Содержание

«Кто занимается лечением ВИЧ больных?» — Яндекс.Кью

Лечением ВИЧ-инфекции и СПИДа занимаются врачи-инфекционисты. Если у вас выявили ВИЧ-инфекцию и подтвердили ее   нужно сразу же обратиться и встать на учет в региональный центр по борьбе со СПИДом.

Важно понимать разницу между аббревиатурами ВИЧ и СПИД. ВИЧ – вирус иммунодефицита человека, вызывающий хроническое заболевание ВИЧ-инфекцию. СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита – состояние, которое развивается у человека с ВИЧ-инфекцией, протекающей без лечения на фоне выраженного уменьшения количества иммунных клеток – лимфоцитов CD4+.

Теми средствами, которыми медицина располагает сегодня ВИЧ-инфекцию излечить полностью нельзя. Человек с ВИЧ-инфекцией для сохранения жизни и ее хорошего качества должен принимать антиретровирусную терапию. Тогда он будет защищен от развития СПИДа и перестанет быть источником инфекции даже для своего полового партнера. Антиретровирусная терапия назначается пожизненно, так как излечить ВИЧ-инфекцию с ее помощью нельзя.

А излечить СПИД, то есть какое-то из заболеваний (туберкулез, пневмоцистную пневмонию, токсоплазмоз, саркому Капоши или другие СПИД-индикаторные забоевания), которые возникли у человека на фоне сниженного иммунитета в значительном количестве случаев можно. Для этого нужно обратиться к инфекционисту в центр по борьбе со СПИДом.

Самое главное, что нужно знать про лечение ВИЧ-инфекции:

  • единственным лечением ВИЧ с доказанной в клинических исследованиях эффективностью  может быть антиретровирусная терапия (АРТ)

  • результатом лечения является то, что у человека с ВИЧ, получающего антиретровирусную терапию,  не развивается СПИД – главная причина смерти пациентов с ВИЧ-инфекцией, а продолжительность жизни его увеличивается и становится сравнима с продолжительностью жизни человека без ВИЧ. То есть молодой человек с ВИЧ-инфекцией, который получает терапию (АРТ) с большой вероятностью доживет до старости, сможет иметь детей и даже внуков

  • лечение ВИЧ-инфекции нужно начать как можно раньше, вне зависимости от результатов лабораторных анализов на иммунный статус и вирусную нагрузку. Идеально, если вы начнете лечение сразу после установки диагноза ВИЧ-инфекция

  • лечение ВИЧ-инфекции назначается пожизненно, оно не может быть курсовым, его нужно принимать постоянно.

Анастасия Покровская: работать с ВИЧ – благодарное дело

АП: В целом, это — очень большой институт эпидемиологии, который занимается изучением в том числе и инфекционных заболеваний. Одна из целей — это контроль и мониторинг распространения инфекционных заболеваний и, соответственно, какие-то профилактические меры, чтобы понять, почему люди болеют, как этот вирус распространяется и что нам делать, чтобы этого не происходило дальше. Институт занимается не только ВИЧ-инфекциями, но также гепатитом, инфекциями, передающимися половым путем, и особо опасными инфекциями. Наше подразделение занимается ВИЧ-инфекцией. Это всего лишь одна инфекция, но при этом она включает в себя не только медицинский момент, но и вопросы профилактики, многие социальные проблемы, а также демографические, экономические, разработку мер по изучению вирусов, в том числе новую диагностику, чтобы ускорить постановку диагноза, разработку новых препаратов, чтобы лечить и впоследствии когда-нибудь излечить ВИЧ-инфекцию полностью.

В этом большом подразделении у нас есть отдел непосредственно клинических исследований, где работаю я, так как моя основная первая специальность — это врач -инфекционист. Когда появляется какой-то новый препарат, мы его должны сначала исследовать на небольшой группе ВИЧ-инфицированных пациентов. Для этого мы их отбираем, наблюдаем и дальше совместно уже с другим подразделениями и организациями делаем выводы о его эффективности. Вторая направленность моей работы — уже более эпидемиологическая. Все, кто занимаются ВИЧ-инфекциями, знают про Цели ЮНЭЙДС 90-90-90. Цель заключается в том, чтобы 90 процентов людей с ВИЧ-инфекцией знали о своем диагнозе, 90 процентов из них получали лечение и чтобы еще для 90 процентов из них оно являлось эффективным [т.е. чтобы подавлялась вирусная нагрузка. Прим. ред.] И чтобы этого достичь, нам нужно привлечь людей к обследованию, затем тем, у кого вирус выявлен, оказать медицинскую помощь и их эффективно лечить. Основная моя научная работа, которой я сейчас занимаюсь и по которой я буду писать докторскую диссертацию, связана с тем, чтобы выявить социально-демографические особенности, которые препятствуют эффективному внедрению этого каскада на всех этапах, для того чтобы попробовать улучшить приверженность наших пациентов.

ММ: Скажите, пожалуйста, помните ли Вы, когда Вы решили заниматься медициной и специализироваться на ВИЧ-инфекции?

АП: В моем случае все достаточно просто, ведь мои родители тоже врачи. Не то чтобы они меня заставляли или уговаривали, но с самого детства мне было понятно, что я буду врачом.

ММ: Все-таки это сложно, это ВИЧ-инфекция, а на сегодняшний день ее нельзя вылечить, а можно только как-то эффективно сдерживать. Очень сложный контингент и масса вопросов, которые возникают каждый день и с которым не сталкивается стандартный терапевт в поликлинике. У Вас были какие-то мысли, что, может быть, это не для женщин?

АП: Вообще, если говорить о том, что бывают условно какие-то женские и неженские профессии, то, что касается медицины в нашей стране, это преимущественно женская профессия, особенно если это терапевтическая специальность или инфекционные болезни. Если посещаешь какую-то конференцию в России, преимущественно в зале будут женщины. Это если мы говорим именно про клиническую часть, а если это, конечно, научно-исследовательская работа и более высокие руководящие посты, то там преимущественно мужчины.

ММ: А с чем это связано?

АП: Я не думаю, что это связанно с тем, что женщин как-то ограничивают или не пускают. Скорее всего к этому просто не особенно стремятся. Понятно, что это будет занимать много времени и это достаточно большая ответственность, а у нас принято, что женщине нужно больше времени уделять семье и детям.

ММ: То есть это некий социальный стереотип?

АП: Мне кажется, что есть такой некий социальный стереотип, хотя, конечно, напрямую никто этого не будет озвучивать, но подсознательно девушкам более принято выбирать другие направления. В плане ВИЧ-инфекций, единственный вопрос, связанный с моей специальностью, который мне часто задают, особенно люди, которые недавно познакомились со мной и выясняют, что я работаю в центре СПИДа с ВИЧ-инфицированными, это: «А ты не боишься от них заразиться?!». Сразу становится понятно, что мы как раз не дорабатываем с нашей профилактикой и информированностью населения о том, что в своей повседневной жизни, вступая в какие-то отношения или контакты, мы имеем больше риск [заразиться], чем от наших пациентов.

Есть еще такое [мнение], что это тяжелые больные, но, допустим, по сравнению с теми же эмоционально более тяжелыми для врача заболеваниями, которые приводят к «выгоранию», например, в онкологии или какие-то тяжелые детские заболевания, ВИЧ-инфекция все-таки не смертельная. Она контролируемая, и мы достаточно оптимистично можем смотреть на наших пациентов. Поэтому говорить, что это эмоционально тяжело, скорее нет, наоборот, бывает даже приятно, когда ты видишь, что пациент был на тяжелой стадии, а после того как мы начали с ним терапию и начали работать во всех направлениях, он вернулся к своей нормальной жизни, стал более активным, более внимательным к своему здоровью. Бывают даже приятные моменты.

 

 

когда вступают в публичный конфликт медики и пациенты с диагнозом ВИЧ.

Новости. Первый каналКирилл Клейменов

В Самаре стоматолог отказалась лечить зубы пациенту со СПИДом. И это, конечно, сразу вызвало волну обсуждения, горячие споры о том, безопасно или нет сверлить зубы одной бормашиной сначала больному СПИДом, а потом, допустим, здоровому. Все врачи в один голос говорят, что абсолютно безопасно.

Тогда интересно, почему этот вот отдельный врач считает иначе? Нет. Ну, то есть и так все понятно, это, очевидно, какой-то неправильный врач. Аномальный. Но так, из праздного любопытства, давайте вместе с Евгением Ляминым узнаем.

— Я еще даже в кресло не села, она говорит: «Какие у вас есть заболевания?» Я ей сказала сразу. Она говорит: «Я вас лечить не могу».

Она просит не показывать лицо и изменить голос. Но подчеркивает: врачам на приеме всегда говорит открыто о своем диагнозе. Хотя имеет полное право этого не делать. Уволенная за отказ лечить пациентку Маринина Семенова, хирург-стоматолог с 37-летним стажем, обратилась в суд. Проиграла. Но продолжает настаивать на своем.

«Врачи подвергаются огромному риску заражения в первую очередь, и конечно, здоровое население, которое приходит к нам за помощью подвергается огромному риску заражения ВИЧ-инфекцией», — говорит врач.

На суде она приводила доводы: в клинике не было необходимых средств защиты. Показывает перчатки. Работала в тонких, которые легко рвутся. А плотные хирургические отсутствовали. Проверка трудовой инспекции нарушений не выявила.

Вирус иммунодефицита очень чувствителен к температуре. Погибает даже при 60 градусах. Здесь обрабатывают при 180. На специальных упаковках тест-полоски на стерильность. В клинике показывают, как обрабатывают инструменты.

«Это был такой резонанс в нашей поликлинике; тех же пациентов, которых доктор уволенный отказывался принимать, принимали ее же коллеги. Пациент, который приходит и говорит, что у него ВИЧ-инфекция, как правило, я знаю, что доктора надевают двойные перчатки», — рассказывает главный врач Самарской стоматологической поликлиники № 2 Александр Нестеров.

Главврач подчеркивает: врачи обязаны работать с любым пациентом, соблюдая все меры предосторожности. Потому что о ВИЧ могут не знать. Как выяснилось, стоматолог и ранее уже отказывала пациентам в лечении. До того как пришла в стоматологическую клинику, 10 лет проработала хирургом в исправительной системе. С заключенными.

«Я уже даже по разрушенности и слизистой могу предположить, что человек что-то скрывает. И почти в 100% я права. В конце концов они озвучивают это. Здесь единственное, надо обращаться в прокуратуру, чтобы его реально посадили, чтобы это был урок для других», — заявляет Марина Семенова.

Права ВИЧ-инфицированных прописаны в законе, который, судя по всему, знают далеко не все врачи.

— Обидно, что это врачи. Вот если бы, допустим, просто человек какой-то, который не имеет образования медицинского, ему простительно.

«ВИЧ-инфицированный пациент имеет право обращаться за медпомощью по профилю заболевания по клиническим показаниям в любое медучреждение. И здесь дискриминация абсолютно недопустима, со стороны медработников слово «отказ» вообще не должно звучать», — поясняет зам главного врача Самарского областного клинического центра профилактики и борьбы со СПИДом Наталья Бохонко.

Но вот в Пермском крае элементарная консультация ВИЧ-инфицированного в фельдшерском пункте обернулась скандалом.

«Ему нужно было узнать, где можно дистанционно получать антиретровирусную терапию. На двери висит табличка, о том что это терапевт, поэтому мы так и говорим, что это врач. Она сказала, что здесь «таких» нет. Слово «таких» в уничижительном смысле. «Таким» помощь не оказываем, отойдите, вывела его из кабинета и начала говорить о его диагнозе в коридоре», — рассказала член общественной наблюдательной комиссии Пермского края по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания Анна Каргапольцева.

После — ушла в регистратуру. Мужчине позвонил главврач больницы, к которому относится фельдшерский пункт, назначил прием для согласования назначения терапии. Инцидентом заинтересовалась прокуратура. И такие случаи не редкость.

«На моей медицинской карте сразу же сверху написали код заболевания ярким красным цветом. Этого не должно происходить. Что мне сказал мой лечащий доктор: «А вот вас мы будем принимать после того как примем всех». Я пыталась объяснить доктору: «Скажите, пожалуйста, если я ответственна, если я говорю, что у меня ВИЧ-инфекция, а у других, они могут сами не знать, что у них ВИЧ-инфекция», — говорит руководитель благотворительного фонда, сотрудник СПИД-центра Казани Светлана Изанбаева.

