Содержание

Натуральное противовирусное — Сибирь |

Interfax-Russia.ru — Сибирские ученые нашли противовирусные свойства у четырех экстрактов лекарственных растений, выращенных в томском ботаническом саду. В будущем на основе этих экстрактов могут создать малотоксичные противовирусные препараты.

Сотрудники лаборатории фитохимии лекарственных растений Сибирского ботанического сада Томского государственного университета (СибБС ТГУ) совместно с коллегами из лаборатории разработки и испытаний фармакологических средств Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины (ФИЦ ФТМ) исследовали противовирусные свойства четырех лекарственных растений — золотого корня (Rhodiola rosea), копеечника альпийского (Hedysarum alpinum), смолевки Граффера (Silene graefferi) и лихниса халцедонского (Lychnis chalcedonica).

«Оценка противовирусной активности растений из Ботсада ТГУ проводилась на культуре клеток (in vitro) с использованием вируса гриппа A(h2N1)pdm09 штамм A/Tomsk/273-MA1/2010(h2N1pdm09), который дважды за последние 100 лет приводил к развитию пандемии (в 1918 году — «испанки», в 2009 году — свиного гриппа — ИФ) и ежегодно вызывает новые случаи заболеваний различной степени тяжести», — уточнили в пресс-службе университета.

Специалисты обрабатывали клеточные культуры с суточным монослоем клеток MDCK (Madin-Darby Canine Kidney — модельная линия клеток млекопитающих (собак), используемая в биомедицинских исследованиях) водными экстрактами лекарственных растений, а затем вносили в пробирку вируссодержащую жидкость, приготовленную на поддерживающей питательной среде. Через определенное время ученые оценивали жизнеспособность клеток, которые контактировали с экстрактом и вирусом, и клеточных культур из контрольной группы, не обработанных экстрактом, а также степень цитотоксического воздействия экстрактов. Наиболее выраженный противовирусный эффект, как сообщили в пресс-службе ТГУ, показал копеечник альпийский.

«Научному сообществу, конечно, известны лекарственные растения, проявляющие противовирусную активность в отношении вируса h2N1 и других вирусов, однако у видов, успешно интродуцированных в Сибирском ботаническом саду, эта активность выявлена впервые», — пояснила заведующая лабораторией фитохимии лекарственных растений СибБС ТГУ Лариса Зибарева.

По ее словам, сейчас ученые только приступают к доклиническим исследованиям указанных растительных экстрактов, однако у них очень большой потенциал.

«Предстоит еще выявление действующих веществ/комплексов и проведение дальнейших этапов (исследований — ИФ) — от экстракта к препарату. Но сам факт определения высокой противовирусной активности этих лекарственных растений, для которых разработана технология выращивания и изучается состав химических компонентов растений, является важным заделом для создания новых эффективных лекарств против вируса гриппа h2N1», — подчеркнула Зибарева.

Она отметила, что лекарства, созданные на основе биологически активных веществ (БАВ), в отличие от применяемых сегодня в медицине синтетических препаратов намного менее токсичны (или не токсичны вообще), а значит, практически не вызывают побочных эффектов.

Ранее биологи Томского госуниверситета обнаружили противовирусные свойства у вайды красильной. В России это растение используется как кормовое, а вот, например, в Китае давно знают про его целительные свойства. Там вайду красильную даже применяли при лечении больных «птичьим» гриппом в 2003 году.

Высокую противовирусную и антимикробную активность растения подтвердили и специалисты Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» (Новосибирск). Они исследовали действие вайды, пиона красного и жимолости японской на чувствительных культурах клеток с использованием вирусов гриппа, кори, паротита и на модели мыши с использованием вируса птичьего гриппа субтипа H5N1 (in vivo). Серия экспериментов подтвердила высокую биологическую активность корня вайды. После ее применения выжило более половины грызунов, зараженных вирусом «птичьего» гриппа.

Как сообщили в ТГУ, вайда выращивается в Ботаническом саду университета уже на протяжении 10 лет.

«Это двулетнее растение уже в первый год после посева дает хорошую биомассу (траву и корень), которую можно использовать в качестве лекарственного сырья. На второй год жизни вайда рано цветет, поэтому в середине июля можно собирать семена, которые в наших условиях имеют высокие посевные качества», — рассказала заведующая лабораторией сельскохозяйственных растений Ботанического сада ТГУ, доцент кафедры сельскохозяйственной биологии Биологического института вуза Светлана Сучкова.

При этом, по словам специалиста, вайда совсем неприхотлива, так что выращивать ее в сибирских условиях довольно легко.

В университете отметили, что в случае необходимости готовы выращивать это растение в больших объемах, достаточных для промышленного производства фитосборов с противовирусной, антибактериальной и иммуностимулирующей активностью.

Тем временем, ученые Института химии твердого тела и механохимии (ИХТТМ, Новосибирск) создали композит, обладающий противовирусной активностью, на основе рисовой шелухи и зеленого чая. Интересно, что изначально, вещество разрабатывалось для нужд сельского хозяйства — в частности, как кормовая добавка для животных, а также как ростостимулирующее средство для растений.

«Затем была работа поискового характера с Государственным научным центром вирусологии и биотехнологии «Вектор». К химикам обратились специалисты, которые интересовались противовирусными свойствами диоксида кремния. В итоге совместное исследование показало, что разработка обладает активностью против вирусов простого герпеса второго типа и лихорадки Западного Нила», — сообщает издание СО РАН «Наука в Сибири».

Композит получается при взаимодействии диоксида кремния, который содержится в рисовой шелухе, и катехинов (полифенолов) зеленого чая.

«Мы подвергаем твердое растительное сырье механической обработке в специальных условиях. В результате клетки зеленого чая разрушаются, и часть катехинов, попадая на поверхность диоксида кремния, взаимодействует с ней: происходит химическая реакция с образованием поверхностных комплексов. Если же мы затем добавляем в систему воду (например, размешиваем порошок в воде или проглатываем), то комплексы кремния с катехинами частично высвобождаются», — рассказала научный сотрудник ИХТТМ СО РАН, кандидат химических наук Елена Трофимова.

До недавнего времени, по ее словам, химики могли убедиться в высвобождении комплексов с кремнием при добавлении воды только опытным путем.

«В статье, опубликованной в Silicon (научный журнал — ИФ), мы показали, используя модельные системы близкие к природным, что реакция действительно происходит. Также выяснилось, что диоксид кремния можно подготавливать, чтобы больше полифенолов (катехинов) село на поверхность, и выход комплексов повысился», — добавил главный научный сотрудник ИХТТМ СО РАН доктор химических наук Олег Ломовский.

Ингавирин инструкция по применению: показания, противопоказания, побочное действие – описание Ingavirin капс. 90 мг: 7 или 10 шт. (18284)

Противовирусное лекарственное средство.

В доклинических и клинических исследованиях показана эффективность в отношении вирусов гриппа типа А (А/Н1N1, в т.ч. «свиной» A/h2N1 pdm09, A/h4N2), A/H5N1)) и типа В, аденовируса, вируса парагриппа, респираторно-синцитиального вируса; в доклинических исследованиях: коронавируса, метапневмовируса, энтеровирусов, в т.ч. вируса Коксаки и риновируса.

Способствует ускоренной элиминации вирусов, сокращению продолжительности болезни, уменьшению риска развития осложнений.

Механизм действия реализуется на уровне инфицированных клеток за счет стимуляции факторов врожденного иммунитета, подавляемых вирусными белками. В экспериментальных исследованиях, в частности, показано, что препарат Ингавирин® повышает экспрессию рецептора интерферона первого типа IFNAR на поверхности эпителиальных и иммунокомпетентных клеток. Увеличение плотности интерфероновых рецепторов приводит к повышению чувствительности клеток к сигналам эндогенного интерферона. Процесс сопровождается активацией (фосфорилированием) белка-трансмиттера STAT1, передающего сигнал в ядро клетки для индукции противовирусных генов. Показано, что в условиях инфекции препарат стимулирует выработку антивирусного эффекторного белка МхА, ингибирующего внутриклеточный транспорт рибонуклеопротеидов различных вирусов, замедляя процесс вирусной репликации.

Лекарственное средство вызывает повышение содержания интерферона в крови до физиологической нормы, стимулирует и нормализует сниженную α-интерферон продуцирующую способность лейкоцитов крови, стимулирует γ-интерферон продуцирующую способность лейкоцитов. Вызывает генерацию цитотоксических лимфоцитов и повышает содержание NK-T-клеток, обладающих высокой киллерной активностью по отношению к зараженным вирусами клеткам.

Противовоспалительное действие обусловлено подавлением продукции ключевых провоспалительных цитокинов (фактора некроза опухоли (TNF-α), интерлейкинов (IL-1β и IL-6)), снижением активности миелопероксидазы.

В экспериментальных исследованиях показано, что совместное применение с антибиотиками повышает эффективность терапии на модели бактериального сепсиса, в т.ч. вызванного пенициллин-резистентными штаммами стафилококка.

Проведенные экспериментальные токсикологические исследования свидетельствуют о низком уровне токсичности и высоком профиле безопасности данного активного вещества.

Ученые АлтГУ научились улучшать противовирусные свойства лекарственных растений

​Ученые института химии и химико-фармацевтических технологий опорного Алтайского государственного университета добились уникального результата в рамках проекта «Получение антибактериальных и противовирусных субстанций растительного происхождения с заданным химическим составом для нужд биофармацевтического кластера».


 

Руководитель проекта, доцент кафедры техносферной безопасности и аналитической химии ИХиХФТ, кандидат химических наук 

Людмила Владимировна Щербакова поясняет, что это междисциплинарный совместный проект кафедры техносферной безопасности и аналитической химии и кафедры органической химии. В реализации проекта принимают участие также сотрудники Южно-Сибирского ботанического сада АлтГУ.


 

Старший научный сотрудник Южно-Сибирского ботанического сада, доцент кафедры органической химии Людмила Ивановна Тихомирова вместе со студентами занимается разработкой биотехнологии получения лекарственного растительного сырья на основе клонального микроразмножения и аэропонного выращивания. Студенты под руководством опытных преподавателей института химии и химико-фармацевтических технологий изучают фитохимический состав сырья. Доктор биологических наук, профессор кафедры органической химии 

Татьяна Николаевна Ильичева проделала большую работу по определению противовирусной и антибактериальной активности полученных растительных экстрактов.


 

Новые вызовы, связанные с пандемией коронавирусной инфекции COVID-19, ставят перед человечеством задачи разработки средств профилактики и борьбы с вирусной инфекцией. Создание вакцины сложная и длительная процедура. Разработанные средства личной гигиены на основе лекарственного растительного сырья с противовирусной активностью широкого спектра действия могли бы стать барьером на пути инфекции на период до создания вакцины.


 

«Наша команда предлагает рассматривать вторичные метаболиты растений, как потенциальное средство решения данной проблемы и реализует проект, направленный на разработку эффективного способа получения дефицитных видов лекарственных растений, продуцирующих эфирные масла и полифенольные соединения, методом культуры ткани сопряжённого с аэропонным выращиванием, и получения субстанций с антибактериальной и противовирусной активностью на их основе, что позволит внести важный вклад в развитие фармацевтической технологии получения препаратов-антисептиков растительного происхождения», — поясняет руководитель проекта Л.В. Щербакова.


 

Кроме того, независимость от влияния различных факторов окружающей среды (климат, сезон, погода, почвенные условия, вредители) повышает выход и качество лекарственного сырья, возможность сертификации продукта, а также делают привлекательной эту технологию для производителей. Производство, при четкой организации, является экологически чистым, а продукт (лекарственное сырье) – свободным от гербицидов и тяжелых металлов.


 

Команда благодарна руководству института химии и химико-фармацевтических технологий, а также заведующим кафедр органической химии и техносферной безопасности и аналитической химии за оказанную всестороннюю помощь в реализации проекта.


 

Напомним, что проект «Получение антибактериальных и противовирусных субстанций растительного происхождения с заданным химическим составом для нужд биофармацевтического кластера» стал одни из победителей общего конкурса внутриуниверситетских грантов АлтГУ, проходившего в марте – апреле 2020 года.

Сибирские учёные нашли растение с высокой противовирусной активностью

Старший научный сотрудник лаборатории «Гербарий» БИ ТГУ Вера Костикова в ходе исследований, проведённых совместно с новосибирскими коллегами, выявила ценные лекарственные свойства у спиреи – кустарника, часто используемого в озеленении городов и дачных участков. Фитохимическое исследование показало, что данное растение обладает противовирусной и антиоксидантной активностью, что делает его перспективным для использования в медицине.

– Природные ресурсы многих фармакопейных лекарственных растений истощаются, – говорит старший научный сотрудник лаборатории «Гербарий» БИ ТГУ Вера Костикова. – Например, золотой корень, экстракты из которого обладают иммуномодулирующим действием, занесен в Красную книгу РФ, во многих районах ему грозит исчезновение. Поэтому важно изучать растения со значительными природными запасами. К ним можно отнести многие виды таволги, которую садоводы знают как спирею. Это кустарники, часто образующие заросли. Мы обнаружили, что экстракты из надземных частей некоторых видов этого рода обладают высокой противовирусной и антиоксидантной активностью.


Вера Костикова проводит свои исследования на базе лаборатории фитохимии Центрального Сибирского ботанического сада СО РАН (Новосибирск) и сотрудничает со специалистами Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» (Новосибирск). Она выяснила, что спирея зверобоелистная (Spiraea hypericifolia) и некоторые другие виды содержат большое количество биологически активных веществ, таких как флавоноиды, сапонины, кумарины и другие. Вероятно, комплексы этих веществ обеспечивают биологическую активность, по данным новосибирских исследователей, превышающую активность противовирусного препарата «Тамифлю».

Полученный научный задел стал основой для нового проекта – «Фитохимическое исследование перспективных для фармакологии растений рода Spiraea и разработка способа получения сухого экстракта с противовирусной и антиоксидантной активностью» (МК-1045.2020.4). Проект, разработанный под руководством Веры Костиковой, вошёл в число победителей конкурса грантов Президента РФ.

– Вопросов, на которые предстоит ответить, очень много. Нужно выяснить, как зависит содержание биологически активных веществ в спиреях от места обитания, стадии развития и фенологической фазы, – отмечает Вера Костикова. – Серьезная трудность заключается в том, что многие виды таволги меняют фитохимические свойства при интродукции и часто утрачивают лекарственный эффект. Для таких видов необходима разработка режима рационального использования с учетом оптимальных мест, сроков и периодов заготовки. Следует точно оценить их природные запасы. С другой стороны, необходимо детальное исследование свойств экстрактов для того, чтобы впоследствии разработать препарат и оформить на него патент.

В настоящий момент большинство противовирусных препаратов с доказанным эффектом производится за рубежом. Поэтому фармакологические исследования в этой области, направленные на импортозамещение, востребованы и имеют важный стратегический потенциал.

Кроме этого, совместно с сотрудниками из НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России (Санкт-Петербург) Вера изучает противораковую активность лабазника вязолистного (Filipendula ulmaria). Род лабазник филогенетически близок к спиреям настолько, что раньше лабазники относили к таволгам.

– Цветки лабазника содержат флавоноиды и салицилаты в высоких концентрациях, что делает это растение уникальным средством в борьбе с новообразованиями, – говорит Вера Костикова. – Водный отвар цветков лабазника снижает частоту как злокачественных, так и доброкачественных опухолей. Особенно антиканцерогенная активность проявилась в отношении рака молочной железы, толстой кишки и головного мозга. Результаты нашего эксперимента уже опубликованы в «Journal of Neuro-Oncology» и «International Journal of Radiation Biology». Мы планируем продолжить совместную работу с питерскими коллегами и изучить противораковую активность также и спиреи с высоким содержанием биологически активных веществ.

ru:structure:labs:altman [Институт химической биологии и фундаментальной медицины]

Российско-американская лаборатория биомедицинской химии

Российско-американская лаборатория биомедицинской химии была создана при поддержке Минобрнауки РФ в Институте химической биологии и фундаментальной медицины Сибирского отделения Российской академии наук в 2013 г. как структурное подразделение для проведения научных исследований по проекту №14.B25.31.0028 от 04 июля 2013 г. «РНК-направленные противобактериальные и противовирусные препараты на основе олигонуклеотидов».

Руководство исследованиями в новой лаборатории ведет Сидней Альтман — канадский биохимик, профессор, лауреат Нобелевской премии по химии 1989 года. Сидней Альтман родился в Монреале, учился в Массачусетском технологическом институте (бакалавр, 1960) и университете Колорадо (доктор философии, 1967), с 1971 г. работает в Йельском университете (с 1980 профессор, в 1983-1985 директор департамента, в 1985-1989 декан Йельского колледжа).

Основные работы в области молекулярной биологии:
Исследовал ферментативный аппарат специфических химических превращений полинуклеотидных цепей РНК. Изучал каталитические свойства обнаруженной им рибонуклеазы P, участвующей в процессе созревания транспортных РНК. Установил, что рибонуклеаза Р представляет собой комплексную частицу, состоящую из молекулы РНК и одного (у прокариот) или нескольких (у эукариот) белков. Считалось, что её каталитическая активность определяется белковой субъединицей. Альтман показал (1983), что отделённая от РНК белковая часть не обладает ферментативной активностью, и каталитическую активность проявляет сама молекула РНК (несколько ранее каталитическую активность РНК обнаружил Т. Чек). Открытие Альтмана и Чека имеет важное значение не только для генной инженерии, биохимии и медицины, но и для понимания химического механизма возникновения жизни на Земле.
Нобелевская премия по химии «за открытие каталитической активности рибонуклеиновых кислот» (1989, совместно с Т. Чеком). (автобиография ) на сайте Нобелевского комитета.

К работе в лаборатории привлечены следующие сотрудники:

Заведующий лаборатории;
Главный научный сотрудник;
Ведущие научные сотрудники — 2;
Старшие научные сотрудники — 2;
Научные сотрудники — 4;
Младшие научные сотрудники — 6;
Старшие лаборанты-исследователи — 5;
Лаборант — 1;
Инженер — 1;

Публикации по проекту

СМИ о лаборатории


Проект направлен на решение проблемы лечения бактериальных и вирусных заболеваний посредством создания эффективных и безопасных препаратов нового поколения, на основе РНК-направленных олигонуклеотидов. Целью настоящего проекта является создание антибактериальных и противовирусных препаратов на основе аналогов олигонуклеотидов и олигонуклеотидных конъюгатов, способных специфически воздействовать на бактериальные и вирусные РНК.
Задачи проекта:

  1. разработка подходов к получению олигонуклеотидных аналогов и биоконъюгатов, способных эффективно блокировать функции специфических РНК, а именно i) получение нуклеазоустойчивых модифицированных олигонуклеотидных аналогов, способных образовывать прочные комплексы с РНК-мишенями; ii) получение олигонуклеотидных конъюгатов, содержащих в своем составе транспортные молекулы, обеспечивающие их проникновение в клетки бактерий и эукариот;

  2. расширение фундаментальных знаний в области РНК структуры и взаимодействий, механизмов проникновения нуклеиновых кислот в клетки бактерий и эукариот, необходимых для разработки антибактериальных и противовирусных олигонуклеотидных аналогов, воздействующих на РНК, а именно i) скрининг антибактериальной активности аналогов и конъюгатов олигонуклеотидов по отношению к Pseudomonas aeruginosa, Salmonella typhimurium; Staphylococcus aureus; ii) скрининг противовирусной активности аналогов и конъюгатов олигонуклеотидов по отношению к Influenza virus WSN33/A/h2N1; iii) оптимизация структуры и типов модификаций олигонуклеотидов для повышения их способности проникновения в клетки бактерий и эукариот; iv) определение антибактериального и противовирусного потенциала действия отобранных лидирующих молекул в экспериментах in vitro и in vivo;

  3. организация лаборатории для проведения инновационных исследований мирового уровня, направленных на разработку новых эффективных и специфических методов терапии, воздействующих на РНК-мишень, основанных на применении олигонуклеотидных аналогов и конъюгатов;

  4. подготовка высококвалифицированных специалистов в области химии нуклеиновых кислот, молекулярной биологии и биотехнологии, способных применить свои навыки для разработки новых терапевтических препаратов.


Контакты


Директор Института, чл.-корр.РАН Пышный Дмитрий Владимирович телефон: (383) 363-51-51, Email

Врачи оценили разработку уральскими учеными противовирусного препарата :: Общество :: РБК

Фото: Александр Авилов / АГН «Москва»

Разработка нового противовирусного препарата, обладающего также антиоксидантными свойствами, очень важна, заявил РБК вирусолог и бывший заведующий лабораторией центра «Вектор» Александр Чепурнов. Однако, по словам ученого, главная задача, которая сейчас стоит перед фармакологами, — снижение токсичности противовирусных препаратов.

Ранее Уральский федеральный университет сообщил, что сотрудники его кафедры органической и биомолекулярной химии синтезировали гибридные соединения, которые обладают одновременно противовирусными и антиоксидантными свойствами. «Применение препарата с подобным двойным действием может значительно повысить эффективность лечения вирусных заболеваний», — рассказывает доцент кафедры аналитической химии УрФУ Елена Герасимова. Результаты исследований были опубликованы в журнале Analytical and Bioanalytical Chemistry в феврале.

В России умерли 117 человек с коронавирусом за сутки

«Добавить в противовирусный препарат антиоксидантный эффект — это, конечно, хорошо. Но на сегодня главная проблема противовирусных препаратов — они достаточно тяжелы в применении, особенно для людей старшего возраста. Вирус прячется внутри клетки. Чтобы его достать, нужно нанести токсический удар по клетке», — отметил Чепурнов. По его словам, пару десятилетий назад противовирусные препараты не удавалось создать, потому что они были очень токсичны, но постепенно ученые начали снижать их токсичность.

Как отметил Чепурнов, если бы ученым удалось получить высокоэффективный нетоксичный препарат против коронавируса, он бы стал лучшим решением, чем вакцина.

Любой новый противовирусный препарат прежде всего необходимо тщательно исследовать, подчеркнул академик РАН, заведующий отделом НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Вадим Покровский.

«Сейчас придумано много способов лечения вирусных инфекций. Конечно, все нуждается в практической проверке. Самое главное, чего не хватает всем препаратам, — правильно проведенного клинического плацебо-исследования, которое бы показало, что препараты действительно эффективны, а не имеют только плацебо-эффект — то есть эффект, достигаемый внушением», — объяснил эпидемиолог.

Читайте на РБК Pro

Скорость распространения коронавируса в России

Случаев за сутки

Источник: Федеральный и региональные оперштабы по борьбе с вирусом

Данные по России i

Ранее Чепурнов высказывал мнение, что иммунитет к коронавирусной инфекции у людей, переболевших ей, сохраняется приблизительно на полгода. По его словам, в течение трех-четырех месяцев после перенесенной инфекции количество антител в крови пациентов снижается. А через пять-шесть месяцев иммунитет перестает отвечать на коронавирусный антиген.

Противовирусные средства для системного применения

Полное описание

1.1. Что являют собой противовирусные препараты системного воздействия?

Противовирусные средства являются сильнодействующими лекарственными препаратами, которые используются для лечения вирусных инфекций, устранения их последствий и для предупреждения возникновения рецидивов. Противовирусные препараты часто выступают в качестве иммуномодуляторов, поскольку способны устранить расстройства функционирования клеточного иммунитета, активность которого значительно снижается при циркуляции возбудителя вирусного заболевания в организме.

1.2. Особенности воздействия противовирусных средств для системного применения

Противовирусные медикаменты предупреждают удвоение или репликацию ДНК вирусов, тем самым блокируя синтез вирусных белков, что значительно ухудшает жизнедеятельность клетки и может стать причиной ее гибели. Активные компоненты противовирусных препаратов способны встраиваться в мембрану вирусной клетки, тем самым разрушая ее структуру и нарушая функционирование.

Противовирусные лекарства обладают регенеративными, противовоспалительными и анестезирующими свойствами, подавляют процессы клеточного дыхания чужеродных микроорганизмов, препятствуют проникновению вирусов в клетки организма, укрепляя их мембраны и стимулируя клеточный и гуморальный иммунитет.

Лекарственные противовирусные средства имеют гипоаллергенный эффект, способны восстанавливать эпителий поврежденной слизистой оболочки, повышать фагоцитарную функцию клеток иммунной системы, в частности макрофагов. Противовирусные медикаменты уменьшают риск возникновения рецидива, а также способствуют снижению общей интоксикации организма при развитии различных вирусных инфекций.

1.3. Для чего используют противовирусные средства?

Показаниями для назначения медикаментов противовирусного характера являются хронические вирусные гепатиты, инфекции мочеполовых путей, в том числе урогенитальный герпес, герпес экстрагенитальной локализации, ОРВИ, грипп, расстройства сердечно-сосудистой системы, такие как ишемическая болезнь сердца и острый инфаркт миокарда, вирусный клещевой энцефалит, ангина, ветряная оспа, опоясывающий лишай и вирусный бронхит. Также назначаются в случае неэффективного воздействия более мягкодействующих препаратов противовирусной природы.

