Содержание

Уремическая кома: клиника, диагностика, неотложная помощь.

Уремическая кома – финал хронической почечной недостаточности.

Клиническая картина и диагностика уремической комы:

— характерно постепенное развитие, наличие предшественников в виде головных болей, сонливости, помрачения сознания, судорог, ухудшения зрения, кожного зуда, тошноты, рвоты

— при осмотре кожа бледная с желтизной, сухая, иногда с высыпаниями кристаллов мочевины в виде ʼʼуремической пудрыʼʼ, заметны расчесы, геморрагии

— отеки лица, туловища

— зрачки узкие, рот сухой, слизистая с кровоизлияниями, изо рта – запах аммиака

— повышение сухожильных рефлексов, фибриллярные подергивания мышц, иногда судороги

— дыхание вначале глубокое, шумное (Куссмауля), затем поверхностное, неправильное (вплоть до дыхания Чейна-Стокса)

— громкие тоны сердца, шум трения перикарда (ʼʼпохоронный звон уремикаʼʼ), тахикардия, гипертензия

— олигурия или анурия

— ОАК: анемия, лейкоцитоз, ускоренная СОЭ (иногда до 50-70 мм/ч)

— ОАМ: гипоизостенурия, протеинурия, цилиндрурия; проба Реберга-Тареева: СКФ ниже 10 мл/мин

— БАК: мочевина обычно выше 30 ммоль/л, креатинин выше 1 000 ммоль/л, натрий выше 150 ммоль/л, декомпенсированный метаболический ацидоз, осмолярность плазмы выше 330 мосм/л, осмолярность мочи ниже 500 мосм/л

— УЗИ органов забрюшинного пространства: почки уменьшены в размерах, плотные

Неотложная помощь при уремической коме:

1. Уменьшение интоксикации: промывание желудка и кишечника 4% р-ром гидрокарбоната натрия, капельные щелочные клизмы

2. Коррекция водно-электролитных нарушений: в/в инфузии 5% р-ра глюкозы и изотонического р-ра хлористого натрия (до 2-3 л), при наличии отеков и анурии количество вводимой жидкости уменьшается, назначается лазикс 40-200 мг и более; для коррекции ацидоза — в/в 200 мл 4% р-р гидрокарбоната натрия, при гиперкалиемии – в/в капельно 30 мл 10% р-р глюконата кальция или хлорида кальция, 200-300 мл 40% р-ра глюкозы с добавлением 40-80 ЕД инсулина

3. Коррекция повышенного АД: 1-2 мл 5% р-ра пентамина в 100-150 физиологического раствора в/в капельно, 10 мл 2,4% р-ра эуфиллина в/в струйно, 4-5 мл 1% р-ра дибазола в/в струйно (сернокислая магнезия при уремической коме противопоказана из-за высокого уровня сульфатов в крови)

4. Симптоматическая терапия: при судорожном синдроме – седуксен/ реланиум / диазепам в/м, в случае развития фибринозного перикардита – преднизолон 20-30 мг/сут внутрь

5. Единственный способ продлить жизнь больного в стадии уремической комы – программный гемодиализ.

КЛИНИЧЕСКАЯ АЛЛЕРГОЛОГИЯ И ИММУНОЛОГИЯ

Уремическая кома. Интенсивная терапия — презентация онлайн

Уремическая кома.
Интенсивная терапия.
Выполнила:
студентка 1607 в
группы лечебного факультета
Лемешко А.М.
Кома – состояние выключения сознания с полной
утратой всприятия окружающего мира,
характеризующееся глубоким поражением ЦНС –
потерей сознания, угнетением всех рефлексов и
сопровождается нарушением жизненно важных
функций организма.
В основе любого вида комы лежит несоотвтетсвие
потребностями мозга в кислороде и энергии (глюкозе) и
удовлетворением этих потребностей.
Уремия (urina – моча, haima – кровь) –
эндогенная интоксикация организма,
обусловленная тотальной недостаточностью
фунуции почек, возникшей как результат
ОПН, так и при необратимых изменениях
при ХПН
Хроническая уремия
1.
Заболевания
почек
(пиелонефрит,
диабетический
нефросклероз,
амилоидоз,
поликистоз почек и др)
2.
Нарушение кровообращения в почках
(закупорка почечных сосудов)
3.
Нарушение проходимости мочевых путей
(камни, опухоль)
Острая уремия
Преренальные — падение АД и нарушение
внутрипочечной гемоциркуляции при шоках
различного генеза, снижение ОЦК при профузном
поносе, длительной рвоте
Ренальные — повреждение паренхимы почек:
о.гломерулонефрит, интерстециальный нефрит,
отравленияе нефротоксичными ядами,
нефротоксичные антибиотики
Постренальные — нарушения оттока мочи:
окклюзия мочевых путей камнем, опухолью

6. Патогенез уремической комы

критическое нарушение фуекции почек—снижение клубочковой фильтрации до 10 мл/мин
—повышение в крови мочевины выше 30
ммоль/л, креатинина выше 1000 ммоль/л, Nа –
выше 150 ммоль/л (ретенционная азотемия)
—токсическое действие продуктов обмена
ароматических аминокислот: фенолов, индолов,
скатолов
— дисбаланс жидкости и ионов в клетках :
повышение в крови калия и магния, снижение
кальция
— метаболический ацидоз за счет нарушения
экскреции почками ионов водорода и
органических кислот
—гиперволемия и осмотически активное
воздействие мочевины—внеклеточная
гипергидратация и клеточная дегидратация
—гипоксия головного мозга
— нарушение электрофизиологических
процессов в ткани мозга и сердца ( лежит в
основе потери сохнания, расстройства ССС,
дыхания и НС)
Интоксикация мочевиной (мочевина в водном
растворе диссоциирует до цианата – токсический
эффект)—-нервные расстройства: утомляемость,
головная боль, рвота, кожный зуд, нарушение сна +
повышение чувствительность миокарда к Калию
Гиперкреатинемия и интоксикация продуктами
метаболита креатинина в кишечнике – адинамия,
головокружение, желудочно-кишечные расстройтсва
Снижение выроботки эритропоэтина в почках,
возднйствие уремических токсинов на костный мозг,
снижение продолжительности жизни эритроцитов в
условиях уремии — анемия
Накопление индола, фенолов, индикана –нарушение
гемопоэза, развитие уремической невропатии,
дислипидемия
При концентрации Мg в плазме > 2 ммоль/л —выраженное ингибирующее днйствие на ЦНС,
сонливость, мышечная слабость, сопор, кома
Снижение рН с 7,4 до 7,2 — увеличение секреции
норадреналина —тахикардия, аритмия, фибрилляция
желудочков, норадреналин затрудняет транспорт
кальция в клетку – нарушение сократительной
функции миокарда

10.

Клинические особенности уремической комы 1. постепенное начало, предшествуют головные боли,
ухудшение зрения, кожный зуди (раздражение нервных
окончаний азотистыми шлаками), тошнота, рвота,
судороги
2. ОСМОТР:
-кожные покровы и
видимые бледные, сухие,
на коже возможна
„уремическая пудра“
(выделение солей
мочевой кислоты, мочевины
потовыми железами), геморрагии
—почечные отеки
—кровоизлияния на теле
—зрачки узкие
—фибриллярные поддергивания
сухожильные рефлексы повышены
мышц,
судороги,
—дыхание вначале грубокое шумное (типа Куссмауля),
затем поверхностное, неправильное типа Чейна Стокса
—запапх аммиака изо рта
—тоны сердца громкие, можно выслушать шум трения
перикарда
—уремическая полиневропатия:
симметричные, преимущественно
дистальные сенсорно-моторные
расстройства (гипер, парастезии в виде
жжения, онемения)
— уремический
перикардит,
пневмонит,
гастрит,
дуоденит,
Колит,
панкреатит

15.

Оглушение (ступор) 13-14 баллов Сопор (9-12 баллов) Кома поверхностная (I степени 8 баллов) Кома глубокая (II cтепени 5-6 баллов)
Кома атоническая (III степени, 3-4 балла)

16. Лабораторные данные

1. ОАК : Мoчевина – выше 30 ммоль/л,
Креатини – выше 1000 ммоль/л,
Натрий – выше 150ммоль/л,
Осмолярность плазмы выше 330 мосм/л
Декомпенсированный метобалический ацидоз
Клубочковая фильтрация ниже 10 мл/мин
-анемия
-лейкоцитоз
-тромбоцитопения
-повышение аммиака, фосфатов, сульфатов,калия,
магния
-снижение натрия, кальция
-альбуминурия, гематурия, цилиндурия
-коагулопатия: удлинение АЧТВ, ПТВ

19. Принципы лечения уремической комы:

1. Дезинтоксикационная терапия
2. Устранение гипергидратации
3. Коррекция электролитных нарушений,
патологических сдвигов ислотно-основного
состояния
1. Дезинтоксикационная терапия: в/в
капельно низкомолекулярные
кровезаменители, 10-20% раствор глюкозы,
проывание желудка теплым ( 36-37С) 2%
расвором натрия гидрокарбоната,щение
кишечника с помощью сифонных клизм,
солевых слабительных
2. При низком диурезе и гемоглобинурии –
10% р-р маннитола в дозе 0,5-1 г/ массы,
фуросемид- 2-4 мг/кг массы
3. При гиперкалиемии в/в капельно 20-40%
раствор глюкозы (1,5-2 г/кг массы ) с инсулином
(1ед. на 3-4 г глюкозы), 10 % р-ра кальция
глюконата (0,5 мл/кг массы), 4 % р-р натрия
гидрокарбоната.
4. При гипокальциемии и гипермагниемии
показано в/в введение 10% раствора кальция
глюконата или кальция хлорида
5. Коррекция метаболического ацидоза: 4-8% рры натрия гидрокарбоната под контролем КОС
6. Потеря ионов натрия и хлора компенсируется
введением 10% натрия хлорида, под контролем
уровня натрия в крови и моче
7. При уремических судорогах – в/в 0,5 р-р
диазепама, барбитуратов и натрия оксибутирата
8. Анемия: переливание эритроцитарной массы,
рекомбинантый эритропоэтин, анаболики,
фоливая кислота, цианобаламин
9. Антабактериальнная терапия – с
осторожностью,в половинной дозе, с учетом
нефротоксичности (нефротоксичны:
аминогликозиды, тетрациклины усиливают
азотемию и ацидоз)
10. Точное измерение вводимой и выводимой
жидкости (суточное количество жидкости,
вводимой внутри или парентерально, не должно
превышать потери с мочой, рвотой, диареей
более, чем на 400 мл)
11. Сердечная недостаточность: инотропные
препараты (сердечные гликозиды),
оксигенотерапия
Показания для проведения заместительной почечной
терапиии
1. олигоанурия более 4 суток,
2. мочевина в плазме более 30 ммоль/л и креатинин выше
1000 ммоль/л,
3. К в плазме выше 6 ммоль/л
4. отек легких, резистентный к диуретикам,
5. метаболический ацидоз со снижением рН
артериальной крови менее 7,2; снижение уровня
стандартного бикорбаната плазмы до 8-10ммоль/л или
ВЕ более – 16ммоль/л крови
6. уремическая энцефалопатия
7. уремический перикардит
8. гипонатриемия ниже 130 ммоль/л,

25. Заместительная почеченая терапия

1. экстакорпоральные методы: гемодиализ,
гемофильтрация, гемодиафильтрация,
ультрафильтрация
2.
интракорпоральные: перитонеальный
диализ
дренирование лимфатического грудного
протока с последующей лимфосорбцией,
ионнообменные смолы, внутрикишечный
диализ
Список использованной литературы:
1. Долина О.А. Анестезиология и
реаниматология. М., 2015
2. Колесникова М.А Анестезиология и
реаниматология. М., 2010
3. Михельсон В.В. Детская анестезиология и
реаниматология
4.Полушин Ю.С. Анестезиология и
реаниматология М., 2006

причины, симптомы, диагностика и лечение

Уремия — это тяжелое клиническое проявление прогрессирующей почечной недостаточности, вызванное аутоинтоксикацией азотистыми и другими токсическими метаболитами. Проявляется нарастающей астенией, бледностью и субиктеричностью кожи, мучительным зудом, петехиальной сыпью, артериальной гипертензией, запахом аммиака изо рта, диспепсическими расстройствами, нарушением дыхания. Диагностируется с помощью биохимического исследования крови, пробы Реберга, УЗИ почек, экскреторной урографии, нефросцинтиграфии. Лечение предполагает комплексную терапию основного заболевания, коррекцию метаболических расстройств и отдельных симптомов, проведение ЗПТ, трансплантацию почки.

Общие сведения

Уремия (мочекровие) является ведущим клинико-биохимическим синдромом, развивающимся во 2-3 стадиях ОПН и при терминальной ХПН. Расстройство вызвано накоплением в крови пациентов токсичных продуктов обмена, которые в норме выводятся почками. Термин «уремия» для определения интоксикационного синдрома, возникающего у больных, страдающих почечной недостаточностью, был предложен в 1840 году французскими врачами П.А. Пьорри и Д. Л’Эритье.

Традиционно уремический синдром рассматривается как самостоятельное патологическое состояние в связи с полисистемностью поражений, тяжестью симптоматики, неблагоприятным витальным прогнозом, которые выходят за рамки прямых признаков ренальной патологии. Как и почечная недостаточность, мочекровие может быть острым и хроническим.

Уремия

Причины уремии

Аутоинтоксикация при мочекровии связана с прогрессированием острой или хронической почечной недостаточности. Соответственно причинами возникновения уремического синдрома являются те же ренальные и экстраренальные факторы, которые нарушили функционирование почек. Специалисты в сфере урологии и нефрологии выделяют следующие группы причин, вызывающих состояние уремии:

  • Заболевания почек. Уменьшение количества активных нефронов со снижением почечной функциональности становится следствием гнойной, аутоиммунной, ишемической деструкции почечных тканей. Развитие уремии возможно при пиелонефрите, гломерулонефрите, наследственном нефрите, волчаночной нефропатии, пионефрозе, отторжении почечного трансплантата, тромбозе вен почек.
  • Онкопатология. Азотная интоксикация наблюдается при разрушении раковым процессом ренальной паренхимы, повреждении гемато-уремического барьера у больных с аденокарциномой почки и другими злокачественными неоплазиями органа. Уремия также возникает вследствие почечной дисфункции при паранеопластической нефропатии, осложнившей экстраренальные опухоли.
  • Обструкция мочевыводящих путей. Нарушение оттока мочи приводит к повышению давления в канальцах и гломерулах. Попаданию токсинов в кровь способствует разрушение клубочковых мембран. Обструкционный механизм уремии отмечается при мочекаменной болезни, мочеточниково-влагалищных свищах, сморщенном мочевом пузыре, аденоме простаты и др.
  • Повреждение почек при отравлениях и интоксикациях. Почечная недостаточность с уремическим синдромом является этапом развития или исходом ряда токсических нефропатий. Уремия вследствие острой и хронической деструкции почек диагностируется при балканской эндемической нефропатии, лекарственном поражении почек, контраст-индуцированных дисфункциях.
  • Экстраренальные причины. Недостаточностью почек осложняются острые состояния (кардиогенный шок, ДВС-синдром, кровотечения). Поражение почек выявляется при сахарном диабете, гипертонической болезни, туберкулезе, гестозах, других соматических, эндокринных, инфекционных болезнях. Дисметаболические нефропатии с исходом в уремию возникают при нарушениях обмена веществ.

Патогенез

Механизм развития уремического синдрома при ОПН, ХПН основан на комплексном повреждающем воздействии метаболитов, выведение которых нарушается при ренальной дисфункции. Ключевую роль в патогенезе уремии играет накопление продуктов белкового обмена, в первую очередь — мочевины, которая подвергается трансформации в кишечнике, выводится через кожу, слизистые оболочки, органы дыхания, раздражая их ткани. Токсическое воздействие на клетки разных органов и систем оказывают аммиак, метаболиты ароматических кислот (фенолы, индолы, скатолы), среднемолекулярные пептиды, ацетон, протеазы, ряд других соединений.

Повреждение клеточных мембран и нарушение работы ферментных систем при уремии усугубляет интоксикационный синдром и провоцирует полиорганную недостаточность. Низкая экскреция веществ с кислой реакцией, ингибирование процессов аммонио- и ацидогенеза, нарушение канальцевой реабсорбции завершается развитием ацидоза, электролитного дисбаланса, возникновением тяжелых мозговых, сердечно-сосудистых, дыхательных, гормональных расстройств.

Симптомы уремии

Клиническая картина уремического синдрома обычно формируется постепенно. Первыми признаками уремии являются изменения общего состояния: слабость, быстрая утомляемость, нарушения когнитивных функций, ухудшение аппетита, сонливость в дневное время с последующей ночной бессонницей, выраженная жажда, снижение температуры тела до 35,0-35,5° C. Кожа становится сухой, бледной с желтоватым оттенком, при длительной почечной недостаточности — серой. Появляется сильный зуд, петехиальная сыпь, расчесы.

Язык покрыт сероватым налетом, изо рта пациента слышен запах аммиака. У многих больных отмечается повышение артериального давления. На поздней стадии уремии происходит выделение токсических метаболитов через слизистые ЖКТ и дыхательной системы, что проявляется симптомами гастроэнтерита (тошнота, рвота, диарея), болью в горле, сухим кашлем. В тяжелых случаях наблюдается шумное глубокое дыхание, свидетельствующее о поражении дыхательного центра.

Осложнения

Длительное декомпенсированное течение уремии приводит к развитию острой энцефалопатии, при которой наблюдается спутанность сознания, наличие бреда и галлюцинаций, миоклонии, судороги. На фоне ионного дисбаланса выявляется аритмия, сердечная недостаточность. Угнетение иммунитета повышает риск возникновения и тяжесть течения инфекционных процессов. Для уремии характерно формирование плеврита и перикардита вследствие выделения кристаллов мочевины через серозные оболочки.

Расстройство может осложняться желудочно-кишечными, легочными, носовыми, маточными кровотечениями, причиной которых являются изъязвления слизистых, снижение количества тромбоцитов и белков свертывающей системы крови. При значительном снижении уровня кальция уремия усугубляется остеопорозом, остеомаляцией, гиперплазией паращитовидных желез. Наиболее опасное осложнение заболевания – уремическая кома, которая развивается при высокой концентрации аммиака в крови, выраженном метаболическом ацидозе и зачастую завершается летальным исходом.

Диагностика

Постановка диагноза уремии не представляет затруднений при наличии характерных клинических признаков и изменений биохимического состава крови. Подозревать нарушение фильтрационной и выделительной функции нефронов следует у пациентов, которые имеют заболевания мочевой системы в анамнезе. Для диагностики применяют ряд лабораторных и инструментальных методов исследования:

  • Биохимический анализ крови. У всех больных отмечается многократное повышение уровня мочевины. Увеличивается концентрация креатинина, его количество кор релирует с тяжестью состояния. Для уремии типично уменьшение уровня альбуминов, диспротеинемия, изменение показателей электролитного обмена — снижение содержания натрия и кальция, повышение концентрации калия.
  • Проба Реберга. Фильтрационная способность почек определяется с помощью формульного метода на основании данных об уровне креатинина в моче и плазме. При скорости клубочковой фильтрации от 60 мл/мин до 15 мл/мин у пациента диагностируют компенсированную стадию уремии. Показатель ниже 15,0 мл/мин считается прогностически неблагоприятным и свидетельствует о декомпенсации состояния.
  • УЗИ почек. Ультразвуковое исследование позволяет быстро оценить состояние коркового и мозгового вещества органа, выявить абсцесс почки, почечнокаменную болезнь, злокачественные новообразования, склеротические изменения, которые могут служить непосредственной причиной уремии. Сонографию обычно дополняют проведением УЗДГ почечных сосудов для оценки ренального кровотока.
  • Рентгенография. Рентгенологически можно визуализировать форму и контуры чашечно-лоханочной системы, мочеточников, мочевого пузыря, динамику заполнения мочевыводящих путей контрастом. Из-за нагрузки на почки при введении контрастного вещества у пациентов с выраженной уремией урографию применяют ограниченно. Экскреторную урографию сочетают с проведением нефросцинтиграфии.

Изменения в клиническом анализе крови при уремии неспецифичны, обычно наблюдается нормохромная анемия, повышение СОЭ, возможна тромбоцитопения, относительная лимфопения. В общем анализе мочи отмечается гипоизостенурия, цилиндрурия, эритроцитурия, при декомпенсированных состояниях рН мочи снижается до 4,5-5. В качестве дополнительных методов обследования мочевыделительной системы могут применяться КТ, МРТ.

Дифференциальная диагностика уремии проводится с гипохлоремической азотемией, гепаторенальным и панкреоренальным синдромами, печеночной энцефалопатией, эклампсией, атипичным гемолитико-анемическим синдромом, в терминальных стадиях — с диабетической комой и другими коматозными состояниями. Кроме врача-нефролога и уролога пациента могут консультировать гематолог, токсиколог, ревматолог, онколог, инфекционист, эндокринолог, анестезиолог-реаниматолог.

Лечение уремии

Выбор врачебной тактики определяется формой и причинами развития почечной недостаточности, особенностями клинической картины, тяжестью состояния пациента. Основными терапевтическими задачами являются максимальное сохранение функциональной способности почек, предупреждение и уменьшение интоксикационных нарушений, коррекция возникших расстройств.

Медикаментозные и хирургические методы ведения больных с уремией дополняют изменением диеты со снижением калорийности, ограничением белковых продуктов, соли, введением в рацион свежих овощей и фруктов, оказывающих ощелачивающий эффект. Для устранения проявлений мочекровия кроме терапии основного заболевания, на фоне которого развилась почечная недостаточность, могут быть использованы:

  • Инфузионная терапия. Введение коллоидных, кристаллоидных растворов направлено на коррекцию водно-электролитного и кислотно-щелочного дисбаланса, уменьшение интоксикации. Грамотная дезинтоксикационная и регидратационная терапия позволяет уменьшить проявления полиорганной недостаточности, нормализовать работу сердца и головного мозга. Инфузии специальных составов при необходимости применяют для парентерального питания больных.
  • Лекарственная коррекция отдельных симптомов. Чаще всего пациентам с уремией назначают противоанемическую терапию (эритропоэтины, препараты железа, фолиевой кислоты, витамин B12, переливание цельной крови, эритроцитарной массы), гипотензивные средства. При мучительном зуде для усиления дезинтоксикационного эффекта инфузий рекомендованы энтеросорбенты, осмотические слабительные. Для лечения сердечной недостаточности используют гликозиды.
  • Заместительная почечная терапия. При недостаточной эффективности фармакотерапии, выраженной ОПН и прогрессирующей ХПН со значительными полиорганными нарушениями, угрозе развития уремической комы показана аппаратная детоксикация. В зависимости от возможностей лечебного учреждения и состояния пациента для удаления токсичных метаболитов разово или периодически проводят перитонеальный диализ, гемодиализ, гемофильтрацию, гемодиафильтрацию.

