиться в качестве побочного эффекта на фоне проведения противоэпилептического лечения.
  6. Шизофреноподобный хронической формы. Встречается крайне редко.

Постановка диагноза и лечение

Дифференциальная диагностика представляет некоторые трудности, поскольку при морфологической основе эпилептический психоз может быть принят за органический. Основой диагностики является изучение эпилептиформной активности.

Терапия заключается в назначении таких групп препаратов:

Среди предъявляемых к лекарствам требований выделяют:

  • низкую токсичность;
  • хорошую переносимость;
  • положительный результат.

Перед тем как начинать лечение эпилептического психоза необходимо определить, не было ли развитие заболевания связано с приемом противоэпилептических средств. В этом случае, потребуется скорректировать дозировку или заменить лекарство, предположительно ставшее причиной развития патологического состояния.

Лучше всего, если препараты будут низкотоксичными. Наибольшей популярностью пользуется Леветирацетам. Он способствует снижению негативных воздействий на когнитивные функции.

Ведущее место в лечении занимают нейролептики и бензодиазепины. Одним из наиболее эффективных считается Галоперидол. Он отличается высокой эффективностью, что позволяет назначать небольшие дозы на начальном этапе терапии.

Хороший результат наблюдается и при приеме Рисперидона. Его действие направлено на корректировку дисфории – частый симптом, который сопровождает эпилептический психоз.

В случае наличия депрессивного синдрома назначают Пароксетин и Серлифт.

Для предупреждения появления расстройств психики на фоне эпилепсии могут применяться различные профилактические методы, в зависимости от того, что именно провоцирует приступ.

Так, раздражающим фактором в некоторых случаях выступает солнечный свет. В этой ситуации лучше стараться избегать длительного нахождения на солнце. Или, например, причиной становится громкий шум, определенные телепередачи и многое другое. Если стараться избегать подобных раздражителей, то риск возникновения приступов значительно снижается.

neurodoc.ru

Эпилептические психические расстройства

Эпилепсия — заболевание, характеризующееся разнообразными пароксизмами (судорожными, бессудорожными) и нарастающими изменениями личности. Именно психические нарушения в виде так называемых изменений личности представляют интерес для клини­ческой психологии. Суть их заключается в нарушении различных сфер познавательной деятельности вплоть до эпилептической деменции. При этом основные симптомы затрагивают функциониро­вание мыслительных процессов и эмоций. Расстройства внимания, памяти, восприятия и ощущений, хотя и являются частыми в кли­нической картине заболевания все же не считаются диагностически значимыми в плане оценки тяжести психических изменений.

Мышление. Наиболее яркими и существенными для оценки эпи­лептических психических расстройств мышления считаются такие симптомы, как обстоятельность, вязкость, тугоподвижность мыш­ления таких больных, их склонность к чрезмерной детализации. От­мечается снижение уровня обобщения, инертность, конкретность мышления (например, классификация: «морковь, лук, помидор – это я всегда в борщ кладу») и в связи с этим непонимание юмора (устанавливается с помощью «метода каламбуров»). К специфическим речевым нарушениям относят олигофазию и употребление умень­шительно-ласкательных слов. Примером может служить обращенная к врачу речь больного А.: «Нельзя ли у вас папиросочку попросить? Вчера мамочка приходила – она ко мне через день приходит – принесла мне папиросочек. Говорит: «Возьми, Минечка, я тебе папиросочки принесла». Хорошие папиросочки – я такие люблю. Я так обрадовался, что мамочка папиросочки принесла, и как раз мои любимые. А вот ночью, когда я спал. Выкурил этот больной мои папиросочки. Такие хорошенькие были папиросочки. Не дадите ли вы мне не что-нибудь. А действительно папиросочку. А завтра мамочка принесет еще много папиросочек, и я вам отдам».

Воля и мотивация. По наблюдениям Б.С. Братуся, у больных эпи­лепсией механизм «сдвига мотива на цель» ведет к сужению дея­тельности, сосредоточению ее на отдельных деталях. С течением за­болевания больным становятся труднодоступными не только слож­ные виды деятельности, но и прежде отработанные автоматизиро­ванные действия (навыки). Дезавтоматизация и нарастающая инерт­ность психических процессов приводят к тому, что деятельность пациента становится лишь деятельностью по выполнению вспомо­гательных технических операций, причем этот процесс захватывает не одну какую-нибудь деятельность. Наряду с этим, происходит и смещение смысловых отношений, формируется феномен «сокраще­ния смысловых единиц деятельности».

Эмоции. Нарушения эмоциональной сферы идет параллельно с изменениями всего строя психической деятельности. Инертность пси­хических процессов на уровне эмоций находит свою выражение в аффективной ригидности, которая включает длительное доминиро­вание какого-либо аффекта и фиксация на нем (к примеру, злопамятность). Отмечается также эксплозивность, взрывчатость, вспышки гнева, дисфорические эпизоды.

Органические психические расстройства

В соответствии с международной классификацией болезней деся­того пересмотра к органическим психическим расстройствам причис­ляют деменции при атрофических процессах коры головного мозга — болезнях Альцгеймера, Пика, сосудистые деменции, а также пси­хические расстройства различной степени выраженности. Наиболь­ший интерес для клинической психологии представляют демен­ции, при которых обнаруживается достаточно большой набор нейропсихологических и патопсихологических симптомов.

Внимание. В первую очередь при деменциях, возникающих как до так и после 65 лет, страдает активное внимание. Больные не могут сосредоточиваться на какой-либо деятельности, они рассеян­ны, быстро отвлекаются. Таким образом, страдает концентрация внимания, объем и распределение внимания.

Память. Наиболее типичными для деменций считаются мнестические нарушения. Поданным В.М.Блейхера кривая запоминания носит характер плато — пациент называет после каждого повторе­ния не более 2-3 слов из прочитанных 10. Ярким клиническим фе­номеном выступает фиксационная амнезия. При этом нарушения (снижение) памяти следует закону Рибо.

Мышление. Типичным является снижение уровня обобщения. Наиболее частыми проявлениями являются расстройства речи. В за­висимости от вида деменций речь нарушается по-разному. При бо­лезни Пика типичными считаются так называемые стоячие обороты стереотипно повторяемые больным слова, обрывки фраз (симп­том граммафонной пластинки). При болезни Альцгеймера отмечает­ся семантическая афазия.

Дифференциально-диагностические критерии деменций при бо­лезнях Альгеймера и Пика, разработанные В.М.Блейхером, пред­ставлены в таблице 11.

Таблица 4

Дифференциально-диагностические критерии деменций при болезнях Альгеймера и Пика

Клинические признаки

Болезнь Альцгеймера

Болезнь Пика

Нарушения памяти

возникают на ранних этапах заболевания

возникают на поздних этапах заболевания

Амнестическая аазия

типична

нетипична

Симптом стоячих оборотов

отсутствует

характерен

Логоклония

характерна

не характерна

Пал ил ал ия

не наблюдается

типична

Речевая активность

снижается на более поздних этапах заболевания

прогрессивно сни­жается с начала забо­левания

Аграфия

вначале заболевания - невозможность про­извольно писать под диктовку, списывания и воспроизведения автоматизированных энграмм

на поздних этапах заболевания

Алексия

на ранних этапах заболевания

длительно сохраняется возможность автома­тического правиль­ного чтения вслух без понимания прочи­танного

studfiles.net

Эпилептические психозы

Среди клинических проявлений эпилептической болезни значительное место занимают острые и хронические эпилептические психозы. Если острые психозы транзиторны, то хронические психозы, возникающие обычно на отдаленных этапах заболевания, могут длиться от нескольких месяцев до года и более. По данным R. De Smedt (1963) и других авторов, психозы наступают у 2—5 % больных эпилепсией. Решающим фактором в их возникновении считается продолжительность заболевания [Болдырев А. И., 1971; Сухарева Г. Е., 1974; Slater E., Beard A., 1963]. По данным Р. Н. Харитонова (1970), часть случаев эпилептических психозов коррелирует с наличием эпилептического очага в правой височной области. Диагностика эпилептических психозов нередко затруднительна, поскольку убедительных дифференциально-диагностических критериев для разграничения их с психозами аналогичной структуры в рамках других нозологических форм еще нет.