1.4. Как выбрать подходящие противовирусные средства для системного применения?

Противовирусные препараты выпускаются в форме таблеток, капсул, ампул, спреев, гелей, сиропов, бальзамов, суппозиториев и растворов. Целесообразность назначения противовирусного средства, как и наиболее подходящую форму выпуска лекарственного средства, необходимо согласовать с лечащим врачом.

Противовирусные свойства — обзор

Антимикробные свойства чеснока

К ним относятся антибактериальные, противогрибковые, противопротозойные и противовирусные свойства. Чеснок использовался как средство от расстройства желудка и диареи, для уничтожения микроорганизмов, вызывающих бактериальные, грибковые и вирусные инфекции, а также для изгнания кишечных червей и паразитов до Второй мировой войны. Аллицин отвечает за эти полезные свойства чеснока. Аллицин является сильным антибиотиком, а 1 мг аллицина эквивалентен антибиотической активности 15 I.Ед. Пенициллина. Показано, что чеснок эффективен против грамположительных и отрицательных бактерий, Staphylococcus aureus, Salmonella typhi, E. coli, Listeria monocytogenes. Сообщалось о том, что чеснок подавляет Aerobacter, Aeromonas, Bacillus, Citrella, Citrobacter, Clostridium, enterobacter, Escherichia, Klebsiella, Lactobacillus, Leuconostoc, Micrococcus, Mycobacterium, Proteus, Providencia, Pseudomonasella 9, S. и Vibrio. Препарат чесночного масла показал хорошую противотуберкулезную активность у морских свинок при внутрибрюшинной дозе 0,5 мг / кг (Jain, 1993). В результате бактерицидной активности чеснока также предотвращается выработка токсинов бактериями (Dewitt et al., 1979).

Чеснок уже много лет используется в народной медицине для лечения грибковых и дрожжевых инфекций. Несколько исследований показывают, что аллицин является активным веществом в борьбе с грибковыми инфекциями и предотвращении дальнейшего роста. Американские исследователи проверили на чувствительность 139 различных видов грибов и дрожжей.Через 21 день некоторые микроорганизмы выросли, а некоторые вообще не показали роста. Эти результаты показывают, что использование чеснока для лечения инфекций очень специфично. Использование экстракта выдержанного чеснока (не содержащего аллицина или производных аллицина) было неэффективным при лечении грибковых и дрожжевых инфекций.

Российские исследователи в конце 1920-х годов обнаружили, что летучие компоненты свежего чеснока и лука сильно подавляют и даже убивают различные микроорганизмы. Последующие эксперименты с ингредиентами этих растений, а затем и других растений, проводились в основном на простейших, особенно Paramecium caudatum , а также с яйцами и личинками моллюсков и лягушек.Благоприятные результаты побудили некоторых использовать описательное слово «фитонциды» для обозначения антибиотически активных компонентов высших растений.

Хотя исследований, посвященных чесноку как средству лечения от вирусов, не так много, он использовался в Китае и Индии как более дешевая альтернатива дорогим западным лекарствам. В России чеснок настолько распространен, что получил название «русский пенициллин». Во время одной острой эпидемии гриппа в России Советский Союз импортировал 500 тонн зубчиков чеснока для его лечения.В патенте, поданном в 1992 г., утверждается, что лечение аллицином-уротропином можно использовать против вирусных инфекций, включая СПИД.

Ивермектин: систематический обзор противовирусных эффектов к дополнительному режиму COVID-19

Противовирусное действие ивермектина на РНК-вирусы

COVID-19

В недавнем исследовании in vitro клетки Vero / hSLAM, инфицированные SARS- На вирус CoV-2 или COVID-19 воздействовали 5 мкМ ивермектина в течение 48 часов, и было обнаружено 5000-кратное снижение вирусной РНК по сравнению с контролем [15]. Результаты показали, что лечение ивермектином эффективно убивает почти все вирусные частицы в течение 48 часов. Это исследование было первым, в котором оценивали противовирусный эффект ивермектина на COVID-19. Авторы признали, что препарат может оказывать противовирусное действие, ингибируя рецептор импортина (IMP) α / β, который отвечает за передачу вирусных белков в ядро ​​клетки-хозяина. Авторы предложили исследования на людях, чтобы подтвердить потенциальную пользу ивермектина при лечении COVID-19. Хотя это исследование было первым, подтвердившим противовирусный эффект ивермектина на COVID-19 [15], в других исследованиях изучались противовирусные эффекты препарата как на РНК, так и на ДНК вирусов, которые сведены в Таблицу 1.

Таблица 1 Список исследований выявил противовирусное действие ивермектина на РНК и ДНК-вирусы.
Вирус Зика (ZIKV)

ZIKV представляет собой одноцепочечный РНК-вирус из рода Flavivirus из семейства Flaviviridae. Barrow et al. в исследовании in vitro на инфицированных вирусом Зика клетках Huh-7 (ZIKMEX_1_7) было подтверждено противовирусное действие ивермектина [16]. Ketkar et al. [17] не обнаружили профилактического эффекта на мышей с нокаутом Ifnar1, инфицированных ZIKV, которым перед инфицированием вводили ивермектин внутрибрюшинно в дозе 4 мг / кг -1 .Они также не обнаружили различий в смертности и заболеваемости между группами, получавшими ивермектин, и контрольной группой. Результаты указывают на отсутствие эффективности лекарственного средства в этой модели на животных. Ни одно из животных не умерло от токсичности, вызванной лекарством. Авторы обосновали, что ивермектин в низких дозах может быть возможным объяснением неэффективности препарата [17]. Ketkar et al. предположили, что необходимы дальнейшие исследования для изучения эффектов ивермектина in vivo на ZIKV [17]. Исследование клеток костного мозга самцов крыс Sprague Dawley в ходе исследования in vivo, получавшего комбинацию экстракта выдержанного чеснока (AGE) в дозах 300 600 и 1200 мг -1 с дозой ивермектина 0. 4 мг / кг -1 , как минимально обнаруживаемый токсический препарат, продемонстрировали снижение цитотоксических эффектов [18]. Возможно, можно сделать вывод, что при лечении мышей, инфицированных ZIKV, более высокие дозы ивермектина можно назначать в сочетании с AGE, таким образом исследователи смогут лучше оценить противовирусные эффекты ивермектина в более высоких дозах.

В недавно опубликованном исследовании in vitro исследователи оценили влияние ивермектина на различные клеточные линии, инфицированные ZIKV.Клетки инфицировали вирусом штамма ZIKV MR766 и через 12 часов после инфицирования (HPI) подвергали воздействию ивермектина в концентрации 20 мкМ. Исследователи показали, что неструктурный белок 5 (NS5), который необходим для репликации вирусной РНК, требует как сигнала ядерной локализации β1 (NLS), так и α / β NLS. Ивермектин также вызывал эффективное ядерное ингибирование NS5, так что после 7 часов лечения в ядре наблюдалось 60% снижение уровней NS5 [19]. Эти результаты аналогичны некоторым другим исследованиям [20, 21], которые показали, что ивермектин ингибирует пролиферацию вируса денге (DENV), блокируя взаимодействие NS5 с транспортером α / β IMP.

В недавно опубликованном исследовании in vivo и in vitro эффекты синтетических наночастиц ивермектина (T-Fc-IVM-NP) оценивались на ZIKV. В этом исследовании использовали клетки эпителиальной колоректальной аденокарциномы человека (Caco-2) и самок мышей Balb / c Albino. Результаты показали, что T-Fc-IVM-NP снижает экспрессию белка NS1, поэтому он может быть безопасным терапевтическим средством против ZIKV [22].

Исследователи обнаружили, что препарат может преодолевать эпителиальный барьер кишечника после перорального приема и достигать подходящей концентрации в крови, в то время как токсичность препарата снижается в эпителиальных клетках и не наблюдается токсичности для печени.Кроме того, исследование обнаружило снижение экспрессии белка NS1 в ZIKV и пришло к выводу, что препарат можно использовать в качестве безопасного лечения вируса. Кроме того, исследования in vitro показали, что препарат не проникает через плацентарный барьер и обладает температурной стабильностью [22].

В исследовании in vitro [23] клетки Vero, инфицированные ZIKV с множественностью инфицирования (MOI), равной единице, 2 HPI обрабатывались ивермектином, а супернатант клеток количественно анализировался через 22 часа с использованием анализа бляшек и в режиме реального времени. количественная ОТ-ПЦР (ОТ-q ПЦР) для продукции вируса и пролиферации соответственно.

Результаты показали, что ивермектин является мощным ингибитором ZIKV с EC50 1-2 мкМ, а ивермектин не был цитотоксичным в используемых концентрациях. Исследователи показали, что ивермектин может диссоциировать гетеродимер IMP α / β1. Ивермектин был способен напрямую связываться с IMPα, броненосец, соединять повторяющийся домен IMPα и изменять структуру / конформацию, и это могло быть основой для ингибированного связывания с IMPβ1. Они пришли к выводу, что ивермектин в клеточном контексте может ингибировать распознавание IMPα NLS-содержащих белков, таких как NS5.Это исследование впервые показало, что ивермектин ингибирует распознавание NLS / ядерное нацеливание. Способность ингибировать связывание IMPα-NLS в клеточном контексте впервые была продемонстрирована в этом исследовании с использованием системы комплементации бимолекулярной флуоресценции. Механизм ингибирующего действия ивермектина IMP α / β был подтвержден ранее [23, 24].

Вирус денге, вирус желтой лихорадки (YFV) и вирус Западного Нила (WNV)

Kylie et al. в исследовании in vitro на инфицированных клетках аденокарциномы шейки матки человека (Hela) было показано, что ивермектин в высоких концентрациях (25–50 мкМ) оказывает ингибирующее действие на пролиферацию DENV, одноцепочечного вируса с одноцепочечной РНК с положительным смыслом, рода . Flavivirus , семейство Flaviviridae.Это достигается путем ингибирования передачи вирусных белков между цитоплазмой клетки-хозяина и ее ядром, который зависит от IMP α / β1. Исследователи показали, что ивермектин ингибирует ядерную агрегацию NS5 DENV [21].

В другом исследовании семейства флавивирусов, YFV, WNV и DENV in vitro, исследователи обнаружили, что ивермектин проявляет свой ингибирующий эффект за счет ингибирования геликазного домена NS3 и не влияет на АТФазную активность геликазных доменов. В этом исследовании ивермектин показал более сильное ингибирующее действие на YFV и, в меньшей степени, ингибировал пролиферацию WNV и DENV.Исследователи подтвердили, что ивермектин оказывает свой эффект против активности раскручивания дцРНК, воздействуя на фермент геликазы флавивируса. Тот факт, что ивермектин не влиял на активность АТФазы, ассоциированной с геликазой, кажется хорошим, поскольку АТФ является ключевым нуклеотидом в метаболизме клетки-хозяина. Ивермектин ингибировал флавивирусную геликазу NS3, которая опосредует механизмы связывания и раскручивания РНК. Авторы пришли к выводу, что ивермектин действует как высокоспецифичный ингибитор внутриклеточного синтеза вирусной РНК, воздействуя на активность геликазы NS3 во флавивирусах.В этом исследовании добавление лекарства до первых 14 часов проникновения вируса в клетку показало более сильный противовирусный эффект против YFV, и этот эффект значительно снизился после начала внутриклеточного синтеза РНК. Можно сделать вывод, что ивермектин может быть эффективным на ранних стадиях инфекции и может быть рекомендованным лекарством для профилактики или лечения ранних стадий вирусной инфекции, а не запущенных форм. Конечно, подтверждение этого утверждения требует дальнейших исследований на людях и клинических испытаний [25].

В другом исследовании четырех специфических серотипов DENV результаты обработки инфицированных клеток Huh-7 ивермектином показали его ингибирующее действие на IMP α / β-опосредованный ядерный импорт. Авторы указали на потенциальную роль ивермектина как противовирусного препарата в лечении DENV [20]. В исследовании in vitro клеток Vero, инфицированных исходным веществом DENV: DENV2, штамм C Новой Гвинеи, клетки подвергали воздействию 1–25 мкМ ивермектина за 3 часа до инфицирования. Обзор результатов конфокальной лазерной сканирующей микроскопии выявил значительный белок NS5 в цитоплазме клетки.Это открытие предполагает перенос NS5 через IMP α / β, который ингибируется ивермектином. Аналогичным образом было обнаружено значительное снижение накопления в ядрах зеленой флуоресцентной агрегации белка (GFP) -NS5. Наконец, исследователи показали высокую и прямую склонность NS5 к IMPα / β [26]. В другом исследовании человеческих клеток Huh-7, инфицированных вирусом DENV 1, DENV2 или DENV2 адаптированным к мышам штаммом S221, было обнаружено пятикратное снижение полумаксимальной эффективной концентрации (EC 50 ) ивермектина при использовании липосомальных систем в качестве его наноносители, при этом противовирусная активность препарата существенно сохранялась [27].

В исследовании in vitro на клетках Vero, инфицированных DENV2, с MOI, равным единице, после 2 HPI инфицированные клетки обрабатывали ивермектином, а супернатант клеток количественно анализировали через 22 часа с использованием анализа бляшек и RT-q PCR на продукцию вируса и распространение соответственно. Результаты показали, что ивермектин является мощным ингибитором DENV2 (Новая Гвинея C) с EC50 0,5 мкМ, и он не был цитотоксичным в используемых концентрациях [23]. В Таиланде было зарегистрировано клиническое испытание фазы III против DENV-инфекции, в котором однократная суточная пероральная доза ивермектина была признана безопасной, однако окончательные результаты [15] еще не опубликованы.

Вирус Хендра (HEV)

В исследовании in vitro исследователи изучали эффективность ивермектина в отношении HEV, генипавируса , принадлежащего к семейству Paramyxoviridae, и вируса с одноцепочечной РНК отрицательного смысла. Основная патогенность этого вируса частично связана с его способностью подавлять реакцию хозяина на интерферон 1 типа, продуцируя полицистронный ген p. В этом исследовании исследователи показали, что HEV динамически перемещается между ядром и цитоплазмой через IMP α1.Исследование показало, что ивермектин подавлял инфекцию HEV в клетках млекопитающих и даже уменьшал вирус в пять раз в неоптимизированной однократной дозе 10 мкМ без цитотоксичности лекарства. Исследователи пришли к выводу, что ивермектин может быть эффективным при лечении инфекции HEV, подавляя передачу вируса с помощью IMP α1 / β1 [28].

Вирус Ньюкасла

В другом исследовании in vitro и in vivo Azeem et al. изучили цитотоксичность ивермектина и его потенциальное противовирусное действие на вирус Ньюкасла, одноцепочечный РНК-вирус отрицательного смысла из семейства парамиксовирусов, на клеточную линию первичных фибробластов цыплят и 9-дневный куриный эмбрион, соответственно.В этом исследовании ивермектин тестировался в концентрациях 6,25, 12,5, 25, 50, 100 и 200 мкг мл -1 , и результаты показали, что лекарство в концентрации 100 мкг мл -1 или выше обладало цитотоксическим действием. Однако он был безопасен при концентрациях 50 мкг / мл –1 или меньше, цитотоксичность препарата не наблюдалась, и была отмечена противовирусная активность от умеренной до слабой [29].

Вирус венесуэльского энцефалита лошадей (VEEV)

Lundberg et al. оценили эффективность ивермектина как ингибитора импорта α / β1 в клетках, инфицированных VEEV.Это оболочечный несегментированный одноцепочечный вирус с положительной РНК из рода Alphavirus , семейства Togaviridae. Препарат уменьшал связанный с ядром капсид, титр вируса и цитопатические эффекты (ЦПЭ), вызванные вирусом. Хотя наблюдалось ограниченное снижение репликации вируса, оно не было значительным [30].

На основании результатов предыдущего исследования, впервые в исследовании in vitro, исследователи изучили влияние ивермектина на VEE C, используя дизайн лекарственного средства на основе структуры in silico.Результаты показали снижение репликации вируса, помимо уменьшения накопления в ядрах капсидного белка (Cap) в инфицированных клетках. В этом исследовании, в котором использовались инфицированные вирусом VEEVC клетки Vero, изучалось действие ивермектина вместе с двумя другими препаратами. В концентрации 1 мкМ ивермектин снижал титр вируса в меньшей степени, чем два других препарата, и исследователи обнаружили, что противовирусный механизм действия лекарств осуществляется через взаимодействие IMP α / β1: C NLS [31].

Вирус чикунгунья (CHIKV), вирус леса Семлики (SFV) и вирус Синдбис (SINV)

При исследовании клеток почек детенышей хомячка или линии клеток BHK-21, инфицированных CHIKV, которая представляет собой оболочечный, положительно-смысловой, одиночный -цепочечная РНК вируса из рода Alphavirus семейства Togaviridae, ивермектин ингибировал вирусную инфекцию и устранял сигнал люциферазы без значительной лекарственной токсичности (значение P <0.001) [32].

Кроме того, как в инфицированной клеточной линии BHK-21, так и в гепатоцеллюлярном Huh-7.5 человека, люциферазу измеряли через 16 и 18 часов, соответственно, и результаты показали резкое снижение репликации вируса в гепатоцеллюлярных клетках человека Huh-7.5. Результаты также показали, что ивермектин является мощным ингибитором продукции РНК как с положительной, так и с отрицательной цепью. В инфицированных клетках наблюдалось сильное снижение экспрессии вирусного белка даже при высоком MOI. В этой статье ивермектин был очень эффективным в подавлении производства вируса по сравнению с необработанными образцами с ~ 4 log в качестве мощного противовирусного ингибитора.Кроме того, ивермектин при использовании между 1,5 ч до и во время заражения снижал титр SFV на 2,3 log в инфицированных клетках по сравнению с неинфицированными клетками, но не проявлял подобного эффекта в более поздние моменты времени. Подобно клеткам, инфицированным CHIKV, ивермектин постепенно терял свою эффективность при добавлении к более поздним временным точкам. Однако, когда он был добавлен до или одновременно с заражением, он подавлял титры вируса на 2 log [32]. Опять же, как указывалось в предыдущих исследованиях [25], можно сделать вывод, что введение ивермектина может быть эффективным на ранних стадиях инфекции и может быть рекомендовано для профилактики или лечения ранних стадий вирусной инфекции, а не запущенных форм.Конечно, для подтверждения этого утверждения необходимы исследования на людях и клинические испытания.

В том же исследовании [32] обработка ивермектином клеток, инфицированных другими альфавирусами, включая SFV и SINV, уменьшала продукцию вируса по сравнению с неинфицированными клетками. Лечение ивермектином также показало ингибирующий эффект на вирус за счет снижения титров вируса на 4 log в YFV. Все эти данные свидетельствуют о сильном противовирусном эффекте ивермектина, поскольку он способен эффективно снижать синтез вирусной РНК, экспрессию вирусного белка РНК и образование зрелых вирионов в инфицированных клетках с CHIKV.Авторы пришли к выводу, что эффект ивермектина обусловлен его ингибирующими свойствами в отношении двух альфавирусов, включая SFV и SINV, а также его более сильным ингибирующим действием на YFV.

Вирус птичьего гриппа A

В исследовании in vitro с использованием клеток гепатоцеллюлярной карциномы курицы, инфицированных вирусом птичьего гриппа A, который представляет собой одноцепочечный сегментированный РНК-вирус с отрицательным смыслом из семейства Orthomyxoviridae, лечение 10 мкМ ивермектина полностью предотвращает ядерную передачу различных типов вирусных рибонуклеопротеидных комплексов [33].

Вирус репродуктивного и респираторного синдрома свиней (PRRSV)

В другом исследовании in vitro противовирусного действия ивермектина в субцитотоксических дозах на культивируемые клетки альвеолярных макрофагов свиней, инфицированные вирусом PRRSV, который представляет собой оболочечный вирус с положительной цепью РНК из Arteriviridae клетки подвергались воздействию ивермектина в концентрации 1–15 мкМ за 1 час до заражения, а также в течение всего периода вирусной инфекции. Ингибирующий эффект ивермектина на размножение вируса был очевиден, и ивермектин значительно снижал CPE, вызванный вирусом, и экспрессию вирусного гена в зависимости от дозы.В самой высокой дозе, 15 мкМ, ивермектин вызывал значительное снижение количества инфицированных вирусом клеток с максимальным ингибированием 95%. В этом исследовании эффективная доза препарата, подавляющая 50% вирусных инфекций (ED 50 ), составляла 6,7 мкМ, и авторы пришли к выводу, что ивермектин эффективно ингибирует пролиферацию вируса PRRSV. Влияние ивермектина на снижение продукции вируса снижалось со временем заражения, так что в дозе 15 мкМ препарата за 1 час до заражения одновременно с инфицированием и 1, 2, 4 и 12 HPI продукция вируса снижалась с От 80 до 42%.В 24 HPI не наблюдалось значительных изменений в распространении вируса РРСС. На основании этих результатов авторы пришли к выводу, что ивермектин как противовирусный препарат эффективен в инициировании вирусной инфекции. Ивермектин вызвал значительное снижение титра вируса, что указывает на то, что лекарство ингибирует оптимальное высвобождение потомства вируса из естественной клетки-хозяина, но не ингибирует процесс проникновения вируса. Сильный ингибирующий эффект ивермектина на внутриклеточную экспрессию белка N PRRSV, который привел к снижению его экспрессии на 90%, указывает на специфическую функцию ивермектина против трансляции вирусного белка во время репликации вируса.Количество белка N PRRSV в ядре инфицированных клеток, обработанных ивермектином, существенно не изменилось, что указывает на неспособность препарата ингибировать ядерную / ядрышковую локализацию N. Препарат также оказывал ингибирующее действие на геномную РНК и субгеномную мРНК. Исследователи признали, что ивермектин может нарушать оптимальный синтез вирусной РНК, оказывая свое влияние на неструктурную протеин-10-геликазу, которая обладает АТФ-зависимой геликазной активностью в вирусе PRRSV, но для подтверждения этой гипотезы необходимы дополнительные исследования [34].

Вирус иммунодефицита человека типа 1

ВИЧ-1 представляет собой вирус с одноцепочечной РНК, принадлежащий к роду Lentivirus в семействе Retroviridae. В исследовании in vitro исследователи оценили эффекты ивермектина как ингибитора переноса ядерного белка ВИЧ-1. Результаты показали, что ивермектин снижает связывание NLS-содержащего белка с помощью IMP α / β и ингибирует это взаимодействие при низких концентрациях (полумаксимальная ингибирующая концентрация [IC 50 ]: 4.8 мкМ). Ивермектин значительно снижал накопление GFP-IN в ядре на значение P = 0,003 по сравнению с необработанной контрольной группой, а также значительно снижал (значение P <0001) ядерное накопление слитого белка Op-T-NLS, меченного GFP. Однако это исследование показало, что ивермектин не смог контролировать ядерное накопление фактора-1 теломерных повторов (GFP-TRF), поскольку IMPβ1 является единственным способом переноса его в ядро ​​клетки. Исследователи пришли к выводу, что ивермектин не является специфическим ингибитором α / β взаимодействия IN -IMP, но, по-видимому, он является специфическим ингибитором грузов, которые зависят от гетеродимера, который переносится в ядро.В исследовании сделан вывод, что ивермектин является ингибитором ядерного транспорта через IMPα / β, но не влияет на перенос ядра только через IMPβ1, а также ивермектин полностью ингибирует ядерный импорт активного белка интегразы ВИЧ-1 в качестве критического компонента прединтеграционного комплекса. [35].

Кайли и др. в исследовании инфицированных клеток цервикальной аденокарциномы человека (Hela) было показано, что ивермектин в высоких концентрациях (25–50 мкМ) оказывает ингибирующее действие на пролиферацию ВИЧ-1. Это достигается путем ингибирования передачи вирусных белков между цитоплазмой клетки-хозяина и ее ядром, который зависит от IMP α / β1.Исследователи показали, что ивермектин ингибирует ядерную агрегацию интегразы ВИЧ-1 [21].

Противовирусное действие ивермектина на ДНК-вирусы

Лошадиный герпесвирус типа 1 (EHV-1)

В ряде исследований изучалось противовирусное действие ивермектина на некоторые ДНК-вирусы. В исследовании in vitro первичных нейронов мыши, инфицированных двумя разными штаммами EHV-1, который представляет собой двухцепочечный ДНК-вирус, ивермектин с разными концентрациями не влиял на пролиферацию штамма Rac-H, но снижал пролиферацию штамма Jan-E. .Эти данные свидетельствуют о том, что разные штаммы EHV-1 используют разные рецепторы для проникновения в ядро. Кроме того, поскольку ивермектин подавлял распространение только штамма Jan-E, необходимы дальнейшие исследования для изучения противовирусного действия ивермектина на этот вирус. Результаты исследования предполагают роль IMP α / β помимо других рецепторов, участвующих в ядерном импорте в EHV-1 [36].