Хирургическое лечение уремии эффективно при острых интоксикационных состояниях, вызванных обструкцией мочевыводящих путей. Для обеспечения естественного пассажа мочи при обтурации камнем мочеточника выполняют уретеролитотомию, уретеролитоэкстракцию, контактную и дистанционную уретеролитотрипсию. При невозможности восстановления ренальной паренхимы у пациентов, страдающих хроническими нефрологическими заболеваниями, единственным радикальным методом лечения является трансплантация почки.

Прогноз и профилактика

Исход заболевания зависит от степени нарушения функции почек и наличия сопутствующих патологий. Прогноз при острой уремии относительно благоприятный, если скорость клубочковой фильтрации превышает 30 мл/мин. Благодаря использованию ЗПТ у 65-95% таких пациентов удается достичь положительного терапевтического результата. В хронических случаях больным требуется пожизненное проведение диализа либо трансплантация почки. Специфической профилактики не существует. Для предупреждения развития уремии необходима своевременная диагностика и комплексная терапия состояний, которые могут вызвать необратимое ухудшение выделительной функции почек.

этиология, классификация, патогенез (часть I)

Печёночная энцефалопатия (ПЭ) – потенциально обратимое нейропсихическое расстройство, возникающее при различных поражениях печени (острой печёночной недостаточности, хронических заболеваний печени, в результате портосистемного шунтирования). Печёночная кома является наиболее тяжёлой стадией ПЭ.

Симптомы ПЭ встречаются примерно у 30-45% больных с циррозом печени (ЦП) и у 30-50% больных после трансъюгулярного внутрипечёночного портосистемного шунтирования (ТВПШ). По данным литературы, начальные проявления ПЭ можно обнаружить только при проведении психометрических тестов и регистрируются у 30-84% больных с хронической печёночной недостаточностью (ХПечН).

Согласно статистическим данным, представленным Clinical Practice Research Datalink, ПЭ значительно повышает смертность у госпитализированных больных с ЦП. Анализ данных 1348 госпитализированных больных показал, что у 460 (34%) больных имелась ПЭ разной степени тяжести: 43% больных умерли в течение 1 года, а смертность больных с тяжёлой ПЭ была существенно выше. Наибольшая смертность отмечалась в ранний срок и была связана с острой декомпенсацией ХПечН.

ПЭ существенно снижает качество жизни больных с ЦП и является прогностически неблагоприятным признаком в плане выживания больного. По литературным данным 5-ти летняя выживаемость у больных ЦП без клинических проявлений ПЭ составляет 55-70%, а у больных ЦП с клиническими проявлениями ПЭ 5-ти летняя выживаемость снижается до 16-22%, летальность в течение 1-го года после возникновения ПЭ достигает 50%.

Основными причинами развития ПЭ является:

  1. Острая (фульминантная) печёночная недостаточность.
  2. Цирроз печени с портосистемным шунтированием или без него.
  3. Портосистемное шунтирование при отсутствии цирроза печени.
  4. Предрасполагающие факторы у больных циррозом печени:

● кровотечение

● оперативные вмешательства

● нарушение электролитного баланса

● приём лекарственных препаратов, алкоголя

● инфекции, сепсис

● избыточное потребление пищевых белков

● запоры

В настоящее время в основе классификации ПЭ лежат основные заболевания печени и их клинические проявления (табл. 1).

Таблица 1.

Классификация печёночной энцефалопатии

ПЭ

Заболевания печени

Внутрипечёночное портосистемное шунтирование

Неврологические проявления

Особенности

Острый эпизод

ЦП

ЦП

Вариабельное

От острого психоза до комы

Обычно связано с провоцирующими факторами

ОПечН

ОПечН

Отсутствует

От острого психоза до комы

Часто осложняется отёком головного мозга и внутричерепной гипертензией

Хроническая печёночная энцефалопатия

Рецидивирующая

ЦП

Выраженное

Рецидивирующие эпизоды энцефалопатии

Обычно без провоцирующих факторов

Постоянная

ЦП

Выраженное

Постоянные когнитивные или моторные нарушения

Обычно связана с хирургическим шунтированием

Минимальная ПЭ

ЦП

Вариабельное

Бессимптомное течение

Нарушения выявляют посредством нейропсихологии-ческих или нейрофизиологи-ческих тестов

Портосистемное шунтирование без заболевания печени

Нет признаков паренхиматоз-ного заболевания

Большие шунты

Рецидивирующие эпизоды и постоянные нарушения

Редкая патология, обусловленная аномалиями развития или хирургическим шунтированием

Примечание: ЦП – цирроз печени, ПЭ – печёночная энцефалопатия, ОПечН – острая печёночная недостаточность.

В основе патогенеза ПЭ лежат те или иные метаболические нарушения, подразумевающие обратимость энцефалопатии даже при выраженных её проявлениях. До настоящего времени ни одна из теорий не может в полной мере объяснить причины возникновения ПЭ. Очевидно, данный факт связан как с наличием нескольких механизмов возникновения интоксикации (снижение клиренса токсичных веществ, порто-системное шунтирование), так и с существованием большого количества нейротоксинов и нейромедиаторов.

Патогенез ПЭ и печёночной комы, к настоящему времени, изучен не до конца. Среди теорий о причинах развития ПЭ и комы наибольшее распространение получили теории, основанные на оценке дисфункции нейромедиаторных систем: токсическая, теория ложных нейротрансмиттеров, теория нарушения обмена g-аминомасляной кислоты (ГАМК) и эндогенных бензодиазепинов.

В результате нарушения функции гепатоцитов шунтирование крови происходит в самой печени. Повреждённые клетки печени не в состоянии адекватно метаболизировать токсичные вещества, поступающие из воротной вены, вследствие чего они попадают непосредственно в печёночную вену, а далее в системный кровоток необезвреженными. При ЦП и возникновении портальной гипертензии кровь минует печень по естественным коллатералям. Аналогичное состояние наблюдается после операций порто-кавального шунтирования. При большом объёме шунтирования ПЭ может возникать и в отсутствии выраженного повреждения печени (внепечёночная гипертензия). Не следует забывать и об уменьшении интенсивности метаболизма глюкозы при дисфункции печени, возникновении гипоксии и, как следствие, снижении активности нейронов.

Аммиак занимает центральное место в токсической теории развития ПЭ. В целом ряде исследований была показана прямая зависимость между уровнем аммиака и степенью ПЭ. Установлено, что уровень аммиака повышен у 90% больных, имеющих признаки ПЭ. По литературным данным увеличение концентрации аммиака в артериальной крови >200 мг/дл напрямую ассоциируется с увеличением риска развития отёка головного мозга. Известно, что основным источником образования аммиака в организме является толстый кишечник, где под действием микрофлоры происходит расщепление белков, аминокислот, пуринов до конечного продукта – аммиака. Кроме толстого кишечника, аммиак образуется также в почках и мышечной ткани. Аммиак поступает в общий кровоток, при этом максимальная концентрация его отмечается в портальной вене, по которой он попадает в печень. При сохраненной функции печени основная часть аммиака включается в орнитиновый цикл, конечным продуктом которого является мочевина. В результате повреждения печени скорость метаболизма аммиака значительно снижается. В связи с этим, часть аммиака через портальные анастомозы вновь возвращается в системный кровоток и проникает через гематоэнцефалический барьер. В ЦНС орнитиновый цикл нейтрализации аммиака «не работает». Из поступающего в головной мозг аммиака и глутамата под действием глутаминсинтетазы образуется глутамин. Истощение глутамата и накопление глутамина обуславливают процесс развития отёка и приводят к повреждению астроцитов и снижению синтеза АТФ. Установлено также, что избыточное содержание глутамина может провоцировать токсический отёк головного мозга. Известно, что глутамат является важным возбуждающим медиатором центральной нервной системы (ЦНС), выявлена корреляционная зависимость между уровнем глутамина в спинномозговой жидкости и степенью ПЭ. Кроме того, аммиак способствует проникновению нейротоксичных ароматических кислот, коротко- и среднецепочечных жирных кислот, меркаптана в центральную нервную систему. Эти соединения являются продуктами бактериального метаболизма жиров и серосодержащих аминокислот в кишечнике. По имеющимся данным, они оказывают неблагоприятное воздействие на постсинаптические структуры мозга. Так, механизм действия меркаптанов связан с торможением Na+/K+ АТФ-азы в мембранах нервных клеток и увеличением транспорта ароматических аминокислот в головной мозг. Коротко- и среднецепочечные жирные кислоты способствуют торможению нейрональной Na+/K+ АТФ-азы и синтеза мочевины в печени, что также приводит к гипераммониемии.

Теория ложных нейротрансмиттеров объясняет развитие ПЭ и комы повышенным катаболизмом белка и усиленным использованием аминокислот с разветвленной цепью: валина, лейцина и изолейцина. Снижение концентрации в крови аминокислот с разветвленной боковой цепью приводит к относительному накоплению в крови ароматических аминокислот: фенилаланина, тирозина, триптофана. Соотношение аминокислот отражает, так называемый, коэффициент Фишера:

валин+лейцин+изолейцин

Коэффициент Фишера = ———————————————-

фенилаланин+тирозин+триптофан

В норме коэффициент Фишера составляет 3, 0-4, 5, а при развитии ПЭ равен 1 или имеет меньшее значение.

Эти две группы аминокислот конкурируют за прохождение в головной мозг. В условиях патологии и изменения спектра аминокислот, ароматические аминокислоты поступают в головной мозг и вызывают торможение ферментных систем. Повышение уровня фенилаланина в головном мозге ведёт к подавлению синтеза допамина и образованию ложных нейротрансмиттеров – фенилэтаноламина и октопамина, в результате чего происходит угнетение ЦНС и развиваются признаки ПЭ.

Третья теория, объясняющая поражение ЦНС у больных с печёночной патологией, основана на факте усиления ГАМК (g-аминомасляная кислота) – эргической передачи. В настоящее время известно, что в организме ГАМК (основной тормозной нейромедиатр в головном мозге) образуется в пресинаптических нервных окончаниях из глутамата, а также синтезируется кишечными бактериями. При ХПечН ГАМК, образующаяся в кишечнике, по шунтам попадает в общий кровоток, а затем в головной мозг, приводя к развитию энцефалопатии. Действие ГАМК реализуется через специфические ГАМК-рецепторы, расположенные на постсинаптической мембране, на них существуют также локусы для связывания и бензодиазепинов. В последнее время были получены данные, свидетельствующие о возрастании уровня эндогенных бензодиазепинов при ПЭ. Причем тяжесть энцефалопатии коррелировала с бензодиазепиновой активностью крови и мочи. У некоторых больных применение флумазенила (антагониста бензодиазепинов) вызывало регресс энцефалопатии.

Таким образом, при ХПечН в ЦНС происходит выраженное нарушение метаболических процессов, приводящие к развитию ПЭ. Печёночная энцефалопатия в IV стадии может сопровождаться возникновением отёка мозга и повышением внутричерепного давления с последующим вклинением ствола головного мозга. Патогенез отёка сложен, ведущими считаются сосудистый и цитотоксический механизмы. Сосудистый механизм связан с нарушением гематоэнцефалического барьера и церебральной вазодилатацией. Цитотоксический – с изменением проницаемости клеточных мембран, накоплением глутамата в астроцитах.

Статья добавлена 13 апреля 2016 г.

Острая печеночная недостаточность

Острая печеночная недостаточность – это тяжелое, быстро развивающееся нарушение работы печени. Ее причиной является быстрая массивная гибель клеток печени. В результате она не справляется со своими функциями, что приводит к нарушению работы всех органов, в частности головного мозга, то есть к энцефалопатии.

Печеночная недостаточность считается острой, если энцефалопатия развивается в течение 8 недель после первых симптомов болезни у людей без предшествовавших заболеваний печени или в течение 3 недель после появления желтухи у людей с предшествовавшими заболеваниями печени.

Это достаточно редкое, но очень опасное для жизни состояние, требующее незамедлительной медицинской помощи. Оно развивается быстро – от 48 часов до нескольких дней или недель. Зачастую ранняя диагностика острой печеночной недостаточности вызывает трудности, так как в начале заболевания отсутствуют ее специфические симптомы.

Прогноз заболевания напрямую зависит от того, насколько быстро начато лечение. К сожалению, смертность при острой печеночной недостаточности достигает 60-70  %.

Синонимы русские

Молниеносная печеночная недостаточность, фульминантная печеночная недостаточность.

Синонимы английские

Acute liver failure, acute hepatic failure, fulminant hepatic failure, fulminant hepatitis.

Симптомы

Острая печеночная недостаточность может развиваться очень быстро даже у людей, ранее не страдавших заболеваниями печени. При первых признаках болезни необходимо срочно обратиться к врачу для определения точной причины их возникновения. Основные симптомы включают в себя:

  • желтушность кожи и склер;
  • боль и тяжесть в правом подреберье;
  • тошноту, рвоту;
  • повышенную кровоточивость;
  • слабость;
  • отеки;
  • чрезмерную сонливость, дезориентацию.

Общая информация о заболевании

Печень – это жизненно важный орган в правой верхней части брюшной полости, под диафрагмой, который граничит с желудком, петлями кишечника и правой почкой. Она состоит из двух основных долей – правой и левой.

Основные функции печени

  • Обезвреживание токсинов, аллергенов, ядов. Кровь от органов желудочно-кишечного тракта поступает по воротной вене в печень, где очищается от всех чужеродных вредных веществ, а также токсичных продуктов обмена.
  • Синтез белков крови (компонентов свертывающей и противосвертывающей систем крови), гормонов, ферментов, холестерина, жиров и их производных.
  • Регуляция уровня гормонов и витаминов посредством хранения запасов жирорастворимых витаминов, микроэлементов, разрушения избытка гормонов.
  • Участие в обмене углеводов за счет хранения запасов гликогена – полисахарида, образованного молекулами глюкозы.
  • Участие в пищеварении – синтез желчи, которая необходима для переваривания жиров. Желчь вырабатывается клетками печени, накапливается в желчном пузыре и по желчным протокам попадает в кишечник.

В основе печеночной недостаточности лежит гибель большого количества клеток печени. В результате ткань печени не успевает восстанавливаться (регенерироваться), что приводит к нарушению всех ее основных функций.

Причины повреждения клеток печени бывают следующими.

  • Прием лекарственных препаратов – противоэпилептических, противотуберкулезных, некоторых антибиотиков, нестероидных противовоспалительных средств (аспирина, ибупрофена), обезболивающих (парацетамола).
  • Вирусные гепатиты – чаще гепатит В и А, реже С, D, Е, а также вирус Эпштейна – Барр, цитомегаловирус.
  • Отравление ядовитыми грибами.
  • Заболевания других органов и систем: инсульт, инфаркт миокарда, массивное кровотечение, тяжелая инфекция, обезвоживание.
  • Рак печени.
  • Сосудистые заболевания: тромбоз воротной вены и синдром Бадда – Киари (нарушение оттока крови от печени по печеночной вене).
  • Болезни обмена веществ: болезнь Вильсона – Коновалова (врождённое нарушение обмена меди, которая накапливается в печени и других органах, нарушая их работу), синдром Рейе (тяжелое поражение печени и головного мозга у детей после перенесенных вирусных инфекций, в основе которого лежит нарушение работы ферментов клеток печени).

Все эти факторы могут вызывать разрушение клеток печени, что приводит к симптомам острой печеночной недостаточности. Печень увеличивается в размерах, воспаляется. Это сопровождается тяжестью, болью в правом подреберье. Нарушается ток крови по печеночным сосудам, и возникает портальная гипертензия – затруднение тока крови и повышение давления в воротной вене, по которой кровь от органов пищеварения попадает в печень. В результате кровь направляется в сосуды пищевода, геморроидальные и околопупочные вены. Эти сосуды из-за увеличенного тока крови могут расширяться, что в сочетании с нарушением синтеза в печени факторов свертывания и повышенной кровоточивостью грозит серьезным кровотечением.

Следствием нарушения оттока крови от органов пищеварения может быть асцит – скопление большого количества жидкости в брюшной полости. При асците живот увеличивается, растягивается, расширяются вены на животе, растет масса тела.

Повреждение клеток печени и то, что кровь от органов желудочно-кишечного тракта течет в обход печени и не очищается, приводит к попаданию токсических веществ в другие органы, в частности в головной мозг. Интоксикация и отек головного мозга вызывают печеночную энцефалопатию – она проявляется дезориентацией, сонливостью, нарушениями речи, двигательными нарушениями, затруднением мышления и восприятия и даже комой.

Отеки возникают из-за нарушения синтетической функции печени, то есть из-за уменьшения синтеза белка. Из-за пониженного количества белка в плазме крови (гипопротеинемии) жидкость выходит из сосудов в ткани, и образуются отеки.

Желтушность кожи, слизистых оболочек, склер при острой печеночной недостаточности является следствием повышения уровня билирубина в крови. Билирубин – это вещество желто-коричневого цвета, которое образуется преимущественно при разрушении эритроцитов. В норме он, попадая в печень, связывается с глюкуроновой кислотой и выводится из организма с желчью. При нарушении работы печени увеличивается количество связанного с глюкуроновой кислотой (прямого) билирубина, который попадает в кровь при разрушении клеток печени. Он и определяет характерную желтоватую окраску кожи.

Кто в группе риска?

  • Люди, использующие лекарственные препараты в дозах, не предусмотренных инструкцией.
  • Употребляющие наркотики.
  •          Злоупотребляющие алкоголем.
  •          Не привитые против гепатита А и В.
  •          Часто контактирующие с высокими дозами токсичных химических веществ – пестицидами, инсектицидами, бытовой химией – без соответствующих средств защиты (маски, перчаток).
  •          Беременные.

Диагностика

Диагностика острой печеночной недостаточности осложняется тем, что это состояние встречается достаточно редко, развивается стремительно и его симптомы на начальных стадиях носят неспецифический характер, то есть могут быть вызваны другими заболеваниями. При подозрении на печеночную недостаточность большое значение имеют лабораторные исследования.

  •          АСТ (аспартатаминотрансфераза), АЛТ (аланинаминотрансфераза) – печеночные ферменты, которые попадают в кровь при повреждении ткани печени. При острой печеночной недостаточности могут быть повышены.
  •          Лактатдегидрогеназа (ЛДГ) – фермент, присутствующий во всех тканях организма и участвующий в энергетическом обмене. При повреждении печени его активность увеличивается.
  •          Билирубин общий – при острой печеночной недостаточности может быть повышен преимущественно за счет прямой (связанной) фракции.
  •          Протромбиновый индекс. Протромбин – предшественник тромбина, который участвует в образовании сгустков крови. Анализ применяют, чтобы определить скорость свертываемости крови. При острой печеночной недостаточности протромбиновый индекс может быть повышен, что указывает на увеличение времени свертывания крови.
  •          Фибриноген – фактор свертываемости крови, который синтезируется клетками печени. При повреждении печеночной ткани его уровень может быть снижен.
  •          Общий белок сыворотки. При острой печеночной недостаточности уровень общего белка бывает снижен за счет уменьшения количества альбуминов – основных белков плазмы крови, которые синтезируются в печени. Снижение их количества говорит о повреждении клеток печени и нарушении ее синтетической функции.
  •          Холестерол общий – вещество, которое синтезируется в печени и является элементом клеточных мембран, предшественником желчных кислот и некоторых гормонов. При печеночной недостаточности уровень холестерола может быть понижен, что указывает на нарушение синтетической функции печени.
  •          Гепатиты А, В, С. Гепатит рассматривается как возможная причина острой печеночной недостаточности.
  •          Скрининговое исследование на предмет наличия наркотических, психотропных и сильнодействующих веществ. Определение соединений, которые могли стать причиной разрушения клеток печени.

Дополнительные методы исследования

  •          УЗИ органов брюшной полости. Его используют для того, чтобы выявить увеличение печени, наличие жидкости в брюшной полости (асцит), внутренние кровотечения.
  •          Биопсия печени. Взятие образца ткани печени с помощью тонкой полой иглы, которая вводится через кожу брюшной стенки после анестезии. При микроскопии взятого образца определяется нарушение структуры печени, повреждение клеток.

Лечение

Пациенты с подозрением на острую печеночную недостаточность должны быть госпитализированы как можно скорее. Лечение направлено на поддержание основных функций организма до восстановления печеночной ткани. При особенно тяжелом течении проводится трансплантация печени. Если известна причина острой печеночной недостаточности, лечение заключается в устранении этого первичного фактора. Часто главной задачей бывает борьба с такими осложнениями заболевания, как отек головного мозга, кровотечения.

Профилактика

  •          Своевременная вакцинация против гепатита А, В.
  •          Отказ от алкоголя и наркотиков.
  •          Использование средств защиты при контакте с токсичными веществами.
  •          Использование индивидуальных средств гигиены (зубные щетки, бритвы).
  •          Использование презервативов.
  •          При пирсинге, татуировках необходимо удостовериться в стерильности используемых инструментов.
  •          Следование предписаниям врача при приеме любых лекарств.

Рекомендуемые анализы

история уремической токсичности и Европейской рабочей группы по уремическим токсинам (EUTox) | Клинический почечный журнал

Аннотация

Уремический синдром представляет собой сложную клиническую картину, развивающуюся на поздних стадиях хронической болезни почек, приводящую к множеству осложнений и высокой ранней смертности. Эта картина в значительной степени определяется задержкой метаболитов и пептидов, которые при сохраненной функции почек экскретируются или разрушаются почками.Поскольку эти растворенные вещества оказывают негативное биологическое/биохимическое воздействие, их называют уремическими токсинами. Здесь мы описываем историческую эволюцию научных знаний об уремических токсинах и роль, которую в этом процессе сыграла Европейская рабочая группа по уремическим токсинам (EUTox) в течение последних двух десятилетий. Самые ранние знания об уремическом токсине восходят к началу 17 века, когда было признано существование того, что позже было названо мочевиной. Потребовалось еще около двух столетий, чтобы лучше определить роль мочевины и ее связь с почечной недостаточностью, и еще одно столетие, чтобы определить значимость посттрансляционных модификаций, вызванных мочевиной, таких как карбамоилирование.Знания постепенно расширялись, особенно с 1980 года, за счет выявления все большего количества токсинов и их неблагоприятного биологического/биохимического воздействия. Развитие знаний происходило параллельно и на него влияла эволюция стратегий диализа. Последние два десятилетия, когда инсайты росли в геометрической прогрессии, совпадают с основанием и деятельностью EUTox. В заключительном разделе мы обобщаем роль и достижения EUTox, а также роль, которую он, вероятно, будет играть в будущих действиях, которые должны быть организованы вокруг таких основных моментов, как идентификация биомаркеров и потенциальных мишеней, кишечная генерация, механизмы токсичности и их коррекция, почки и экстракорпоральное удаление, исходы, ориентированные на пациента, и характеристики токсинов при остром повреждении почки и трансплантации.