Некоторые пациенты, например, просто не сообщают о своем диагнозе, а кто-то просто не знает. Есть так называемый период «окна»: от двух до 12 недель между заражением ВИЧ и моментом, когда его можно выявить. За это время организм выработает необходимое количество антител. Только тогда тест показывает правильный результат. Довольно длительный период, когда сам человек просто не может знать свой диагноз. Но врач в любом случае не имеет права отказать пациенту в помощи. Вне зависимости от диагноза.

Как на время пандемии организовано лечение детей с ВИЧ — Российская газета

В нашей стране 10 тысяч детей с ВИЧ, большинство «унаследовали» его от мамы при рождении. В последние годы появились эффективные лекарства, и эти дети могут жить так же долго и полноценно, что и здоровые сверстники. Насколько доступна эта терапия? С какими проблемами сталкиваются семьи таких детей? На вопросы «РГ» ответил руководитель НПЦ профилактики и лечения ВИЧ-инфекции у беременных женщин и детей Минздрава РФ, президент Национальной ассоциации специалистов по профилактике, диагностике и лечению ВИЧ-инфекции Евгений Воронин.

О «взрослом» СПИДе говорят и пишут много. О детском — много меньше. Насколько актуальна эта проблема?

Евгений Воронин: Проблема ВИЧ-инфекции у детей и подростков и в мире, и в нашей стране продолжает оставаться очень актуальной. Это связано с тем, что без лечения у детей заболевание протекает агрессивнее, чем у взрослых. Зарегистрированных препаратов для лечения ВИЧ у детей меньше, чем у взрослых. Кроме того, дети и подростки являются наиболее незащищенными от стигмы и дискриминации. В России сегодня 10 тысяч детей с ВИЧ, из них половина — подростки.

Казалось бы, все знают: есть лекарства, которые позволяют предотвратить заражение. Почему же до сих пор остаются случаи инфицирования новорожденных?

Евгений Воронин: В нашем Центре ежегодно рожают примерно 300 женщин с ВИЧ, и передача инфекции от матери ребенку — нулевая. Но к нам приезжают женщины, которые хотят родить здорового малыша. Они мотивированы, они выполняют назначения врача. Но есть случаи, когда женщина не думает ни о своем здоровье, ни о ребенке — и отношение к терапии у нее соответствующее. Это и дает те 1,5 процента заражения новорожденных, которые мы имеем в целом по стране.

В России, в отличие от других стран, все беременные обязательно обследуются на ВИЧ, и многие женщины как раз в этот момент и узнают, что они заражены

Когда врачи научились защищать будущего ребенка, и женщины с ВИЧ смогли рожать без риска?

Евгений Воронин: До 1994 года в мире каждый четвертый ребенок, рожденный от ВИЧ-инфицированной матери, заражался ВИЧ. В 1994 году в США были опубликованы данные Протокола 076, согласно которому, если женщина во время беременности и родов, а также новорожденный получали препарат зидовудин, риск заражения ребенка можно было снизить с 25 до 8 процентов.

В середине 2000-х годов появились исследования, согласно которым, если женщина во время беременности и родов получает антиретровирусную терапию и вирусная нагрузка у нее перед родами ниже порога определения, то передачи ВИЧ от матери ребенку не происходит. Поэтому сегодня есть все шансы родить здорового ребенка. Необходимо только соблюдать рекомендации врачей по профилактике.

Известно, что в последние года три ситуация в стране стала лучше: экспоненциального роста зараженных больше нет. Что помогло?

Евгений Воронин: В России создана уникальная система центров по профилактике и борьбе со СПИДом. С их помощью увеличен охват тестированием на ВИЧ на 10 млн человек, а антиретровирусной терапией — в два раза. Все это плюс активная профилактика позволили переломить ситуацию: в 2019 году количество новых случаев снизилось на 7 процентов.

Рост заболеваемости замедлился, но ведь все равно каждый год ВИЧ заражается примерно 80 тысяч человек — цифра страшная. К тому же это в большинстве молодые люди.

Евгений Воронин: Конечно, самоуспокоения нет и быть не может. ООН поставила амбициозную цель: к 2030 году новых случаев ВИЧ-инфекции должно стать меньше на 90 процентов. Это означает, что к 2025 году нам нужно уменьшить заболеваемость хотя бы наполовину. Так что мы, по сути, только в начале пути.

Сколько ВИЧ-положительных женщин решаются стать матерями?

Евгений Воронин: Ежегодно в России рожают около 15 тысяч женщин с ВИЧ, вдвое больше, чем во всей Западной Европе.

Наш центр помогает беременным с ВИЧ-инфекцией с 1999 года. Тогда лишь половина таких женщин состояла на учете в женских консультациях. Сейчас — более 94 процентов. Когда мы начинали, профилактику получали немногие. Сейчас новорожденные охвачены почти 100-процентно, а женщины во время беременности и в родах — на уровне 94-97 процентов. Отсюда и такой результат — не более 1,5 процента случаев вертикальной передачи инфекции. Но проблема остается, потому что количество инфицированных женщин не уменьшается, и в ближайшие 5-6 лет у них, по прогнозам, родится более 100 тысяч детей. Мы должны стремиться, чтобы каждый такой ребенок имел возможность родиться свободным от ВИЧ. Для этого важно тесное взаимодействие между центрами по борьбе со СПИДом и акушерской службой.

Как это происходит?

Евгений Воронин: Важно вовремя обнаружить ВИЧ и как можно быстрее начать профилактику. В России, в отличие от многих других стран, все беременные обязательно обследуются на эту инфекцию. Многие как раз в этот момент и узнают, что они заражены. При выявлении ВИЧ-инфекции, женщину срочно направляют в Центр по борьбе со СПИДом и начинают перинатальную профилактику, и в дальнейшем женщину наблюдают инфекционист и акушер-гинеколог. Очень важно добиться к родам неопределяемого уровня вирусной нагрузки, в этом случае ребенок ВИЧ-инфекцией не заражается.

Как лечат детей с ВИЧ?

Евгений Воронин: Результат в плане лечения детей у нас сегодня один из лучших в мире. Около 95 процентов детей получают антиретровирусную терапию, 90 процентов имеют неопределяемый уровень вирусной нагрузки.

Самая сложная группа пациентов — подростки. Подросток часто не хочет принимать свой диагноз. Ежедневный прием лекарств — это постоянное напоминание о ВИЧ. Поэтому довольно часто подростки или не соблюдают режим приема лекарств или вовсе бросают их пить, и заболевание прогрессирует. Поэтому с каждым таким пациентом необходимо работать индивидуально.

Мы стараемся применять комбинированные схемы, когда в одной таблетке содержится три лекарственных компонента. Тогда ребенок выпил таблетку один раз в день — и все, больше ему о заболевании ничто не напоминает.

Значит ли это, что ситуация с детьми у нас благополучна?

Евгений Воронин: Сегодня ситуация, действительно, благополучная. По нормативам ВОЗ, показатель 1,5 процента передачи ВИЧ от матери ребенку говорит о том, что такой путь распространения инфекции у нас практически остановлен. Но дети остаются самой уязвимой группой, в первую очередь потому, что у них заболевание протекает намного агрессивнее, чем у взрослых. Если возникает перебой с препаратами, состояние у них ухудшается очень быстро. До появления антиретровирусной терапии половина детей, родившихся с ВИЧ, не доживала до двух лет.

Вторая проблема — ограниченность выбора лекарств. Для взрослых их более 30, для детей — вдвое меньше. Поэтому, если у взрослого пациента возникла резистентность к лекарству, есть возможность его заменить. А с детьми мы вынуждены действовать как саперы: если ошибиться с назначением два-три раза, у ребенка развивается устойчивость ко всем лекарствам. И тогда вообще непонятно, чем лечить.

Эта проблема как-то решается?

Евгений Воронин: Надо вести диалог с фармкомпаниями, чтобы они работали над детскими дозировками, лекарственными формами, удобными в применении у детей. Это социальная ответственность бизнеса. Пока, к сожалению, от появления взрослого препарата и до вывода на рынок детской формы проходит 5-6 лет. Это очень долго.

Повлияла ли на ситуацию с помощью ВИЧ-инфицированным эпидемия COVID-19?

Евгений Воронин: ВОЗ говорит, что во многих развивающихся странах начались перебои с препаратами. У нас, к счастью, такой проблемы нет. Еще в начале марта я, как главный внештатный специалист минздрава по ВИЧ-инфекции, направил письмо в регионы с просьбой поддержать людей с ВИЧ и взять под особый контроль наиболее уязвимые группы — детей и подростков. Во многих регионах лекарства пациентам развозили на дом, обеспечивая непрерывность лечения во время изоляции. На мой взгляд, ситуацию удалось удержать, но окончательные выводы сделаем в конце года.

Вы говорили, что тот небольшой процент детей, заразившихся от мамы, связан с отказом от профилактики. Но есть и продолжение этой беды: ребенок родился с ВИЧ, а родители отказываются его лечить, говорят, что никакого вируса у него нет. Как действовать в таких случаях? Обращаться в суд, отбирать ребенка? Но это долгая история, а лечить нужно сейчас.

Евгений Воронин: Да, такие истории, к сожалению, не редкость. Я не раз видел за те 30 лет, что занимаюсь этой проблемой, как ВИЧ-диссиденты отказываются от лечения. Но ВИЧ-инфекция не прощает таких вещей. И когда ребенок оказывается у нас в отделении интенсивной терапии, все диссидентство у родителей как рукой снимает. Все как один умоляют: сделайте что-нибудь, спасите. Иногда удается, иногда бывает поздно.

Поэтому мы всегда убеждаем матерей: терапия необходима, даже если ребенок выглядит абсолютно здоровым. Лучше всего, на мой взгляд, когда с такой диссидент-матерью работает не психолог «вообще», а человек, который сам прошел через инфицирование и лечение. Таким пациентам-волонтерам лучше удается переубедить неверующих.

Вам, как главному врачу, приходилось обращаться в органы опеки или в суд для того, чтобы инициировать лечение для таких детей?

Евгений Воронин: В суд чаще обращаются наши центры по борьбе со СПИДом, и в 70 процентах случаев иски они выигрывают. Но дальше ребенку должны помогать выжить и органы опеки, и другие инстанции. В защите интересов детей с ВИЧ, как и в любом другом деле, важна командная работа. Огромную поддержку нам оказывает департамент помощи детям и службы родовспоможения минздрава, аппарат уполномоченного по правам ребенка Анны Кузнецовой.

Есть ведь еще проблема отказных детей. Когда мы начинали в начале 2000-х годов, ни один отказной ребенок с ВИЧ не мог попасть в приемную семью. Сегодня такие дети имеют все шансы быть усыновленными.

Обычно и ребенок, и родители не афишируют, что у него ВИЧ. Хотя любой грамотный человек должен знать, что бытовым путем вирус не передается, но, оказавшись рядом с ВИЧ-положительным, взрослые его избегают, а дети, бывает, разворачивают травлю. Как решается проблема непринятия детей с ВИЧ?

Евгений Воронин: Как показывает программа усыновления, отношение в обществе к таким детям меняется. Но вы правы, проблема стигматизации не решена. Поэтому закон защищает такого ребенка — семья не обязана никого информировать о его статусе.

Примерно такая же ситуация и в других странах. В Великобритании, например, о ВИЧ у ребенка знают двое: врач, который его наблюдает, и мама. Только если мама посчитает нужным, врач может сказать о диагнозе отцу или кому-то еще.

Самое главное в защите ребенка это конфиденциальность. Мы не можем предсказать реакцию окружающих. Порой дети ведут себя агрессивно. У нас недавно были такие истории — в Нижнем Новгороде, Новосибирской области. Но ребенок с ВИЧ не может быть заложником этой субъективной ситуации и предрассудков.

С детьми мы вынуждены действовать как саперы: если ошибиться с назначением два-три раза, у ребенка развивается устойчивость ко всем лекарствам

Я хочу, чтобы мы с вами еще одну вещь отметили. Это проблема детей, которые родились здоровыми от матерей с ВИЧ. Они тоже могут быть подвергнуты стигматизации, если кто-то узнает, что их мама или папа ВИЧ-инфицированные. Каждого третьего такого ребенка воспитывает бабушка или другие родственники, если у родителей тяжелая стадия, СПИД или они уже умерли. Сложностей тут очень много.

Хочу повторить еще раз: сегодня, если вовремя начать лечение, можно помочь и родителям с ВИЧ, и их детям. Можно сохранить здоровье и сделать так, чтобы ребенок рос в полной семье — с мамой и папой. Современные препараты позволяют добиться нулевой вирусной нагрузки, и в этом случае ВИЧ-положительный человек перестает быть источником инфекции, в том числе и при половом контакте. Мы имеем опыт длительного лечения и наблюдения за детьми, рожденными в начале 2000-х годов. Большинство успешно выросли, родили детей, свободных от ВИЧ.