Вирус псевдобешенства (PRV)

Lv et al. исследовали противовирусное действие ивермектина на оболочечный вирус свиней на основе двухцепочечной ДНК, называемый PRV, который является членом подсемейства альфа-герпесвирусов [37].Вирус вызывает пожизненную инфекцию у свиней, а его фермент ДНК-полимераза состоит из двух субъединиц, называемых UL30 и UL42 [38, 39].

Субъединица UL42, как обнаружено, имеет IMP-α / β-опосредованный двудольный NLS, который переносит обе субъединицы в ядро ​​клетки [39]. Исследование инфицированных клеток почек хомяка (клетки BHK-21) показало, что ивермектин не вызывает цитотоксических эффектов при концентрациях <3 мкМ. Но при увеличении концентрации лекарства до 5 мкМ клетки проявляли цитотоксическое действие лекарства в виде резкого снижения активности клеток.CPE вирусной инфекции наблюдали в необработанных клетках 24 HPI и в клетках, обработанных 0,5 мкМ ивермектина в 48 HPI. В 72 HPI умеренный CPE был обнаружен в инфицированных клетках, обработанных 1,5 или 2,5 мкМ ивермектином, что указывает на замедленную пролиферацию вируса. В этом исследовании ивермектин не ингибировал адсорбцию PRV в клетках, поскольку титры вируса были одинаковыми в разных группах. Однако добавление ивермектина после заражения снижает количество бляшек и титры вируса. Ивермектин ингибировал проникновение дополнительной субъединицы ДНК-полимеразы UL42 в ядро, так что с увеличением концентрации лекарственного средства в ядре наблюдалось меньшее количество UL42 по методу вестерн-блоттинга.Хотя ивермектин ингибировал перенос UL42 в ядро ​​через NLS, он не снижал экспрессию UL42 в цитоплазме. В модели инфицированных вирусом мышей ивермектин значительно снижал вирусную нагрузку в головном мозге и почках всех животных, и это снижение было более значительным в почках, главном органе, участвующем в метаболизме ивермектина. Помимо снижения титров вирусов в органах животных, их клинические показатели и смертность уменьшались по мере увеличения концентрации лекарственного средства.Наконец, исследователи пришли к выводу, что ивермектин можно использовать в качестве потенциального противовирусного препарата против PRV [37].

Полиомавирус BK (BKPyV)

Как упоминалось ранее, исследование Wagstaff et al. [21] показали, что ивермектин способен специфически ингибировать путь переноса ядра через IMP α / β [36]. Основываясь на этом механизме, Bennet et al. исследовали влияние ивермектина на BKPyV, небольшой двухцепочечный ДНК-вирус без оболочки и член семейства Polyomaviridae, в инфицированных эпителиальных клетках проксимальных канальцев почек.Качественное исследование с использованием метода полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией после обработки инфицированных клеток 10 мкМ ивермектина показало снижение уровней мРНК большого Т-антигена раннего белка, что указывает на снижение экспрессии вирусных генов из-за ингибирования входа в ядро. Этот ингибирующий эффект ивермектина указывает на то, что полиомавирус имеет доступ к ядру посредством активного переноса комплекса ядерных пор [40].

Цирковирус 2 свиней (PCV2)

Ингибирующее действие ивермектина на пролиферацию вируса исследовали на клетках PK-15, инфицированных PCV2, кольцевым однонитевым ДНК-вирусом из семейства Circoviridae.Результаты показали, что ивермектин в концентрациях 50 или 100 мкг / мл -1 не оказывал цитотоксического действия через 24 или 48 ч после обработки, но при концентрации 200 мкг / мл -1 жизнеспособность клеток значительно снижалась (значение P ≤ 0,05). Также в первых 24 HPI ивермектин снижал вирусную нагрузку на 41% и 28,2% при концентрациях 50 и 100 мкг / мл -1 соответственно. Однако в 48 HPI ивермектин снижал вирусную нагрузку на 28,8% и 15,7% соответственно при тех же концентрациях, что указывает на снижение эффективности препарата в более поздние сроки [41], как было указано в предыдущих исследованиях противовирусных эффектов ивермектин [25, 32].

Также в инфицированных клетках PK-15 ивермектин снижал экспрессию вирусного Cap, который имеет NLS для проникновения в ядро ​​инфицированной клетки. Добавление ивермектина в культуральную среду значительно снижало количество инфицированных вирусом клеток, и после лечения Cap, вызванный инфекцией PCV2, обнаруживался только в цитоплазме, а не в ядре [41].

Инфицированные поросята, получавшие ивермектин, показали значительное снижение (значение P ≤ 0,05) виремии и вирусной нагрузки в тканях.При исследовании паховых лимфатических узлов (ПЛН) у инфицированных поросят, получавших ивермектин, наблюдаемые поражения были более мягкими, и наблюдалась четкая разница в количестве лимфоцитов в лимфатических узлах и интенсивности инфильтрации гистиоцитов [41].

Комплексный анализ оптической плотности вируса ЦВС2 показал значительное снижение вирусных сигналов в ИЛН (значение P ≤ 0,05) после лечения ивермектином. Наконец, авторы пришли к выводу, что ивермектин ингибирует проникновение Cap и NLS Cap в ILN в ядро, что подтверждает влияние препарата на NLS-опосредованный путь импорта в ядро ​​[41].

Вирус герпесвируса 1 крупного рогатого скота (BoHV-1)

В другом исследовании клеток почек крупного рогатого скота Madin – Darby, инфицированных вирусом BoHV-1 с большой оболочкой и двухцепочечной ДНК из семейства Herpesviridae, ивермектин снижал передачу ядер UL42. путем ингибирования IMP α / β-зависимого переноса ядра и снижения репликации вируса дозозависимым образом, что указывает на то, что UL42 зависит от IMP α / β для переноса ядра. 25 мкМ ивермектин снижал титр вируса на 4 log и подавлял продукцию вирионов на ~ 44%, но не влиял на жизнеспособность клеток в исследуемых дозах.Также ивермектин не влиял на связывание и проникновение вируса в хозяйскую клетку [42].

Границы | Противовирусные и иммуномодулирующие свойства антимикробных пептидов, продуцируемых кератиноцитами человека

Введение

Как самый большой орган человеческого тела, кожа является не только физическим барьером, но также представляет собой первую линию защиты от патогенов окружающей среды, включая вирусы (Robert and Kupper, 1999; Ganz, 2002). Кожа состоит из трех слоев, которые различаются структурно и функционально: эпидермис — самый поверхностный, дерма и гиподерма — самый глубокий.Эпидермис в основном состоит из кератиноцитов на разных уровнях дифференцировки, от базального слоя, состоящего из самых молодых кератиноцитов, все еще делящихся на границе раздела дермы, до кератина, содержащего десквамационные корнеоциты на поверхности кожи. Клетки Лангерганса (LC), специализированный на коже тип дендритных клеток (DC), постоянно исследующие антигены, представляют собой основную иммунную резидентную клетку в эпидермисе (Kubo et al., 2009). Т-клетки, в основном CD8 +, также могут быть обнаружены в самых глубоких слоях, базальном слое и шиповидном слое эпидермиса (Nestle et al., 2009). Наконец, меланоциты, ответственные за пигментацию кожи, составляют последний тип клеток эпидермиса (Nestle et al., 2009). Затем дерма представляет собой более сложную соединительную ткань, состоящую из нескольких специализированных клеток, таких как DC, CD4 + T-хелпер (Th) 1, Th3 и Th27 клетки, γδ T-клетки, макрофаги, тучные клетки и фибробласты, которые все вместе играют роль в иммунном кожном барьере. В отличие от эпидермиса, дерма представляет собой иннервируемую ткань, в которой кровеносные и лимфатические сосуды участвуют в перемещении клеток (Nestle et al., 2009). Наконец, гиподерма — это жировая ткань, в основном состоящая из жировых клеток.

Кератиноциты позволяют, in vivo, и in vitro, , репликацию многих вирусов, таких как альфа-герпесвирусы [вирусы простого герпеса 1 и 2 типа (ВПГ), вирус ветряной оспы (VZV)], арбовирусы, такие как денге (DENV), Зика (ZIKV) и вирусы Западного Нила (WNV), энтеровирусы, вирусы папилломы человека (HPV) и вирус осповакцины (VACV), усиливающие вирусную нагрузку и способствующие распространению вируса в печень, плод или центральную нервную систему (Lim et al. ., 2011; Crack et al., 2012; Puiprom et al., 2013; Сэйерс и Эллиотт, 2016 ; Gourru-Lesimple et al., 2017; Phyu et al., 2017; Duangkhae et al., 2018). Кератиноциты также действуют как иммунные клетки, которые могут инициировать врожденный иммунный ответ для борьбы с вирусной инфекцией (Nestle et al., 2009). Действительно, они экспрессируют широкий спектр рецепторов распознавания образов (PRR), включая поверхностные (-1, -2, -4, -5, -6) или эндосомные (-3, -7, -8, -9). трансмембранные Toll-подобные рецепторы (TLR). Они также обладают цитозольными сенсорами, такими как индуцируемый ретиноевой кислотой ген I (RIG-I) — подобные рецепторы (RLR): ген 5, связанный с дифференцировкой меланодермы (MDA5), ген, индуцируемый ретиноевой кислотой (RIG-I) и лаборатория генетики и физиологии 2. (LGP2) или цитозольный ДНК-рецептор циклической GMP-AMP-синтазы (cGAS) (Almine et al., 2017; Nestle et al., 2009). Все эти PRR воспринимают ассоциированные с патогенами молекулярные паттерны (PAMP), которые, в случае вирусов, представляют собой нуклеиновые кислоты и структурные или неструктурные белковые мотивы, консервативные среди патогенов (Yong and Luo, 2018). Для РНК-вирусов, таких как арбовирусы и энтеровирусы, основными PRR, участвующими в обнаружении вирусной инфекции, являются TLR 3 и 7 и RLR RIG-I и MDA5, выявляющие одноцепочечные вирусные геномы или двухцепочечные промежуточные продукты репликации в эндосомах и цитоплазма соответственно.Активация этих PRR запускает сигнальные пути, ведущие к продукции интерферонов (IFN), провоспалительных хемокинов, цитокинов и антимикробных пептидов (AMP), которые являются ключевыми участниками врожденного иммунного ответа Kalali et al., 2008; Nestle et al., 2009; Такеучи и Акира, 2009 г .; Welte et al., 2009 ; Aguirre et al., 2012; Дальпке, Хельм, 2012; Гарсия и др., 2017). Затем секретируемые провоспалительные медиаторы участвуют в привлечении моноцитов, макрофагов, полиморфноядерных нейтрофилов (PMN) и DC к месту вирусной инфекции (Schmid and Harris, 2014; Pingen et al., 2016; Шариф и др., 2016). Эти клетки являются стражами врожденного иммунитета, играющими решающую роль в активации врожденного и адаптивного противовирусного иммунитета. Например, после активации вирусным антигеном LC и DC начинают мигрировать в дренирующий лимфатический узел, чтобы примировать Т-клетки и вызвать иммунную память (Johnston et al., 1996, 2000; Kubo et al., 2009). Другие клетки кожи также могут способствовать возникновению врожденного иммунного ответа. Было высказано предположение, что меланоциты вносят вклад в фагоцитоз вирусных патогенов, представляя антигены компетентным иммунным клеткам или производя цитокины и хемокины (Gasque and Jaffar-Bandjee, 2015).В целом, эти данные подчеркивают перекрестные помехи между различными типами клеток кожи для создания противовирусной среды. Таким образом, так же, как респираторный, генитальный или пищеварительный эпителий, кожный эпителий представляет собой интерфейс между организмом и внешней средой, подверженной воздействию многих микроорганизмов, функционируя как физический, но также как иммунологический барьер (Grice and Segre, 2011). Следовательно, противомикробная защита важна для сохранения «асептики» глубоких тканей кожи.С этой целью AMP, представляющие собой небольшие пептиды, синтезируемые и секретируемые клетками кожи и железами, проявляют противогрибковую, антибактериальную, а также прямую и непрямую противовирусную активность (Zasloff, 2002). Действительно, они могут напрямую инактивировать вирусные частицы или ингибировать репликацию вируса (Wilson et al., 2013). AMP также могут проявлять непрямую противовирусную активность, модулируя иммунный ответ хозяина. Они могут индуцировать выработку цитокинов и хемокинов, демонстрируя как надлежащую провоспалительную активность, так и потенцируя воспалительную реакцию, вызванную инфекцией.AMP могут также проявлять химиоаттрактантную активность в отношении иммунных клеток в месте инфекции, способствуя выведению вируса (De et al., 2000; Koczulla and Bals, 2003; Tjabringa et al., 2006; Lai and Gallo, 2009; Mookherjee et al. др., 2009).

Цель этого обзора — обобщить текущие знания о прямых противовирусных и иммуномодулирующих свойствах антимикробных пептидов кератиноцитов человека.

Основные характеристики антимикробных пептидов, продуцируемых кератиноцитами человека, и экспрессия в контексте вирусной инфекции

Противомикробные пептиды — это небольшие пептиды, обычно содержащие менее 100 аминокислот, с большим структурным разнообразием (Lehrer and Ganz, 1999; Lei et al., 2019). Они могут образовывать α-спирали, богатые цистеином складчатые β-слои с одним или несколькими дисульфидными мостиками или быть относительно неструктурированными пептидами, содержащими высокий процент одного определенного типа аминокислоты (Lehrer and Ganz, 1999). Известно, что кератиноциты человека продуцируют и секретируют по меньшей мере девять AMP: кателицидин человека LL-37, β-дефензины человека 1–4 типов, псориазин (S100A7), кальпротектин (S100A8 / 9), коебнеризин (S100A15) и РНКазу 7 (Braff et al., 2005; Lai, Gallo, 2009). Их экспрессия может быть конститутивной или индуцируемой, проявляя повышенную экспрессию в случае таких стимулов, как инфекция или воспаление.Кроме того, инкубация первичных кератиноцитов человека с провоспалительными цитокинами может стимулировать синтез AMP (Guilloteau et al., 2010; Firat et al., 2014).

Кателицидин человека LL-37

LL-37 является единственным известным кателицидином человека, хотя пептиды этого большого семейства были выделены из многих видов, не относящихся к человеку. Этот амфипатический α-спиральный пептид вырабатывается кератиноцитами человека при воспалительных заболеваниях, таких как псориаз, красная волчанка и контактный дерматит, когда его концентрация может достигать 20 мкг / мл (Frohm et al., 1997; Брафф и др., 2005; Currie et al., 2013). Его повышающая регуляция также была описана во время инфекций кератиноцитов человека HSV-2 и DENV (Ogawa et al., 2013; López-González et al., 2018). Более того, экспрессия LL-37 в сочетании с hBD-3 также увеличивалась в эпидермальных и кожных поражениях пациентов, страдающих саркомой Капоши, вызванной вирусом герпеса человека 8 (HHV-8), по сравнению с нормальной кожей здоровых людей в контрольной группе (Fathy et al. , 2012). Наконец, секреция LL-37 наблюдалась во время инфицирования респираторного эпителия риновирусом человека (HRV) C, вирусом гриппа A (IAV) / h2N1 и респираторно-синцитиальным вирусом (RSV) (Hansdottir et al., 2008; Бода и др., 2018). В супернатанте культуры клеток инфицированного носового эпителия секреция LL-37 составляла от 10 до 25 нг / мл. Интересно, что его секреция не была обнаружена после инфицирования HRV-B и коронавируса (HCoV-) OC43, потенциально связанного с различным клеточным тропизмом этих двух видов вирусов (Boda et al., 2018).

β-дефенсины

Дефенсины представляют собой небольшие молекулы, состоящие из 24–42 аминокислот, характеризующиеся β-пластинчатой ​​структурой с 3 дисульфидными связями. У человека дефенсины делятся на α-дефенсины, называемые пептидами нейтрофилов человека (hNP), и β-дефенсины (hBD), экспрессируемые в миелоидных и эпителиальных клетках.Существует около 37 hBD (Wilson et al., 1999; Holly et al., 2017). Четыре (от hBD-1 до -4) обнаруживаются в эпидермисе. Было показано, что многие вирусы стимулируют экспрессию и / или секрецию hBD в эпителиальных клетках, хотя противовирусная активность этих пептидов не всегда была продемонстрирована (Frohm et al., 1997). Было показано, что в кератиноцитах человека инфекции VACV, DENV и HSV-2 индуцируют экспрессию hBD-1, hBD-2, -3 и hBD-4 соответственно (обзор в Surasombatpattana et al., 2011; Wilson et al., 2013). Инфекция HPV также увеличивает экспрессию hBD-1 до -3 в поражениях эпителия полости рта у пациентов с рецидивирующим респираторным папилломатозом (Chong et al., 2006). Затем продукция hBD была продемонстрирована в образцах вульвовагинальной биопсии остроконечных кондилом, а также в амниотических эпителиальных клетках человека, инфицированных ВПЧ (Erhart et al., 2011; Szukiewicz et al., 2016). Интересно, что экспрессия hBD-2 парадоксальным образом снижена в карциномах, индуцированных ВПЧ, потенциально определяя механизм ускользания вируса от иммунного ответа хозяина, возникающего во время канцерогенеза (Hubert et al., 2007). Инфекция вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-1) типа 1 также индуцировала экспрессию hBD-2 и -3, но не hBD-1, в эпителиальных клетках ротовой полости человека (Quiñones-Mateu et al., 2003). В клетках респираторного эпителия, инфицированных in vitro , продукция hBD-2 и hBD-3 стимулируется репликацией нескольких серотипов HRV из видов HRV-B и -C. In vivo , удвоение концентрации hBD2, со 150 нг / мл до более чем 300, было оценено через 48 часов после инфицирования в мазках из носа пациентов, инфицированных HRV-A16 (Proud et al., 2004). Точно так же инфекции IAV / h2N1, а также RSV вызывали огромное увеличение секреции hBD-2, тогда как HCoV-OC43 — нет (Kota et al., 2008; Boda et al., 2018). В эпителиальных клетках кишечника энтеровирусная (EV) инфекция усиливает секрецию hBD-3, но не секрецию α- и других β-дефенсинов (Chen et al., 2018). В свежих мононуклеарных клетках периферической крови, другом главном источнике продукции hBD у человека, только мРНК, кодирующие hBD-1, были обнаружены в нестимулированных клетках из четырех известных hBD (Oppenheim et al., 2003). Его экспрессия может быть затем индуцирована уже через 3 часа после инфицирования IAV, вирусом Сендай или, в гораздо меньшей степени, HSV-1 (Ryan et al., 2011). Наконец, было продемонстрировано, что концентрации hBD повышаются после воздействия вирусов гепатита B (HBV) и C (HCV), а также вируса крымско-конголезской геморрагической лихорадки (CCHFV) (Bai et al., 2015; Aksoy et al., 2016; Маттар и др., 2016а). Было показано, что концентрации hBDs были значительно выше в сыворотках пациентов, инфицированных HCV, от 900 до 21120 нг / мл, по сравнению с контролем, где они были менее 60 нг / мл (Mattar et al., 2016а). Таким же образом уровни hBD2 в сыворотке крови были значительно увеличены у пациентов, инфицированных CCHFV, по сравнению со здоровым контролем и были в три раза выше у пациентов с нефатальным развитием болезни, чем у пациентов со смертельным исходом (89 480 против 30 580 нг / мл. ), что свидетельствует о защитной роли пептида во время инфекции (Aksoy et al., 2016).

Пептиды семейства S100

Пептиды семейства

S100 характеризуются двумя сайтами связывания кальция, которые также могут хелатировать цинк и марганец.Это семейство объединяет 25 молекул, среди которых псориазин S100A7, кальпротектин S100A8 / 9 и кебнеризин S100A15 продуцируются кератиноцитами (Celis et al., 1990; Zhu et al., 2013). Конститутивная экспрессия псориазина S100A7 низкая в нормальной коже взрослого человека в диапазоне от 5 до 46 нг / см 2 относительно области человеческого тела (Gläser et al., 2005). Его экспрессия может усиливаться в стимулированных кератиноцитах, как при псориазе (Gläser et al., 2005). И наоборот, высокие уровни экспрессии были обнаружены в коже плода, что свидетельствует о потенциально защитной роли врожденной иммунной системы новорожденного (Yoshio et al., 2003). Помимо антимикробной активности, S100A7 связан с заживлением ран, миграцией нейтрофилов, образованием активных форм кислорода (АФК), высвобождением антимикробных пептидов и выработкой цитокинов / хемокинов (Niyonsaba et al., 2008; Kozlyuk et al., 2019). Далее сообщалось, что S100A7 сверхэкспрессируется в опухолях молочной железы и мочевого пузыря, предполагая, что он может играть роль в регуляции роста, выживания и дифференцировки клеток (Watson et al., 1998; Ostergaard et al., 1999). Что касается вирусных инфекций, экспрессия псориазина индуцируется в вульвовагинальных и шейных поражениях, связанных с ВПЧ (Erhart et al., 2011; Alvendal et al., 2019). Кальпротектин S100A8 / 9 представляет собой гетеродимер, состоящий из кальгранулина A (S100A8 или связанный с миелоидом белок 8) и кальгранулина B [S100A9 или белок, связанный с фактором ингибирования миграции 14 (MRP14)]. В нормальном эпидермисе S100A8 и S100A9 экспрессируются на низких уровнях, но при воспалительных заболеваниях кожи, таких как псориаз, красный плоский лишай и красная волчанка, или во время заживления ран, их экспрессия сильно индуцирована (Gabrielsen et al., 1986; Kunz et al. ., 1992; Thorey et al., 2001). Более того, экспрессия S100A8 / 9 была идентифицирована как общий признак опасности активированных кератиноцитов, поскольку его экспрессия может быть индуцирована в ответ на широкий спектр кожных стрессов, включая снятие ленты, воздействие детергента, ультрафиолетовое излучение или стимуляцию цитокинов (IL-1α, IL-22) (Boniface et al., 2005; Ehrchen et al., 2009). Эта сверхэкспрессия предотвращает пролиферацию кератиноцитов, но запускает дифференцировку клеток (Ryckman et al., 2003; Voss et al., 2011). Также было показано, что экспрессия кальпротектина повышается в эпителиальных клетках во время вирусных инфекций коронавирусом и ВПЧ с противовирусными свойствами против ВПЧ типа 16 (Reghunathan et al., 2005; Тугизов и др., 2005). Наконец, koebnerisin S100A15, который имеет последовательность, почти идентичную последовательности псориазина, сверхэкспрессируется при псориатических поражениях кожи и известен своими провоспалительными и хемотаксисными свойствами (Wolf et al., 2011). Заражение Escherichia coli также модулирует его экспрессию в кератиноцитах посредством распознавания патогена TLR4 (Büchau et al., 2007). Насколько нам известно, экспрессия S100A15 в контексте вирусной инфекции до сих пор никогда не изучалась.

РНКаза 7

Хотя РНКазу 7 обычно считают АМП, на самом деле это более крупный белок с массой 14,5 кДа, состоящий из 128 аминокислот и принадлежащий к суперсемейству РНКаз А. РНКаза 7 проявляет мощную рибонуклеазную активность, и ее экспрессия в коже является как конститутивной, так и индуцируемой в воспалительном и инфекционном контексте (Harder and Schroder, 2002; Simanski et al., 2013; Firat et al., 2014). В нормальной коже концентрация РНКазы 7 варьируется в зависимости от области тела от 0 до 0.От 17 нг / см 2 в ладонях до 1,28 нг / см 2 в коже ног (Rademacher et al., 2016). Концентрация РНКазы 7 повышается у пациентов с псориатическим, атопическим дерматитом и дерматофитными поражениями кожи (Becknell and Spencer, 2016). Исследования in vitro продемонстрировали, что лечение первичных кератиноцитов провоспалительными цитокинами, такими как IL-17A, TNF-α, IL-1β и IFN-γ, или их инфицирование Pseudomonas aeruginosa , Staphylococccus aureus , Staphylococcus epidermidis , Corynebacterium amycolatum, Escherichia coli , Enterococcus faecium или дерматофит Trichophyton rubrum индуцировал экспрессию РНКазы 7 (обзор: Becknell and Spencer, 2016; Rademacher et al., 2019). Было также показано, что инфекция кератиноцитов DENV индуцирует экспрессию гена РНКазы 7 (Surasombatpattana et al., 2011).

Основные характеристики AMP кератиноцитов приведены в таблице 1.

Таблица 1. Основные характеристики антимикробных пептидов, синтезируемых кератиноцитами.