Острые психозы. Описание остро развивающихся психозов при эпилепсии содержится в работах Baillarger (1854), L. Delasiauve (1854), М. Morel (1860), J. Falret (1860), P. Samt (1875), W. Sommer (1881), а также W. Bausch (1922), W. Janzarik (1955), S. Dongier (1959). Наряду с состояниями спутанности упомянутые психиатры описывали острые психозы с кататонией, бредом, галлюцинозом, религиозно-экстатическими состояниями, маниакальными и депрессивными синдромами, подчеркивая при этом большую вариабельность психопатологических структур эпилептических психозов.

Острые эпилептические психозы подразделяются на психозы с помрачением сознания (сумеречные и онейроидные состояния) и без помрачения сознания (острые параноиды и аффективные психозы). Каждый из перечисленных психозов может занимать различное место в клинической картине эпилепсии: они возникают вне связи с судорожным припадком, непосредственно предшествуют ему или следуют за ним.

Острые эпилептические психозы с помрачением сознания. Эта группа включает сумеречные помрачения сознания (см. главу 1, часть I) и онейроид.Сумеречные состояния сознания, не связанные с развитием судорожного припадка, по психопатологической структуре идентичны вышеописанным пароксизмальным сумеречным состояниям, но более продолжительны (до нескольких суток). Предприпадочные сумеречные состояния, сочетающиеся с безотчетным страхом и вегетативными нарушениями, по существу представляют собой психическую ауру вторично генерализованного припадка височной эпилепсии [Ковалев В. В., 1979]. Послеприпадочные сумеречные состояния, наблюдаемые относительно чаще, бывают более продолжительными и сложными по структуре. Как правило, они наступают после серии больших судорожных припадков. В послеприпадочном состоянии чаще наблюдаются галлюцинаторные и бредовые расстройства (идеи преследования, ограбления и др.), они нередко сопровождаются хаотическим двигательным возбуждением, большой эмоциональной напряженностью и агрессией. Иногда после них остается резидуальный бред.

Эпилептический онейроид. Острые эпилептические психозы с картиной онейроида наблюдаются сравнительно редко. Как и при онейроидных состояниях иного генеза, значительное место в структуре психоза занимают иллюзорные расстройства фантастического содержания, а также зрительные и слуховые галлюцинации.

Окружающее воспринимается больными как ад или рай, сцена всенародного праздника или мировая катастрофа. Себя больные обычно считают богами, апостолами, могущественными людьми, персонажами легенд, сказаний. В этом качестве они участвуют в празднествах, мировых катаклизмах, общаются с Богом, выдающимися личностями настоящего и прошлого. Аффективные расстройства проявляются экстазом, восторгом или страхом, гневом, ужасом, злобностью. Моторные нарушения при эпилептическом онейроиде выражаются как заторможенностью, так и резчайшим возбуждением эпилептиформного типа или напоминающим кататоническое. В отличие от сумеречного расстройства сознания больные вспоминают содержание своих грез, но полностью амнезируют окружающую обстановку. В отличие от онейроида при шизофрении эпилептический онейроид имеет обычно религиозное содержание, кататонические расстройства могут полностью отсутствовать или быть рудиментарными, онейроид возникает внезапно. При шизофрении он развертывается постепенно, проходя ряд стадий (аффективная, бред интерметаморфоза, острый фантастический бред).

Острые эпилептические психозы без помрачения сознания. В эту группу входят острые параноиды и аффективные психозы.

Острые параноиды проявляются обычно чувственным бредом («бред восприятия» — по K. Jaspers, 1913), достаточно изменчивым по содержанию. Больные видят в окружающих своих преследователей, считают, что их хотят отравить, уничтожить самыми жестокими методами. Движения и действия окружающих больные расценивают как угрожающие, в речи посторонних людей они слышат брань, намеки, насмешки. Наряду с иллюзорным восприятием окружающего нередки истинные слуховые и зрительные галлюцинации. Последние окрашены в ярко-синие и красные тона, подвижны, имеют устрашающий характер. Больные резко возбуждены, тревожны, спасаются бегством от мнимых преследователей или, напротив, агрессивны, злобны, склонны к разрушительным действиям. Иногда их поведение бывает изменчивым: тревожно-боязливое возбуждение сменяется злобно-агрессивным и наоборот.

Острые аффективные психозы у больных эпилепсией представлены депрессивными и маниакальными состояниями разнообразной психопатологической структуры. Возможны депрессии с дисфорическим оттенком, депрессивные состояния с витальной тоской, идеями самообвинения, заторможенностью. Сравнительно нередки и депрессии с тревогой, ажитацией, развитием бредовых идей ипохондрического содержания и сенестопатиями [Janzarik W., 1955; Bruens J., 1963, 1967; Kohler G., 1973]. Маниакальные состояния сопровождаются аффектом различной окраски и интенсивности: наряду с маниакально-экстатическими психозами наблюдаются мании со стремлением к деятельности и веселые бездеятельные мании.

Хронические психозы. Современная оценка места и значения хронических эпилептических психозов противоречива и тесно связана с исторически сложившимися позициями различных исследователей в отношении этой группы психотических состояний. Одно из первых описаний хронических эпилептических психозов принадлежит P. Samt (1876). В систематике психических нарушений при эпилепсии он выделил группу протрагированного эпилептического помешательства и обратил внимание на то, что в одних случаях эти психозы являются первичными, а в других возникают после различных психических эквивалентов, как правило, с помрачением сознания; таким образом, их можно отнести к категории резидуально-бредовых состояний. Феноменологические описания затяжных галлюцинаторно-параноидных и кататонических состояний при эпилепсии содержатся в более поздних работах конца прошлого и начала нынешнего столетия [Kraepelin Е., 1889, 1911, 1913; Buchholz, 1895; Gaupp R., 1909, 1925; Binswanger О., 1913; Gruhle H., 1922, 1930, 1955; Bumke О., 1924]. В работах O. Binswanger, O. Bumke, H. Gruhle наряду с обсуждением вопроса об обратимости психических нарушений при эпилепсии подчеркивается возможность развития хронических психозов при этой болезни.

Термин «хронические эпилептические психозы» в первую очередь применяют к психозам с бредовой и галлюцинаторной симптоматикой.

В литературе последних десятилетий хронические эпилептические психозы обсуждаются как психозы «шизофреноподобные». Если одни исследователи [Janzarik W., 1955; Janz D., 1969] предлагают определенные психопатологические критерии для отличия хронических психозов при эпилепсии от шизофрении, то другие [Slater E., Beard A., Glithero Е., 1963; Slater E., 1969] считают, что дифференциально-диагностическое значение таких критериев крайне относительно, и в диагностике основываются на изменениях личности. D. Janz (1953, 1969), анализируя психопатологическую картину шизофреноподобных психозов у больных эпилепсией, подчеркивает преобладание в ней бреда восприятия, возникающего по типу «озарения», идей воздействия и слуховых галлюцинаций над кататоническими, гебефреническими и деперсонализационными расстройствами, а также отсутствие нарушений мышления, характерных для шизофрении.