Важно, чтобы об этом знали как можно больше людей, чтобы, столкнувшись с ВИЧ, люди верили, что помощь есть, и не отказывались от нее. Поэтому заговор молчания тут неуместен.

ВРАЧИ ОТМЕЧАЮТ РОСТ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ

Практически все знают о ВИЧ, но думают, что болезнь их не коснётся. Многие до сих пор уверены, что ее вообще нет в России, и уж тем более в  Иркутской области.  На деле: именно в нашей области последние четыре года отмечается рост ВИЧ-инфекции примерно на 10-15 % по сравнению с предыдущим годом.

Болезнь 21 века можно успешно лечить. ВИЧ и СПИД – это не синонимы. ВИЧ-инфекция  — это хроническое инфекционное заболевание, СПИД – его терминальная (конечная) стадия, и она наступает, если больной не лечится. Поэтому важно начать лечение как можно раньше.

Путей заражения несколько:

— Половой путь. Вне зависимости от того, гетеросексуальный или гомосексуальный контакт.

— Парентеральный путь. К нему относят манипуляции, связанные с нарушением целостности кожных покровов. Введение наркотиков, татуировки, пирсинг.

— Вертикальный путь, от матери — к ребёнку. Можно передать ВИЧ-инфекцию ребёнку во время беременности, во время родов, во время грудного вскармливания.

Заражение при медицинских манипуляциях – встречается редко.

На территории Иркутской области таких случаев не было. Мужчины чаще заражаются при употреблении наркотиков, а женщины – половым путем. Распространение ВИЧ-инфекции происходит преимущественно в возрасте 20-45 лет. При этом отмечается тенденция к росту случаев заболевания в более старших возрастных группах.

Ждать симптомов опасно, ведь ярко выраженных симптомов у коварной ВИЧ-инфекции нет. В идеале каждому нужно регулярно тестироваться на ВИЧ и при малейшем риске проверяться.

Не у всех инфекция с самого начала проявляет себя. Это зависит от многих факторов. Но заметить её всё-таки можно. Нередко пациенты с острой стадией попадают в стационар с высокой температурой и симптомами «простудного» заболевания. Если пациент расскажет врачу о своих поведенческих рисках, предшествующих появлению этих симптомов, диагноз будет поставлен своевременно. Кто-то и к врачу не обращается, а вместо этого занимается самолечением. Пережили, острая стадия заканчивается, и человек ничего не ощущает очень долго, порой и годы.

А болезнь прогрессирует, происходит постепенное разрушение иммунной системы.

При тяжёлых, более поздних стадиях ВИЧ-инфекции, когда появляются признаки СПИДа, бывает невозможно спасти пациента. Поэтому ждать очевидных симптомов заболевания опасно, надо всегда оценивать свои риски и проходить своевременное тестирование. Неизвестно сколько партнеров «было у твоего единственного». Многие не в состоянии адекватно оценить риски. Смотрят на социальный статус партнёра или на то, что давно его знают, но это вовсе не показатель того, что этот человек не может быть ВИЧ-инфицирован.

Разговаривая с человеком, у которого выявлена ВИЧ-инфекция, выясняется, что пациент не считает, что он в зоне риска и уверен, что не было у него рискованного поведения. А стоит проанализировать и оказывается, что риски были. Допустим, у человека один половой партнер. Но ему неизвестно, сколько партнёров у его единственного полового партнёра.

Вот ещё один риск – пошёл делать тату в «подпольном» салоне. А там может не быть одноразового инструмента. И перед новым использованием просто чем-то обработали этот инструмент. Человек считает, что всё нормально: они же мыли под краном, значит всё чисто. На самом деле ВИЧ-инфекция давно с нами рядом и подхватить её может каждый. Важно вовремя оценить ситуацию, хотя бы подумать, прежде чем что-то сделать.

Очень часто в рискованном положении оказываются ничего не подозревающие женщины. К примеру, у неё один партнёр, в котором она уверена на все сто процентов. Но он может употреблять наркотики и заразиться сам, а потом заразить её. Партнерша же об этом и понятия не имеет, поэтому должные меры защиты не принимает. Самое страшное, что чаще всего в таких случаях ВИЧ-инфекция обнаруживается в период беременности. Мужчина может заразить и уже кормящую грудью женщину, а она — ребёнка. Поэтому, при малейшем сомнении надо идти обследоваться.

Можно ли заразиться, уколовшись о шприц. Заражения ВИЧ-инфекцией в результате подобных травм в нашем городе не зарегистрировано.

Жить с ВИЧ-инфекцией можно. Главное – вовремя начать лечение и не прекращать приём препаратов. Диспансерное наблюдение начинается с момента постановки диагноза. Для пациента важно строго выполнять все назначения врача. Лечение бесплатное и позволяет снизить количество вируса в крови до минимума, что, в свою очередь, значительно снижает риск передачи заболевания другим людям. Это одна из мер профилактики распространения ВИЧ-инфекции в обществе. Пациентам с алкогольной или наркотической зависимостями не отказывают в лечении, несмотря на то, что им сложно соблюдать режим приема лекарств. С ними работают психолог, инфекционисты, убеждают лечиться и принимать препараты регулярно.

 

Понятно, что человек с ослабленной иммунной системой  более уязвим перед заболеваниями, в том числе и ВИЧ. Банальная пневмония может привести к летальному исходу. Средний возраст смерти от ВИЧ в нашей стране — 38 лет. Есть лозунг 90-90-90. Мы сможем победить ВИЧ-инфекцию тогда, когда 90 процентов ВИЧ-инфицированных будут знать об этом, когда 90 процентов людей с ВИЧ-инфекцией будут получать лечение, когда у 90 процентов тех, кто получает лечение, будет достигнута максимальная неопределяемая нагрузка. Тогда болезнь будет побеждена, но пока, мы далеки от этого.

Рождение здорового ребенка у ВИЧ-инфицированной женщины возможно, если соблюдаются все рекомендации врача. Требуется вовремя встать на учет в женской консультации и начать прием противовирусных препаратов. Профилактические мероприятия проводятся и во время родов. Если все этапы профилактики пройдены, то риск рождения ребёнка с ВИЧ-инфекцией менее двух процентов. Дети после рождения принимают препараты в виде сиропа. Женщинам с ВИЧ-инфекцией грудное вскармливание запрещено.

Наше общество пока не готово принять ВИЧ-инфицированных людей, многие сторонятся их, не знают, как вести себя с ними. Люди опасаются даже заходить в кабинеты, где принимают и лечат ВИЧ и СПИД. Некоторые боятся услышать, что у них ВИЧ, считая этот диагноз смертельным. Многие верят, что можно заразиться через поцелуи, рукопожатия и укусы насекомых.

Среди пациентов усольского инфекционного кабинета есть люди, которые работают практически во многих профессиональных сферах. По закону для ВИЧ-инфицированных в работе и учёбе ограничений нет. У них те же права, что и у любых других граждан. И в кабинетах по работе с ВИЧ – инфицированными никто не ходит в специальной одежде и не общается с пациентами через стекло. В любом общественном месте можно подхватить множество инфекций, и это точно будет не ВИЧ.

Информацию подготовила психолог Инфекционного кабинета

по работе с ВИЧ–инфицированными

Н.В. Васильева

ВИЧ оставят без прописки: регионам напомнят о необходимости помогать бездомным и людям без регистрации | Статьи

Регионам напомнят о недопустимости отказов в терапии ВИЧ людям без прописки или с пропиской в другом субъекте Федерации. Такое поручение Минздраву дали по итогам заседания совета по вопросам попечительства в социальной сфере. По закону ВИЧ-положительные пациенты имеют право на бесплатную терапию. Однако встать на учет можно по месту прописки — из-за этого бездомные или просто внутренние мигранты, оказавшиеся в другом регионе, могут столкнуться с отказами. От наличия терапии зависит жизнь ВИЧ-положительного пациента. Кроме того, она необходима для того, чтобы предотвратить риск распространения инфекции: человек, получивший терапию, не сможет передать заболевание даже в случае незащищенного контакта. Что изменят новые меры и как в России устроена помощь людям с ВИЧ, разбирались «Известия».

Терапия, от которой зависит жизнь

Поручение за подписью вице-премьера Татьяны Голиковой было дано по итогам заседания совета, которое состоялось в начале февраля. Опубликован документ был в начале марта, однако известно о нем стало только после праздников. Об этом рассказал руководитель благотворительной организации «Ночлежка» Григорий Свердлин, принимавший участие в заседании совета.

«Минздраву России (М.И. Мурашко) направить в региональные органы здравоохранения разъяснения о недопустимости отказа в лечении по причине отсутствия регистрации и необходимости безусловного принятия на лечение пациентов с ВИЧ граждан России СПИД-центрами регионов независимо от наличия регистрации в регионе фактического проживания», — говорится в документе.

Сделать это в министерстве должны будут до 1 апреля. Кроме того, Минздрав совместно с Минфином должен продумать механизм межбюджетных трансферов на случай перемещения пациентов между регионами.

Фото: БНФ

Руководитель благотворительной организации «Ночлежка» Григорий Свердлин

«В целом это большая проблема. У нас в стране много внутренних мигрантов, которые перемещаются между городами в зависимости от работы или семейных обстоятельств. При этом они могут не иметь постоянной или временной регистрации», — согласна кандидат медицинских наук, врач-инфекционист, работающая с ВИЧ-положительными пациентами, Екатерина Степанова.

Всего в России, по данным, которые приводила Татьяна Голикова на том же заседании, посвященном борьбе с ВИЧ, с заболеванием живет около 1,1 млн человек. По последним данным, среднее число заражений составляет чуть более 40 человек на 100 тыс. человек населения. Антилидером по степени распространенности заболевания является Кемеровская область, где этот показатель составляет 128,9 человека на 100 тыс. населения.

Самому пациенту антиретровирусная терапия позволяет сохранить жизнь. Кроме того, от ее наличия напрямую зависит, будет ли он способен передавать инфекцию дальше, обращает внимание Екатерина Степанова.

«Препараты для лечения ВИЧ-инфекции подавляют вирусную нагрузку. При этом человек не сможет передать вирус даже при незащищенных половых контактах. Это глобальная цель. Поэтому в наших интересах сделать так, чтобы все люди получали терапию вне зависимости от того, где они находятся», — отмечает собеседница издания.

Для государства предотвратить прогрессирование ВИЧ-инфекции у человека, выдавая ему лекарства, намного выгоднее, чем лечить его же с продвинутой стадией ВИЧ-инфекции, а также тех, кого он может заразить имея неподавленную вирусную нагрузку. Степанов подчеркивает: «Мы не говорим уже о сохранении здоровья, мы говорим о вещах очень меркантильных».

«Все, что бесплатно, все под учетом»

По закону пациенты с ВИЧ имеют право на бесплатную терапию. Однако пациентов ставят на учет по месту прописки. В результате люди, оказавшиеся в другом регионе или не имеющие прописки (например, бездомные), могут сталкиваться с отказами, объясняет Григорий Свердлин. Сейчас такие ситуации регулируются на местном уровне, и многое зависит от решения конкретного медучреждения или руководства регионов.

«В большинстве регионов руководство местного здравоохранения и СПИД-центров шло навстречу, и они доносили до своих сотрудников, что нельзя людям отказывать, что есть уже федеральный реестр, в котором можно посмотреть, что человек не получал терапию в своем регионе и, значит, ее можно выдавать здесь», — объясняет он.

Федеральный регистр пациентов с ВИЧ ведется в России с 2017 года. Попасть в него можно на добровольной основе, предоставив паспорт и СНИЛС. Те, кто не хочет быть включенным в этот список, получают терапию самостоятельно в частных клиниках.

Фото: РИА Новости/Алексей Сухоруков

Если у человека нет регистрации, то, переезжая в другой регион, он просто не может получить терапию. Выходит, что он был привязан к региону, в котором живет, отмечает Максим Шмелев, президент правления курской региональной общественной организации «Мельница», которая работает с людьми, затронутыми социально значимыми заболеваниями, такими как ВИЧ, туберкулез и гепатит.

«У нас человек находится на диспансерном учете по месту регистрации, то есть по месту прописки. Здесь есть определенная сложность. Человек прописан, например, во Владивостоке и приехал, допустим, в Москву и в течение года там работает. Если он делает регистрацию на 10–11 месяцев, а не на год, я не знаю, не может ли там быть проблем с обеспечением лекарствами?» — высказывается Владимир Маяновский, председатель координационного совета всероссийской общественной организации «Объединение людей, живущих с ВИЧ».