Противовирусная активность кератиноцитов AMPS

Сообщалось о противовирусной активности LL-37 против многих вирусов, как незащищенных, так и покрытых оболочкой, как описано ранее (Barlow et al., 2014; Ахмед и др., 2019a; Брайс и Даймонд, 2019). В частности, было показано, что LL-37 ингибирует вирусы, которые размножаются в коже, такие как HSV-1 и -2, VZV, HHV-8, DENV, ZIKV, HPV16 или VACV (Howell et al., 2004; Buck et al. ., 2006; Hazrati et al., 2006; Crack et al., 2012; Alagarasu et al., 2017; Brice et al., 2018; He et al., 2018). Дальнейшая противовирусная активность была выявлена ​​против вирусов, вызывающих кишечные инфекции, таких как вирус Aichi A, респираторных заболеваний, таких как IAV, RSV и HRV, и инфекций глазного эпителия, таких как аденовирусы (Gordon et al., 2005; Barlow et al., 2011; Uchio et al., 2013; Harcourt et al., 2016; Schögler et al., 2016; Findlay et al., 2017; Соуза и др., 2017; Вилас Боас и др., 2017). In vitro также описано ингибирование HCV в клетках HuH-7 карциномы гепатоцитов и ВИЧ в мононуклеарных клетках периферической крови (PBMC), включая CD4 + T-клетки (Bergman et al., 2007; Matsumura et al., 2016). In vivo , мышиный аналог LL-37, mCRAMP, снижает тяжесть заболевания и репликацию IAV в легких инфицированных мышей в той же степени, что и ингибиторы нейраминидазы (Barlow et al., 2011).

В контексте кожных инфекций противовирусные свойства hBD были продемонстрированы против HSV, VZV и VACV, аналогично LL-37, но также против EV-71 и вируса Коксаки (CV) A16, основных этиологических агентов кисты, стопы. и заболевание полости рта (Hazrati et al., 2006; Howell et al., 2004; Crack et al., 2012; Chen et al., 2018). hBD-3 и, в меньшей степени, hBD-1 проявляли активность против HSV-2, тогда как hBD-2 не только уменьшал репликацию VZV в клетках HaCat, линии клеток кератиноцитов (Hazrati et al., 2006; Scudiero et al., 2010). Более того, hBD-3, но не hBD-2, значительно снижал экспрессию ДНК-зависимой РНК-полимеразы VACV и количество вирусных бляшек в линии клеток почки африканской зеленой мартышки BS-C-1 в зависимости от концентрации из 5 мкМ (Howell et al., 2007). Наконец, добавление рекомбинантного hBD-3 к клеткам аденокарциномы толстой кишки HT-29 ингибировало инфекцию EV-71, CV-A16, CV-B5 и полиовирус 1. Однако репликация энтеровируса не нарушалась в генетически модифицированных клетках HT-29, сверхэкспрессирующих hBD-3 внутриклеточно, что свидетельствует о внеклеточной противовирусной активности пептида (Chen et al., 2018). Что касается других видов вирусов, hBD-1 и, что более заметно, hBD-2 нейтрализовали инфекционность штамма Phil82 IAV (Doss et al., 2009). Противовирусная активность hBD-2 была также показана против RSV и вируса парагриппа человека 3 типа (HPIV-3) (Kota et al., 2008). Обработка эпителиальных клеток легкого человека A549 4 мкг / мл hBD-2 снижала титры вирусов RSV и HPIV-3 более чем в 100 раз, тогда как обработка hBD-1 не оказывала никакого эффекта против этих двух респираторных вирусов (Kota et al., 2008) . Кроме того, было показано, что hBD-1 — -3 делает менее инфекционные частицы вириона ВИЧ-1.Интересно, что этот эффект был выше при сочетании hBD-2 и hBD-3, чем эффект от пептидов, добавленных по отдельности (Quiñones-Mateu et al., 2003; Sun et al., 2005). Наконец, hBD-1 — -4, используемый в дозах 10, 20 и 50 мкг / мл, снижает экспрессию гена HCV и цитотоксичность, связанную с инфекцией, в PBMC и клеточной линии печени HuH7.5 (Mattar et al., 2016b). Напротив, другие исследования, направленные на описание противовирусных свойств hBD, не обнаружили активности или практически не обнаружили ее. Например, пептиды hBD-1 и hBD-2 не влияли на инфекцию HPV16 линии клеток рака шейки матки HeLa (Buck et al., 2006). Однако полиморфизм в гене DEFB1, кодирующем hBD-1, был связан с более высокой восприимчивостью к инфекции HPV, тем не менее предполагая роль этого пептида в противовирусном ответе. Таким же образом вирусы BK и JC не подавлялись или подавлялись незначительно с помощью hBD-1 и hBD-2, в то время как hBD-2 оказался неэффективным против ВСР (Dugan et al., 2008). В целом, противовирусные свойства hBD иногда ограничиваются конкретным видом вируса, предполагая определенный механизм действия в зависимости от структуры вирусной частицы или цикла ее репликации.Наконец, их способность подавлять вирусную инфекцию обычно ниже, чем у LL-37 или других дефенсинов.

Насколько нам известно, противовирусная активность псориазина S100A7, кальпротектина S100A8 / 9 и кебнеризина S100A15 до сих пор никогда не изучалась, несмотря на индукцию их экспрессии во время многих вирусных инфекций, как описано выше. Точно так же РНКаза 7, несмотря на ее обилие в коже, индукцию ее экспрессии в воспалительном или инфекционном контексте и ее высокую антимикробную активность, продемонстрировала in vitro против широкого спектра микроорганизмов, таких как грамположительные и грамотрицательные бактерии, такие как Pseudomonas aeruginosa , Staphylococcus aureus , Enterococcus faecium , Mycobacterium vaccae , дрожжи Candida albicans и Pichia pastoris и дерматофит Trichophyton rubrum и другие., 2013; Радемахер и др., 2016). Недавно было сообщено, что РНКаза 7 не способна снизить инфекцию HSV-1 в кератиноцитах (Kopfnagel et al., 2020).

Прямое противовирусное действие кератиноцитов AMPS

AMP

могут подавлять вирусную инфекцию, воздействуя на этапы, предшествующие проникновению вируса в клетку, а также на внутриклеточные этапы репликации вируса (Ahmed et al., 2019a). До проникновения вируса они могут напрямую изменять вирусные частицы, создавая поры внутри вирусной оболочки благодаря своей катионной и амфифильной природе (Hsieh and Hartshorn, 2016).Электронная микроскопия VACV и RSV, подвергшихся воздействию LL-37 и hBD-2 соответственно, показала нарушение вирусной оболочки (Watson et al., 1998; Howell et al., 2004; Niyonsaba et al., 2005; Kota и др., 2008). Связанное с LL-37 ингибирование интернализации HHV-8 в оральных эпителиальных клетках (OEC) основывается на том же механизме. Авторы показали, что LL-37 не изменяет OEC, а вместо этого изменяет вирионы, разрушая вирусную оболочку, а затем предотвращая проникновение вируса в эпителиальные клетки. Это наблюдалось при концентрации 10 мкг / мл, совместимой с концентрациями, измеренными во время воспаления в эпителиальной ткани, достигающей 20 мкг / мл (Currie et al., 2013; Brice et al., 2018). Предварительная инкубация ZIKV, IAV, VACV и HCV с LL-37 или одним из его аналога привела к значительному уменьшению количества активных вирионов, что опять же указывает на изменение вирусной частицы (Ehrchen et al. , 2009; Dean et al., 2010; Tripathi et al., 2013; Becknell, Spencer, 2016; Matsumura et al., 2016; Ulaeto et al., 2016; He et al., 2018). Точно так же hBD, а именно hBD-2, инкубированные с ВИЧ, HPIV и RSV, также снижали инфекционность вирионов, вероятно, из-за проницаемости липидного бислоя вирусной оболочки, поскольку электронная микроскопия показала прямое связывание hBD с вирусными частицами (Quiñones-Mateu et al., 2003; Кота и др., 2008). Сообщается, что эта подобная детергенту роль является основным механизмом противовирусного действия AMP. Однако прямое взаимодействие с AMP также может вызывать внеклеточную агрегацию вирусных частиц, блокирующую проникновение вируса и приводящую к увеличению поглощения вируса фагоцитами. Лечение LL-37 вызывало скопление вируса венесуэльского конского энцефалита (VEEV), тем самым предотвращая инфицирование клеток (Ahmed et al., 2019b; Lai et al., 2011). Наконец, противовирусная активность AMP перед слиянием может быть связана с ингибированием прикрепления вируса к его рецептору на поверхности клетки.LL-37 связывает белок оболочки DENV-2, действующий как ингибитор проникновения (Voss et al., 2011; Alagarasu et al., 2017). LL-37 также предотвращал инфицирование HSV-1 в эпителиальных клетках роговицы, блокируя прикрепление вирусных клеток (Sunahori et al., 2006; Lee et al., 2014). hBD-3 взаимодействовал либо с рецептором HSV на поверхности клетки-мишени, либо с гликопротеином HSV на вирусной оболочке, тем самым вызывая более сильное ингибирование проникновения вируса (Hazrati et al., 2006; Niyonsaba et al., 2008).

В дополнение к этим противовирусным свойствам, основанным на ингибировании проникновения вируса в клетку-мишень, AMP могут препятствовать внутриклеточным стадиям репликации вируса (Hazrati et al., 2006; Нийонсаба и др., 2008; Wilson et al., 2013). Действительно, в нескольких исследованиях сообщалось, что AMP, добавленные после проникновения вируса, могут приводить к экспрессии вирусного гена или ингибированию репликации генома (Howell et al., 2006; Crack et al., 2012; Currie et al., 2013; Sousa et al., 2017). ). Более того, гипотеза о внутриклеточной противовирусной активности AMPs подтверждается тем фактом, что рекомбинантные пептиды, добавленные в среду для культивирования клеток, могут быть интернализованы эпителиальными клетками (Lau et al., 2005). К сожалению, в большинстве случаев точный механизм противовирусной активности AMP после слияния четко не определен.Тем не менее элегантное исследование описало внутриклеточную активность LL-37 против ВИЧ-1, которая происходит за счет прямых белок-белковых взаимодействий с обратной транскриптазой и, в меньшей степени, протеазой (Wong et al., 2011). Напротив, LL-37 не обладал способностью предотвращать транслокацию интегразы ВИЧ-1 из цитоплазмы в ядро, которое является местом его действия. Кроме того, также сообщалось об ингибировании ранней транскрипции ВИЧ-1 с помощью hBD-2 (Klotman and Chang, 2006; Yong and Luo, 2018).В целом, прямые механизмы, с помощью которых AMP ингибируют вирусную инфекцию, остаются малоизвестными, особенно в отношении внутриклеточных стадий репликации. Однако иммуномодулирующие функции AMP изучены лучше, хотя в контексте вирусной инфекции еще предстоит сделать большой прогресс.

Непрямая противовирусная активность посредством модуляции иммунного ответа клетки-хозяина

Индукция экспрессии цитокинов и хемокинов AMP кератиноцитов

Экспрессия антимикробных пептидов, синтезируемых кератиноцитами, увеличивается или индуцируется в контексте воспаления и / или инфекции.В свою очередь, эти пептиды могут стимулировать экспрессию цитокинов и хемокинов из-за их собственных провоспалительных свойств или своей способности потенцировать уже начавшуюся воспалительную реакцию.

Внутренние провоспалительные свойства AMP
Известно, что AMP

обладают внутренними провоспалительными свойствами за счет индукции продукции различных медиаторов воспаления резидентными клетками кожи, такими как кератиноциты, и кожными иммунными клетками, такими как PBMC и PMN.AMP действуют путем связывания клеточных рецепторов, что приводит к активации сигнального пути и усилению экспрессии цитокинов или хемокинов. CC Chemokine Receptor 6 (CCR6), TLR4 и G Protein-Coupled Receptor (GPCR) — это три идентифицированных рецептора, с которыми AMP взаимодействуют, вызывая клеточный воспалительный ответ.

CCR6 представляет собой рецептор, связанный с G-белком с семью трансмембранными доменами, только с одним известным хемокиновым лигандом, CCL-20, который участвует в хемотаксисе DC, Т-клеток памяти и выбранных подтипов B-клеток (Lee and Körner, 2017).Связывание hDB-3 с CCR6 увеличивало экспрессию и высвобождение IL-37 кератиноцитами человека через каспазу-1 и -4, матери против декапентаплегического гомолога 3 (SMAD3), митоген-активированную протеинкиназу (MAPK) и ядерный фактор-каппа B (NF-κB ) активации пути (Smithrithee et al., 2015).

TLR4 обычно распознает бактериальный пептидогликан и липопептиды, а также гликопротеины вирусной оболочки. Его взаимодействие с гомодимерами S100A8 и S100A9 индуцировало секрецию IL-1β, IL-6, INF-γ и TNF-α в человеческих PBMC.Интересно, что связывание гетеродимера S100A8 / S100A9 с TLR4 не индуцирует эту секрецию (Chen et al., 2015). Кроме того, лечение рекомбинантным пептидом S100A8-GST стимулировало макрофаги, снова через активацию TLR4, увеличивая TNF-α, CCL-2, IL-1β, IL-6, IL-12, IL-22, IL-23 и IL- 24 и способствуют их миграции (Рисунок 1; Inoue et al., 2018).

Рис. 1. Схематическое изображение известных механизмов, участвующих во внутренних провоспалительных свойствах LL-37, β-дефенсинов человека (hBD) и пептидов из семейства S100.Хемокиновый рецептор CC 6 (CCR6), Toll-подобный рецептор (TLR) 4 и G-белок-связанный рецептор (GPCR) являются тремя основными рецепторами, идентифицированными для антимикробных пептидов (AMP) на поверхности клетки. AMP оказывают прямое провоспалительное действие ниже связывания рецептора посредством активации нескольких сигнальных путей, включая митоген-активируемые протеинкиназы p38 (MAPK), киназы, регулируемые внеклеточными сигналами (ERK), ядерный фактор-каппа B (NF-κB) и фосфолипазу C (PLC). ), что приводит к продукции цитокинов и хемокинов.Также были описаны некоторые провоспалительные эффекты с участием сигнальных путей p38 и ERK без идентификации вовлеченного рецептора. AMP могут, наконец, модулировать воспалительный ответ, связанный с патоген-ассоциированными молекулярными структурами (PAMP), как это видно с поли (I: C). При совместном введении с поли (I: C) hBD3 приводит к увеличению продукции IFNβ за счет снижения захвата поли (I: C) эндосомами и, таким образом, усиления передачи сигналов через MDA5. LL-37 и поли (I: C) образуют комплекс, который может усиливать или уменьшать передачу сигналов TLR3.

G-белок-связанный рецептор (GPCR) и сигнальный путь фосфолипазы C (PLC) участвуют в опосредованной hBD-2, -3 и -4 индукции IL-6, IL-10, IFN-γ, CXL-10, Экспрессия и секреция CCL-2 и CCL-5 в первичных кератиноцитах человека играет роль в их миграции и пролиферации (Рис. 1; Niyonsaba et al., 2007).

Были описаны другие пути передачи сигналов, активируемые PAMP, экспрессируемыми кератиноцитами, даже если задействованный рецептор не всегда был идентифицирован.Niyonsaba et al. (2005) продемонстрировали, что экспрессия мРНК IL-18 и секреция IL-18 индуцировались стимуляцией кератиноцитов hBD-2, -3, -4, но не -1, и LL-37 посредством фосфорилирования p38 и ERK1 / 2. . Более того, участие p38 и ERK1 / 2 также было описано в продукции IL-6, CXCL-8, CCL-3, CCL-20, TNF-α и ROS в зависимости от дозы и времени после лечения PMN человека с помощью S100A7 (Zheng et al., 2008). Аналогичные результаты были получены при добавлении S100A7 к кератиноцитам, которое увеличивало продукцию CXCL-8, CXCL-10 и CCL20 (Niyonsaba et al., 2008). Было показано, что hBD-2 и, в меньшей степени, hBD-1 и hBD-3 индуцируют экспрессию и секрецию IL-6, IL-10 и CXCL-8 в PBMC дозозависимым образом (Boniotto et al. , 2006). hBD-3 может также стимулировать экспрессию IL-1α, IL-6, CXCL-8 и CCL-18 в дифференцированных макрофагах, а также CXCL-1, CCL-2, CCL-22, MIP-1α, IL-1β. , и VEGF в моноцитах (Jin et al., 2010; Петров и др., 2013). hBD-2 также вызывает секрецию провоспалительных цитокинов лимфоцитами посредством активации путей JNK, MERK / ERK и PI3K / Akt (Kanda et al., 2011). Что касается РНКазы 7, то сообщалось о ее способности индуцировать экспрессию генов, стимулированную IFN-α и IFN, в человеческих плазмоцитоидных DC и PBMC (Kopfnagel et al., 2018). Наконец, продукция TNF-α, IL-1β, IL-6 и CXCL-8, наблюдаемая в моноцитах, стимулированных S100A8 / A9, включала активацию сигнального пути p38 MAPK и NF-κB независимым образом (рис.1; Sunahori et al. , 2006).

Модуляция воспалительного ответа AMP

Помимо того, что они приводят к экспрессии и секреции цитокинов и хемокинов, AMP также могут способствовать усилению или ингибированию воспалительной реакции, индуцированной PAMP.

Полиинозиновая: полицитидиловая кислота [поли (I: C)] представляет собой синтетический аналог двухцепочечной РНК, имитирующий молекулярный паттерн, связанный с репликацией вируса, который, как известно, активирует TLR3, RIG-I и MDA5. Было показано, что LL-37 увеличивает экспрессию мРНК IFNβ-1, индуцированную стимуляцией поли (I: C) в эпидермальных кератиноцитах человека, что приводит к повышенной противовирусной активности против HSV-1 (Takiguchi et al., 2014; Sato et al., 2018) . Lai et al. (2011) продемонстрировали, что это LL-37-зависимое усиление воспалительной реакции требует TLR3.В самом деле, LL-37 образует с poly (I: C) комплекс, который усиливает путь передачи сигналов TLR3 (Singh et al., 2013). Напротив, врожденный иммунный ответ, индуцированный поли (I: C) в макрофагах, подавлялся высокими концентрациями LL-37 (5 мкМ), что приводило к снижению продукции TNF-α и нитрита, а также IL-1β и IL-6. Экспрессия мРНК (Hasan et al., 2011). Этот явно парадоксальный эффект может быть связан со способностью LL-37 ингибировать фосфорилирование Iκb, MAPKs p38 и JNK, индуцированное поли (I: C) в макрофагах (Hasan et al., 2011). Т.о., комплекс LL-37-поли (I: C) может или предотвращать активацию TLR3, или усиливать TLR3-зависимую передачу сигналов (Singh et al., 2013).

Модуляция врожденного иммунного ответа на агонисты TLR была также продемонстрирована с помощью hBD-3. Семпл и др. (2015) наблюдали повышенную продукцию IFN-β, TNF-α, CXCL-8 и IL-6 в моноцитах и ​​PBMC, стимулированных поли (I: C) в присутствии hBD-3. Более высокие уровни IFN-β и TNF-α также наблюдались у трансгенных мышей, экспрессирующих hBD-3 и стимулированных поли (I: C), по сравнению с контрольными мышами (Semple et al., 2015). В отличие от LL-37, hBD-3 не образует комплекс с поли (I: C), чтобы модулировать его эффекты, поскольку две молекулы не локализуются совместно. Однако hBD-3 изменяет локализацию поли (I: C) в цитоплазме клетки, поскольку в присутствии HBD-3 меньше поли (I: C) локализуется в ранней эндосоме. Авторы продемонстрировали, что hBD-3 подавляет индуцированный поли (I: C) ответ TLR3, опосредованный адаптером-индуцирующим TIR-домен интерфероном-β (TRIF), в то же время усиливая цитоплазматический ответ через MDA5 и MAVS (Vazquez and Horner, 2015).

С другой стороны, TLR9-опосредованное зондирование ДНК сильно усиливалось в присутствии РНКазы 7, что приводило к секреции антивирусного уровня IFN-α плазматическими ДК человека (Kopfnagel et al., 2018). Среди известных иммуномодулирующих активностей РНКазы 7 (обзор в Rademacher et al., 2019) было показано, что РНКаза 7 может вносить вклад в противовирусный иммунный ответ кератиноцитов человека посредством стимулирования самочувствительности ДНК (Kopfnagel et al., 2020). Действительно, предварительная обработка как РНКазой 7, так и ДНК уменьшала репликацию HSV-1 в кератиноцитах, феномен, опосредованный индукцией продукции IFN-β (Kopfnagel et al., 2020).

AMP также способны модулировать воспалительную реакцию, вызванную вирусной инфекцией. Добавление LL-37 к HRV-инфицированным эпителиальным клеткам бронхов человека увеличивало продукцию IL-6 и CCL-2 (Lai et al., 2011). Он также увеличивал экспрессию IFN типа I во время инфекции VEEV (Lai et al., 2011; Ahmed et al., 2019b). Однако парадоксальные про- и противовоспалительные свойства LL-37 наблюдались также в контексте вирусной инфекции (Tripathi et al., 2014). С одной стороны, продукция CXCL-8, индуцированная инфекцией PMN с IAV, снижалась в супернатанте клеток в присутствии LL-37, в то время как с другой стороны, LL-37 усиливал образование внеклеточных ловушек (NET) PMN и стимулировал респираторные окислительные всплески в IAV- инфицированный PMN (Tripathi et al., 2014). Интересно отметить, что анти-IAV механизм LL-37 посредством активации PMN отличался от описанного для hNPs и hBD-2, которые способствовали агрегации вируса, а затем поглощению фагоцитов PMN (Tecle et al., 2007). hBD-2 также обладал способностью стимулировать противовирусный иммунитет как in vitro, , так и in vivo (Kim et al., 2018). При конъюгировании с рецептор-связывающим доменом белка шипов ближневосточного респираторного синдрома и коронавируса (S-RBD) он значительно увеличивал уровни экспрессии IFN, стимулированных IFN генов и хемокинов, способных рекрутировать лейкоциты, включая макрофаги, Т-клетки и DC. на месте заражения. In vivo иммунизация мышей S-RBD, конъюгированной с hBD-2, усиливала иммуногенность S-RBD и вызывала более высокий ответ нейтрализующих антител, специфичный для S-RBD, чем только S-RBD. Наконец, hBD-4 может также усиливать противовирусную защиту хозяина. Введение рекомбинантного мышиного hBD-4 животным непосредственно перед инфекцией IAV привело к значительному увеличению концентрации IFN-γ в бронхоальвеолярном лаваже (LeMessurier et al., 2016).

Хемотаксис и активация иммунных клеток

В дополнение к модуляции продукции цитокинов и хемокинов, AMP кератиноцитов также могут изменять профиль врожденных иммунных клеток в месте инфекции и воспалительной реакции.Они могут модулировать клеточный состав воспалительного инфильтрата, а также состояние созревания и активации инфильтрирующих клеток.

Хемотаксические свойства AMP кератиноцитов

AMP могут привлекать иммунные клетки в очаг инфекции, способствуя воспалительному процессу, благоприятному для уничтожения патогена. Хемотаксическая активность LL-37, hBD-2, -3 и -4 наблюдалась на PMN, Т-клетках и моноцитах (рис. 2; De et al., 2000; García et al., 2001; Röhrl et al., 2010). Для hBD механизм опосредован связыванием с хемокиновым рецептором CCR2, привлекая CCR2-экспрессирующие воспалительные клетки, такие как моноциты / макрофаги, DC и PMN, к участкам инфекции, в то время как хемотаксическая активность LL-37 опосредована G-белком формилом. пептидный рецептор-подобный 1 (FRPL-1) (De et al., 2000; Jia et al., 2008; Lin et al., 2008; Röhrl et al., 2010). In vivo , инъекция hBD-2 в брюшную полость мышей индуцировала миграцию макрофагов, механизм, который, как было показано, не зависит от рецептора CCR6 (Soruri et al., 2007). Другие исследования продемонстрировали связанный с AMP хемотаксис тучных клеток (Niyonsaba et al., 2002; Soruri et al., 2007). В то время как hBD-2, -и LL-37, как было показано, действуют как специфический хемотаксин тучных клеток посредством активации G-белка-PLC-чувствительного сигнального пути (рис. 2; Chen et al., 2007; Soruri et al., 2007) , hBD3 и -4 участвуют в хемотаксисе тучных клеток посредством активации пути MAPK (фосфорилирование ERK, JNK и p38) (Soruri et al., 2007). Наконец, индуцированное hBD-2 хемоаттракция также наблюдалась с незрелыми DC и Т-клетками памяти посредством связывания CCR6, в то время как hBD-3 после связывания CCR7 способствовал миграции и локализации в лимфатических узлах обработанных LC-DC (рис.2; Yang et al., 1999). В противном случае пептиды S100 также могут проявлять хемотаксическую активность. Было показано, что S100A7 является мощным и селективным хемотаксическим белком для CD4 + Т-лимфоцитов и PMN, но не влияет на моноциты (Jinquan et al., 1996). Хемотаксический эффект гетеродимера S100A8 / A9 наблюдался с макрофагами и PMN (рис. 2; Ryckman et al., 2003; Hiratsuka et al., 2008; Chen et al., 2015). Взятые вместе, эти данные предполагают, что AMP могут способствовать миграции иммунных клеток, критически важных для создания успешных иммунных ответов против вирусов.