ВВЕДЕНИЕ

Правильный обмен веществ подразумевает образование отходов, которые необходимо удалять из организма, чтобы избежать накопления и биологической дисфункции. Вместе с печенью и легкими почки являются основными органами для удаления отходов. Нормальные почки ежедневно фильтруют около 170 л воды плазмы, из которых в конечном итоге выводится только 2 л. Оставшаяся вода реабсорбируется вместе с наиболее важными соединениями. Выделяемые 2 л содержат все продукты жизнедеятельности, которые необходимо удалить из организма.

При утрате функции в острой [острой почечной недостаточности (ОПП)] или хронической [хронической болезни почек (ХБП)] метаболиты, которые в нормальных условиях выводятся или разлагаются почками, сохраняются. Это состояние обычно называют уремией по имени мочевины, продукта задержки с самой высокой концентрацией [1]. Растворенные вещества, которые накапливаются, называются уремическими ретенционными продуктами. Если они оказывают неблагоприятное биологическое или биохимическое воздействие, их называют уремическими токсинами, и в принципе они могут влиять на все функции организма [2].Сумма этих проблем называется «уремическим синдромом». Из-за широкого функционального влияния почечная недостаточность правильно определена как системное заболевание [3], при котором дисфункция почек затрагивает различные органы, а эти органы, в свою очередь, также влияют на функцию почек, как и при кардио-ренальном синдроме [4]. .

Изучение уремического синдрома, его причин и последствий породило целую науку, посвященную раскрытию множества сложных механизмов, связанных с широким спектром задержки растворенных веществ.Цель настоящего обзора состоит в том, чтобы описать эволюцию этих знаний с течением времени и их влияние на медицинские и терапевтические рассуждения в нефрологии и смежных областях. Поскольку на сегодняшний день диализ остается одним из основных вмешательств для удаления уремических токсинов и сохранения жизни при терминальной стадии болезни почек (ESKD), знания о методах диализа и уремии тесно переплетены. Поэтому в этой публикации мы рассмотрим оба.

В последних разделах мы опишем роль Европейской рабочей группы по уремическим токсинам (EUTox), рабочей группы Европейского общества искусственных органов (ESAO) и одобренной рабочей группы Европейской почечной ассоциации – Европейский диализ и Transplant Association (ERA-EDTA), которая принимала активное участие в развитии этой области в течение последних 20 лет.

В нашем описании мы будем следовать обычной классификации уремических токсинов (дополнительная таблица S1), основанной на их удалении с помощью классического гемодиализа, который в настоящее время по-прежнему является наиболее часто применяемой стратегией экстракорпорального лечения уремии: небольшие водорастворимые соединения, связанные с белком соединений и более крупных «средних молекул», которые на самом деле относятся к небольшим пептидам и белкам, которые в нормальных условиях пересекают базальную мембрану клубочков. Однако следует отметить, что в настоящее время появляются другие методы снижения концентрации уремического токсина, такие как сохранение остаточной функции почек и снижение кишечной генерации [5, 6], поэтому классификация уремического токсина может также включать эти стратегические вмешательства. учитывать рядом с диализом.

Несмотря на их жизненно важное значение, мы не будем обсуждать неорганические задерживающие растворы (например, калий, фосфат или воду).

НАЧАЛО ИСТОРИИ УРАЕМИЧЕСКИХ ТОКСИНОВ (РОЖДЕНИЕ И ПОДЪЕМ БИОХИМИИ) (1600–1960)

Неудивительно, что первым обнаруженным задерживающим растворенным веществом уремии была мочевина, поскольку это удерживающее соединение с самой высокой концентрацией в плазме крови при уремии. Однако, что еще более удивительно, его открытие относится к XVII веку [7–9] и приписывается Яну-Баптисту Ван Гельмонту (1580–1644), жившему в Брюсселе, который в то время был частью Испании.Некоторые называют Ван Гельмонта «последним алхимиком и первым биохимиком».

Он обнаружил «соль в моче, никогда не встречающуюся вне организма, образовавшуюся в процессе пищеварения из вещества, не являющегося солью», которая «отличалась от морской соли, также присутствующей в моче» и «остававшейся неизменной в ее ходе». через тело и при очистке мочи». После этого знания о мочевине и ее роли в патологии почек прогрессировали ступенчато [7, 8] (дополнительная таблица S2), пока в 19 веке Дюма и Прево в Женеве не обнаружили, что мочевина сохраняется у нефрэктомированных собак, после чего немецкий врач фон Фрерихс предложил термин «уремия». Фон Фрерихс был интересным человеком, потому что в своей теоретической концепции почечной недостаточности он расходился с великим теоретиком почечной недостаточности того времени Ричардом Брайтом. В то время как точка зрения Брайта была по существу анатомической, в соответствии с которой он концентрировался на почках как на центральном месте, где все это происходило, фон Фрерихс предложил гуморальную точку зрения, которая подразумевает, что происходящее в почках отражается изменениями во всем организме, концепция, дополняющая эту концепцию. Брайта и вполне согласуется с нашим нынешним взглядом на уремию.

Потребовалось значительно больше времени, прежде чем другие продукты задержки уремии оказались в центре внимания. Одним из первых был идентифицирован креатинин [10], как и мочевина, небольшое водорастворимое соединение, позволяющее определять клиренс креатинина как показатель скорости клубочковой фильтрации [11, 12].

Внедрение более совершенных аналитических методов, таких как хроматография, а позднее масс-спектрометрия, упростило обнаружение связанных с белками растворенных веществ, таких как индоксилсульфат (первое название – индикан) и фенольные соединения [13]. Однако на момент первых описаний, насколько нам известно, не было данных об их биологическом или биохимическом воздействии.

Бабб и Скрибнер в 1965 г. разработали гипотезу средней молекулы, предположив, что при уремии задержка растворенных веществ с молекулярной массой 500 Да вызывает полиневропатию [14]. Эти молекулы было трудно удалить с помощью методов гемодиализа, доступных в то время (относительно короткие сеансы с использованием диализаторов с низкой поверхностью и малыми порами), но их легче удалить с помощью перитонеального диализа, во время которого наблюдалась меньшая нейропатия.Когда Бэбб и Скрибнер сформулировали свою гипотезу, средние молекулы не были известны, хотя более поздние исследования выявили большое количество удерживаемых растворенных веществ, соответствующих их определению [15, 16] (дополнительная таблица S3).

НАЧАЛО ДИАЛИЗА (1854–1960)

Ранние (безуспешные) попытки вывести нечистоты из организма или крови восходят к Древней Греции и Средневековью. Принцип диализа как таковой впервые сформулировал шотландский ученый Томас Грэм в XIX веке, описавший явление очистки растворов через полупроницаемую мембрану, когда мембрана окружена жидкостью, в которой концентрация растворенного вещества ниже, чем внутри мембраны [17].Описанным явлением была диффузия, которая до сих пор является основным физическим законом, управляющим удалением с помощью большинства современных методов диализа.

Первыми, кто применил этот принцип для очистки крови in vivo , были Абель и Тернер в Балтиморе, США, которые продемонстрировали в 1913 г. удаление салицилата из крови собак [18]. Первое применение у людей приписывается Георгу Хаасу в Гиссене, Германия [19], который был расстроен наблюдением за солдатами, умирающими от ОПП во время Первой мировой войны без возможности их спасти.Ему удалось вывести двух пациентов из уремической комы с помощью примитивного устройства для диализа, но было технически невозможно продолжать это лечение достаточно долго, и он прекратил свои эксперименты после отсутствия поддержки со стороны немецкого научного сообщества.

Хотя во всем мире предпринимались дальнейшие попытки усовершенствовать диализную терапию, первая серия диализных процедур, которая в конечном итоге оказалась спасительной, была проведена в Кампене, Нидерланды, в 1942 г. голландским врачом Виллемом Колффом [20]. .Кольф тоже был разочарован тем, что пациенты умирали от почечной недостаточности, не имея возможности их лечить. Внедрение целлофана в качестве мембраны и гепарина в качестве антикоагулянта [20] позволило ему спасти жизнь первой пациентки, Софии Шафштадт, в 1945 году. Поскольку он не смог найти достаточной поддержки в Нидерландах для своей работы, Колфф впоследствии мигрировал в Кливленд. , Огайо, США. Следует отметить, что в те первые дни диализ в основном применялся при ОПП из-за трудностей выполнения повторного доступа к сосудистому руслу и краткосрочных шансов на восстановление функции почек.

Первое крупномасштабное применение диализа имело место во время войны в Корее (1950–1953 гг.), когда Пол Тешан (Нэшвилл, Теннесси, США), военный врач армии США, применил диализ для лечения солдат, страдающих ОПП. Смертность жертв войны с ОПП, которая ранее достигала 80-90%, резко снизилась до 53% [21]. Это развитие стало возможным частично благодаря участию Travenol [22], дочерней компании Baxter International, основанной в 1949 г. Это был первый шаг к промышленному внедрению гемодиализа.

Тем не менее, доступ к сосудистому руслу оставался трудным, что исключало лечение большинства пациентов с ХБП. Внедрение шунта Скрибнера впервые позволило повторно подключиться к кровотоку через внешнюю пластиковую канюлю, соединяющую артерию и вену [23], а вскоре после этого фистула Чимино-Брешиа позволила соединить артериальное и венозное сосудистое русло с помощью аутологичного сосуда. материала, снижая риск свертывания и инфекции и обеспечивая легкий доступ путем прокола иглой венозного русла, в то время как последнее расширяется за счет прямого притока артериальной крови [24].

Перитонеальный диализ прошел аналогичную эволюцию и развитие. В период между двумя мировыми войнами и после Второй мировой войны появилось несколько сообщений о лечении, в основном у пациентов с ОПП [25], которое часто было лишь частично успешным из-за осложнений. В основном они были связаны с недостаточным барьером против инфекции, обеспечиваемым системами доступа в брюшную полость, что было решено только в 1968 г. благодаря разработке Tenckhoff и Schechter системы устойчивого доступа [26], которая позволила проводить поддерживающую терапию перитонеальным диализом при ХБП. .

ИССЛЕДОВАНИЯ УРАЕМИЧЕСКИХ ТОКСИНОВ В КОНЦЕ ХХ ВЕКА (1960–2000 ГГ.)

С тех пор истории уремической токсичности и диализа в значительной степени идут параллельно, поскольку инновации в одной области влияли на другую благодаря более совершенным аналитическим методам, пониманию биологических путей и иммунологии, а также изменениям в мембранной технологии. химия полимеров и понимание механизмов течения и транспорта. Эту фазу нельзя описать, не отдав должное таким пионерам, как Фридман [27], Массри [28] и Тешан [29] в США; Бергстрем [30], Функ-Брентано [31] и Рингуар [32] в Европе; и Нива [33] в Японии.

С момента появления современного гемодиализа материалом, из которого изготавливались применяемые мембраны, была целлюлоза на основе натурального продукта, полученного из хлопкового линта, содержащего мелкие поры [34]. Первой синтетической диализной мембраной, полученной в результате химии полимеров, была AN69, характеризующаяся более крупными порами и, следовательно, более высокой способностью к ультрафильтрации. Когда у пациентов, подвергавшихся (почти во всех случаях целлюлозно-мембранному) диализу в течение более длительного времени, начиналось развитие кистозных поражений костей и сухожилий [35], это, по-видимому, было связано с тканевым отложением амилоида, содержащего β 2 -микроглобулин. как один из основных его компонентов [36].Следовательно, β 2 -микроглобулин стал одной из первых идентифицированных средних молекул. AN69 и другие крупнопористые мембраны обладали более высокой способностью удалять β 2 -микроглобулины, чем классические целлюлозные мембраны [37], и было высказано предположение, что у пациентов, получавших исключительно AN69, была более низкая распространенность диализного амилоидоза [38]. Активация комплемента и воспалительные реакции, наблюдаемые при использовании целлюлозных мембран, в значительной степени ослаблялись при использовании синтетических мембран [39], а синтетические мембраны с большими порами (так называемые высокопоточные диализаторы) в условиях гемодиализа или гемо(диа)фильтрации становились все более популярными. .

Гормон паращитовидной железы был еще одной средней молекулой, которая была обнаружена на этой ранней стадии. В серии элегантных экспериментов на животных Massry et al. показали, что экспериментальные животные с почечной недостаточностью, у которых паращитовидные железы были сохранены, имели большой набор биологических дефектов, которые уменьшались после паратиреоидэктомии [40, 41].

Наконец, появилось больше данных о связанных с белком уремических ретенционных растворах. Хотя европейские химики-аналитики [13] описывали их как уремические растворенные вещества [13], внимание к их токсичности, насколько нам известно, было в значительной степени результатом работы японских исследователей [33].

Кроме того, расширялись знания о клинических последствиях уремической токсичности. Джинн и др. . начали расширенное исследование неврологической дисфункции при уремии [42] и Lindner et al. были первыми, описывающими ускоренное повреждение сосудов при заболеваниях почек [43], более чем за два десятилетия до анализа Foley et al. , который обычно считается открытием в этом вопросе [44].

РОЛЬ EUTox (1999–2020)

Таким образом, к концу прошлого века знания об отдельных уремических токсинах, их физико-химических характеристиках, их биологическом и клиническом воздействии и их удалении значительно выросли (рис. 1), но исследования часто не были хорошо согласованы, без особого сотрудничества .В этом контексте роста знаний, а также потребности в большей координации и интеграции была основана EUTox.

РИСУНОК 1

Количество ежегодных публикаций, начиная с 1950 г., с 10-летними интервалами. Поиск в примечаниях был выполнен с использованием либо «уремического токсина» (синяя линия — как иллюстрация общего интереса к теме), либо «индоксила» (красная линия — представляет индоксилсульфат, как иллюстрация конкретного часто изучаемого уремического токсина) в качестве ключевых слов и подсчитывалось количество найденных публикаций за этот конкретный год.В 2020 году ссылки, полученные на 30 ноября 2020 года, были умножены на 12/11. В период 1950–70 годов активности было очень мало. Начиная с 1980 г. количество публикаций постепенно увеличивалось, начиная сначала с более общей темы «уремический токсин», а несколько позже — с более конкретной темы «индоксил» (в качестве суррогата индоксилсульфата). Что касается этой временной шкалы, EUTox начал действовать в 2000 году. Прямоугольник указывает период, в течение которого EUTox был (и остается) активным.

РИСУНОК 1

Количество ежегодных публикаций, начиная с 1950 г., с 10-летними интервалами. Поиск в примечаниях был выполнен с использованием либо «уремического токсина» (синяя линия — как иллюстрация общего интереса к теме), либо «индоксила» (красная линия — представляет индоксилсульфат, как иллюстрация конкретного часто изучаемого уремического токсина) в качестве ключевых слов и подсчитывалось количество найденных публикаций за этот конкретный год. В 2020 году ссылки, полученные на 30 ноября 2020 года, были умножены на 12/11.В период 1950–70 годов активности было очень мало. Начиная с 1980 г. количество публикаций постепенно увеличивалось, начиная сначала с более общей темы «уремический токсин», а несколько позже — с более конкретной темы «индоксил» (в качестве суррогата индоксилсульфата). Что касается этой временной шкалы, EUTox начал действовать в 2000 году. Прямоугольник указывает период, в течение которого EUTox был (и остается) активным.

В конце прошлого века ESAO (https://www.esao.org) решило создать Рабочие группы для всех основных искусственных органов, которые оно представляло, и, таким образом, планировалось сделать это и для искусственной почки.Б. Стегмайр (Университет Умео, Швеция), У. Баурмейстер (Энка/Мембрана, Вупперталь, Германия) и Р.В. (Гентский университет, Бельгия) было поручено предложить план работы.

На собрании в 1999 году эта группа предложила объединить нескольких европейских ученых, занимавшихся исследованиями токсичности уремии, в некоммерческую совместную сеть. Считалось, что в этой области задействовано достаточно разных исследовательских групп с различными интересами, чтобы вдохновлять на совместные исследования, вызывая более быстрый прогресс, расширение масштабов и большую согласованность в целевых результатах.

Поскольку некоторые отрасли, особенно диализные компании, также включали исследовательские подразделения в этой области, промышленность с самого начала стала частью рабочей группы и активно участвовала в исследовательских проектах.

Первое совещание состоялось в Лозанне в сентябре 2000 г. во время 27-го ежегодного собрания ESAO, за которым последовали, начиная с января 2001 г., совещания три или два раза в год (веб-сайт EUTox; www.uremic-toxins.org). В ходе этих встреч были определены цели и стратегии Группы, которые актуальны и сегодня [45] (Таблица 1).В основном они сосредоточены на идентификации и патофизиологической характеристике уремических токсинов, обнаружении биомаркеров и терапевтических мишеней, а также на разработке профилактических и терапевтических вмешательств. Стратегии повышения узнаваемости EUTox включают публикации, презентации, веб-инструменты и стимулирование совместных исследований среди групп с особым вниманием к привлечению младших исследователей.

Таблица 1.

Цели и стратегии EUTOX

A: Цели 02

  • Выявление еще неизвестных урамических токсинов

  • Идентификация биомаркеров, позволяющих раннее обнаружение заболевания

  • Идентификация терапевтических мишеней

  • Характеристика известных уремических токсинов и их биологического/биохимического воздействия

  • Разработка новых терапевтических подходов для лечения ХБП

  • Улучшение существующих терапевтических стратегий

    8

    04

    4

    Сосредоточиться на лечебном лечении, но и на профилактику

  • Распутывание причин чрезвычайно высокого бремени сердечно-сосудистых заболеваний в URAEMIA

B: Стратегии

  • Описание патофизиологических процессов

  • Сосредоточиться на воспаление и сердечно-сосудистый урон

  • классификация известных урамических токсинов

  • публикация оригинальных данных со ссылкой на участие EUTOX

  • продвижение общих исследований

  • Обмен идеи

  • Совместное решение проблем

  • Стимулирование молодых сотрудников к представлению своих данных

  • Создание веб-платформы, посвященной уремическим токсинам и их концентрации

  • Пропаганда включения сессий по уремическим токсинам в собрания нефрологов 5105 019 9009

    Презентация данных EUTOX на международных и национальных конференциях

  • CME Курсы / семинары

  • Конгрессы с фокусом в урамических токсинах

A: Цели

  • Идентификация еще неизвестных уремических токсинов

  • Идентификация биомаркеров, позволяющих раннее выявление заболевания

  • Идентификация терапевтических мишеней

  • Характеристика известных уремических токсинов и их биохимическое воздействие 90/05

  • Разработка новых терапевтических подходов к лечению ХБП

  • Улучшение существующих терапевтических стратегий

  • Фокус на лечебном лечении, но также и на профилактике Сердечно-сосудистые заболевания в URAEMIA

B: стратегии

    B: Стратегии

      • Описание патофизиологических процессов

      • Фокус на воспаление и сердечно-сосудистый урон

      • Классификация известных урамических токсинов

      • Публикация оригинальных данных со ссылкой на участие EUTOX

      • Продвижение общих исследовательских проектов

      • Обмен идеи

      • Решение взаимных проблем

      • Стимуляция молодых сотрудников для представления их данных

      • Создание веб-платформы, посвященной уремическим токсинам и их концентрации

      • Пропаганда включения сессий по уремическим токсинам на совещаниях по нефрологии

      • Представление данных EUTox на международных и национальных конференциях C

        8

        5

        8 /seminars

      • Конгрессы по уремическим токсинам

       
Таблица 1.

Цели и стратегии EUTOX

9

7

A: Цели

  • Выявление еще неизвестных урамических токсинов

  • Идентификация биомаркеров, позволяющих ранним обнаружением заболевания

  • Идентификация

  • Характеристика известных уремических токсинов и их биологического/биохимического воздействия

  • Разработка новых терапевтических подходов к лечению ХБП

  • Улучшение существующих терапевтических стратегий

  • 08 Лечение, но и на профилактику

  • Распутывание причин чрезвычайно высокого бремени сердечно-сосудистых заболеваний в URAEMIA

B: Стратегии

  • Описание патофизиологических процессов

  • Сосредоточиться на Воспаление и сердечно-сосудистый урон

  • классификация известных урамических токсинов

  • публикация оригинальных данных со ссылкой на участие EUTOX

  • продвижение общих исследований

  • Обмен идеи

  • взаимная проблема решение

  • Стимулирование молодых сотрудников к представлению своих данных

  • Создание веб-платформы, посвященной уремическим токсинам и их концентрации

  • Пропаганда включения сессий по уремическим токсинам в презентации

    5

  • 5 5 5 5 5 5 5 5 Данные EUTOX на международных и национальных конференциях

  • CME Курсы / семинары

  • Конгрессы с фокусом в урамических токсинах

9009 A: AIMS

  • Идентификация еще неизвестных уремических токсинов

  • Идентификация биомаркеров, позволяющих раннее выявление заболевания

  • Идентификация терапевтических мишеней

  • Характеристика известных уремических токсинов и их биологического/1005 воздействия 9008 9008

  • Разработка новых терапевтических подходов к лечению ХБП

  • Улучшение существующих терапевтических стратегий

  • Фокус на лечебном лечении, а также на профилактике

  • Выяснение причин чрезвычайно высокого бремени сердечно-сосудистых заболеваний Болезнь в Ураемии

B: Стратегии

      • Описание патофизиологических процессов

      • Сосредоточиться на воспаление и сердечно-сосудистый урон

      • Классификация известных урамических токсинов

      • 90 137
        • Публикация оригинальных данных со ссылкой на привлечение EUTOX

        • Продвижение общих исследовательских проектов

        • Обмен идеи

        • Решение взаимных проблем

        • Стимуляция молодых сотрудников для представления их данных

        • Создание веб-платформы, посвященной уремическим токсинам и их концентрации

        • Пропаганда включения сессий по уремическим токсинам на совещаниях нефрологов

        • Представление данных EUTox на международных и национальных конференциях

        • CME

        • CME семинары

        • Конгрессы, посвященные уремическим токсинам

         

Аббревиатура EUTox была введена в 2002 г. , за ней вскоре последовал логотип (рис. 2).Наряду со своим статусом рабочей группы ESAO, позже во время своего существования, EUTox также был одобрен ERA-EDTA с 2009 года.