В большинстве случаев сложности связаны не столько с готовностью или неготовностью медучреждений оказать помощь пациентам, сколько с особенностями процедуры закупок. Максим Шмелев рассуждает: «Лекарство от ВИЧ дается бесплатно. Все, что бесплатно, все под учетом. Каждый регион заказывает определенное количество препаратов на определенное количество людей. Тут приезжаю я, например из Москвы в Курск, и мне нужны препараты. А прописки у меня нет. Получается, что регион должен мне отдать чьи-то лекарства. Но тогда кому-то их может не хватить».

В разных регионах, по его словам, проблему стараются решить по-разному: где-то формируют собственные резервные фонды, где-то препараты до новой закупки берут из числа оставшихся.

Раз в три месяца ездить за лекарствами

После постановки человека на временный учет, вопрос с обеспечением его лекарствами, как правило, получается закрыть — регион просто включает его в свои списки. Так в том числе делают в приюте для бездомных «Мельница», которым руководит Максим Шмелев: попавшему к ним человеку сначала оформляют документы и временную прописку, после чего в случае наличия заболевания он может обратиться за медицинской помощью.

Однако даже временная прописка становится аргументом не везде. Одним из наиболее сложных в этом смысле регионов является Москва, отмечают все опрошенные «Известиями» эксперты.

В столице действует один Центр профилактики и борьбы со СПИДом, и встать там на учет людям из других регионов было крайне сложно. Чаще всего напрямую отказ не поступал, и люди могли собирать документы бесконечно, ожидание может растягиваться на очень длительные сроки, отмечает Екатерина Степанова.

Фото: kursk-izvestia.ru

Здание приюта для бездомных «Мельница» в Курске

В результате люди должны были договариваться со своими СПИД-центрами по месту прописки и раз в три месяца ездить за препаратами либо оформлять доверенности на их получение. «Но мы понимаем, что часть людей не может преодолеть эти сложности и вынуждена оставаться без препаратов, что является одной из важных причин, по которым мы не можем справиться с эпидемией ВИЧ», — добавляет собеседница издания.

Новое поручение за подписью вице-премьера Татьяны Голиковой поможет в борьбе с этой проблемой, рассчитывает Григорий Свердлин: «Мы очень надеемся, что это будет донесено до сотрудников [в разных регионах] как поручение из федерального центра. Кроме того, мы очень надеемся, что к этому поручению можно будет апеллировать, если люди столкнутся с какими-то сложностями. Можно распечатать его и принести чиновникам, или, например, с ним же можно будет пойти в суд, если до этого дойдет».

Со своей стороны представители «Ночлежки» обещают следить за исполнением этих поручений в Москве и Петербурге. Они также планируют собирать информацию от других организаций, действующих в регионах.

«Это огромная нагрузка»

В то же время само по себе поручение помогает отстаивать права пациентов, но не решает проблему с обеспечением медучреждений нужным количеством медикаментов, обращают внимание собеседники издания.

«Например, в Москву приезжает огромное количество людей, СПИД-центр в городе один. Если все получат временную регистрацию и придут туда за помощью, я не знаю, как он будет справляться. Это огромные объемы», — отмечает Екатерина Степанова.

Сейчас есть общий реестр, по которому можно в том числе проверить, получал или нет человек медикаменты в своем регионе. Однако федерального резервного фонда, из которого можно было бы брать лекарства для тех, кто ранее не состоял на учете в этом регионе, или по крайней мере единого плана действий по обеспечению медикаментами людей без прописки нет, отмечает Максим Шмелев.

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

О необходимости создания единой на всю страну системы, которая позволила бы человеку получить помощь вне зависимости от того, в каком регионе он находится, а региону — получить для этого медикаменты, говорят давно, согласен Владимир Маяновский: «Если получится такой механизм разработать, это, конечно, было бы отлично. Но я не знаю, насколько это реально».

Пока в числе поручений, данных по итогам заседания совета по вопросам попечительства, есть еще одно адресованное Минздраву и Минфину — ведомства должны будут совместно «разработать эффективный механизм межбюджетных взаимоотношений (трансфертов) в связи с переездом и переходом пациента из одного регионального сегмента регистра в другой». Представить свои предложения в совет они также должны до 1 апреля.

как передается и почему так опасен?

Все мы слышали об опасной болезни — СПИДе, которую вызывает вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). О них распространено множество мифов, и зачастую люди не знают ответов на самые простые вопросы: как можно заразиться ВИЧ? Что именно представляет собой СПИД? Имеет ли заболевший человек шансы на долгую жизнь? Попробуем разобраться в статье.

Содержание

ВИЧ и СПИД — как они связаны

Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) — это вирус, повреждающий клетки иммунной системы организма и ослабляющий его способность бороться с бактериями и другими инфекциями, которые мы встречаем каждый день. Болезнь, вызванная этим вирусом, называется ВИЧ-инфекция. Ее развитие можно разделить на несколько стадий (о них мы поговорим немного позже).

Терминальная, то есть последняя, стадия ВИЧ-инфекции называется «синдром приобретенного иммунодефицита» — СПИД.

На терминальной стадии ВИЧ-инфекции организм уже серьезно поврежден вирусом, а иммунная система не в состоянии справляться с нагрузкой. Поэтому у пациента могут развиться сразу несколько опасных для жизни заболеваний (бактериальных, вирусных, грибковых).

История болезни

Вирус иммунодефицита человека был открыт не так давно. В 1981 году появились первые статьи, которые описывали случаи пациентов с очень редкими заболеваниями (пневмоцистной пневмонией и саркомой Капоши), люди при этом не входили в группу риска. Постепенно число таких случаев росло и врачам стало ясно, что болезни возникают, потому что организм пациентов не в состоянии сопротивляться инфекциям из-за сниженного иммунитета.

В 1982 году такое патологическое состояние назвали синдромом приобретенного иммунодефицита, но причины его возникновения были неясны.

Через некоторое время ученым удалось обнаружить вирус, вызывающий СПИД. Это произошло независимо в двух лабораториях — в Институте Пастера во Франции и в Национальном институте рака в США. В 1983 году вышли две научные публикации, описывающие новый вирус (сейчас он называется ВИЧ-1) — это стало прорывом в изучении заболевания.

В 2008 году Нобелевскую премию получили ученые Франсуаза Барре-Синусси и Люк Монтанье, обнаружившие ВИЧ.

В 1986 году был описан еще один тип вируса — ВИЧ-2. Он встречается гораздо реже, чем ВИЧ-1, и несет ответственность лишь за 5% всех случаев ВИЧ-инфекции.

Исследования ВИЧ и СПИДа развивались очень активно, и продолжаются до сих пор. Так, ученые выяснили, что вирус передался от обезьяны к человеку примерно в 1920 году, а случилось это в Киншасе (Демократическая республика Конго). К 1980 году вирус уже попал на пять континентов, а заражены им были на тот момент от 100 до 300 тысяч человек.

Неверно полагать, что сегодня эта инфекция — проблема исключительно стран третьего мира или людей, живущих в неблагополучной социально-экономической среде. По данным Всемирной организации здравоохранения, ВИЧ уже унес жизни от 27 до 48 миллионов человек по всему миру.

На конец 2020 года количество людей, живущих с ВИЧ, составляет от 30 до 45 миллионов человек, число ВИЧ-инфицированных только растет. Так, в том же 2020 году новыми жертвами ВИЧ стали от 1 до 2 миллионов человек.

Как развивается заболевание

Вирус проникает в кровеносную и лимфатическую системы, начиная перемещаться по организму. Оказавшись рядом с клетками иммунной системы, имеющими рецепторы CD4, ВИЧ прикрепляется к ним и проникает внутрь. Там его ДНК встраивается в ДНК клетки-хозяина и начинает размножаться — внутри клетки формируются новые вирусные частицы, которые затем отпочковываются от клетки-хозяина и выходят в кровеносную систему. Исходная клетка погибает, а вирусы прикрепляются к другим, постепенно убивая иммунитет человека.

Это не единственный процесс, который происходит в зараженном организме. Ученые выяснили, что ВИЧ радикально изменяет не только иммунную систему, но и среду желудочно-кишечного тракта. Это приводит к значительным изменениям микробиоты кишечника и проницаемости слизистой оболочки, из-за чего микроорганизмы из кишечника перемещаются в кровь.

Такие изменения имеют далекоидущие последствия для других органов — от печени до головного мозга. Перемещение микробов и их негативное влияние на организм ускоряет прогрессирование ВИЧ-инфекции и запускает воспалительные процессы.

Проявления ВИЧ-инфекции разнятся от пациента к пациенту и зависят от стадии заболевания.

  1. Первичное инфицирование — острая инфекция. Как правило, проявляется через 2–4 недели после заражения и продолжается несколько недель. Появляются симптомы, похожие на грипп или простуду:

• температура,
• боль в голове, мышцах и суставах,
• кашель,
• увеличение лимфатических узлов.

Иногда может появиться сыпь или начаться понос. Симптомы могут быть настолько легкими, что человек их даже не замечает, однако именно в этот период концентрация вируса в крови довольно высока, и он быстро распространяется по организму.

2. Вторая стадия — хроническая или скрытая инфекция. Этот период может длиться годами. Во время скрытой фазы инфекции у большинства пациентов нет никаких симптомов.

3. Третья стадия развития болезни — симптоматическая. Вирус продолжает размножаться и разрушать иммунные клетки организма, поэтому у человека развиваются инфекции и появляются хронические симптомы:

  • повышенная температура,
  • постоянная усталость,
  • увеличение лимфатических узлов,
  • понос,
  • потеря веса.

Кроме того, встречаются такие проявления болезни, как пневмония, кандидоз полости рта (грибковое заболевание) или вирусный опоясывающий лишай.

4. Терминальная стадия болезни. Если ВИЧ-инфекцию не лечить, то примерно через 8–10 лет после заражения развивается СПИД — синдром приобретенного иммунодефицита.

На этом этапе иммунитет человека уже серьезно поврежден, поэтому у него развиваются разнообразные заболевания — они называются оппортунистическими (от английского слова opportunity — возможность).

Оппортунистические заболевания вызывают условно-патогенные вирусы, бактерии, грибы, то есть такие микроорганизмы, которые в норме не приводят к болезни. К оппортунистическим заболеваниям относятся, например, туберкулез, токсоплазмоз, пневмоцистная пневмония, саркома Капоши и многие другие — именно они, как правило, и становятся причиной смерти больного.

Без лечения ожидаемая продолжительность жизни человека с диагнозом СПИД составляет от 6 до 19 месяцев.

Как передается ВИЧ

О заражении ВИЧ ходит множество слухов. Давайте разберемся, как на самом деле можно приобрести эту инфекцию.

ВИЧ содержится исключительно в физиологических жидкостях организма, причем не во всех.

Вирус есть только в крови, сперме, вагинальных и анальных выделениях, а также в грудном молоке. Его нет в слюне, поте или, например, слезах.

Специалисты выделяют несколько ситуаций, в которых возможна передача ВИЧ:

● незащищенные половые контакты;
● совместное использование игл, шприцев или иных медицинских инструментов для инъекций;
● переливание инфицированной крови;
● беременность, роды и кормление ребенка грудным молоком — в ходе этих процессов мать может передать вирус своему ребенку, однако такие случаи довольно редки.

Вирусом нельзя заразиться через повседневные контакты.

Касание руки больного, использование одной посуды, поцелуи и объятия не приведут к передаче вируса. Также ВИЧ не передается воздушно-капельным путем, через воду или укусы насекомых.

Можно ли избавиться от ВИЧ

К сожалению, избавиться от вируса иммунодефицита человека нельзя. Если ВИЧ попал в организм, он останется с человеком до конца его жизни. Тем не менее сегодня существует множество лекарств, которые могут контролировать течение болезни и существенно замедлять его, — такое лечение называется антиретровирусной терапией.

Обычно в ходе терапии врач назначает пациенту три и более препарата — иногда они даже объединяются в одну таблетку. Каждый класс лекарств от ВИЧ действует по-разному. Их совместное использование помогает, во-первых, максимально эффективно снизить количество вируса в крови пациента, а во-вторых, не допустить того, чтобы вирус приобрел устойчивость к лечению.

Врачи подбирают схемы терапии исходя из особенностей каждого пациента и генотипа вируса. Кроме того, пациенту следует избегать повышенного риска заразиться иными вирусными или бактериальными болезнями (например, гриппом или пневмонией).

Терапия при ВИЧ-инфекции — сложный и затратный процесс, который к тому же может принести сильные побочные эффекты. Среди них — тошнота, рвота и диарея, заболевания сердца, нарушение работы почек и печени, повышенный уровень холестерина и сахара в крови, хрупкость костей, нарушения сна.

В 2021 году антиретровирусную терапию получают 28,2 миллиона пациентов по всему миру. Это меньше, чем количество болеющих, так как лечение доступно не во всех странах.

Всемирная организация здравоохранения прилагает значительные усилия, чтобы сделать терапию доступной как можно большему числу людей, ведь она позволяет пациенту прожить долгую жизнь. По оценкам специалистов, если человеку поставят диагноз в 20 лет и он сразу начнет принимать лекарства, то его продолжительность жизни может составить не меньше 70 лет.

Исключения из правил

Несмотря на то что терапия не избавляет от ВИЧ, в мире есть несколько человек, которым удалось излечиться. Трое из них:«Берлинский пациент», «Лондонский пациент» и «Дюссельдорфский пациент» из-за развившихся онкологических заболеваний были вынуждены пройти через пересадку костного мозга. Им пересадили донорский материал людей с редкими генетическими мутациями, которые позволили избавиться не только от онкологических заболеваний, но и от ВИЧ.

Важно понимать, что такое лечение не может стать общепринятым. Оно сработало только в трех случаях из десятков тысяч других аналогичных операций.

В 2020 и 2021 году прозвучали сообщения о еще двух пациентах, которым удалось победить ВИЧ — на этот раз без пересадки костного мозга.

Сначала на конференции AIDS-2020 врачи рассказали о человеке, заболевшем в 2012 году. Его лечили стандартной антиретровирусной терапией, а в 2015 году он принял участие в испытаниях новой комбинации лекарств и прекратил их прием в 2018 году, потому что при очередном обследовании в его крови не нашли никаких признаков ВИЧ. 66 недель спустя результат оставался тем же.

В ноябре 2021 года была опубликована еще одна научная статья, авторы которой рассказали о больной, не принимавшей антиретровирусные препараты более восьми лет. Ученым предстоит исследовать оба этих случая — во-первых, рецидив болезни все еще возможен, а во-вторых, причины такой «суперспособности» организмов этих двух пациентов пока неясны.

Диагностика

Единственный способ узнать, инфицирован ли человек, — провести соответствующий анализ крови. Врачи напоминают, что на начальных стадиях заболевания ВИЧ-инфекция не имеет специфических проявлений, поэтому советуют обследоваться регулярно, например, каждый год или полтора.

Если человек подозревает, что имел контакт с ВИЧ-положительным пациентом, и хочет узнать, не заразился ли, то в случае отрицательного анализа тест стоит повторить через приблизительно 45 дней. Это связано с тем, что у большинства людей на раннем этапе развития инфекции тесты могут не определить антитела.  

Эксперты уточняют, что для большинства современных лабораторных тестовых систем такой период «незаметности» антител составляет 45 дней, а для экспресс-тестов, которые обладают меньшей чувствительностью, — 90 дней.

Важно понимать, что ВИЧ может поразить любого человека, вне зависимости от его пола и возраста, сексуальной ориентации, расы, национальности, страны проживания и социально-экономического положения.

Чем раньше выявляется вирус, тем больше у врачей шансов взять заболевание под контроль и позволить пациенту прожить долгую полноценную жизнь.

Специалисты также подчеркивают: если человек получил положительный результат теста на ВИЧ, нельзя поддаваться панике. В первую очередь нужно обратиться к врачу — он назначит повторный анализ, чтобы исключить ошибку. После этого потребуется еще серия медицинских тестов, чтобы назначить верное лечение.

Социальная и информационная поддержка

Международные организации активно работают, чтобы распространять в обществе корректную информацию о ВИЧ-инфекции. Это чрезвычайно важно, так как во многих странах, в том числе и в России, ВИЧ-положительный статус стигматизирует человека, не давая ему вести нормальную жизнь. Пациенты могут оказываться в социальной изоляции — их не берут на работу, знакомые перестают с ними общаться, распадаются семьи. Плохая осведомленность о болезни приводит к тому, что иногда даже сотрудники медицинских учреждений отказываются прикасаться к ВИЧ-положительным пациентам.

Между тем, инфицированные люди имеют те же права, что и здоровые — работать, социализироваться, иметь семью, получать медицинскую помощь.

При соблюдении необходимых мер предосторожности, ВИЧ-инфицированные люди не представляют угрозы для окружающих, поэтому чрезвычайно важно распространять корректную информацию о ВИЧ и СПИДе во всех странах.

На заметку

● ВИЧ — вирус иммунодефицита человека — повреждает иммунную систему организма, не давая тому бороться с окружающими нас инфекциями. СПИД — это последняя стадия ВИЧ-инфекции — синдром приобретенного иммунодефицита.
● ВИЧ-инфекцию нельзя вылечить, но можно успешно контролировать. Антиретровирусная терапия позволяет пациенту прожить долгую жизнь, снижая количество вируса в крови и замедляя прогрессирование болезни.
● Если ВИЧ-инфекцию не лечить, болезнь проходит все стадии примерно за 8–10 лет, после чего человек погибает.
● ВИЧ содержится только в крови, сперме, вагинальных и анальных выделениях, а также в грудном молоке. Его нет в слюне, поте или слезах, поэтому ВИЧ нельзя заразиться через повседневные контакты. Касание больного человека, использование одной посуды, поцелуи и объятия не приведут к передаче вируса.
● ВИЧ — глобальная проблема, на сегодняшний день вирусом заражены десятки миллионов людей.
● Чрезвычайно важно регулярно проводить обследование на наличие ВИЧ — сдавать кровь на анализ. Вирус может поразить любого человека, вне зависимости от его пола, возраста, сексуальной ориентации, расы или страны проживания.
● ВИЧ-положительные люди не должны быть ограничены в своих правах и подвергаться социальной изоляции. Они не опасны для окружающих, а предвзятое отношение со стороны общества еще больше усложняет их жизнь.

Узнать больше о своем здоровье, генетических особенностях, уникальных чертах и рисках можно с помощью Генетического теста Атлас.

Другие статьи о здоровье в блоге Атлас:

Советы по поиску специалиста по ВИЧ

Несмотря на то, что важно обратиться к врачу как можно скорее, не торопитесь делать выбор.

Конечно, ваш врач по ВИЧ должен хорошо разбираться в вирусе и иметь опыт лечения людей с ВИЧ и СПИДом. Вы должны чувствовать себя непринужденно и иметь возможность комфортно разговаривать с ними. Но о чем еще нужно подумать?

Вы можете побеседовать с несколькими врачами, прежде чем выбрать одного из них. То, как вы относитесь к личности, подходу и отзывчивости вашего врача, может повлиять на ваше отношение к лечению.

Их подход к медицинскому обслуживанию

Найдите человека, который разделяет вашу основную философию в отношении медицинского обслуживания. Не преуменьшайте важность этого.

Вам нужен врач, который позволит вам принимать активное участие в принятии решений? Или вы предпочитаете более традиционные отношения между врачом и пациентом, когда врач берет на себя инициативу?

Насколько агрессивным вы хотите быть в отношении лечения? Вам нужен кто-то, кто будет поощрять вас пробовать новые лекарства или участвовать в исследовательских испытаниях?

Вас интересует дополнительная помощь, такая как гомеопатия или витаминотерапия? Поддержит ли это врач?

Квалификация и офисная практика

Ваш врач должен иметь сертификат по внутренним болезням (IM) со специализацией по инфекционным заболеваниям (ID). Если они специализируются на ВИЧ, еще лучше. Однако некоторые врачи без всех этих квалификаций — терапевты, семейные врачи, остеопаты — имеют опыт лечения людей с ВИЧ и очень хорошо заботятся о своих пациентах. Спросите, сколько пациентов с ВИЧ или СПИДом они видели и чувствуют ли они себя комфортно, заботясь о вас.

Узнайте, каково среднее время ожидания встречи и сколько времени обычно требуется, чтобы перезвонить.

Они регулярно работают со специалистами, к которым они могут направить вас, когда вам это нужно?

Проверьте, какую страховку они принимают.Будут ли они ждать оплаты от страховой компании, или вам придется платить вперед? Принимают ли они Медикейд?

Где искать

Ваш лечащий врач может также обладать навыками и опытом, чтобы быть вашим врачом по ВИЧ. Если нет, попросите их порекомендовать специалиста.

Вы также можете получить предложения от:

  • Доверенного друга или кого-то из ваших знакомых с ВИЧ
  • Местной организации по ВИЧ/СПИДу
  • Веб-сайт Американской академии медицины ВИЧ (www. aahivm.org)
  • Список поставщиков вашей страховой компании

Построение хороших отношений

Одним из наиболее важных шагов является общение и обмен мнениями. Например, сообщите своему врачу, если что-то у вас не работает. В то же время уважайте опасения и знания своего врача, даже если вы с ним не согласны.

Приходите на прием к врачу подготовленным. Найдите время, чтобы узнать о ВИЧ и СПИДе через веб-сайты, горячие линии и общественные организации.Кроме того, подготовьтесь к своим приемам, записав вопросы, симптомы, побочные эффекты и любые изменения в ваших лекарствах, включая любые дополнительные методы лечения, которые вы начали или хотите попробовать. Поднимите их в начале вашего визита.

Найдите поставщика медицинских услуг при ВИЧ

Как найти поставщика медицинских услуг при ВИЧ?

Вы можете найти поставщика медицинских услуг в связи с ВИЧ, используя наш указатель центров тестирования на ВИЧ и услуг по уходу. Просто введите свой почтовый индекс, чтобы получить доступ к медицинской помощи при ВИЧ-инфекции и другим службам, таким как пункты тестирования на ВИЧ, жилищная помощь, помощь в лечении наркозависимости и психиатрическая помощь.

Существуют и другие способы найти поставщиков и услуги в связи с ВИЧ:

  1. Спросите своего лечащего врача . лечить свой ВИЧ. Если нет, он или она может направить вас к врачу, который специализируется на оказании помощи и лечения ВИЧ.
  2. Позвоните на горячую линию штата по вопросам ВИЧ/СПИДа . На бесплатные горячие линии штата по вопросам ВИЧ/СПИДа можно связать вас с учреждениями, которые помогут определить, на какие услуги вы имеете право, и помочь вам их получить.
  3. Поиск в каталоге реферальных ссылок — Реферальная ссылка Американской академии медицины ВИЧ — это каталог поставщиков медицинских услуг, специализирующихся на лечении и профилактике ВИЧ по всей стране. Врачи и клиницисты, представленные в этой базе данных, практикуют в различных медицинских учреждениях, включая медицинские центры, клиники Райана Уайта и частные практики.
  4. Воспользуйтесь горячей линией домашнего тестирования на ВИЧ — Если вам поставили диагноз ВИЧ с помощью набора для домашнего тестирования на ВИЧ, важно предпринять следующие шаги, чтобы убедиться, что результат вашего теста правильный. Производители домашних тестов предоставляют конфиденциальные консультации, чтобы ответить на вопросы, и выдают местные направления для последующего тестирования и ухода.

Почему вам необходимо найти поставщика медицинских услуг в связи с ВИЧ?

После того, как вам поставили диагноз ВИЧ, важно как можно скорее обратиться к поставщику медицинских услуг, который поможет вам начать лечение ВИЧ (так называемая антиретровирусная терапия или АРТ). Лечение с помощью лекарств от ВИЧ рекомендуется для всех людей с ВИЧ, независимо от того, как долго у них есть вирус или насколько они здоровы.

Лекарство от ВИЧ может снизить количество ВИЧ в крови (также называемое вирусной нагрузкой) до неопределяемого уровня — уровня настолько низкого, что стандартный лабораторный тест не может его обнаружить. Люди с ВИЧ, которые принимают лекарства от ВИЧ точно в соответствии с предписаниями, получают и поддерживают неопределяемую вирусную нагрузку, могут оставаться здоровыми и практически не иметь риска передачи ВИЧ своим ВИЧ-отрицательным половым партнерам. Это часто называют лечением как профилактикой или «необнаруживаемый = непередаваемый» (Н=Н).

Как скоро вам нужно найти поставщика медицинских услуг в связи с ВИЧ?

Руководство Министерства здравоохранения и социальных служб США (HHS) по использованию лекарств от ВИЧ у взрослых и подростков рекомендует, чтобы люди с ВИЧ обращались за медицинской помощью и начинали лечение от ВИЧ как можно раньше. Если у вас есть следующие состояния, особенно важно немедленно начать АРТ: беременность, СПИД, некоторые связанные с ВИЧ заболевания и коинфекции, а также ранняя стадия ВИЧ-инфекции. (Ранняя ВИЧ-инфекция – это период до 6 месяцев после инфицирования ВИЧ.) Узнайте больше о том, когда начинать АРТ.