Рисунок 2. Хемотаксические свойства и активация иммунных клеток антимикробных пептидов кератиноцитов (АМП). Кератиноциты, инфицированные РНК-вирусами, такими как арбовирусы, воспринимают вирусную одноцепочечную и двухцепочечную РНК, генерируя врожденный иммунный ответ, состоящий из цитокинов, хемокинов и АМП. Затем AMP могут вызывать воспалительную реакцию как инфицированных, так и неинфицированных клеток. Они также привлекают широкий спектр иммунных клеток в месте инфекции через несколько рецепторов, таких как CC Chemokine Receptor (CCR) -2, CCR-6, CCR-7 и Formyl Peptide Receptor-Like (FPRL) -1, способствуя усилению врожденный иммунный ответ и инициируют адаптационный.Эти рецептор-зависимые эффекты хемоаттрактантов показаны сплошными синими стрелками. Хемотаксические эффекты, описанные без идентификации рецептора AMP, представлены прерывистой синей стрелкой.

Активация иммунных клеток с помощью AMP кератиноцитов

Помимо хемотаксиса, AMP кератиноцитов могут вызывать созревание и активацию клеток врожденного иммунитета. LL-37 усиливал экспрессию CD86, CD83 и CCR7 на поверхности ЖК мышей, что указывает на созревание клеток (рис. 2; Ogawa et al., 2013). Более того, инкубация с hBD-3 привела к созреванию моноцитов и миелоидных DCs, выявленных с помощью позитивной регуляции CD80, CD86 и CD40 (рис. 2). Этого не наблюдалось с плазмацитоидными ДК или В-лимфоцитами. MyD88 участвует в этом созревании, указывая на TLR4-опосредованный процесс (Funderburg et al., 2007). Другое исследование подтвердило индукцию созревания фенотипических LC-DC с помощью hBD-3 (Ferris et al., 2013). В присутствии пептида оценивали увеличение экспрессии HLA-DR, CD83, CD86 и CCR7 на незрелых LC и DC человека (фиг. 2).Эти данные также продемонстрировали, что воздействие hBD-3 обеспечивает высокую способность презентации антигена в LC-DC и высокие уровни продукции IFN-γ примированными Т-клетками, что позволяет предположить, что пептид смещает активацию клеток в сторону иммунного ответа Th2-типа (Ferris et al. , 2013). Помимо связывания с CCR6 и CCR2, hBD-3, как было показано, взаимодействует с TLR1 и TLR2 на антигенпрезентирующих клетках, таких как миелоидные дендритные клетки, что приводит к их активации (Funderburg et al., 2007). Этот пептид также индуцировал костимулирующие молекулы моноцитов, CD80 и CD86, необходимые для активации Т-клеток (Рисунок 2; Петров и др., 2013). Наконец, Chen et al. (2007) продемонстрировали способность hBD-3 и -4 вызывать дегрануляцию тучных клеток, продукцию простагландина D2 и хемотаксис (Рисунок 2). Таким образом, AMP, благодаря своей способности активации иммунных клеток, могут способствовать стимуляции врожденного иммунитета и активации лимфоцитов, ключевых компонентов адаптивного иммунитета против вирусов.

Другая клеточная модификация, вызванная AMPS кератиноцитов, влияющая на вирусную инфекцию

Индукция APOBEC Expression

Сигнальные пути клеток, опосредованные хемокиновым рецептором CCR6, также играют роль в опосредованном дефенсином ингибировании репликации ВИЧ.Было показано, что обработка hBD-2 усиливает экспрессию фактора рестрикции хозяина, редактирующего мРНК аполипопротеина В, фермент-каталитический полипептидоподобный 3G (APOBEC3G) в PBMC или CD4 + Т-клетках. APOBEC3G представляет собой фактор рестрикции ВИЧ-1, который ингибирует накопление ранних продуктов обратной транскрипции во время цикла репликации вируса (Wilson et al., 2013). Эта индукция опосредована активацией CCR6 с помощью hBD-2 (Lafferty et al., 2010).

Модуляция экспрессии хемокинового рецептора на поверхности клетки-мишени

Хемокиновые рецепторы CXCR4 и CCR5 являются корецепторами ВИЧ-1 в дополнение к CD4.Штаммы ВИЧ-1 используют любой из этих двух корецепторов для заражения клеток CD4 +. hBD-2 и -3 снижают экспрессию CXCR4 на клеточной поверхности, но не CCR5, в PBMC и линии Т-клеток человека (Quiñones-Mateu et al., 2003; Feng et al., 2006). Эти пептиды, модулируя экспрессию рецепторов на поверхности хозяина, действуют как противовирусные соединения, ограничивающие связывание клеток и проникновение штамма ВИЧ-1 с тропизмом CXCR4 (Quiñones-Mateu et al., 2003; Feng et al., 2006).

Напротив, LL-37 усиливал инфицирование ВИЧ-1 клетками Лангерганса, происходящими из моноцитов (mLC) (Ogawa et al., 2013). Обработка LL-37 увеличивала экспрессию CCR5 и CD4 на поверхности mLC, что могло бы объяснить потенцирующий эффект LL-37 на инфекцию ВИЧ-1. Эффекты пептида также изучали в ДК. Ингибирование инфекции ВИЧ-1 наблюдалось в DC, обработанных LL-37, явление, которое может быть связано с понижающей регуляцией экспрессии DC-SIGN и / или CCR5 (Ogawa et al., 2013). Наконец, LL-37 облегчал передачу ВИЧ-1 от mLC к CD4 + T-клеткам, тогда как противоположный эффект наблюдался при использовании DC (Ogawa et al., 2013).

Заключение

Кератиноциты являются клеткой-мишенью для многих вирусов, имеющих большое значение для здоровья человека. Как иммунная клетка, которая может обнаруживать вирусные PAMP, она обладает способностью секретировать широкий спектр молекул в ответ на инфекцию, включая многие антимикробные пептиды. Эти пептиды затем могут действовать непосредственно на вирусную частицу или цикл ее репликации, а также модулировать врожденный иммунный ответ хозяина. Первая цель этой иммуномодуляции, вероятно, создать противовирусное состояние за счет усиления выработки цитокинов и хемокинов и привлечения иммунных клеток к месту инфекции.Однако его точная роль в патофизиологии вирусной инфекции еще предстоит определить. Кроме того, этот двойной режим прямого и непрямого противовирусного действия предполагает, что AMP могут иметь многообещающую терапевтическую роль с прямой вирулицидной активностью и ограниченным риском возникновения вирусной устойчивости. Применение таких потенциально эффективных, инновационных и надежных соединений требует успеха в будущих исследованиях того, как эффективно применять их и, возможно, стимулировать их in situ .

Авторские взносы

CC и MG написали черновик.CB, CJ и NL внесли свой вклад в редактирование рукописи. MW разработал цифры. Все авторы одобрили окончательный вариант рукописи.

Финансирование

Эта работа была поддержана грантами Национального агентства исследований (ANR-17-CE35-0001-01).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы искренне благодарим Стивена Трейси (Отделение патологии и микробиологии, Медицинский центр Небраски) за внимательное рассмотрение этой статьи.

Список литературы

Агирре, С., Маэстре, А. М., Паньи, С., Патель, Дж. Р., Сэвидж, Т., Гутман, Д. и др. (2012). DENV подавляет продукцию IFN типа I в инфицированных клетках путем расщепления STING человека. PLoS Pathog. 8: e1002934. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1002934

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ахмед, А., Симан-Тов, Г., Кек, Ф., Корчак, С., Бакович, А., Риснер, К. и др. (2019b). Пептид кателицидин человека LL-37 в качестве терапевтического противовирусного средства против инфекций, вызванных вирусом венесуэльского энцефалита лошадей. Antiviral Res. 164, 61–69. DOI: 10.1016 / j.antiviral.2019.02.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аксой, О., Парлак, Э., Парлак, М., и Аксой, Х. (2016). Уровни β-дефенсина-2 в сыворотке крови и их связь с клиническим течением и прогнозом у пациентов с крымско-конго геморрагической лихорадкой. Med. Princ. Практик. 25, 163–168. DOI: 10.1159 / 000442177

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алагарасу, К., Патил, П. С., Шил, П., Сирви, М., Какаде, М. Б., Тиллу, Х. и др. (2017). Эффект in vitro антимикробного пептида кателицидина человека LL-37 на вирус денге 2 типа. Пептиды 92, 23–30. DOI: 10.1016 / j.peptides.2017.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Али, Р.С., Фальконер, А., Икрам, М., Биссет, К. Э., Серио, Р., и Куинн, А. Г. (2001). Экспрессия пептидных антибиотиков бета-дефенсина-1 человека и бета-дефенсина-2 человека в нормальной коже человека. J. Invest. Дерматол. 117, 106–111. DOI: 10.1046 / j.0022-202x.2001.01401.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альмин, Дж. Ф., О’Хара, К. А., Данфи, Г., Хага, И. Р., Наик, Р. Дж., Атрих, А., и др. (2017). IFI16 и cGAS взаимодействуют в активации STING во время зондирования ДНК в кератиноцитах человека. Nat. Commun. 8: 14392. DOI: 10.1038 / ncomms14392

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Альвендал, К., Камолвит, В., Вагнер, С., Браунер, А., Бом-Старке, Н. (2019). Экспрессия псориазина в плоскоклеточных интраэпителиальных поражениях шейки матки, вызванных вирусом папилломы человека. J. Low. Генит. Tract Dis. 23, 33–38. DOI: 10.1097 / LGT.0000000000000438

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бай, X., Тиан, Т., Ван, П., Ян, X., Ван, З., и Донг, М. (2015). Возможные роли плацентарного бета-дефенсина-3 человека и мРНК аполипопротеина B каталитического полипептида 3G в предотвращении внутриутробной передачи вируса гепатита B. J. Med. Virol. 87, 375–379. DOI: 10.1002 / jmv.24072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барлоу П. Г., Финдли Э. Г., Карри С. М. и Дэвидсон Д. Дж. (2014). Противовирусный потенциал кателицидинов. Future Microbiol. 9, 55–73.

Google Scholar

Барлоу П. Г., Свобода П., Маккеллар А., Нэш А. А., Йорк И. А., Поль Дж. И др. (2011). Противовирусная активность и повышенная защита хозяина от инфекции гриппа, вызванной кателицидином человека LL-37. PLoS One 6: e25333. DOI: 10.1371 / journal.pone.0025333

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бекнелл, Б., Спенсер, Дж. Д. (2016). Обзор структуры, регуляции и роли рибонуклеазы 7 в защите хозяина. Внутр. J. Mol. Sci. 17: 423. DOI: 10.3390 / ijms17030423

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бергман П., Вальтер-Джаллоу Л., Бролиден К., Агерберт Б. и Седерлунд Дж. (2007). Антимикробный пептид LL-37 подавляет репликацию ВИЧ-1. Curr. HIV Res. 5, 410–415. DOI: 10.2174 / 157016207781023947

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бода, Б., Бенаудиа, С., Хуанг, С., Бонфанте, Р., Вишневский Л., Целигка Э. Д. и др. (2018). Скрининг противовирусных препаратов путем оценки эпителиальных функций и врожденных иммунных ответов на трехмерной модели эпителия дыхательных путей человека. Antiviral Res. 156, 72–79. DOI: 10.1016 / j.antiviral.2018.06.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бонифаций К., Бернар Ф. X., Гарсиа М., Герни А. Л., Лекрон Дж. К. и Морел Ф. (2005). IL-22 подавляет дифференцировку эпидермиса и индуцирует экспрессию провоспалительных генов и миграцию кератиноцитов человека. J. Immunol. 174, 3695–3702. DOI: 10.4049 / jimmunol.174.6.3695

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Boniotto, M., Jordan, W. J., Eskdale, J., Tossi, A., Antcheva, N., Crovella, S., et al. (2006). Человеческий бета-дефенсин 2 вызывает сильный цитокиновый ответ в мононуклеарных клетках периферической крови. Антимикробный. Агенты Chemother. 50, 1433–1441. DOI: 10.1128 / AAC.50.4.1433-1441.2006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брафф, М.Х., Бардан А., Низет В. и Галло Р. Л. (2005). Кожные защитные механизмы антимикробными пептидами. J. Invest. Дерматол. 125, 9–13. DOI: 10.1111 / j.0022-202X.2004.23587.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брайс, Д. К., Тот, З., и Даймонд, Г. (2018). LL-37 разрушает оболочку герпесвируса, ассоциированного с саркомой Капоши, и подавляет инфекцию в эпителиальных клетках полости рта. Antiviral Res. 158, 25–33. DOI: 10.1016 / j. антивирус.2018.07.025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Büchau, A. S., Hassan, M., Kukova, G., Lewerenz, V., Kellermann, S., Würthner, J. U., et al. (2007). S100A15, антимикробный белок кожи: регуляция с помощью E. coli через Toll-подобный рецептор 4. J. Invest. Дерматол. 127, 2596–2604. DOI: 10.1038 / sj.jid.5700946

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бак, К. Б., Дэй, П. М., Томпсон, К.D., Lubkowski, J., Lu, W., Lowy, D. R., et al. (2006). Человеческие альфа-дефенсины блокируют папилломавирусную инфекцию. Proc. Natl. Акад. Sci. США 103, 1516–1521.

Google Scholar

Celis, J. E., Crüger, D., Kiil, J., Lauridsen, J. B., Ratz, G., Basse, B., et al. (1990). Идентификация группы белков, которые сильно активируются в общих эпидермальных кератиноцитах псориатической кожи. FEBS Lett. 262, 159–164. DOI: 10.1016 / 0014-5793 (90) 80179-m

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен, Б., Миллер, А. Л., Ребелатто, М., Брюа, Ю., Роу, Д. К., Кларк, Л. и др. (2015). Воспалительные реакции, индуцированные S100A9, опосредуются различными рецепторами ассоциированных с повреждениями молекулярных паттернов (DAMP) in vitro и in vivo. PLoS One 10: e0115828. DOI: 10.1371 / journal.pone.0115828

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен В., Лю З., Чжан К., Янь К. и Цзин С. (2018). Индукция и противовирусная активность β-дефенсина 3 человека в клетках кишечника с пикорнавирусной инфекцией. Acta Virol. 62, 287–293. DOI: 10.4149 / av_2018_222

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен X., Нийонсаба Ф., Ушио Х., Хара М., Йокои Х., Мацумото К. и др. (2007). Противомикробные пептиды бета-дефенсин человека (hBD) -3 и hBD-4 активируют тучные клетки и увеличивают проницаемость сосудов кожи. Eur. J. Immunol. 37, 434–444. DOI: 10.1002 / eji.200636379

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чонг, К.Т., Сян, Л., Ван, X., Цзюнь, Э. Л., Си, Л. Ф. и Швайнфурт, Дж. М. (2006). Высокий уровень экспрессии эпителиальных бета-дефенсинов человека (hBD-1, 2 и 3) в поражениях, вызванных папилломавирусом. Virol J. 3:75. DOI: 10.1186 / 1743-422X-3-75

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Crack, L. R., Jones, L., Malavige, G. N., Patel, V., and Ogg, G. S. (2012). Человеческие антимикробные пептиды LL-37 и человеческий β-дефенсин-2 снижают репликацию вируса в кератиноцитах, инфицированных вирусом ветряной оспы. Clin. Exp. Дерматол. 37, 534–543. DOI: 10.1111 / j.1365-2230.2012.04305.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карри С. М., Финдли Э. Г., МакХью Б. Дж., Маккеллар А., Мэн Т., Макмиллан Д. и др. (2013). Кателицидин человека LL-37 обладает противовирусной активностью против респираторно-синцитиального вируса. PLoS One 8: e73659. DOI: 10.1371 / journal.pone.0073659

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Де, Ю., Chen, Q., Schmidt, A.P., Anderson, G.M., Wang, J.M., Wooters, J., et al. (2000). LL-37, кателицидин, полученный из гранул и эпителиальных клеток нейтрофилов, использует рецептор формилпептида, подобный рецептору 1 (FPRL1), в качестве рецептора для хемоаттракции нейтрофилов периферической крови человека, моноцитов и Т-клеток. J. Exp. Med. 192, 1069–1074. DOI: 10.1084 / jem.192.7.1069

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дин, Р. Э., О’Брайен, Л. М., Туэйт, Дж. Э., Фокс, М.А., Аткинс, Х., Улето, Д. О. (2010). Механизм на основе ковра для прямой антимикробной пептидной активности против мембран вируса осповакцины. Пептиды 31, 1966–1972. DOI: 10.1016 / j.peptides.2010.07.028

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ди Нардо А., Витиелло А. и Галло Р. Л. (2003). Передний край: антимикробная активность тучных клеток опосредуется экспрессией антимикробного пептида кателицидина. J. Immunol. 170, 2274–2278.DOI: 10.4049 / jimmunol.170.5.2274

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Досс, М., Уайт, М. Р., Текле, Т., Ганц, Д., Крауч, Э. К., Юнг, Г. и др. (2009). Взаимодействие альфа-, бета- и тета-дефенсинов с вирусом гриппа A и сурфактантным белком D. J. Immunol. 182, 7878–7887. DOI: 10.4049 / jimmunol.0804049

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуангкхэ, П., Эрдос, Г., Райман, К. Д., Уоткинс, С.К., Фало, Л. Д., Маркес, Э. Т. А. и др. (2018). Взаимодействие между кератиноцитами и миелоидными клетками способствует распространению вируса денге по коже человека. J. Invest. Дерматол. 138, 618–626. DOI: 10.1016 / j.jid.2017.10.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуган, А.С., Магиннис, М.С., Джордан, Дж. А., Гаспарович, М. Л., Мэнли, К., Пейдж, Р. и др. (2008). Альфа-дефенсины человека подавляют инфицирование вирусом ВК за счет агрегации вирионов и блокирования связывания с клетками-хозяевами. J. Biol. Chem. 283, 31125–31132. DOI: 10.1074 / jbc.M8050

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ehrchen, J. M., Sunderkötter, C., Foell, D., Vogl, T., and Roth, J. (2009). Эндогенный агонист Toll-подобного рецептора 4 S100A8 / S100A9 (кальпротектин) как врожденный усилитель инфекции, аутоиммунитета и рака. J. Leukoc. Биол. 86, 557–566. DOI: 10.1189 / jlb.1008647

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрхарт, В., Alkasi, Ö, Brunke, G., Wegener, F., Maass, N., Arnold, N., et al. (2011). Индукция человеческих β-дефенсинов и псориазина в вульвовагинальных поражениях, связанных с вирусом папилломы человека. J. Infect. Дис. 204, 391–399. DOI: 10.1093 / infdis / jir079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фати, Х., Амин, М. М., и Эль-Гилани, А. Х. (2012). Повышенная регуляция человеческого β-дефенсина-3 и кателицидина LL-37 при саркоме Капоши. F1000Res. 1:38. DOI: 10.12688 / f1000research.1-38.v2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фэн З., Дубяк Г. Р., Ледерман М. М. и Вайнберг А. (2006). Передний край: бета-дефенсин 3 человека — новый антагонист корецептора ВИЧ-1 CXCR4. J. Immunol. 177, 782–786. DOI: 10.4049 / jimmunol.177.2.782

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Феррис, Л. К., Мбуру, Ю. К., Мазерс, А. Р., Флухарти, Е. Р., Ларрегина, А. Т., Феррис, Р.L., et al. (2013). Человеческий бета-дефенсин 3 индуцирует созревание дендритных клеток человека, подобных клеткам Лангерганса: антимикробный пептид, который действует как эндогенный адъювант. J. Invest. Дерматол. 133, 460–468. DOI: 10.1038 / jid.2012.319

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Финдли, Ф., Поль, Дж., Свобода, П., Шакамури, П., Маклин, К., Инглис, Н. Ф. и др. (2017). Углеродные наночастицы подавляют антимикробную активность человеческого кателицидина LL-37 посредством структурных изменений. J. Immunol. 199, 2483–2490. DOI: 10.4049 / jimmunol.1700706

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фират, Ю. Х., Симански, М., Радемахер, Ф., Шредер, Л., Браш, Дж., И Хардер, Дж. (2014). Заражение кератиноцитов Trichophytum rubrum индуцирует экспрессию зависимой от эпидермального фактора роста РНКазы 7 и человеческого бета-дефенсина-3. PLoS One 9: e93941. DOI: 10.1371 / journal.pone.0093941

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фром, М., Agerberth, B., Ahangari, G., Stâhle-Bäckdahl, M., Lidén, S., Wigzell, H., et al. (1997). Экспрессия гена, кодирующего антибактериальный пептид LL-37, индуцируется в кератиноцитах человека во время воспалительных заболеваний. J. Biol. Chem. 272, 15258–15263. DOI: 10.1074 / jbc.272.24.15258

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фултон, К., Андерсон, Г. М., Заслофф, М., Булл, Р., и Куинн, А. Г. (1997). Экспрессия природных пептидных антибиотиков в коже человека. Ланцет 350, 1750–1751. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (05) 63574-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фундербург Н., Ледерман М. М., Фенг З., Драге М. Г., Ядловски Дж., Хардинг К. В. и др. (2007). Человеческий -дефенсин-3 активирует профессиональные антиген-презентирующие клетки через Toll-подобные рецепторы 1 и 2. Proc. Natl. Акад. Sci. США 104, 18631–18635. DOI: 10.1073 / pnas.0702130104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Габриэльсен, Т.O., Dale, I., Brandtzaeg, P., Hoel, P. S., Fagerhol, M. K., Larsen, T. E., et al. (1986). Эпидермальное и кожное распределение миеломоноцитарного антигена (L1), разделяемого эпителиальными клетками при различных воспалительных заболеваниях кожи. J. Am. Акад. Дерматол. 15 (2 Pt 1), 173–179. DOI: 10.1016 / s0190-9622 (86) 70152-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия, Дж. Р., Краузе, А., Шульц, С., Родригес-Хименес, Ф. Дж., Клювер, Э., Адерманн, К., и др. (2001). Человеческий бета-дефенсин 4: новый индуцибельный пептид со специфическим солевочувствительным спектром антимикробной активности. FASEB J. 15, 1819–1821.

Google Scholar

Гаске, П., и Джаффар-Банджи, М. К. (2015). Иммунология и воспалительные реакции меланоцитов человека при инфекционных заболеваниях. J. Infect. 71, 413–421. DOI: 10.1016 / j.jinf.2015.06.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Глэзер, Р., Хардер, Дж., Ланге, Х., Бартельс, Дж., Кристоферс, Э., и Шредер, Дж. М. (2005). Противомикробный псориазин (S100A7) защищает кожу человека от инфекции Escherichia coli . Nat. Иммунол. 6, 57–64. DOI: 10.1038 / ni1142

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гордон, Ю. Дж., Хуанг, Л. К., Романовски, Э. Г., Йейтс, К. А., Проске, Р. Дж., И МакДермотт, А. М. (2005). Человеческий кателицидин (LL-37), многофункциональный пептид, экспрессируется поверхностным эпителием глаза и обладает сильной антибактериальной и противовирусной активностью. Curr. Eye Res. 30, 385–394. DOI: 10.1080 / 027136805

111

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гуррю-Лезимпл, Г., Mathieu, C., Thevenet, T., Guillaume-Vasselin, V., Jégou, J.F., Boer, C.G., et al. (2017). Инфекция кератиноцитов человека вирусом кори: возможная связь между корью и атопическим дерматитом. J. Dermatol. Sci. 86, 97–105. DOI: 10.1016 / j.jdermsci.2017.01.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грайс, Э.А., Сегре, Дж. А. (2011). Микробиом кожи. Nat. Rev. Microbiol. 9, 244–253.