В большинстве современных работ, посвященных этой проблеме, отмечено, что хронические психозы при эпилепсии обычно возникают спустя 13—14 лет после манифестации заболевания [Slater E., 1969; Bruens J., 1971], их развитие сопровождается урежением или прекращением припадков и нормализацией ЭЭГ. В этих же работах высказывается предположение, что параноидный характер хронических эпилептических психозов связан с возрастом больных к моменту их возникновения, поскольку «параноидный тип реагирования» свойствен лицам, достигшим 40 лет и более.

Существует также мнение о том, что хронические психозы у больных эпилепсией могут быть проявлением присоединившегося шизофренического процесса [Vorcastner W., 1918; Ewald G., 1928]. Урежение или прекращение пароксизмов в некоторых случаях, а также нормализация ЭЭГ объясняются «антагонизмом» между эпилепсией и шизофренией.

Клиническая картина, течение и патогенез хронических эпилептических психозов разрабатывались U. Bartlett (1957), O. Lorentz de Haas, O. Magnus (1958) и особенно J. Bruens (1963, 1967, 1971, 1974), а также G. Kohler (1973). Работы J. Bruens содержат ряд важных клинических и патогенетических данных. Особенности клинической картины и течения затяжных эпилептических психозов у детей и подростков были подробно описаны Г. Б. Абрамовичем и Р. А. Харитоновым (1979).

Хронические эпилептические психозы проявляются паранойяльными, галлюцинаторно-параноидными и парафренными состояниями, а также кататоническими расстройствами.

Паранойяльные психозы сопровождаются бредом обыденного содержания с различной фабулой (бред отношения, отравления, ущерба и др.), связанным с конкретными лицами (сослуживцами, соседями), но почти никогда не затрагивающим близких родственников больного. Нередко наблюдается систематизированный ипохондрический бред: больные утверждают, что они страдают тем или иным заболеванием, связывают с ним развитие припадков, требуют всестороннего обследования, скрупулезно выполняют назначенные процедуры, педантичны в отношении приема лекарств. Возможно развитие паранойяльных состояний религиозного содержания: в этих случаях больные утверждают, что они являются наместниками Бога на земле, их миссия — проповедовать религиозное учение, предсказывать «конец света», «страшный суд» и т. д.

В отличие от паранойяльных состояний при шизофрении больные чаще всего бывают чрезвычайно откровенны, открыто и обстоятельно излагают свои подозрения, употребляют много уменьшительных суффиксов, нередко иронически-ласкательно называют своих врагов и недоброжелателей, много говорят о своих положительных качествах и достоинствах своих единомышленников, которые нередко оказываются их родственниками или близкими.

Паранойяльные состояния при эпилепсии сопровождаются повышенным или сниженным настроением; наблюдаемый в большинстве случаев тревожно-злобный или экстатически-восторженный оттенок аффекта имеет несомненное диагностическое значение.

Галлюцинаторно-параноидные и парафренные психозы. Галлюцинаторно-параноидные состояния определяются тесной связью бредовых расстройств с содержанием вербальных галлюцинаций, занимающих обычно центральное место в структуре синдрома, а также быстрым переходом галлюцинаторно-параноидного состояния в парафренное. Как правило, вербальные галлюцинации имеют антагонистическую окраску: одни голоса говорят о больном как об убийце, садисте, кровопийце, другие — как о чистой и непорочной личности, сравнивают с «невинным младенцем». Нередко возникает императивный галлюциноз: в одних случаях голоса заставляют больного совершать индифферентные поступки, в других требуют от него противоправных действий, например заставляют обнажать половые органы в присутствии детей, наносить повреждения «врагам» или себе. Некоторые больные слышат голос Бога, который угрожает или одобряет их поступки, требует наказать нечестивцев, благословить приверженцев церкви и религии. Хотя религиозная тематика бреда, равно как и набожность, у больных эпилепсией перестала быть типичным явлением [Selbach H., 1965], все же бредовые и галлюцинаторные расстройства с религиозным содержанием встречаются довольно часто.

При хронических эпилептических психозах также возможны вербальные псевдогаллюцинации. Наиболее часто они наблюдаются при персекуторных формах бреда.

Психоз, как правило, дебютирует галлюцинозом, затем быстро формируется моно- или политематический бред. Содержание бреда, как уже говорилось, связано с фабулой галлюцинаторных расстройств. Бредовые идеи отличаются конкретностью и изменчивостью. Бред преследования и ущерба нередко сменяется идеями греховности и самоуничижения или ипохондрическим бредом.

При хронических эпилептических психозах нередко развиваются явления психического автоматизма. В этих случаях обычно присутствуют все виды автоматизмов — идеаторные, сенестопатические и кинестетические. Имеется определенная связь между характером автоматизмов и содержанием бреда: идеаторные и кинестетические автоматизмы чаще наблюдаются при религиозном содержании бреда, сенестопатические — при преобладании в структуре психоза идей преследования и ипохондрического бреда.

Аффективные расстройства, чаще всего в виде пониженного настроения с аффективной напряженностью, у одних больных наблюдаются на протяжении всего периода психоза, что, по мнению Е. К. Молчановой (1960), служит одним из диагностических признаков эпилептических психозов. В других случаях аффективные расстройства на начальном этапе психоза бывают достаточно стойкими, но в дальнейшем появляются лишь эпизодически и, наконец, почти полностью исчезают. В отличие от больных с паранойяльными эпилептическими психозами в поведении этих больных в большинстве случаев отмечаются неполная доступность и необщительность, возможны длительные периоды речевого возбуждения с бессвязностью речи. Вместе с этим речь больных сохраняет все особенности речи при эпилепсии.

Как известно, галлюцинаторно-параноидные состояния при эпилепсии вызывают большие дифференциально-диагностические трудности. Помимо таких критериев, как выраженные изменения личности и четкие пароксизмальные состояния, следует указать на некоторые особенности бредовых расстройств, имеющие диагностическое значение. В частности, эпилептические бредовые расстройства тесно связаны с биографией больного и окружающей действительностью [Janz D., 1953, 1969]. J. Bruens обращает внимание на сравнительно небольшую «озабоченность» больных эпилепсией бредовыми переживаниями, на их способность «дистанцировать» себя от бредовых идей (своеобразную «двойную бухгалтерию»). J. Bruens подчеркивает, что больной эпилепсией с шизофреноподобным психозом остается в реальном мире, как бы он ни суживался вокруг его Я.

Парафренные состояния обычно имеют вид галлюцинаторной парафрении с рядом особенностей. Это постепенное изменение галлюцинаций или (реже) псевдогаллюцинаций, появление мегаломанических бредовых идей, как правило, религиозного содержания, а также развитие речевых расстройств, напоминающих шизофазию. Описываемым парафрениям свойственно экстатически-восторженное или благодушное настроение. В речи парафренных больных, равно как и больных с явными признаками своеобразной эпилептической шизофазии, проявляется симптом повествовательного монолога, сочетающего высказывания о событиях реальной жизни и бредовые суждения фантастического, религиозного или обыденного содержания. Следует отметить большую образность представлений и мышления, а также персеверативность речи [Фаворина В. Н., 1968].

Кататонические психозы. В клинической картине этих психозов преобладают такие кататонические расстройства, как субступор с негативизмом или пассивной подчиняемостью, субступор с мутизмом, постоянным стереотипным бормотанием или с импульсивным возбуждением. Нередко кататонические расстройства проявляются пуэрильно-дурашливым поведением с гримасничаньем, стереотипиями, эхолалией, ответами «мимо». В последующем развивается регресс поведения.

Большинство исследователей указывают на чрезвычайные трудности разграничения подобных состояний эпилептической природы и аналогичных психозов при шизофрении.

Некоторые наблюдения позволили установить определенные закономерности течения эпилептической болезни с развитием так называемых шизофреноподобных хронических психозов. Задолго до развернутых галлюцинаторно-параноидных и кататонических состояний вначале в картине сумеречных расстройств, а затем и в кратковременных психотических эпизодах без помрачения сознания развиваются аналогичные психопатологические расстройства, но в рудиментарном, неразвернутом виде. Они становятся как бы «прообразом» хронического психоза, на что обратили внимание Е. К. Молчанова (1960), В. Н. Фаворина (1968), а еще раньше O. Binswanger (1899), E. Kraepelin (1910), M. Sakel (1913). Здесь нельзя не усмотреть известную аналогию с так называемыми транзиторными шубами при шизофрении, проявления которых в значительной степени коррелируют со структурой первого развернутого «манифестного» приступа болезни [Концевой В. А., 1965; Савченко Л. М., 1974; Conrad К., 1979].

Большинство исследователей хронических эпилептических психозов обращают внимание на то, что они возникают, как уже указывалось, спустя 13—14, а по мнению В. Н. Фавориной (1968), через 16—40 лет после начала болезни, причем наибольшая выраженность заболевания приходится в этих случаях, как правило, на юношеский возраст. Клинические проявления эпилепсии при этом крайне полиморфны: наряду с большими и малыми припадками у больных отмечаются изменения настроения и сумеречные состояния различной психопатологической структуры. Существует мнение, что развитию хронического бреда при эпилепсии способствует наступающее слабоумие, которое исключает критическую оценку преходящих психотических эпизодов и резидуально-бредовых расстройств [Тальце М. Ф., 1957].

J Bruens (1971, 1974) устанавливает определенную корреляцию между развитием хронического психоза и типом эпилепсии. По его данным, психозы с затяжным течением возникают у лиц, страдающих типичной височной эпилепсией или височной эпилепсией с определенными изменениями ЭЭГ в противоположном полушарии мозга («билатерально-синхронный островолновой комплекс»). Для «первично генерализованной эпилепсии», напротив, типичны состояния со спутанностью, а хронические психозы нехарактерны; аналогичное мнение высказывают S. Dongier (1959), Е. Slater и соавт. (1963), P. Flor-Henri (1969). Вместе с этим в работах J. Bruens (1971, 1973) опровергается широко распространенное мнение об исчезновении пароксизмов и обязательной нормализации ЭЭГ в момент развития психоза. Полная нормализация ЭЭГ наблюдалась лишь у небольшой части больных.

Течение и формы эпилепсии

Традиционные представления о том, что эпилепсия является хроническим заболеванием, характеризующимся постепенным нарастанием тяжести и частоты пароксизмов и углублением изменений личности, в последние десятилетия были пересмотрены. Установлено, что течение и исход эпилепсии весьма разнообразны. В части случаев болезненный процесс становится прогредиентным, а иногда заканчивается слабоумием. Однако наряду с тяжелыми случаями эпилепсии существуют и относительно благоприятные варианты с длительными ремиссиями, а иногда с практическим выздоровлением. В зависимости от темпа нарастания пароксизмальной активности и углубления психических изменений выделяли медленно и остро текущие формы [Мнухин С. С., 1933]; медленный, подострый, комбинированный и ремиттирующий типы течения [Полибина М. Н., Шубина С. А., 1939]; не-прерывно-прогредиентный, ремиттирующий и стабильный тип течения [Сухарева Г. Е., 1955].

Тяжесть эпилептической болезни определяется взаимодействием трех основных групп факторов: 1) локализацией и активностью эпилептического очага; 2) состоянием защитных и компенсаторных свойств организма, его индивидуальной и возрастной реактивностью; 3) влиянием внешнесредовых факторов. Несомненно также, что течение болезни во многом определяется и временем ее начала, регулярностью и адекватностью антиэпилептического лечения и мер реабилитации.

Большое значение для формирования клинической картины и течения болезни имеет локализация эпилептического очага. В соответствии с этим выделяются некоторые клинические формы эпилепсии — височная, диэнцефальная и др.

Височная (психомоторная) эпилепсия. При этой форме болезни эпилептический очаг в височной доле мозга далеко не всегда проявляется анатомическими изменениями [Penfield W., Jasper H., 1954].

Клинические особенности височной эпилепсии достаточно очерчены. Припадки начинаются с выраженной ауры. Как правило, это сенсорная аура типа сенестопатической, обонятельной, а также сложная психическая аура, главным образом в виде вербального галлюциноза или состояний с резким изменением восприятия окружающего. Оно представляется больным отчужденным, устрашающим, угрожающим, иногда комичным, нереальным, нечетким.

Другая клиническая особенность височной эпилепсии — бессудорожные пароксизмы с различными вариантами сумеречных состояний, в частности в виде явлений психического автоматизма, а также возникновение у этих больных состояний, психопатологически сходных с аурой, предшествующей судорожным пароксизмам. A. Matthes (1977) описывает при височной эпилепсии пароксизмы в виде более или менее сложных двигательных актов, нередко с агрессивностью, аффективными расстройствами, вегетативными нарушениями; причем в отдельных случаях автоматизмы сочетались с тоническими судорогами или резким снижением мышечного тонуса.

Наличие описанных пароксизмальных состояний без помрачения сознания, бессудорожных пароксизмов с сумеречным расстройством сознания, развитие сумеречных состояний после припадков позволили именовать этот вариант болезни «психомоторной эпилепсией». Характеризуя течение такой эпилепсии, A. Matthes подчеркивает периодичность приступов, их наибольшую частоту в возрасте 20—40 лет, сочетание описанных пароксизмов с типичными судорожными припадками в течение первых 3 лет болезни. Как уже говорилось, многие авторы [Сухарева Г. Е., 1974; Gastaut H. et al., 1956, 1959, и др.] считают, что височная эпилепсия сопровождается наиболее глубокими и типичными изменениями личности.

Диэнцефальная (вегетативная) эпилепсия. Эту форму болезни изучают преимущественно невропатологи, но больные диэнцефальной эпилепсией нередко оказываются и пациентами психиатрических диспансеров и стационаров.

В структуре периодически возникающих пароксизмов при диэнцефальной эпилепсии основное место занимают различные вегетативные расстройства [Иценко Н. М., Гринштейн A. M., Давыденков С. Н., 1937; Кулькова-Давиденкова Е. Ф., 1958, и др.].

Пароксизмы при вегетативной (диэнцефальной) эпилепсии проходят несколько последовательных стадий [Кулькова-Давиденкова Е. Ф., 1958]. Пароксизмам обычно предшествует продром продолжительностью от нескольких часов до суток. Он характеризуется изменением настроения, чаще всего приближающимся к дисфории, головной болью, усиленной жаждой или повышенным аппетитом. Начальные признаки пароксизма: неопределенный страх, тревога, неприятные ощущения в подложечной области. Собственно пароксизм проявляется крайне разнообразно — ознобом, гиперемией или бледностью кожных покровов, слюнотечением, слезотечением, шумом в ушах, адинамией, одышкой, тахикардией, повышением артериального давления. Сравнительно нередки тонические судороги. Пароксизм завершается потливостью, задержкой мочи или учащением мочеиспускания, частыми позывами на дефекацию, сонливостью, повышением аппетита, жаждой. Пароксизмы могут сопровождаться помрачением или потерей сознания.

Наряду с описанными пароксизмами в клинической картине диэнцефальной эпилепсии сравнительно нередки нарколептические и каталептические приступы, а также пароксизмы, сопровождающиеся тоническими судорогами. В целом течение болезненного процесса при локализации очага в диэнцефальных отделах мозга относительно благоприятно.

Некоторые авторы [Matches A., 1977, и др.], помимо височной и диэнцефальной, выделяют особые формы эпилепсии, к которым относят рефлекторную эпилепсию, олигоэпилепсию, латентную эпилепсию и псевдоэпилепсию. Помимо форм эпилепсии, приводимых в этой главе, существуют кожевниковская эпилепсия, миоклонус-эпилепсия, хореическая падучая эпилепсия, описанная Бехтеревым, которые по существу не имеют отношения к эпилепсии и представляют собой проявления органических поражений мозга.

Рефлекторная эпилепсия — сравнительно редкая разновидность заболевания, при которой эпилептические припадки или различные виды бессудорожных пароксизмов возникают при раздражении зрительных, слуховых, обонятельных анализаторов, интерорецепторов внутренних органов (плевра, желудочно-кишечный тракт), а также периферических нервов конечностей и туловища. Пароксизмы могут возникать при воздействии звука определенной силы, высоты и тембра, света определенной яркости или игры светотени, определенных запахов, при погружении тела в воду, определенном охлаждении или нагревании, при еде, дефекации и т. д. Полагают, что для развития рефлекторной эпилепсии необходимы наследственная предрасположенность, повышенная судорожная готовность мозга.

Олигоэпилепсия — болезнь с редкими приступами, наблюдаемыми в отдельные периоды жизни и проходящими без специальной терапии.

При латентной (так называемой биоэлектрической) эпилепсии имеется определенный очаг в мозге, регистрируемый электроэнцефалографически, но отсутствуют пароксизмы.

Псевдоэпилепсия понимается как неправильный диагноз на основе ошибочной трактовки клинических данных или электроэнцефалографических находок, например: синкопальных цереброваскулярных, тетанических, психогенных приступов, а в детском возрасте — респираторных судорог.

Поздняя эпилепсия (epilepsia tarda) — это благоприятно текущий вариант болезни с нерезко выраженной прогредиентностью, возникающий у лиц старше 30 лет. Многие исследователи связывают возникновение эпилепсии в среднем или позднем возрасте с травмами, сосудистой патологией и особенно с артериальной гипертензией, дегенеративной атрофией головного мозга [Gowers R., 1881; Abadi M., 1893, и др.]. Тем не менее приблизительно Vs или /6всехслучаев поздней эпилепсии, по мнению большинства авторов, должна рассматриваться как эпилептическая болезнь [Helmchen H., 1975, и др.]. Редкие припадки, значительные интервалы между ними, достигающие нескольких месяцев или лет, отсутствие резко выраженных изменений личности характеризуют этот тип эпилепсии.

Скрытая (психическая) эпилепсия давно привлекает к себе внимание психиатров. Термин «скрытая эпилепсия» (epilepsia larvata) В. Morel (1860) предложил для обозначения случаев эпилепсии в виде остро начинающихся и заканчивающихся кратковременных приступов психического расстройства с помрачением сознания, резким двигательным возбуждением с разрушительными тенденциями, а также яркими устрашающими галлюцинациями и бредом. Описания скрытой эпилепсии занимают в психиатрической литературе значительное место [Боткин Я. А., 1883; Ковалевский П. Я., 1889; Муратов В. А., 1900; Наджаров Р. А., Шумский Н. Г., 1960; Falret J., 1864; Samt P., 1875]. В настоящее время к скрытой эпилепсии стали относить также смешанные варианты, когда наряду с психозами наблюдаются бессудорожные пароксизмы (пароксизмально возникающие приступы катаплексии, дисфорические состояния, деперсонализационные расстройства) и случаи эпилепсии с преобладанием различных бессудорожных пароксизмов без затяжных психозов. Глубина изменений личности при психической (скрытой) эпилепсии также оценивается неоднозначно. У одних больных уже на ранних стадиях болезни обнаруживаются глубокие изменения личности, у других они выражены нерезко, хотя заболевание длится несколько лет с весьма частыми пароксизмами.

Течение эпилепсии в ряде случаев следует определенным закономерностям в смене пароксизмальных состояний. Нередко заболевание, манифестирующее большими судорожными припадками, в последующем видоизменяется: судорожные припадки сменяются бессудорожными пароксизмами различной психопатологической структуры. Урежение больших судорожных припадков и бессудорожных пароксизмов сопровождается появлением острых психотических состояний типа сумеречных или онейроидного помрачения сознания вначале после припадка, а далее самостоятельно. В дальнейшем возможно появление в картине болезни затяжных психотических состояний аффективной или бредовой психопатологической структуры.

Данные многих авторов свидетельствуют о том, что течение эпилепсии на разных этапах может видоизменяться. О том или ином типе течения (прогредиентное, ремиттирующее, регредиентное или стабильное) можно говорить лишь применительно к определенному этапу заболевания на конкретном отрезке времени.

Систематическое адекватное лечение может приостановить болезненный процесс с полным или частичным восстановлением социальной адаптации больного (терапевтическая ремиссия). Полная терапевтическая ремиссия определяется длительным отсутствием пароксизмальных расстройств и психических нарушений. При неполной ремиссии пароксизмы значительно урежаются при более или менее выраженных, но не углубляющихся изменениях личности.

studfiles.net

Психические расстройства и нарушение памяти при эпилепсии

Психические расстройства при эпилепсии — явление нередкое. Болезнь представляет собой опасное патологическое состояние, которое характеризуется различными видами расстройств. При эпилепсии происходят изменения в строе личности: периодически больной испытывает то или иное психотическое состояние. Когда болезнь начинает себя проявлять, происходит разрушение личности, больной становится раздражительным, начинает придираться к мелочам, часто ругается. Периодически у него возникают вспышки гнева; нередко человек совершает поступки, несущие угрозу для окружающих. Следует отметить, что эпилептики склонны испытывать состояния, которые по своей природе кардинально противоположны.

Например, человек испытывает боязливость, усталость от внешнего мира, у него отчетливо выражена склонность унижать себя, через некоторое время состояние может измениться и больной проявит чрезмерную любезность.

Изменения личности при эпилепсии: расстройства психики

Следует отметить, что настроение больных эпилепсией часто подвергается колебаниям. Человек может испытывать подавленное состояние, наряду с этим возникает раздражительность.

Состояние такого типа может легко смениться чрезмерной радостью, веселостью.

При эпилепсии изменения затрагивают интеллектуальные возможности. Иногда люди жалуются на то, что не могут сконцентрировать свое внимание на чем-либо, работоспособность у них снижена. Встречаются кардинально противоположные случаи, когда человек становится чересчур трудолюбивым, внимательным, излишне деятельным и разговорчивым, более того, он способен сделать ту работу, которая еще вчера казалась трудной.

Характер эпилептиков становится весьма сложным, у них очень часто меняется настроение. Люди, больные эпилепсией, медлительны, их мыслительные процессы развиты не так хорошо, как у здоровых. Речь эпилептика может быть отчетливой, однако немногословной. В процессе разговора больные склонны детализировать сказанное, пояснять очевидные вещи. Эпилептики могут часто заострять внимание на чем-то несуществующем, им трудно перейти с одного круга представлений на другой.

Люди, больные эпилепсией, имеют довольно скудную речь, они употребляют уменьшительные обороты, в речи часто можно встретить слова по типу: прекрасный, отвратительный (крайняя характеристика). Специалистами отмечено, что речи больного, страдающего эпилепсией, присуща певучесть, на первом месте всегда находится собственное мнение; помимо этого, он любит хвалить родственников. Человек, у которого диагностирована эпилепсия, бывает слишком зацикленным на порядке, нередко он придирается к повседневным мелочам. Несмотря на вышеперечисленные признаки, у него может присутствовать эпилептический оптимизм и вера в выздоровление. Среди расстройств следует отметить нарушение памяти при эпилепсии, в данном случае возникает эпилептическое слабоумие. Изменение личности напрямую зависит от течения заболевания, от его длительности, при этом учитывается частота пароксизмальных расстройств.

Как проявляются бредовые психозы?

Следует отметить, что расстройства подобного характера проходят очень остро и, как правило, являются хроническими. Эпилептический параноид может возникнуть в результате дистрофии, в частых случаях развитие происходит спонтанно. Эпилептический бредовый психоз проявляется в виде боязни чего-либо, больного настигает весьма тревожное состояние. Ему может показаться, что его кто-то преследует, хочет отравить, нанести телесное повреждение.

Нередко случается ипохондрический бред. Недуг такого характера может исчезнуть тогда, когда настроение нормализуется (состояние, как правило, возникает периодически). У многих больных хронический бред появляется в то время, когда происходит рецидив острых параноидальных состояний. Бывают случаи, когда бредовые психозы появляются первично, а клиническая картина постепенно усложняется, внешне проявления имеют сходства с хронической бредовой шизофренией. В данной ситуации может возникнуть бред преследования, ревности, боязни чего-либо обыденного. У некоторых людей появляются серьезные сенсорные расстройства. В редких случаях можно наблюдать трансформацию психоза с дальнейшим присоединением бредовых идей. Параноидальные состояния бывают со злобным аффектом, при парафренном расстройстве в настроении присутствует оттенок экстаза.

Состояние эпилептического ступора

Данный недуг может развиться на почве помрачения сознания, глубокой формы дистрофии. Нередко эпилептический ступор возникает после припадков. При ступоре больной испытывает определенные неудобства: происходит нарушение движения, значительно замедляется речь.

Стоит отметить, что заторможенность не может вызвать ступора с оцепенением. Состояние может быть с определенной долей возбуждения, при этом могут прослеживаться агрессивные действия со стороны больного. В более простой форме ступорные состояния сопровождаются обездвиженностью, такие состояния могут длиться от часа до 2-3 дней.

Расстройства настроения (дистрофии)

Эпилептические дистрофии — это расстройства настроения, которые часто появляются у больных эпилепсией. Такие состояния нередко возникают сами по себе, при этом внешний провокатор отсутствует. Человек может испытывать состояния резко пониженного настроения или, напротив, возвышенного, чаще всего в поведении преобладает первый тип.

Человек, страдающий эпилепсией, может ощущать тоску, при этом он чувствует боль в груди, у больного может появиться страх без видимых на то причин. Больной может испытывать серьезный страх, который сопровождается озлобленностью и готовностью совершать аморальные поступки. В таком состоянии появляются навязчивые мысли, которые не могут покинуть на протяжении долгого времени.

Человека, страдающего эпилепсией, могут преследовать мысли о суициде или убийстве родственников. В других формах проявления больные становятся чрезмерно спокойными, тихими, грустными, при этом они малоподвижны, жалуются на то, что не могут сосредоточить внимание.

Если наблюдается состояние повышенного настроение, чаще всего оно сопровождается чувством восторга, который достигает экстаза. Поведение при этом может быть весьма неадекватным и даже смешным. Если больного преследует маниакальное состояние, следует отметить, что оно характеризуется определенной степенью раздражимости. Человек может выдвинуть какую-либо идею, затем резко отвлечься на что-то другое. Речь в таком состоянии монотонна и нескладна. У больных эпилепсией часто возникает амнезия, то есть человек не помнит, как и по каким причинам изменился его настрой. В состоянии расстройства настроения человек склонен к пьянству, ему присуще стремление к бродяжничеству, воровству, поджогам и другим преступным деяниям.

Особые состояния при эпилепсии

Существуют так называемые особые эпилептические состояния. Для таких психических расстройств характерна кратковременность: приступ может длиться от нескольких секунд до нескольких часов, при этом отсутствует полная амнезия, самосознание больного остается малоизмененным.

http:

При состояниях такого типа человека настигает чувство тревоги, страха, у некоторых людей наблюдаются расстройства, связанные с ориентацией во временном пространстве. Особое состояние может проявить себя тогда, когда человек впадает в состояние легкого сна, помимо этого, может случиться расстройство уже пережитого.

Психические расстройства при эпилепсии могут проявляться в виде припадочных снов, которые сопровождаются сильным чувством беспокойства и ярости, у человека нарушение появляются зрительные галлюцинации. Когда больной видит картину, сопровождающую припадочный сон, преимущественно в ней преобладает красный цвет. Психические нарушения в виде особых состояний проявляют себя тогда, когда эпилепсия прогрессирует, а не в начале болезни.

http:

Психические расстройства при эпилепсии необходимо отличать от шизофренических, больному нужно оказать срочную медицинскую помощь и отправить на лечение в психиатрический стационар.

nervzdorov.ru

Непсихотические психические расстройства при эпилепсии | Максутова Э.Л., Железнова Е.В.

Эпилепсия относится к числу распространенных нервно– психических заболеваний: показатель ее распространенности в популяции находится в диапазоне 0,8–1,2%.

Известно, что психические нарушения являются существенным компонентом клиники эпилепсии, усложняющим ее течение. По данным A. Trimble (1983), A. Moller, W. Mombouer (1992), существует тесная зависимость между тяжестью болезни и психическими нарушениями, которые встречаются значительно чаще при неблагоприятном течении эпилепсии.

В последние несколько лет, как показывают статистические исследования, в структуре психической заболеваемости отмечается рост форм эпилепсии с непсихотическими расстройствами. Одновременно снижается удельный вес эпилептических психозов, что отражает очевидный патоморфоз клинических проявлений болезни, обусловленных влиянием ряда биологических и социальных факторов.

Одно из ведущих мест в клинике непсихотических форм эпилепсии занимают аффективные нарушения, которые нередко обнаруживают тенденцию к хронификации. Это подтверждает положение, что несмотря на достигнутую ремиссию припадков препятствием к полноценному восстановлению здоровья пациентов являются нарушения эмоциональной сферы (Максутова Э.Л, Фрешер В., 1998).

При клинической квалификации тех или иных синдромов аффективного регистра принципиальным является оценка их места в структуре болезни, особенностей динамики, а также взаимоотношений с кругом собственно пароксизмальных синдромов. В этой связи условно можно выделить два механизма синдромообразования группы аффективных расстройств – первичного, где указанные симптомы выступают как компоненты собственно пароксизмальных расстройств, и вторичного – без причинно–следственной связи с приступом, а имеющего в основе различные проявления реакций на болезнь, а также на дополнительные психотравмирующие влияния.

Так, по данным исследований больных специализированного стационара Московского НИИ психиатрии, установлено, что феноменологически непсихотические психические расстройства представлены тремя типами состояний:

1) депрессивное расстройство в виде депрессий и субдепрессий;
2) обсессивно – фобические расстройства;
3) другие аффективные расстройства.

Расстройства депрессивного спектра включают в себя следующие варианты:

1. Тоскливые депрессии и субдепресии наблюдались у 47,8% больных. Преобладающим в клинике здесь был тревожно–тоскливый аффект со стойким снижением настроения, нередко сопровождающийся раздражительностью. Больные отмечали душевный дискомфорт, тяжесть в груди. У некоторых больных прослеживалась связь указанных ощущений с физическим недомоганием (головной болью, неприятными ощущениями за грудиной) и сопровождались моторным беспокойством, реже – сочетались с адинамией.

2. Адинамические депрессии и субдепрессии наблюдались у 30% больных. Этих больных отличало течение депрессии на фоне адинамии и гипобулии. Они большую часть времени находились в постели, с трудом выполняли несложные функции по самообслуживанию, характерными были жалобы на быструю утомляемость и раздражительность.

3. Ипохондрические депрессии и субдепрессии наблюдались у 13% больных и сопровождались постоянным ощущением физического ущерба, болезнями сердца. В клинической картине болезни ведущее место занимали ипохондрически окрашенные фобии с опасениями, что во время приступа может наступить внезапная смерть или им вовремя не окажут помощь. Редко трактовка фобий выходила за рамки указанной фабулы. Ипохондрической фиксацией отличались сенестопатии, особенностью которых была частота их интракраниальной локализации, а также различные вестибулярные включения (головокружения, атаксия). Реже основу сенестопатий составляли вегетативные нарушения.

Вариант ипохондрической депрессии был более характерен для межприступного периода, особенно в условиях хронификации указанных расстройств. Однако транзиторные их формы нередко отмечались в раннем постиктальном периоде.

4. Тревожные депрессии и субдепрессии имели место у 8,7% больных. Тревога, как компонент приступа (реже межприступного состояния), отличалась аморфной фабулой. Больные чаще не могли определить мотивы тревоги или наличия каких–либо конкретных опасений и сообщали, что испытывают неопределенный страх или беспокойство, причина которого им непонятна. Кратковременный тревожный аффект (несколько минут, реже в пределах 1–2 часов), как правило, свойственен варианту фобий, как компоненту припадка (в рамках ауры, самого приступа или постприпадочного состояния).

5. Депрессии с деперсонализационными нарушениями наблюдались у 0,5% больных. При этом варианте доминирующими были ощущения измененности восприятия собственного тела, нередко с чувством отчужденности. Изменялось также восприятие окружающего, времени. Так, больные наряду с чувством адинамии, гипотимии отмечали периоды, когда «изменялась» окружающая обстановка, «ускорялось» время, казалось, что увеличиваются голова, руки и т.д. Указанные переживания, в отличие от истинных пароксизмов деперсонализации, характеризовались сохранностью сознания с полной ориентировкой и носили отрывочный характер.

Психопатологические синдромы с преобладанием тревожного аффекта составили преимущественно вторую группу больных с «обсессивно–фобическимми расстройствами». Анализ структуры указанных расстройств показал, что прослеживаются их тесные связи практически со всеми компонентами припадка, начиная с предвестников, ауры, собственно приступа и постприпадочного состояния, где тревога выступает как компонент указанных состояний. Тревога в форме пароксизма, предшествующая или сопровождающая приступ, проявлялась внезапно возникающим страхом, чаще неопределенного содержания, которую больные описывали, как «надвигающуюся угрозу», усиливающую беспокойство, рождающую желание что–то срочно предпринять или искать помощи у окружающих. Отдельные пациенты часто указывали на страх смерти от приступа, страх наступления паралича, сумасшествия и т.д. В нескольких случаях имели место симптомы кардиофобий, агорафобий, реже отмечались социофобические переживания (страх упасть в присутствии сотрудников на работе и т.д.). Нередко в интериктальном периоде указанные симптомы переплетались с расстройствами истерического круга. Отмечалась тесная связь обсессивно–фобических расстройств с вегетативным компонентом, достигая особой остроты при висцеро–вегетативных припадках. Среди других обсессивно–фобических расстройств наблюдались навязчивые состояния, действия, мысли.

В отличие от пароксизмальной тревоги тревожный аффект в ремиссиях приближается по форме к классическим вариантам в виде немотивированных опасений за свое здоровье, здоровье близких и т.д. У ряда пациентов отмечается склонность к формированию обсессивно–фобических расстройств с навязчивыми опасениями, страхами, поступками, действиями и т.д. В некоторых случаях имеют место защитные механизмы поведения со своеобразными мерами противодействия болезни, типа ритуалов и т.п. В плане терапии наиболее неблагоприятным вариантом является сложный симтомокомплекс, включающий обсессивно–фобические расстройства, а также депрессивные образования.

Третий тип пограничных форм психических расстройств в клинике эпилепсии составили аффективные нарушения, обозначенные нами, как «другие аффективные расстройства».

Будучи феноменологически близкими, здесь имели место незавершенные или абортивные проявления аффективных расстройств в виде аффективных колебаний, дисфорий и т.д.

Среди этой группы пограничных расстройств, выступающих как в форме пароксизмов, так и пролонгированных состояний, чаще наблюдались эпилептические дисфории. Дисфории, протекающие в форме коротких эпизодов, чаще имели место в структуре ауры, предшествуя эпилептическому приступу или серии припадков, однако наиболее широко они были представлены в интериктальном периоде. По клиническим особенностям и тяжести в их структуре преобладали астено–ипохондрические проявления, раздражительность, аффект злобы. Нередко формировались протестные реакции. У ряда больных наблюдались агрессивные действия.

Синдром эмоциональной лабильности отличался значительной амплитудой аффективных колебаний (от эйфорий до гнева), однако без заметных нарушений поведения, свойственных дисфориям.

Среди других форм аффективных расстройств, преимущественно в виде коротких эпизодов, имели место реакции слабодушия, проявляющиеся в форме недержания аффекта. Обычно они выступали вне рамок оформленного депрессивного или тревожного расстройства, представляя самостоятельный феномен.

По отношению к отдельным фазам приступа частота ассоциированных с ним пограничных психических расстройств представлена следующим образом: в структуре ауры – 3,5%, в структуре приступа – 22,8%, в постприпадочном периоде – 29,8%, в интериктальном – 43,9%.

В рамках так называемых предвестников приступов общеизвестны различные функциональные расстройства, преимущественно вегетативного характера (тошнота, зевота, озноб, слюнотечение, усталость, нарушение аппетита), на фоне которых возникает тревога, снижение настроения или его колебания с преобладанием раздраженно–угрюмого аффекта. В ряде наблюдений в этом периоде отмечены эмоциональная лабильность с эксплозивностью, склонностью к конфликтным реакциям. Эти симптомы крайне лабильны, непродолжительны и могут самокупироваться.

Аура с аффективными переживаниями – нередкий компонент последующего пароксизмального расстройства. Среди них наиболее часто встречается внезапно возникающая тревога с нарастающим напряжением, ощущением «дурноты». Реже наблюдаются приятные ощущения (подъем жизненных сил, чувство особой легкости и приподнятости настроения), сменяющиеся затем тревожным ожиданием приступа. В рамках иллюзорной (галлюцинаторной) ауры в зависимости от ее фабулы может наступать либо аффект страха и тревоги, либо отмечаетсч нейтральное (реже возбужденно–приподнятое) настроение.

В структуре самого пароксизма наиболее часто синдромы аффективного ряда встречаются в рамках так называемой височной эпилепсии.

Как известно, мотивационно–эмоциональные нарушения являются одним из ведущих симптомов поражения височных структур, в основном медиобазальных образований, входящих в лимбическую систему. При этом аффективные расстройства наиболее широко представлены при наличии темпорального очага в одной или обеих височных долях.

При локализации очага в правой височной доле депрессивные расстройства встречаются чаще и имеют более очерченную клиническую картину. Как правило, для правосторонней локализации процесса характерны преимущественно тревожный тип депрессии с различной фабулой фобий и эпизодами возбуждения. Указанная клиника вписывается полностью в выделяемое «правополушарное аффективное расстройство» в систематике органических синдромов МКБ–10.

К пароксизмальным аффективным расстройствам (в рамках приступа) относятся внезапно возникающие и длящиеся в течение нескольких секунд (реже минут) приступы страха, безотчетной тревоги, иногда с ощущением тоски. Могут иметь место импульсивные кратковременные состояния усиления полового (пищевого) влечения, ощущения подъема сил, радостного ожидания. При сочетании с деперсонализационно–дереализациоными включениями, аффективные переживания могут приобретать как положительные, так и отрицательные тона. Следует подчеркнуть преимущественно насильственный характер указанных переживаний, хотя отдельные случаи произвольной их коррекции условно–рефлекторными приемами свидетельствуют о более сложном их патогенезе.

«Аффективные» припадки встречаются либо изолированно, либо входят в структуру других приступов, в том числе судорожных. Наиболее часто они включаются в структуру ауры психомоторного припадка, реже – вегетативно–висцеральных пароксизмов.

К группе пароксизмальных аффективных расстройств в рамках височной эпилепсии относятся дисфорические состояния, продолжительность которых может колебаться от нескольких часов до нескольких дней. В ряде случаев дисфории в виде коротких эпизодов предшествуют развитию очередного эпилептического припадка или серий приступов.

Второе место по частоте аффективных расстройств занимают клинические формы с доминирующими вегетативными пароксизмами в рамках диэнцефальной эпилепсии. Аналогами распространенного обозначения пароксизмальных (кризовых) расстройств как «вегетативных приступов» являются широко употребляемые в неврологической и психиатрической практике понятия типа «диэнцефального» приступа, «панических атак» и других состояний с большим вегетативным сопровождением.

Классические проявления кризовых расстройств включают внезапно развившиеся: отдышку, ощущение нехватки воздуха, дискомфорт со стороны органов грудной полости и живота с «замиранием сердца», «перебоями», «пульсацией» и др. Эти явления сопровождаются, как правило, головокружением, ознобом, тремором, различными парестезиями. Возможно учащение стула, мочеиспускания. Наиболее сильные проявления – тревога, страх смерти, страх сойти с ума.

Аффективная симптоматика в виде отдельных нестойких опасений может трансформироваться как в собственно аффективный пароксизм, так и в перманентные варианты с колебаниями тяжести указанных расстройств. В более тяжелых случаях возможен переход в стойкое дисфорическое состояние с агрессией (реже аутоагрессивными действиями).

В эпилептологической практике вегетативные кризы встречаются преимущественно в сочетании с другими видами (судорожных или бессудорожных) пароксизмов, обусловливая полиморфизм клиники болезни.

Касаясь клинической характеристики так называемых вторично–реактивных нарушений, следует указать, что к ним нами отнесены многообразные психологически понятные реакции на болезнь, возникающие при эпилепсии. При этом побочные явления как ответ на терапию, а также ряд профессиональных ограничений и другие социальные последствия болезни включают как транзиторные, так и пролонгированные состояния. Они чаще проявляются в форме фобических, обсессивно–фобических и других симптомов, в формировании которых большая роль принадлежит индивидуально–личностным особенностям пациента и дополнительным психогениям. При этом клиника затяжных форм в широком плане ситуационных (реактивных) симптомов в значительной мере определяется характером церебральных (дефицитарных) изменений, что придает им ряд особенностей, связанных с органической почвой. На клинике формирующихся вторично–реактивных расстройств отражается и степень личностных (эпитимных) изменений.

В рамках реактивных включений у больных эпилепсией нередко возникают опасения:

 

  • развития припадка на улице, на работе
  • получить увечье или умереть во время припадка
  • сойти с ума
  • передачи болезни по наследству
  • побочного влияния противосудорожных средств
  • вынужденной отмены препаратов или несвоевременного завершения лечения без гарантий на рецидивы приступов.

Реакция на появление припадка на работе обычно бывает значительно тяжелее, чем при его возникновении дома. Из–за страха, что случится припадок, отдельные больные прекращают учебу, работу, не выходят на улицу.

Следует указать, что по механизмам индукции страх возникновения припадка может появиться и у родственников больных, что требует большого участия семейной психотерапевтической помощи.

Страх наступления припадка чаще наблюдается у больных с редкими пароксизмами. Больные же с частыми приступами при длительной болезни настолько свыкаются с ними, что подобного страха, как правило, почти не испытывают. Так, у больных с частыми припадками и большей давностью заболевания обычно отмечаются признаки анозогнози и некритичность к поведению.

Страх телесных повреждений или страх смерти во время припадка легче формируется у пациентов с психастеническими чертами личности. Имеет значение и то, что ранее у них уже были несчастные случаи, ушибы в связи с припадками. Некоторые больные опасаются не столько самого приступа, сколько вероятности получить телесные повреждения.

Иногда страх возникновения припадка в значительной мере обусловлен неприятными субъективными ощущениями, которые появляются во время приступа. К этим переживаниям относятся устрашающие иллюзорные, галлюцинаторные включения, а также расстройства схемы тела.

Указанное разграничение аффективных расстройств имеет принципиальное значение при определении дальнейшей терапии.

Принципы терапии

Основным направлением терапевтической тактики в отношении отдельных аффективных компонентов самого приступа и тесно связанных с ним постприпадочных эмоциональных нарушений, является адекватное использование противосудорожных препаратов, обладающих тимолептическим эффектом (кардимизепин, вальпроат, ламотриджин).

Не являясь противосудорожными препаратами, многие транквилизаторы обладают противосудорожным спектром действия (диазепам, феназепам, нитразепам). Их включение в терапевтическую схему оказывает положительное воздействие как на сами пароксизмы, так и на вторичные аффективные расстройства. Однако целесообразно ограничить время их применения до трех лет в силу риска привыкания.

В последнее время широко используется противотревожный и седативный эффект клоназепама, который высоко эффективен при абсансах.

При различных формах аффективных нарушений с депрессивным радикалом наиболее эффективны антидепрессанты. При этом в амбулаторных условиях предпочтительны средства с минимальными побочными эффектами, такие как тианептил, миаксерин, флуоксетин.

В случае преобладания в структуре депрессии обсессивно–компульвивного компонента оправдано назначение пароксетина.

Следует отметить, что ряд психических нарушений у больных эпилепсией может быть обусловлен не столько самой болезнью, сколько многолетней терапией препаратами фенобарбиталового ряда. В частности, этим можно объяснить проявляющиеся у части больных медлительность, ригидность, элементы мыслительной и двигательной заторможенности. С появлением в последние годы высокоэффективных антиконвульсантов появилась возможность избежать побочных явлений терапии и отнести эпилепсию к курабельным заболеваниям.

www.rmj.ru

Эпилептические расстройства – . —

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о