Кто должен ухаживать за больными ВИЧ/СПИДом? — Editorials

JEFFREY KIRCHNER, DO, Lancaster General Hospital, Lancaster, Pennsylvania

Am Fam Physician.  15 января 2006 г.; 73(2):215–216.

Связанная статья

В отличие от других болезней современной медицины, вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) и синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД) прошли бурный и непредсказуемый путь как для врачей, так и для пациентов. С тех пор, как в 1981 г. были зарегистрированы первые пять случаев пневмоцистной пневмонии, пациенты с ВИЧ/СПИДом постоянно переходили от узких специалистов к семейным врачам. С каждым улучшением лечения специалисты по инфекционным заболеваниям брали на себя заботу о пациентах с ВИЧ / СПИДом, чтобы составлять сложные схемы лечения; с каждой неудачей, связанной с разочаровывающими результатами смертности, семейные врачи снова брали на себя основную ответственность за этих пациентов, сосредоточив внимание на поддержании здоровья и паллиативной помощи.Сейчас, когда эпидемия продолжается уже почти 25 лет, ВИЧ/СПИД стал, как отмечает д-р Халса1 в этом выпуске журнала American Family Physician, «хроническим, управляемым заболеванием», возможно, мало чем отличающимся от диабета, гипертонии или гиперлипидемии. В отличие от этих состояний, СПИД является заразным инфекционным заболеванием, которое, если его не лечить, почти всегда приводит к смерти в течение восьми-десяти лет. Это заболевание, контроль над которым зависит от сильнодействующих противовирусных препаратов, и на естественное течение которого изменения диеты или образа жизни существенно не повлияют.

Должны ли семейные врачи оказывать всю медицинскую помощь пациентам с ВИЧ/СПИДом? Статья1 д-ра Хальса прекрасно показывает потребности пациентов, живущих с этим заболеванием. Кроме того, Американское общество инфекционистов недавно опубликовало клинические рекомендации по оказанию «первичной помощи» пациентам с ВИЧ2. В них включены базовые оценки пациентов с впервые выявленным диагнозом, а также необходимые скрининговые тесты и иммунизация. Все, безусловно, входит в компетенцию семейного врача, и последние данные показывают, что врачи общей практики, имеющие опыт работы с ВИЧ, оказывают помощь такого же качества, как и узкоспециализированные специалисты по инфекционным заболеваниям.3

Как семейный врач, оказывающий помощь при ВИЧ-инфекции с 1989 года, я был бы лицемером, если бы предположил, что семейные врачи не должны заниматься пациентами с ВИЧ. Я также высоко оцениваю глубину и широту имеющейся у нас информации о ВИЧ/СПИДе. В настоящее время доступно 20 препаратов для лечения ВИЧ. Хотя рекомендации по их использованию существуют, решения о лечении сложны.4,5 Они включают решение о начале антиретровирусной терапии, а также выбор конкретной схемы.Далее следует долгосрочный мониторинг эффективности, соблюдения режима лечения, нежелательных явлений и резистентности. Во многих случаях, исходя из токсичности или данных новых клинических испытаний, режим антиретровирусной терапии пациента необходимо менять один или несколько раз. Это проблемы, с которыми у большинства семейных врачей нет ни подготовки, ни времени, ни клинического опыта, ни желания справиться с ними.

Я призываю семейных врачей, ухаживающих за пациентами с ВИЧ, устанавливать тесные партнерские отношения с пациентом и узким специалистом по ВИЧ. Этот человек может управлять антиретровирусной терапией, но зависит от семейного врача в обеспечении комплексного долгосрочного ухода, в котором нуждается пациент с ВИЧ/СПИДом.Поскольку ежегодно инфицируется более 40 000 человек, а люди с этим заболеванием живут дольше, будет расти потребность в большем количестве врачей, которые будут брать на себя первичную и специализированную помощь этим пациентам. Около половины субспециалистов по ВИЧ в Соединенных Штатах прошли обучение в области семейной или внутренней медицины. Для тех, кто хочет оказывать специализированную помощь при ВИЧ, Американская академия медицины ВИЧ (http://www.aahivm.орг).

Семейные врачи, которые решили не проходить специализированную подготовку по лечению ВИЧ-инфекции, все же могут значительно улучшить состояние здоровья пациентов с этим заболеванием, предоставляя всеобщий скрининг на ВИЧ, консультации по профилактике и снижению риска, базовый мониторинг и регулярный поддерживающий уход. Рекомендация всем пациентам проходить однократный скрининг на ВИЧ подтверждается двумя недавними исследованиями.6,7

расширение существующих протоколов скрининга на ВИЧ и вновь подчеркнула необходимость скрининга подростков и взрослых с любыми факторами риска заражения ВИЧ, а также всех пренатальных пациентов.8

Помимо консультирования по вопросам тестирования, снижения риска и уведомления партнеров, семейные врачи могут отслеживать прогрессирование заболевания по состоянию болезни или количеству CD4+ и участвовать в определении кандидатуры пациента на получение антиретровирусных препаратов. Наконец, семейные врачи должны быть осведомлены о любых рекомендуемых скрининговых тестах, иммунизации и профилактике. В предстоящие годы, когда мы надеемся, что у нас будет эффективная вакцина, семейный врач будет продолжать играть ключевую роль в уходе за такими пациентами.

Бригада по лечению ВИЧ | Everyday Health

Сохранение здоровья после постановки диагноза ВИЧ не ограничивается лечением вируса. Это означает помощь команды специалистов, которые могут лечить все ваше здоровье. Поскольку ВИЧ — это далеко идущее заболевание, которое влияет на все аспекты вашего здоровья, имеет смысл, чтобы несколько экспертов руководили вашей схемой лечения ВИЧ.

Правильное питание и поддержание физической активности необходимы для борьбы с ВИЧ, но также необходимы регулярные медицинские осмотры для наблюдения за вашим общим состоянием здоровья и самочувствием.

В состав вашей команды по лечению ВИЧ-инфекции должны входить эти специалисты.

HIV Doctor  «Каждый человек с ВИЧ должен иметь врача, имеющего опыт лечения ВИЧ, в составе его или ее лечебной бригады», — говорит Лаура Гудериан, доктор медицинских наук, специалист по инфекционным заболеваниям в One Medical Group в Нью-Йорке. Ваш лечащий врач по ВИЧ должен иметь сертификат по инфекционным заболеваниям, медицине ВИЧ или смежной специальности, которая включает в себя глубокое понимание ВИЧ.

Вы будете тесно сотрудничать со своим лечащим врачом по ВИЧ, когда будете принимать решения о своем лечении, поэтому убедитесь, что с этим поставщиком медицинских услуг вам комфортно.«Когда вы впервые начинаете лечение от ВИЧ, вы можете посещать своего врача по ВИЧ более регулярно — каждые две-четыре недели или чаще, в зависимости от ваших потребностей», — говорит д-р Гудериан. «После того, как ваше лекарство стабилизируется и ваша вирусная нагрузка ВИЧ станет неопределяемой, вы можете рассчитывать на посещение врача по ВИЧ каждые три-четыре месяца, чтобы убедиться, что ваше лечение работает хорошо, и вы получаете все рекомендуемые профилактические услуги, такие как как вакцины и проверки здоровья».

Медсестры  Часто практикующая медсестра, фельдшер или фельдшер помогает планировать и координировать ваши приемы для тестирования и плановые визиты. Медсестра может также брать у вас образцы крови, контролировать ваш план ухода и следить за вашим прогрессом.

Стоматолог  ВИЧ повышает риск возникновения проблем со здоровьем полости рта, поскольку ослабленная иммунная система менее способна бороться с инфекцией.

Люди с ВИЧ могут быть более склонны к развитию проблем с полостью рта, включая следующие заболевания:

«Важно регулярно посещать стоматолога для осмотра и чистки каждые шесть месяцев», — говорит Гудериан. «Плохое здоровье зубов может увеличить риск серьезных инфекций и даже увеличить риск сердечно-сосудистых заболеваний и рака.”

Фармацевт  Важно, где вы получаете лекарства по рецепту. Выберите фармацевта, который хорошо разбирается в лекарствах от ВИЧ. Обзор 32 исследований показал, что участие фармацевтов, обученных ВИЧ, значительно улучшило то, насколько хорошо люди следовали своему плану лечения ВИЧ, и оказало положительное влияние на их подавление вируса. Ваш фармацевт может помочь ответить на любые ваши вопросы о том, как принимать лекарства и о побочных эффектах лекарств.

Диетолог  Правильное питание является неотъемлемой частью вашего лечения ВИЧ.У некоторых людей с ВИЧ также развиваются проблемы, которые могут привести к проблемам, связанным с питанием. Например, инфекции, связанные с ВИЧ, могут затруднить прием пищи или глотание. Диетолог может работать с вами, чтобы составить планы питания, которые обеспечат вас питательными веществами, необходимыми для поддержки вашей иммунной системы и поддержания уровня энергии. Диетолог, знакомый с ВИЧ, также знает, как изменить вашу диету, чтобы вы продолжали питать свое тело, даже если ваши лекарства влияют на ваш аппетит.

Ведущий специалист или социальный работник  Временами жизнь с ВИЧ выматывает.Присутствие куратора или социального работника в вашем уголке может снять часть стресса и напряжения. Они могут помочь вам запланировать и записаться на прием к врачу, найти и подать заявку на участие в программах, предлагающих помощь, получить жилье, связать вас с группами поддержки и т. д. Навигаторы пациентов также являются профессионалами, обученными помогать вам ориентироваться в системе здравоохранения. Многие больницы и организации могут связать вас с этими экспертами.

Терапевт  Если у вас ВИЧ, проблемы с психическим здоровьем могут повлиять на вашу способность справляться с заболеванием или следовать своему плану лечения.Если вы или ваши близкие замечаете, что ваше психическое здоровье влияет на вашу способность справляться или функционировать, поговорите со своим врачом о посещении специалиста в области психического здоровья, например, терапевта, психолога или психиатра. Вы также можете получить помощь через группу поддержки ВИЧ.

Специалист по злоупотреблению психоактивными веществами  Если вы боретесь со злоупотреблением психоактивными веществами или у вас были проблемы в прошлом, профессионал в этой области может дать совет и поддержку. Вам также могут понадобиться специальные процедуры, которые помогут вам избавиться от зависимости.

Вы.  Никто так не знает ваше тело и разум, как вы. Вам решать общаться с членами вашей медицинской бригады, чтобы сообщать им, когда вы замечаете какие-либо изменения в своем физическом или психическом здоровье. Если побочные эффекты от ваших лекарств сказываются или мешают вам следовать плану лечения, сообщите об этом своему основному врачу по ВИЧ.

Один из самых важных шагов в лечении ВИЧ, который вы можете предпринять для себя, — это неукоснительно соблюдать расписание визитов к различным поставщикам медицинских услуг.Вы не хотите забывать или пропускать встречи — эти рутинные визиты могут выявить что-то, что может иметь серьезные последствия для здоровья, если их не обнаружить.

Храните записи о встречах в одном удобном для вас месте. На вашем телефоне может быть приложение для календаря и заметок, или вы можете предпочесть бумажный ежедневник, где вы можете записывать свои встречи. Есть также более новые приложения, такие как Life4me+, которые помогают отслеживать прием лекарств и устанавливать связь с врачами. Вы можете записывать вопросы, которые хотите задать, и делать заметки для своего врача, что позволит вам максимально эффективно использовать каждую встречу или посещение офиса.

Помните, что при правильном лечении и помощи квалифицированных врачей вы можете достичь неопределяемой вирусной нагрузки, что является целью лечения ВИЧ.

Лечение ВИЧ/СПИДа | Гора Синай

Поскольку медицинские достижения превращают ВИЧ в излечимое и хроническое заболевание, наши врачи являются экспертами в поиске правильного лечения для вас. Мы верим в сбалансированный подход к лечению ВИЧ и СПИДа, сочетающий лечение, исследования и профилактическое обучение. Пациенты получают индивидуальную помощь с использованием последних достижений медицины, и мы продвигаем общественные инициативы.

Доступ к последним достижениям

В Институте передовой медицины мы предоставляем лечение и услуги инфицированным, а также оказываем профилактические услуги тем, кто находится в группе риска. Поскольку мы являемся частью Медицинской школы Икана на горе Синай, у вас есть доступ к самым современным знаниям и технологиям, доступным только в крупном академическом медицинском центре.

Широкий спектр услуг специально для вас

Вы получите индивидуальное обслуживание с доступом к первичной медико-санитарной, психиатрической и специализированной практике.В вашу команду могут входить врачи первичной медико-санитарной помощи, практикующие медсестры, стипендиаты по инфекционным заболеваниям, узкие специалисты, медсестры и социальные работники. А специалист по инфекционным заболеваниям возглавит команду, чтобы обеспечить всесторонний и непрерывный уход.

Услуги включают:

  • Медицина, психическое здоровье, социальные услуги и управление делами
  • Скрининг и лечение туберкулеза
  • Психологическая оценка и консультирование
  • Консультирование по вопросам ВИЧ до и после тестирования
  • Обучение профилактике СПИДа и снижению риска
  • Доступ к клиническим испытаниям лекарств
  • Немедленная медицинская помощь: поговорите с медсестрой по телефону в обычные часы работы клиники
  • Программа неотложной медицинской помощи: медицинская помощь больным пациентам, не нуждающимся в госпитализации (запись на прием по телефону: с 8:30 до 16:00 с понедельника по пятницу)
  • Плановая гинекологическая помощь ВИЧ-позитивным женщинам
  • Группы поддержки
  • Программа приверженности
  • Специальный уход

Пациенты клиники Фонда Джека Мартина также имеют доступ к специализированной помощи в Mount Sinai.

Неспециализированная помощь, предоставляемая на месте, включает:

  • Дерматология
  • Коинфекция гепатита С
  • Неврология/нейропсихология
  • Нефрология
  • Офтальмология
  • Педиатрия
  • Психиатрия

Пациенты направляются к специалистам Mount Sinai, наиболее подходящим для удовлетворения их особых потребностей.

Психиатрические услуги:

В штате есть два штатных психиатра и психиатр, которые проводят еженедельные группы поддержки и постоянные психотерапевтические группы.Группы поддержки включают:

  • Основы ВИЧ
  • Юридическая помощь
  • Питание
  • Безопасный секс
  • Права
  • Управление стрессом
  • Воспитание
  • ВИЧ и приверженность беременности

Mount Sinai также является домом для программы NeuroAIDS, которая помогает пациентам с целым рядом нейроинфекционных заболеваний, включая нейроСПИД, нейро-ВИЧ, нейросифилис и менингит. Наши высококвалифицированные неврологи и специально обученный персонал обладают многолетним опытом лечения этих сложных состояний.

В поисках новых революционных методов лечения

Наши врачи-ученые из Отделения инфекционных заболеваний в настоящее время проводят широкий спектр исследований в области ВИЧ/СПИДа, чтобы раскрыть следующий прорыв, включая поиск профилактических или терапевтических вакцин против ВИЧ.

Кроме того, наши достижения в области противовирусной терапии продлили жизнь людям, живущим с хроническими инфекциями, такими как ВИЧ и гепатит С, с сопутствующим заболеванием печени. Коинфекция вирусом гепатита С (HCV) является причиной пятикратного увеличения числа госпитализаций и стала основной причиной осложнений и смертности среди ВИЧ-инфицированных.Фактически, заболевания печени, вызванные инфекцией ВГС, являются причиной 50 процентов всех смертей людей, живущих с ВИЧ/СПИДом в Соединенных Штатах. Эти исследования предлагают пациентам доступ к экспериментальным методам лечения, недоступным в других местах. Пожалуйста, посетите Программу вируса гепатита C Mount Sinai для получения дополнительной информации.

Являясь лидером в области ухода за больными ВИЧ и заболеваниями печени, Mount Sinai располагает исключительными ресурсами для пациентов с сочетанной инфекцией ВИЧ и ВГС. Врачи и исследователи Mount Sinai опубликовали многочисленные научные исследования, которые внесли значительный вклад в наше понимание ВИЧ, а также в разработку стратегий лечения и профилактики.

Кто такой специалист по ВИЧ?

Специалист по ВИЧ — это лицензированный врач, отвечающий требованиям Американской академии медицины ВИЧ (AAHIVM) для оказания помощи ВИЧ-инфицированным пациентам.

Кто такой специалист по ВИЧ?

Типичный специалист по ВИЧ должен быть практикующим врачом с опытом работы в области клинической, внутренней или семейной медицины. Ежедневно они предоставляют комплексные услуги первичной медико-санитарной помощи пациентам с ВИЧ.Вся их работа направлена ​​на профилактику, диагностику и лечение ВИЧ. Некоторые специалисты по ВИЧ работают в общественных и государственных программах. Их время тратится на проведение тестов на ВИЧ на месте и поддержку информационно-разъяснительной работы путем непосредственного взаимодействия с пациентами и общественностью. Старшие специалисты по ВИЧ будут нести ответственность за клиническое обслуживание, медицинское администрирование и разработку программ. Они возглавляют комитеты, обеспечивают соблюдение правил, а также разрабатывают и пересматривают политики и процедуры. Они также обучают других поставщиков медицинских услуг и сотрудничают с другими организациями, чтобы предлагать услуги по лечению ВИЧ.

Американская академия медицины ВИЧ

Американская академия медицины ВИЧ – это ведущая организация, которая защищает интересы ВИЧ-инфицированных пациентов и медицинских работников, предоставляя стандарты практики, продолжая медицинские возможности и единственные официально признанные сертификаты для специалистов по ВИЧ. Во-первых, врач должен иметь соответствующий опыт, поскольку в течение двух лет лечил не менее 20 ВИЧ-инфицированных пациентов. Во-вторых, врач должен иметь соответствующее образование, а это означает, что он должен иметь действующую государственную медицинскую лицензию MD или DO.Они должны либо получить стипендию в течение последних двух лет, либо набрать 30 кредитов за курсовую работу, связанную с ВИЧ. Специалисты по ВИЧ должны получать 30 кредитов непрерывного медицинского образования (НМО) каждые два года. В-третьих, врач должен иметь внешнее подтверждение, например, сдачу экзамена на ВИЧ AAHIVM.

Экзамен AAHIVM на получение статуса специалиста по ВИЧ

На самом деле врачам, желающим специализироваться на лечении ВИЧ, предлагается три экзамена: специалист по ВИЧ, эксперт и фармацевт.Первый экзамен, специалист по ВИЧ (AAHIVS), является стандартной сертификацией для врачей, которые хотят стать врачами первичного звена для ВИЧ-инфицированных пациентов. Квалификационные требования к экзамену перечислены выше, но врачи могут заменить кредиты непрерывного образования различными видами образовательной деятельности. Краткое изложение внеклассных образовательных мероприятий ускорит процесс подачи заявки. Экзамены AAHIVM доступны онлайн или через курьерские бумажные экзамены. Каждый год экзамен обновляется, чтобы добавить достижения медицинской науки и удалить дискредитированные материалы.Содержание экзамена разрабатывается и проверяется меняющимися группами активных экспертов по ВИЧ.

Рекомендуемая курсовая работа

Чтобы подготовиться к экзамену AAHIVM, студенты-медики должны получить сертификат аккредитованного медицинского колледжа или, по крайней мере, пройти соответствующие курсы, которые помогут им преуспеть в своей будущей должности. Предлагаемые курсы будут охватывать основы клинической фармакологии и патофизиологии для ВИЧ-инфицированных пациентов. Учащиеся также должны посещать занятия, посвященные инструментам оценки состояния здоровья на основе ВИЧ и диагностическим тестам.Занятия по профилактике, укреплению здоровья и надлежащему уходу и ведению пациентов с ВИЧ являются обязательными. Это может помочь пройти курсы по сопутствующим заболеваниям, статистическим исследованиям и рассуждениям.

Связанный ресурс: Эксперт по тропическим болезням

Специалист по ВИЧ – это лицензированный врач, имеющий соответствующее образование, опыт и повышение квалификации. По мере изменения негативных социальных норм в отношении ВИЧ растет потребность в квалифицированных специалистах по ВИЧ.

На юге не хватает врачей для лечения ВИЧ

МОНТГОМЕРИ, Алабама.— Когда его специалист по ВИЧ уехал из Сельмы, Ларри задумался, где ему дальше лечиться. Он уже час ехал из своего маленького городка в Алабаме в город, где доктор Мартин Лютер Кинг-младший однажды прошел маршем к мосту Эдмунда Петтуса. Придется ли ему ехать еще дальше — возможно, в два раза больше, чем до Монтгомери, — чтобы пройти полугодовой осмотр?

Но Ларри успел. Ему сказали, что он все еще может ехать в Сельму, но при одном условии: ему придется провести видеоконференцию со своим новым врачом.

Итак, во время недавнего визита, после того, как медсестра проверила его жизненно важные органы, он поговорил с доктором Уилсоном.Лори Дилл, врач по ВИЧ, жившая в 50 милях к востоку от Монтгомери. Дилл мог слушать сердце и легкие Ларри через наушники Bluetooth. Они могли обсудить результаты его лабораторных исследований и любые потенциальные опасения, с которыми он столкнулся.

«Я могу вести такие же беседы с моим доктором, только теперь это происходит на экране телевизора», — сказал Ларри, который разговаривал с Stateline при условии, что его имя не будет опубликовано, сославшись на клеймо, которое все еще существует с ВИЧ. «В остальном ничего не изменилось.

Администрация Трампа стремится сократить число новых случаев передачи ВИЧ на 90% по всей стране к 2030 году, сосредоточив свои усилия на 48 городских округах и семи штатах, включая Алабаму, с непропорционально высокими показателями заболеваемости ВИЧ. Но на юге, где больше горячих точек, чем в любом другом регионе, поставщики услуг по лечению ВИЧ говорят о том, что у них огромное количество пациентов из-за отсутствия новых коллег, выходящих на поле.

Некоммерческая организация Medical Advocacy and Outreach, в которой работает Дилл, в настоящее время проводит около 5000 посещений пациентов в год, в значительной степени благодаря телемедицине.Это более эффективно, чем часы, которые она провела 20 лет назад, разъезжая по штату, чтобы увидеть пациентов, но этого все еще недостаточно для растущей нагрузки на регион.

При почти 40 000 новых случаев ВИЧ каждый год в стране — и, возможно, еще тысячи недиагностированных случаев — нынешние поставщики медицинских услуг опасаются, что их персонал настолько недоукомплектован, что им будет трудно сделать лечение ВИЧ таким же, как лечение других хронических заболеваний.

Несмотря на то, что недавно во время визита директора Центров по контролю и профилактике заболеваний д-ра Р.Роберт Редфилд в качестве главного примера помощи при ВИЧ в сельской местности. Дилл говорит, что ее организации не хватает больше всего — большей рабочей силы — это то, что ограничивает способность клиник обслуживать еще больше таких людей, как Ларри.

Providers with Medical Advocacy and Outreach, некоммерческая организация, оказывающая клиническую помощь пациентам с ВИЧ и СПИДом, охватывает 28 округов центральной и южной Алабамы. Благотворительный фонд Пью

«Чтобы положить конец эпидемии, нам нужно удвоить наши возможности для лечения пациентов с ВИЧ», — сказала она.

Федеральные чиновники здравоохранения, участвующие в программе «Положить конец эпидемии», в основном сосредоточены на предоставлении дополнительных ресурсов для оказания помощи в четырех областях: диагностика пациентов, не знающих о своем ВИЧ-статусе, лечение людей с положительным результатом теста, предотвращение новых случаев передачи инфекции и реагирование на мощные вспышки инфекции. болезнь.

Одно исследование, проведенное организацией Mathematica, занимающейся политическими исследованиями, показало, что количество поставщиков ВИЧ-услуг по всей стране уже сократилось на 5%, хотя спрос увеличился на 14% с 2010 по 2015 год. А в отчете за 2016 год Юго-восточного образовательного и учебного центра по СПИДу, консорциума из восьми штатов, который предлагает образовательные ресурсы поставщикам услуг по лечению ВИЧ, предупредили, что выход на пенсию пожилых практикующих врачей в сочетании с меньшим количеством поступающих по специальности затрудняет набор и удержание практикующих специалистов. .

«Это настоящая проблема, которая не дает мне спать по ночам, — говорит доктор Анна Персон, врач-инфекционист Медицинского центра Университета Вандербильта. «Поскольку наши пациенты чувствуют себя лучше, они живут дольше и нуждаются в большем уходе.Это мусорный пожар, очаг эпидемии на юге. Нам понадобится больше поставщиков, чем когда-либо».

Данные

CDC показывают, что на юге, который агентство определяет как регион с 16 штатами, в 2017 году было зарегистрировано больше новых случаев — 19 968 — чем в остальной части страны вместе взятых.

Джорджия, Флорида и Луизиана имели самые высокие показатели новых диагнозов ВИЧ среди всех штатов. Техас, Южная Каролина, Миссисипи и Алабама также входят в десятку штатов с самым высоким уровнем новых диагнозов ВИЧ.

Во многих из этих штатов чернокожие мужчины-геи сталкиваются с повышенным риском заражения ВИЧ — отчасти из-за отсутствия жилья, транспорта и денег, что может повлиять на способность оставаться на связи с постоянным профилактическим лечением — как и некоторые женщины и люди, которые инъекционные наркотики.

«Многие люди не могут позволить себе проехать час или больше, чтобы посетить врача», — сказал Ларри, отметив ограниченность возможностей общественного транспорта в Алабаме. «Когда у вас есть возможность увидеть врача рядом, даже если это не лично, это огромное преимущество.

Несколько поставщиков медицинских услуг, опрошенных Stateline , заявили, что города, округа и штаты должны тратить больше средств на расширение доступа к лечению ВИЧ. В то время как федеральное правительство традиционно финансировало уход за пациентами, живущими с ВИЧ или СПИДом, в основном через программу Райана Уайта по ВИЧ/СПИДу, поставщики медицинских услуг говорят, что местные власти должны помочь создать больше возможностей для обучения будущих специалистов по инфекционным заболеваниям и стимулировать нынешних врачей общей практики к работе с этими больными. пациенты.

Помимо этого, эксперты также говорят, что местные чиновники в районах, которые считаются горячими точками, должны выделять больше средств на сбор данных, скрининги и программы для доступа к доконтактной профилактике (PrEP) для тех, кто подвержен риску заражения болезнью.В то время как штаты выделяют почти одну треть долларов на профилактику ВИЧ по всей стране, некоторые южные штаты сократили свое финансирование или выступили против расширения Medicaid, по словам представителей здравоохранения, экспертов и медицинских работников.

«Нет такой вещи, как прекращение эпидемии ВИЧ, потому что все эпидемии носят локальный характер», — сказала д-р Мелани Томпсон, основатель Консорциума по исследованию СПИДа в Атланте, агломерации, включающей четыре округа, которые считаются горячими точками. «Мы не Сан-Франциско. Мы не Нью-Йорк.У нас не хватает политической воли, чтобы внести необходимые изменения».

Нехватка специалистов

Человек Вандербильта считает, что немногие профессии могут быть более полезными, чем работа врачом по ВИЧ. Но как руководитель стипендиальной программы Вандербильта по инфекционным заболеваниям, где врачи, прошедшие ординатуру, проходят еще два года специальной подготовки, она сказала, что трудно убедить стажеров присоединиться к таким программам, как ее.

Многие южные учебные больницы изо всех сил пытаются заполнить места для стипендий, часто потому, что стажеры, обремененные долгами медицинского образования, опасаются становиться врачами-инфекционистами, которые являются одними из самых низкооплачиваемых специалистов в области медицины.Согласно анализу Stateline данных Национальной программы подбора резидентов, в этом году треть мест для стипендий в южных учебных больницах осталась незаполненной во время процесса подбора.

Государственная история 4 января 2017 г.

Телемедицина в школах помогает удерживать детей в классе

В предстоящем году в Нью-Йорке будет вдвое больше инфекционистов, чем в пяти южных штатах — Луизиане, Миссисипи, Алабаме, Джорджии и Южной Каролине — вместе взятых. (Некоторые школы позже находят стажеров, которые не подходят для заполнения этих вакансий, но отсутствие интереса указывает на то, что жители не хотят поступать на эту специальность, говорят врачи-ВИЧ.)

Доктор Венди Армстронг, медицинский директор программы по инфекционным заболеваниям Центра Понсе де Леон в Grady Health в Атланте, сказала, что медицинские школы и резидентуры по внутренним болезням не включают в свои учебные программы достаточное количество лечения ВИЧ. По ее словам, немногие студенты задумываются о лечении ВИЧ-инфицированных, потому что это недостаточно финансируемая область, которая работает с «скудным» бюджетом.Некоторые даже считают эпидемию ВИЧ сегодня менее актуальной по сравнению с 1980-ми годами.

Нехватка ресурсов для стажеров по ВИЧ отражает более широкую тенденцию несправедливого финансирования медицинского образования. Исследование, проведенное в 2013 году Университетом Джорджа Вашингтона, показало, что 29 штатов, в том числе многие южные, получили менее 1% от 10 миллиардов долларов Medicare на последипломное медицинское образование. Эксперты сообщили Stateline , что южные штаты, которые также финансируют медицинское образование, должны отдавать приоритет этим программам.

Томпсон также сказал, что штаты могут предписать обучение всех врачей по уходу за ВИЧ-инфекцией — аналогично, например, лечению опиоидных расстройств — в качестве условия лицензирования. Человек считает, что южные штаты должны предлагать программы списания кредитов потенциальным поставщикам.

«Когда я была молодой медсестрой, когда у кого-то диагностировали диабет, им приходилось обращаться к специалисту», — сказала Кристин Бреннан, директор проекта Центра обучения и просвещения по вопросам СПИДа при Центре медицинских наук ЛГУ. «Надеюсь, мы сможем перенести ВИЧ туда, где он похож на диабет.Лечение безопасное, простое, одна таблетка в день с минимальными побочными эффектами».

Расширение штата специалистов по лечению ВИЧ

Доктор Джей Батлер, заместитель директора по инфекционным заболеваниям в CDC, сказал, что поставщики первичной медико-санитарной помощи и поставщики среднего звена необходимы для решения проблемы нехватки поставщиков в таких регионах, как сельская Алабама. Однако для того, чтобы это произошло, по его словам, пожилые врачи первичного звена должны преодолеть давнюю стигму по отношению к пациентам с ВИЧ, в то время как новые врачи должны пройти дополнительное обучение, чтобы «чувствовать, что они обладают техническими знаниями, чтобы справиться с ВИЧ.

«Трудно обучать старых врачей, — говорит доктор Дж. Дэн Мур, специалист по ВИЧ из Арканзаса, где некоторым пациентам приходится ездить за рулем более двух часов, чтобы получить помощь. «Мы надеемся, что новым врачам будет комфортно».

Доктор Майкл Колбер, директор комплексной программы по СПИДу Университета Майами-Флорида, считает, что многие врачи первичной медико-санитарной помощи предпочитают не работать с пациентами с ВИЧ, поскольку возмещение расходов за пределами учреждений, финансируемых из федерального бюджета, осуществляется на платной основе.Врачи первичной медико-санитарной помощи часто зарабатывают деньги, перебивая большое количество пациентов.

«Я пришла из первичной медико-санитарной помощи, где, если я принимала 20 пациентов в день, я теряла деньги», — сказала доктор Маргерит Барбер-Оуэнс, многолетний терапевт частной практики, которая переключилась на работу с пациентами с ВИЧ в Medical Advocacy and Outreach, который получает финансирование через программу Райана Уайта. «Сейчас мы занимаемся ВИЧ и первичной медико-санитарной помощью, поэтому у меня меньше пациентов в день, но дополнительное время необходимо из-за сложности пациентов.

Вместо большего количества врачей, по мнению Колбера, больше медицинских работников среднего звена, включая практикующих медсестер, должны иметь возможность лечить пациентов с ВИЧ.

«Когда я обучаю людей, происходит быстрая текучесть кадров, потому что на этих должностях высок уровень выгорания», — сказал Армстронг, обучающий поставщиков в Центре Понсе де Леона Грейди. «Мы просим людей быть социальными работниками и заниматься другими вещами посреди их получасовой встречи. Я постоянно обучаю людей тому, что требует много времени, чтобы стать мастером.

Во Флориде, одном из южных штатов, ведущих борьбу с ВИЧ, представители здравоохранения написали в комплексном плане штата по профилактике и лечению ВИЧ, что он «сталкивается с серьезным кризисом возможностей по уходу, поскольку эти клиницисты уходят на пенсию без квалифицированных новобранцев, которые могли бы занять их место».

В заявлении департамента здравоохранения штата Миссисипи на 2017–2021 годы сообщается, что «острая нехватка» врачей привела к отсутствию постоянных клиник по лечению ВИЧ по всему штату, кроме Джексона.

Чиновники здравоохранения штата Луизиана заявили в отчете о стратегии штата по борьбе с ВИЧ/СПИДом, что они должны помочь тем, кто входит в штат штата по профилактике ВИЧ, лучше «понимать и бороться с институционализированным расизмом, гомофобией и трансфобией, а также с информацией о травмах».

Бреннан сказал, что Луизиана должна использовать данные для улучшения кадров. Некоторые штаты собирают данные как о положительных, так и об отрицательных тестах на ВИЧ, чтобы узнать, какие поставщики услуг проводят скрининг пациентов. Но только этим летом Луизиана, наконец, сделала то же самое, сказал Бреннан.Эта ключевая точка данных может помочь определить, в каких районах штата не хватает поставщиков, и помочь работникам здравоохранения дополнительно выделить учебные ресурсы для этих областей.

«Приходские медицинские учреждения и штат могут видеть, кто не проходит скрининг, и обращаться к поставщикам, [которые] не обучены», — сказал Бреннан. «Мы никогда не возьмем ВИЧ под контроль, пока не исправим ситуацию с отсутствием скрининга».

Государственная история 22 января 2019 г.

Сельские больницы в большой опасности в штатах, где не действует программа Medicaid

Догоняем ДКП

Более миллиона американцев подвержены высокому риску заражения ВИЧ.Но менее 10% американцев с высоким риском заражения ВИЧ принимают доконтактную профилактику (ДКП) — препарат, который предотвращает заражение людей с отрицательным результатом, но с риском заражения ВИЧ.

Но доктор Мехри МакКеллар, врач-инфекционист, работающий в клинике по лечению ВИЧ в Университете Дьюка, говорит, что врачи первичной медико-санитарной помощи и поставщики среднего звена в регионе «отстают от восьмерки» по рецептам PrEP по сравнению с Сан-Франциско и Нью-Йорком. . По данным интерактивного картографического онлайн-инструмента AIDSVu, в 2016 году на южан приходилось лишь 30% пользователей ДКП, хотя в этом регионе было зарегистрировано более половины новых случаев ВИЧ.

Однако фондирование

Райан Белое покрывает только пациентов с диагнозом ВИЧ. В то время как некоторые эксперты по политике в отношении ВИЧ говорят, что федеральная программа должна быть изменена, чтобы позволить финансирование PrEP, другие поставщики говорят, что теперь ответственность ложится на департаменты здравоохранения штата и местные органы власти.

По словам Томпсона, если врачи общей практики не проводят скрининг пациентов, они, вероятно, не назначают ДКП людям, которые в ней больше всего нуждаются. И хотя PrEP легко доступен и покрывается частной страховкой и Medicaid, цена на этот препарат за последние годы резко возросла.

Но компания Gilead, производящая ведущий бренд Truvada, пообещала до 2030 года предоставить бесплатную ДКП 200 000 человек. на базе поставщика услуг в связи с ВИЧ.

Но перемены могут произойти и в Джорджии, где двухпартийная группа законодателей штата приняла законопроект о создании трехлетнего пилотного проекта штата по предложению ДКП в районах, которые, по данным CDC, подвержены риску вспышек ВИЧ из-за употребления опиоидов.Атланта также выделила 100 000 долларов на поддержку округа Фултон в расширении услуг PrEP. Тем не менее, Томпсон сказал, что пилотного проекта недостаточно, и что законодатели Джорджии должны «относиться к ВИЧ как к кризису общественного здравоохранения, которым он и является».

«Места с самыми большими эпидемиями, такие как Джорджия, не случайны, — сказал Томпсон. «Отчасти причина в отсутствии политической воли для его финансирования».

Вернувшись в Монтгомери, Дилл говорит, что организация Medical Advocacy and Outreach нашла способ предложить PrEP своим незастрахованным пациентам — за счет прибыли, полученной от партнерства с государственной программой STI 340(b) и использования программы помощи пациентам Gilead, — но она достигнув только части жителей Алабамы, которым нужны профилактические услуги. И этого недостаточно, сказала она. По данным CDC, врачи прописали PrEP почти четверти жителей Нью-Йорка с высоким риском заражения ВИЧ, но только 7% жителей Алабамы с высоким риском заражения ВИЧ.

В коридоре, где на плоском экране появился Ларри, Дилл указывает на карту Алабамы. От Монтгомери до Дотана она указывает на канцелярские кнопки, приколотые к округам, где врачи и медсестры организации «Медицинская защита» и «Аутрич» помогли сотням пациентов с риском заражения ВИЧ пройти ДКП. Затем она смотрит на остальные округа, где количество назначений PrEP остается низким.Она говорит, что причина не в отсутствии интереса пациентов, а в недостатке медицинских работников, обученных важности ДКП.

«Четвертая часть наших пациентов все еще поступает с поздней стадией заболевания», — сказал Дилл. «Пока это не уменьшится, я не думаю, что мы хоть немного приблизимся к тому, чтобы справиться с этой эпидемией».

.
Вич какой врач лечит: АРВТ и лечение — Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.