Google Scholar

Гильото, К., Paris, I., Pedretti, N., Boniface, K., Juchaux, F., Huguier, V., et al. (2010). Воспаление кожи, вызванное синергическим действием IL-17A, IL-22, онкостатина M, IL-1 {альфа} и TNF-{альфа}, повторяет некоторые особенности псориаза. J. Immunol. 184, 5263–5270. DOI: 10.4049 / jimmunol.0

4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хансдоттир, С., Моник, М. М., Хинд, С. Л., Лован, Н., Лук, Д. К., и Ханнингейк, Г. У. (2008). Клетки респираторного эпителия превращают неактивный витамин D в его активную форму: потенциальное воздействие на защиту хозяина. J. Immunol. 181, 7090–7099. DOI: 10.4049 / jimmunol.181.10.7090

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харкорт, Дж. Л., Макдональд, М., Свобода, П., Поль, Дж., Татти, К., и Хейнс, Л. М. (2016). Человеческий кателицидин LL-37 подавляет респираторно-синцитиальную вирусную инфекцию в поляризованных эпителиальных клетках дыхательных путей. BMC Res. Примечания. 9:11. DOI: 10.1186 / s13104-015-1836-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хардер, Дж.и Шредер Дж. М. (2002). РНКаза 7, новый антимикробный белок врожденной иммунной защиты здоровой кожи человека. J. Biol. Chem. 277, 46779–46784. DOI: 10.1074 / jbc.M207587200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хасан М., Рукшнис К., Ван Ю. и Лейфер К. А. (2011). Противомикробные пептиды подавляют иммунные ответы, вызванные полиинозиновой-полицитидиловой кислотой. J. Immunol. 187, 5653–5659. DOI: 10.4049 / jimmunol.1102144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаттингер, Э., Цвикер, С., Ружичка, Т., Юспа, С. Х., и Вольф, Р. (2013). Противоположные функции псориазина (S100A7) и коебнеризина (S100A15) в эпителиальном канцерогенезе. Curr. Opin. Pharmacol. 13, 588–594. DOI: 10.1016 / j.coph.2013.04.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хазрати, Э., Гален, Б., Лу, В., Ван, В., Оуян, Ю., Келлер, М. Дж. И др. (2006). Человеческие альфа- и бета-дефенсины блокируют несколько этапов инфицирования вирусом простого герпеса. Дж.Иммунол. 177, 8658–8666. DOI: 10.4049 / jimmunol.177.12.8658

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэ, М., Чжан, Х., Ли, Ю., Ван, Г., Тан, Б., Чжао, Дж. И др. (2018). Антимикробные пептиды на основе кателицидина ингибируют вирус Зика посредством прямой инактивации и интерферонового пути. Фронт. Иммунол. 9: 722. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.00722

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хирацука, С., Ватанабэ, А., Сакураи, Ю., Акаси-Такамура, С., Ишибаши, С., Мияке, К. и др. (2008). Паракринный каскад S100A8-сывороточный амилоид A3-TLR4 устанавливает дометастатическую фазу. Nat. Cell Biol. 10, 1349–1355. DOI: 10.1038 / ncb1794

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Howell, M. D., Gallo, R. L., Boguniewicz, M., Jones, J. F., Wong, C., Streib, J. E., et al. (2006). Цитокиновая среда кожи атопического дерматита подрывает врожденный иммунный ответ на вирус осповакцины. Иммунитет 24, 341–348. DOI: 10.1016 / j.immuni.2006.02.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хауэлл, М. Д., Джонс, Дж. Ф., Кисич, К. О., Стрейб, Дж. Э., Галло, Р. Л., и Люнг, Д. Ю. (2004). Селективное уничтожение вируса осповакцины с помощью LL-37: последствия для вакцины экземы. J. Immunol. 172, 1763–1767. DOI: 10.4049 / jimmunol.172.3.1763

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хауэлл, М.Д., Стрейб, Дж. Э. и Люнг, Д. Ю. (2007). Противовирусная активность бета-дефенсина 3 человека против вируса коровьей оспы. J. Allergy Clin. Иммунол. 119, 1022–1025. DOI: 10.1016 / j.jaci.2007.01.044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Се, И. Н., и Хартсхорн, К. Л. (2016). Роль антимикробных пептидов при инфицировании вирусом гриппа и их потенциал в качестве противовирусной и иммуномодулирующей терапии. Pharmaceuticals (Базель) 9:53. DOI: 10.3390 / ph

53

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hubert, P., Herman, L., Maillard, C., Caberg, J.H., Nikkels, A., Pierard, G., et al. (2007). Дефенсины индуцируют рекрутирование дендритных клеток в цервикальных (пред) неопластических поражениях, связанных с вирусом папилломы человека, сформированных in vitro и трансплантированных in vivo. FASEB J. 21, 2765–2775. DOI: 10.1096 / fj.06-7646com

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иноуэ, Х., Сиракава, Дж., Тогаши, Ю., Тадзима, К., Окуяма, Т., Киохара, М., и др. (2018). Передача сигналов между β-клетками поджелудочной железы и макрофагами через кальций-связывающий белок A8 S100 усиливает апоптоз β-клеток и воспаление островков. J. Biol. Chem. 293, 5934–5946. DOI: 10.1074 / jbc.M117.809228

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цзя Т., Сербина Н. В., Брандл К., Чжун М. Х., Лейнер И. М., Чаро И. Ф. и др. (2008). Дополнительные роли МСР-1 и МСР-3 в CCR2-опосредованном рекрутинге воспалительных моноцитов во время инфекции Listeria monocytogenes. J. Immunol. 180, 6846–6853. DOI: 10.4049 / jimmunol.180.10.6846

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джин, Г., Кавсар, Х. И., Хирш, С. А., Цзэн, К., Цзя, X., Фенг, З. и др. (2010). Антимикробный пептид регулирует транспорт ассоциированных с опухолью макрофагов через хемокиновый рецептор CCR2, модель онкогенеза. PLoS One 5: e10993. DOI: 10.1371 / journal.pone.0010993

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цзиньцюань Т., Vorum, H., Larsen, C.G., Madsen, P., Rasmussen, H.H., Gesser, B., et al. (1996). Псориазин: новый хемотаксический белок. J. Invest. Дерматол. 107, 5–10.

Google Scholar

Джонстон, Л. Дж., Холлидей, Г. М., и Кинг, Н. Дж. (1996). Фенотипические изменения в клетках Лангерганса после заражения арбовирусами: роль в иммунном ответе на эпидермально приобретенную вирусную инфекцию? J. Virol. 70, 4761–4766.

Google Scholar

Джонстон, Л.Дж., Холлидей, Г. М., и Кинг, Н. Дж. (2000). Клетки Лангерганса мигрируют в местные лимфатические узлы после кожной инфекции арбовирусом. J. Invest. Дерматол. 114, 560–568. DOI: 10.1046 / j.1523-1747.2000.00904.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Калали Б. Н., Келлиш Г., Магес Дж., Мюллер Т., Бауэр С., Вагнер Х. и др. (2008). Двухцепочечная РНК индуцирует антивирусный защитный статус в эпидермальных кератиноцитах посредством TLR3-, PKR- и MDA5 / RIG-I-опосредованной дифференциальной передачи сигналов. J. Immunol. 181, 2694–2704. DOI: 10.4049 / jimmunol.181.4.2694

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Канда, Н., Камата, М., Тада, Ю., Исикава, Т., Сато, С., и Ватанабэ, С. (2011). Человеческий β-дефенсин-2 усиливает продукцию IFN-γ и IL-10 и подавляет продукцию IL-17 в Т-клетках. J. Leukoc. Биол. 89, 935–944. DOI: 10.1189 / jlb.0111004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, Дж., Ян, Ю. Л., Янг, С. Х., и Янг, Ю. С. (2018). Человеческий β-дефенсин 2 играет регулирующую роль во врожденном противовирусном иммунитете и способен усиливать индукцию антиген-специфического иммунитета. Virol J. 15: 124. DOI: 10.1186 / s12985-018-1035-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клотман М. Э. и Чанг Т. Л. (2006). Дефенсины в врожденном противовирусном иммунитете. Nat. Rev. Immunol. 6, 447–456.

Google Scholar

Копфнагель, В., Дрейер, С., Баумерт, К., Старк, М., Хардер, Дж., Хофманн, К. и др. (2020). РНКаза 7 способствует восприятию собственной ДНК кератиноцитами человека и активирует противовирусный иммунный ответ. J. Invest. Дерматол. S0022-202X (20) 30039-7. DOI: 10.1016 / j.jid.2019.09.029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kopfnagel, V., Wagenknecht, S., Harder, J., Hofmann, K., Kleine, M., Buch, A., et al. (2018). РНКаза 7 сильно способствует TLR9-опосредованному зондированию ДНК плазматическими дендритными клетками человека. J. Invest. Дерматол. 138, 872–881. DOI: 10.1016 / j.jid.2017.09.052

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кота, С., Саббах, А., Чанг, Т. Х., Харнак, Р., Сян, Ю., Мэн, X., et al. (2008). Роль человеческого бета-дефенсина-2 в опосредованном фактором некроза опухоли альфа / NF-kappaB врожденном противовирусном ответе против респираторно-синцитиального вируса человека. J. Biol. Chem. 283, 22417–22429. DOI: 10.1074 / jbc.M710415200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Козлюк Н., Монтейт, А. Дж., Гарсия, В., Дамо, С. М., Скаар, Э. П., и Чазин, В. Дж. (2019). Белки S100 во врожденном иммунном ответе на патогены. Methods Mol. Биол. 1929, 275–290. DOI: 10.1007 / 978-1-4939-9030-6_18

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кубо А., Нагао К., Йокучи М., Сасаки Х. и Амагаи М. (2009). Внешний захват антигена клетками Лангерганса с перестройкой эпидермальных барьеров плотных контактов. J. Exp. Med. 206, 2937–2946.DOI: 10.1084 / jem.200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кунц, М., Рот, Дж., Сорг, К., и Колде, Г. (1992). Эпидермальная экспрессия кальцийсвязывающего поверхностного антигена 27E10 при воспалительных кожных заболеваниях. Arch. Дерматол. Res. 284, 386–390. DOI: 10.1007 / BF00372067

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лафферти, М. К., Сан, Л., ДеМази, Л., Лу, В., и Гарзино-Демо, А. (2010). Лиганды CCR6 ингибируют ВИЧ, индуцируя APOBEC3G. Кровь 115, 1564–1571. DOI: 10.1182 / кровь-2009-06-226423

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лай, Ю., Адхикаракуннатху, С., Бхардвадж, К., Ранджит-Кумар, К. Т., Вен, Ю., Джордан, Дж. Л. и др. (2011). LL37 и катионные пептиды усиливают передачу сигналов TLR3 вирусными двухцепочечными РНК. PLoS One 6: e26632. DOI: 10.1371 / journal.pone.0026632

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лау, Ю.Э., Розек, А., Скотт, М. Г., Гусни, Д. Л., Дэвидсон, Д. Дж., И Хэнкок, Р. Э. (2005). Взаимодействие и клеточная локализация защитного пептида человека-хозяина LL-37 с эпителиальными клетками легких. Заражение. Иммун. 73, 583–591. DOI: 10.1128 / IAI.73.1.583-591.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, К. Дж., Бузник, О., Куффова, Л., Раджендран, В., Форрестер, Дж. В., Фопаз, Дж. И др. (2014). Кателицидин LL-37 и инфекция роговицы HSV-1: пептид против генной терапии. Пер. Vis. Sci. Technol. 3: 4. DOI: 10.1167 / tvst.3.3.4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лерер Р. И. и Ганц Т. (1999). Антимикробные пептиды в защите млекопитающих и насекомых-хозяев. Curr. Opin. Иммунол. 11, 23–27. DOI: 10.1016 / s0952-7915 (99) 80005-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lei, J., Sun, L., Huang, S., Zhu, C., Li, P., He, J., et al. (2019). Противомикробные пептиды и их потенциальное клиническое применение. Am. J. Transl. Res. 11, 3919–3931.

Google Scholar

Ле-Мессурье, К. С., Лин, Ю., МакКуллерс, Дж. А., и Самарасинге, А. Э. (2016). Противомикробные пептиды изменяют ранний иммунный ответ на инфекцию вирусом гриппа A у мышей C57BL / 6. Antiviral Res. 133, 208–217. DOI: 10.1016 / j.antiviral.2016.08.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лим, П. Ю., Бер, М. Дж., Чедвик, К. М., Ши, П. Ю., Бернард, К.А. (2011). Кератиноциты являются клеточными мишенями вируса Западного Нила in vivo. J. Virol. 85, 5197–5201. DOI: 10.1128 / JVI.02692-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лин, К. Л., Судзуки, Ю., Накано, Х., Рамсбург, Э., и Ганн, М. Д. (2008). Дендритные клетки, происходящие из CCR2 +, и макрофаги экссудата вызывают гриппозно-индуцированную легочную иммунную патологию и смертность. J. Immunol. 180, 2562–2572. DOI: 10.4049 / jimmunol.180.4.2562

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лопес-Гонсалес, М., Меза-Санчес, Д., Гарсия-Кордеро, Дж., Бустос-Арриага, Дж., Велес-Дель Валле, К., Марш-Морено, М. и др. (2018). Культуры кератиноцитов человека (HaCaT) могут быть инфицированы DENV, вызывая врожденные иммунные ответы, включающие IFNλ и LL37. Иммунобиология 223, 608–617. DOI: 10.1016 / j.imbio.2018.07.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацумура Т., Сугияма Н., Мураяма А., Ямада Н., Шиина М., Асабэ С. и др. (2016). Противомикробный пептид LL-37 ослабляет инфекцию вируса гепатита С. Hepatol. Res. 46, 924–932. DOI: 10.1111 / hepr.12627

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маттар, Э. Х., Альмехдар, Х. А., Аль-Джаддави, А. А., Абу Зейд, И. Э., и Редван, Э. М. (2016a). Повышенная концентрация дефенсинов у пациентов, инфицированных вирусом гепатита С. J. Immunol. Res. 2016: 8373819. DOI: 10.1155 / 2016/8373819

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маттар, Э. Х., Альмехдар, Х.А., Уверский В. Н., Редван Э. М. (2016b). Вирулицидная активность α- и β-дефенсинов человека против генотипа вируса гепатита C 4. Mol. Биосист. 12, 2785–2797. DOI: 10.1039 / c6mb00283h

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мукхерджи Н., Хэмилл П., Гарди Дж., Блимки Д., Фальсафи Р., Чикатамарла А. и др. (2009). Системно-биологическая оценка иммунных ответов, индуцированных человеческим защитным пептидом-хозяином LL-37 в мононуклеарных клетках. Мол.Биосист. 5, 483–496. DOI: 10.1039 / b813787k

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Murakami, M., Ohtake, T., Dorschner, R.A., Schittek, B., Garbe, C., and Gallo, R.L. (2002). Экспрессия антимикробного пептида кателицидина в поте, врожденной системе защиты кожи. J. Invest. Дерматол. 119, 1090–1095. DOI: 10.1046 / j.1523-1747.2002.19507.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нийонсаба, Ф., Хаттори, Ф., Маэяма, К., Огава, Х., и Окамото, К. (2008). Индукция микробицидного белка псориазина (S100A7) и его стимулирующее действие на нормальные кератиноциты человека. J. Dermatol. Sci. 52, 216–219. DOI: 10.1016 / j.jdermsci.2008.07.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Niyonsaba, F., Iwabuchi, K., Someya, A., Hirata, M., Matsuda, H., Ogawa, H., et al. (2002). Семейство кателицидинов человеческого антибактериального пептида LL-37 индуцирует хемотаксис тучных клеток. Иммунология 106, 20–26. DOI: 10.1046 / j.1365-2567.2002.01398.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нийонсаба, Ф., Ушио, Х., Нагаока, И., Окумура, К., и Огава, Х. (2005). Человеческие бета-дефенсины (-1, -2, -3, -4) и кателицидин LL-37 индуцируют секрецию IL-18 посредством активации p38 и ERK MAPK в первичных кератиноцитах человека. J. Immunol. 175, 1776–1784. DOI: 10.4049 / jimmunol.175.3.1776

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нийонсаба, Ф., Ushio, H., Nakano, N., Ng, W., Sayama, K., Hashimoto, K., et al. (2007). Противомикробные пептиды бета-дефенсины человека стимулируют миграцию эпидермальных кератиноцитов, пролиферацию и продукцию провоспалительных цитокинов и хемокинов. J. Invest. Дерматол. 127, 594–604. DOI: 10.1038 / sj.jid.5700599

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Огава Ю., Кавамура Т., Мацузава Т., Аоки Р., Джи П., Ямасита А. и др. (2013). Антимикробный пептид LL-37, продуцируемый кератиноцитами, инфицированными HSV-2, усиливает ВИЧ-инфекцию клеток Лангерганса. Клеточный микроб-хозяин 13, 77–86. DOI: 10.1016 / j.chom.2012.12.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оппенгейм, Дж. Дж., Бирагин, А., Квак, Л. В., и Янг, Д. (2003). Роль антимикробных пептидов, таких как дефенсины, в врожденном и адаптивном иммунитете. Ann. Реум. Дис. 62 (Дополнение 2) ii17 – ii21. DOI: 10.1136 / ard.62.suppl_2.ii17

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Остергаард, М., Вольф, Х., Орнтофт, Т. Ф., и Селис, Дж. Э. (1999). Псориазин (S100A7): предполагаемый мочевой маркер для последующего наблюдения за пациентами с плоскоклеточным раком мочевого пузыря. Электрофорез 20, 349–354. DOI: 10.1002 / (SICI) 1522-2683 (199

) 20: 2 & lt; 349 :: AID-ELPS349 & gt; 3.0.CO; 2-B

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пейс Б. Т., Лакнер А. А., Портер Э. и Пахар Б. (2017). Роль дефенсинов в патогенезе ВИЧ. Медиаторы воспаления. 2017: 5186904.

Google Scholar

Петров В., Фундербург Н., Вайнберг А., Зиг С. (2013). Человеческий β-дефенсин-3 индуцирует хемокины из моноцитов и макрофагов: снижение активности в клетках ВИЧ-инфицированных. Иммунология 140, 413–420. DOI: 10.1111 / imm.12148

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фью, В. К., Онг, К. К., Конг, К. К., Ализан, А. К., Рамануджам, Т. М., и Вонг, К. Т. (2017). Плоский эпителиотропизм энтеровируса A71 в эпидермисе человека и слизистой оболочке полости рта. Sci. Реп. 7: 45069. DOI: 10.1038 / srep45069

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pingen, M., Bryden, S. R., Pondeville, E., Schnettler, E., Kohl, A., Merits, A., et al. (2016). Воспалительная реакция хозяина на укусы комаров увеличивает тяжесть арбовирусной инфекции. Иммунитет 44, 1455–1469. DOI: 10.1016 / j.immuni.2016.06.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гордость Д., Сандерс С.П., и Вилер С. (2004). Риновирусная инфекция человека индуцирует продукцию бета-дефенсина 2 человека эпителиальными клетками дыхательных путей как in vitro, так и in vivo. J. Immunol. 172, 4637–4645. DOI: 10.4049 / jimmunol.172.7.4637

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пуипром, О., Моралес Варгас, Р. Э., Потиват, Р., Чайчана, П., Икута, К., Рамасута, П., и др. (2013). Характеристика инфекции вирусом чикунгунья линии клеток кератиноцитов человека: роль белка слюнной железы комара в подавлении иммунного ответа хозяина. Заражение. Genet. Evol. 17, 210–215. DOI: 10.1016 / j.meegid.2013.04.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пулидо Д., Торрент М., Андреу Д., Ногес М. В. и Буа Э. (2013). Две человеческие рибонуклеазы защиты хозяина от микобактерий, катионный белок эозинофилов (РНКаза 3) и РНКаза 7. Antimicrob. Агенты Chemother. 57, 3797–3805. DOI: 10.1128 / AAC.00428-13

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Киньонес-Матеу, М.E., Lederman, M.M., Feng, Z., Chakraborty, B., Weber, J., Rangel, H.R., et al. (2003). Эпителиальные бета-дефенсины 2 и 3 человека подавляют репликацию ВИЧ-1. AIDS 17, F39 – F48. DOI: 10.1097 / 00002030-200311070-00001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Радемахер, Ф., Драйер, С., Копфнагель, В., Глэзер, Р., Верфель, Т., и Хардер, Дж. (2019). Антимикробная и иммуномодулирующая функция РНКазы 7 в коже. Фронт. Иммунол. 10: 2553.DOI: 10.3389 / fimmu.2019.02553

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Радемахер, Ф., Симански, М., и Хардер, Дж. (2016). РНКаза 7 в кожной защите. Внутр. J. Mol. Sci. 17: 560.

Google Scholar

Регунатан, Р., Джаяпал, М., Сюй, Л. Й., Чнг, Х. Х., Тай, Д., Леунг, Б. П. и др. (2005). Профиль экспрессии генов иммунного ответа у пациентов с тяжелым острым респираторным синдромом. BMC Immunol. 6: 2.DOI: 10.1186 / 1471-2172-6-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рёрль, Дж., Янг, Д., Оппенгейм, Дж. Дж., И Хелганс, Т. (2010). Человеческий бета-дефенсин 2 и 3 и их мышиные ортологи индуцируют хемотаксис посредством взаимодействия с CCR2. J. Immunol. 184, 6688–6694. DOI: 10.4049 / jimmunol.04

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райан, Л. К., Дай, Дж., Инь, З., Мегджугорак, Н., Ульхорн, В., Йим, С., и другие. (2011). Модуляция человеческого бета-дефенсина-1 (hBD-1) в плазматических дендритных клетках (PDC), моноцитах и ​​эпителиальных клетках вирусом гриппа, вирусом простого герпеса и вирусом Сендай и его возможная роль в врожденном иммунитете. J. Leukoc. Биол. 90, 343–356. DOI: 10.1189 / jlb.0209079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рикман К., Вандал К., Руло П., Талбот М. и Тессье П. А. (2003). Провоспалительная активность S100: белки S100A8, S100A9 и S100A8 / A9 индуцируют хемотаксис и адгезию нейтрофилов. J. Immunol. 170, 3233–3242. DOI: 10.4049 / jimmunol.170.6.3233

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сато, Э., Хиромацу, К., Мурата, К., и Имафуку, С. (2018). Потеря ATP2A2 делает возможным инфицирование вирусом простого герпеса 1 модели эпидермиса человека за счет нарушения врожденного иммунитета и барьерной функции. J. Invest. Дерматол. 138, 2540–2549. DOI: 10.1016 / j.jid.2018.05.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сейерс, К.Л., Эллиотт Г. (2016). Вирус простого герпеса 1 проникает в кератиноциты человека посредством зависимого от нектина-1 пути быстрого слияния плазматической мембраны, который функционирует при низкой температуре. J. Virol. 90, 10379–10389. DOI: 10.1128 / JVI.01582-16

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шмид, М.А., и Харрис, Э. (2014). Привлечение моноцитов к дерме и дифференцировка в дендритные клетки увеличивают мишени для репликации вируса денге. PLoS Pathog. 10: e1004541. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004541

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schögler, A., Muster, R.J., Kieninger, E., Casaulta, C., Tapparel, C., Jung, A., et al. (2016). Витамин D подавляет репликацию риновируса в клетках кистозного фиброза, индуцируя LL-37. Eur. Респир. J. 47, 520–530. DOI: 10.1183 / 13993003.00665-2015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Scudiero, O., Galdiero, S., Cantisani, M., Di Noto, R., Vitiello, M., Galdiero, M., et al. (2010). Новые синтетические солеустойчивые аналоги бета-дефенсинов 1 и 3 человека, обладающие повышенной антимикробной активностью. Антимикробный. Агенты Chemother. 54, 2312–2322. DOI: 10.1128 / AAC.01550-09

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Семпл, Ф., Макферсон, Х., Уэбб, С., Килановски, Ф., Леттис, Л., МакГлассон, С. Л. и др. (2015). Человеческий β-D-3 усиливает действие MDA5, но подавляет ответы TLR3 на вирусный молекулярный паттерн, имитирующий полиинозиновая: полицитидиловая кислота. PLoS Genet. 11: e1005673. DOI: 10.1371 / journal.pgen.1005673

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шариф, С., Накатани, Ю., Уайз, Л., Корбетт, М., Реал, Н. К., Стюарт, Г. С. и др. (2016). Хемокин-связывающий белок широкого спектра действия вируса папулезного стоматита крупного рогатого скота подавляет инфильтрацию нейтрофилов и моноцитов в воспалительных и раневых моделях кожи мышей. PLoS One 11: e0168007. DOI: 10.1371 / journal.pone.0168007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симанский, М., Радемахер, Ф., Шредер, Л., Шумахер, Х. М., Глезер, Р., и Хардер, Дж. (2013). IL-17A и IFN-γ синергетически индуцируют экспрессию РНКазы 7 через STAT3 в первичных кератиноцитах. PLoS One 8: e59531. DOI: 10.1371 / journal.pone.0059531

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сингх Д., Ци Р., Джордан Дж. Л., Сан-Матео Л. и Као К. С. (2013). Человеческий антимикробный пептид LL-37, но не ортолог мыши, mCRAMP, может стимулировать передачу сигналов поли (I: C) через FPRL1-зависимый путь. J. Biol. Chem. 288, 8258–8268. DOI: 10.1074 / jbc.M112.440883

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Smithrithee, R., Niyonsaba, F., Kiatsurayanon, C., Ushio, H., Ikeda, S., Okumura, K., et al. (2015). Человеческий β-дефенсин-3 увеличивает экспрессию интерлейкина-37 через CCR6 в кератиноцитах человека. J. Dermatol. Sci. 77, 46–53. DOI: 10.1016 / j.jdermsci.2014.12.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соренсен, О.E., Follin, P., Johnsen, A.H., Calafat, J., Tjabringa, G. S., Hiemstra, P. S., et al. (2001). Кателицидин человека, hCAP-18, процессируется до антимикробного пептида LL-37 внеклеточным расщеплением протеиназой 3. Кровь 97, 3951–3959. DOI: 10.1182 / blood.v97.12.3951

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сорури А., Григат Дж., Форссманн У., Риггерт Дж. И Цвирнер Дж. (2007). бета-дефенсины хемоаттрактуют макрофаги и тучные клетки, но не лимфоциты и дендритные клетки: CCR6 не участвует. Eur. J. Immunol. 37, 2474–2486. DOI: 10.1002 / eji.200737292

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sousa, F.H., Casanova, V., Findlay, F., Stevens, C., Svoboda, P., Pohl, J., et al. (2017). Кателицидины проявляют консервативную прямую противовирусную активность по отношению к риновирусу. Пептиды 95, 76–83. DOI: 10.1016 / j.peptides.2017.07.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сан, Л., Финнеган, К.М., Киш-Каталон, Т., Блюменталь, Р., Гарзино-Демо, П., Ла Терра Маджоре, Г. М. и др. (2005). Человеческие бета-дефенсины подавляют инфекцию вируса иммунодефицита человека: потенциальная роль в защите слизистой оболочки. J. Virol. 79, 14318–14329. DOI: 10.1128 / JVI.79.22.14318-14329.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сунахори, К., Ямамура, М., Ямана, Дж., Такасуги, К., Кавашима, М., Ямамото, Х., и др. (2006). Гетеродимер S100A8 / A9 усиливает продукцию провоспалительных цитокинов макрофагами посредством активации ядерного фактора каппа B и митоген-активируемой протеинкиназы p38 при ревматоидном артрите. Arthritis Res. Ther. 8: R69. DOI: 10.1186 / ar1939

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Surasombatpattana, P., Hamel, R., Patramool, S., Luplertlop, N., Thomas, F., Desprès, P., et al. (2011). Репликация вируса денге в инфицированных кератиноцитах человека приводит к активации противовирусных врожденных иммунных ответов. Заражение. Genet. Evol. 11, 1664–1673. DOI: 10.1016 / j.meegid.2011.06.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сзукевич, Д., Алхалайла, Х., Пызлак, М., Ватроба, М., Шевчик, Г., и Вейман, Дж. (2016). Продукция человеческого бета-дефенсина 1, 2 и 3 амниотическими эпителиальными клетками в отношении инфекции вируса папилломы человека (ВПЧ), онкогенного потенциала ВПЧ и способа доставки. Microb. Патог. 97, 154–165. DOI: 10.1016 / j.micpath.2016.06.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Такеучи, О., Акира, С. (2009). Врожденный иммунитет к вирусной инфекции. Immunol.Ред. 227, 75–86.