РИСУНОК 2

РИСУНОК 2

В настоящее время группа состоит из 24 академических исследовательских подразделений, представляющих 12 стран (рис. 3; дополнительная таблица S4).

РИСУНОК 3

Распределение членов EUTox по странам (зеленый). Страны-участницы: Австрия, Бельгия, Эстония, Франция, Германия, Греция, Италия, Нидерланды, Северная Македония, Польша, Испания и Швеция.Количество членов от каждой страны, указанной внутри кружков.

РИСУНОК 3

Распределение членов EUTox по странам (зеленый). Страны-участницы: Австрия, Бельгия, Эстония, Франция, Германия, Греция, Италия, Нидерланды, Северная Македония, Польша, Испания и Швеция. Количество членов от каждой страны, указанной внутри кружков.

ДОСТИЖЕНИЯ EUTox

За 20 лет существования EUTox его члены встречались более 50 раз и опубликовали почти 3000 публикаций, из которых >300 (±15 лет) были совместными работами (с участием двух или более членов EUTox). Тридцать пять студентов успешно защитили докторскую диссертацию по уремической токсичности. Было получено не менее семи европейских и крупных национальных исследовательских грантов [45], охватывающих такие темы, как ось кишечник-почка, кардио-почечный синдром, лечение ОПП, сердечно-сосудистые заболевания при ХБП и патофизиология ХБП. Две обзорные публикации EUTox по уремическим токсинам и их концентрации [1, 46] также послужили основой для создания интерактивной базы данных по уремическим токсинам [47]. Эта плодотворная деятельность совпала с реальным всплеском исследований уремических токсинов в Европе, а также в США, Азии и, в последнее время, в Латинской Америке (рис. 1).

Публикации [3, 48–58] в журналах с импакт-фактором >15 сведены в табл. 2. Кроме того, приведены наиболее цитируемые статьи (табл. 3) [1, 46, 48, 58–66] . Эти публикации являются репрезентативными для всей деятельности EUTox, т.е. обзоры, описывающие концентрацию уремического токсина, клиническую картину уремии и действующие механизмы, оригинальные исследования, идентифицирующие новые токсины и/или описывающие биологические/биохимические эффекты вновь определенных или известных токсинов, эффекты терапевтические вмешательства в отношении уремических токсинов, а также исследования и рекомендации по использованию биомаркеров ХБП и ее прогрессирования. Краткий обзор публикаций, получивших наивысшие баллы в таблицах 2 и 3, можно найти в качестве дополнительного материала.

Таблица 2.

Публикации EUTox в авторитетных журналах a

IF b . Ссылки . Название . Журнал .
60,4  Ортис и др. .[48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet
31.1 Jankowski 3 8 et al. [49] Уридин-аденозинтетрафосфат: новый сосудосуживающий фактор эндотелия Nat Med
25,3 Vanholder 0al.8al. [51] Клиническое лечение уремического синдрома при ХБП Lancet Diab Endocrinol  
25. Тофте и др. . [52] Раннее выявление диабетической нефропатии с помощью протеомики мочи и последующее вмешательство спиронолактоном для замедления прогрессирования (ПРИОРИТЕТ): проспективное обсервационное исследование и встроенное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование Салем и др. . [53] Идентификация «фактора, ингибирующего сужение сосудов», мощного эндогенного кофактора ангиотензина II, действующего на рецептор AT2 Циркуляция  
23.6  Фан и др. . [54] Севеламер предотвращает развитие атеросклероза у уваемии в атеросклерозе в недостаточном аполипопротеине E (APOE — / —

8) MICE

Тираж 8
23,6 Drüeke et al . [55] Железотерапия, продукты расширенного окисления белков и толщина комплекса интима-медиа сонных артерий в ЕСКД Кровообращение
22,7 Speer 03 9 9 al. [50] Карбамилированный липопротеин низкой плотности вызывает дисфункцию эндотелия Eur Heart J
20,7 Zoccali 08 et al. [3]  Системный характер ХБП  Nat Rev Nephrol  
20,7  Mischak et al . [56] Протеомные биомаркеры при заболевании почек: вопросы разработки и внедрения Nat Rev Nephrol  
20.5  Zewinger и др. . [57] Аполипопротеин С3 индуцирует воспаление и повреждение органов за счет альтернативной активации воспалительных заболеваний Nat Immunol
16,3 Mischak 0al. [58] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Scii Transl Med  
IF 7 b 7 b . Ссылки . Название . Журнал .
60,4  Ортис и др. . [48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet
31.1 Jankowski 3 8 et al. [49] Уридин-аденозинтетрафосфат: новый эндотелиальный сосудосуживающий фактор Nat Med
25.3  Ванхолдер и др. . [51] Клиническое ведение уремического синдрома при ХБП Lancet Diab Endocrinol
25,3 Tofte et al . [52] Раннее выявление диабетической нефропатии с помощью протеомики мочи и последующее вмешательство спиронолактоном для замедления прогрессирования (ПРИОРИТЕТ): проспективное обсервационное исследование и встроенное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование Салем и др. . [53] Идентификация «фактора, ингибирующего сужение сосудов», мощного эндогенного кофактора ангиотензина II, действующего на рецептор АТ2 [54] Севеламер предотвращает прогрессирование атеросклероза с усилением уремии у мышей с дефицитом аполипопротеина Е (апоЕ -/- )6  Дрюке и др. . [55] Железотерапия, продукты расширенного окисления белков и толщина комплекса интима-медиа сонных артерий в ЕСКД Кровообращение
22,7 Speer 03 9 9 al. [50] Карбамилированный липопротеин низкой плотности вызывает дисфункцию эндотелия Eur Heart J
20,7 Zoccali 08 et al. [3] Системный характер ХБП Nat Rev Nephrol  
20.7  Мишак и др. . [56] Протеомные биомаркеры при заболеваниях почек: вопросы разработки и внедрения Nat Rev Nephrol
20,5 Zewinger 3 8 et al. [57] Аполипопротеин С3 индуцирует воспаление и повреждение органов за счет альтернативной активации воспалительных заболеваний Nat Immunol
16,3 Mischak 0al. [58] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Scii Transl Med  
Таблица 2.

Публикации EUTox в авторитетных журналах a

IF b . Ссылки . Название . Журнал .
60,4  Ортис и др. . [48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические испытания риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet  
31.1 Янковский и др. . [49] Уридин-аденозинтетрафосфат: новый сосудосуживающий фактор эндотелия Nat Med
25,3 Vanholder 0al. 8al. [51] Клиническое ведение уремического синдрома при ХБП Lancet Diab Endocrinol
25,3 Tofte et al . [52] Раннее выявление диабетической нефропатии с помощью протеомики мочи и последующее вмешательство спиронолактоном для замедления прогрессирования (ПРИОРИТЕТ): проспективное обсервационное исследование и встроенное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование Салем и др. . [53] Идентификация «фактора, ингибирующего сужение сосудов», мощного эндогенного кофактора ангиотензина II, действующего на рецептор АТ2 [54] Севеламер предотвращает прогрессирование атеросклероза с усилением уремии у мышей с дефицитом аполипопротеина Е (апоЕ -/- )6  Дрюке и др. . [55] Железотерапия, продукты расширенного окисления белков и толщина комплекса интима-медиа сонных артерий в ЕСКД Кровообращение
22,7 Speer 03 9 9 al. [50] Карбамилированный липопротеин низкой плотности вызывает дисфункцию эндотелия Eur Heart J
20,7 Zoccali 08 et al. [3] Системный характер ХБП Nat Rev Nephrol  
20.7  Мишак и др. . [56] Протеомные биомаркеры при заболеваниях почек: вопросы разработки и внедрения Nat Rev Nephrol
20,5 Zewinger 3 8 et al. [57] Аполипопротеин С3 индуцирует воспаление и повреждение органов за счет альтернативной активации воспалительных заболеваний Nat Immunol
16,3 Mischak 0al. [58] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Scii Transl Med  
IF 7 b 7 b . Ссылки . Название . Журнал .
60,4  Ортис и др. . [48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet
31.1 Jankowski 3 8 et al. [49] Уридин-аденозинтетрафосфат: новый эндотелиальный сосудосуживающий фактор Nat Med
25.3  Ванхолдер и др. . [51] Клиническое ведение уремического синдрома при ХБП Lancet Diab Endocrinol
25,3 Tofte et al . [52] Раннее выявление диабетической нефропатии с помощью протеомики мочи и последующее вмешательство спиронолактоном для замедления прогрессирования (ПРИОРИТЕТ): проспективное обсервационное исследование и встроенное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование Салем и др. . [53] Идентификация «фактора, ингибирующего сужение сосудов», мощного эндогенного кофактора ангиотензина II, действующего на рецептор АТ2 [54] Севеламер предотвращает прогрессирование атеросклероза с усилением уремии у мышей с дефицитом аполипопротеина Е (апоЕ -/- )6  Дрюке и др. . [55] Железотерапия, продукты расширенного окисления белков и толщина комплекса интима-медиа сонных артерий в ЕСКД Кровообращение
22,7 Speer 03 9 9 al. [50] Карбамилированный липопротеин низкой плотности вызывает дисфункцию эндотелия Eur Heart J
20,7 Zoccali 08 et al. [3] Системный характер ХБП Nat Rev Nephrol  
20.7  Мишак и др. . [56] Протеомные биомаркеры при заболеваниях почек: вопросы разработки и внедрения Nat Rev Nephrol
20,5 Zewinger 3 8 et al. [57] Аполипопротеин С3 индуцирует воспаление и повреждение органов за счет альтернативной активации воспалительных заболеваний Nat Immunol
16,3 Mischak 0al. [58] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Scii Transl Med  
Таблица 3.

Наиболее цитируемые публикации EUTox a

Количество ссылок b . Первый автор . Название . Журнал . .
957  Ванхолдер и др. . [1] Обзор уремических токсинов: классификация, концентрация и межиндивидуальная вариабельность Kidney Int
488 Barreto и др.[59] Индоксилсульфат сыворотки связан с сосудистыми заболеваниями и смертностью у пациентов с ХЗП Clin J Am Soc Nephrol  
444

8al. [60]

ХБП как причина сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности Трансплантация нефрола
429 Duranton и др. . [46] Нормальные и патологические концентрации уремических токсинов J Am Soc Nephrol
309 Dou et al .[61] Урамические растворы P -Cresol и индоксилсульфат ингибируют эндотелиальную пролиферацию и ремонт раны почек Int
268 268 et al . [62] Природные пептиды мочи человека для использования в диагностике ХБП Mol Cell Proteomics  
262 Liabeuf et al . [63] БЕСПЛАТНО P -CRESYLSULPHATE является предиктором смертности у пациентов на разных этапах CKD Nephrol Dial Transprant

8
250

8
Flizer et al . [64]  Заявление о передовой европейской практике в области лечения заболеваний почек: рекомендации по клинической практике «Улучшение глобальных результатов» при остром повреждении почек: часть 1: определения, консервативное лечение и контраст-индуцированная нефропатия 243  Спасовский и др. . [65] Клинические рекомендации по диагностике и лечению гипонатриемии Eur J Endocrinol
210 Mischak et al .[56] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Sci Transl Med
182 Ortiz et al . [48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet
190 Vanholder et al . [66] Вид на уремические токсины со скамейки у кровати J Am Soc Med  
No. цитирований б . Первый автор . Название . Журнал . .
957  Ванхолдер и др. . [1] Обзор уремических токсинов: классификация, концентрация и межиндивидуальная вариабельность Kidney Int
488 Barreto и др.[59] Индоксилсульфат сыворотки связан с сосудистыми заболеваниями и смертностью у пациентов с ХЗП Clin J Am Soc Nephrol  
444

8al. [60]

ХБП как причина сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности Трансплантация нефрола
429 Duranton и др. . [46] Нормальные и патологические концентрации уремических токсинов J Am Soc Nephrol
309 Dou et al . [61] Урамические растворы P -Cresol и индоксилсульфат ингибируют эндотелиальную пролиферацию и ремонт раны почек Int
268 268 et al . [62] Природные пептиды мочи человека для использования в диагностике ХБП Mol Cell Proteomics  
262 Liabeuf et al . [63] БЕСПЛАТНО P -CRESYLSULPHATE является предиктором смертности у пациентов на разных этапах CKD Nephrol Dial Transprant

8
250

8
Flizer et al .[64]  Заявление о передовой европейской практике в области лечения заболеваний почек: рекомендации по клинической практике «Улучшение глобальных результатов» при остром повреждении почек: часть 1: определения, консервативное лечение и контраст-индуцированная нефропатия 243  Спасовский и др. . [65] Клинические рекомендации по диагностике и лечению гипонатриемии Eur J Endocrinol
210 Mischak et al . [56] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Sci Transl Med
182 Ortiz et al . [48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet
190 Vanholder et al . [66] Вид на уремические токсины от скамьи до кровати J Am Soc Med  
Таблица 3.

Наиболее цитируемые публикации EUTox a

Количество ссылок b . Первый автор . Название . Журнал . .
957  Ванхолдер и др. . [1] Обзор уремических токсинов: классификация, концентрация и межиндивидуальная вариабельность Kidney Int
488 Barreto и др. [59] Индоксилсульфат сыворотки связан с сосудистыми заболеваниями и смертностью у пациентов с ХЗП Clin J Am Soc Nephrol  
444

8al. [60]

ХБП как причина сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности Трансплантация нефрола
429 Duranton и др. . [46] Нормальные и патологические концентрации уремических токсинов J Am Soc Nephrol
309 Dou et al .[61] Урамические растворы P -Cresol и индоксилсульфат ингибируют эндотелиальную пролиферацию и ремонт раны почек Int
268 268 et al . [62] Природные пептиды мочи человека для использования в диагностике ХБП Mol Cell Proteomics  
262 Liabeuf et al . [63] БЕСПЛАТНО P -CRESYLSULPHATE является предиктором смертности у пациентов на разных этапах CKD Nephrol Dial Transprant

8
250

8
Flizer et al . [64]  Заявление о передовой европейской практике в области лечения заболеваний почек: рекомендации по клинической практике «Улучшение глобальных результатов» при остром повреждении почек: часть 1: определения, консервативное лечение и контраст-индуцированная нефропатия 243  Спасовский и др. . [65] Клинические рекомендации по диагностике и лечению гипонатриемии Eur J Endocrinol
210 Mischak et al .[56] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Sci Transl Med
182 Ortiz et al . [48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet
190 Vanholder et al . [66] Вид на уремические токсины со скамейки у кровати J Am Soc Med  
No. цитирований б . Первый автор . Название . Журнал . .
957  Ванхолдер и др. . [1] Обзор уремических токсинов: классификация, концентрация и межиндивидуальная вариабельность Kidney Int
488 Barreto и др.[59] Индоксилсульфат сыворотки связан с сосудистыми заболеваниями и смертностью у пациентов с ХЗП Clin J Am Soc Nephrol  
444

8al. [60]

ХБП как причина сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности Трансплантация нефрола
429 Duranton и др. . [46] Нормальные и патологические концентрации уремических токсинов J Am Soc Nephrol
309 Dou et al . [61] Урамические растворы P -Cresol и индоксилсульфат ингибируют эндотелиальную пролиферацию и ремонт раны почек Int
268 268 et al . [62] Природные пептиды мочи человека для использования в диагностике ХБП Mol Cell Proteomics  
262 Liabeuf et al . [63] БЕСПЛАТНО P -CRESYLSULPHATE является предиктором смертности у пациентов на разных этапах CKD Nephrol Dial Transprant

8
250

8
Flizer et al .[64]  Заявление о передовой европейской практике в области лечения заболеваний почек: рекомендации по клинической практике «Улучшение глобальных результатов» при остром повреждении почек: часть 1: определения, консервативное лечение и контраст-индуцированная нефропатия 243  Спасовский и др. . [65] Клинические рекомендации по диагностике и лечению гипонатриемии Eur J Endocrinol
210 Mischak et al . [56] Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике Sci Transl Med
182 Ortiz et al . [48] ​​ Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности Lancet
190 Vanholder et al . [66] Вид на уремические токсины от скамьи до кровати J Am Soc Med  

принимали участие на регулярной основе со специально посвященными сессиями во время ежегодных конгрессов ESAO и ERA-EDTA, а также организовали большое количество мероприятий непрерывного медицинского образования (CME) по всей Европе в связи с регулярными групповыми собраниями.

БУДУЩЕЕ ИССЛЕДОВАНИЙ УРАЕМИЧЕСКИХ ТОКСИНОВ И EUTox

До начала прошлого века не было значительного прогресса в терапевтических подходах к ХБП и в концепции лечения диализом, но за последние несколько лет ряд новых инициатив может привести к прогрессу в лечении почек, таких как разработка более совершенных систем диализа для улучшения удаления связанных с белками уремических токсинов или применение связывающих препаратов, таких как ибупрофен, фолаты и угольные сорбенты.

Другой многообещающей стратегией является увеличение свободных фракций гидрофобных уремических токсинов за счет фракции, связанной с белком. Скорость отделения гидрофобных токсинов можно увеличить за счет увеличения ионной силы абсорбирующих систем [67], повышения ионной силы плазмы [68] или применения высокочастотных электрических полей [69].

После 20 лет информационно-пропагандистской деятельности Американского общества нефрологов Конгресс США одобрил финансовое вливание более 2 миллиардов долларов для стимулирования исследований почек [70], а в июле 2019 года президент Трамп подписал указ о реформировании ЕСКД США. индустрия лечения, ведущая к новым моделям оплаты и отдающая предпочтение более устойчивым вариантам замены почки, особенно стратегиям трансплантации (ТП) и домашнего диализа [71].Кроме того, Инициатива по здоровью почек, государственно-частное партнерство, направленное на стимулирование инновационных подходов к оптимизации лекарств и устройств для улучшения будущего пациентов с почечной недостаточностью [72, 73], также поддержала разработку несколькими совместными группами носимой искусственной почки [74]. ].

В Европе Европейский альянс по охране здоровья почек (EKHA) действует на нескольких уровнях для повышения осведомленности о заболеваниях почек [75], особенно путем информирования Европейской комиссии, а оттуда сверху донизу государств-членов Европейского Союза ( ЕВРОПА).EKHA — это альянс всех основных европейских заинтересованных сторон в области заболеваний почек, то есть не только врачей и ученых, но также медсестер, техников, почечных фондов и пациентов с заболеваниями почек. Действия EKHA включают разработку в 2015 г. «Рекомендаций по устойчивому уходу за почками» [76]; создание группы поддержки членов Европейского парламента; и ежегодные почечные форумы в Европейском парламенте, объединяющие несколько заинтересованных сторон и фокусирующиеся на таких темах, как профилактика, выбор лечения пациентом и ТП.Кроме того, был выпущен ряд публикаций по общественным и пропагандистским вопросам, связанным с заболеваниями почек [77–83], а также Совместное заявление, информирующее ЕС и его государства-члены о подходах к увеличению донорства органов и трансплантации органов [84]. EKHA также является частью и в настоящее время возглавляет Европейский альянс по хроническим заболеваниям [85], платформу 11 ассоциаций хронических заболеваний, представляющих весь спектр неинфекционных заболеваний. В Нидерландах Голландский почечный фонд поддерживает несколько крупных исследовательских сетей по заболеваниям почек [86], создал инициативу «Победа над болезнями почек» с намерением рационализировать исследования почек в Нидерландах в ближайшие годы [87], финансирует разработку портативной искусственной почки [88] и участвовал в инициировании исследований биоискусственной почки [89].

EUTox сыграет важную роль в этом процессе, направленном на то, чтобы поднять подход к заболеваниям почек на более высокий уровень (рис. 4). Наряду с продолжением существующих усилий, направленных на углубление понимания биологического и клинического воздействия уремических токсинов и характеристик удержания и удаления уремии, EUTox может предложить инновационную поддержку, характеризуя: (i) биомаркеры, связанные с уремией, особенно те, которые определяют быстрое прогрессирование ХБП, и связанное с этим предотвращение развития и прогрессирования заболеваний почек [52, 90]; (ii) механизмы образования уремических токсинов кишечником и способы воздействия на этот процесс в месте их возникновения [91]; (iii) способы действия уремических токсинов, особенно при сердечно-сосудистых заболеваниях, потенциально раскрывающие способы их фармакологической блокировки [49]; (iv) механизмы удаления почками уремических токсинов, особенно тубулярными клетками, что может привести к проектам, связанным с регенеративной медициной и биоискусственной почкой [92, 93]; (v) новые стратегии экстракорпорального удаления, которые могут включать, помимо прочего, адсорбцию [94] или подходы к уменьшению связывания растворенных белков [95]; (vi) роль уремических токсинов в исходах, ориентированных на пациента, связанных с уремией, таких как зуд, утомляемость или когнитивная дисфункция, для чего можно использовать анализ больших данных [96]; (vii) роль задержки уремического токсина у реципиентов трансплантата [97] или ОПП [98], что позволяет идентифицировать механизмы, влияющие на концентрации в этих условиях; и (viii) разработка методов мониторинга экстракорпорального удаления уремического токсина в режиме реального времени [99–101]. Рабочая группа EUTox также по-прежнему готова предложить поддержку в любых других инициативах, направленных на улучшение результатов и качества жизни пациентов с заболеваниями почек.

РИСУНОК 4

Блок-схема, обобщающая потенциальную роль EUTox в будущих исследованиях почек в Европе. Начиная с основных дисциплин в EUTox (желтый), можно выделить ряд основных направлений исследований (лосось). Полученные выгоды или улучшения по сравнению с текущей ситуацией выделены фиолетовым цветом.ОПП: острая почечная недостаточность; ТП: трансплантация; WAK: носимая искусственная почка; ПАК: переносная искусственная почка.

РИСУНОК 4

Блок-схема, обобщающая потенциальную роль EUTox в будущих исследованиях почек в Европе. Начиная с основных дисциплин в EUTox (желтый), можно выделить ряд основных направлений исследований (лосось). Полученные выгоды или улучшения по сравнению с текущей ситуацией выделены фиолетовым цветом. ОПП: острая почечная недостаточность; ТП: трансплантация; WAK: носимая искусственная почка; ПАК: переносная искусственная почка.

Наконец, модель EUTox может служить примером для других платформ для совместных исследований и действий, которые объединяют группы с общими интересами и позволяют объединяться различным подгруппам в зависимости от интересующей темы и опыта. Например, ERA-EDTA в настоящее время создает европейскую сеть по ОПП с намерением заставить ее функционировать аналогично концепции EUTox [102]. Аналогичным образом аналогичный подход применялся при создании Аахенско-Маастрихтского института кардиоренальных исследований (AMICARE), в соответствии с которым Аахенский (Германия) и Маастрихтский университеты (Нидерланды) объединяют свои кардио-ренальные исследовательские подразделения в отдельном здании, объединяя фундаментальных ученых, клиницистам и производителям для разработки новых вариантов лечения сердечно-сосудистых заболеваний при ХБП.На том же принципе строится сотрудничество университетов Утрехта и Твенте (Нидерланды) по созданию биоискусственных почечных устройств [103].

ВЫВОДЫ

Научные знания об уремических токсинах и уремической токсичности имеют долгую историю. Особенно в последние два десятилетия понимание росло экспоненциально, и в этот процесс существенный вклад внесла EUTox. В настоящее время многие мировые инициативы активизируют исследования заболеваний почек и их лечения, включая поиск более устойчивого лечения тХПН.EUTox, с его давним ноу-хау в изучении механизмов и терапевтических подходов к уремии, предлагает идеальную сеть для партнерства в этом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ

Дополнительные данные доступны на сайте ckj online.

БЛАГОДАРНОСТИ

Членство в EUTox (от научных кругов): A.A., Монпелье, Франция; Иоахим Беж, Лейпциг, Германия; Филипп Брюне, Марсель, Франция; Стефан Бурти, Марсель, Франция; Жан-Марк Шильон, Амьен, Франция; Джеральд Коэн, Вена, Австрия; Омар Абу Дейф, Гамбург, Германия; Питер Эвенепул, Лувен, Бельгия; Данило Флизер, Хомбург/Саар, Германия; Иво Фридолин, Таллинн, Эстония; Griet Glorieux, Гент, Бельгия; Дж. J., Ахен, Германия; Вера Янковски, Ахен, Германия; Roos Masereeuw, Утрехт, Нидерланды; Зиад А. Масси, Париж, Франция; Харальд Мишак, Ганновер, Германия; Альберто Ортис, Мадрид, Испания; Алессандра Перна, Неаполь, Италия; Хуан Мариано Родригес-Портильо, Кордова, Испания; Joost Schanstra, Тулуза, Франция; Гоце Спасовски, Скопье, Северная Македония; Димитриос Стаматиалис, Твенте, Нидерланды; Бернд Г. Стегмайр, Умео, Швеция; Питер Стенвинкель, Стокгольм, Швеция; Р.В., Гент, Бельгия; Антония Влаху, Афины, Греция; Анджей Вечек, Катовице, Польша.Мы благодарны J. Vienken за предоставление информации об истории диализа.

ЗАЯВЛЕНИЕ О КОНФЛИКТЕ ИНТЕРЕСОВ

Рабочая группа EUTox получает неограниченные гранты от Fresenius Medical Care, Baxter Healthcare, B. Braun Avitum AG и журнала Medical Journal Toxins. Р.В. получал поддержку и гонорары от Baxter Healthcare и B. Braun Avitum AG, а также работал советником в B. Braun Avitum AG, Baxter Healthcare, Kibow, Jafron, Debiotech, Fresenius Medical Care и Dutch Kidney Foundation. Дж.Дж. и А.А. сообщил об отсутствии конфликта интересов.

ССЫЛКИ

1

Ванхолдер

R

,

Де Смет

Р

,

Глорье

Г

и другие. ; для Европейской рабочей группы по уремическим токсинам (EUTox).

Обзор уремических токсинов: классификация, концентрация и межиндивидуальная вариабельность

.

Почки Int

 

2003

;

63

:

1934

1943

2

Мейер

TW

,

Hostetter

TH.

Уремия

.

N Engl J Med

 

2007

;

357

:

1316

1325

3

Зоккали

C

,

Ванхолдер

R

,

Массы

ЗА

и другие. ; от имени Рабочей группы Европейской почечной и сердечно-сосудистой медицины (EURECA-m) Европейской почечной ассоциации – Европейской ассоциации диализной трансплантации (ERA-EDTA).

Системный характер ХБП

.

Nat Rev Нефрол

 

2017

;

13

:

344

358

4

Рангасвами

Дж

,

Бхалла

В

,

Блэр

JEA

и другие. ; от имени Совета Американской кардиологической ассоциации по почкам при сердечно-сосудистых заболеваниях и Совета по клинической кардиологии.

Кардиоренальный синдром: классификация, патофизиология, диагностика и стратегии лечения: научное заявление Американской кардиологической ассоциации

.

Тираж

 

2019

;

139

:

e840

e878

5

Vanholder

RC

,

Элут

С

,

Глорье

Гл.

Будущие возможности снижения концентрации уремического токсина

.

Am J Kidney Dis

 

2016

;

67

:

664

676

6

Рамезани

А

,

Массы

ЗА

,

Мейерс

Б

и другие.

Роль микробиома кишечника при уремии: потенциальная терапевтическая цель

.

Am J Kidney Dis

 

2016

;

67

:

483

498

7

Рише

Г.

Ранняя история уремии

.

Почки Int

 

1988

;

33

:

1013

1015

8

Дюрантон

F

,

Депнер

ТП

,

Аргилес

А.

Сага о двух веках мочевины: нетоксичный токсин или наоборот?

Семин Нефрол

2014

;

34

:

87

96

9

Дюрантон

F

,

Янковский

Дж

,

Вичек

А

и другие.

Об открытии мочевины. Идентификация, синтез и наблюдения позволили установить первое уремическое удерживание растворенного вещества

.

G Ital Nefrol

 

2016

;

33

(

Дополнение 66): 33

10

Деланге

JR

,

Спекарт

ММ.

Определение креатинина по Яффе – что это означает?

 

NDT Plus

 

2011 

;

4

:

83

86

11

Стивенс

ЛА

,

Леви

КАК.

Измеренная СКФ в качестве подтверждающего теста для расчетной СКФ

.

J Am Soc Нефрол

 

2009

;

20

:

2305

2313

12

Стейниц

К

,

Турканд

Х.

Определение клубочковой фильтрации по клиренсу эндогенного креатинина

.

Дж. Клин Инвест

 

1940

;

19

:

285

298

13

Приглушение

D.

Исследования патогенеза уремии.Сравнительные определения глюкуроновой кислоты, индикана, свободных и связанных фенолов в сыворотке крови, спинномозговой жидкости и моче при заболеваниях почек с уремией и без нее

.

Клин Чим Акта

 

1965

;

12

:

551

554

14

Бабб

AL

,

Ахмад

С

,

Бергстрем

Дж

,

Скрибнер

БХ.

Гипотеза средней молекулы в перспективе

.

Am J Kidney Dis

 

1981

;

1

:

46

50

15

Хмелевский

М

,

Коэн

Г

,

Вичек

А

и другие.

Пептидные средние молекулы: молекулярная масса делает свое дело

.

Семин Нефрол

 

2014

;

34

:

118

134

16

Ванхолдер

R

,

Плетинк

А

,

Шеперс

E

и другие.

Биохимическое и клиническое воздействие органических растворенных веществ, задерживающих уремию: всестороннее обновление

.

Токсины

 

2018

;

10

:

33

17

Кэмерон

Дж.С.

Предыстория гемодиализа как метода лечения уремии

.

G Ital Nefrol

 

2016

;

33

:

(Приложение 66): 2

18

Абель

JJR

,

Тернер

ББ.

Об удалении диффундирующих веществ из циркулирующей крови живых животных путем диализа

.

J Pharmacol Exp Ther

1914

;

5

:

275

316

19

Готтшалк

CW

,

Fellner

SK.

История науки о диализе

.

Am J Нефрол

 

1997

;

17

:

289

298

20

Венкен

Дж.

«Биоинженерия для жизни»: дань уважения Виллему Йохану Колффу

.

Трансплантат нефролового набора

 

2009

;

24

:

2299

2301

21

Север

МС

,

Ванхолдер

R

,

Ламейр

Н.

Острое поражение почек при активных войнах и других техногенных катастрофах

.

Semin Nephrol

 

40

:

341

353

23

Blagg

CR.

Белдинг Хиббард Скрибнер — более известный как Скриб

.

Clin J Am Soc Nephrol

 

2010

;

5

:

2146

2149

24

Брешиа

MJ

,

Чимино

JE

,

Аппель К

и другие.

Хронический гемодиализ с использованием венепункции и хирургически созданной артериовенозной фистулы

.

N Engl J Med

 

1966

;

275

:

1089

1092

25

Твардовский

ZJ.

История развития перитонеального доступа

.

Int J Artif Organs

 

2006

;

29

:

2

40

26

Tenckhoff

H

,

Шехтер

Х.

Бактериологически безопасное устройство для перитонеального доступа

.

Trans Am Soc Artif Intern Organs

 

1968

;

14

:

181

187

27

Манис

Т

,

Зейг

С

,

Файнштейн

ЭИ

и другие.

Сорбенты для приема внутрь при уремии и диабете; активированная углем гиполипидемия

.

Trans Am Soc Artif Intern Organs

 

1979

;

25

:

19

23

28

Массри

SG

,

Коберн

ДЖВ

,

Поповцер

ММ

и другие.

Вторичный гиперпаратиреоз при хронической почечной недостаточности. Клинический спектр при уремии, при гемодиализе и после трансплантации почки

.

Arch Intern Med

 

1969

;

124

:

431

441

29

Тещан

ЧП.

О патогенезе уремии

.

Am J Med

 

1970

;

48

:

671

677

30

Фурст

P

,

Бергстрем

Дж

,

Гордон

А

и другие.

Выделение пептидов «средней» молекулярной массы из биологических жидкостей больных уремией

.

Почки Int Suppl

 

1975

;

272

275

31

Funck-Brentano

JL

,

Мужчина

Н.К.

Обзор клинических значений средних молекул и их кинетики при уремии

.

Artif Organs

 

1981

;

4

:

125

132

32

Рингуар

S

,

Шутс

А

,

Ванхолдер

р.

Уремические токсины

.

Почки Int Suppl

 

1988

;

24

:

S4

S

9

33

Нива

T

,

Асада

Х

,

Маэда

К

и другие.

Определение профиля органических кислот и полиолов в нервах пациентов с уремией и без нее

.

Ж Хроматогр

 

1986

;

377

:

15

22

34

Zweigart

C

,

Боскетти-де-Фиерро

А

,

Халко

М

и другие.

Мембраны средней длины — ближе к естественной функции удаления почек

.

Int J Artif Organs

 

2017

;

40

:

328

334

35

Кох

КМ.

Амилоидоз, связанный с диализом

.

Почки Int

 

1992

;

41

:

1416

1429

36

Геджо

Ф

,

Ямада

Т

,

Одани

С

и другие.

Новая форма амилоидного белка, связанная с хроническим гемодиализом, была идентифицирована как бета-2-микроглобулин

.

Biochem Biophys Res Commun

 

1985

;

129

:

701

706

37

Кабанда

А

,

Джадул

М

,

Почтовый ящик

JM

и другие.

Детерминанты сывороточных концентраций низкомолекулярных белков у пациентов, находящихся на поддерживающем гемодиализе

.

Почки, внутр.

 

1994

;

45

:

1689

1696

38

Ван Иперселе де Стриху

C

,

Джадул

М

,

Мальгем

Дж

и другие.

Влияние диализной мембраны и возраста пациента на признаки связанного с диализом амилоидоза. Рабочая группа по диализному амилоидозу

.

Почки Int

 

1991

;

39

:

1012

1019

39

Гастальделло

К

,

Хассон

С

,

Венс

Р

и другие.

Роль комплемента и фактора активации тромбоцитов в стимуляции фагоцитоза и продукции активных форм кислорода при гемодиализе

.

Нефроловый трансплантат

 

2000

;

15

:

1638

1646

40

Акмаль

М

,

Массри

СГ

,

Гольдштейн

DA

и другие.

Роль паратгормона в непереносимости глюкозы при хронической почечной недостаточности

.

Дж. Клин Инвест

 

1985

;

75

:

1037

1044

41

Массри

SG

,

Акмал

М.

Аномалии липидов, почечная недостаточность и паратиреоидный гормон

.

Am J Med

 

1989

;

87

:

42N

44N

42

Джинн

HE

,

Тещан

ЧП

,

Уокер

ПД

и другие.

Нейротоксичность при уремии

.

Почки Int Suppl

 

1975

;

357

360

43

Линднер

А

,

Чарра

Б

,

Шеррард

Диджей

и другие.

Ускоренный атеросклероз при длительном поддерживающем гемодиализе

.

N Engl J Med

 

1974

;

290

:

697

701

44

Фоли

РН

,

Парфри

ПС

,

Сарнак

МДж.

Клиническая эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний при хронической болезни почек

.

Am J Kidney Dis

 

1998

;

32

:

S112

S11

9

46

Duranton

F

,

Коэн

Г

,

Де Смет

Р

и другие. ; от имени Европейской рабочей группы по уремическим токсинам.

Нормальные и патологические концентрации уремических токсинов

.

J Am Soc Нефрол

 

2012

;

23

:

1258

1270

48

Ортис

А

,

Ковик

А

,

Флизер

Д

и другие.

Эпидемиология, участники и клинические исследования риска смертности при хронической почечной недостаточности

.

Ланцет

 

2014

;

383

:

1831

1843

49

Янковский

В

,

Толле

М

,

Ванхолдер

R

и другие.

Уридин-аденозинтетрафосфат: новый сосудосуживающий фактор эндотелиального происхождения

.

Nat Med

 

2005

;

11

:

223

227

50

Шпеер

Т

,

Овала

ФО

,

Святой

РВ

и другие.

Карбамилированный липопротеин низкой плотности вызывает эндотелиальную дисфункцию

.

Евро сердце J

 

2014

;

35

:

3021

3032

51

Ванхолдер

R

,

Фуке

Д

,

Глорье

Г

и другие.

Клиническое лечение уремического синдрома при хронической болезни почек

.

Ланцет Диабет Эндокринол

 

2016

;

4

:

360

373

52

Tofte

N

,

Линдхардт

М

,

Адамова

К

и другие.

Раннее выявление диабетической нефропатии с помощью протеомики мочи и последующее вмешательство спиронолактоном для замедления прогрессирования (ПРИОРИТЕТ): проспективное обсервационное исследование и встроенное рандомизированное плацебо-контролируемое исследование

.

Ланцет Диабет Эндокринол

 

2020

;

8

:

301

312

53

Салем

S

,

Янковский

В

,

Асаре

Д

и другие.

Идентификация фактора, ингибирующего сужение сосудов (VIF), мощного эндогенного кофактора ангиотензина II, действующего на рецептор ангиотензина II типа 2

.

Тираж

 

2015

;

131

:

1426

1434

54

Фан

О

,

Ивановский

О

,

Нгуен-Кхоа

Т

и другие.

Севеламер предотвращает прогрессирование атеросклероза на фоне уремии у мышей с дефицитом аполипопротеина Е

.

Тираж

 

2005

;

112

:

2875

2882

55

Дрюке

T

,

Витко-Сарсат

В

,

Массы

Z

и другие.

Терапия препаратами железа, продукты расширенного окисления белков и толщина комплекса интима-медиа сонных артерий при терминальной стадии почечной недостаточности

.

Тираж

 

2002

;

106

:

2212

2217

56

Мишак

Н

,

Деллес

С

,

Влахоу

А

,

Ванхолдер

Р.

Протеомные биомаркеры при заболеваниях почек: вопросы разработки и внедрения

.

Nat Rev Нефрол

 

2015

;

11

:

221

232

57

Zewinger

S

,

Райзер

Дж

,

Янковский

В

и другие.

Аполипопротеин С3 вызывает воспаление и повреждение органов за счет альтернативной активации воспалительных заболеваний

.

Нат Иммунол

 

2020

;

21

:

30

41

58

Мишак

H

,

Альмайер

Г

,

Апвайлер

Р

и другие.

Рекомендации по идентификации и квалификации биомаркеров в клинической протеомике

.

Sci Transl Med

 

2010

;

2

:

46ps42

59

Баррето

FC

,

Баррето

ДВ

,

Лиабеф

С

и другие.; от имени Европейской рабочей группы по уремическим токсинам (EUTox).

Индоксилсульфат сыворотки связан с сосудистыми заболеваниями и смертностью у пациентов с хроническими заболеваниями почек

.

Clin J Am Soc Nephrol

 

2009

;

4

:

1551

1558

60

Ванхолдер

R

,

Массы

Z

,

Аргилес

А

и другие.

Хроническая болезнь почек как причина сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности

.

Трансплантат нефролового набора

 

2005

;

20

:

1048

1056

61

Доу

L

,

Бертран

E

,

Серини

С

и другие.

Уремические растворенные вещества п-крезол и индоксилсульфат ингибируют эндотелиальную пролиферацию и заживление ран

.

Почки Int

 

2004

;

65

:

442

451

62

Хороший

DM

,

Зурбиг

П

,

Аргилес

А

и другие.

Натуральные пептиды мочи человека для использования в диагностике хронического заболевания почек

.

Mol Cell Proteomics

 

2010

;

9

:

2424

2437

63

Лиабеф

S

,

Баррето

ДВ

,

Баррето

ФК

и другие. ; от имени Европейской рабочей группы по уремическим токсинам (EUTox).

Свободный п-крезилсульфат является предиктором смертности у пациентов на разных стадиях хронической болезни почек

.

Трансплантат нефролового набора

 

2010

;

25

:

1183

1191

64

Флизер

D

,

Лавиль

М

,

Ковик

А

и другие. ; Временная рабочая группа ERBP.

Заявление о позиции European Renal Best Practice (ERBP) по клиническим рекомендациям по улучшению глобальных исходов заболевания почек (KDIGO) при остром повреждении почек: часть 1: определения, консервативное лечение и контраст-индуцированная нефропатия

.

Трансплантат нефролового набора

 

2012

;

27

:

4263

4272

65

Спасовский

Г

,

Ванхолдер

R

,

Аллолио

Б

и другие.

Клинические рекомендации по диагностике и лечению гипонатриемии

.

Eur J Endocrinol

 

2014

;

170

:

G1

–G

47

66

Ванхолдер

R

,

Баурмейстер

У

,

Брюнет

П

и другие.

Скамья для наблюдения за уремическими токсинами

.

J Am Soc Нефрол

 

2008

;

19

:

863

870

67

Бреттшнайдер

F

,

Толле

М

,

фон дер Гит

М

и другие.

Удаление связанных с белками гидрофобных уремических токсинов с помощью комбинированного метода разделения фракционированной плазмы и адсорбции

.

Artif Organs

 

2013

;

37

:

409

416

68

Krieter

DH

,

Дивайн

E

,

Угловой

Т

и другие.

Гемодиафильтрация с повышенной ионной силой плазмы для улучшения удаления токсинов, связанных с белками

.

Acta Physiol

 

2017

;

219

:

510

520

71

Йост

ТС

,

Лазарь

С.

Указ Трампа о здравоохранении — может ли он подорвать ACA, если Конгресс бездействует?

 

N Engl J Med

 

2017

;

376

:

1201

1203

72

Архидиакон

P

,

Шаффер

РН

,

Винкельмайер

Туалет

и другие.

Содействие инновациям, повышение безопасности пациентов: инициатива по охране здоровья почек

.

Clin J Am Soc Nephrol

 

2013

;

8

:

1609

1617

73

Wieringa

FP

,

Шелдон

М.

Инновационная дорожная карта Инициативы по здоровью почек для заместительной почечной терапии: строительство дороги из желтого кирпича при обновлении карты

.

Artif Organs

 

2020

;

44

:

111

122

74

Гура

В

,

Ривара

МБ

,

Бибер

С

и другие.

Носимая искусственная почка для пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности

.

JCI Insight

 

2016

;

1

:

e86397

77

Масси

ЗА

,

Каски

ФДЖ

,

Финне

P

и другие.

Предложения комитета по нефрологии и государственной политике по стимулированию сотрудничества в исследованиях взрослых и детей в Европе

.

Трансплантат нефролового диска

 

2019

;

34

:

1469

1480

78

Ванхолдер

R

,

Стел

ВС

,

Ягер

КДж

и другие.

Как повысить активность трансплантации почки в Европе — обзор защиты интересов Европейского альянса по охране здоровья почек

.

Трансплантат нефролового диска

 

2019

;

34

:

1254

1261

79

Ванхолдер

R

,

Аннеманс

Л

,

Коричневый

E

и другие. ; от имени Европейского альянса здоровья почек.

Сокращение расходов на лечение хронической болезни почек при одновременном оказании качественной медицинской помощи: призыв к действию

.

Nat Rev Нефрол

 

2017

;

13

:

393

409

80

Ван дер Тол

А

,

Стел

ВС

,

Ягер

КДж

и другие.

Призыв к гармонизации лечения почек в Европе: возмещение расходов на диализ и распространение заместительной почечной терапии

.

Нефроловый трансплантат

 

2020

;

35

:

979

986

81

Химмельфарб

J

,

Ванхолдер

R

,

Мехротра

Р

и другие.

Текущая и будущая ситуация с диализом

.

Nat Rev Нефрол

 

2020

;

16

:

573

585

82

Тонелли

М

,

Ванхолдер

R

,

Химмельфарб

Дж.

Политика здравоохранения в отношении диализной помощи в Канаде и США

.

Clin J Am Soc Nephrol

 

2020

;

15

:

1669

1677

83

Зоккали

C

,

Ванхолдер

R

,

Вагнер

СА

и другие.

Финансирование исследования почек как приоритета общественного здравоохранения: проблемы и возможности

.

Нефроловый трансплантат

 

2020

; doi: 10.1093/ndt/gfaa16386

Хеттинга Д., Риенкс А. https://www.narcis.nl/organisation/RecordID/ORG1238896/Language/en (28 января 2021 г., дата последнего обращения)

88

https://www. .nextkidney.com/ (28 января 2021 г., дата последнего доступа)

89

Masereeuw

R

,

Стаматиалис

Д.

Создание биоискусственной почки

.

Int J Artif Organs

 

2017

;

40

:

323

327

90

Шанстра

JP

,

Зурбиг

П

,

Алхалаф

А

и другие.

Диагностика и прогнозирование прогрессирования ХБП путем оценки пептидов в моче

.

J Am Soc Нефрол

 

2015

;

26

:

1999

2010

91

Joossens

M

,

Фауст

К

,

Грип

Т

и другие.

Динамика кишечной микробиоты и уремические токсины: один размер не подходит для всех

.

Гут

 

2019

;

68

:

2257

2260

92

Ван Гельдер

МК

,

Михаила

СМ

,

Янсен

Дж

и другие.

От портативного диализа к биоинженерной почке

.

Expert Rev Med Devices

 

2018

;

15

:

323

336

93

Legallais

C

,

Ким

Д

,

Михаила

СМ

и другие.

Биоинженерные органы для дезинтоксикации крови

.

Adv Healthcare Mater

 

2018

;

7

:

e1800430

94

Тижинк

МС

,

Вестер

М

,

Глорье

Г

и другие.

Мембраны из полых волокон со смешанной матрицей для удаления связанных с белками токсинов из плазмы человека

.

Биоматериалы

 

2013

;

34

:

7819

7828

95

Bohringer

F

,

Янковский

В

,

Гаджала

PR

и другие.

Высвобождение удерживаемых уремических растворов из белков, связывающихся с помощью гипертонической гемодиафильтрации с предварительным разведением

.

ASAIO J

 

2015

;

61

:

55

60

96

Viggiano

D

,

Вагнер

СА

,

Бланкестин

ПД

и другие.

Легкие когнитивные нарушения и заболевания почек: клинические аспекты

.

Нефроловый трансплантат

 

2020

;

35

:

10

17

97

Лиабеф

S

,

Дежарден

L

,

Массы

ЗА

и другие.

Уровни индоксилсульфата у пациентов с трансплантацией почки и связь с тяжелым исходом

.

Циркуляр J

 

2016

;

80

:

722

730

98

Veldeman

L

,

Ванмассенхове

Дж

,

Ван Бизен

Вт

и другие.

Эволюция связанных с белком уремических токсинов индоксилсульфата и п-крезилсульфата при остром повреждении почек

.

Int Urol Nephrol

 

2019

;

51

:

293

302

99

Лаури

К

,

Арунд

Дж

,

Холмар

Дж

и другие.

Удаление мочевины, бета2-микроглобулина и индоксилсульфата, оцениваемое по абсорбции и флуоресценции в отработанном диализате во время гемодиализа

.

ASAIO J

 

2020

;

66

:

698

705

100

Арунд

J

,

Таннер

Р

,

Улин

Ф

и другие.

Участвуют ли только малые уремические токсины, хромофоры, в онлайн-мониторинге диализной дозы по УФ-поглощению?

 

Токсины

 

2012

;

4

:

849

861

101

Арунд

J

,

Люман

М

,

Улин

Ф

и другие.

Подходит ли флуоресценция для мониторинга удаления связанных с белком уремических растворов при диализе?

 

PLoS One

 

2016

;

11

:

e0156541

102

Ванхолдер

руб. ,

Андерс

Эй Джей

,

Карлсон

Н

и другие.EDTAKI: платформа Комитета по нефрологии и общественной политике (NPPC) призывает к более активному участию Европы в борьбе с ОПП.

© Автор(ы), 2021 г. Опубликовано Oxford University Press от имени ERA-EDTA.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution (http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/), которая разрешает некоммерческое повторное использование, распространение, и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.Для коммерческого повторного использования, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

Гемолитический уремический синдром: новый риск для здоровья

1. Andreoli SP. Патофизиология гемолитико-уремического синдрома. Curr Opin Nephrol Hypertens . 1999;8:459–64….

2. Уокер, В.А. Детские желудочно-кишечные заболевания: патофизиология, диагностика, лечение. 4-е изд. Гамильтон, Онтарио: BC Decker, 2004.

3. Грин Д.А., Мерфи ВГ, Атли В.С.Гемолитико-уремический синдром: факторы прогноза. Клин Лаб Гематол . 2000; 22:11–4.

4. Коди С.Х., Глинн МК, Фаррар Дж.А., Кэрнс КЛ, Гриффин ПМ, Кобаяши Дж., и другие. Вспышка Escherichia coli O157: инфекция H7 от непастеризованного коммерческого яблочного сока. Энн Интерн Мед . 1999; 130: 202–9.

5. Хилборн ЭД, Мшар П.А., Фиорентино ТР, Дембек З.Ф., Баррет Т.Дж., Ховард РТ, и другие.Вспышка инфекции Escherichia coli O157:H7 и гемолитико-уремический синдром, связанные с употреблением непастеризованного яблочного сидра. Эпидемиол Инфекция . 2000; 124:31–6.

6. Кавамура Н., Ямадзаки Т, Тамай Х. Факторы риска развития Escherichia coli O157:H7, связанные с гемолитико-уремическим синдромом. Pediatr Int . 1999; 41: 218–22.

7. Фукусима Х, Хасидзуме Т, Морита Ю, Танака Дж, Адзума К, Мизумото Ю, и другие.Клинический опыт в городской больнице Сакаи во время массовой вспышки энтерогеморрагической инфекции Escherichia coli O157 в городе Сакаи, 1996 г. Pediatr Int . 1999;41:213–7.

8. Ципфель ПФ, Нейман ХП, Джози М. Генетический скрининг гемолитико-уремического синдрома. Curr Opin Nephrol Hypertens . 2003; 12: 653–7.

9. Индекс подозрений.. Pediatr Rev . 2002; 23: 433–8.

10. Лю Дж., Хатцлер М, Ли С, Печет Л.Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (ТТП) и гемолитико-уремический синдром (ГУС): новое мышление. J Тромболизис тромба . 2001; 11: 261–72.

11. Торп СМ. Шига-токсин-продуцирующая инфекция Escherichia coli. Клин Заражение Дис . 2004; 38: 1298–303.

12. Банатвала Н, Гриффин ПМ, Грин КД, Баррет Т.Дж., Бибб ВФ, Зеленый Дж. Х., и другие. Национальное проспективное исследование гемолитико-уремического синдрома в США: микробиологические, серологические, клинические и эпидемиологические данные. J Заразить Dis . 2001; 183:1063–70.

13. Бойс Т.Г., Свердлов Д.Л., Гриффин ПМ. Escherichia coli O157:H7 и гемолитико-уремический синдром. N Engl J Med . 1995; 333: 364–8.

14. Крамп Дж.А., Сулка АС, Лангер А.Дж., Шабен С, Криели А.С., Гейдж Р, и другие. Вспышка инфекции Escherichia coli O157:H7 среди посетителей молочной фермы. N Engl J Med .2002; 347: 555–60.

15. Андреоли С.П. Острая почечная недостаточность. Curr Opin Pediatr . 2002; 14: 183–8.

16. Хаак Дж. П., Елачич С, Бессер Т.Е., Вайнбергер Э, Кирк Диджей, Макки Г.Л., и другие. Воздействие Escherichia coli O157 в Вайоминге и Сиэтле: серологическое свидетельство риска в сельской местности. Возникновение инфекции . 2003; 9: 1226–31.

17. Бейлис КЛ, Макфи С, Робинсон ЭйДжей, Гриффитс Р, Лилли К, Беттс РП.Выживаемость Escherichia coli O157:H7, O111:H- и O26:h21 в искусственно контаминированных шоколадных и кондитерских изделиях. Int J Food Microbiol . 2004; 96: 35–48.

18. Чанг Х.Г., Церенпунцаг Б, Качика М, Смит ПФ, Морс ДЛ. Заболеваемость гемолитико-уремическим синдромом в Нью-Йорке. Возникновение инфекции . 2004; 10: 928–31.

19. Вестерхольт С, Пайпер АК, Грибель М, Волк HD, Хартунг Т, Оберхоффер Р. Характеристика цитокинового иммунного ответа у детей, перенесших эпизод типичного гемолитико-уремического синдрома. Clin Diagn Lab Immunol . 2003; 10:1090–5.

20. Слуцкер Л, Рис АА, Мэлони К, Уэллс Дж. Г., Грин КД, Гриффин ПМ. Общенациональное исследование случая-контроль инфекции Escherichia coli O157:H7 в Соединенных Штатах. J Заразить Dis . 1998; 177: 962–6.

21. Американская академия педиатрии.Комитет по инфекционным заболеваниям. Красная книга: отчет комитета по инфекционным заболеваниям за 2003 г. 26-е изд. Элк-Гроув-Виллидж, Иллинойс: Американская академия педиатрии, 2003.

22. Neild GH. Гемолитикоремический синдром на практике [Опубликовано исправление в Lancet 1994; 343:552]. Ланцет . 1994; 343: 398–401.

23. Центры по контролю и профилактике заболеваний. Сводка болезней, подлежащих регистрации, США, 1996 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 1997; 45:1–87.

24. Д’Суза И.Е., Фадке К.Д., Субба Рао SD. Атипичный гемолитико-уремический синдром. Индийский педиатр . 2002; 39: 162–7.

25. Бин Саид А.А., Эль Бушра HE, Аль-Хамдан Н.А. Ускоряет ли лечение кровавой диареи, вызванной Shigella dysenteriae типа 1, ампициллином гемолитико-уремический синдром? Возникновение инфекции . 1995; 1: 134–7.

26. Вонг К.С., Елачич С, Хабиб Р.Л., Уоткинс С.Л., Тарр ПИ.Риск гемолитико-уремического синдрома после лечения инфекций, вызванных Escherichia coli O157:H7. N Engl J Med . 2000; 342:1930–6.

27. Тарр П.И., Гордон КА, Чендлер ВЛ. Шигатоксинпродуцирующая кишечная палочка и гемолитико-уремический синдром. Ланцет . 2005; 365:1073–86.

28. Гарг АКС, Сури Р.С., Барроумен Н, Рехман Ф, Матсел Д, Росас-Ареллано член парламента, и другие. Долгосрочный почечный прогноз гемолитико-уремического синдрома, связанного с диареей: систематический обзор, метаанализ и метарегрессия. ДЖАМА . 2003; 290:1360–70.

29. Гербер А, Карч Х, Аллербергер Ф, Вервейен Х.М., Циммерхакль ЛБ. Клиническое течение и роль инфекции Escherichia coli, продуцирующей шига-токсин, в гемолитико-уремическом синдроме у детей, 1997–2000 гг., В Германии и Австрии: проспективное исследование. J Заразить Dis . 2002; 186: 493–500.

30. Зиглер Р.Л., Павия АТ, Кристоферсон Р.Д., Миллиган МК. 20-летнее популяционное исследование постдиарейного гемолитико-уремического синдрома в Юте. Педиатрия . 1994; 94:35–40.

Медицинские и исследовательские публикации

Введение:

Уремическая энцефалопатия (УЭ) представляет собой нарушение обмена веществ, возникающее у пациентов с острым или хроническим заболеванием почек. ( 1, 2 ) Эта токсическая энцефалопатия является результатом эндогенных уремических токсинов, которые могут проявляться легким нарушением внимания до бессознательного состояния. Это может проявляться головной болью, изменением архитектуры сна и экстрапирамидными расстройствами. ( 3, 4 ) Паттерном визуализации головного мозга может быть вовлечение коры, подкорки, белого вещества или базальных ганглиев. Специфический признак уремической энцефалопатии также известен как чечевицеобразный признак вилки. Чечевицеобразный симптом вилки, хотя он классически описан при уремической энцефалопатии, также был зарегистрирован при других нарушениях обмена веществ, таких как метаболический ацидоз, интоксикация метанолом и синдром неравновесия при диализе. ( 2, 5 ) Вовлечение базальных ганглиев встречается реже. Азиатские пациенты и больные диабетом особенно восприимчивы к такому вовлечению. ( 6, 7 )  

Здесь мы сообщаем о пациенте с диабетической нефропатией, пациенте с УЭ и острыми двусторонними поражениями базальных ганглиев и коры.


История болезни:

52-летняя женщина с диабетической нефропатией в течение последних 5 лет на поддерживающем гемодиализе (ГД) поступила с множественными эпизодами судорог с последующим изменением чувствительности.Больного госпитализировали и назначили противоэпилептические препараты. При осмотре у пациента были изменены органы чувств с оценкой по шкале комы Глазго (ШКГ) 7/15. Она была интубирована из-за плохого GCS. Ее жизненные показатели были стабильными, и обычные исследования крови показали мочевину 335 мг/дл, креатинин 7,2 мг/дл, кальций 7,2 мг/дл, натрий 135 мэкв/л, калий 4,5 мэкв/л. Магнитно-резонансная томография (МРТ) головного мозга выявила гиперинтенсивность T2 и восстановления с ослабленной инверсией жидкости (FLAIR) с ограничением диффузии в билатеральных базальных ганглиях и коре (рис. 1, 2).Цереброспинальная жидкость (ликвор) цитологически, биохимический анализ в норме. Нейровирусы ЦСЖ (простой герпес, японский энцефалит, цитомегаловирус, энтеровирус) и аутоиммунная панель были ничем не примечательны.


Рис. 1. Последовательность МРТ головного мозга FLAIR/T2, показывающая двусторонние базальные ганглии и корковую гиперинтенсивность.

Рисунок 2. Последовательность МРТ головного мозга FLAIR/T2, показывающая двусторонние базальные ганглии и корковую гиперинтенсивность.

Рис. 3. Последовательность МРТ головного мозга FLAIR, показывающая разрешение гиперинтенсивности базальных ганглиев после гемодиализа.


Установлен предварительный диагноз уремическая энцефалопатия. Больному был проведен высокопоточный гемодиализ. Ее чувствительность немного улучшилась после первого сеанса, и ее отлучили от искусственной вентиляции легких. После 4 сеансов ГД она пришла в сознание и ориентировалась. Повторные тесты функции почек показали уровень мочевины в крови 105 мг/дл и креатинина сыворотки 2,3 мг/дл. Была проведена повторная МРТ, которая выявила исчезновение диффузно-взвешенного очага и улучшение гиперинтенсивности T2 и FLAIR (рис. 3).Больная выписана на дообследование по нефрологическому ОРД.


Обсуждение:

Уремическая энцефалопатия, хорошо известное осложнение почечной недостаточности, представляет собой мозговой синдром, который может проявляться остро или подостро в виде различных симптомокомплексов. Это осложнение обычно возникает в результате отека головного мозга. ( 8, 9 )  

Отек головного мозга может быть вазогенным или цитотоксическим. Вазогенный отек затрагивает кору головного мозга, и клинико-патологические изменения обратимы при диализе.Цитотоксический отек обычно затрагивает более метаболически активные базальные ганглии и не является полностью обратимым. ( 9 )  

Патогенез до конца не изучен. Причастны различные факторы, включая уремию, метилгуанидин, алюминий, изменения осмоляльности мозга, гипо- и гипергликемию, колебания артериального давления и метаболический ацидоз. Возможными причинами являются нарушение ауторегуляции сосудов головного мозга, изменения проницаемости гематоэнцефалического барьера и потребления кислорода мозгом. ( 10 )  

UE представляет собой токсическую метаболическую энцефалопатию с типичными нейровизуализационными признаками, включая вазогенный или цитотоксический отек в коре головного мозга или области базальных ганглиев, вызывающий клинические отклонения от легкой потери внимания до комы. УЭ с преимущественным поражением базальных ганглиев наряду с корковым поражением встречается редко и обычно встречается у азиатских пациентов с СД. Распознавание этого синдрома особенно важно, учитывая его прогностические последствия.


Ссылки

1. Раскин Н.Х., Фишман Р.А. «Неврологические расстройства при почечной недостаточности (первая из двух частей)». N Engl J Med. 1976; 294: 143–8.

2. Ким Д.М., Ли И.Х., Сонг С.Дж. «Уремическая энцефалопатия: результаты МРТ и клиническая корреляция». AJNR Am J Нейрорадиол. 2016;37(9):1604–9.

3. Финелли П.Ф., Сингх Дж.Ю. «Синдром двустороннего симметричного поражения базальных ганглиев у больных диабетом на диализе». Am J почек Dis. 2014;63(2):286–8.

4. Seifter JL, Samuels MA. «Уремическая энцефалопатия и другие заболевания головного мозга, связанные с почечной недостаточностью». Семин Нейрол. 2011;31(2):139–43.

5. Pruss H, Siebert E, Masuhr F. ​​«Обратимый цитотоксический отек головного мозга и лицевая слабость при уремической энцефалопатии». Дж Нейрол. 2009;256(8):1372–3.

6. Ван Х.К., Браун П., Лис А.Дж. «Острые двигательные расстройства с двусторонним поражением базальных ганглиев при уремии». Мов Беспорядок. 1998;13(6):952–7.

7. Окада Дж., Йошикава К., Мацуо Х., Канно К., Оучи М.«Обратимые данные МРТ и КТ при уремической энцефалопатии». Нейрорад. 1991;33(6):524–6.

8. Кан Э, Чон С.Дж., Чой С.С. «Уремическая энцефалопатия с атипичными магнитно-резонансными характеристиками на диффузионно-взвешенных изображениях». Корейский J Radiol. 2012;13(6):808–11.

9. Yoon CH, Seok JI, Lee DK, An GS. «Двусторонние базальные ганглии и одностороннее поражение коры у пациента с диабетом и уремией». Клин Нейрол Нейросур. 2009;111(5):477–9.

10. Хейдланд А., Себекова К., Классен А., Палковиц М.«Механизмы острой уремической энцефалопатии: ранняя активация продуктов генов Fos и Fra-2 в различных ядрах/областях мозга крыс». Джей Рен Нутр. 1 сентября 2010 г .; 20 (5): S44–50.

 

Том 2, выпуск 1, февраль 2021 г.

©Все права защищены доктором Абхишеком Джунжа

Бессимптомный отек головного мозга после начала гемодиализа у пациента с тяжелой уремией

66-летний мужчина с тяжелой почечной недостаточностью поступил с легкой спутанностью сознания, связанной с уремией.Магнитно-резонансная томография (МРТ) черепа не выявила заметных изменений. Пациенту был назначен кратковременный гемодиализ (2 часа) с меньшей площадью поверхности и низким кровотоком (100 мл/мин), чтобы избежать синдрома неравновесия при диализе (СДД). Его сознание постепенно улучшалось, и у него не развились явные симптомы ДДС. Тем не менее, Т2-взвешенная МРТ FLAIR показала билатеральное увеличение интенсивности сигнала в корковых и подкорковых областях затылочной доли на 15-й день. Другими словами, МРТ черепа показала отек головного мозга, указывающий на бессимптомный ДДС.На 29-й день МРТ головного мозга показала возвращение к данным при поступлении. В данном случае, поскольку у пациента не было выраженных симптомов ДДС, несмотря на изменения МРТ, мы диагностировали бессимптомный отек головного мозга. Больной выписан на регулярное интермиттирующее ГД без неврологического дефицита. Дальнейших неврологических нарушений в течение 1 года наблюдения отмечено не было. Данные МРТ у больных с ТХПН без симптомов ДДС позволяют уточнить диагноз отека мозга. В данном случае у пациента не было явных симптомов ДДС, поэтому был поставлен диагноз бессимптомный отек головного мозга.

1. Введение

Уремические осложнения со стороны центральной нервной системы возникают как при остром повреждении почек, так и при терминальной стадии болезни почек (ТХПН). Уремическая энцефалопатия, вероятно, вызвана множественными метаболическими нарушениями, но ее точная патофизиология остается неизвестной. Основные клинические признаки включают изменения психической функции и уровня сознания, миоклонус, тремор и фокальные или генерализованные судороги.

Синдром неравновесия при диализе (СДД), впервые описанный Kennedy et al.[1], признается уже более 50 лет у тех, кто проходит лечение диализом. ДДС представляет собой клинический синдром неврологического ухудшения, обычно наблюдаемый во время первых сеансов лечения у пациентов, находящихся на гемодиализе (ГД) [2–4]. DDS обычно проявляется комой, судорогами, головной болью и тошнотой. Точная заболеваемость СДД неизвестна, но, по-видимому, она снижается, скорее всего, потому, что сегодня пациенты начинают диализ при более низких концентрациях мочевины, чем раньше [4].

Предыдущие исследования сообщали об отеке головного мозга у пациентов с ДДС на основании данных вскрытия и визуализации головного мозга [5, 6]. Галонс и др. сообщили, что магнитно-резонансная томография (МРТ) подтвердила наличие отека головного мозга у нефрэктомированных крыс, получавших ГД [7]. Основываясь на диффузионно-взвешенной МРТ, эти авторы сообщили, что отек головного мозга был интерстициальным, а не внутриклеточным [7].

Мы сообщаем о пациенте с тяжелой уремией и отеком головного мозга, вторичным по отношению к гемодиализу, и последующей регрессией отека мозга.

2. История болезни

66-летний мужчина был переведен в нашу больницу из-за спутанности сознания, сильной общей усталости и одышки продолжительностью 1 неделя.У больного было хроническое заболевание почек, связанное с диабетической нефропатией. Хотя мы настоятельно рекомендовали начать хроническую ГБ, пациент отказался от лечения.

Больной в течение 15 лет болеет сахарным диабетом 2 типа с триопатией. Другая история болезни включала артериальную гипертензию неизвестной продолжительности, которую лечили амлодипина бесилатом, лозартаном и карведилолом. В анамнезе не было судорог, неврологических симптомов, потери зрения или других основных заболеваний или использования каких-либо других лекарств.По прибытии в наше поликлиническое отделение у больного возникла сильная одышка.

При поступлении (день 0) у пациента были легкая спутанность сознания и анасарка. Его рост составлял 168 см; масса тела 74 кг; артериальное давление 124/43 мм рт.ст.; температура тела 35,7°С. Анализ мочи показал протеинурию 1+ и скрытую кровь 2+, — глюкозу и — кетоны, а осадок мочи выявил 1-4 эритроцита, 1-4 лейкоцита, 1-4 плоскоклеточных клетки и 0-1 переходную клетку на HPF, но без цилиндров. Анализы крови показали низкий гемоглобин (4.6 г/дл), количество лейкоцитов 5240/ мкл л (82,3% нейтрофилов, 12,8% лимфоцитов, 1,1% эозинофилов, 3,6% моноцитов и 0,2% базофилов) и тромбоцитопению (количество тромбоцитов 84 × 10 3 / µ л). Химический анализ крови показал азот мочевины крови (АМК) 222 мг/дл; креатинин сыворотки, 25,4 мг/дл; общий белок 5,7 г/дл; альбумин, 3,3 г/дл; лактатдегидрогеназа, 403 МЕ/л; аспартатаминотрансфераза, 46 МЕ/л; аланинаминотрансфераза, 44 МЕ/л; сывороточный натрий 139 ммоль/л; и сывороточный калий, 6. 1 ммоль/л, глюкоза 97 мг/дл. Серологические тесты показали С-реактивный белок 0,2 мг/дл. Показатели коагуляции в норме. Рентгенограмма органов грудной клетки показала гиперемию легочных полей. У больного отмечался отек легких и уремические явления (рвота и нарушение сознания). Мы выполнили МРТ головного мозга и электроэнцефалограмму (ЭЭГ) для оценки функции головного мозга.

Т2-взвешенное восстановление с ослабленной инверсией жидкости (FLAIR) МРТ показала несколько старых небольших инфарктов головного мозга (рис. 1(a) и 1(b)). Диффузионно-взвешенная МРТ (DWI) не показала увеличения кажущегося коэффициента диффузии (ADC), что могло бы свидетельствовать о вазогенном отеке.ЭЭГ показала частые медленные волны, соответствующие метаболической энцефалопатии (рис. 2).


Пациенту был назначен кратковременный ГД (2 часа) с меньшей площадью поверхности (триацетат целлюлозы; площадь мембраны: 0,7 м 2 ) и низким кровотоком (100 мл/мин) во избежание ДДС (рис. 3). ). Его сознание постепенно улучшалось, и у него не развились симптомы ДДС.


На 15 день повторили МРТ и ЭЭГ. Т2-взвешенная МРТ FLAIR показала двустороннее увеличение интенсивности сигнала в корковых и подкорковых областях затылочной доли (рис. 4 (а) и 4 (б)).ДВИ не показало гиперинтенсивных изменений сигнала в этих областях. У него не было церебральных инфарктов, но ADC был повышен при двусторонних затылочных поражениях (рис. 4(c) и 4(d)). Таким образом, хотя у больного не было клинических симптомов ДДС, мы диагностировали у него бессимптомный отек головного мозга. ЭЭГ на 15-е сутки сравнивали с данными при поступлении; а именно, медленные волны на ЭЭГ уменьшились, что согласуется с улучшением уремической энцефалопатии. Пациенту была выполнена операция сосудистого доступа по поводу ГД и продолжена поддерживающая ГД.На 29-й день была проведена третья МРТ, которая показала возврат к исходным данным при поступлении (рис. 5).

Больной выписан на регулярное интермиттирующее ГД без неврологического дефицита. Дальнейших неврологических нарушений в течение 1 года наблюдения отмечено не было.

3. Обсуждение

Уремическая энцефалопатия возникает у больных с почечной недостаточностью [8]. Различные метаболические осложнения, связанные с уремией, включая изменения уровней нейротрансмиттеров, паратиреоидного гормона, кальция, ацидоз, осмоляльность мозга, мозговой кровоток и аминокислоты, как полагают, вызывают неврологические проявления при ТХПН [9, 10].

У нашего пациента была тяжелая почечная недостаточность и уремия. Уремические симптомы включали спутанность сознания, которая купировалась диализом. Артериальное давление у нашего пациента не было повышено, МРТ головного мозга при поступлении была нормальной, а ЭЭГ показала частые медленные волны. На основании этих результатов мы диагностировали неврологическое состояние пациента как уремическую энцефалопатию. Хотя мы проводили ГД с использованием диализатора с малой площадью поверхности и низкой скоростью кровотока в течение короткого времени в 2 часа, чтобы избежать DDS, Т2-взвешенная МРТ FLAIR, полученная на 15-й день, показала билатеральное увеличение интенсивности сигнала в корковых и подкорковых областях затылочной кости. доля.Эти изменения МРТ согласуются с отеком головного мозга и с клиническим наблюдением DDS. Важно отметить, что не было рентгенологических признаков мозгового или субарахноидального кровоизлияния или тромбоза синусовой вены. У пациента не было в анамнезе каких-либо неврологических расстройств или судорог, а также семейного анамнеза неврологических отклонений. Хотя после начала ГД сознание пациента улучшилось, на МРТ появился отек головного мозга.

Отек головного мозга является причиной большинства проявлений ДДС.Отек головного мозга у пациентов с ДДС был описан как цитотоксический отек, так и интерстициальный отек [2]. Чен и др. [11] сообщили, что пациенты с ТХПН с тяжелой азотемией имели более высокий ADC, чем здоровые субъекты, что ухудшалось при HD. ADC, измеренная с помощью DWI, чувствительна для обнаружения динамических изменений содержания воды в тканях. Авторы предположили, что тяжелая азотемия при ТХБП приводит к интерстициальному отеку головного мозга, отражающемуся повышением АДК, и что дальнейшее увеличение АДК, отражающее отек, связанный с ГБ, носит интерстициальный, а не цитотоксический характер [11]. Эта ситуация отличается от нашей, но в нашем случае можно рассмотреть аналогичный механизм.

На самом деле, мы выбрали короткую ГД (2 часа), меньшую поверхность диализной мембраны и низкий кровоток в начале диализа для нашего пациента. Поэтому АМК медленно снижалась (рис. 3). Однако у нашего пациента был бессимптомный отек головного мозга в начале гемодиализа. На данный момент имеется несколько сообщений о бессимптомном отеке головного мозга. В частности, вообще нет сообщений о бессимптомном отеке мозга при ДДС.В этом отношении наш случай очень ценен и заслуживает проверки.

Синдром обратимой задней лейкоэнцефалопатии (RPLS) характеризуется головной болью, судорогами и нарушениями зрения, часто связанными с резким повышением артериального давления [12]. МРТ-признаки RPLS преимущественно затрагивают задние отделы полушарий головного мозга и поражают как серое, так и белое вещество. Однако устойчивая, а не внезапная гипертензия, отсутствие визуальных симптомов и отсутствие характерных результатов визуализации у нашего пациента не подтверждают диагноз RPLS.

Ранее мы сообщали о пациенте с тяжелой почечной недостаточностью, у которого продемонстрировали RPLS с уремической энцефалопатией без тяжелой гипертензии [13]. В других исследованиях сообщалось, что уремическая энцефалопатия может быть связана с нарушениями сосудистых ауторегуляторных механизмов [14, 15]. В одном исследовании сообщалось, что дисфункция гематоэнцефалического барьера, связанная с уремическим токсином, может быть причиной неврологических нарушений у пациентов с тХПН до их первого ГД [15]. де Гроот и др. [16] сообщили, что уремия нарушает функцию эндотелия и ингибирует дифференцировку эндотелиальных клеток-предшественников.Это влияние на эндотелий может объяснить аномальные сосудистые ауторегуляторные механизмы в головном мозге.

Хотя у нашего пациента были тяжелые симптомы уремии, его кровяное давление и состояние дыхания были стабильными. Поэтому мы не проводили непрерывную гемофильтрацию или непрерывную гемодиафильтрацию. У пациента не было явных симптомов ДДС. Тем не менее, использование непрерывной гемофильтрации или гемодиафильтрации может быть целесообразным. У нашего пациента отек головного мозга на МРТ регрессировал примерно в течение месяца.Когда мы начинаем ГД у больных с ТХПН с тяжелой уремией, мы должны помнить о возможности отека мозга даже при отсутствии выраженных симптомов. Ни в одном предыдущем отчете не исследовались данные о бессимптомном отеке мозга, вызванном диализом.

Таким образом, мы описали пациента с ТХПН с уремической энцефалопатией, у которого были серийные изменения на МРТ и ЭЭГ после начала ГД. Рентгенологические данные нашего пациента были аналогичны описанным у пациентов с отеком головного мозга в результате DDS.Данные МРТ у больных с ТХПН без симптомов ДДС позволяют уточнить диагноз отека мозга. В данном случае у пациента не было явных симптомов ДДС, поэтому был поставлен диагноз бессимптомный отек головного мозга.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Знак чечевицеобразной вилки у уремического пациента с метаболическим ацидозом с высоким анионным интервалом и судорогами: клинический случай из Северо-Западной Ирландии | The Egypt Journal of Neurology, Psychiatry and Neurosurgery

74-летняя женщина с известной ХБП стадии 3b была доставлена ​​машиной скорой помощи в отделение неотложной помощи после первого продолжительного генерализованного тонико-клонического приступа, который длился 90 минут.По прибытии у нее был низкий балл по шкале комы Глазго (GCS) 3/15. Ее интубировали и перевели в реанимационное отделение. В анамнезе у нее была диарея и рвота в течение предыдущих 7 дней. Ее семья также сообщила, что на прошлой неделе она чувствовала усталость.

В ее анамнезе также были артериальная гипертензия, сахарный диабет 2 типа, остеопороз, хроническая обструктивная болезнь легких, тревожное расстройство и доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение.

Ее регулярные лекарства на дому включали венлафаксин 75 мг один раз в день, метформин 500 мг два раза в день, золпидем 10 мг на ночь и леркандипин 10 мг один раз в день.

Исследования

Лабораторные исследования при поступлении (таблица 1) показали острое повреждение почек с ассоциированным метаболическим ацидозом с высоким анионным интервалом. Ее ацидоз был связан с сочетанием накопления лактата и острой почечной недостаточности. Кетоны сыворотки не были повышены. Нейровизуализация, выполненная с помощью КТ головного мозга и МРТ головного мозга, представлена ​​на рис. 1.

Таблица 1. Показаны результаты исследований крови на момент прибытия Рис. 1

. Показаны снимки КТ и МРТ головного мозга. a C T-мозг показывает двустороннюю симметричную гиподенсивность в базальных ганглиях. b МРТ головного мозга в осевом направлении FLAIR. c МРТ коронарных отделов головного мозга на Т2, оба показывают билатерально симметричные опухшие чечевицеобразные ядра с гиперинтенсивным сигнальным кольцом T2/FLAIR, очерчивающим границы скорлупы

Больничный курс

было заметное улучшение ее лабораторных показателей через 24 часа. Лактат быстро выводился из организма, и ей потребовалась добавка калия.

Во время поступления в отделение интенсивной терапии ей сделали компьютерную томографию головного мозга, а через 2 дня — МРТ головного мозга, на которой был обнаружен признак чечевицеобразной вилки. Этот признак лучше всего визуализируется на последовательностях T2 и FLAIR, которые в основном указывают на отек.

Она находилась в отделении интенсивной терапии в течение 3 дней и была экстубирована на второй день поступления в связи с улучшением сознания и гемодинамически стабильным состоянием.

В ее руках наблюдался легкий неизнуряющий тремор, который присутствовал как во время движения, так и во время позы.

У нее не было олигурии, и уровень бикарбоната и калия в ее сыворотке оставался в пределах нормы, но в последующие недели у нее наблюдалось неумолимое повышение уровня креатинина в сыворотке, и в настоящее время она поддерживается на прерывистом гемодиализе.

Она была выписана через 6 недель после первого поступления. При последующем осмотре через 6 месяцев после ее первоначального обращения у нее было полное исчезновение тремора, и приступов больше не было.

Лечение и ведение гемолитико-уремического синдрома: медицинское обслуживание, консультации, диета

  • Gasser C, Gautier E, Steck A.Гемолотико-уремический синдром: двусторонняя некротическая гемолитическая анемия. Schwiz Med Wochenschr . 1955. 85:174-92.

  • Либерман Э. Гемолитико-уремический синдром. J Педиатр . 1972 г., янв. 80 (1): 1–16. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Gianantonio CA, Vitacco M, Mendilaharzu F, et al. Гемолитико-уремический синдром. Нефрон . 1973. 11(2):174-92. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Витакко М., Санчес Авалос Дж., Джанантонио, Калифорния.Гепаринотерапия при гемолитико-уремическом синдроме. J Педиатр . 1973 г., август 83 (2): 271-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • де Чадаревян JP, Каплан BS. Гемолитический уремический синдром детского возраста. Perspect Pediatr Pathol . 1978. 4:465-502. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Сильверстайн А. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура. Начальные неврологические проявления. Арка Нейрол . 1968 г., 18 апреля (4): 358-62. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Remuzzi G. HUS и TTP: переменное выражение одного объекта. Почки Int . 1987 г., 32 августа (2): 292–308. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ругжененти П., Ремуцци Г. Тромботические микроангиопатии. Crit Rev Oncol Hematol . 1991, декабрь 11(4):243-65. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Драммонд КН. Гемолитико-уремический синдром: тогда и сейчас. N Английский J Med . 1985 г., 10 января. 312(2):116-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Karlsberg RP, Lacher JW, Bartecchi CE. Гемолитико-уремический синдром взрослых. Семейный вариант. Медицинский стажер Arch . 1977 г., сентябрь 137 (9): 1155-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Блэколл Д.П., Маркес М.Б. Новый взгляд на гемолитико-уремический синдром: Шига-токсин, фактор Н и образование фибрина. Ам Дж. Клин Патол . 2004 Июнь 121 Дополнение: S81-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Мартин Д.Л., Макдональд К.Л., Уайт К.Е. и др. Эпидемиология и клинические аспекты гемолитического уремического синдрома в Миннесоте. N Английский J Med . 1990, 25 октября. 323(17):1161-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Джанвити А., Тоцци А.Е., Де Петрис Л. и др. Факторы риска бедного почечного прогноза у детей с гемолитическим уремическим синдромом. Педиатр Нефрол .18(12) декабря 2003 г.: 1229-35. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Miliwebsky ES, Balbi L, Gomez D, Wainsztein R, Cueto Rua M, Roldan C, et al. Уремический гемолитический синдром в Аргентине: ассоциация с инфекцией, вызванной кишечной палочкой, производящей токсин Шига. Биок Патол Клин . 1999. 63: 113-21.

  • Ривас М., Соса-Эстани С., Рангель Дж., Калетти М.Г., Валлес П., Ролдан К.Д. и др. Факторы риска для спорадической токсинной токсин-производства Escherichia Coli Infections у детей, Аргентина. Внезапное заражение Dis . 2008 май. 14(5):763-71. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Райли Л.В., Ремис Р.С., Хелгерсон С.Д. и др. Геморрагический колит, связанный с редким серотипом Escherichia coli. N Английский J Med . 1983, 24 марта. 308(12):681-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Мэннинг С.Д., Мотивала А.С., Спрингман А.С., Ци В., Лачер Д.В., Уэллетт Л.М. и др. Различия в вирулентности среди ветвей Escherichia coli O157:H7 связаны со вспышками заболеваний. Proc Natl Acad Sci U S A . 2008 25 марта. 105 (12): 4868-73. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Линдквист Р., Антонссон А.К., Норлинг Б. и др. Распространенность продуцирующих вероцитотоксин Escherichia coli (VTEC) и E. coli O157:H7 в говядине в Швеции определяется с помощью ПЦР и метода иммуномагнитной сепарации (ИМС). Пищевая микробиология . 1998 Декабрь 15 (6): 591-601.

  • Joh K. Прогностические индикаторы развития тяжелых осложнений (гемолитико-уремический синдром и энцефалопатия) и их профилактика при энтерогеморрагической инфекции Escherichia coli [на японском языке]. Ниппон Риншо . 1997 март 55 (3): 700-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • te Loo DM, Monnens LA, van Der Velden TJ, Vermeer MA, Preyers F, Demacker PN, et al.Связывание и перенос вероцитотоксина полиморфноядерными лейкоцитами при гемолитико-уремическом синдроме. Кровь . 2000 1 июня. 95 (11): 3396-402. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Te Loo DM, van Hinsbergh VW, van den Heuvel LP, Monnens LA. Обнаружение вероцитотоксина, связанного с циркулирующими полиморфноядерными лейкоцитами у больных с гемолитико-уремическим синдромом. J Am Soc Нефрол . 2001 г. 12 апреля (4): 800-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Мальбрейн М.Л., Ламбрехт Г.Л., Бранс Б.Острая почечная недостаточность при нефульминантном гепатите А. Клин Нефрол . 1994 март 41 (3): 180-1. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Remuzzi G, Bertani T. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура, гемолитико-уремический синдром и острый кортикальный некроз. Болезни почек . 1988. 2301.

  • Ципори С., Шеоран А., Акиоши Д., Донохью-Рольфе А., Трахтман Х. Терапия антителами при лечении гемолитико-уремического синдрома, вызванного шига-токсином. Clin Microbiol Rev . 2004 г., 17 октября (4): 926-41, оглавление. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Nagayama K. [Новый маркер развития ГУС, связанного с энтерогеморрагической инфекцией Escherichia coli — уровни тромбомодулина в крови]. Ниппон Риншо . 1997 март 55(3):747-50. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Чендлер В.Л., Желачич С., Бостер Д.Р. и др. Нарушения протромботической коагуляции, предшествующие гемолитико-уремическому синдрому. N Английский J Med . 3 января 2002 г. 346 (1): 23–32. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Цай Х.М. Фактор фон Виллебранда, ADAMTS13 и тромботическая тромбоцитопеническая пурпура. Дж Мол Мед . 2002 г., октябрь 80 (10): 639-47. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хослер Г.А., Кусумано А.М., Хатчинс Г.М. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура и гемолитико-уремический синдром являются отдельными патологическими образованиями. Обзор 56 случаев вскрытия. Медицинская лаборатория Arch Pathol .2003 г., июль 127 (7): 834-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Tsai HM, Rice L, Sarode R, et al. Ингибиторы антител к металлопротеиназе фактора фон Виллебранда и повышенное связывание фактора фон Виллебранда с тромбоцитами при тиклопидин-ассоциированной тромботической тромбоцитопенической пурпуре. Энн Интерн Мед . 2000 г., 16 мая. 132(10):794-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Цай Х.М. Дефицит ADAMTS-13 при тромботической и тромбоцитопенической пурпуре. Дж Тромб Хемост . 2003 г., 1 сентября (9): 2038-40; обсуждение 2040-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Цай Х.М., Лиан Э.К. Антитела к протеазе, расщепляющей фактор фон Виллебранда, при острой тромботической тромбоцитопенической пурпуре. N Английский J Med . 1998, 26 ноября. 339(22):1585-94. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Siegler RL, Pysher TJ, Lou R, Tesh VL, Taylor FB Jr. Реакция на шигатоксин-1 с липополисахаридом и без него в модели гемолитико-уремического синдрома у приматов. Am J Нефрол . 2001 сентябрь-октябрь. 21(5):420-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Вонг К.С., Джелачич С., Хабиб Р.Л., Уоткинс С.Л., Тарр П.И. Риск гемолитико-уремического синдрома после лечения антибиотиками инфекций Escherichia coli O157:H7. N Английский J Med .2000, 29 июня. 342(26):1930-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Barnham M, Weightman N. Инфекция Clostridium septicum и гемолитико-уремический синдром. Внезапное заражение Dis . 1998 апрель-июнь. 4(2):321-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ципори С., Чоу CW, Пауэлл HR. Церебральная инфекция Escherichia coli O157:H7 у людей и гнотобиотических поросят. Дж Клин Патол . 1988 Октябрь 41 (10): 1099-103. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Паломеке Рико А., Пастор Дуран Х., Молинеро Эхеа С., Рока Гонсалес А. [Гемолитико-уремический синдром. Оценка клинических и прогностических факторов. An Esp Pediatr . 1993 ноябрь 39 (5): 391-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Упадхьяя К., Барвик К., Фишаут М., Кашгарян М., Сигел Н.Дж.Значение непочечного поражения при гемолитико-уремическом синдроме. Педиатрия . 1980 янв. 65(1):115-20. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Kovacs MJ, Roddy J, Gregoire S, et al. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура после геморрагического колита, вызванного Escherichia coli O157:H7. Am J Med . 1990 фев. 88(2):177-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Warwicker P, Goodship JA, Goodship TH. Фактор H — США?. Трансплантат нефролового диска .1998 авг. 13 (8): 1921-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Норис М., Ругжененти П., Перна А. и др. Гипокомплементемия указывает на генетическую предрасположенность к гемолитико-уремическому синдрому и тромботической тромбоцитопенической пурпуре: роль нарушений фактора Н. Итальянский регистр семейного и рецидивирующего гемолитико-уремического синдрома/тромботической тромбоцитопенической пурпуры. J Am Soc Нефрол . 10 февраля 1999 г. (2): 281–93. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Noris M, Brioschi S, Caprioli J, Todeschini M, Bresin E, Porrati F, et al.Семейный гемолитико-уремический синдром и мутация MCP. Ланцет . 2003 г., 8 ноября. 362 (9395): 1542-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Cooper M, McGraw ME, Unsworth DJ, Mathieson P. Семейный мезангиокапиллярный гломерулонефрит с начальным проявлением гемолитико-уремического синдрома. Трансплантат нефролового диска . 2004 г. 19 января (1): 230-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Перес-Кабальеро Д., Гонсалес-Рубио С., Галлардо М.Е., Вера М., Лопес-Траскаса М., Родригес де Кордоба С. и др.Кластеризация миссенс-мутаций в С-концевой области фактора Н при атипичном гемолитико-уремическом синдроме. Am J Hum Genet . 2001 фев. 68(2):478-84. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Galbusera M, Noris M, Rossi C, et al.Повышенная фрагментация фактора фон Виллебранда из-за аномального расщепления субъединицы соответствует активности заболевания при рецидивирующем гемолитико-уремическом синдроме и тромботической тромбоцитопенической пурпуре и указывает на семейную предрасположенность. Итальянский Р. Кровь . 1999 г., 15 июля. 94(2):610-20. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Родригес де Кордоба С., Эспарса-Гордильо Дж., Гойкоэчеа де Хорхе Э., Лопес-Траскаса М., Санчес-Корраль П. Фактор комплемента человека H: функциональные роли, генетические вариации и ассоциации с заболеваниями. Мол Иммунол . 2004 июнь 41 (4): 355-67. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Fortin MC, Schürch W, Cardinal H, Hébert MJ. Дефицит фактора комплемента Н при острой гломерулопатии аллотрансплантата и посттрансплантационном гемолитико-уремическом синдроме. Am J Transplant . 2004 г., 4 февраля (2): 270-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Fremeaux-Bacchi V, Dragon-Durey MA, Blouin J, Vigneau C, Kuypers D, Boudailliez B, et al. Фактор комплемента I: ген предрасположенности к атипичному гемолитико-уремическому синдрому. Дж Мед Жене . 2004 июнь 41(6):e84. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Эллиотт М.К., Ярми Т., Руис П., Сюй Ю., Холерс В.М., Гилкесон Г.С. Влияние дефицита фактора D комплемента на заболевание почек у мышей MRL/lpr. Почки Int . 2004 г., 65 января (1): 129–38. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гольдштейн М.Х., Чарг Дж., Штраус Л., Грибец Д. Гемолитико-уремический синдром. Нефрон . 1979. 23(6):263-72. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Линь К.С., Кинг К.Л., Чао Ю.В., Ян А.Х., Чанг К.Ф., Ян В.К. Такролимус-ассоциированный гемолитико-уремический синдром: анализ случая. J Нефрол . 2003 июль-август. 16(4):580-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Кинни Дж. С., Гросс Т. П., Портер К. С., Роджерс М. Ф., Шонбергер Л. Б., Гурвиц Э. С.Гемолитико-уремический синдром: популяционное исследование в Вашингтоне, округ Колумбия, и Балтиморе, штат Мэриленд. Am J Общественное здравоохранение . 1988 г., янв. 78(1):64-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Cummings KC, Mohle-Boetani JC, Werner SB, Vugia DJ. Популяционные тенденции детского гемолитико-уремического синдрома в Калифорнии, 1994-1999 гг.: существенное занижение данных и последствия для общественного здравоохранения. Am J Эпидемиол . 2002 г., 15 мая. 155(10):941-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Tarr PI, Neill MA, Allen J, et al.Рост заболеваемости гемолитико-уремическим синдромом в округе Кинг, штат Вашингтон: отсутствие доказательств систематической ошибки. Am J Эпидемиол . 1989 март 129(3):582-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Balgradean M, Croitoru A, Leibovitz E. Вспышка гемолитико-уремического синдрома на юге Румынии в 2015–2016 гг.: эпидемиологические, клинические, лабораторные, микробиологические, терапевтические и исходные характеристики. Педиатр Неонатол . 2019 60 февраля (1): 87-94.[Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Олоту А.И., Митвани С., Ньютон К.Р. Гемолитический уремический синдром у детей, госпитализированных в сельскую районную больницу в Кении. Троп Док . 2008 г. 38 июля (3): 165-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • [Руководство] Ariceta G, Besbas N, Johnson S, Karpman D, Landau D, Licht C, et al. Руководство по исследованию и начальной терапии диареегативного гемолитико-уремического синдрома. Педиатр Нефрол .2009 24 апреля (4): 687-96. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Ардиссино Г., Тел Ф., Теста С., Марцано А.В., Лаццари Р., Саларди С. и др. Поражение кожи при атипичном гемолитико-уремическом синдроме. Am J Почки Dis . 2013 26 ноября. [Ссылка на MEDLINE QxMD].

  • Фонг Дж.С., де Чадаревян Дж.П., Каплан Б.С. Гемолитико-уремический синдром. Современные концепции и управление. Pediatr Clin North Am . 1982 г. 29 августа (4): 835-56. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Сароде Р., Бандаренко Н., Брехер М.Е., Кисс Дж.Е., Маркес М.Б., Щепиорковский З.М., и соавт. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура: консенсусная конференция Американского общества афереза ​​(ASFA) 2012 г. по классификации, диагностике, лечению и будущим исследованиям. Дж Клин Афер . 2014 29 июня (3): 148-67. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Садлер Дж. Э. Новое в диагностике и патофизиологии тромботической тромбоцитопенической пурпуры. Гематология Am Soc Hematol Educ Program . 2015. 2015:631-6. [Ссылка QxMD MEDLINE]. [Полный текст].

  • Wang R, Zhang Y, Li S, Chen H, Zeng C, Chen H, et al. Гемолитико-уремический синдром, осложненный IgA-нефропатией: клинический случай и обзор литературы. Клин Нефрол . 2 декабря 2013 г. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Steinborn M, Leiz S, Rüdisser K, Griebel M, Harder T, Hahn H. КТ и МРТ при гемолитико-уремическом синдроме с поражением центральной нервной системы: распределение поражений и прогностическое значение результатов визуализации. Педиатр Радиол . 2004 г. 34 октября (10): 805-10. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ремуцци Г., Ругжененти П. Гемолитико-уремический синдром. Почки Int .1995 г., июль 48 (1): 2–19. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Аренсон Э.Б., Август К.С. Предварительное заключение: лечение гемолитико-уремического синдрома аспирином и дипиридамолом. J Педиатр . 1975 г., июнь 86(6):957-61. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Мизиани Р., Аппиани А.С., Эдефонти А. и др.Гемолитический уремический синдром: терапевтический эффект инфузии плазмы. Br Med J (Clin Res Ed) . 1982 6 ноября. 285(6351):1304-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Солирис (экулизумаб) [вкладыш]. Чешир, Коннектикут: Alexion Pharmaceuticals. Сентябрь 2011 г. Доступно на [Полный текст].

  • Loirat C, Babu S, Furman R, Sheerin N, Cohen D, Gaber O, et al. Эффективность и безопасность экулизумаба у пациентов с атипичным гемолитико-уремическим синдромом (аГУС), устойчивых к плазмаферезу/инфузии [плакат]. Представлено на 16-м конгрессе Европейской гематологической ассоциации (EHA) . 2011. Лондон, Великобритания.

  • Loirat C, Muus P, Legendre C, Douglas K, Hourmant M, Delmas Y, et al. Исследование фазы II экулизумаба у пациентов с атипичным гемолитико-уремическим синдромом, получающих хронический плазмаферез/инфузию [плакат]. Представлено на 16-м конгрессе Европейской гематологической ассоциации (EHA) . 2011. Лондон, Великобритания.

  • Ху Х., Награ А., Хак М.Р., Гилберт Р.Д.Экулизумаб при атипичном гемолитико-уремическом синдроме с тяжелым поражением сердца и нервной системы. Педиатр Нефрол . 8 декабря 2013 г. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ультомирис (равулизумаб) [вкладыш]. Бостон, Массачусетс: Alexion Pharmaceuticals, Inc., октябрь 2019 г. Доступно по ссылке [Полный текст].

  • Витакко М., Санчес Авалос Дж., Джанантонио, Калифорния. Гепаринотерапия при гемолитико-уремическом синдроме. J Педиатр . 1973 г., август 83 (2): 271-5.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Van Damme-Lombaerts R, Proesmans W, Van Damme B, Eeckels R, Binda ki Muaka P, Mercieca V. Гепарин плюс дипиридамол при гемолитико-уремическом синдроме у детей: проспективное рандомизированное исследование. J Педиатр . 1988 ноябрь 113(5):913-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Armstrong GD, Rowe PC, Goodyer P, Orrbine E, Klassen TP, Wells G. Фаза I исследования химически синтезированного веротоксина (шигаподобного токсина) Pk-трисахаридных рецепторов, прикрепленных к хромосорбу, для предотвращения гемолитико-уремического синдрома. J Заразить Dis . 1995 г., апрель 171(4):1042-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Van Dyck M, Proesmans W. Ренопротекция ингибиторами АПФ после тяжелого гемолитико-уремического синдрома. Педиатр Нефрол . 2004 19 июня (6): 688-90. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Грейнахер А., Фризеке С., Абель П., Дрессель А., Штраке С., Файн М. и др. Лечение тяжелого неврологического дефицита с истощением IgG посредством иммуноадсорбции у пациентов с гемолитико-уремическим синдромом, ассоциированным с Escherichia coli O104:h5: проспективное исследование. Ланцет . 2011, 24 сентября. 378(9797):1166-73. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гарг А.Х., Сури Р.С., Барроумен Н., Рехман Ф., Матселл Д., Росас-Ареллано М.П. Долгосрочный почечный прогноз гемолитико-уремического синдрома, связанного с диареей: систематический обзор, метаанализ и метарегрессия. ЯМА . 2003 г., 10 сентября. 290(10):1360-70. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Siegler RL. Постдиарейный гемолитико-уремический синдром, опосредованный шига-токсином. ЯМА .2003 г., 10 сентября. 290(10):1379-81. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Verweyen HM, Karch H, Allerberger F, Zimmerhackl LB. Энтерогеморрагическая кишечная палочка (ЭГКП) при гемолитико-уремическом синдроме у детей: проспективное исследование в Германии и Австрии. Инфекция . 1999 ноябрь-декабрь. 27(6):341-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Заполнитель.

  • Бейкер К.Р., Моак Дж.Л. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура и гемолитико-уремический синдром. Curr Opin Pediatr . 2000 12 февраля (1): 23-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Bassani CE, Ferraris J, Gianantonio CA и др. Трансплантация почки у больных с классическим гемолитико-уремическим синдромом. Педиатр Нефрол . 1991 Сентябрь 5 (5): 607-11. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Битти Т.Дж., Мерфи А.В., Уиллоуби М.Л., Белч Дж.Дж. Инфузия простациклина при гемолитико-уремическом синдроме у детей. Br Med J (Clin Res Ed) . 1981, 15 августа. 283 (6289): 470. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Битти Т.Дж., Мерфи А.В., Уиллоуби М.Л. и др. Плазмаферез при гемолитико-уремическом синдроме у детей. Br Med J (Clin Res Ed) . 1981 23 мая.282 (6277): 1667-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Blaker F, Altrogge H, Hellwege HH, et al. Лечение тяжелого гемолитико-уремического синдрома диализом [на немецком языке]. Dtsch Med Wochenschr . 1978, 4 августа. 103(31):1229-32. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Bohle A, Helmchen U, Grund KE, et al. Злокачественный нефросклероз у больных с гемолитико-уремическим синдромом (первичный злокачественный нефросклероз). Карр Топ Патол . 1977. 65:81-113.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Буковски Р.М., Хьюлетт Дж.С., Харрис Дж.В. и др. Обменные трансфузии при лечении тромботической тромбоцитопенической пурпуры. Семин Гематол . 1976 г., 13 июля (3): 219–32. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Бирнс Дж.Дж., Моак Дж.Л. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура и гемолитико-уремический синдром: эволюционирующие концепции патогенеза и терапии. Клин Гематол . 1986 май. 15(2):413-42. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Каприоли А., Луцци И., Росмини Ф. и др. Гемолитико-уремический синдром и инфекция, продуцирующая Vero цитотоксин Escherichia coli, в Италии. Итальянская исследовательская группа HUS. J Заразить Dis . 1992 г., июль 166 (1): 154-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Caprioli A, Tozzi AE, Rizzoni G, Karch H. Инфекции Escherichia coli, не продуцирующие шига-токсин O157, в Европе. Внезапное заражение Dis . 1997 окт.-дек. 3(4):578-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Чимолаи Н., Басалыга С., Мах Д.Г. и др.Непрерывная оценка факторов риска развития гемолитико-уремического синдрома, связанного с Escherichia coli O157:H7. Клин Нефрол . 1994 авг. 42(2):85-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Симолаи Н., Картер Дж.Э. Бактериальный генотип и неврологические осложнения гемолитико-уремического синдрома, ассоциированного с Escherichia coli O157:H7. Акта Педиатр . 1998 май. 87(5):593-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Симолаи Н., Картер Дж. Э., Моррисон Б. Дж., Андерсон Дж. Д. Факторы риска прогрессирования энтерита Escherichia coli O157:H7 в гемолитико-уремический синдром. J Педиатр . 1990 апрель 116(4):589-92. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Симолаи Н., Моррисон Б.Дж., Картер Д.Э. Факторы риска развития гастроэнтерит-ассоциированного гемолитико-уремического синдрома со стороны центральной нервной системы. Педиатрия . 1992 г., октябрь 90 (4): 616-21. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Коуд Н.А., Маршалл Т., Роу Б., Тейлор К.М. Изменения при постэнтеропатической форме гемолитико-уремического синдрома у детей. Клин Нефрол . 1991 35 января (1): 10-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Деклудт Б., Буве П., Мариани-Куркджян П. и др. Гемолитический уремический синдром и инфекция кишечной палочки, продуцирующей шига-токсин, у детей во Франции. Societe de Nephrologie Pediatrique. Эпидемиол Инфекция . 2000 Апрель 124 (2): 215-20. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Drews RE, Weinberger SE. Тромбоцитопенические расстройства у больных в критическом состоянии. Am J Respir Crit Care Med . 2000 авг. 162 (2 часть 1): 347-51. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Экберг М., Холмберг Л., Деннеберг Т. Гемолитический уремический синдром. Результаты лечения гемодиализом. Acta Paediatr Scand . 1977, ноябрь 66(6):693-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Эллиотт М.А., Николс В.Л. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура и гемолитико-уремический синдром. Mayo Clin Proc . 2001 ноябрь 76(11):1154-62. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Факхури Ф., Винсент Ф., Лежандр К. Патологические и терапевтические различия при ГУС/ТТП. Ланцет . 2000, 5 февраля. 355(9202):497; ответ автора 497-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Фитцпатрик М.М., Уолтерс М.Д., Тромпетер Р.С. и др.Атипичный (не связанный с диареей) гемолитико-уремический синдром в детском возрасте. J Педиатр . 1993 г., апрель 122(4):532-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Фонг Дж.С., Каплан Б. С. Нарушение агрегации тромбоцитов при гемолитико-уремическом синдроме: свидетельство «истощения» тромбоцитов. Кровь . 1982 сен. 60 (3): 564-70. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Fremeaux-Bacchi V, Kemp EJ, Goodship JA и др. На развитие атипичного гемолитико-уремического синдрома влияют факторы чувствительности к фактору H и кофакторному белку мембраны: данные двух независимых когорт. Дж Мед Жене . 2005 ноябрь 42(11):852-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Furlan M, Lammle B. Гемолитико-уремический синдром и тромботическая тромбоцитопеническая пурпура — новое понимание основных биохимических механизмов. Трансплантат нефролового диска . 2000 15 августа (8): 1112-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Галло Э.Г., Джанантонио Калифорния. Внепочечное поражение при гемолитико-уремическом синдроме, связанном с диареей. Педиатр Нефрол .1995 г. 9 февраля (1): 117-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Джанвити А., Перна А., Карингелла А. и др. Плазмаферез у детей с гемолитико-уремическим синдромом с риском неблагоприятного исхода. Am J Почки Dis . 1993 г. 22 августа (2): 264-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Griffin PM, Tauxe RV. Эпидемиология инфекций, вызванных Escherichia coli O157:H7, другими энтерогеморрагическими E. coli и ассоциированным гемолитико-уремическим синдромом. Эпидемиол Ред. .1991. 13:60-98. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хаммонд Д., Либерман Э. Гемолитический уремический синдром. Почечная корковая тромботическая микроангиопатия. Медицинский стажер Arch . 1970 ноябрь 126(5):816-22. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хойссер. гемолитико-уремический синдром. 1966.

  • Чжон Ю.К., Ким И.О., Ким В.С. и др. Гемолитико-уремический синдром: МРТ-признаки осложнений со стороны ЦНС. Педиатр Радиол . 1994. 24(8):585-6.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Какишита Е. Патофизиология и лечение тромботической тромбоцитопенической пурпуры/гемолитического уремического синдрома (ТТП/ГУС). Int J Hematol . 2000 июнь 71(4):320-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Каплан Б.С., Томсон, округ Колумбия. Гиперурикемия при гемолитико-уремическом синдроме. Am J Dis Child . 1976 г., август 130 (8): 854-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Каплан Б.С., Томсон П.Д., де Чадаревян Д.П.Гемолитический уремический синдром. Pediatr Clin North Am . 1976 г., 23 ноября (4): 761–777. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Либерман Э., Хойзер Э., Доннелл Г.Н. и др. Гемолитико-уремический синдром. Клинические и патологические соображения. N Английский J Med . 1966, 4 августа. 275(5):227-36. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Loirat C, Beaufils F, Sonsino E, et al. Лечение детского гемолитико-уремического синдрома урокиназой. Совместное контролируемое исследование [на французском языке]. Арка Fr Pediatr . 1984 янв. 41(1):15-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Loirat C, Niaudet P. Риск рецидива гемолитико-уремического синдрома после трансплантации почки у детей. Педиатр Нефрол . 2003 18 ноября (11): 1095-101. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Лопес Э.Л., Девото С., Файад А. и др. Связь между тяжестью желудочно-кишечного продромального периода и долгосрочным прогнозом при классическом гемолитико-уремическом синдроме. J Педиатр . 1992, февраль 120 (2 часть 1): 210-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Маркес М.Б., Мэйфилд, Калифорния, Блэколл, Д.П. Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура: от агрегатов тромбоцитов до плазмы. Ам Дж. Клин Патол . 2004 июнь.121 Приложение: S89-96. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Охали М., Шалев Х., Шлезингер М. и др. Гипокомплементемический аутосомно-рецессивный гемолитико-уремический синдром с пониженным фактором H. Pediatr Nephrol . 1998 12 октября (8): 619-24. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Олински А. , Томсон П., Каплан Б., Абрахамс К. Анализ 10 случаев гемолитико-уремического синдрома, наблюдавшихся в Трансваальской мемориальной детской больнице за 18-месячный период с января 1970 г. по июнь 1971 г. S Afr Med J . 17 июня 1972 г. 46 (25): 848. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ostroff SM, Tarr PI, Neill MA, et al. Генотипы токсинов и профили плазмид как детерминанты системных последствий при инфекциях Escherichia coli O157:H7. J Заразить Dis . 1989 г., декабрь 160 (6): 994-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Пишетт В., Керин С., Шурч В. и др. Семейный гемолитико-уремический синдром и дефицит гомозиготного фактора Н. Am J Почки Dis .1994 г., 24 декабря (6): 936-41. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ray PE, Лю XH. Патогенез гемолитико-уремического синдрома, индуцированного шига-токсином. Педиатр Нефрол . 2001 16 октября (10): 823-39. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ремис Р.С., Макдональд К.Л., Райли Л.В. и др. Спорадические случаи геморрагического колита, ассоциированного с Escherichia coli O157:H7. Энн Интерн Мед . 1984, ноябрь 101(5):624-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ремуцци Г., Ругжененти П.Гемолитический уремический синдром. Почки Int Suppl . 1998 май. 66:S54-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ремуцци Г., Зоя С., де Гаэтано Г., Росси Э.С. Простациклин и гемолитико-уремический синдром: из лаборатории в международный регистр. Int J Artif Organs . 1987 10 ноября (6): 337-40. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Renaud C, Niaudet P, Gagnadoux MF, et al. Гемолитический уремический синдром: факторы прогноза у детей старше 3 лет. Педиатр Нефрол . 1995 г. 9 февраля (1): 24-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Риццони Г., Кларис-Аппиани А., Эдефонти А. и др. Инфузия плазмы при гемолитико-уремическом синдроме у детей: результаты многоцентрового контролируемого исследования. J Педиатр . 1988 фев. 112(2):284-90. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Ruggenenti P, Remuzzi G. Патофизиология и лечение тромботической тромбоцитопенической пурпуры. Евро J Гематол . 1996 апр.56(4):191-207. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Sheth KJ, Swick HM, Haworth N. Неврологическое участие в гемолитико-уремическом синдроме. Энн Нейрол . 1986 янв. 19 (1): 90-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Siegler R, Oakes R. Гемолитический уремический синдром; патогенез, лечение и исход. Curr Opin Pediatr . 2005 г. 17 апреля (2): 200-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Siegler RL, Milligan MK, Burningham TH, et al.Отдаленные исходы и прогностические показатели при гемолитико-уремическом синдроме. J Педиатр . 1991 фев. 118(2):195-200. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Siegler RL, Pavia AT, Christofferson RD, Milligan MK. 20-летнее популяционное исследование постдиарейного гемолитико-уремического синдрома в Юте. Педиатрия . 1994 г., июль 94 (1): 35–40. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Siegler RL, Pavia AT, Hansen FL, et al. Атипичный гемолитико-уремический синдром: сравнение с постдиарейным заболеванием. J Педиатр . 1996 Апрель 128 (4): 505-11. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Spizzirri FD, Rahman RC, Bibiloni N, et al. Детский гемолитико-уремический синдром в Аргентине: долгосрочное наблюдение и прогностические особенности. Педиатр Нефрол . 11 апреля 1997 г. (2): 156–60. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Тарр П.И., Цай Х.М., Чендлер В.Л. Тромботические микроангиопатии. N Английский J Med . 2002, 26 декабря. 347(26):2171-3; ответ автора 2171-3. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Тоцци А.Э., Каприоли А., Минелли Ф. и др. Шига-токсин-продуцирующие инфекции Escherichia coli, связанные с гемолитико-уремическим синдромом, Италия, 1988-2000 гг. Внезапное заражение Dis . 2003 г. 9 января (1): 106-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Тромпетер Р.С., Шварц Р., Чантлер С. и др. Гемолитико-уремический синдром: анализ прогностических признаков. Arch Dis Child . 1983 фев. 58(2):101-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Walters MD, Mattei IU, Kay R, et al.Полиморфно-ядерные лейкоциты при гемолитико-уремическом синдроме у детей. Педиатр Нефрол . 1989 апр. 3 (2): 130-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Wells JG, Davis BR, Wachsmuth IK, et al. Лабораторное исследование вспышек геморрагического колита, ассоциированного с редким серотипом кишечной палочки. Дж Клин Микробиол . 1983 сен. 18 (3): 512-20. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • 404 Не найдено | KPA

    Доктор Дорис М. В. Кинутия — медицинский работник с опытом работы в области педиатрии и подростковой медицины, нефрологии и ВИЧ.Окончила Университет Найроби с медицинскими квалификациями MB.Ch.B и M.Med в области педиатрии. Имеет сертификаты по тропической медицине и иммунологии того же университета. Она прошла стажировку по детской нефрологии в больнице для больных детей на Грейт-Ормонд-стрит, Лондон, Великобритания. Она имеет диплом последипломного образования и степень магистра делового администрирования Университета Сандерленда, Великобритания

    .

    Она была старшим преподавателем педиатрического факультета Университета Найроби.В настоящее время она по совместительству работает старшим преподавателем на кафедре педиатрии Больницы Университета Ага Хана. Она также практикует в области общей педиатрии и детской нефрологии во многих частных больницах.

     

    Имеет большой опыт работы тренером и наставником в области детской ВИЧ-медицины. Она работала старшим техническим консультантом во многих кенийских проектах по лечению ВИЧ у детей, финансируемых USAID, EGPAF, FHI, MSF, проектом Партнерства передового клинического образования CDC (PACE) через Университет Мэриленда, Балтимор и Клинтонскую инициативу доступа к здравоохранению (CHAI).Она была главным исследователем Кенийского консорциума педиатрических исследований (Keprecon), финансируемого USAID в рамках проекта AIDSFREE HIV Project.

    Она участвовала в исследовательских проектах в Университете Найроби, в Детской больнице Кепрекон и Гертруды. Она руководила многими диссертациями для аспирантов кафедры педиатрии Университета Найроби и Университета Ага Хана. Это привело к тому, что она написала и опубликовала множество статей по нефрологии и педиатрии.

    Она является членом Технической рабочей группы по ВИЧ Национальной программы по борьбе со СПИДом и ИППП (NASCOP). Она работала консультантом в проектах NASCOP и ВОЗ по обучению и наставничеству медицинских работников по ВИЧ у подростков. Она является фасилитатором на национальных продвинутых клинических курсах по ВИЧ, которые представляют собой программу, проводимую Департаментом инфекционных заболеваний Университета Найроби. Университет Мэриленда, Балтимор, США и NASCOP

    В настоящее время она заместитель председателя Кепрекон.Она занимала многие административные должности в Детской больнице Гертруды и Университетской больнице Ага Хана, где недавно была председателем Лечебно-терапевтического комитета Детской больницы Гертруды. Председатель отделения перитонеального диализа Кенийской почечной ассоциации. Она также является членом Совета директоров Общества защиты детей Кении.

    Уремическая кома реферат: Уремическая кома: клиника, диагностика, неотложная помощь.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.