Google Scholar

Такигучи, Т., Моризане, С., Ямамото, Т., Кадзита, А., Икеда, К., и Ивацуки, К. (2014). Антимикробный пептид кателицидина LL-37 усиливает экспрессию интерферона-β и противовирусную активность, индуцированную двухцепочечной РНК в кератиноцитах. руб. J. Dermatol. 171, 492–498. DOI: 10.1111 / bjd.12942

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tecle, T., White, M. R., Gantz, D., Crouch, E.К., и Хартсхорн, К. Л. (2007). Дефенсины нейтрофилов человека увеличивают захват нейтрофилов вируса гриппа А и бактерий и изменяют вызванные вирусом респираторные реакции. J. Immunol. 178, 8046–8052. DOI: 10.4049 / jimmunol.178.12.8046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Thorey, I. S., Roth, J., Regenbogen, J., Halle, J. P., Bittner, M., Vogl, T., et al. (2001). Са2 + -связывающие белки S100A8 и S100A9 кодируются новыми регулируемыми повреждениями генами. J. Biol. Chem. 276, 35818–35825. DOI: 10.1074 / jbc.M104871200

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тьябринга, Г. С., Нинабер, Д. К., Драйфхаут, Дж. У., Рабе, К. Ф. и Хиемстра, П. С. (2006). Кателицидин человека LL-37 является хемоаттрактантом для эозинофилов и нейтрофилов, который действует через рецепторы формилпептидов. Внутр. Arch. Allergy Immunol. 140, 103–112. DOI: 10.1159 / 000092305

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трипати, С., Текле, Т., Верма, А., Крауч, Э., Уайт, М., и Хартсхорн, К. Л. (2013). Кателицидин человека LL-37 ингибирует вирусы гриппа A по механизму, отличному от сурфактантного протеина D или дефенсинов. J. Gen. Virol. 94 (Pt 1), 40–49. DOI: 10.1099 / vir.0.045013-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трипати, С., Верма, А., Ким, Э. Дж., Уайт, М. Р. и Хартсхорн, К. Л. (2014). LL-37 модулирует. J. Leukoc. Биол. 96, 931–938.

Google Scholar

Тугизов, С., Берлайн, Дж., Эррера, Р., Пенаранда, М. Э., Накагава, М., и Палефски, Дж. (2005). Ингибирование фосфорилирования E7 вируса папилломы человека типа 16 белковым комплексом S100 MRP-8/14. J. Virol. 79, 1099–1112. DOI: 10.1128 / JVI.79.2.1099-1112.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Учио, Э., Иноуэ, Х., Кадоносоно, К. (2013). Антиаденовирусные эффекты человеческого катионного антимикробного белка-18 / LL-37, антимикробного пептида, с помощью количественной полимеразной цепной реакции. Korean J. Ophthalmol. 27, 199–203. DOI: 10.3341 / kjo.2013.27.3.199

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Улато, Д. О., Моррис, К. Дж., Фокс, М. А., Гамблтон, М., и Бек, К. (2016). Дестабилизация α-спиральной структуры в растворе улучшает бактерицидную активность антимикробных пептидов: противоположное действие на бактериальные и вирусные мишени. Антимикробный. Агенты Chemother. 60, 1984–1991. DOI: 10.1128 / AAC.02146-15

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вилас Боас, Л.К., де Лима, Л. М., Мильоло, Л., Мендес, Г. Д., де Хесус, М. Г., Франко, О. Л. и др. (2017). Линейные антимикробные пептиды с активностью против вируса простого герпеса 1 и вируса Аичи. Биополимеры 108: e22871. DOI: 10.1002 / bip.22871

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Voss, A., Bode, G., Sopalla, C., Benedyk, M., Varga, G., Böhm, M., et al. (2011). Экспрессия S100A8 / A9 в кератиноцитах HaCaT изменяет скорость пролиферации и дифференцировки клеток. FEBS Lett. 585, 440–446. DOI: 10.1016 / j.febslet.2010.12.037

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уотсон, П. Х., Лейг, Э. Р., и Мерфи, Л. С. (1998). Псориазин (S100A7). Внутр. J. Biochem. Cell Biol. 30, 567–571.

Google Scholar

Welte, T., Reagan, K., Fang, H., Machain-Williams, C., Zheng, X., Mendell, N., et al. (2009). Иммунный ответ, индуцированный Toll-подобным рецептором 7, на кожную инфекцию вируса Западного Нила. J. Gen. Virol. 90 (Pt 11), 2660–2668. DOI: 10.1099 / vir.0.011783-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, К. Л., Уэллетт, А. Дж., Сатчелл, Д. П., Аябе, Т., Лопес-Боадо, Ю. С., Стратман, Дж. Л. и др. (1999). Регулирование активации кишечного альфа-дефенсина металлопротеиназой матрилизином при врожденной защите хозяина. Наука 286, 113–117. DOI: 10.1126 / science.286.5437.113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, С.С., Винс, М. Э., и Смит, Дж. Г. (2013). Противовирусные механизмы дефенсинов человека. J. Mol. Биол. 425, 4965–4980.

Google Scholar

Вольф, Р., Ружичка, Т., и Юспа, С. Х. (2011). Новое подсемейство S100A7 (псориазин) / S100A15 (коебнеризин): высоко гомологично, но отличается регуляцией и функцией. Аминокислоты 41, 789–796. DOI: 10.1007 / s00726-010-0666-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вонг, Дж.H., Legowska, A., Rolka, K., Ng, T. B., Hui, M., Cho, C.H., et al. (2011). Влияние кателицидина и его фрагментов на три ключевых фермента ВИЧ-1. Пептиды 32, 1117–1122. DOI: 10.1016 / j.peptides.2011.04.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янг Д., Чертов О., Быковская С. Н., Чен К., Буффо М. Дж., Шоган Дж. И др. (1999). Бета-дефенсины: соединение врожденного и адаптивного иммунитета через дендритные и Т-клеточные CCR6. Наука 286, 525–528.DOI: 10.1126 / science.286.5439.525

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Yong, H.Y., и Luo, D. (2018). RIG-I-подобные рецепторы как новые мишени для пан-антивирусных препаратов и вакцинных адъювантов против возникающих и вновь возникающих вирусных инфекций. Фронт. Иммунол. 9: 1379. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.01379

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йошио, Х., Толлин, М., Гудмундссон, Г. Х., Лагеркранц, Х., Йорнвалль, Х., Marchini, G., et al. (2003). Антимикробные полипептиды казеозы червецы человека и околоплодных вод: значение для врожденной защиты новорожденных. Pediatr. Res. 53, 211–216. DOI: 10.1203 / 01.PDR.0000047471.47777.B0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zheng, Y., Niyonsaba, F., Ushio, H., Ikeda, S., Nagaoka, I., Okumura, K., et al. (2008). Микробицидный протеин псориазин — многофункциональный модулятор активации нейтрофилов. Иммунология 124, 357–367.DOI: 10.1111 / j.1365-2567.2007.02782.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zhu, L., Okano, S., Takahara, M., Chiba, T., Tu, Y., Oda, Y., et al. (2013). Экспрессия членов семейства белков S100 в опухолях нормальной кожи и потовых желез. J. Dermatol. Sci. 70, 211–219. DOI: 10.1016 / j.jdermsci.2013.03.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки вашего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Ивермектин, противовирусные свойства и COVID-19: возможный новый механизм действия

  • Abbott BJ, Fukuda DS, Dorman DE, Occolowitz JL, Debono M, Farhner L (1979 декабрь) Микробная трансформация A23187, двухвалентного катионо-ионофорного антибиотика .Антимикробные агенты Chemother. 16 (6): 808–812

    CAS Статья Google ученый

  • Ashraf S, Prichard R (15 августа 2016 г.) Ивермектин проявляет сильную антимитотическую активность. Vet Parasitol. 226: 1–4

    CAS Статья Google ученый

  • Ashraf S, Chaudhry U, Raza A, Ghosh D, Zhao X (2018) Активность ивермектина in vitro против клинических изолятов Staphylococcus aureus.Антимикробная защита от инфекций. 7:27

    Артикул Google ученый

  • Баккер Е.П. (1979) Ионофорные антибиотики. В: Hahn F.E. (eds) Механизм действия антибактериальных средств. Антибиотики 5: 1 Springer, Berlin, Heidelberg

    Google ученый

  • Caly L, Wagstaff KM, Jans DA (2012) Ядерный перенос белков из РНК-вирусов: потенциальная мишень для противовирусных препаратов? Антивирусные исследования 95: 202–206

    CAS Статья Google ученый

  • Caly L, Druce JD, Catton MG, Jans DA, Wagstaff KM (апрель 2020 г.) Одобренный FDA лекарственный препарат ивермектин подавляет репликацию SARS-CoV-2 in vitro.Antiviral Res. 3: 104787

    Артикул Google ученый

  • Кордова А., Дезерно М., Гелбарт В.М., Бен-Шауль А. (июль 2003 г.) Осмотический шок и сила вирусных капсидов. Biophys J. 85 (1): 70–74

    CAS Статья Google ученый

  • Crump A (2017 г., май) Ивермектин: загадочный многогранный «чудо» препарат продолжает удивлять и превосходить ожидания. J Antibiot (Токио).70 (5): 495–505

    CAS Статья Google ученый

  • Freedman JC (2012) Глава 4 — Ионофоры в плоских липидных бислоях. В: Sperelakis N (ed) Source Book Physiology Source Book, 4-е изд. Academic Press, pp 61–66 ISBN 9780123877383

  • Geary TG (2005) Ивермектин 20 лет спустя: созревание чудо-лекарства. Trends Parasitol. 21 (11): 530–532

    CAS Статья Google ученый

  • Gonzalez Canga A et al (2008) Фармакокинетика и взаимодействия ивермектина у людей — мини-обзор.AAPS J 10 (1): 42–46

    Артикул Google ученый

  • Gotz V et al (2016) Вирусы гриппа A избегают ограничения MxA за счет эффективного импорта ядерной vRNP. Sci Rep 6: 23138

    Статья Google ученый

  • Ikehara T, Yamaguchi H, Hosokawa K, Yonezu T, Miyamoto H (1986) Влияние нистатина на внутриклеточное содержимое и мембранный транспорт щелочных катионов, а также объем клеток в клетках HeLa.J Membr Biol. 90 (3): 231–240

    CAS Статья Google ученый

  • Intuyod K, Hahnvajanawong C, Pinlaor P, Pinlaor S (2019) Антипаразитарный препарат ивермектин проявляет мощную противораковую активность против гемцитабин-резистентной холангиокарциномы in vitro. Anticancer Res. 39 (9): 4837–4843

    Статья Google ученый

  • Янс Д.А., Мартин А.Дж., Вагстафф К.М. (2019) Ингибиторы ядерного транспорта.Curr Opin Cell Biol 58: 50–60

    CAS Статья Google ученый

  • Хуарес М., Школьник-Кабрера А., Дуэньяс-Гонсалес А. (1 февраля 2018 г.) Многоцелевой препарат ивермектин: от противопаразитарного средства к репозиционированному лекарству от рака. Am J Cancer Res. 8 (2): 317–331

    CAS PubMed PubMed Central Google ученый

  • Kaushik V, Yakisich JS, Kumar A, Azad N, Iyer AKV (2018) Ионофоры: возможное использование в качестве противоопухолевых препаратов и хемосенсибилизаторов.Раки (Базель) 10 (10): pii: E360. https://doi.org/10.3390/cancers10100360

    CAS Статья Google ученый

  • Klotz U, Ogbuokiri JE, Okonkwo PO (1990) Ивермектин активно связывается с белками плазмы. Eur J Clin Pharmacol. 39 (6): 607–608

    CAS Статья Google ученый

  • Krenn BM, Gaudernak E, Holzer B, Lanke K, Van Kuppeveld FJ, Seipelt J (январь 2009 г.) Противовирусная активность ионофоров цинка пиритиона и хинокитиола против пикорнавирусных инфекций.J Virol. 83 (1): 58–64

    CAS Статья Google ученый

  • Lim LE, Vilchèze C, Ng C, Jacobs WR Jr, Ramón-García S, Thompson CJ (2013 фев) Антигельминтные авермектины убивают Mycobacterium tuberculosis, включая клинические штаммы с множественной лекарственной устойчивостью. Антимикробные агенты Chemother. 57 (2): 1040–1046

    CAS Статья Google ученый

  • Lundberg L, Pinkham C, Baer A, Amaya M, Narayanan A, Wagstaff KM, Jans DA, Kehn-Hall K (2013) Ядерные ингибиторы импорта и экспорта изменяют распределение капсидного белка в клетках млекопитающих и снижают вирус венесуэльского энцефалита лошадей репликация.Antiviral Res 100 (3): 662–672

    CAS Статья Google ученый

  • Lv C, Liu W, Wang B, Dang R, Qiu L, Ren J, Yan C, Yang Z, Wang X (2018) Ивермектин ингибирует ДНК-полимеразу UL42 проникновения вируса псевдобешенства в ядро ​​и распространение вируса in vitro и vivo. Antiviral Res 159: 55–62

    CAS Статья Google ученый

  • Рамос Х (10 июля 1989) Аттиас де Мурчиано А, Коэн Б. Э., Болард Дж.Полиеновый антибиотик амфотерицин B действует как ионофор Ca 2+ в стеринсодержащих липосомах. Biochim Biophys Acta. 982 (2): 303–306

    CAS Статья Google ученый

  • P.H. Ранг, (2015). Фармакология Рэнга и Дейла. Дейл, М. Морин, Флауэр, Р. Дж. (Род Дж.), 1945-, Хендерсон, Г. (Грэм) (Восьмое изд.). [Объединенное Королевство].

    Google ученый

  • Sandler ZJ, Vu MN, Menachery VD, Mounce BC (2020) Новые ионофоры, активные против вируса Ла-Кросс, идентифицированные с помощью быстрого антивирусного скрининга.bioRxiv doi. https://doi.org/10.1101/2020.01.21.

  • 9

  • Sigrist CJ, Bridge A, Le Mercier P (1 марта 2020 г.) Потенциальная роль интегринов в проникновении в хозяйскую клетку SARS-CoV-2. Antiviral Res. 177: 104759

    CAS Статья Google ученый

  • Stillwell W (2016) Глава 19 — Мембранный транспорт. В: Stillwell W (ed) Введение в биологические мембраны, 2-е изд. Elsevier, стр. 423–451 ISBN 9780444637727

  • Такахаши Ю., Мацумото А., Сейно А., Уэно Дж., Иваи Ю., Омура С. (ноябрь 2002 г.) Streptomyces avermectinius sp.nov., штамм, продуцирующий авермектин. Int J Syst Evol Microbiol. 52 (Pt 6): 2163–2168

    CAS PubMed Google ученый

  • Tay MY et al (2013) Ядерная локализация вируса денге (DENV) 1-4 неструктурный белок 5; защита от всех 4 серотипов DENV ингибитором ивермектином. Противовирусный Res 99 (3): 301–306

    CAS Статья Google ученый

  • te Velthuis AJ, van den Worm SH, Sims AC, Baric RS, Snijder EJ, van Hemert MJ (4 ноября 2010 г.) Zn (2+) ингибирует активность РНК-полимеразы коронавируса и артеривируса in vitro, а ионофоры цинка блокируют репликацию этих вирусов в культуре клеток.PLoS Pathog. 6 (11): e1001176

    Артикул Google ученый

  • Ventre E, Rozières A, Lenief V, Albert F, Rossio P, Laoubi L, Dombrowicz D, Staels B, Ulmann L, Julia V, Vial E, Jomard A, Hacini-Rachinel F, Nicolas JF, Vocanson M (Август 2017 г.) Ивермектин для местного применения снимает аллергические воспаления кожи. Аллергия. 72 (8): 1212–1221

    CAS Статья Google ученый

  • Wagstaff KM, Rawlinson SM, Hearps AC, Jans DA (2011) Анализ на основе AlphaScreen® для высокопроизводительного скрининга специфических ингибиторов ядерного импорта.Журнал биомолекулярного скрининга 16 (2): 192–200

    CAS Статья Google ученый

  • Wagstaff KM, Sivakumaran H, Heaton SM, Harrich D, Jans DA (2012) Ивермектин является специфическим ингибитором опосредованного импортином альфа / бета ядерного импорта, способного ингибировать репликацию ВИЧ-1 и вируса денге. Биохимический журнал 443 (3): 851–856

    CAS Статья Google ученый

  • Всемирная организация здравоохранения (2019 г.) Типовой список основных лекарственных средств Всемирной организации здравоохранения: 21-й список 2019 г.Всемирная организация здравоохранения, Женева

    Google ученый

  • Yamasaki M, Tamura N, Nakamura K, Sasaki N, Murakami M, Rajapakshage W., Kumara B, Tamura Y, Lim SY, Ohta H, Takiguchi M (декабрь 2011 г.) Эффекты и механизмы действия полиенового макролидного антибиотика нистатина на Babesia gibsoni in vitro. J Parasitol. 97 (6): 1190–1192

    CAS Статья Google ученый

  • Yang SNY et al (2020) Противовирусный ивермектин широкого спектра действия нацелен на гетеродимер импортина α / β1, переносящего ядерный транспорт хозяина.Противовирусный Res 177: 104760

    CAS Статья Google ученый

  • Отличительные противовирусные свойства двух различных бактериальных лизатов

    Оральные бактериальные лизаты (OBL) могут снизить частоту и тяжесть рецидивирующих инфекций дыхательных путей у детей вирусного и бактериального происхождения. OBL-индуцированная ранняя реакция врожденного иммунитета уже была показана, но особенности различных OBL никогда не изучались и не сравнивались.Было проведено исследование для оценки in vitro защитных эффектов на инфицированные риновирусом (RV-) эпителиальные клетки бронхов человека (BEC) двух немного разных OBL: OM-85 и Pulmonarom. Кроме того, поскольку иммунные клетки представляют собой ключевое звено противовирусной защиты, также оценивалась способность этих OBL индуцировать выработку выбранных цитокинов в DC, происходящих из костного мозга мыши (BMDC). Хотя разные OBL могут иметь общие механизмы защиты клеток-хозяев от вирусной инфекции, некоторые специфические для продукта антимикробные активности наблюдались на BEC человека и BMDC, инфицированных RV.Эти результаты согласуются с ответом, специфичным для продукта, возможно, вызванным различными патоген-ассоциированными молекулярными структурами (PAMP), содержащимися в OBL.

    1. Введение

    Вирусные инфекции верхних и нижних дыхательных путей широко распространены у детей [1–3] и представляют собой основной фактор риска развития стойкой гиперчувствительности бронхов в раннем детстве. Вирусные инфекции являются основной причиной рецидивов хрипов и обострений астмы в любом возрасте [4, 5].Два недавних исследования предоставили доказательства того, что профилактическое лечение бактериальным лизатом (OM-85) у детей из группы риска тяжелых инфекций нижних дыхательных путей значительно снижает частоту вирусных инфекций [6, 7]. Однако клеточный биологический механизм, лежащий в основе этого защитного действия OM-85, остается не до конца понятным.

    Эпителиальные клетки дыхательных путей являются первичным местом проникновения вирусных инфекций и контролируют воспаление и иммунный ответ [8]. Эпителиальные клетки дыхательных путей экспрессируют рецепторы распознавания образов (PRR), которые обнаруживают стимулы окружающей среды, такие как вирус или бактериальные частицы, и способствуют высвобождению эндогенных сигналов опасности, защитных цитокинов и противовирусных молекул [8].Риновирус (RV) является наиболее частой причиной повторяющихся хрипов и развития астмы у детей [9]. Клетки бронхиального эпителия (БЭК) от детей с одышкой и астмой имели пониженный иммунный ответ на инфекцию ПЖ по сравнению с БЭК от детей без астмы [10]. Эпителиальные клетки, полученные с помощью чистки бронхов у детей, страдающих астмой, имели сниженную продукцию IFN- β , что было связано с ингибированием апоптоза клеток-хозяев, повышенной продукцией воспалительных цитокинов, повышенной репликацией вируса и нарушением способности заживления ран [11].

    Дефицит иммунных ответов на обычные вирусные инфекции не связан с аллергической сенсибилизацией, поскольку недостаточные противовирусные иммунные ответы выявлялись в биопсиях бронхов у детей-астматиков, независимо от их атопического статуса [12]. У этих детей низкие уровни IFN- β обратно коррелировали с нагрузкой на ПЖ, иммунопатологическим профилем Th3 дыхательных путей (эозинофилия и IL-4-положительность) и повреждением эпителия [12]. Эпидемиологическое наблюдение, что воздействие микробов в раннем возрасте может повысить эффективность иммунных ответов и предотвратить возникновение хрипов и астмы за счет «неспецифической иммуномодуляции», предполагает, что бактериальные лизаты могут усиливать естественную защитную систему человека [13].

    Систематический обзор показал, что бактериальные лизаты могут эффективно предотвращать рецидивирующие инфекции дыхательных путей и снижать частоту, тяжесть и продолжительность симптомов [14]. Считается, что бактериальные лизаты активируют иммунные эффекторные клетки посредством взаимодействия их консервативных патоген-ассоциированных молекулярных паттернов (PAMP) с toll-подобными рецепторами (TLR), экспрессируемыми клетками-хозяевами [15]. TLR2 играет важную роль в опосредовании и модуляции противовирусной активности против инфекции RV эпителия дыхательных путей, но TLR7 / 8 также участвует [16, 17].Другое исследование показало, что оральный бактериальный лизат (OBL), OM-85, способствовал защите BEC в ответ на инфекцию RV-16, модулируя экспрессию молекул клеточной поверхности и стимулируя экспрессию вируса, взаимодействующего с C1q-R [18] и антимикробным препаратом. пептид β -дефенсин [19]. Однако неизвестно, в какой степени эти противовирусные свойства являются общими для разных OBL.

    Таким образом, исследование in vitro было разработано для оценки и сравнения защитных эффектов, индуцированных на BEC, инфицированных RV-16, двумя OBL, полученными из одних и тех же родов бактерий, но немного различающимися по составу бактериальных штаммов и процессу производства.Установленную, иммортализованную линию эпителиальных клеток бронхов человека (hBEAS-2B) и три первичные культуры BEC сначала предварительно обрабатывали либо ОМ-85, либо пульмонаромом, а затем инфицировали коммерчески доступным штаммом RV-16 на срок до 3 дней. Влияние двух OBL на BEC оценивали, проверяя следующие параметры: скорость инфицирования, выживаемость BEC, экспрессия ICAM-1 и секреция β -дефенсина-1 и IFN- β .

    Принимая во внимание важность иммунных клеток и оси кишечник-легкие в защите легкого при OBL от вирусных инфекций [13, 14, 20], было также решено изучить опосредованную OBL индукцию цитокинов иммунными клетками.С этой целью мы измерили продукцию важных иммунных медиаторов IFN- β , TNF- α и IL-6 мышиными BMDC, которые обычно используются in vitro в модели клеток врожденного иммунитета [21, 22]. .

    2. Материалы и методы
    2.1. Клетки человека

    Стабилизированная трансформированная вирусом линия эпителиальных клеток бронхов человека, BEAS-2B (ATCC, № по каталогу CRL-9609, Манассас, США), выращивалась в RPMI1640 и CnT-PR-A 1: 1 с добавлением 10 % фетальной сыворотки теленка, 20 мМ HEPES и 10 мМ пирувата натрия BRL (Thermo Fisher Scientific, Райнах, Швейцария).

    2.2. Первичные клетки бронхиального эпителия человека (BEC)

    Три первичные линии BEC были выделены из образцов ткани бронхов, полученных от пациентов контрольной группы рака. БЭК выращивали в среде CnT-PR-A (CellnTec, Берн, Швейцария). Все эксперименты проводили один раз с каждой первичной культурой BEC и в четырех повторностях с клетками BEAS-2B.

    2.3. Характеристика клеток

    Первичные БЭК были охарактеризованы положительным окрашиванием на E-кадгерин (Abcam 15148, Abcam, Кембридж, Великобритания), панцитокератин (sc-8018, Santa Cruz Bio technology, Санта-Крус, Калифорния, США) или цитокератин- 14 (Abcam 9220) и отрицательным окрашиванием на фибронектин (Abcam 23751), как описано ранее [19].Вкратце, клетки выращивали на 8-луночных предметных стеклах камеры (Sarstedt, Sevelen, Switzerland) до 80% слияния и фиксировали в течение 2 × 5 минут в 4% формалине. Клетки пермеабилизировали в течение 5 минут в PBS, содержащем 0,1% TWEEN-20 и 0,05% Triton-X100, затем промывали 3 раза PBS-T (PBS + 0,1% Tween-20), и неспецифическое связывание блокировали 30-минутной инкубацией в 2 раза. % обезжиренного молока в PBS-T и инкубация в течение ночи с одним первичным антителом. Затем слайды промывали 3 раза PBS и инкубировали в течение 30 минут при комнатной температуре с флуоресцентно меченным антителом, специфичным для вида первичного антитела (антимышиный кат. № R37114, антикроличий кат. № R37119, Thermo Fisher).Предметные стекла промывали 3 раза PBS перед контролем флуоресценции на станции визуализации живых клеток EVOS (Thermo Fisher).

    2.4. Генерация и стимуляция дендритных клеток, полученных из костного мозга мышей (BMDC)

    Клетки костного мозга экстрагировали из бедренных и большеберцовых костей мышей C57 / BL6 дикого типа в возрасте 6–10 недель путем промывки костей ледяной PBS. Затем клетки ВМ высевали на чашки Петри с плотностью 1 × 10 6 клеток / мл и культивировали в модифицированной среде Дульбекко Искова (IMDM) с GlutaMax с добавлением 10% фетальной бычьей сыворотки (FBS), 1% антибиотиков пен-стрептококка, 2- меркаптоэтанол и HEPES (все от Gibco) в присутствии 20 нг / мл рекомбинантного мышиного гранулоцитарно-макрофагального колониестимулирующего фактора (GM-CSF) (Peprotech).Через 3 дня в культуру добавляли 5 мл свежей среды, а на 7-й день плавающие клетки собирали осторожным встряхиванием, переносили и ресуспендировали в среде для дальнейших применений. BMDC помещали в 96-луночный планшет для культуры ткани при плотности 1,5 × 105 клеток / лунку и стимулировали в течение 16 часов указанными разведениями OM-85 или Pulmonarom. Эксперимент проводился трижды.

    2,5. OM-85 и Pulmonarom

    Жидкая форма OM-85 (промежуточное лекарственное средство) была любезно предоставлена ​​OM Pharma SA (1217 Meyrin 1, Швейцария).Жидкая форма Пульмонарома (лекарственный препарат) была приобретена как коммерческий продукт. Поскольку для Пульмонарома не было известно о концентрации API (активного основного ингредиента), для оценки разницы в индуцированном OBL высвобождении цитокинов использовали серийные объемные разведения. Оба соединения состоят из лизатов ряда аналогичных бактерий, как показано на рисунке 1.


    2.6. Иммунная флуоресценция белка RV-16

    Используемый штамм RV-16 был описан ранее, и использовался тот же исходный материал RV-16 [19].На основании предварительных экспериментов эпителиальные клетки инфицировали 0,1, 0,5 или 1 MOI (множественность инфекции) RV-16 на срок до 3 дней. Степень инфицирования определяли иммунофлуоресцентным окрашиванием с использованием антитела против RV-16 (каталожный № 18758, QED-Bioscience Inc., Сан-Диего, США), как описано ранее [19]. Вкратце, эпителиальные клетки высевали на предметные стекла с 8 лунками (Sarstedt) и оставляли на ночь. Затем клетки обрабатывали в течение 24 часов OM-85 или Pulmonarom перед заражением 0.1, 0,5 и 1,0 MOI RV-16 на срок до 72 часов. Клетки фиксировали в 4% формалине (в PBS, 5 мин), промывали 2 раза PBS и пропитывали 0,05% Triton X-100 в PBS (15 мин). После блокирования 2% бычьим сывороточным альбумином (30 мин) клетки инкубировали в течение ночи (4 ° C) с антителом против RV-16 (разведение 1: 100). После 3х промывок (PBS) слайды инкубировали со вторым меченным FITC антителом против мыши (1 час, комнатная температура), а затем промывали 3 раза PBS. Количество RV16-положительных клеток подсчитывали с помощью иммунофлуоресцентной микроскопии (станция визуализации клеток EVOS FLoid, Thermo Fisher Scientific).

    2.7. Выживаемость клеток-хозяев

    Выживаемость БЭК, инфицированных RV-16, определялась в 80% субконфлюэнтных клетках в течение 48 часов с помощью иммунофлуоресцентной микроскопии (станция визуализации клеток EVOS Floid, Thermo Fisher Scientific) с использованием двухцветного двухпараметрического реагента для анализа жизнеспособности клеток. (№ по каталогу L3224, Thermo Fisher Scientific). БЭК были засеяны (104 клеток / см 2 ) и оставлены на ночь в среде для выращивания. Затем клетки инкубировали либо с OM-85, либо с Pulmonarom в течение 24 часов перед заражением 0.1, 0,5 и 1,0 MOI RV-16 на срок до 48 часов. Реагент для живых клеток добавляли на 30 минут при 37 ° C, и клетки контролировали с помощью микроскопа EVOS. Количество клеток подсчитывали на площади 100 × 100 мкм м, что было определено как 100%. Количество зеленых клеток подсчитывали в той же области, что указывает на мертвые клетки. Процент мертвых клеток определяли в трех разных областях одного и того же предметного стекла, как описано ранее [19].

    2,8. ELISA

    Секретированные цитокины были обнаружены с помощью специфического ELISA в супернатантах клеточных культур, которые были собраны: (i) через 24 часа после добавления OM-85 или Pulmonarom, (ii) до инфицирования RV-16 (контроль) или (iii) Через 24 часа после инфицирования RV-16.Следующие коммерческие наборы ELISA были получены для β -дефенсин-1 (антитела онлайн: набор CLIA для бета-дефенсина 1: ABIN6202097), IFN- β (R&D System: IFN-beta Quantikine ELISA Kit: DIFNB0) и IFN- γ (система НИОКР: DY285). В супернатантах культуры BMDC мышей высвобождение цитокинов измеряли с помощью наборов для ELISA в соответствии с инструкциями производителя. Наборы IL-6 и TNF- α были от Biolegend и IFN- β от PBL Assay Science.Концентрация цитокинов была проиллюстрирована как среднее +/- SEM n = 3 технических повтора. Экспрессию ICAM-1 детектировали с помощью коммерческого ELISA, специфичного для обнаружения ICAM-1 в клеточных экстрактах (набор ICAM-1: ABIN414384, Antibodies Online, Аахен, Германия). Клетки лизировали и содержание белка определяли с помощью BCA (набор для количественного определения белка BCA: ABIN593356, Antibodies Online). Для каждого образца использовали равное количество общего белка (50 мкл г), ИФА ICAM-1 выполняли в соответствии с инструкциями дистрибьютора, и концентрации ICAM определяли с помощью ридера ELISA (BioRad, Базель, Швейцария). .

    2.9. Статистика

    Нулевая гипотеза заключалась в том, что не существует эффекта ни инфекции OM-85, ни Pulmonarom RV-16, ни клеточного ответа, ни высвобождения цитокинов. В экспериментах с эпителиальными клетками статистические данные рассчитывались с помощью дисперсионного анализа для зависимых от разведения эффектов с последующим тестом Стьюдента t (парный, двусторонний) и последующим тестом Вилкоксона, если применимо. значения <0,05 считались значимыми.

    3. Результаты
    3.1. Инфекция RV и выживаемость BEC, инфицированная RV-16

    На долю клеток, инфицированных RV-16 (≈100%), не повлияло воздействие увеличивающейся MOI RV-16.Инфекция RV-16 была значительно снижена в клетках, предварительно обработанных самым высоким разведением OM-85 () (рис. 2 (а)). Напротив, инфекция RV-16 не была значительно снижена в клетках, предварительно обработанных Pulmonarom (рис. 2 (b)). Выживание клеток после инфицирования RV-16 зависело от MOI и уменьшалось обратно пропорционально увеличению MOI для RV-16 (не показано). Оба OBL были способны повышать выживаемость клеток BEC, инфицированных RV-16, в зависимости от разбавления. Этот защитный эффект был значительным для двух самых высоких разведений OM-85 (рисунок 2 (c); и 0.023 соответственно) и наивысшего разведения Пульмонарома () (рис. 2 (г)). Не было значительных различий при сравнении первичных клеток БЭК с клетками BEAS-2B.

    Инфекция RV-16 усиливала экспрессию ICAM-1 MOI-зависимым образом (рис. 3 (а)). Этот эффект был значительно снижен в клетках, предварительно инкубированных с OM-85 и Pulmonarom, при всех испытанных разведениях (Фигуры 3 (b) и 3 (c)).

    Секреция β -дефенсина-1 повышалась под действием ОМ-85 и Pulmonarom в эпителиальных клетках в зависимости от разбавления (Фигуры 4 (a) и 4 (b)).Стимулирующий эффект ОМ-85 становился значимым при разведении <1: 200 (рис. 4 (а)), в то время как стимулирующий эффект Пульмонарома достигал значимости только при разведении <1:50 (рис. 4 (б)). Не было никакой разницы при сравнении клеток BEAS-2B и BEC. Только OM-85 увеличивал секрецию IFN- β в зависимости от разбавления, без существенной разницы при сравнении клеток BEAS-2B с первичным BEC (рис. 4 (c)). Стимулирующий эффект ОМ-85 становился значительным при разведении <1: 200 / мл, в то время как Пульмонаром не давал значимого эффекта ни при каком испытанном разведении (рис. 4 (d)).

    3.2. Продукция цитокинов BMDC

    Обработка BMDC мышей OM-85, но не Pulmonarom, вызвала высвобождение TNF- α и IL-6 дозозависимым образом (рисунки 5 (a) и 5 ​​(b)). )). Кроме того, OM-85 индуцировал секрецию противовирусного типа I IFN- β BMDC, подтверждая более ранние результаты, полученные на эпителиальных клетках человека (фиг. 5 (c)).

    4. Обсуждение

    В этом исследовании сравнивали противовирусный эффект in vitro и иммунную индукцию двух аналогичных OBL.Чтобы сравнить противовирусную активность, вызываемую обоими жидкими OBL, мы решили не использовать коммерческий продукт OM-85 в форме капсул. Вместо этого мы использовали его соответствующую растворимую форму перед лиофилизацией, жидкую форму ОМ-85. Он является промежуточным звеном конечного лекарственного препарата и содержит чистый активный ингредиент (API), как и Пульмонаром. Соответственно, оба OBL содержат поверхностно-растворимое микробное содержимое мембран, так называемые патоген-ассоциированные молекулярные структуры (PAMP), оба из пяти родов бактерий, включая Streptococcus pneumoniae , Haemophilus influenzae , Klebsiella pneumoniae , Moraxella catarrhalis , Staphylococcus aureus , Streptococcus pyogenes , Streptococcus viridans и Klebsiella ozaenae , как показано на Рисунке 1 (а).Пульмонаром представляет собой коммерчески активную жидкую форму и отличается от ОМ-85 только тремя штаммами, как показано на Рисунке 1 (b). Для противовирусной защиты использовали инфекцию RV-16 в двух типах бронхиальных эпителиальных клеток (первичные и иммортализованные клеточные линии).

    Результаты показывают, что OM-85 был более эффективным в снижении RV-16-инфекции и экспрессии ICAM, а также в индукции высвобождения β -дефенсина и IFN- β . OM-85 также был более эффективен для увеличения выживаемости клеток-хозяев.Значительная разница в индуцированных RV-16 изменениях экспрессии ICAM-1 при сравнении клеток BEAS-2B с BEC предполагает, что иммортализованные клеточные линии могут не полностью отражать ответ нормального BEC. Данные по BMDC на мышах подтвердили, что OM-85 индуцировал цитокиновые ответы, включая продукцию противовирусного IFN- β , в то время как измеримые количества IFN- β , IL-6 и TNF- α не были обнаружены при обработке клеток пульмонаромом. .

    Эпидемиологические и клинические исследования предоставили доказательства того, что инфекция правого желудочка является ведущей причиной респираторных заболеваний и важной причиной повреждения и ремоделирования дыхательных путей, что может привести к стойкой гиперактивности бронхов, обострениям хрипов и, возможно, астме [23, 24].

    Что касается астмы и респираторных инфекций, общепринято считать, что профилактические меры основаны на укреплении иммунной системы хозяина, тем самым увеличивая естественный ответ на патогены. В этом контексте сообщалось, что ОМ-85 положительно влияет на физиологию и функцию респираторных эпителиальных клеток и улучшает их защитные механизмы хозяина [25]. В двух клинических исследованиях ОМ-85 предотвращал повторное возникновение респираторных лекарственных инфекций у детей [7]. Несмотря на эти противовирусные свойства, в клинических исследованиях не изучен механизм, лежащий в основе положительных эффектов OM-85.Большинство исследований было сосредоточено на регуляции иммунных клеток, включая Т-лимфоциты и естественные Т-клетки-киллеры, а также на синтезе иммуноглобулинов [6]. Ввиду нынешних пандемий SARS-CoV-2 оценка иммуномодуляторов в качестве профилактической терапии представляет большой интерес. Результаты этого исследования предполагают, что противовирусный эффект иммуномодуляторов может быть результатом комбинации различных механизмов, а не одного.

    Бактериальные лизаты, такие как OM-85 и Pulmonarom, происходят из 5 различных родов бактерий и представляют собой смесь бактериальных белков, липидных полисахаридов и короткоцепочечных жирных кислот.Однако из-за различных производственных процессов характер компонентов может отличаться. Таким образом, каждый из двух бактериальных лизатов будет состоять из разных молекулярных паттернов, связанных с микробами (MAMP), которые будут нацелены на разные рецепторы распознавания паттернов (PRR). Это могло бы объяснить наблюдаемые различные противовирусные эффекты и врожденный иммунный ответ. Для OM-85 его противомикробные иммунные ответы можно как-то сравнить с «эффектом фермы», известным у пациентов с астмой, подвергшихся воздействию различных микробных компонентов с фермы [26].

    MAMPs индуцируют защиту хозяина через рецепторы распознавания образов, такие как TLR. Сообщалось, что OM-85 действует через TLR4 и TLR2, тем самым активируя NF κ B и митоген-активируемые протеинкиназы (MAPK) [27]. Более того, сообщалось, что OM-85 активирует Erk1 / 2 MAPK, что приводит к усилению регуляции β -дефенсина и подавлению ICAM1 [19]. Последние эффекты увеличивают защиту хозяина от вирусов посредством β -дефенсина и в то же время уменьшают связывание специфических вирусов с эпителиальными клетками хозяина.В том же исследовании OM-85 увеличивал экспрессию секреции IFN- β эпителиальными клетками бронхов человека. Здесь мы показываем, что в BMDC, OM-85, но не Pulmonarom, активирует IFN- β типа I, ключевой элемент защиты хозяина от вирусных инфекций. Дальнейшие исследования необходимы для оценки деталей иммунной регуляции и важности IFN в противовирусных эффектах OM-85. Наши результаты предполагают, что блокирование вызванной OM-85 секреции IFN на животных моделях инфекции дыхательных путей или в исследованиях in vitro потребуется, чтобы доказать их роль в противовирусном эффекте этого бактериального лизата.

    Основная группа патогенных РВ человека включает около 90% из 100 серотипированных штаммов и использует ICAM-1 в качестве основного рецептора для связывания и заражения клеток-хозяев [28, 29]. ICAM-1 — это молекула, экспрессирующаяся на поверхности эпителиальных клеток бронхов [30, 31]. In vitro ICAM-1 также опосредует трансмиграцию полиморфно-ядерных лейкоцитов через эндотелиальные и эпителиальные монослои дыхательных путей и их активацию [32, 33]. Наблюдение, что оба OBL снижали индуцированную RV-16 экспрессию ICAM-1, можно интерпретировать как защитную функцию против вирусной инфекции.Эта идея была поддержана способностью OM-85 увеличивать выживаемость BEC, инфицированных RV-16. БЭК активируют врожденный иммунный ответ посредством распознавания вирусных белков рецепторами распознавания образов (PRR), включая TLR. TLR2 распознает белки вирусного капсида, в то время как TLR7 / 8 распознает вирусные нуклеиновые кислоты, присутствующие в эндосомном компартменте [17, 34, 35].

    Распознавание RV с помощью PRR вызывает секрецию воспалительных цитокинов, включая IFN- α и IFN- β , первую линию защиты от вирусов [17, 34–36].В ответ на вирусные инфекции БЭК также продуцируют и высвобождают микробицидные β -дефенсины, которые обладают широким спектром функций в регулировании как врожденного, так и адаптивного иммунитета [37]. В этом исследовании и в отличие от Pulmonarom, OM-85 увеличивал экспрессию IFN- β в BEC и DC, что позволяет предположить, что повышенное высвобождение IFN- β может быть важным противовирусным медиатором, индуцированным OM-85.

    Возможность повышения противовирусной защиты эпителиальных клеток бронхов у пациентов, склонных к рецидивирующим вирусным инфекциям, является привлекательной терапевтической целью [13, 14, 38, 39].В этом контексте сообщалось, что OM-85 может способствовать защитным функциям BEC в ответ на RV-16 посредством активации пути Erk1 / 2 MAPK, тем самым снижая экспрессию поверхностных молекул ICAM-1 и стимулируя высвобождение β — дефенсин и белки, взаимодействующие с вирусом C1q-R [19]. Важно отметить, что предварительная обработка OM-85 более чем за 24 часа до инфицирования RV улучшала выживаемость клеток BEC, полученных от контрольной группы и пациентов с астмой или ХОБЛ; таким образом, не было специфической реакции на OM-85 [19].

    Таким образом, положительные эффекты OM-85 могут быть результатом специфической смеси иммуноактивных компонентов из различных респираторно-релевантных микроорганизмов. Следовательно, может быть невозможно четко определить единый механизм, отвечающий за положительные эффекты OM-85 против вирусных инфекций. Однако это не уменьшит его профилактических эффектов у пациентов, которые подвержены риску повторного возникновения инфекций дыхательных путей.

    5. Заключение

    Жидкие формы пульмонарома и ОМ-85 — это две похожие OBL, полученные на одних и тех же родах бактерий с небольшими различиями в штаммах.Чтобы изучить, как это незначительное изменение может потенциально повлиять на противовирусный ответ, мы разработали сравнительное исследование с использованием обеих жидких форм, сравнили некоторые особенности их индуцированного клеточного ответа и противовирусные свойства на эпителиальных клетках и, наконец, оценили отдельные аспекты на дендритных клетках.

    Учитывая ограничение исследования в отношении отсутствия концентрации для одного из OBL (Pulmonarom), мы использовали большой набор серийных разведений объема, чтобы позволить нам интерпретировать результаты.Исследование продемонстрировало, что оба OBL не только вызывают противовирусные эффекты, но также вызывают различные специфичные для продукта противовирусные реакции на BEC человека и BMDC с более сильными противовирусными свойствами для OM-85 в моделях, использованных в исследовании. Учитывая, что для создания обоих продуктов OBL использовались одни и те же бактериальные роды, это важное различие в ответе защитных клеток может происходить не только из-за содержания PAMP в каждом продукте OBL, но и из процесса, используемого для производства этих продуктов.В настоящее время продолжаются дальнейшие эксперименты для подтверждения этой гипотезы.

    Доступность данных

    Исходные данные могут быть предоставлены по запросу у соответствующего автора.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

    Выражение признательности

    Это исследование финансировалось двумя неограниченными исследовательскими грантами, предоставленными M. Roth и G. Rossi, соответственно, от OM Pharma SA, CH-1217 Meyrin, Швейцария.

    Куркума может обладать противовирусными свойствами — ScienceDaily

    Куркумин, природное соединение, содержащееся в специи куркумы, может помочь устранить некоторые вирусы, как показали исследования.

    Исследование, опубликованное в журнале Journal of General Virology , показало, что куркумин может предотвратить заражение клеток вирусом трансмиссивного гастроэнтерита (TGEV) — коронавирусом альфа-группы, который поражает свиней. Было также обнаружено, что в более высоких дозах соединение убивает вирусные частицы.

    Инфекция TGEV вызывает у поросят заболевание, называемое трансмиссивным гастроэнтеритом, которое характеризуется диареей, сильным обезвоживанием и смертью.TGEV очень заразен и неизменно приводит к летальному исходу у поросят моложе двух недель, что создает серьезную угрозу для мировой свиноводческой отрасли. В настоящее время нет одобренных методов лечения альфа-коронавирусов, и, хотя вакцина против TGEV существует, она неэффективна для предотвращения распространения вируса.

    Чтобы определить потенциальные противовирусные свойства куркумина, исследовательская группа обработала экспериментальные клетки различными концентрациями соединения, прежде чем пытаться заразить их TGEV.Они обнаружили, что более высокие концентрации куркумина снижают количество вирусных частиц в культуре клеток.

    Исследование предполагает, что куркумин влияет на TGEV несколькими способами: путем прямого уничтожения вируса до того, как он сможет заразить клетку, путем интеграции с вирусной оболочкой, чтобы «инактивировать» вирус, и путем изменения метаболизма клеток для предотвращения вирусное проникновение. «Куркумин оказывает значительное ингибирующее действие на стадию адсорбции TGEV и определенный эффект прямой инактивации, что позволяет предположить, что куркумин имеет большой потенциал в предотвращении инфекции TGEV», — сказал д-р Лилан Се, ведущий автор исследования и исследователь из Уханьского института биоинженерии. .

    Куркумин ингибирует репликацию некоторых типов вирусов, включая вирус денге, гепатит B и вирус Зика. Было также обнаружено, что соединение обладает рядом значительных биологических эффектов, включая противоопухолевую, противовоспалительную и антибактериальную активность. По словам доктора Се, куркумин был выбран для этого исследования из-за слабых побочных эффектов. Они сказали: «Есть большие трудности в профилактике вирусных заболеваний и борьбе с ними, особенно когда нет эффективных вакцин.Традиционная китайская медицина и ее активные ингредиенты являются идеальными библиотеками для скрининга противовирусных препаратов из-за их преимуществ, таких как удобство приобретения и низкие побочные эффекты ».

    Теперь исследователи надеются продолжить свои исследования in vivo, используя модель на животных, чтобы оценить, проявляются ли ингибирующие свойства куркумина в более сложной системе. «Потребуются дальнейшие исследования, чтобы оценить ингибирующий эффект in vivo и изучить потенциальные механизмы куркумина против TGEV, которые заложат основу для всестороннего понимания противовирусных механизмов и применения куркумина», — сказал д-р Се.

    Противовирусные свойства: Современные противовирусные препараты — Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Детская городская поликлиника города Краснодара №5» Министерства здравоохранения Краснодарского края

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *