Содержание

Острый энтероколит — причины, симптомы, диагностика и лечение

Острый энтероколит – патология, характеризующаяся воспалительным поражением как тонкого, так и толстого кишечника, обусловленным инфекционными и неинфекционными причинами. В связи с большой площадью патологического процесса клиническая картина может быть весьма вариабельной и включать в себя болевой синдром, диспепсические явления (тошноту, многократную рвоту, расстройства стула, метеоризм), признаки интоксикации. Диагностика основана на результатах копрограммы, бактериологического посева кала, колоноскопии, ректороманоскопии, рентгенографии кишечника. Лечение осуществляется в условиях стационара и предполагает проведение дезинтоксикации, введение спазмолитиков и антибиотиков, соблюдение диеты.

Общие сведения

Острый энтероколит – одно из наиболее распространенных заболеваний пищеварительного тракта, в равной степени поражающее и детей, и взрослых. Патологический процесс при остром энтероколите обычно неглубокий (не проникает глубже слизистой оболочки), но очень обширный – затрагивает не только весь кишечник, но чаще всего и желудок (гастроэнтероколит). Пусковым механизмом этого заболевания обычно является повреждение слизистой оболочки кишечника с развитием бурного воспалительного процесса, характеризующегося обильной потерей жидкости и электролитов. Выраженное обезвоживание, токсемия и дисбактериоз приводят к еще большему повреждению слизистой оболочки, замыкая порочный круг. Клиническая классификация энтероколита основана на его этиологических факторах.

Острый энтероколит

Причины острого энтероколита

Все острые энтероколиты подразделяют на инфекционные и неинфекционные. Острый энтероколит инфекционной природы может быть вызван паразитами (гельминты, амебы, трихомонады), бактериями (шигеллы, сальмонеллы, холерный вибрион, стафилококк). Развитие острого инфекционного энтероколита обычно обусловлено нарушением санитарно-противоэпидемического режима: плохим мытьем рук, овощей и фруктов; употреблением некачественных продуктов; использованием воды из ненадежных источников. Учитывая инфекционную природу заболевания, острый энтероколит может быть заразен. Если пациент с острым энтероколитом не обратится вовремя к врачу, либо лечение будет проведено ненадлежащим образом, заболевание может перейти в бактерионосительство или хроническую форму. Помимо уточнения этиологии, выделяют также специфический и неспецифический инфекционный острый энтероколит. Специфический энтероколит вызывается перечисленными выше возбудителями, а неспецифический обусловлен дисбактериозом (Clostridium), развившимся на фоне антибиотикотерапии (псевдомембранозный колит).

Острый неинфекционный энтероколит не является заразным заболеванием и обусловлен повышенной чувствительностью кишечника к токсическим и другим раздражающим веществам. Выделяют несколько видов острых энтероколитов неинфекционной этиологии:

Симптомы острого энтероколита

Клиническая картина острого энтероколита во многом зависит от его причин. Наиболее частыми признаками заболевания являются интенсивные схваткообразные боли в животе без четкой локализации, диарея (жидкий стул с примесью слизи и непереваренных комочков пищи, крови), тошнота и многократная рвота кислотой и желчью, явления интоксикации (лихорадка, головная боль, головокружение, боли в мышцах и суставах).

Начало острого энтероколита обычно внезапное, связано с болями в животе, диареей и рвотой. Из-за интенсивной потери жидкости с рвотой и поносом развивается обезвоживание, внутренние органы страдают от гипоксии. Это приводит к выраженной токсемии, токсины попадают с током крови в кишечник и еще больше повреждают слизистую оболочку. Из-за вторичного токсического поражения тонкого и толстого кишечника процесс усугубляется, явления интоксикации нарастают. Именно из-за этого острый энтероколит является очень опасным заболеванием – без своевременного лечения отмечается тяжелое повреждение внутренних органов.

При осмотре пациент с острым энтероколитом имеет страдальческий вид, черты лица заострены из-за обезвоживания, кожа и слизистые сухие. Язык обложен беловатым налетом. Живот вздут, урчит при пальпации. Количество мочи может быть снижено (олигурия).

Дифференцировать острый энтероколит неинфекционной природы следует с хирургическими заболеваниями («острый живот»), инфекционной патологией. Острый энтероколит может осложняться тяжелым эксикозом, перфорацией кишечника, генерализованным инфекционным процессом (сепсисом).

Диагностика острого энтероколита

Обычно у опытного гастроэнтеролога не возникает затруднений в постановке правильного диагноза: для острого энтероколита характерно сочетание болей в животе, рвоты, диареи и явлений интоксикации. Для подтверждения диагноза может потребоваться ряд лабораторных исследований: паразитологических (соскоб на энтеробиоз, анализ кала на яйца гельминтов), бактериологических (анализ кала на дисбактериоз, бактериологическое исследование кала, определение чувствительности выделенной микрофлоры к антибиотикам).

Повторная консультация гастроэнтеролога после установления причины острого энтероколита необходима для назначения инструментальных исследований: обзорная рентгенография и УЗИ органов брюшной полости дают возможность выявить спазмированные участки тонкой или толстой кишки, повышенный метеоризм кишечника, дефекты наполнения. Рентгенография пассажа бария по тонкому кишечнику нужна для дифференциальной диагностики с острой хирургической патологией.

Консультация врача-эндоскописта требуется для проведения ректороманоскопии и колоноскопии. При остром энтероколите в толстом кишечнике визуализируются изъязвления, скопления слизи и гноя, источники кровотечения в местах некроза кишечной стенки.

Лечение острого энтероколита

Пациенты с острым энтероколитом требуют госпитализации в отделение гастроэнтерологии или инфекционный стационар. В первую очередь производится детоксикация и восполнение дефицита жидкости. С этой целью налаживают внутривенную инфузию водно-солевых растворов, проводят промывания желудка и очистительные клизмы. В первые сутки заболевания требуется лечебное голодание, затем в рацион вводится рисовый отвар, слизистые каши, «вторые» бульоны.

Медикаментозное лечение заключается в назначении спазмолитиков, антибиотиков и препаратов для восстановления микрофлоры кишечника. Если причина острого энтероколита точно известна, терапия должна быть этиотропной (антибактериальные препараты не назначаются без необходимости, могут потребоваться антипаразитарные средства и т. д.).

В качестве симптоматического лечения применяются ферментные препараты, средства для нормализации моторики кишечника. Для промывания желудка и кишечника рекомендуют использовать отвары трав (ромашки, календулы и др.). При выраженной диарее помогут отвар коры дуба, черемухи и зверобоя в виде чая. Облепиховое масло, принятое внутрь, способствует заживлению слизистой оболочки кишечника.

Диета при остром энтероколите зависит от уровня поражения (преимущественно тонкой или толстой кишки), характера патологических процессов в кишечнике, вида диспепсических расстройств. При поражении тонкого кишечника в диету следует включить больше белка, витаминов и микроэлементов. При гнилостных процессах в кишечнике белок, наоборот, исключают, как и клетчатку, кисломолочные продукты. Если преобладают бродильные процессы, необходимо отказаться от ржаного хлеба, молока, большого количества сладкого, капусты и бобовых.

Прогноз и профилактика острого энтероколита

Профилактика острого энтероколита заключается в соблюдении правил личной гигиены и приготовления пищи, рациональном питании, своевременном лечении кишечных инфекций, ответственном подходе к приему различных медикаментов. Прогноз при остром энтероколите благоприятный, однако, отсутствие правильного лечения или преждевременное его окончание могут приводить к развитию осложнений, бактерионосительства, хронических форм заболевания.

Профилактика острых кишечных заболеваний | Дербент

Острые кишечные инфекции (ОКИ) — это многочисленная группа заболеваний, вызываемых различными микроорганизмами с преимущественным поражением желудочно-кишечного тракта. Их более 30-ти, самое безобидное из них – пищевое отравление, а самое опасное – холера.

Возбудителями кишечной инфекции могут быть:

  • бактерии (сальмонеллез, дизентерия, холера),
  • их токсины (ботулизм),
  • вирусы (ротавирусы, норовирусы, астровирусы и другие).

От больных и носителей микробы выделяются во внешнюю среду с испражнениями, рвотными массами, с мочой. Практически все возбудители кишечных инфекций чрезвычайно живучи. Они способны подолгу существовать в почве, воде, и даже на различных предметах: ложках, тарелках, дверных ручках, мебели, игрушках. Кишечные микробы не боятся холода, однако предпочитают жить там, где тепло и влажно. Особенно быстро они размножаются в молочных продуктах, мясном фарше, студне, киселе, а так же в воде.

В организм человека возбудители кишечной инфекции попадают через рот: вместе с пищей, водой или через грязные руки. Например, дизентерия может начаться, если попить воду из крана, некипяченое молоко или поесть сделанную из него простоквашу, творог или сметану. Кишечную палочку можно съесть вместе с некачественным кефиром или йогуртом. Возбудители сальмонеллеза попадают к человеку через любые зараженные продукты: куриное мясо, яйца, вареную колбасу, сосиски, плохо промытые овощи и зелень.

Как развивается заболевание? Изо рта микробы попадают в желудок, а затем в кишечник, где начинают усиленно размножатся. Причиной заболевания становятся токсины выделяющиеся микроорганизмами, которые, повреждая пищеварительный тракт вызывают:

  • острый гастрит (с рвотой),
  • острый энтерит (с диареей),
  • острый гастроэнтерит (и с тем, и с другим),
  • острый колит (с примесью крови в стуле),
  • острый энтероколит (с поражением всего кишечника).

После попадания микробов в организм заболевание начинается через 6-48 часов. Все кишечные инфекции опасны тем, что из-за рвоты или жидкого стула происходит обезвоживание организма. Вопрос о госпитализации или лечении на дому решает врач. При лечении на дому необходимо строго соблюдать меры, позволяющие предупредить заражение окружающих, строго выполнять правила ухода за больным. Больной должен придерживаться постельного режима, ему выделяют отдельную посуду и полотенце, которые в дальнейшем подвергают дезинфекции. Необходимо помнить, насколько важно избегать самолечения! Только врач может правильно поставить диагноз и не допустить неблагоприятные последствия, только врач может правильно подобрать лечебный препарат и составить схему лечения. Дело в том, что большинство видов микробов кишечной группы, в т.ч. возбудители дизентерии, брюшного тифа приобрели устойчивость ко многим медикаментам. В больничных условиях есть возможность выделить микроб, вызывающий заболевание и подобрать наиболее действенное средство и схему лечения. Кроме того, госпитализация больного способствует прекращению рассеивания возбудителей заболевания во внешней среде и предотвращает заражение других людей.

Как распознать кишечные инфекции? Кишечные инфекции, как и все ос-тальные инфекционные заболевания, всегда случаются неожиданно. В самом начале заболевания появляется слабость, головная боль, повышается температура, рвота.

Затем присоединяются боли в животе и жидкий стул, нередко с примесью крови и слизи. Чтобы правильно поставить диагноз необходимо обратится к врачу. Не занимайтесь самолечением, так как это может ухудшить ваше состояние.

Для того чтобы предупредить возможность заражения в детских коллективах нельзя скрывать от сотрудников детского учреждения малейших отклонений в общем состоянии здоровья ребенка: нарушение функции кишечника, боли в животе, повышение температуры и др. В таких случаях надо изолировать ребенка от остальных детей, чтобы предотвратить распространение инфекции.

И все же, самым главным препятствием на пути распространения ОКИ будет личная гигиена, основной мерой в которой является элементарное мытье рук, после посещения туалета, после прихода с улицы, перед приготовлением пищи и перед моментом ее употребления. Также следует отучать детей от дурных привычек, когда пальцы рук находятся у них во рту.

10 правил для профилактики ОКИ (острых кишечных инфекций)

Экспертами Всемирной Организации Здравоохранения для эффективного санитарного просвещения населения всей планеты по профилактике ОКИ (острые кишечные инфекции) были разработаны десять «золотых» правил для предотвращения пищевых отравлений (инфекций).
1. Выбор безопасных пищевых продуктов. Многие продукты, такие как фрукты и овощи, потребляют в сыром виде, в то время как другие — рискованно кушать без предварительной обработки. Например, всегда покупайте пастеризованное, а не сырое молоко. Во время покупки про¬дуктов имейте в виду, что цель их последующей обработки — сделать пищу безопасной и удлинить срок ее хранения. Определенные продукты, которые потребляются сырыми, требуют тщательной мойки, например, салат.

2. Тщательно приготавливайте пищу. Многие сырые продукты, главным образом, птица, мясо и сырое молоко, часто обсеменены патогенными микроорганизмами. В процессе варки (жарки) бактерии уничтожаются, но помните, что температура во всех частях пищевого продукта должна достигнуть 70° С. Если мясо цыпленка все еще сырое у кости, то поместите его снова в духовку до достижения полной готовности. Замороженное мясо, рыба и птица должны тщательно оттаиваться перед кулинарной обработкой.
3. Ешьте приготовленную пищу без промедления. Когда приготовленная пища охлаждается до комнатной температуры, микробы в ней начинают размножаться. Чем дольше она остается в таком состоянии, тем больше риск получить пищевое отравление. Чтобы себя обезопасить, ешьте пищу сразу после приготовления.
4. Тщательно храните пищевые продукты. 
Если Вы приготовили пищу впрок или хотите после употребления сохранить оставшуюся ее часть, имейте в виду, что она должна храниться либо горячей (около или выше 60° С), либо холодной (около или ниже 10° С). Это исключительно важное правило, особенно если Вы намерены хранить пищу более 4-5 часов.

Пищу для детей лучше вообще не подвергать хранению. Общая ошибка, приводящая к бесчисленным случаям пищевых отравлений — хранение в холодильнике большого количества теплой пищи. Эта пища в перегруженном холодильнике не может быстро полностью остыть. Когда в середине пищевого продукта слишком долго сохраняется тепло (температура свыше 10° С), микробы выживают и быстро размножаются до опасного для здоровья человека уровня.
5. Тщательно подогревайте приготовленную заранее пищу. Это наилучшая мера защиты от микроорганизмов, которые могли размножиться в пище в процессе хранения (правильное хранение угнетает рост микробов, но не уничтожает их). Еще раз, перед едой, тщательно прогрейте пищу (температура в ее толще должна быть не менее 70° С).

6. Избегайте контакта между сырыми и готовыми пищевыми продуктами.
Правильно приготовленная пища может быть загрязнена путем соприкосновения с сырыми продуктами. Это перекрестное загрязнение может быть явным, когда например, сырая птица соприкасается с готовой пищей, или может быть скрытым. Например, нельзя использовать одну и ту же разделочную доску и нож для приготовления сырой и вареной (жареной) птицы. Подобная практика может привести к потенциальному риску заражения продуктов и росту в них микроорганизмов с последующим отравлением человека.

7. Часто мойте руки. Тщательно мойте руки перед приготовлением еды и после каждого перерыва в процессе готовки — особенно, если Вы перепеленали ребенка или были в туалете.

После разделки сырых продуктов, таких как рыба, мясо или птица, опять вымойте руки, прежде чем приступить к обработке других продуктов. А если у Вас имеется инфицированная царапина (ранка) на руке, то обязательно перевяжите ее или наложите пластырь прежде, чем приступить к приготовлению пищи. Также помните, что домашние животные — собаки, птицы и особенно, черепахи — часто носители опасных микроорганизмов, которые могут попасть в пищу через Ваши руки.

8. Содержите кухню в идеальной чистоте. Так как пища легко загрязняется, любая поверхность, используемая для ее приготовления, должна быть абсолютно чистой. Рассматривайте каждый пищевой обрезок, крошки или грязные пятна как потенциальный резервуар микробов. Полотенца для протирания посуды должны меняться каждый день. Тряпки для мытья полов также требуют частой стирки.
9. Храните пищу защищенной от насекомых, грызунов и других животных. 

Животные часто являются переносчиками патогенных микроорганизмов, которые вызывают пищевые отравления. Для надежной защиты продуктов храните их в плотно закрывающихся банках (контейнерах).
10. Используйте чистую воду. Чистая вода исключительно важна как для питья, так и для приготовления пищи. Если у Вас есть сомнения в отношении качества воды, то прокипятите ее перед добавлением к пищевым продуктам или перед использованием.

Поделитесь данным материалом

Наука, Образование : Медицина : ОСТРЫЙ ЭНТЕРОКОЛИТ : Виктор Варшавский : читать онлайн

ОСТРЫЙ ЭНТЕРОКОЛИТ

Арсеникум альбум 3, 6 — как противовоспалительное средство при энтеритах инфекционного происхождения и кишечных токсикоинфекциях при жидком, водянистом, похожем на рисовый отвар поносе со жгучими болями, жаждой, ночными ухудшениями.

Ипекакуана 3, 6 — энтерит преимущественно алиментарного происхождения, при рвоте, схваткообразных болях в животе, кашицеобразных испражнениях с примесью крови.

Алоэ 3–6 — частый истощающий понос любого происхождения.

Подофиллум 3, 6 — избирательно действует на тонкий кишечник и верхний отдел толстого кишечника; назначается при энтеритах, энтероколитах, дуоденитах при обильном утреннем поносе с большим количеством газов.

Колоцинт 3, 6 — назначается при острых энтеритах любой этиологии с резкими болями вокруг пупка, тошнотой, рвотой на высоте болей.

Плюмбум 6, 12 — показан при острых гастроэнтеритах, сопровождающихся схваткообразными болями вокруг пупка с радиарным распространением.

Белладонна, опиум в делениях 3Х, 3 — назначаются при частом обильном поносе, рвоте и схваткообразных болях, а в делениях 6, 12 — при ахилическом гастроэнтерите с редкой рвотой и атонией кишечника.

Ирис везиколор 3 — при хроническом энтерите, осложненном нарушением функции поджелудочной железы, с обильным жирным стулом, тошнотой, рвотой, изжогой.

Пульсатилла 6, 12 — при гастрогенном энтерите с частым водянистым стулом, особенно после жирной пищи, с дурным вкусом и сухостью во рту без выраженной жажды, иногда интенсивными, но не постоянными болями.

Хина 3 — частый водянистый безболевой понос, появляющийся непосредственно после приема пищи, утренний понос с пенистым стулом с непереваренной пищей; слабость, звон в ушах, циклические ухудшения, особенно по ночам, чувствительность к холоду и ветру.

Фосфор 6, 12 — показан при гастрогенных энтероколитах, главным образом алиментарного происхождения, сочетающихся с желтушной окраской кожных покровов; стул жидкий, дефекация безболезненна, понос часто по утрам.

Кали бихромикум 3, 6 — хронический энтероколит любого происхождения, связанный с хроническим гастритом, когда при этом отмечаются густо обложенный желтым налетом язык, рвота с вязкой слизью, отсутствие аппетита, повышенная жажда, пенистый, жидкий стул.

Меркуриус коррозивус 3, 6 — применяют при инфекционном или паразитарном энтерите, сопровождающемся значительной гиперемией вплоть до геморрагических язв и некротических участков.

Авена сатива, 1X, 2Х — необходима для улучшения аппетита и повышения общего питания.

Аргентум нитрикум 3, 6 — используется при гастрогенных энтероколитах с упадком питания, при изжоге, кислой отрыжке, схваткообразных болях, поносе; стул жидкий, с непереваренной пищей.

Апис 3Х — показан при остром энтерите аллергической природы с жгучими болями преимущественно в правой половине живота и отсутствием жажды, а также при энтероколите с утренним поносом и наличием слизи или крови в кале.

Лахезис 6, 12 — токсикоинфекция, септический понос, сопровождающийся лихорадкой.

Для уменьшения болей назначают следующие средства.

Колоцинт 3Х, 3 — при схваткообразных, судорожных болях.

Плюмбум 6, 12 — если боли усиливаются от самой поверхностной пальпации.

Бриония 3Х, 3 — если боли ослабляются от сильного давления.

Баптизия 3Х — обладает антитоксическими свойствами, показана при кишечной интоксикации с высокой лихорадкой.

Вератрум альбум 3Х, 3 — показан при остром гастроэнтерите с резкой слабостью и падением сердечной деятельности; назначается также при нервной диспепсии. Кониум 3Х, 3, 6 — назначается при гастрогенном энтероколите с упадком питания при изжоге, поносе, обильном жидком стуле.

ОСТРЫЙ КОЛИТ

Используются те же средства, что при остром энтероколите, а также ряд других препаратов.

Антимониум крудум 3, 6 — при острим колите с геморроидальным стазом и соответствующей клинической картиной. Язык обложен густым белым налетом.

Опиум 3Х, 3 — при остром колите со спазмами, болями, большим количеством слизи, судорожных явлениях. Улучшение от холода.

Купрум 6, купрум арсеникозум 3, 6 — острый колит с преобладанием спастических болей по всему кишечнику.

Подофиллум 6 — рвота, понос, главным образом в утренние часы. Избирательно действует на верхний отдел толстого кишечника.

Феррум 3, феррум карбоникум 3 — назначаются в периоде затихания колита при затянувшемся процессе с явлениями упадка питания.

Острый тяжелый язвенный колит: от патофизиологии к клиническому лечению

Нац. Преподобный Гастроэнтерол. Гепатол. 13 , 13–27 (2016).

КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Молодецкий, Н. А. и др. . Увеличение заболеваемости и распространенности воспалительных заболеваний кишечника со временем, на основе систематического обзора. Гастроэнтерология 142 , 46–54 (2012).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Каппельман, доктор медицинских наук и др. . Прямые затраты на здравоохранение при болезни Крона и язвенном колите у детей и взрослых в США. Гастроэнтерология 135 , 1907–1913 (2008).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Эдвардс, Ф.C. & Truelove, S.C. Течение и прогноз язвенного колита. Гут 4 , 299–315 (1963).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Ярур А. Дж., Стробель С. Г., Дешпанде А. Р. и Абреу М. Т. Предикторы агрессивного воспалительного заболевания кишечника. Гастроэнтерол. Гепатол. (Нью-Йорк) 7 , 652–659 (2011).

    Google ученый

  • Трулав, С.C. & Witts, L.J. Кортизон при язвенном колите; окончательный отчет о терапевтическом испытании. руб. Мед. J. 2 , 1041–1048 (1955).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Dinesen, L.C. и др. . Характер и исход острого тяжелого колита. J. Crohns Colitis 4 , 431–437 (2010).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Трэвис С. PL и др. . Прогнозирование исхода при тяжелом язвенном колите. Gut 38 , 905–910 (1996).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Хан В. и др. . Ранние предикторы ответов и клинических результатов лечения кортикостероидами тяжелого язвенного колита. Скан. Дж. Гастроэнтерол. 49 , 424–433 (2014).

    ПабМед Статья КАС ПабМед Центральный Google ученый

  • Корте, К. и др. . Ассоциация между эндоскопическим индексом тяжести язвенного колита (UCEIS) и исходами острого тяжелого язвенного колита. J. Crohns Colitis 9 , 376–381 (2015).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Rhen, T. & Cidlowski, J.A. Противовоспалительное действие глюкокортикоидов — новые механизмы для старых лекарств. Н. англ. Дж. Мед. 353 , 1711–1723 (2005).

    КАС Статья Google ученый

  • Мацуда С. и Коясу С. Механизмы действия циклоспорина. Иммунофармакология 47 , 119–125 (2000).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Guo, Y., Lu, N. & Bai, A. Клиническое применение и механизмы лечения инфликсимабом при воспалительных заболеваниях кишечника: недавнее обновление. Биомед. Рез. Междунар. 2013 , 581631 (2013).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Харитунианс Т. и др. . Генетические предикторы медикаментозно рефрактерного язвенного колита. Воспаление. Кишечник Дис. 16 , 18:30–18:40 (2010).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Хо, Г. Т. и др. . Ген ABCB1/MDR1 определяет восприимчивость и фенотип при язвенном колите: различение критических вариантов с использованием подхода мечения гаплотипов по всему гену. Гул. Мол. Жене. 15 , 797–805 (2006).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Даниэль, Ф. и др. . Полиморфизм гена-1 множественной лекарственной устойчивости и устойчивость к циклоспорину А у пациентов со стероидрезистентным язвенным колитом. Воспаление. Кишечник Дис. 13 , 19–23 (2007).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Аннезе В. и др. . Ген множественной лекарственной устойчивости 1 при воспалительных заболеваниях кишечника: метаанализ. Мир Дж. Гастроэнтерол. 12 , 3636–3644 (2006).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Михаил С. и др. . Изменения микробиома кишечника у детей с тяжелым язвенным колитом. Воспаление. Кишечник Дис. 18 , 1799–1808 (2012).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Casellas, F. и др. . Низкое разнообразие микробных генов и истощение Akkermansia muciniphila связаны с рецидивирующим течением язвенного колита. J. Crohns Colitis 8 , S12–S13 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Антонелли, Э. и др. . Кишечные суперинфекции у больных с воспалительными заболеваниями кишечника. J. Crohns Colitis 6 , 154–159 (2012).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Rahier, J. F. и др. . Второй европейский доказательный консенсус по профилактике, диагностике и лечению оппортунистических инфекций при воспалительных заболеваниях кишечника. J. Crohns Colitis 8 , 443–468 (2014).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Даффра, П. и др. . Наличие вируса Эпштейна-Барр связано с более высокой потребностью в колэктомии у пациентов с язвенным колитом. J. Crohns Colitis 9 , S121 (2015).

    Google ученый

  • Сагер, К., Алам С., Бонд А., Чиннаппан Л. и Проберт К.С. Обзорная статья: цитомегаловирус и воспалительное заболевание кишечника. Алимент. Фармакол. тер. 41 , 725–733 (2015).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Лоу Д., Нгуен Д. Д. и Мизогучи Э. Модели язвенного колита на животных и их применение в исследованиях лекарственных средств. Дес. Девел. тер. 7 , 1341–1357 (2013).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Окаясу И. и др. . Новый метод индукции надежного экспериментального острого и хронического язвенного колита у мышей. Гастроэнтерология 98 , 694–702 (1990).

    КАС Статья Google ученый

  • Мельгар, С. и др. . Валидация колита, вызванного декстрансульфатом натрия у мышей, с использованием четырех терапевтических агентов для лечения воспалительного заболевания кишечника человека. Междунар. Иммунофармак. 8 , 836–844 (2008).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Kojouharoff, G. и др. . Нейтрализация фактора некроза опухоли (ФНО), но не ИЛ-1, уменьшает воспаление при хроническом колите, вызванном декстрансульфатом натрия, у мышей. клин. Эксп. Иммунол. 107 , 353–358 (1997).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Фабия, Р. и др. . Колит, вызванный уксусной кислотой, у крыс: воспроизводимая экспериментальная модель острого язвенного колита. евро. Surg. Рез. 24 , 211–225 (1992).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Кан, С. С. и др. . Чувствительная к антибиотикам модель фульминантного язвенного колита. PLoS Мед. 5 , e41 (2008).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья КАС Google ученый

  • Рудольф У. и др. . Язвенный колит и аденокарцинома толстой кишки у мышей с дефицитом Gαi2. Нац. Жене. 10 , 143–150 (1995).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Экстрем, Г. М. Оксазолон-индуцированный колит у крыс: эффекты будесонида, циклоспорина А и 5-аминосалициловой кислоты. Скан. Дж. Гастроэнтерол. 33 , 174–179 (1998).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Линдебо Холм, Т., Poulsen, S.S., Markholst, H. & Reedtz-Runge, S. Фармакологическая оценка модели колита с переносом Т-клеток SCID: как модели болезни Крона. Междунар. Дж. Инфлам. 2012 , 412178 (2012).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья КАС Google ученый

  • Молнар, Т. и др. . Ответ на первую внутривенную стероидную терапию определяет последующий риск колэктомии у пациентов с язвенным колитом. J. Желудочно-кишечный тракт. Дис печени. 20 , 359–363 (2011).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Романо К. , Сайед С., Валенти С. и Кугатасан С. Лечение острого тяжелого колита у детей с язвенным колитом в эпоху биологических препаратов. Педиатрия 137 , 1–9 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Диньясс, А. и др. . Второй европейский доказательный консенсус по диагностике и лечению язвенного колита, часть 2: текущее лечение. J. Crohns Colitis 6 , 991–1030 (2012).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Исса, М. и др. . Влияние Clostridium difficile на воспалительное заболевание кишечника. клин. Гастроэнтерол. Гепатол. 5 , 345–351 (2007).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Carbonnel, F. и др. . Колоноскопия острого колита. Безопасный и надежный инструмент для оценки тяжести. Коп. Дис. науч. 39 , 1550–1557 (1994).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Маккар Р. и Бо С. Колоноскопическая перфорация при воспалительном заболевании кишечника. Гастроэнтерол. Гепатол. (Нью-Йорк) 9 , 573–583 (2013).

    Google ученый

  • Коттон М. и др. . Распространенность цитомегаловирусной инфекции при тяжелом рефрактерном язвенном колите и колите Крона. утра. Дж. Гастроэнтерол. 96 , 773–775 (2001).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Крискуоли, В., Риццуто М.Р., Галло Э., Орландо А. и Коттон М. Токсический мегаколон и цитомегаловирус человека у ряда пациентов с тяжелым язвенным колитом. Дж. Клин. Вирол. 66 , 103–166 (2015).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Kandiel, A. & Lashner, B. Цитомегаловирусный колит, осложняющий воспалительное заболевание кишечника. утра. Дж. Гастроэнтерол. 101 , 2857–2865 (2006 г.).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Мацуока, К. и др. . Цитомегаловирус часто реактивируется и исчезает без противовирусных препаратов у больных язвенным колитом. утра. Дж. Гастроэнтерол. 102 , 331–337 (2007).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Осберг, А. и др. . Уроки, извлеченные из рандомизированного исследования перорального валганцикловира по сравнению с парентеральным лечением цитомегаловирусной болезни у реципиентов парентерального трансплантата органов: исследование VICTOR. клин. Заразить. Дис. 62 , 1154–1160 (2016).

    ПабМед Статья КАС ПабМед Центральный Google ученый

  • Miehsler, W. и др. . Является ли воспалительное заболевание кишечника независимым и специфичным фактором риска тромбоэмболии? Gut 53 , 542–548 (2004).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Гертс, В. Х. и др. . Профилактика венозной тромбоэмболии: Руководство по клинической практике Американского колледжа торакальных врачей (8-е издание). Сундук 133 , 381С–453С (2008 г.).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Хейт, Дж.А. и др. . Предикторы выживаемости после тромбоза глубоких вен и легочной эмболии: популяционное когортное исследование. Арх. Стажер Мед. 159 , 445–453 (1999).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Лейзорович А. и др. . Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование далтепарина для профилактики венозной тромбоэмболии у пациентов с острыми заболеваниями. Тираж 110 , 874–879 (2004).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Анантакришнан, А. Н. и др. . Тромбопрофилактика связана со снижением постгоспитальных венозных тромбоэмболических осложнений у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника. клин. Гастроэнтерол. Гепатол. 12 , 1905–1910 (2014).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Моват, К. и др. . Рекомендации по лечению воспалительных заболеваний кишечника у взрослых. Гут 60 , 571–607 (2011).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Kornbluth, A. & Sachar, D.B. Практические рекомендации по лечению язвенного колита у взрослых: Американский колледж гастроэнтерологии, комитет по параметрам практики. утра. Дж. Гастроэнтерол. 105 , 501–523 (2010).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Гриффитс, Б. Дж. и др. . Оценка глобальных профилей коагуляции у пациентов с острым тяжелым колитом: значение для тромбопрофилактики. Гастроэнтерология 148 , С-133 (2015).

    Артикул Google ученый

  • Баркас Ф., Либеропулос Э., Кей А.& Elisaf, M. Электролитные и кислотно-щелочные нарушения при воспалительных заболеваниях кишечника. Энн. Гастроэнтерол. 26 , 23–28 (2013).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Макинтайр, П. Б. и др. . Контролируемое исследование покоя кишечника при лечении тяжелого острого колита. Gut 27 , 481–485 (1986).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Гонсалес-Уикс, Ф. и др. . Энтеральное и парентеральное питание в качестве дополнительной терапии при остром язвенном колите. утра. Дж. Гастроэнтерол. 88 , 227–232 (1993).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Хан, К. Дж. и др. . Антибиотикотерапия при воспалительных заболеваниях кишечника: систематический обзор и метаанализ. утра. Дж. Гастроэнтерол. 106 , 661–673 (2011).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Манцарис, Г. Дж. и др. . Проспективное рандомизированное контролируемое исследование перорального применения ципрофлоксацина при остром язвенном колите. утра. Дж. Гастроэнтерол. 92 , 454–456 (1997).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Манцарис, Г. Дж., Hatzis, A., Kontogiannis, P. & Triadaphyllou, G. Внутривенное введение тобрамицина и метронидазола в качестве дополнения к кортикостероидам при остром, тяжелом язвенном колите. утра. Дж. Гастроэнтерол. 89 , 43–46 (1994).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Рэндалл, Дж. и др. . Отсроченная операция по поводу острого тяжелого колита связана с повышенным риском послеоперационных осложнений. руб. Дж. Сур. 97 , 404–409 (2010).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Benchimol, E.I., Seow, C.H., Steinhart, A.H. & Griffiths, A.M. Традиционные кортикостероиды для индукции ремиссии при болезни Крона. Кокрановская система базы данных. Ред. 2 , CD006792 (2008 г.).

    Google ученый

  • Трулав, С.C. & Jewell, D.P. Интенсивный внутривенный режим лечения тяжелых приступов язвенного колита. Ланцет 1 , 1067–1070 (1974).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Тернер Д., Уолш С. М., Стейнхарт А. Х. и Гриффитс А. М. Реакция на кортикостероиды при тяжелом язвенном колите: систематический обзор литературы и метарегрессия. клин. Гастроэнтерол. Гепатол. 5 , 103–110 (2007).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Барон Дж. Х., Коннелл А. М., Канагинис Т. Г., Леннард-Джонс Дж. Э. и Эйвери Джонс Ф. Амбулаторное лечение язвенного колита. Сравнение трех доз перорального преднизолона. руб. Мед. J. 2 , 441–443 (1962).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Сих, Д.& De Cruz, P. Обзорная статья: практическое лечение острого тяжелого язвенного колита. Алимент. Фармакол. тер. 43 , 482–513 (2016).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Босса, Ф. и др. . Непрерывная инфузия по сравнению с болюсным введением стероидов при тяжелых приступах язвенного колита: рандомизированное двойное слепое исследование. утра. Дж. Гастроэнтерол. 102 , 601–608 (2007).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Хо, Г. Т. и др. . Прогнозирование исхода тяжелого язвенного колита: разработка новой шкалы риска для раннего отбора пациентов для медикаментозной терапии второй линии или хирургического вмешательства. Алимент. Фармакол. тер. 19 , 1079–1087 (2004).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Линдгрен, С.С. и др. . Ранние предикторы неэффективности лечения глюкокортикостероидами при тяжелых и среднетяжелых приступах язвенного колита. евро. Дж. Гастроэнтерол. Гепатол. 10 , 831–835 (1998).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Жарнеро, Г. и др. . Инфликсимаб в качестве спасательной терапии при язвенном колите тяжелой и средней степени тяжести: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Гастроэнтерология 128 , 1805–1811 (2005).

    ПабМед Статья КАС ПабМед Центральный Google ученый

  • Трэвис, С. П. и др. . Обзорная статья: определение ремиссии при язвенном колите. Алимент. Фармакол. тер. 34 , 113–124 (2011).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Леннард-Джонс, Дж.E., Ritchie, JK, Hilder, W. & Spicer, C.C. Оценка тяжести колита: предварительное исследование. Gut 16 , 579–584 (1975).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Benazzato, L. и др. . Прогноз тяжелых приступов язвенного колита: эффект от интенсивного медикаментозного лечения. Коп. Дис печени. 36 , 461–466 (2004).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Тернер, Д. и др. . Тяжелый педиатрический язвенный колит: проспективное многоцентровое исследование исходов и предикторов ответа. Гастроэнтерология 138 , 2282–2291 (2010).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Sand, B. E. Биомаркеры воспаления при воспалительном заболевании кишечника. Гастроэнтерология 149 , 1275–1285 (2015).

    Артикул КАС Google ученый

  • Хо, Г.Т. и др. . Фекальный кальпротектин предсказывает клиническое течение острого тяжелого язвенного колита. утра. Дж. Гастроэнтерол. 104 , 673–678 (2009).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Allez, M. Долгосрочные результаты лечения пациентов с активной болезнью Крона с наличием обширных и глубоких изъязвлений при колоноскопии. утра. Дж. Гастроэнтерол. 97 , 947–953 (2002).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Трэвис, С. П. и др. . Разработка инструмента для эндоскопической оценки тяжести язвенного колита: Эндоскопический индекс тяжести язвенного колита (UCEIS). Гут 61 , 535–542 (2012).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Чу, К.Н., Нолан, Д.Дж. и Джуэлл, Д.П. Газ тонкой кишки при тяжелом язвенном колите. Гут 32 , 1535–1537 (1991).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Хафиз Р. и др. . Получение Т2-взвешенной МРТ-оценки общего воспаления толстой кишки (TCIS) для оценки пациентов с тяжелым острым воспалительным колитом — предварительное исследование. евро. Радиол. 21 , 366–377 (2011).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Лихтигер, С. и др. . Циклоспорин при тяжелом язвенном колите, рефрактерном к стероидной терапии. Н. англ. Дж. Мед. 330 , 1841–1845 (1994).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Ван Аш, Г. и др. .Рандомизированное двойное слепое сравнение циклоспорина 4 мг/кг и 2 мг/кг внутривенно при тяжелом язвенном колите. Гастроэнтерология 125 , 1025–1031 (2003).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Sternthal, M.B. и др. . Нежелательные явления, связанные с применением циклоспорина у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника. утра. Дж. Гастроэнтерол. 103 , 937–943 (2008).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Чен, Дж. Х. Обзорная статья: острый тяжелый язвенный колит — консенсусные заявления, основанные на фактических данных. Алимент. Фармакол. тер. 44 , 127–144 (2016).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Якобовиц С.Л. и Трэвис, С. П. Лечение острого тяжелого колита. руб. Мед. Бык. 17 , 131–144 (2006).

    Google ученый

  • Огата Х. и др. . Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование перорального такролимуса (FK506) при лечении госпитализированных пациентов с резистентным к стероидам язвенным колитом. Воспаление. Кишечник Дис. 18 , 803–808 (2012).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Вихманн, А., Kinnucan, J. & Rubin, D. P-005 YI Новое применение индукционной терапии циклоспорином в качестве моста к ведолизумабу при тяжелом язвенном колите. Воспаление. Кишечник Дис. 20 (Прил. 1), S22 (2014).

    Google ученый

  • Arts, J. и др. . Отдаленные результаты лечения внутривенным циклоспорином у пациентов с тяжелым язвенным колитом. Воспаление. Кишечник Дис. 10 , 73–78 (2004).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Sands, B.E. и др. . Инфликсимаб в лечении тяжелого, резистентного к стероидам язвенного колита: пилотное исследование. Воспаление. Кишечник Дис. 7 , 83–88 (2001).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Тарган, С. Р. и др. .Краткосрочное исследование химерного моноклонального антитела сА2 к фактору некроза опухоли α при болезни Крона. Н. англ. Дж. Мед. 337 , 1029–1035 (1997).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Рутгертс, П. и др. . Инфликсимаб для индукционной и поддерживающей терапии язвенного колита. Н. англ. Дж. Мед. 353 , 2462–2476 (2005).

    КАС Статья Google ученый

  • Дотан И. и др. . Факторы пациента, которые увеличивают клиренс инфликсимаба и сокращают период полувыведения при воспалительном заболевании кишечника: популяционное фармакокинетическое исследование. Воспаление. Кишечник Дис. 20 , 2247–2259 (2014).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Brandse, J. F. и др. . Фармакокинетические особенности и наличие антилекарственных антител связаны с реакцией на индукционную терапию инфликсимабом у пациентов с язвенным колитом средней и тяжелой степени. клин. Гастроэнтерол. Гепатол. 14 , 251–258 (2016).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Гибсон, Д. Дж. и др. . Режим ускоренной индукции инфликсимабом снижает потребность в ранней колэктомии у пациентов с острым тяжелым язвенным колитом. клин. Гастроэнтерол. Гепатол. 13 , 330–335 (2015).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Розен, М.Дж., Минар, П. и Винкс, А.А. Обзорная статья: применение фармакокинетики для оптимизации дозировки биологических препаратов против ФНО при остром тяжелом язвенном колите. Алимент. Фармакол. тер. 41 , 1094–1103 (2015).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Лахари, Д. и др. . Циклоспорин в сравнении с инфликсимабом у пациентов с тяжелым язвенным колитом, рефрактерным к внутривенным стероидам: параллельное открытое рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет 380 , 1909–1915 (2012).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Уильямс, Дж. Г. и др. . Инфликсимаб в сравнении с циклоспорином при стероидорезистентном остром тяжелом язвенном колите (CONSTRUCT): открытое прагматичное рандомизированное исследование смешанных методов. Ланцет Гастроэнтерол. Гепатол. 1 , 15–24 (2016).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Сигроув, А., Rapport, F. & Williams, J. Инфликсимаб или циклоспорин: предпочтения пациентов в лечении и влияние язвенного колита (ЯК) на их жизнь. Гут 63 , А65 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Нарула, Н. и др. . Систематический обзор и метаанализ: инфликсимаб или циклоспорин в качестве спасательной терапии у пациентов с тяжелым язвенным колитом, рефрактерным к стероидам. утра. Дж. Гастроэнтерол. 111 , 477–491 (2016).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Дуйвис, Н. и др. . Одинаковая частота краткосрочных и долгосрочных колэктомий при лечении циклоспорином и инфликсимабом у госпитализированных пациентов с язвенным колитом. J. Crohns Colitis 10 , 821–827 (2016).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Мазер, Э.А. и др. . Циклоспорин и инфликсимаб в качестве спасательной терапии друг для друга у пациентов со стероидрезистентным язвенным колитом. клин. Гастроэнтерол. Гепатол. 6 , 1112–1116 (2008 г.).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Леблан С. и др. . Последовательное лечение циклоспорином и инфликсимабом при стероидрезистентном язвенном колите. утра.Дж. Гастроэнтерол. 106 , 771–777 (2011).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Маноса, М. и др. . Спасательная терапия инфликсимабом после неэффективности циклоспорина при стероид-резистентном язвенном колите. Digestion 80 , 30–35 (2009).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Нарула Н., Файн, М., Коломбель, Дж. Ф., Маршалл, Дж. К. и Райниш, В. Систематический обзор: последовательная спасательная терапия при тяжелом язвенном колите: преимущества перевешивают риски? Воспаление. Кишечник Дис. 21 , 1683–1694 (2015).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Ван Аш, Г. и др. . Второй европейский доказательный консенсус по диагностике и лечению язвенного колита, часть 3: особые ситуации. J. Crohns Colitis 7 , 1–33 (2013).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Roberts, S.E., Williams, J.G., Yeates, D. & Goldacre, M.J. Смертность среди пациентов с колэктомией и без нее, поступивших в больницу по поводу язвенного колита и болезни Крона: записи исследований сцепления. БМЖ 335 , 1033 (2007).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Эресланд, Т. и др. . Европейский консенсус по хирургическому лечению язвенного колита, основанный на фактических данных. J. Crohns Colitis 9 , 4–25 (2015).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Bartels, S. A. и др. . Меньше спаечный процесс и герниопластика во время завершения проктоколэктомии после лапароскопической экстренной колэктомии по поводу язвенного колита. Хирург. Эндоск. 26 , 368–373 (2012).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Ording Olsen, K., Juul, S., Berndtsson, I., Oresland, T. & Laurberg, S. Язвенный колит: женская плодовитость до постановки диагноза, во время болезни и после операции по сравнению с популяционной выборкой. Гастроэнтерология 122 , 15–19 (2002).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Бартельс, С.А. и др. . Значительное увеличение частоты наступления беременности после лапароскопической восстановительной проктоколэктомии: перекрестное исследование. Энн. Surg. 256 , 1045–1048 (2012).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Фаркас К. и др. . Эффективность индукционной терапии биоаналогом инфликсимаба CT-P13 на заживление слизистой оболочки при язвенном колите. Колит Дж. Крона http://dx.doi.org/10.1093/ecco-jcc/jjw085 (2016 г.).

  • Vanhove, W., Nys, K. & Vermeire, S. Терапевтические инновации при воспалительных заболеваниях кишечника. клин. Фармакол. тер. 99 , 49–58 (2016).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Макговерн, Д. П., Кугатасан, С. и Чо, Дж. Х. Генетика воспалительных заболеваний кишечника. Гастроэнтерология 149 , 1163–1176 (2015).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Лю, Дж. З. и др. . Ассоциативный анализ идентифицирует 38 локусов предрасположенности к воспалительным заболеваниям кишечника и выделяет общий генетический риск в разных популяциях. Нац. Жене. 47 , 979–986 (2015).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Сасаки, М.и Клаппрот, Дж. М. Роль бактерий в патогенезе язвенного колита. J. Сигнальный преобразователь. 2012 , 704953 (2012).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Strauch, U.G. и др. . Влияние кишечных бактерий на индукцию регуляторных Т-клеток: уроки переносной модели колита. Гут 54 , 1546–1552 (2005).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Ранс, К. и др. . Резидентные кишечные бактерии необходимы для развития спонтанного колита и активации иммунной системы у мышей с дефицитом интерлейкина-10. Заразить. Иммун. 66 , 5224–5231 (1998).

    Google ученый

  • Хан, К. Дж. и др. . Антибиотикотерапия при воспалительных заболеваниях кишечника: систематический обзор и метаанализ. утра. Дж. Гастроэнтерол. 106 , 661–673 (2011).

    КАС пабмед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Ван, С. Л., Ван, З. Р. и Ян, К. К. Метаанализ терапии антибиотиками широкого спектра действия у пациентов с активным воспалительным заболеванием кишечника. Экспл. тер. Мед. 4 , 1051–1056 (2012).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Моайеди, П. и др. . Трансплантация фекальной микробиоты вызывает ремиссию у пациентов с активным язвенным колитом в рандомизированном контролируемом исследовании. Гастроэнтерология 149 , 102–109 (2015).

    ПабМед ПабМед Центральный Статья Google ученый

  • Rajilic’-Stojanovic’, M., Shanahan, F., Guarner, F. & de Vos, WM. Филогенетический анализ дисбактериоза при язвенном колите во время ремиссии. Воспаление. Кишечник Дис. 19 , 481–488 (2013).

    ПабМед Статья ПабМед Центральный Google ученый

  • Сео М. и др. . Индекс активности заболевания у больных язвенным колитом. утра. Дж. Гастро. 87 , 971–976 (1992).

    КАС Google ученый

  • Границы | Витамин D при остром кампилобактериозе – результаты интервенционного исследования с применением клинической модели энтероколита, вызванного Campylobacter jejuni

    Введение

    Campylobacter jejuni представляют собой основные инфекционные бактериальные агенты зоонозных кишечных заболеваний с растущим распространением во всем мире (1). Люди заражаются через пищевую цепочку при употреблении в пищу сырого или недоваренного мяса, полученного от зараженных сельскохозяйственных животных, или при попадании в организм C. jejuni , содержащих поверхностную воду (2–4). У инфицированных людей проявляются симптомы различной степени в зависимости от вирулентности приобретенного бактериального штамма, с одной стороны, и иммунного статуса хозяина, с другой (1, 5–7). У некоторых пациентов проявляются довольно легкие симптомы, включая водянистую диарею, тогда как у других развивается острый кампилобактериоз (8, 9).Эти люди с тяжелыми нарушениями жалуются на спазмы в животе, лихорадку и воспалительный кровавый понос (8, 9). Во время инфекции ткани кишечника разрушаются в результате врожденного иммунного ответа и демонстрируют глубокие гистопатологические воспалительные изменения, такие как изъязвления, абсцессы крипт и увеличение количества врожденных и адаптивных иммунных клеток в слизистой оболочке толстой кишки и собственной пластинке (5, 8, 10, 11). Подавляющее большинство инфекций человека обычно проходят сами по себе и лечатся (если вообще лечатся) симптоматически.Например, только тяжело ослабленные пациенты с иммуносупрессивными сопутствующими заболеваниями нуждаются в госпитализации и лечении противомикробными препаратами (6, 8, 9). Однако в редких случаях постинфекционные осложнения, такие как синдром Гийена-Барре, синдром Миллера-Фишера, синдром Рейтера и реактивный артрит, могут возникать с латентным периодом от недель до месяцев (8, 9, 12).

    Несмотря на прогрессивно увеличивающуюся распространенность кампилобактериоза человека, клеточные и молекулярные процессы, которые вовлечены в развитие болезни, еще полностью не изучены.Тем не менее, предыдущие клинические исследования показали, что у людей острое течение болезни, вызванное C. jejuni , и постинфекционные последствия, такие как синдром Гийена-Барре, вызываются патогенными поверхностными молекулами липоолигосахаридов (LOS), вызывающими гиперактивацию врожденной иммунной системы у людей. сиалированная форма (13). В течение довольно долгого времени исследования in vivo сдерживались нехваткой подходящих моделей на животных. Это в основном связано с тем, что микробиота желудочно-кишечного тракта мышей опосредует сильную устойчивость к колонизации к С.jejuni и мыши per se примерно в 10 000 раз более устойчивы к ЛОС и липополисахаридам (ЛПС) по сравнению с людьми (14). Наша группа недавно показала, что вторичные абиотические мыши IL-10 -/- , у которых кишечная микробиота была истощена лечением антибиотиками широкого спектра действия, могут не только эффективно колонизироваться патогеном при пероральном заражении, но также у них развиваются ключевые черты острый кампилобактериоз, такой как истощение и кровавый понос в течение 1 недели (15).Одной из основных причин развития этих тяжелых иммунопатологических реакций при остром язвенном энтероколите является отсутствие резистентности к колонизации и отсутствие интерлейкина-10 (IL-10), обеспечивающего резистентность мышей к C. jejuni LOS (16, 17). Как следствие, мыши C. jejuni , инфицированные IL-10 -/- , демонстрируют выраженные LOS-индуцированные и зависимые от Toll-подобного рецептора-4 (TLR-4) врожденные и адаптивные иммунные ответы, которые не ограничиваются кишечным трактом, но также можно наблюдать во внекишечных, включая системные отделы (15, 18-25).

    Витамин D в первую очередь известен своими регулирующими свойствами в отношении костного метаболизма из-за жесткого контроля реабсорбции кальция в желудочно-кишечном тракте и ремоделирования костей (26). После воздействия ультрафиолетового (УФ) света В стероидный гормон вырабатывается в коже из 7-дегидроксихолестерина с последующими стадиями гидроксилирования в печени и почках до биологически активных форм 25-гидроксивитамина D и 1,25-дигидрокси -витамин D соответственно (27). После приема пищи или пищевых добавок циркулирующий 25-гидроксивитамин D может утилизироваться многими клетками, включая иммунные клетки и интраэпителиальные клетки кишечника, экспрессирующие фермент 1α-гидроксилазу CYP27B, тогда как 24-гидроксилаза CYP24A проявляет контррегуляторные свойства, впоследствии обеспечивая местное 1, Источники 25-дигидроксивитамина D хорошо сбалансированы (27).

    Идентификация рецептора витамина D (VDR) на мононуклеарных клетках периферической крови в 1980-х годах впервые указала на иммунные функции витамина D (28, 29). Фактически было показано, что витамин D участвует в модулировании как врожденных, так и адаптивных иммунных реакций (30–33) и оказывает противовоспалительное действие (34). Кроме того, в нескольких отчетах подчеркиваются антимикробные свойства витамина D (33). Например, витамин D может эффективно ингибировать рост штаммов грамположительных бактерий, таких как Staphylococcus aureus, Streptococcus pyogenes и Streptococcus mutans , а также грамотрицательных видов, включая Klebsiella pneumoniae и Escherichia coli . 35–37).Кроме того, производство антимикробных пептидов, таких как кателицидин и дефенсины, стимулируется витамином D (38–40). Как иммуномодулирующее, так и противомикробное действие может быть причиной положительных эффектов экзогенного витамина D, наблюдаемых при инфекционных заболеваниях, вызванных Helicobacter pylori (41), и при инфекциях дыхательных путей (42). Более того, было показано, что витамин D участвует в поддержании целостности кишечного эпителиального барьера (43).

    Это побудило нас в нашем настоящем доклиническом интервенционном исследовании исследовать потенциальное патоген-снижающее, иммуномодулирующее, сохраняющее кишечный эпителиальный барьер и, следовательно, облегчающее течение заболевания действие синтетического 25-ОН-холекальциферола с применением клинической модели острого кампилобактериоза.

    Материалы и методы

    Заявление об этике

    Все эксперименты на животных проводились в соответствии с Европейскими рекомендациями по благополучию животных (2010/63/ЕС) после одобрения комиссией по экспериментам на животных, возглавляемой Landesamt für Gesundheit und Soziales (LaGeSo, Берлин, регистрационные номера G0172/16). и G0247/16). Дважды в день оценивали клиническое состояние мышей.

    Поколение вторичных абиотических мышей

    Самки и самцы IL-10 -/- мыши (все с фоном C57BL/6j) были выращены и выращены в условиях отсутствия конкретных патогенов (SPF) в одном и том же подразделении Forschungseinrichtungen für Experimentelle Medizin (FEM, Charité–University Medicine Берлин). От трех до пяти мышей содержали в одной клетке, включая крышки фильтров, в экспериментальном полубарьере (доступном только в лабораторном халате, бахилах, шапочках и стерильных перчатках) в стандартных условиях (комнатная температура 22–24°C, влажность 55 ± 15 %). , цикл 12 часов света/12 часов темноты) и имели свободный доступ к автоклавируемому стандартному корму (пищевые гранулы: ssniff R/MH, V1534-300, Sniff, Soest, Германия).

    Чтобы обеспечить стабильную колонизацию желудочно-кишечного тракта C. jejuni и преодолеть физиологическую резистентность к колонизации (44), микробиота истощена (т.э., вторичные абиотические) мыши были получены (44, 45). Вкратце, 3-недельных мышей сразу после отъема подвергали 10-недельному курсу лечения антибиотиками широкого спектра действия, добавляя ампициллин плюс сульбактам (1 г/л; Ratiopharm, Германия), ванкомицин (500 мг/л; Cell Pharm, Германия), ципрофлоксацин (200 мг/л; Bayer Vital, Германия), имипенем (250 мг/л; MSD, Германия) и метронидазол (1 г/л; Fresenius, Германия) в автоклавированную питьевую воду ( ad libitum ), как описано в другом месте (45). Чтобы обеспечить вымывание антибиотиков, смесь антибиотиков отменили за 4 дня до заражения и, таким образом, непосредственно перед началом лечения витамином D.

    Лечение витамином D

    Лечение витамином D началось за 4 дня до заражения C. jejuni . Поэтому синтетический 25-ОН-холекальциферол (приобретенный у Sigma-Aldrich, Мюнхен, Германия) растворяли в Tween 80 (0,2% об./об.) и вводили мышам через автоклавированную водопроводную воду ( ad libitum ). Учитывая массу тела мыши ~ 25 г и ежедневный объем питья ~ 5 мл, конечная концентрация синтетического раствора 25-ОН-холекальциферола равнялась 2.5 мкг/мл, в результате чего суточная лечебная доза составляет 500 мкг на кг массы тела (эквивалентно 20 000 МЕ на кг) (46). Таким образом, применяемая суточная доза витамина D намного превышала токсические дозы, установленные для грызунов (например, 42 мг/кг/день) (47, 48) и человека (например, 150 мг/кг/день) (49). Контрольные мыши, соответствующие возрасту и полу, получавшие плацебо (PLC), получали носитель (т. е. Tween 80) через питьевую воду ( ad libitum ).

    C. jejuni Инфекция, желудочно-кишечная колонизация и транслокация

    При инфекциях маточный раствор С.jejuni 81-176, который хранился при -80°C, оттаивали, аликвоты наносили штрихами на кармали-агар (Oxoid, Wesel, Germany) и инкубировали в микроаэрофильной атмосфере при 37°C в течение 48 часов. Непосредственно перед пероральным заражением мышей бактерии собирали в стерильном PBS (Oxoid) до окончательного инокулята из 10 9 бактериальных клеток. Мышей (возраст 3 месяца) заражали перорально два дня подряд (т.е. дни 0 и 1). Животных постоянно содержали в стерильной среде (автоклавированная пища и питьевая вода) и обращались с ними в строгих асептических условиях для предотвращения заражения.

    Для оценки желудочно-кишечной колонизации и транслокации C. jejuni количественно оценивали в образцах фекалий с течением времени после заражения (pi) и, кроме того, в просветных образцах, полученных из различных частей желудочно-кишечного тракта (т. е. из желудка, двенадцатиперстной, подвздошной и толстой кишки) и в гомогенатах органов на 6 день после заражения по культуре, как указано в другом месте (44, 50). Предел обнаружения жизнеспособных возбудителей составил ≈100 КОЕ/г (КОЕ/г). Для оценки бактериемии C. jejuni в обогащенные тиогликолем бульоны (BD Bioscience, Германия) инокулировали ~200 мкл сердечной крови отдельных мышей, инкубировали в течение 7 дней при 37°C и наносили штрихами на соответствующие среды для дальнейшей идентификации, как описано ( 44).

    Клинические состояния

    До и после заражения C. jejuni клиническое состояние мышей оценивали ежедневно с использованием стандартизированной кумулятивной клинической оценки (максимум 12 баллов) с учетом клинического аспекта/атрофии (0: нормальное; 1: взъерошенная шерсть; 2: слабая двигательная активность; 3: изоляция; 4: выраженное нарушение двигательной функции, предфинальный вид), обилие крови в фекалиях (0: кровь отсутствует; 2: микроскопическое обнаружение крови методом Гуаяка с использованием Haemoccult, Beckman Coulter/PCD) , Германия; 4: макроскопически видна кровь) и диарея (0: сформированный кал; 2: пастообразный кал; 4: жидкий кал), как описано ранее (19).

    Процедуры отбора проб

    На 6-й день p.i. мышей умерщвляли путем ингаляции изофлурана (Abbott, Германия). Образцы просвета желудочно-кишечного тракта (из желудка, двенадцатиперстной кишки, подвздошной и толстой кишки) и ex vivo биопсий из толстой кишки, подвздошной кишки, брыжеечных лимфатических узлов (MLN), селезенки, печени, почек и легких были взяты в стерильных условиях. Для измерения сывороточных цитокинов брали сердечную кровь. Образцы из толстой кишки и внекишечного тракта собирали у каждой мыши параллельно для микробиологического, иммуногистопатологического и иммунологического анализов.Абсолютную длину толстой и тонкой кишки измеряли линейкой (в см).

    Иммуногистохимия

    Иммуногистохимический анализ in situ был проведен в биоптатах толстой кишки ex vivo , которые были немедленно зафиксированы в 5% формалине и помещены в парафин, как описано ранее (51–54). Вкратце, для обнаружения апоптотических эпителиальных клеток, эпителиальных клеток пролиферации, макрофагов/моноцитов, Т-лимфоцитов и регуляторных Т-клеток (Tregs) тонкие парафиновые срезы толщиной 5 мкм биоптатов ex vivo окрашивали первичными антителами, направленными против расщепленной каспазы. 3 (Asp175, Cell Signaling, Беверли, Массачусетс, США, 1:200), Ki67 (TEC3, Дако, Дания, 1:100), F4/80 (# 14-4801, клон BM8, eBioscience, Сан-Диего, Калифорния, США, 1:50), CD3 (#N1580, Dako, 1:10) и FOXP3 (клон FJK-165, #14-5773, eBioscience, 1:100) соответственно.Затем положительно окрашенные клетки исследовали с помощью световой микроскопии (увеличение 100× и 400×), и для каждой мыши определяли среднее количество соответствующих положительно окрашенных клеток в пределах по меньшей мере шести полей большого увеличения (HPF, 0,287 мм 2 , 400× увеличение) слепым независимым исследователем.

    Обнаружение медиатора воспаления в супернатантах кишечных и внекишечных

    ex vivo Биоптатов

    Биоптаты ex vivo из толстой кишки разрезали вдоль, промывали в фосфатно-солевом буфере (PBS; Gibco, Life Technologies, Великобритания) и делали полоски длиной ~1 см лимфатические узлы), печень и селезенку (одну половину) помещали в 24-луночные планшеты с плоским дном (Nunc, Германия), содержащие 500 мкл бессывороточной среды RPMI 1640 (Gibco, life Technologies, Великобритания) с добавлением пенициллина ( 100 ЕД/мл) и стрептомицин (100 мкг/мл; PAA Laboratories, Германия). Через 18 часов при 37°C супернатанты соответствующих культур, а также образцы сыворотки тестировали на IL-6, хемоаттрактантный белок моноцитов 1 (MCP-1), фактор некроза опухоли (TNF) и интерферон-γ (IFN-γ) с помощью цитометрический шариковый анализ воспаления мышей (CBA; BD Biosciences, Германия) на проточном цитометре BD FACSCanto II (BD Biosciences). Концентрации системных провоспалительных цитокинов измеряли в образцах сыворотки.

    Электрофизиологические измерения

    Дистальный отдел толстой кишки ex vivo биопсий были помещены в камеры Уссинга (0.049 см 2 площадь). Трансмуральное электрическое сопротивление (Rt) регистрировали в условиях фиксации напряжения автоматическим устройством фиксации (CVC6, Fiebig Hard and Software, Берлин, Германия) при 37°C в течение 1 часа. Раствор для купания состоял из NaCl (113,6 ммоль/л), NaHCO 3 (21,0 ммоль/л), KCl (5,4 ммоль/л), Na 2 HPO 4 (2,4 ммоль/л), MgCl 2 (1,2 ммоль/л), CaCl 2 (1,2 ммоль/л), NaH 2 PO 4 (0,6 ммоль/л), D(+)-глюкоза (10. 0 ммоль/л), D(+)-манноза (10,0 ммоль/л), бета-гидроксимасляная кислота (0,5 ммоль/л) и L-глутамин (2,5 ммоль/л), уравновешенные газообразным карбогеном (pH 7,4).

    Статистический анализ

    Медианы и уровни значимости определяли с помощью критерия Манна-Уитни (GraphPad Prism v7, США) для попарного сравнения ненормально распределенных данных, а также с помощью одностороннего дисперсионного анализа с посткоррекцией Тьюки или критерия Крускала-Уоллиса с посткоррекцией Данна. -коррекция множественных сравнений, как указано.Двусторонняя вероятность ( p ) значения ≤ 0,05 считались значимыми. Эксперименты проводились слепым методом и воспроизводились трижды.

    Результаты

    Кишечные патогенные нагрузки с течением времени после лечения витамином D

    C. jejuni инфицированных мышей с острым энтероколитом

    Вторичный абиотический IL-10 -/- мыши подвергались синтетическому лечению 25-ОН-холекальциферолом через питьевую воду, начиная за 4 дня до C. инфекция jejuni . В течение двух последовательных дней, а именно в дни 0 и 1, мышей перорально заражали 10 9 жизнеспособными патогенами через желудочный зонд. Ежедневный культуральный анализ образцов фекалий показал, что применение 25-ОН-холекальциферола не влияло на свойства патогенной колонизации кишечника, на что указывает стабильная средняя фекальная нагрузка C. jejuni 10 9 КОЕ/г с течением времени p.i. которые не различались между обеими когортами в соответствующие моменты времени (нс; рисунок S1).При вскрытии плотность просвета желудочно-кишечного тракта C. jejuni не отличалась между мышами, получавшими 25-ОН-холекальциферол и плацебо, как определено в желудке, двенадцатиперстной кишке, подвздошной кишке и толстой кишке на 6-й день после заражения (н.з.; рисунок 1). Таким образом, обработка синтетическим 25-ОН-холекальциферолом не влияла на желудочно-кишечные нагрузки C. jejuni .

    Рисунок 1 . Желудочно-кишечные нагрузки C. jejuni после лечения инфицированных мышей витамином D. Вторичный абиотический IL-10 -/- мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C.jejuni 81-176 заражение штаммом в дни 0 и 1. При вскрытии (т. е. на 6 день после заражения) у каждой мыши количественно оценивали люминальные нагрузки C. jejuni в различных отделах желудочно-кишечного тракта, как показано культурой и экспрессией в колонии. формообразующие единицы на г (КОЕ/г). Указаны медианы (черные столбцы) и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Всесторонний обзор клинических состояний с течением времени после лечения витамином D

    C.jejuni Инфицированные мыши с острым энтероколитом

    В течение 6 дней после инфицирования C. jejuni у мышей из любой когорты развились сравнительно тяжелые симптомы острого энтероколита, что подтверждается ежедневным количественным определением с применением стандартизированной кумулятивной системы клинической оценки (рис. S2), оценивающей симптомы истощения, обилие крови в кале и тяжесть диареи. . В то время как общие клинические симптомы, вызванные патогеном, были сопоставимы между двумя когортами с течением времени (ns; рис. S2), кумулятивная относительная частота диареи была ниже у мышей, получавших 25-ОН-холекальциферол, по сравнению с контрольной группой плацебо уже через 24 часа после последней инъекции. инфекция (т.д., день 2 p.i.) до 4 p.i. (Фигура 2). Следовательно, лечение синтетическим 25-ОН-холекальциферолом приводит к менее частой диарее, индуцированной C. jejuni , в разгар инфекции.

    Рисунок 2 . Частота диареи с течением времени после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, белые столбцы) или плацебо (PLC, черные столбцы) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C.jejuni 81-176 в дни 0 и 1. Возникновение диареи оценивали у каждой мыши с 0 дня до 6 дня после заражения, как указано, применяя стандартизированную систему клинической оценки (см. Материалы и методы). Столбцы показывают кумулятивную частоту диареи (в %). В скобках указано количество мышей с диареей от общего числа проанализированных животных. Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Макроскопические и микроскопические воспалительные последствия после лечения витамином D

    C.jejuni Инфицированные мыши с острым энтероколитом

    Учитывая, что воспаление кишечника связано со значительным укорочением пораженной части кишечного тракта (15, 45), мы измерили длину как тонкого, так и толстого кишечника при вскрытии. Фактически, инфекция C. jejuni сопровождалась более коротким кишечником у мышей, получавших плацебо, а также у мышей, получавших 25-ОН-холекальциферол ( p <0,001; рис. S3A), тогда как длина тонкого кишечника практически не изменялась на 6-й день p. .я. (н.с.; рисунок S3B). Следовательно, лечение синтетическим 25-ОН-холекальциферолом не улучшает макроскопическое заболевание, вызванное C. jejuni .

    Поскольку апоптоз считается надежным параметром для оценки воспаления кишечника (44), мы дополнительно провели количественную оценку каспазы 3 + апоптотических эпителиальных клеток в биоптатах толстого кишечника ex vivo с применением иммуногистохимии in situ . На 6-й день p.i. у мышей, инфицированных C. jejuni , наблюдалось многократное увеличение числа апоптотических клеток в эпителии толстой кишки ( p <0.001), однако содержание 25-ОН-холекальциферола было более чем на 60% ниже по сравнению с мышами, получавшими плацебо ( p <0,05; рис. 3A, рис. S4A). Напротив, количество Ki67 + эпителиальных клеток толстой кишки, указывающих на клеточную пролиферацию и регенерацию, увеличивалось при инфицировании C. jejuni ( p <0,001), но более отчетливо после лечения 25-OH-холекальциферолом по сравнению с плацебо ( p <0,05; рис. 3B, рис. S4B). Следовательно, обработка синтетическим 25-ОН-холекальциферолом снижает температуру на °C.jejuni индуцирует апоптотические клеточные ответы и способствует мерам по регенерации клеток, противодействуя повреждению клеток кишечника при воздействии патогенов.

    Рисунок 3 . Апоптоз эпителиальных клеток толстой кишки и пролиферация/регенерация клеток после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C.jejuni 81-176 заражение штаммом в дни 0 и 1. При вскрытии (т.е. на 6 день после заражения) среднее количество эпителия толстой кишки (A) апоптотических (Casp3 + ) и (B) пролиферирующих Клетки (Ki67 + ) оценивали под микроскопом в шести полях высокой мощности (HPF, 400-кратное увеличение) на животное в иммуногистохимически окрашенных парафиновых срезах толстой кишки. Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Медианы (черные столбцы), уровни значимости ( p -значения), оцененные по критерию Краскела-Уоллиса и посткоррекции Данна или одностороннему критерию ANOVA с посткоррекцией Тьюки, и количество проанализированных животных (в скобках) указано.Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Реакции иммунных клеток кишечника после лечения витамином D

    мышей, инфицированных C. jejuni , с острым энтероколитом

    Далее мы провели количественный анализ ответов как врожденных, так и адаптивных иммунных клеток в толстом кишечнике после обработки мышей, инфицированных C. jejuni , синтетическим 25-ОН-холекальциферолом путем иммуногистохимического окрашивания парафиновых срезов толстой кишки. Уже через 6 дней после C.jejuni количество субпопуляций F4/80 + врожденных иммунных клеток, включая макрофаги и моноциты, увеличивалось в слизистой оболочке толстого кишечника и собственной пластинке кишечника ( p <0,001), но менее отчетливо в 25-ОН-холекальцифероле по сравнению с мышей, зараженных плацебо ( p <0,01; фигура 4A, фигура S4C). Аналогичным образом, C. jejuni индуцировали увеличение адаптивных иммунных клеток, таких как лимфоциты CD3 + , менее выраженное у 25-ОН-холекальциферола по сравнению с 25-ОН-холекальциферолом.когорта плацебо на 6-й день p.i. ( p <0,05, VitD против PLC; рисунок 4B, рисунок S4D). Интересно, что количество регуляторных Т-клеток FOXP3 + (Treg) было немного выше после приема витамина D по сравнению с мышами, инфицированными C. jejuni , получавшими плацебо ( p <0,01; рисунок 4C, рисунок S4E). Следовательно, обработка синтетическим 25-ОН-холекальциферолом приводит к менее выраженным индуцированным C. jejuni кишечным ответам различных популяций врожденных и адаптивных иммунных клеток.

    Рисунок 4 . Реакции иммунных клеток толстой кишки после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C. jejuni. 81-176 штамм инфицирования в дни 0 и 1. При вскрытии (т.е. на 6 день после заражения) среднее количество (А) макрофагов и моноцитов (F4/80 + ), (В) Т-лимфоциты (CD3 + ) и (C) регуляторных Т-клеток (FOXP3+) оценивали под микроскопом в шести полях зрения при высоком увеличении (HPF, 400-кратное увеличение) на животное в иммуногистохимически окрашенных парафиновых срезах толстой кишки.Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы), уровни значимости (значения p ), оцененные с помощью одностороннего теста ANOVA с посткоррекцией Тьюки, и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Кишечная секреция провоспалительного медиатора после лечения витамином D

    C. jejuni инфицированных мышей с острым энтероколитом

    Затем мы измерили провоспалительные медиаторы в биоптатах кишечника ex vivo . На 6-й день после инфицирования C. jejuni можно было оценить повышенные концентрации IL-6 и MCP-1 в толстой кишке плацебо ( p < 0,01 и p < 0,05 соответственно), но не 25-ОН-холекальциферола. обработанных мышей (рис. 5A, B). C. jejuni индуцировал увеличение концентраций TNF и IFN-γ в толстом кишечнике ( p <0,05–0,001 по сравнению с отсутствием), однако не подвергался влиянию провокации 25-OH-холекальциферолом (ns по сравнению с PLC; рисунки 5C,D ). Соответственно, уровни IL-6 и MCP-1 в подвздошной кишке, а также уровни IFN-γ были повышены при 9000°C.jejuni у мышей из группы плацебо ( p < 0,05–0,01), но не из группы 25-OH-холекальциферола (рис. 6A, B, D), тогда как, как и в толстой кишке, концентрации TNF в подвздошной кишке были сравнительно повышены при 6-й день после заражения любой когорты ( p <0,001; рис. 6C). Следовательно, обработка мышей, инфицированных C. jejuni , синтетическим 25-ОН-холекальциферолом приводит к менее выраженной секреции различных провоспалительных медиаторов в кишечном тракте.

    Рисунок 5 .Секреция провоспалительных медиаторов толстой кишкой после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C. jejuni. 81-176 штамм инфекции в дни 0 и 1. При вскрытии (т. е. на 6 день после заражения) (A) IL-6, (B) MCP1, (C) TNF и ( D) Концентрации IFN-γ определяли в супернатантах, полученных из биопсий толстой кишки ex vivo .Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы), уровни значимости ( p -значения), оцененные по критерию Краскела-Уоллиса и посткоррекции Данна, и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Рисунок 6 . Секреция провоспалительных медиаторов в подвздошной кишке после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C.jejuni 81-176 заражение штаммом в дни 0 и 1. При вскрытии (т.е. на 6 день после заражения) (A) IL-6, (B) MCP1, (C) TNF и (D) Концентрации IFN-γ определяли в супернатантах, полученных из биопсий подвздошной кишки ex vivo . Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы), уровни значимости ( p -значения), оцененные по критерию Краскела-Уоллиса и посткоррекции Данна, и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Внекишечные воспалительные иммунные реакции после лечения витамином D

    инфицированных мышей C. jejuni

    Мы также спросили, были ли противовоспалительные эффекты, опосредованные 25-ОН-холекальциферолом, ограничены кишечным трактом или также эффективны во внекишечных отделах. Фактически, концентрации IFN-γ были ниже в MLN и печени 25-OH-холекальциферола по сравнению с мышами, получавшими плацебо, на 6-й день после введения.я. ( p < 0,05; рисунки 7А, В). Интересно, что инфекция C. jejuni приводила к снижению секреции IFN-γ в биоптатах селезенки ex vivo независимо от режима лечения ( p <0,001; рис. 7C). Следовательно, обработка синтетическим 25-ОН-холекальциферолом мышей, инфицированных C. jejuni , приводила к менее отчетливой секреции IFN-γ в MLN и печени.

    Рисунок 7 . Внекишечная секреция IFN-γ после лечения витамином D C. jejuni инфицированных мышей. Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C. jejuni. Инфекция штамма 81-176 в дни 0 и 1. При вскрытии (т.е. на 6 день после заражения) концентрации IFN-γ определяли в супернатантах ex vivo биопсий, полученных из (A) мезентериальных лимфатических узлов (MLN). ), (В) печени и (С) селезенки.Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы), уровни значимости ( p -значения), оцененные по критерию Краскела-Уоллиса и посткоррекции Данна, и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Системная секреция провоспалительного медиатора после лечения витамином D

    C. jejuni инфицированных мышей с острым энтероколитом

    Затем мы рассмотрели вопрос о том, может ли лечение синтетическим 25-ОН-холекальциферолом облегчить системную C.jejuni вызывал провоспалительные иммунные реакции. В день 6 p.i. у мышей из любой когорты наблюдались сравнительно повышенные концентрации IL-6, MCP1, TNF и IFN-γ в сыворотке ( p <0,001 по сравнению с отсутствием; рис. S5). Следовательно, лечение синтетическим 25-ОН-холекальциферолом не влияет на индуцированную C. jejuni системную секрецию провоспалительных медиаторов.

    Бактериальная транслокация после лечения витамином D

    C. jejuni инфицированных мышей с острым энтероколитом

    Мы также спросили, влияет ли лечение синтетическим 25-ОН-холекальциферолом на скорость транслокации жизнеспособных патогенов из инфицированного кишечника во внекишечные, включая системные ткани.Принимая во внимание, что C. jejuni можно было культивировать с одинаковой частотой из MLN, печени и легких, полученных от мышей, получавших 25-ОН-холекальциферол и плацебо (рис. 8A-C), кумулятивная частота патогенной транслокации была ниже в почках (12,5 против 31,6%) и селезенки (12,5 против 26,3%), взятых у первого по сравнению со вторым на 6 день после заражения. (Рисунки 8D, E). Примечательно, что все культуры крови оставались C. jejuni отрицательными (рис. 8F). Следовательно, обработка синтетическим 25-ОН-холекальциферолом была связана с более низкой кумулятивной скоростью транслокации C.jejuni из воспаленного кишечника в почки и селезенку.

    Рисунок 8 . Бактериальная транслокация после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, белые столбцы) или плацебо (PLC, черные столбцы) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C. jejuni. Инфекция штамма 81-176 в дни 0 и 1. При вскрытии (на 6-й день после заражения) количество жизнеспособных патогенов оценивали в ex vivo биоптатов, взятых из (A) мезентериальных лимфатических узлов (MLN), (B) печень, (C) легкое, (D) почка, (E) селезенка и (F) сердечная кровь путем посева. Совокупная относительная скорость транслокации C. jejuni в соответствующий компартмент из четырех независимых экспериментов указана в %. В скобках указано количество культур-позитивных мышей от общего числа проанализированных животных.

    Изменения эпителиального барьера толстой кишки после лечения витамином D

    C. jejuni инфицированных мышей с острым энтероколитом

    Учитывая более низкую кумулятивную частоту патогенной транслокации, мы оценили, приводит ли лечение синтетическим 25-ОН-холекальциферолом к ​​менее нарушенной барьерной функции эпителия толстой кишки у C.jejuni инфицированных мышей. Поэтому мы провели измерения электрофизиологического сопротивления биоптатов ex vivo толстой кишки в камере Уссинга. Фактически, трансмуральная резистентность была ниже в толстом кишечнике, полученном у мышей, получавших плацебо, но не у мышей, получавших 25-ОН-холекальциферол, на 6-й день p.i. по сравнению с неинфицированными и нелеченными контрольными животными ( p <0,05; рис. 9). Следовательно, лечение синтетическим 25-ОН-холекальциферолом приводит к бескомпромиссной барьерной функции эпителия толстой кишки после температуры °C.инфекция jejuni .

    Рисунок 9 . Трансмуральное электрическое сопротивление толстой кишки после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C. jejuni. Инфицирование штаммом 81-176 в дни 0 и 1. При вскрытии (т.е. на 6 день после заражения) трансмуральное электрическое сопротивление дистального отдела толстой кишки измеряли в камерах Ussing, как описано в разделе «Материалы и методы».Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы), уровни значимости ( p -значения), оцененные по критерию Краскела-Уоллиса и посткоррекции Данна, и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из двух независимых экспериментов.

    Обсуждение

    Благодаря плейотропному благотворному действию витамина D на здоровье и болезни применение витамина D в качестве безопасной пищевой добавки в настоящее время обсуждается как многообещающий вариант для дополнительного лечения и профилактики различных иммунопатологических заболеваний, включая инфекционные заболевания, воспалительные заболевания кишечника и рак. , например (33, 55).В нашем настоящем исследовании с применением витамина D с применением клинической модели острого кампилобактериоза профилактическое применение синтетического 25-OH-холекальциферола, начатое за 4 дня до инфицирования мышей, приводило к подавлению C. jejuni индуцированных кишечных и внекишечных воспалительных осложнений, но не могло снизить высокая кишечная патогенная нагрузка более 10 9 жизнеспособных C. jejuni на г фекалий. В поддержку, недавние сообщения показали, что благоприятные эффекты витамина D при желудочно-кишечных инфекциях с различными видами бактерий, такими как Salmonella (56) или Listeria monocytogenes (57), скорее обусловлены плейотропным иммуномодулирующим, чем прямым антимикробным действием. свойства стероидного гормона.Кроме того, необходимо учитывать, что, в отличие от человека, экспрессия антимикробного пептида кателицидина у мышей не регулируется витамином D, учитывая, что в промоторе мышиного гена кателицидина отсутствует ответный элемент витамина D (58). , 59). Это могло бы объяснить наше наблюдение, что наружное применение 25-ОН-холекальциферола, даже в высоких дозах, не уменьшало кишечную нагрузку C. jejuni . Однако заманчиво предположить, что это может иметь место и у людей.

    Несмотря на высокую кишечную патогенную нагрузку, мыши, получавшие 25-ОН-холекальциферол, реже страдали от диареи в разгар развития кампилобактериоза по сравнению с контрольной группой, получавшей плацебо, но в конце периода наблюдения у них наблюдались сопоставимые макроскопические заболевания. Примечательно, что макроскопический результат, особенно в такой модели несамоограничивающейся пагубной кишечной инфекции и воспаления, обусловлен суммарным эффектом многих различных кишечных, внекишечных и системных событий в рамках этого гипервоспалительного сценария (24). Таким образом, примечательно, что менее выраженный C. jejuni индуцировал апоптоз эпителиальных клеток толстой кишки, тогда как, наоборот, регенеративные свойства клеток толстой кишки, противодействующие повреждению клеток, вызванному патогенами, усиливались при применении 25-ОН-холекальциферола у мышей, страдающих острым энтероколитом. . В подтверждение этому было показано, что рецептор витамина D в эпителии кишечника регулирует воспаление слизистой оболочки путем подавления апоптоза эпителиальных клеток кишечника (60). Менее выраженный апоптоз толстой кишки при лечении 25-ОН-холекальциферолом сопровождался менее отчетливым ответом иммунных клеток при С.jejuni , что подтверждается несколькими исследованиями, показывающими, что витамин D регулирует как врожденный, так и адаптивный иммунитет (61–63). В нашем исследовании меньшее количество популяций врожденных иммунных клеток, таких как макрофаги и моноциты, можно было оценить в слизистой оболочке толстой кишки и собственной пластинке мышей, инфицированных C. jejuni , которые были предварительно обработаны синтетическим 25-ОН-холекальциферолом. Соответственно, недавние сообщения показали, что стимуляция витамином D антигенпрезентирующих клеток, включая макрофаги и дендритные клетки, приводит к снижению секреции провоспалительных медиаторов (59, 64).Кроме того, количество Т-лимфоцитов слизистой оболочки толстой кишки было ниже при приеме 25-ОН-холекальциферола по сравнению с мышами, получавшими плацебо, с C. jejuni , индуцированным энтероколитом. Фактически было показано, что Т-клетки являются прямыми и косвенными мишенями витамина D (65, 66). Предыдущие исследования in vitro, ex vivo и in vivo показали, что лечение витамином D Т-клеток и мышей приводило к менее отчетливой пролиферации Т-клеток и к уменьшению зависимой от Т-хелперов (Th)-1 секреции провоспалительных веществ. цитокинов и впоследствии в уменьшении воспаления (66, 67).В нашем настоящем исследовании концентрации провоспалительных медиаторов в толстой кишке, включая IL-6 и MPC-1, измеренные у мышей, предварительно обработанных 25-ОН-холекальциферолом, мышей, инфицированных C. jejuni , были сопоставимы с таковыми, полученными у наивных контролей. В поддержку было показано, что витамин D снижает рекрутирование врожденных иммунных клеток, таких как моноциты, и снижает высвобождение IL-6 и MCP-1 при стимуляции in vitro (68). Примечательно, что снижение секреции провоспалительных медиаторов, связанное с 25-ОН-холекальциферолом, не ограничивалось толстым кишечником, основным местом предрасположенности C.jejuni вызывал энтероколит (15, 69). Фактически, C. jejuni индуцировали повышенную секрецию IL-6, MCP-1 и дополнительно IFN-γ в терминальном отделе подвздошной кишки мышей из группы плацебо, но не из группы, получавшей 25-ОН-холекальциферол. . Интересно, что в отличие от связанного с 25-ОН-холекальциферолом снижения количества Т-клеток толстого кишечника, более высокие количества (потенциально противовоспалительных) регуляторных Т-клеток FOXP3 + можно было оценить в слизистой оболочке толстой кишки и собственной пластинке 25-ОН- холекальциферол по сравнению смышей с энтероколитом, получавших плацебо. В поддержку, недавние исследования показали, что витамин D приводит к усиленному рекрутированию регуляторных Т-клеток в воспаленных участках ткани (70-72). Однако, учитывая, что мы не проводили анализ совместного окрашивания в нашем настоящем исследовании, мы не можем ответить, какая конкретная подгруппа иммунных клеток экспрессировала FOXP3.

    Примечательно, что эффекты экзогенного 25-ОН-холекальциферола, подавляющие провоспалительный иммунный ответ, не ограничивались кишечным трактом, но также были эффективны во внекишечных отделах, учитывая, что C.jejuni , индуцированная секреция IFN-γ, была менее выражена в MLN, дренирующих воспаленный кишечник, и в печени при лечении 25-OH-холекальциферолом. В соответствии с предыдущими исследованиями были получены доказательства того, что применение витамина D или даже воздействие на кожу УФ-света может облегчить или предотвратить воспаление печени из-за, например, опосредованного витамином D подавления иммунных клеточных реакций и ингибирования апоптоза печени (73, 74).

    На первый взгляд неожиданно, инфекция C. jejuni была связана со снижением концентрации IFN-γ в селезенке в любой когорте.Одним из возможных объяснений может быть то, что при патогенной инфекции лейкоциты рекрутируются из селезенки в очаг инфекции, чтобы ограничить распространение патогенов. Можно было бы ожидать еще более заметного эффекта после применения синтетического 25-ОН-холекальциферола из-за известных свойств витамина D рекрутировать иммунные клетки (75).

    Инфекция C. jejuni приводит к нарушению барьерной функции эпителия in vitro (76), а кампилобактериоз характеризуется синдромом повышенной кишечной проницаемости, способствующим переносу патогенов из воспаленного кишечника во внекишечные, включая системные отделы (15, 69).Учитывая, что было показано, что витамин D сохраняет функцию эпителиального барьера (75), мы оценили потенциальные эффекты, опосредованные 25-ОН-холекальциферолом, на частоты патогенных транслокаций в нашем доклиническом исследовании. Фактически, при объединении результатов четырех независимых экспериментов C. jejuni можно было реже культивировать из почек и селезенки инфицированных мышей после введения 25-ОН-холекальциферола по сравнению с плацебо, тогда как кумулятивное относительное количество C. частота транслокации jejuni в MLN, печень и легкие была сопоставимой.Следует отметить, что все культуры крови оставались отрицательными, независимо от схемы лечения. Однако необходимо учитывать, что растворимые бактериальные молекулы, включая LOS и другие, могли транспортироваться через кровообращение, способствуя наблюдаемым внекишечным побочным повреждениям инфекции C. jejuni . Тем не менее, наблюдаемые эффекты облегчения воспаления при применении 25-ОН-холекальциферола дополнительно сопровождались менее нарушенной барьерной функцией эпителия толстой кишки при применении 25-ОН-холекальциферола по сравнению с плацебо, C.jejuni инфицированных мышей. Это, в свою очередь, весьма вероятно снизило риск распространения как жизнеспособных бактерий, так и растворимых бактериальных молекул в первом по сравнению со вторым. Поэтому мы предполагаем, что противовоспалительные эффекты, связанные с 25-ОН-холекальциферолом, в частности, предотвращают дальнейшие повреждения, вызванные бактериями, в этой модели острого воспаления, вызванного C. jejuni .

    Заключение

    Наше доклиническое интервенционное исследование предоставляет доказательства того, что профилактическое пероральное применение синтетического 25-OH-холекальциферола ослабляет кишечные и внекишечные воспалительные реакции во время острого кампилобактериоза в клинической модели на мышах, применяемой здесь.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить соответствующие дозы витамина D для профилактики и борьбы с различными желудочно-кишечными инфекционными заболеваниями у людей.

    Доступность данных

    Все наборы данных, созданные для этого исследования, включены в рукопись/дополнительные файлы.

    Вклад авторов

    SM провел эксперименты, проанализировал данные и написал статью в соавторстве. FL и RB проводили эксперименты, анализировали данные и совместно редактировали статью. J-DS и SB предоставили советы по планированию эксперимента, критически обсудили результаты и совместно отредактировали статью.MH разработал и провел эксперименты, проанализировал данные и написал статью.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана Федеральным министерством образования и исследований Германии (BMBF) в рамках консорциума по исследованию зоонозов PAC-Campylobacter для SM, SB и MH (IP7/01KI1725D), а также для RB и J-DS (IP8/01KI1725D). ) в рамках Исследовательской сети зоонозных инфекционных заболеваний и от Федерального министерства экономики и энергетики Германии до SB и MH (ZIM; ZF4117904 AJ8). Спонсоры не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы благодарим Александру Биттрофф-Лебен, Инес Пушендорф, Ульрике Фибигер, Ульрике Эшер, Анну-Марию Шмидт, Гернота Райфенбергера и персонал исследовательского центра Charité-University Medicine Berlin за отличную техническую помощь и разведение животных.

    Дополнительный материал

    Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fimmu.2019.02094/full#supplementary-material

    .

    Рисунок S1. Фекальные C. jejuni загружаются с течением времени после лечения инфицированных мышей витамином D. Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили (A) плацебо (закрашенные кружки) или (B) синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, незаштрихованные кружки) через питьевую воду, начиная с четырех дней. перед пероральным C.jejuni 81-176 инфекция штамма в день (d) 0 и d1. Фекальные нагрузки C. jejuni количественно оценивали от каждой мыши ежедневно после заражения (p.i.) культурой и выражали в колониеобразующих единицах на г (КОЕ/г). Указаны медианы (черные столбцы) и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Рисунок S2. Кинетическое исследование общего клинического состояния после лечения витамином D C.jejuni инфицированных мышей. Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили (A) плацебо (закрашенные кружки) или (B) синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, незаштрихованные кружки) через питьевую воду, начиная с четырех дней. до перорального инфицирования штаммом C. jejuni 81-176 в дни 0 и 1. Клинические симптомы количественно оценивали с использованием стандартизированной системы клинических оценок от 0 до 6 дней после заражения (см. Материалы и методы). Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы) и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Рисунок S3. Длина кишечника после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C. jejuni. Инфекция штамма 81-176 в дни 0 и 1.При вскрытии (т. е. на 6-й день после заражения) линейкой измеряли абсолютную длину (A) толстой кишки и (B) тонкой кишки. Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы), уровни значимости (значения p ), оцененные с помощью одностороннего теста ANOVA с посткоррекцией Тьюки, и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Рисунок S4. Репрезентативные микрофотографии, иллюстрирующие реакцию апоптотических и пролиферирующих эпителиальных, а также иммунных клеток в толстом кишечнике после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- мышам вводили синтетический 25-ОН-холекальциферол (витамин D) или плацебо через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального заражения штаммом C. jejuni 81-176 в дни 0 и 1. Наивные мыши служили в качестве неинфицированных и необработанных контролей.Микрофотографии, репрезентативные для четырех независимых экспериментов, иллюстрируют среднее количество (А) апоптотических эпителиальных клеток (Casp3+), (В) пролиферирующих эпителиальных клеток, (С) макрофагов и моноцитов (F4/80+), (Г ) Т-лимфоцитов (CD3+) и (E) регуляторных Т-клеток (Treg, FOXP3+) по меньшей мере в шести полях большого увеличения (HPF) по количественной оценке в парафиновых срезах подвздошной кишки с применением иммуногистохимии in situ на 6-й день после заражения (100-кратное увеличение, масштабная линейка 100 мкм).

    Рисунок S5. Системная секреция провоспалительных медиаторов после лечения витамином D мышей, инфицированных C. jejuni . Вторичный абиотический IL-10 -/- Мышей лечили синтетическим 25-OH-холекальциферолом (витамин D, VitD, открытые кружки) или плацебо (PLC, закрытые кружки) через питьевую воду, начиная за 4 дня до перорального введения C. jejuni. 81-176 штамм инфекции в дни 0 и 1. При вскрытии (т. е. на 6 день после заражения) (A) IL-6, (B) MCP1, (C) TNF и ( D) концентраций IFN-γ были определены в образцах сыворотки.Неинфицированные и нелеченые мыши (отсутствуют, открытые ромбы) служили в качестве животных отрицательного контроля. Указаны медианы (черные столбцы), уровни значимости ( p -значения), оцененные по критерию Краскела-Уоллиса и посткоррекции Данна, и количество проанализированных животных (в скобках). Данные были объединены из четырех независимых экспериментов.

    Сокращения

    CBA, Цитометрическая матрица шариков; КОЕ, колониеобразующие единицы; HPF, поля высокой мощности; ИФН, интерферон; ИЛ, интерлейкин; LOS, липоолигосахарид; ЛПС, липополисахарид; MCP-1, хемоаттрактантный белок моноцитов 1; MLN, мезентериальные лимфатические узлы; PBS, фосфатно-солевой буфер; п.i., постинфекционный; ПЛК, плацебо; Rt — трансмуральное электрическое сопротивление; SPF, без специфических патогенов; Th, Т-хелперная клетка; TLR, толл-подобный рецептор; TNF, фактор некроза опухоли; Treg, регуляторные Т-клетки; УФ, ультрафиолет; VDR, рецептор витамина D; ВитД, витамин Д.

    Каталожные номера

    3. Лейн Дж. А., Мехра Р. К., Кэррингтон С. Д., Хики Р. М. Пищевой гликом: источник защиты от колонизации патогенами желудочно-кишечного тракта. Int J Food Microbiol . (2010) 142:1–13.doi: 10.1016/j.ijfoodmicro.2010.05.027

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    4. Hermans D, Pasmans F, Messens W, Martel A, Van Immerseel F, Rasschaert G, et al. Птица как хозяин зоонозного патогена Campylobacter jejuni . Переносчик зоонозов . (2012) 12:89–98. doi: 10.1089/vbz.2011.0676

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    5. Janssen R, Krogfelt KA, Cawthraw SA, van Pelt W, Wagenaar JA, Owen RJ.Взаимодействие хозяина и патогена при инфекциях Campylobacter : точка зрения хозяина. Clin Microbiol Rev . (2008) 21:505–18. doi: 10.1128/CMR.00055-07

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    6. Хавелаар А.Х., ван Пелт В., Анг К.В., Вагенаар Дж.А., ван Путтен Дж.П., Гросс У. и соавт. Иммунитет к Campylobacter : его роль в оценке риска и эпидемиологии. Crit Rev Microbiol . (2009) 35:1–22. дои: 10.1080/10408410802636017

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    7.О’Кроинин Т., Бакерт С. Инвазия эпителиальных клеток-хозяев Campylobacter jejuni : механизм запуска или молнии? Front Cell Infect Microbiol . (2012) 2:25. doi: 10.3389/fcimb.2012.00025

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    8. Кист М., Бересвилл С. Campylobacter jejuni. Контриб Микробиол . (2001) 8:150–65.

    Академия Google

    9. Backert S, Tegtmeyer N, Cróinín TÓ, Boehm M, Heimesaat MM. Глава 1 – Кампилобактериоз человека.В редакторе Klein G. Кампилобактер. Лондон: Academic Press (2017). п. 1–25.

    Академия Google

    10. van Spreeuwel JP, Duursma GC, Meijer CJ, Bax R, Rosekrans PC, Lindeman J. Кампилобактерный колит : гистологические, иммуногистохимические и ультраструктурные данные. Гут . (1985) 26:945–51. doi: 10.1136/gut.26.9.945

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    11. Уокер Р.И., Колдуэлл М.Б., Ли Э.К., Герри П., Траст Т.Дж., Руис-Паласиос Г.М.Патофизиология кампилобактериального энтерита . Микробиол Ред. . (1986) 50:81–94.

    Резюме PubMed | Академия Google

    13. Mortensen NP, Kuijf ML, Ang CW, Schiellup P, Krogfelt KA, Jacobs BC, et al. Сиалирование липоолигосахаридов Campylobacter jejuni связано с тяжелым гастроэнтеритом и реактивным артритом. Микробы заражают . (2009) 11:988–94. doi: 10.1016/j.micinf.2009.07.004

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    14.да Силва АМТ, Каульбах Х.К., Чуйдиан Ф.С., Ламберт Д.Р., Суффредини А.Ф., Даннер Р.Л. Шок и полиорганная дисфункция после самостоятельного введения эндотоксина сальмонеллы. N Английский J Med . (1993) 328:1457–60.

    Академия Google

    15. Haag LM, Fischer A, Otto B, Plickert R, Kuhl AA, Gobel UB, et al. Campylobacter jejuni вызывает острый энтероколит у гнотобиотических IL-10 -/- мышей посредством передачи сигналов Toll-подобных рецепторов-2 и-4. ПЛОС ОДИН .(2012) 7:e40761. doi: 10.1371/journal.pone.0040761

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    16. Robertson SA, Care AS, Skinner RJ. Интерлейкин 10 регулирует синтез воспалительных цитокинов для защиты от вызванного липополисахаридами аборта и ограничения роста плода у мышей. Биол Репрод . (2007) 76:738–48. doi: 10.1095/biolreprod.106.056143

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    17. Warren HS, Fitting C, Hoff E, Adib-Conquy M, Beasley-Topliffe L, Tesini B, et al.Устойчивость к бактериальной инфекции: различия между видами могут быть связаны с белками в сыворотке. J Заразить Dis . (2010) 201:223–32. дои: 10.1086/649557

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    18. Алутис М.Е., Грундманн У., Фишер А., Куль А.А., Бересвилл С., Хеймесаат М.М. Селективное ингибирование желатиназы снижает апоптоз и провоспалительные реакции иммунных клеток у мышей, инфицированных Campylobacter jejuni , с дефицитом гнотобиотика IL-10. Eur J Microbiol Immunol. (2014) 4: 213–22. doi: 10.1556/EUJMI-D-14-00031

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    19. Heimesaat MM, Alutis M, Grundmann U, Fischer A, Tegtmeyer N, Böhm M, et al. Роль сериновой протеазы HtrA в остром язвенном энтероколите и внекишечных иммунных реакциях во время инфекции Campylobacter jejuni мышей с дефицитом гнотобиотика IL-10. Front Cell Infect Microbiol. (2014) 4:77. doi: 10.3389/fcimb.2014.00077

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    20.Бересвилл С., Экмекчиу И., Эшер У., Фибигер У., Стингл К., Хеймесаат М.М. Lactobacillus johnsonii улучшает кишечные, внекишечные и системные провоспалительные иммунные реакции после мышиной инфекции Campylobacter jejuni . Научный представитель . (2017) 7:2138. doi: 10.1038/s41598-017-02436-2

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    21. Бересвилл С., Грундманн У., Алутис М.Е. , Фишер А., Хеймесаат М.М. Инфекция Campylobacter jejuni мышей, колонизированных традиционным способом, у которых отсутствует домен олигомеризации нуклеотидов-2. Гат Патог . (2017) 9:5. doi: 10.1186/s13099-017-0155-3

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    22. Экмекчиу И., Фибигер У., Стингл К., Бересвилл С., Хеймесаат М.М. Уменьшение кишечных и системных последствий мышиной инфекции Campylobacter jejuni при лечении пробиотиком VSL#3. Гат Патог . (2017) 9:17. doi: 10.1186/s13099-017-0168-y

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    23. Heimesaat MM, Grundmann U, Alutis ME, Fischer A, Bereswill S.Отсутствие домена олигомеризации нуклеотидов-2 связано с менее отчетливым заболеванием у мышей с дефицитом IL-10, инфицированных Campylobacter jejuni . Front Cell Infect Microbiol . (2017) 7:322. doi: 10.3389/fcimb.2017.00322

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    24. Schmidt AM, Escher U, Mousavi S, Boehm M, Backert S, Bereswill S, et al. Протеазная активность Campylobacter jejuni HtrA модулирует различные кишечные и системные иммунные реакции у инфицированных мышей с вторичной абиотической недостаточностью IL-10. Front Cell Infect Microbiol . (2019) 9:79. doi: 10.3389/fcimb.2019.00079

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    25. Heimesaat MM, Grundmann U, Alutis ME, Fischer A, Bereswill S. Состав микробиоты и иммунный ответ во время инфекции Campylobacter jejuni у мышей, колонизированных традиционным способом IL-10 ( -/- ), у которых отсутствует домен олигомеризации нуклеотидов 2. Евр Дж Микробиол Иммунол. (2017) 7:1–14. дои: 10.1556/1886.2016.00038

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    27. Норман А.В. От витамина D к гормону D: основы эндокринной системы витамина D, необходимые для хорошего здоровья. Am J Clin Nutr. (2008) 88:491с-9с. doi: 10.1093/ajcn/88.2.491S

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    28. Бхалла А.К., Аменто Э.П., Клеменс Т.Л., Холик М.Ф., Крейн С.М. Специфические высокоаффинные рецепторы для 1,25-дигидроксивитамина D3 в мононуклеарных клетках периферической крови человека: присутствие в моноцитах и ​​индукция в Т-лимфоцитах после активации. J Clin Endocrinol Metab . (1983) 57:1308–10. doi: 10.1210/jcem-57-6-1308

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    29. Провведини Д.М., Цукас К.Д., Дефтос Л.Дж., Манолагас С.К. Рецепторы 1,25-дигидроксивитамина D3 в лейкоцитах человека. Наука . (1983) 221:1181–3.

    Резюме PubMed | Академия Google

    30. Канторна МТ. Витамин D и его роль в иммунологии: рассеянный склероз и воспалительные заболевания кишечника. Прог Биофиз Мол Биол .(2006) 92:60–4. doi: 10.1016/j.pbiomolbio.2006.02.020

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    32. Харт П.Х., Горман С., Финлей-Джонс Дж.Дж. Модуляция иммунной системы УФ-излучением: больше, чем просто действие витамина D? Нат Рев Иммунол . (2011) 11: 584–96. doi: 10.1038/nri3045

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    33. Хуан ФК. Витамин D по-разному регулирует аутофагию эпителия кишечника, индуцированную Salmonella, и экспрессию интерлейкина-1бета. Мир J Гастроэнтерол . (2016) 22:10353–63. дои: 10.3748/wjg.v22.i47.10353

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    34. Даулетбаев Н., Херскович К., Дас М., Чен Х., Бернье Дж., Матук Е. и соавт. Понижающая регуляция IL-8 высокими дозами витамина D характерна для гипервоспалительных макрофагов и включает механизмы, выходящие за рамки повышающей регуляции DUSP1. Бр Дж Фармакол . (2015) 172:4757–71. doi: 10.1111/bph.13249

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    36.Юссеф Д. А., Миллер К.В., Эль-Аббасси А.М., Катчинс Д.К., Катчинс С., Грант В.Б. и др. Противомикробное действие витамина D. Дерматоэндокринол . (2011) 3:220–9. doi: 10.4161/derm.3.4.15027

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    37. Saputo S, Faustoferri RC, Quivey RG Jr. Соединения витамина D обладают бактерицидным действием против мутантных стрептококков и нацелены на систему оттока, связанную с бацитрацином. Антимикробные агенты Chemother . (2018) 62:e01675–17.doi: 10.1128/AAC.01675-17

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    39. Liu PT, Stenger S, Li H, Wenzel L, Tan BH, Krutzik SR, et al. Толл-подобный рецептор запускает опосредованный витамином D антимикробный ответ человека. Наука . (2006) 311:1770–3. doi: 10.1126/наука.1123933

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    40. Адамс Дж. С., Хьюисон М. Неожиданные действия витамина D: новые перспективы регуляции врожденного и адаптивного иммунитета. Nat Clin Pract Endocrinol Metab . (2008) 4:80–90. doi: 10.1038/ncpendmet0716

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    41. Каваура А., Такеда Э., Танида Н., Накагава К., Ямамото Х., Савада К. и соавт. Ингибирующий эффект длительного введения 1α-гидроксивитамина D3 на инфекцию Helicobacter pylori. J Clin Biochem Nutr . (2006) 38:103–6. doi: 10.3164/jcbn.38.103

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    42. Juzeniene A, Ma LW, Kwitniewski M, Polev GA, Lagunova Z, Dahlback A, et al.Сезонность пандемического и непандемического гриппа: роль солнечной радиации и витамина D. Int J Infect Dis . (2010) 14:e1099–105. doi: 10.1016/j.ijid.2010.09.002

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    43. Барбачано А., Фернандес-Барраль А., Феррер-Майорга Г., Косталес-Каррера А., Ларриба М.Дж., Муньос А. Эндокринная система витамина D в кишечнике. Мол Селл Эндокринол . (2017) 453:79–87. doi: 10.1016/j.mce.2016.11.028

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    44.Бересвилл С., Фишер А., Пликерт Р., Хааг Л.М., Отто Б., Куль А.А. и соавт. Новые модели инфекции мышей обеспечивают глубокое понимание «управления втроем» Campylobacter jejuni , микробиоты и врожденного иммунитета хозяина. ПЛОС ОДИН . (2011) 6:e20953. doi: 10.1371/journal.pone.0020953

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    45. Heimesaat MM, Bereswill S, Fischer A, Fuchs D, Struck D, Niebergall J, et al. Грамотрицательные бактерии усугубляют иммунопатологию тонкого кишечника мышей Th2-типа после оральной инфекции Toxoplasma gondii . Дж Иммунол . (2006) 177:8785–95. doi: 10.4049/jиммунол.177.12.8785

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    46. Уильямсон Л., Хейс А., Хэнсон Э.Д., Пивонка П., Симс Н.А., Гуи Дж.Х. Высокие дозы диетического витамина D3 увеличивают костную массу и силу у мышей. Костяной репс . (2017) 6:44–50. doi: 10.1016/j.bonr.2017.02.001

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    47. Гаскон-Барре М., Кот М.Г. Влияние фенобарбитала и дифенилгидантоина на острую токсичность витамина D3 у крыс. Toxicol Appl Pharmacol . (1978) 43:125–35.

    Резюме PubMed | Академия Google

    48. Люк RC, Laflamme DP. Острый внутрибрюшинный холекальцифероловый (витамин D3) токсикоз у мышей: его природа и лечение различными веществами. Vet Hum Toxicol. (1989) 31:105–12.

    Резюме PubMed | Академия Google

    50. Heimesaat MM, Haag LM, Fischer A, Otto B, Kuhl AA, Gobel UB, et al. Обзор внекишечных иммунных реакций у бессимптомных мышей, длительно инфицированных Campylobacter jejuni . Eur J Microbiol Immunol. (2013) 3:174–82. doi: 10.1556/EuJMI.3.2013.3.4

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    51. Heimesaat MM, Nogai A, Bereswill S, Plickert R, Fischer A, Loddenkemper C, et al. MyD88/TLR9 опосредовал иммунопатологию и динамику кишечной микробиоты в новой мышиной модели кишечной болезни «трансплантат против хозяина». Гут . (2010) 59:1079–87. doi: 10.1136/gut.2009.197434

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    52.Heimesaat MM, Lugert R, Fischer A, Alutis M, Kuhl AA, Zautner AE, et al. Влияние нокаутной мутации Campylobacter jejuni cj0268c на кишечную колонизацию, транслокацию и индукцию иммунопатологии у гнотобиотических мышей с дефицитом IL-10. ПЛОС ОДИН . (2014) 9:e. doi: 10.1371/journal.pone.00

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    53. Alutis ME, Grundmann U, Fischer A, Hagen U, Kuhl AA, Gobel UB, et al. Роль желатиназ в инфекции Campylobacter jejuni гнотобиотических мышей. Eur J Microbiol Immunol. (2015) 5: 256–67. дои: 10.1556/1886.2015.00033

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    54. Alutis ME, Grundmann U, Hagen U, Fischer A, Kuhl AA, Gobel UB, et al. Матриксная металлопротеиназа-2 опосредует кишечный иммунопатогенез у мышей, инфицированных Campylobacter jejuni . Eur J Microbiol Immunol. (2015) 5:188–98. дои: 10.1556/1886.2015.00020

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    56.Хуан ФК. Дифференциальные эффекты 1,25-дигидроксивитамина D3 на индуцированный Salmonella интерлейкин-8 и бета-дефензин-2 человека в эпителиальных клетках кишечника. Клин Эксперт Иммунол . (2016) 185:98–106. doi: 10.1111/cei.12792

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    57. Брюс Д., Оои Дж.Х., Ю.С., Канторна М.Т. Витамин D и устойчивость хозяина к инфекции? Поставить телегу впереди лошади. Exp Biol Med. (2010) 235:921–7. doi: 10.1258/ebm.2010.010061

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    58. Гомбарт А.Ф., Боррегаард Н. , Коффлер Х.П. Антимикробный пептид кателицидин человека. Ген (CAMP) является непосредственной мишенью рецептора витамина D и сильно активируется в миелоидных клетках 1,25-дигидроксивитамином D3. FASEB J . (2005) 19:1067–77. doi: 10.1096/fj.04-3284com

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    59. Ooi JH, Li Y, Rogers CJ, Cantorna MT.Витамин D регулирует микробиом кишечника и защищает мышей от колита, вызванного декстрансульфатом натрия. Дж Нутр . (2013) 143:1679–86. doi: 10.3945/jn.113.180794

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    60. He L, Liu T, Shi Y, Tian F, Hu H, Deb DK, et al. Эпителиальный рецептор витамина D кишечника регулирует микробиозависимое воспаление слизистой оболочки путем подавления апоптоза эпителиальных клеток кишечника. Эндокринология . (2018) 159:967–79. дои: 10.1210/en.2017-00748

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    63. Чун Р.Ф., Лю П.Т., Модлин Р.Л., Адамс Дж.С., Хьюисон М. Влияние витамина D на иммунную функцию: уроки, извлеченные из полногеномного анализа. Фронт Физиол . (2014) 5:151. doi: 10.3389/fphys.2014.00151

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    64. Bartels LE, Bendix M, Hvas CL, Jorgensen SP, Agnholt J, Agger R, et al. Пероральный прием витамина D3 снижает созревание дендритных клеток моноцитов и выработку цитокинов у пациентов с болезнью Крона. Инфламофармакология . (2014) 22:95–103. doi: 10.1007/s10787-013-0197-1

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    65. Cantorna MT, McDaniel K, Bora S, Chen J, James J. Витамин D, иммунная регуляция, микробиота и воспалительное заболевание кишечника. Exp Biol Med. (2014) 239:1524–30. дои: 10.1177/1535370214523890

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    68. Gao D, Trayhurn P, Bing C. 1,25-Дигидроксивитамин D3 ингибирует индуцированную цитокинами секрецию MCP-1 и уменьшает привлечение моноцитов преадипоцитами человека. Международный Дж. Обес. (2013) 37:357–65. doi: 10.1038/ijo.2012.53

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    69. Haag LM, Fischer A, Otto B, Grundmann U, Kuhl AA, Gobel UB, et al. Campylobacter jejuni инфекция мышей-детенышей: острый энтероколит сопровождается бессимптомным кишечным и внекишечным иммунным ответом. Eur J Microbiol Immunol. (2012) 2:2–11. doi: 10.1556/EuJMI.2.2012.1.2

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    70.Унгер В.В., Лабан С., Клейвегт Ф.С., ван дер Слик А.Р., Роуп Б.О. Индукция Treg DC моноцитного происхождения, модулируемая витамином D3 или дексаметазоном: дифференциальная роль PD-L1. Евро J Иммунол . (2009) 39:3147–59. doi: 10.1002/eji.200839103

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    71. Van Belle TL, Vanherwegen AS, Feyaerts D, De Clercq P, Verstuyf A, Korf H, et al. 1,25-дигидроксивитамин D3 и его аналог TX527 способствуют стабильному регуляторному фенотипу Т-клеток в Т-клетках пациентов с диабетом 1 типа. ПЛОС ОДИН . (2014) 9:e109194. doi: 10.1371/journal.pone.0109194

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    72. Christakos S, Dhawan P, Verstuyf A, Verlinden L, Carmeliet G. Витамин D: метаболизм, молекулярный механизм действия и плейотропные эффекты. Физиол Ред. . (2016) 96:365–408. doi: 10.1152/physrev.00014.2015

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    74. Ян Д., Дорбат Д., Кирхер С., Нир А., Бергхейм И., Ленартс К. и соавт.Благоприятные эффекты лечения витамином D у мышей с ожирением в модели неалкогольного стеатогепатита. Питательные вещества. (2019) 11:77. дои: 10.3390/nu11010077

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    75. Швальфенберг Г.К. Обзор критической роли витамина D в функционировании иммунной системы и клинических последствий дефицита витамина D. Mol Nutr Food Res . (2011) 55:96–108. doi: 10.1002/mnfr.201000174

    Резюме PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    76.Бакер Р., Круг С.М., Моос В., Боярский С., Швайгер М.Р., Керик М. и др. Campylobacter jejuni нарушает транспорт натрия и функцию эпителиального барьера посредством высвобождения цитокинов в толстой кишке человека. Иммунол слизистых оболочек . (2018) 11: 575–7. doi: 10.1038/ми.2017.78

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Campylobacter jejuni вызывает острый энтероколит у гнотобиотических IL-10-/- мышей посредством передачи сигналов Toll-Like-Receptor-2 и -4

    Аннотация

    Фон

    Campylobacter jejuni является основной причиной бактериального энтероколита пищевого происхождения во всем мире. Исследование иммунопатологии затруднено из-за отсутствия подходящих моделей позвоночных. Недавно мы показали, что гнотобиотические мыши, а также животные с обычным IL-10 -/- восприимчивы к инфекции C. jejuni и у них развиваются кишечные иммунные реакции. Однако клинические симптомы инфекции C. jejuni были довольно слабыми и не отражали острую кровавую диарею, наблюдаемую при кампилобактериозе человека.

    Методология/основные выводы

    Чтобы преодолеть эти ограничения, мы получили гнотобиотик IL-10 -/- мышей путем пятикратного лечения антибиотиками, начиная сразу после отъема.Раннее лечение было необходимо для предотвращения хронического колита у этих животных. После перорального инфицирования C. jejuni колонизировали желудочно-кишечный тракт в больших количествах и вызвали острый энтероколит в течение 7 дней, на что указывают кровавая диарея и выраженные гистопатологические изменения слизистой оболочки толстой кишки. Иммунопатология дополнительно характеризовалась увеличением числа апоптотических клеток, регуляторных Т-клеток, Т- и В-лимфоцитов, а также повышением концентрации TNF-α, IFN-γ и MCP-1 в воспаленной толстой кишке.Индукция энтероколита была специфичной для C. jejuni , учитывая, что контрольные животные, инфицированные комменсальным штаммом E. coli , не проявляли никаких признаков заболевания. Наиболее поразительно, кишечная иммунопатология была улучшена у мышей, лишенных Toll-подобных рецепторов-2 или -4, что указывает на то, что липопротеины и липоолигосахариды C. jejuni необходимы для индукции и прогрессирования иммунопатологии.

    Заключение/значение

    Гнотобиотик IL-10 -/- У мышей развивается острый энтероколит после C.jejuni , имитирующие тяжелые эпизоды кампилобактериоза человека, и, таким образом, хорошо подходят для дальнейшего анализа механизмов, лежащих в основе инфекций Campylobacter in vivo .

    Образец цитирования: Haag LM, Fischer A, Otto B, Plickert R, Kühl AA, Göbel UB, et al. (2012) Campylobacter jejuni вызывает острый энтероколит у гнотобиотических IL-10 -/- мышей посредством передачи сигналов Toll-Like-Receptor-2 и -4. ПЛОС ОДИН 7(7): е40761.https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761

    Редактор: Мария А. Дели, Центр биологических исследований Венгерской академии наук, Венгрия

    Поступила в редакцию: 19 апреля 2012 г.; Принято: 12 июня 2012 г.; Опубликовано: 10 июля 2012 г.

    Авторское право: © 2012 Haag et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Финансирование: Эта работа была поддержана грантами Немецкого исследовательского фонда (DFG) для UBG (GO363/12-1, CampyGerm; SFB633, TP A7), SB (SFB633, TP A7), AK (SFB633, TP A7). Z1), MMH (SFB633, TP B6), LMH и BO (SFB633, Immuco), а также от Федерального министерства образования и исследований Германии (BMBF) в SB (проекты «Лаборатория в носовом платке» TP1.1 и TP 8.2) . Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Соавторы Стефан Бересвилл и Маркус М.Heimesaat являются членами редколлегии PLoS ONE. Это не меняет приверженности авторов всем политикам PLoS ONE в отношении обмена данными и материалами.

    Введение

    Campylobacter (C.) jejuni является основной причиной бактериального энтерита во всем мире. Зоонозный патоген является частью комменсальной флоры многих диких и домашних животных. В передаче этого патогена человеку в первую очередь участвуют цыплята-бройлеры [1], [2], [3]. Клинические симптомы кампилобактериоза человека варьируют от легкого недомогания до тяжелого язвенного энтероколита, требующего госпитализации у пациентов с тяжелыми (иммуно-) нарушениями. Однако в большинстве случаев заражение людей самоограничивается [4]. В острой стадии C. jejuni индуцирует энтероколит, инфицированные пациенты проявляют кровавый понос, спазмы в животе и лихорадку. Гистологическое исследование пораженных участков кишечной ткани выявляет абсцессы крипт, изъязвления и повышенное количество иммунных клеток в толстой кишке in situ [5], [6], [7], [8]. В небольших подгруппах пациентов острая фаза сопровождается серьезными последствиями, включая синдром Гильена-Барре, синдром Миллера-Фишера и реактивный артрит [9], [10].Несмотря на высокую распространенность болезни, вызванной C. jejuni , и ее отличительные социально-экономические последствия, молекулярные и клеточные процессы, приводящие к кампилобактериозу, до сих пор плохо изучены [11]. В совсем недавней обзорной статье Ó Cróinin и Backert были выделены различные факторы патогенности и детерминанты клеток-хозяев, которые, как предполагается, участвуют в установлении инфекции C. jejuni и запуске заболевания [12]. Хотя факторы колонизации C. jejuni хорошо известны, недостаточное понимание молекулярных механизмов, лежащих в основе C.jejuni -индуцированная иммунопатология в основном связана с дефицитом подходящих экспериментальных in vivo моделей инфекции человека [13]. Мыши, как правило, очень удобны для изучения патогенности бактерий и иммунопатологии. Большинство проанализированных до сих пор мышиных моделей инфекции C. jejuni страдают от спорадической колонизации и отсутствия кишечной иммунопатологии. Мыши, несущие обычную комменсальную кишечную микробиоту, часто не могут быть стабильно колонизированы C. jejuni [6], [13].Несмотря на то, что этот феномен «колонизационной резистентности» у иммунокомпетентных мышей был известен в течение десятилетий, механистическая основа этого физиологического барьера и то, как его могут преодолевать комменсальные или патогенные бактерии, все еще не полностью определены [14], [15], [16]. Некоторые исследования на стерильных мышах, выращенных в изоляторе, подчеркнули существенную роль микробиоты мышей в устойчивости к колонизации против C. jejuni . После перорального заражения C. jejuni колонизировали весь желудочно-кишечный тракт этих животных и вызывали клинические признаки заболевания, включая гранулоцитарные инфильтраты и кровавую диарею, а также гуморальные иммунные реакции [17], [18], [19].Несмотря на повышенную восприимчивость к инфекции C. jejuni , стерильные мыши не представляют собой подходящую экспериментальную модель инфекций C. jejuni из-за отсутствия интактной иммунной системы [20], [21]. Более поздние исследования нашей группы показали, что резистентность к колонизации в основном вызвана составом микробиоты кишечника, специфичным для хозяина, и может быть преодолена при определенных обстоятельствах: после перорального инфицирования C. jejuni гнотобиотическими мышами дикого типа, гнотобиотическими мышами, восстановленными с помощью микробиоты человека и животных. при питании в столовой в западном стиле могут легко колонизироваться патогеном и проявлять провоспалительные иммунные реакции в толстой кишке [22], [23].Кроме того, было показано, что острое, а также хроническое воспаление в тонкой или толстой кишке способствует инфицированию C. jejuni из-за более высоких нагрузок кишечных энтеробактерий, таких как E. coli . В самом недавнем исследовании мы смогли ясно продемонстрировать, что искусственное повышение кишечной нагрузки E. coli путем кормления живыми бактериями взрослых мышей, несущих обычную кишечную микробиоту (и, таким образом, делая их устойчивыми к инфекции C. jejuni ) отменяет резистентность к колонизации и С.jejuni вызывала провоспалительные иммунные реакции в инфицированной кишке [24]. Однако тяжелые клинические симптомы острого энтероколита, такие как кровавая диарея при кампилобактериозе человека, отсутствовали в созданных до сих пор животных моделях. Совсем недавно мы продемонстрировали, что при заражении 3-недельных мышей сразу после отъема, но не у взрослых 3-месячных животных, несущих зависимую от возраста обычную кишечную микробиоту, развивается острый энтероколит в течение 6 дней после заражения. на что указывает кровавая диарея, укорочение толстой кишки и увеличение числа апоптотических клеток в слизистой оболочке толстой кишки.Подобно человеческому кампилобактериозу, болезнь купировалась сама собой и разрешилась в течение двух недель [25].

    Здесь мы демонстрируем, что после инфицирования C. jejuni гнотобиотиком IL-10 -/- у мышей развивается острый энтероколит, как при кампилобактериозе человека. Лечение антибиотиками сразу после отъема предотвращало развитие хронического колита у мышей IL-10 -/- , который обычно проявляется в возрасте от 3 до 6 месяцев, в зависимости от условий содержания и специфического состава кишечной микробиоты [26].Толл-подобные рецепторы (TLR) опосредуют важные сигнальные пути, участвующие во врожденных и адаптивных реакциях хозяина на комменсальные и патогенные бактерии. Бактериальные липопротеины (LP) и липоолигосахариды (LOS) распознаются TLR 2 и -4 соответственно [27]. Детальные исследования взаимодействия между C. jejuni и отдельными TLR in vivo и в кишечнике in situ довольно скудны. Было показано, что в различных линиях клеток человека, мыши и птицы C. jejuni активирует TLR-2, TLR-4 и TLR-9 через MyD88 [28], [29], [30], [31], [32]. .Недавно мы продемонстрировали, что передача сигналов TLR-4 и -9 необходима для индукции воспаления кишечника с помощью C. jejuni у гнотобиотических мышей, у которых развиваются довольно тонкие симптомы [22]. Решающая роль TLR и определенных бактериальных молекул в опосредованной C. jejuni кишечной иммунопатологии теперь была независимо подтверждена для липопротеинов и липоолигосахаридов у гнотобиотических IL-10 -/- мышей, лишенных TLR 2 или 4.

    Результаты

    Острый энтероколит в

    C.jejuni Инфицированный гнотобиотик IL-10 −/− Мыши

    Недавно мы показали, что мыши IL-10 -/- в возрасте от 5 до 6 месяцев с обычной кишечной микробиотой и страдающие хроническим колитом могут быть стабильно инфицированы C. jejuni на промежуточных уровнях примерно в 70% случаев. но симптомы были довольно слабыми, и, следовательно, отсутствовали «классические» клинические признаки тяжелого камплиобактериоза человека, такие как кровавый понос. В этом исследовании мы ликвидировали хронический колитогенный стимул у мышей IL-10 -/- путем пятикратного лечения антибиотиками в течение 4-5 месяцев, начиная сразу после отъема.Затем этих гнотобиотических мышей IL-10 -/- перорально заражали либо штаммом C. jejuni B2, либо комменсальным штаммом E. coli , лишенным каких-либо соответствующих факторов патогенности, таких как stx 1 и 2, catA , hlyA , cspA , katP и astA , которые были выделены из просвета толстой кишки обычных мышей дикого типа [24] (см. Материалы и методы). Эталонный штамм C. jejuni B2 происходит от пациента с тяжелым энтеритом, является инвазивным in vitro и широко изучался в более ранних исследованиях [33]. Наивные, неинфицированные гнотобиотик IL-10 -/- мыши без каких-либо признаков воспаления кишечника служили в качестве отрицательного контроля.

    Через семь дней после перорального инфицирования C. jejuni B2 и E. coli стабильно колонизировали желудочно-кишечный тракт гнотобиотическим IL-10 -/- мышей на сравнительно высоких уровнях приблизительно 10 9 колониеобразующих единиц (КОЕ). за грамм ( рис. 1A ). Интересно, что C. jejuni B2, но не E.coli , перемещалась в мезентериальные лимфатические узлы, дренирующие толстую кишку, на 7 день p.i. ( Рис. 1B ). Поразительно, что животных, инфицированных C. jejuni B2, серьезно пострадали из-за истощения энтероколита, на что указывает диарея, наличие крови в 80% образцов фекалий у инфицированных мышей (, рис. 2A, ) и значительное сокращение средней длины толстой кишки на приблизительно 20 % в течение 7 дней pi ( Рис. 2B ). Следует отметить, что примерно 30% из инфицированных C. jejuni B2 животных умерли до вскрытия между 4 и 7 днями.я. (не показано). Однако мыши, инфицированные E. coli , были практически не поражены и клинически сопоставимы с контрольной группой, не подвергавшейся лечению (, рис. 2, ). Острый энтероколит, индуцированный C. jejuni B2, был дополнительно подтвержден отчетливыми гистопатологическими изменениями слизистой оболочки толстой кишки, о чем свидетельствуют значительно более высокие гистопатологические оценки у инфицированных C. jejuni B2 по сравнению с наивными и инфицированными E. coli гнотобиотическим IL-10. -/- мыши ( рис.2С ). Острый язвенный колит у больных мышей IL-10 -/- характеризовался изъязвлениями и кровоизлияниями в слизистую оболочку толстой кишки, а также диффузными слизистыми и подслизистыми инфильтратами, а также потерей бокаловидных клеток и выпадением крипт при день 7 пи ( Рис. 2D ). В совокупности острый энтероколит у гнотобиотических IL-10 -/- мышей после инфекции C. jejuni , но не E. coli имитирует клинические симптомы тяжелого кампилобактериоза человека и специфически индуцируется патогеном.

    Рисунок 1. Колонизация и транслокация B2 C. jejuni у гнотобиотических IL-10 -/- мышей.

    Гнотобиотик IL-10 -/- мыши были получены путем лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо штаммом C. jejuni B2 (сплошные кружки), либо апатогенным штаммом E. coli (перечеркнутые кружки), полученным из комменсального кишечника микробиота обычных колонизированных мышей дикого типа, как описано в методах. C. jejuni B2 и E.coli определяли в люминальных образцах, взятых из различных отделов желудочно-кишечного тракта ( А ) и мезентериальных лимфатических узлов (MLN) ( В ) на 7 день p.i. (КОЕ, колониеобразующие единицы). В скобках указано количество животных, несущих соответствующие виды бактерий, из общего числа проанализированных животных. Указаны медианы (черные столбцы) и уровни значимости (значения P ), определенные с помощью критерия Манна-Уитни-U. Показанные данные являются репрезентативными для трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g001

    Рисунок 2. C. jejuni вызывает острый энтероколит у гнотобиотических IL-10 -/- мышей.

    Гнотобиотик IL-10 -/- мыши были получены путем лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо C. jejuni B2 (сплошные кружки; черная полоса), либо комменсальным штаммом E. coli (перечеркнутые кружки), полученным из комменсальная микробиота кишечника обычных колонизированных мышей дикого типа, как описано в методах.Неинфицированные гнотобиотики IL-10 -/- мыши служили в качестве отрицательного контроля (открытые кружки). ( A ) Относительную долю положительных образцов крови инфицированных IL-10 -/- и неинфицированных контрольных мышей определяли с помощью теста на гемоккультизм на 7 день p.i. (см. Методы). В скобках указано количество животных с положительными пробами кала на гемкокультив из общего числа проанализированных животных (н.д., не поддается обнаружению). ( B ) Абсолютную длину толстой кишки и ( C ) гистопатологические изменения с применением стандартизированной гистопатологической оценки в окрашенных HE парафиновых срезах толстой кишки определяли на 7 день p.i., проиллюстрировано ( D ) репрезентативными микрофотографиями трех независимых экспериментов (100-кратное увеличение, масштабная линейка 100 мкм), полученных из нативных (слева), E. coli — (в центре) и C. jejuni B2- (справа) инфицированные животные. Сплошные стрелки указывают на слизистую оболочку, пунктирные стрелки на подслизистые инфильтраты, изъязвления с черными стрелками, потерю бокаловидных клеток белыми стрелками и кровотечения из слизистой оболочки с серыми стрелками. В скобках указаны номера проанализированных животных. Указаны медианы (черные столбцы) и уровни значимости (значения P ), определенные с помощью критерия Манна-Уитни-U.Показанные данные были объединены по крайней мере из трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g002

    Воспалительные иммунные реакции у

    C. jejuni Инфицированный гнотобиотический IL-10 -/- Мыши

    Чтобы дополнительно выяснить, вызывает ли инфекция C. jejuni гнотобиотического IL-10 -/- мышей провоспалительные иммунные ответы, мы проанализировали апоптотические и отдельные популяции иммунных клеток в слизистой оболочке толстой кишки in situ.C. jejuni B2, инфицированный гнотобиотиком IL-10 -/- мыши демонстрировали многократное (от 5 до 15 раз) увеличение числа апоптотических клеток, Т- и В-лимфоцитов, а также регуляторных Т-клеток в слизистой оболочке толстой кишки в день 7 пи по сравнению с E. coli инфицированных и наивных контрольных животных ( рис. 3 ). Реакция иммунных клеток сопровождалась повышенной экспрессией провоспалительных цитокинов и медиаторов в толстой кишке. Уровни TNF-α, IFN-γ и MCP-1 были значительно выше в ex vivo биоптатах толстой кишки, полученных из C.jejuni B2 инфицировали мышей на 7 день p.i. по сравнению с E. coli инфицированными и не получавшими контроля (, рис. 4, ). Опять же, провоспалительные реакции иммунных клеток отсутствовали у инфицированных E. coli , а также у неинфицированных мышей, не получавших гнотобиотик IL-10 -/- ( Рис. 3 , Рис. 4 ).

    Рис. 3. Воспалительные и иммунные клеточные реакции после инфицирования C. jejuni гнотобиотических IL-10 -/- мышей.

    Гнотобиотик IL-10 -/- мыши были получены путем лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо штаммом C. jejuni B2 (сплошные кружки), либо апатогенным штаммом E. coli (перечеркнутые кружки), полученным из комменсального кишечника микробиота обычных колонизированных мышей дикого типа, как описано в методах. Неинфицированные гнотобиотические мыши IL-10-/- служили отрицательным контролем (незакрашенные кружки). Среднее количество апоптотических клеток (положительные по каспазе-3, панель A ), Т-лимфоцитов (положительные по CD3, панель B ), регуляторных Т-клеток (Tregs, положительные по FOXP3, панель C ) и В-лимфоциты (положительные на В220, панель D ) из по меньшей мере шести полей зрения с высоким увеличением (HPF, 400-кратное увеличение) на животное определяли под микроскопом в иммуногистохимически окрашенных срезах толстой кишки на 7-й день.я. В скобках указаны номера проанализированных животных. Указаны средние значения (черные столбцы) и уровни значимости ( P -значения), определенные с помощью критерия Стьюдента t . Показанные данные объединены как минимум из трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g003

    Рисунок 4. Провоспалительные цитокиновые ответы в толстой кишке мышей C. jejuni , инфицированных гнотиотическим IL-10 -/- мышей.

    Gnotobiotic IL-10 -/- мыши были получены путем лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо C.jejuni B2 (сплошные кружки) или апатогенный штамм E. coli (перечеркнутые кружки), полученный из комменсальной кишечной микробиоты обычных колонизированных мышей дикого типа, как описано в Методах. Неинфицированные гнотобиотики IL-10 -/- мыши служили в качестве отрицательного контроля (открытые кружки). Концентрации (пг на мг толстой кишки) ( A ) TNF-α, ( B ) IFN-γ и ( C ) MCP-1 определяли в супернатантах ex vivo культур толстой кишки на 7 день p.i.с помощью массива цитометрических шариков (CBA). В скобках указаны номера проанализированных животных. Показаны средние значения (черные столбцы) и уровни значимости (значения P ) по сравнению с соответствующей группой (определенные с помощью теста Стьюдента t ). Показанные данные объединены как минимум из трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g004

    C. jejuni Колонизация и транслокация гнотобиотического IL-10 -/- Мыши, лишенные TLR-2 или TLR-4

    Чтобы лучше понять иммунопатологические механизмы, лежащие в основе острого C.jejuni индуцировал энтероколит in vivo мы скрестили мышей IL-10 -/- с животными с дефицитом TLR-2 или -4, распознающими бактериальные липопротеины и липоолигосахариды, соответственно (все на фоне B10, см. Методы), и получили гнотобиотический двойной — мышей с дефицитом вакцины пятикратным лечением антибиотиками в течение 4–5 месяцев, начиная сразу после отъема. В наивном состоянии ни гнотобиотические TLR-2 IL-10, ни мыши с двойным дефицитом TLR-4 IL-10 вообще не проявляли каких-либо клинических или гистопатологических признаков воспаления кишечника (не показано).На 7-й день после перорального инфицирования C. jejuni B2 или E. coli гнотобиотические мыши любого генотипа имели сопоставимые нагрузки соответствующих видов бактерий в просвете толстой кишки (, рис. 5A, ). Таким образом, ни дефицит TLR-2, ни дефицит TLR-4 не влияли на способность колонизации C. jejuni B2 у гнотобиотических IL-10 -/- животных.

    В то время как у 87,5% и 66,7% мышей с двойным дефицитом IL-10 -/- и TLR-2 IL-10, соответственно, живут C.jejuni B2 были обнаружены в MLN, только у 14,3% животных с двойной недостаточностью TLR-4 IL-10 патоген можно было культивировать из MLN, взятых на 7-й день p.i. ( Рис. 5B ). Интересно, что на 7-й день p.i. не происходило бактериальной транслокации из кишечного тракта в другие внекишечные органы, такие как селезенка, печень, почки или сердечная кровь, независимо от генотипа инфицированных мышей (не показано).

    Рис. 5. TLR-зависимая колонизация C. jejuni и транслокация у гнотобиотических IL-10 -/- мышей.

    Гнотобиотик IL-10 −/− (фон B10), а также TLR-2 −/− IL-10 −/− и TLR-4 −/− IL-10 −/− мыши были созданы с помощью лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо C. jejuni B2 (C j ; сплошные символы), либо комменсальным штаммом E. coli (Ec; перечеркнутые символы), как описано в Методах. Нагрузки C. jejuni B2 и E. coli определяли в образцах просвета толстой кишки ( A ) и мензентериальных лимфатических узлах (MLN) ( B ) на 7-й день.я. (КОЕ, колониеобразующие единицы). В скобках указано количество животных, несущих соответствующие виды бактерий, из общего числа проанализированных животных. Указаны медианы (черные столбцы) и уровни значимости (значения P ), определенные с помощью критерия Манна-Уитни-U. Показанные данные являются репрезентативными для трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g005

    Острый энтероколит у

    C. jejuni Инфицированный гнотобиотик IL-10 -/- Мыши, лишенные TLR-2 или TLR-4

    В день 7 р.i., C. jejuni B2, инфицированные TLR-4, у мышей с двойным дефицитом IL-10 наблюдался менее тяжелый острый энтероколит по сравнению с мышами IL-10 -/- , о чем свидетельствуют значительно более низкие клинические показатели, оценивающие клиническое состояние, консистенцию стула и появление крови в кале. Кроме того, гистопатологические изменения слизистой оболочки толстой кишки у инфицированных мышей с двойным дефицитом TLR-4 IL-10 были менее отчетливыми по сравнению с контрольной группой IL-10 -/- , тогда как у животных с отсутствием TLR-2 IL-10 -/- наблюдалась только тенденция в сторону более низких клинических и гистопатологических показателей. Эта тенденция, однако, не достигла статистической значимости из-за относительно высокого стандартного отклонения у мышей с двойным дефицитом TLR-2 IL-10 (, фиг. 6A-C, ). Таким образом, TLR-4 и менее отчетливо TLR-2 опосредуют острый энтероколит у гнотобиотических IL-10 -/- мышей после инфекции C. jejuni B2.

    Рисунок 6. C. jejuni вызывает TLR-зависимый острый энтероколит у гнотобиотических IL-10 -/- мышей.

    Гнотобиотик IL-10 −/− (фон B10), а также TLR-2 −/− IL-10 −/− и TLR-4 −/− IL-10 −/− мыши были получены путем лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо C.jejuni B2 (Cj; сплошные символы) или комменсальный штамм E. coli (Ec; перечеркнутые символы), полученный из комменсальной кишечной микробиоты обычных колонизированных мышей дикого типа, как описано в Методах. ( A ) Активность заболевания инфицированных мышей и ( B ) гистопатологические изменения в окрашенных HE парафиновых срезах толстой кишки с применением стандартизированной клинической и гистопатологической оценки, соответственно, определяли на 7 день после заражения, что проиллюстрировано ( C ) репрезентативным микрофотографии из трех независимых экспериментов (100-кратное увеличение, масштабная линейка 100 мкм), полученные из C. jejuni B2- (верхняя панель) и E. coli — (нижняя панель) инфицированные IL-10 -/- (левая панель), TLR-2 -/- IL-10 -/- ( средняя панель) и мыши TLR-4 -/- IL-10 -/- (правая панель). Сплошные стрелки указывают на слизистые оболочки, пунктирные стрелки на подслизистые инфильтраты, изъязвления с черными стрелками, выпадение крипт с белыми стрелками и кровотечения из слизистой оболочки с серыми стрелками. В скобках указаны номера проанализированных животных. Указаны медианы (черные столбцы) и уровни значимости (значения P ), определенные с помощью критерия Манна-Уитни-U.Показанные данные являются репрезентативными для трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g006

    Воспалительные иммунные реакции у

    C. jejuni Инфицированный гнотобиотик IL-10 -/- Мыши, лишенные TLR-2 или TLR-4

    У человека C. jejuni индуцирует рекрутирование популяций провоспалительных иммунных клеток в очаги воспаления в толстой кишке [7], [8]. Учитывая, что количественная оценка апоптотических и инфильтрирующих иммунных клеток в слизистой оболочке толстой кишки более чувствительна, чем применение используемой гистопатологической оценки, мы выполнили in situ иммуногистохимического окрашивания парафиновых срезов толстой кишки.На 7-й день мышей C. jejuni , инфицированных IL-10 -/- , демонстрировали вдвое большее количество апоптотических клеток, Т-лимфоцитов и Treg по сравнению с IL-10 -/- мыши, дополнительно лишенные TLR -2 или TLR-4 ( рис. 7A-C ). Кроме того, мыши с двойным дефицитом TLR-4 IL-10 демонстрировали более низкие количества B-лимфоцитов в слизистой оболочке толстой кишки на 7 день p.i. по сравнению с контролем IL-10 -/- (, фиг. 7D, ).

    Рисунок 7. TLR-зависимые воспалительные и иммунные клеточные ответы после C.jejuni инфицирование гнотобиотиком IL-10 -/- мышей.

    Гнотобиотик IL-10 −/− (фон B10), а также TLR-2 −/− IL-10 −/− и TLR-4 −/− IL-10 −/− мыши были созданы с помощью лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо штаммом C. jejuni B2 (Cj; сплошные символы), либо комменсальным штаммом E. coli (Ec; перечеркнутые символы), как описано в разделе «Методы». Среднее количество апоптотических клеток (положительные по каспазе-3, панель A ), Т-лимфоцитов (положительные по CD3, панель B ), регуляторных Т-клеток (Tregs, положительные по FOXP3, панель C ) и В-лимфоциты (положительные на В220, панель D) по меньшей мере из шести полей зрения высокой мощности (HPF, 400-кратное увеличение) на животное определяли микроскопически в иммуногистохимически окрашенных срезах толстой кишки на 7-й день.я. В скобках указаны номера проанализированных животных. Указаны средние значения (черные столбцы) и уровни значимости ( P -значения), определенные с помощью критерия Стьюдента t . Показанные данные являются репрезентативными для трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g007

    Менее отчетливые апоптотические изменения слизистой оболочки и инфильтрация иммунными клетками толстой кишки, наблюдаемые у мышей с двойным дефицитом TLR-4 IL-10 по сравнению с IL-10 -/- сопровождались значительно меньшей секрецией провоспалительных цитокинов, таких как TNF-α, IFN-γ и IL-6, в ex vivo биопсий толстой кишки, взятых на 7 день p. я. ( Рис. 8 ). Опять же, пероральная инфекция E. coli не вызывала воспаления кишечника у гнотобиотических животных независимо от исследованных генотипов (, рис. 7, , , , , 8, ).

    Рисунок 8. TLR-зависимые ответы провоспалительных цитокинов в толстой кишке мышей C. jejuni , инфицированных гнотобиотиком IL-10 -/- мышей.

    Гнотобиотик IL-10 −/− (фон B10), а также TLR-2 −/− IL-10 −/− и TLR-4 −/− IL-10 −/− мыши были получены путем лечения антибиотиками и перорально инфицированы либо C.jejuni B2 (Cj; заштрихованные символы) или комменсальный штамм E. coli (Ec; зачеркнутые символы), как описано в разделе «Методы». Концентрации (пг на мг толстой кишки) ( A ) TNF-α, ( B ) IFN-γ и ( C ) IL-6 определяли в супернатантах ex vivo культур толстой кишки на 7 день p. i. с помощью массива цитометрических шариков (CBA). В скобках указаны номера проанализированных животных. Показаны средние значения (черные столбцы) и уровни значимости (значения P ) по сравнению с соответствующей группой (определенные с помощью теста Стьюдента t ).Показанные данные являются репрезентативными для трех независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0040761.g008

    В этом исследовании мы представляем мышиное C. jejuni , индуцированное острое воспаление кишечника у мышей с дефицитом гнотобиотика IL-10, характеризующееся острым энтероколитом, ведущим до смерти в некоторых случаях без осложнений, что имитирует тяжелые эпизоды камплиобактериоза человека, наблюдаемые у пациентов с ослабленным иммунитетом. Кроме того, передача сигналов TLR-4 C.jejuni липоолигосахарид и, в меньшей степени, передача сигналов TLR-2 липопротеина опосредует острую иммунопатологию после инфекции C jejuni . Представленная модель оказывается полезной для дальнейшего анализа иммунопатологических механизмов, лежащих в основе инфекций Campylobacter in vivo , и для выяснения взаимодействия между кишечными патогенами, комменсальной кишечной микробиотой и врожденной, а также адаптивной иммунной системой хозяина.

    Обсуждение

    Несмотря на высокую распространенность кампилобактериоза среди людей и связанное с ним социально-экономическое бремя, молекулярные механизмы, лежащие в основе иммунопатологии C.jejuni у хозяина до сих пор полностью не изучены. В основном это связано с сильной резистентностью мышей к колонизации, приводящей к спорадической колонизации (если вообще происходит), и отсутствием определяющих заболевание клинических проявлений. Предыдущие исследования нашей группы подчеркивали роль микробиоты хозяина и ее состава в поддержании устойчивости к колонизации. Использование мышей-гнотобиотиков дикого типа, у которых микробиота была полностью уничтожена лечением антибиотиками, или мышей-гнотобиотиков, восстановленных пероральной человеческой микробиотой C. jejuni приводила к стабильной колонизации желудочно-кишечного тракта и провоспалительным иммунным ответам в толстой кишке [22], [23]. Кроме того, мы смогли продемонстрировать, что обычные мыши, страдающие хроническим колитом из-за дефицита IL-10, могут быть стабильно инфицированы C. jejuni на промежуточных уровнях в течение двух недель [24]. Однако в этих животных моделях отсутствовали тяжелые клинические симптомы кампилобактериоза человека, такие как острый язвенный энтероколит, наблюдаемые у пациентов с ослабленным иммунитетом.Учитывая, что, во-первых, инфекция C. jejuni гнотобиотических мышей приводила к стабильной колонизации, а, во-вторых, продукция IL-10 и других противовоспалительных медиаторов участвует в ограничении индуцированной C. jejuni иммунопатологии, мы получили IL-10 . −/− мыши с отсутствием каких-либо кишечных бактерий после пятикратного лечения антибиотиками в течение 5 месяцев. Одной из ключевых особенностей новой модели инфекции, представленной здесь, является очень раннее начало лечения антибиотиками у мышей IL-10 -/- : уничтожение любых комменсальных бактерий сразу после отлучения от груди устранило основной триггер, вызывающий и закрепляющий хронический колит у IL-10. −/− животных.Следует отметить, что после лечения антибиотиками гнотобиотиком IL-10 -/- мышей не было выявлено ни клинических, ни иммунопатологических признаков воспаления толстой кишки перед инфекцией. Однако после заражения C. jejuni у гнотобиотических IL-10 -/- мышей развился острый энтероколит, приводящий в тяжелых случаях к смерти в течение одной недели. Острое воспаление характеризовалось ректальным кровотечением, гистопатологическими признаками язвенного колита, увеличением числа апоптотических клеток и усилением рекрутирования врожденных иммунных, а также эффекторных клеток в слизистой оболочке толстой кишки.Кроме того, повышенная секреция провоспалительных цитокинов, таких как TNF-α, IFN-γ и MCP-1, наблюдалась в культурах толстой кишки ex vivo , взятых у мышей, инфицированных C. jejuni . Эти результаты хорошо согласуются с более ранними исследованиями с использованием линий эпителиальных клеток и дендритных клеток костного мозга. Было показано, что C. jejuni активирует хемокины, участвующие в воспалительных реакциях, таких как MCP-1, и индуцирует высокий уровень секреции TNF-α и IFN-γ in vitro [34], [35].

    Важно отметить, что гнотобиотик IL-10 -/- мышей, соответствующих возрасту и полу, инфицированных комменсальным штаммом E. coli (выделенным из просвета толстой кишки мыши дикого типа, содержащей обычную кишечную микробиоту и лишенной каких-либо соответствующих факторов патогенности ) не проявляет никаких признаков заболевания. Таким образом, индуцированный острый энтероколит был патоген-специфическим и не был связан с инфекцией какими-либо (грамотрицательными) видами бактерий. Интересно, что острый энтероколит сопровождался транслокацией живых C.jejuni проникали в мезентериальные лимфатические узлы всех инфицированных животных, тогда как E. coli практически не распространялись во внекишечные отделы.

    IL-10 -/- мыши ранее использовались для изучения колонизации C. jejuni и энтерита. Белл и др. показал, что C. jejuni индуцирует отчетливую воспалительную реакцию у мышей IL-10 -/- [36]. В то время как Мэнсфилд и его коллеги продемонстрировали, что энтерит развился более чем через 28 дней после воздействия C.jejuni у мышей IL-10 -/- , содержащихся в специфических свободных от патогенов условиях (и в зависимости от их генетического фона) [37], [38], в нашем исследовании C. jejuni вызывали быстрый язвенный колит у гнотобиотик IL-10 -/- мыши. Используя стерильных мышей IL-10 -/- NF-κB EGFP , выращенных в условиях изоляции, Lippert et al. подчеркнул роль NF-κB в патогенезе, индуцированном C. jejuni [39]. После заражения у безмикробных мышей IL-10 -/- NF-κB EGFP проявлялись легкие симптомы на 5-й день и язвенный колит на 14-й день после C.jejuni , штамм 81–176. У наших мышей C. jejuni , инфицированных гнотобиотиком IL-10 -/- , острый энтероколит развился раньше (между 4 и 7 днем), что может быть связано с различиями в используемых штаммах C. jejuni и с тот факт, что наши гнотобиотические животные демонстрировали функциональный путь NF-kB. Кроме того, стерильные мыши, выращенные и помещенные в изолятор, демонстрируют аномально развитую лимфоидную ткань, связанную с кишечником [20], [21], и, следовательно, могут не представлять собой подходящую модель для человеческого C.jejuni [22].

    Toll-подобные рецепторы включают основные сигнальные пути, участвующие во врожденных и адаптивных реакциях хозяина на патогенные инфекции [27], но подробные исследования взаимодействия TLRs с C. jejuni в кишечном тракте отсутствуют. На гнотобиотических мышах, полученных в результате лечения антибиотиками, мы показали ранее, что обнаружение липоолигоахарида C. jejuni и CpG-ДНК с помощью TLR-4 и TLR-9 хозяина, соответственно, имеет важное значение для опосредования провоспалительных иммунных ответов на C.jejuni [22]. Однако клинические и гистопатологические признаки воспаления у этих мышей были довольно слабыми. В представленном исследовании мы смогли четко продемонстрировать, что передача сигналов бактериального липоолигоахарида и, менее отчетливо, липопротеинов с помощью TLR-4 и -2, соответственно, была существенно вовлечена в опосредование острого энтероколита у инфицированных гнотобиотических мышей с дефицитом IL-10. Это хорошо согласуется с исследованиями in vitro , показывающими, что C. jejuni активирует TLR-2 и TLR-4 в различных линиях клеток человека, мыши и птицы [28], [29], [30], [31]. , [32].Принимая во внимание, что после инфицирования C. jejuni IL-10 -/- мыши, лишенные TLR-4, были значительно менее подвержены риску по сравнению с контрольной группой IL-10 -/- , незначительная, но четкая тенденция к лучшему клиническому исходу и менее отчетливые гистопатологические изменения, наблюдаемые в слизистой оболочке толстой кишки, можно было наблюдать в гетерогенной когорте животных с двойным дефицитом TLR-2 IL-10. У обеих мышей, IL-10 -/- , лишенных TLR-2 или TLR-4, уменьшение воспаления было связано со значительно меньшим количеством апоптотических клеток и Т-лимфоцитов в толстой кишке in situ . Эти ослабленные клеточные реакции сопровождались более низкой секрецией провоспалительных цитокинов, таких как TNF-α, IFN-γ и IL-6, в ex vivo биоптатах толстой кишки, полученных из C. jejuni инфицированных TLR-4 Двойной дефицит IL-10 мышей. Кроме того, увеличение Treg было менее отчетливым в толстой кишке животных с дефицитом TLR, что еще раз указывает на то, что TLR-2 и -4 играют важную роль в инициировании воспаления провоспалительными сигналами.

    Кроме того, практически отсутствует транслокация живых C.jejuni в мезентериальные лимфатические узлы у инфицированных мышей TLR-4 с двойным дефицитом IL-10, но не с IL-10 -/- , указывает на бескомпромиссную барьерную функцию кишечного эпителия у первых. Иммунопатологическое влияние зависимой от TLR-4 передачи сигналов липоолигосахаридов при кампилобактериозе человека еще более подчеркивается тем фактом, что люди в 1000 раз более чувствительны к лигандам TLR-4, чем грызуны [40]. В совокупности мы представляем новую модель инфекции C. jejuni , имитирующую острый энтероколит при кампилобактериозе человека.Течение болезни имитирует ситуацию, наблюдаемую у людей с ослабленным иммунитетом. Кроме того, наблюдаемый несамокупирующийся острый язвенный колит после инфицирования C. jejuni мышей с дефицитом гнотобиотика IL-10 подчеркивает решающую роль специфичной для хозяина микробиоты в защите от вторжения патогенов и подчеркивает важность противовоспалительного цитокина IL. -10 у C. jejuni индуцировала иммунопатологию.

    Мы пришли к выводу, что передача сигналов TLR-4 и, в меньшей степени, TLR-2- играет важную роль в опосредовании C.jejuni вызывал острый энтероколит. Представленное исследование предоставляет ценные инструменты для дальнейшего понимания иммунологического и молекулярного взаимодействия между C. jejuni и врожденным иммунитетом при кампилобактериозе человека.

    Материалы и методы

    Заявление об этике

    Эксперименты на животных проводились в соответствии с Европейскими рекомендациями по благополучию животных (2010/63/ЕС) с одобрения комиссии по экспериментам на животных, возглавляемой «Landesamt für Gesundheit und Soziales» (LaGeSo, Берлин, Германия; регистрационные номера: G0173/ 07 и G135/10). Благополучие животных контролировали два раза в день путем оценки клинического состояния.

    Мыши

    IL-10 -/- Мыши (на фоне C57BL/10, B10) были выращены и содержались в учреждениях «Forschungsinstitut für Experimentelle Medizin» (FEM, Charité — Universitätsmedizin, Берлин, Германия) под воздействием специфических патогенов. бесплатные (SPF) условия. Чтобы получить животных с двойной недостаточностью, мышей TLR-2 -/- и TLR-4 -/- (каждая на фоне B10) скрещивали с мышами IL-10 -/- и подвергали обратному скрещиванию не менее 7 поколения до использования.

    Для уничтожения комменсальной кишечной флоры мышей переносили в стерильные клетки и обрабатывали добавлением ампициллина (1 г/л; Ratiopharm), ванкомицина (500 мг/л; Cell Pharm), ципрофлоксацина (200 мг/л; Bayer Vital), имипенем (250 мг/л; MSD) и метронидазол (1 г/л; Fresenius) в питьевую воду без ограничений, как описано ранее [41], начиная с 3-недельного возраста сразу после отъема. Самок мышей соответствующего возраста подвергали пятикратному лечению антибиотиками в течение 4 месяцев до эксперимента по заражению.

    Бактериальные штаммы

    Используемый штамм E. coli представляет собой комменсальный изолят, полученный от наших традиционно колонизированных, наивных мышей C57BL/6j дикого типа и идентичный штамму E. coli M, описанному ранее [42]. Геном не содержит известных факторов вирулентности патогенной E. coli , таких как stx, 1 и 2, catA, hlyA, cspA, katP и astA. Это было подтверждено в референс-лаборатории методом ПЦР. Штамм B2 C. jejuni был любезно предоставлен проф.Доктор Уве Гросс, Геттингенский университет (Германия). Этот штамм был выделен от пациента, страдающего кровавой диареей, показал свою инвазивность in vitro , а его основные свойства подробно описаны Tareen et al. [33].

    C. jejuni и E. coli Заражение мышей

    За два дня до заражения смесь антибиотиков была отменена и заменена стерилизованной водопроводной водой. Непосредственно перед оральным заражением стерильность каждой мыши подтверждали путем переноса отдельных образцов фекалий в бульоны для обогащения тиогликолятом.Затем мышей инфицировали приблизительно 10 9 жизнеспособных КОЕ C. jejuni штаммов B2 через желудочный зонд в общем объеме 0,3 мл PBS в течение двух дней подряд, как подробно описано ранее [22]. Для заражения грамотрицательными контрольными видами живые E. coli выделяли из интактных здоровых трехмесячных мышей C57BL/10 путем культивирования на среде MacConkey. Этот комменсальный штамм E. coli был субкультивирован на кровяном агаре и мышах примерно с 10 9 жизнеспособных КОЕ E.coli через желудочный зонд в общем объеме 0,3 мл PBS в течение двух дней подряд параллельно соответствующим группам C. jejuni B2.

    Клиническая оценка

    Для ежедневной оценки клинических признаков инфекции, вызванной C. jejuni , стандартизированная кумулятивная клиническая оценка (максимум 12 баллов; изменена в соответствии с [43] с учетом наличия крови в фекалиях (0 баллов: отсутствие крови; 2 балла) : микроскопическое определение крови методом Guajac с помощью Haemoccult, Beckman Coulter/PCD, Крефельд, Германия; 4 балла: видимая кровь), диарея (0: сформированный кал; 2: пастообразный кал; 4: жидкий кал) и клиническая картина. использовался внешний вид (0: нормальный; 2: взъерошенный мех, меньшая подвижность; 4: изоляция, сильно затрудненная подвижность, предфинальный вид).

    Процедуры отбора проб, определение длины толстой кишки и гистопатология

    Мышей умерщвляли обработкой изофлураном (Abbott, Германия). От каждой мыши образцы, полученные из желудочно-кишечного тракта (желудок, двенадцатиперстная кишка, подвздошная кишка, толстая кишка), собирали параллельно для гистологического, микробиологического и иммунобиологического анализа. Образцы сердечной крови и тканей брыжеечных лимфатических узлов, селезенки, печени и желудочно-кишечного тракта консервировали в стерильных условиях. Гистопатологические изменения определяли в образцах толстой кишки, немедленно зафиксированных в 5% формалине и залитых в парафин.Срезы (5 мкм) окрашивали соответствующими антителами для иммуногистохимии.

    Иммуногистохимия

    Иммуногистохимический анализ in situ парафиновых срезов толстой кишки проводили, как описано ранее [22], [44], [45]. Первичные антитела против расщепленной каспазы-3 (Asp175, Cell Signaling, США, 1∶200), CD3 (#N1580, Dako, Дания, разведение 1∶10), FOXP-3 (FJK-16s, eBioscience, 1∶100), и B220 (eBioscience, Сан-Диего, Калифорния, США, 1∶200). Для каждого животного под микроскопом определяли среднее количество положительно окрашенных клеток по крайней мере в шести независимых полях высокой мощности (HPF, 400-кратное увеличение) и подвергали статистическому анализу, как указано.

    Обнаружение цитокинов в супернатантах культур толстой кишки

    Биоптаты толстой кишки разрезали вдоль, промывали в PBS и полосками по 1 см 2 помещали в 24-луночные планшеты для культивирования с плоским дном (Nunc, Висбаден, Германия), содержащие 500 мкл бессывороточной среды RPMI 1640 с добавлением пенициллина (100 ед. /мл) и стрептомицин (100 мкг/мл; PAA Laboratories). Через 18 часов при 37°C надосадочные жидкости культур тестировали на TNF-α, IFN-γ, MCP-1 и IL-6 с помощью массива цитометрических шариков для изучения воспаления мышей (CBA; BD Biosciences) на проточном цитометре BD FACSCanto II (BD Biosciences). биологические науки).

    Анализ микробиоты

    Культуральный анализ, биохимическая идентификация и молекулярное обнаружение просветных бактериальных сообществ из (желудка, двенадцатиперстной кишки, подвздошной кишки и) толстой кишки, а также кала были выполнены, как описано ранее [22], [41], [42], [44]. Для экспериментов по бактериальной транслокации брыжеечные лимфатические узлы, дренирующие тонкий кишечник, селезенку, печень (1 см 2 ) и сердечную кровь (1 мл) переносили в бульоны для обогащения тиогликолятом в стерильных условиях и культивировали в течение 7 дней.Мутные бульоны наносили штрихами на баранью кровь, агар МакКонки и Кармали для выявления транслоцированных живых E. coli и C. jejuni с последующей видовой идентификацией биохимическими и молекулярными методами [22]. Учитывая, что рост бактерий в питательной среде для обогащения не поддается количественной оценке, относительные скорости транслокации C. jejuni или E. coli выражены в %.

    Статистический анализ

    Средние значения, медианы, стандартные отклонения и уровни значимости определяли с использованием соответствующих тестов, как указано (двухсторонний тест Стьюдента t -критерий, критерий Манна-Уитни-U).Двусторонняя вероятность ( P ) значения ≤0,05 считались значимыми. Все опыты повторяли не менее двух раз.

    Благодарности

    Мы благодарим Микаэлу Ваттродт, Урсулу Рюшендорф, Гернота Райфенбергера, Уве Ломанна и персонал исследовательского центра за отличную техническую помощь и разведение животных. Мы благодарны Симоне Шпикерманн за иммуногистохимическое окрашивание срезов толстой кишки.

    Авторские взносы

    Задумал и спроектировал эксперименты: SB AF UBG LMH RP MMH.Выполнены опыты: АФ ЛМХ БО РП ММХ. Проанализированы данные: АФ ЛМХ БО ААК ММХ. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты анализа: AAK. Написал статью: LMH SB AF AAK MMH.

    Каталожные номера

    1. 1. Германс Д., Пасманс Ф., Мессенс В., Мартель А., Ван Иммерсил Ф. и другие. (2012)Птица как хозяин зоонозного патогена Campylobacter jejuni. Векторные зоонозные заболевания.
    2. 2. Lane JA, Mehra RK, Carrington SD, Hickey RM (2010)Пищевой гликом: источник защиты от колонизации патогенов в желудочно-кишечном тракте.Int J Food Microbiol 142: 1–13.
    3. 3. Янг К.Т., Дэвис Л.М., Дирита В.Дж. (2007)Campylobacter jejuni: молекулярная биология и патогенез. Nat Rev Microbiol 5: 665–679.
    4. 4. Хавелаар А.Х., ван Пелт В., Анг К.В., Вагенаар Дж.А., ван Путтен Дж.П. и др. (2009) Иммунитет к кампилобактеру: его роль в оценке риска и эпидемиологии. Crit Rev Microbiol 35: 1–22.
    5. 5. Янссен Р., Крогфельт К.А., Коутроу С.А., ван Пелт В., Вагенаар Дж.А. и соавт. (2008)Взаимодействия хозяин-патоген при инфекциях, вызванных кампилобактером: точка зрения хозяина.Clin Microbiol Rev 21: 505–518.
    6. 6. Кист М. , Бересвилл С. (2001) Campylobacter jejuni. Contrib Microbiol 8: 150–165.
    7. 7. van Spreeuwel JP, Duursma GC, Meijer CJ, Bax R, Rosekrans PC, et al. (1985)Кампилобактериальный колит: гистологические, иммуногистохимические и ультраструктурные данные. Гут 26: 945–951.
    8. 8. Уокер Р.И., Колдуэлл М.Б., Ли Э.К., Герри П., Траст Т.Дж. и др. (1986) Патофизиология кампилобактериального энтерита. Microbiol Rev 50: 81–94.
    9. 9. Allos BM (1997) Связь между кампилобактериальной инфекцией и синдромом Гийена-Барре. J Infect Dis 176: S125–128.
    10. 10. Butzler JP (2004) Campylobacter, от безвестности до знаменитости. Clin Microbiol Infect 10: 868–876.
    11. 11. Sun X, Threadgill D, Jobin C (2012)Campylobacter jejuni вызывает колит посредством активации мишени передачи сигналов рапамицина у млекопитающих. Гастроэнтерология 142: 86–95 e85.
    12. 12. Ó Cróinin T, Backert S (2012)Инвазия эпителиальных клеток-хозяев Campylobacter jejuni: спусковой крючок или застежка-молния? Front Cell Inf Microbio 2: 25. doi 10.3389/fcimb.2012.00025.
    13. 13. Доррелл Н., Рен Б.В. (2007)Второе столетие исследований кампилобактеров: последние достижения, новые возможности и старые проблемы. Curr Opin Infect Dis 20: 514–518.
    14. 14. Stecher B, Chaffron S, Kappeli R, Hapfelmeier S, Freedrich S, et al. (2010) Подобное будет нравиться: обилие близкородственных видов может предсказать восприимчивость к кишечной колонизации патогенными и комменсальными бактериями. PLoS Pathog 6: e1000711.
    15. 15. Stecher B, Hardt WD (2011)Механизмы, контролирующие колонизацию кишечника патогенами. Curr Opin Microbiol 14: 82–91.
    16. 16. Stecher B, Hardt WD (2008) Роль микробиоты в инфекционных заболеваниях. Тенденции микробиол 16: 107–114.
    17. 17. Yrios JW, Balish E (1986) Патогенез Campylobacter spp. у бестимусных и эутимических безмикробных мышей. Infect Immun 53: 384–392.
    18. 18. Jesudason MV, Hentges DJ, Pongpech P (1989) Колонизация мышей Campylobacter jejuni. Infect Immun 57: 2279–2282.
    19. 19. Юссеф М., Кортье Г., Гуссенс Х., Танкреде К., Генри-Амар М. и др. (1987) Сравнительная транслокация энтеропатогенных Campylobacter spp. и Escherichia coli из кишечного тракта мышей-гнотобиотиков. Заразить Иммуна 55: 1019–1021.
    20. 20. Сэвидж Т.С., Смит М.В., Джеймс П.С., Олдред П. (1991)Индуцированное сальмонеллой образование М-клеток в стерильной ткани пейеровой бляшки мыши. Ам Дж. Патол 139: 177–184.
    21. 21. Шрофф К.Е., Себра Дж.Дж. (1995)Развитие гуморальных иммунных реакций слизистых оболочек у безмикробных (GF) мышей.Adv Exp Med Biol 371A: 441–446.
    22. 22. Бересвилл С., Фишер А., Пликерт Р., Хааг Л.М., Отто Б. и др. (2011) Новые модели мышиных инфекций обеспечивают глубокое понимание «Menage a Trois» Campylobacter jejuni, микробиоты и врожденного иммунитета хозяина. PLoS One 6: e20953.
    23. 23. Бересвилл С., Пликерт Р., Фишер А., Кюль А.А., Лодденкемпер С. и соавт. (2011) Что вы едите, то и получаете: Novel Campylobacter моделирует четырехугольную взаимосвязь между питанием, ожирением, микробиотой и восприимчивостью к инфекции.Eur J Microbiol Immunol 1: 237–248.
    24. 24. Хааг Л.М., Фишер А., Отто Б., Пликерт Р., Кюль А.А. и соавт. (2012) Сдвиг кишечной микробиоты в сторону повышенных комменсальных нагрузок Escherichia coli отменяет резистентность к колонизации против Campylobacter jejuni у мышей, PLoSONE 7: e35988.
    25. 25. Хааг Л.М., Фишер А., Отто Б., Грундманн У., Кюль А.А. и соавт. (2012) Инфекция Campylobacter jejuni мышей-детенышей: за острым энтероколитом следует бессимптомный кишечный и внекишечный иммунный ответ.Eur J Microbiol Immunol 2: 2–11.
    26. 26. Вольгемут С., Келлер С., Керчер Р., Стадион М., Халлер Д. и др. (2011)Кишечные стероидные профили и состав микробиоты у мышей с колитом. Кишечные микробы 2: 159–166.
    27. 27. Джейнвей К. А. младший, Меджитов Р. (2002)Врожденное иммунное распознавание. Annu Rev Immunol 20: 197–216.
    28. 28. de Zoete MR, Keestra AM, Roszczenko P, van Putten JP (2010)Активация человеческих и куриных толл-подобных рецепторов Campylobacter spp.Infect Immun 78: 1229–1238.
    29. 29. Rathinam VA, Appledorn DM, Hoag KA, Amalfitano A, Mansfield LS (2009)Вызванная Campylobacter jejuni активация дендритных клеток включает совместную передачу сигналов через оси Toll-подобного рецептора 4 (TLR4)-MyD88 и TLR4-TRIF. Infect Immun 77: 2499–2507.
    30. 30. Watson RO, Galan JE (2005)Сигнальная трансдукция при продукции цитокинов, индуцированной Campylobacter jejuni. Cell Microbiol 7: 655–665.
    31. 31. Friis LM, Keelan M, Taylor DE (2009)Campylobacter jejuni управляет MyD88-независимой секрецией интерлейкина-6 через Toll-подобный рецептор 2.Инфект Иммун 77: 1553–1560.
    32. 32. ван Моурик А., Стигс Л., ван Лаар Дж., Мейринг Х. Д., Хамстра Х.Дж. и др. (2010)Измененная связь гидроксиацильных цепей в липиде A Campylobacter jejuni снижает активацию TLR4 и устойчивость к противомикробным препаратам. J Biol Chem 285: 15828–15836.
    33. 33. Tareen AM, Dasti JI, Zautner AE, Gross U, Lugert R (2010) Белки Cj0952c и Cj0951c Campylobacter jejuni влияют на хемотаксическое поведение по отношению к муравьиной кислоте и важны для инвазии клеток-хозяев.Микробиология 156: 3123–3135.
    34. 34. Hu L, Hickey TE (2005)Campylobacter jejuni индуцирует секрецию провоспалительных хемокинов из эпителиальных клеток кишечника человека. Infect Immun 73: 4437–4440.
    35. 35. Rathinam VA, Hoag KA, Mansfield LS (2008)Дендритные клетки мышей C57BL/6 подвергаются активации и индуцируют Th2-эффекторные клеточные ответы против Campylobacter jejuni. Микробы заражают 10: 1316–1324.
    36. 36. Белл Дж.А., Сент-Чарльз Дж.Л., Мерфи А.Дж., Ратинам В.А., Плованич-Джонс А.Е. и соавт.(2009)Взаимодействие множества факторов приводит к возникновению реакций, напоминающих спектр человеческих заболеваний у мышей C57BL/6 IL-10 -/- , инфицированных Campylobacter jejuni. БМС Микробиол 9: 57.
    37. 37. Мэнсфилд Л.С., Паттерсон Дж.С., Фиерро Б.Р., Мерфи А.Дж., Ратинам В.А. и соавт. (2008) Генетический фон мышей IL-10 ( -/- ) изменяет взаимодействия хозяин-патоген с Campylobacter jejuni и влияет на фенотип заболевания. Микроб Патог 45: 241–257.
    38. 38. Мэнсфилд Л.С., Белл Дж.А., Уилсон Д.Л., Мерфи А.Дж., Эльшейха Х.М. и соавт.(2007) C57BL/6 и конгенные мыши с дефицитом интерлейкина-10 могут служить моделями колонизации Campylobacter jejuni и энтерита. Заразить Иммуна 75: 1099–1115.
    39. 39. Липперт Э., Карраш Т., Сан Х., Аллард Б., Херфарт Х.Х. и др. (2009) Гнотобиотик IL-10; У мышей NF-kappaB после инфекции Campylobacter jejuni развивается быстрый и тяжелый колит. PLoS Один 4: e7413.
    40. 40. Уоррен Х.С., Фитинг С., Хофф Э., Адиб-Конки М., Бизли-Топлиф Л. и др. (2010) Устойчивость к бактериальной инфекции: различия между видами могут быть связаны с белками в сыворотке.J Infect Dis 201: 223–232.
    41. 41. Heimesaat MM, Bereswill S, Fischer A, Fuchs D, Struck D, et al. (2006) Грамотрицательные бактерии усугубляют иммунопатологию тонкого кишечника мышей Th2-типа после оральной инфекции Toxoplasma gondii. Дж. Иммунол 177: 8785–8795.
    42. 42. Heimesaat MM, Fischer A, Jahn HK, Niebergall J, Freudenberg M, et al. (2007) Обострение мышиного илеита с помощью Toll-подобного рецептора 4, опосредованного восприятием липополисахарида из комменсальной Escherichia coli.Гут 56: 941–948.
    43. 43. Siegmund B, Fantuzzi G, Rieder F, Gamboni-Robertson F, Lehr HA, et al. (2001) Нейтрализация интерлейкина-18 снижает тяжесть колита у мышей и продукцию IFN-гамма и TNF-альфа в кишечнике. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol 281: R1264–1273.
    44. 44. Heimesaat MM, Fischer A, Siegmund B, Kupz A, Niebergall J, et al. (2007) Сдвиг в сторону провоспалительных кишечных бактерий усугубляет острый мышиный колит через Toll-подобные рецепторы 2 и 4. PLoS One 2: e662.
    45. 45. Heimesaat MM, Nogai A, Bereswill S, Plickert R, Fischer A, et al. (2010)MyD88/TLR9 опосредованная иммунопатология и динамика кишечной микробиоты в новой мышиной модели кишечной болезни трансплантат против хозяина. Гут 59: 1079–1087.

    Совок по диарее у собак • MSPCA-Angell

    Сьюзан О’Белл, DVM, DACVIM (внутренняя медицина)
    angell.org/generalmedicine
    617-522-7282

    Неприятная реальность владельцев домашних животных заключается в том, что в какой-то момент вам, вероятно, придется избавляться от диареи.Симптомы расстройства желудочно-кишечного тракта могут проявляться во многих формах, включая изменение аппетита (обычно сниженный или отсутствующий), рвоту и/или диарею.

    Диарея — довольно широкий термин, и если вы сообщите своему ветеринару, что у вашего питомца диарея, это, скорее всего, побудит его или ее задать вам несколько дополнительных вопросов, чтобы помочь разобраться, есть ли у вашего питомца острая или хроническая диарея (в других случаях). словами, как долго ваш питомец испытывает эти симптомы) и что мы называем «тонкая кишка» по сравнению с«толстокишечная» диарея. Это термины, которые описывают, какой сегмент многочисленных «ножек» кишечника является источником диареи. Поскольку разные отделы желудочно-кишечного тракта выполняют очень разные функции, заболевания, влияющие на них, могут привести к очень разным типам диареи.

    Характеристики тонкокишечной диареи:

    • Часто кажется, что диарея обильная (хотя любое количество может показаться чрезмерным!)
    • Часто очень зловонный (не большинство фекалий?!)
    • У питомца часто бывает диарея с той же частотой, с которой он обычно испражняется, т.е.е. один или два раза в день
    • Если это становится хроническим, может привести к значительному обезвоживанию и/или потере веса
    • Консистенция часто очень водянистая

    Характеристики толстокишечной диареи:

    • Часто характеризуется меньшим количеством диареи за раз
    • Повышенная частота дефекации по сравнению с нормальной частотой
    • Часто сопровождается чувством неотложности (фекалии даже у домашних животных, которые обычно приучены к дому)
    • Дефекация, сопровождающаяся натуживанием
    • Фекалии, иногда сопровождаемые слизью и/или свежей кровью (красного цвета)

    В нашу больницу часто звонят клиенты, у которых у питомца внезапно началась диарея. Часто это «диарея толстого кишечника», также называемая колитом. К счастью, многие случаи диареи проходят сами по себе (они проходят сами по себе, несмотря на наше вмешательство или даже если мы не вмешиваемся), и многие случаи не приводят к серьезному заболеванию наших питомцев (у них часто нормальный аппетит и нормальный аппетит). от нормального до слегка сниженного уровня активности).

    Что вызывает острый колит?

    Наиболее частыми причинами острого колита являются:

    • Неосмотрительность в питании (начиная от резкой смены марки корма для собак, введения новых лакомств, выбрасывания мусора или даже «чрезмерного баловства»)
    • Стресс (не так четко определен с точки зрения фактической причины, но мы слышали о столь многих домашних животных, у которых начинается диарея, когда они находятся в пансионе или их владельцы отсутствуют, мы думаем, что стресс играет здесь определенную роль)
    • Внутренний паразитизм (лямблии, распространенные в Массачусетсе, являются одними из наиболее распространенных желудочно-кишечных паразитов, которые могут вызывать колит у собак, но другие/любые желудочно-кишечные паразиты могут вызывать диарею в качестве симптома). Мы часто думаем о паразитизме как о причине, особенно у щенков или молодых/активных/социальных собак.
    • Вирусные (от специфических вирусов желудочно-кишечного тракта, которые являются легкими/самоограничивающимися, до более серьезных инфекций)

     

    Как лечить острый колит?

    Если вы сомневаетесь, позвоните своему ветеринару. Мы можем помочь вам разобраться, для чего вам нужен визит или что-то, с чем мы можем сначала попытаться справиться дома. Это хорошая идея, чтобы начать собирать образцы фекалий для отправки.Анализы кала проверяют наличие яиц или других жизненных стадий различных внутренних паразитов. Поскольку не все идентифицируемые стадии жизни выявляются в каждом образце фекалий, иногда тест может быть «нормальным» или «отрицательным» даже перед лицом истинного паразитизма. Ваш ветеринар может использовать свое суждение, чтобы решить, стоит ли эмпирическое лечение от паразитов, в зависимости от истории вашего питомца, возраста, продолжительности или типа симптомов.

    Пока вы ждете разговора с кем-то в ветеринарной больнице, вы можете попробовать ввести мягкую диету и ограниченную диету.Когда у домашних животных колит, у них часто нормальный аппетит, даже если они кажутся немного не в порядке (беспокойные, скулящие). Легкоусвояемая диета с ограничением жиров, содержащая ферментируемые источники клетчатки, может помочь желудочно-кишечному тракту быстро восстановиться. Если у вашего питомца нет известной аллергии, мы часто рекомендуем что-то вроде диеты «BRAT», используемой для людей, выздоравливающих от желудочного жука; вы могли бы предложить несколько унций тщательно приготовленной, простой куриной грудки (без кожи, без костей, без соуса) и вареного белого риса.Небольшие порции, предлагаемые каждые несколько часов, лучше переносятся для восстановления желудочно-кишечного тракта, чем два больших приема пищи в день. У нас также есть более сбалансированные версии диет для восстановления желудочно-кишечного тракта, доступные в ветеринарной больнице, которые можно отправить домой или использовать для госпитализированных пациентов.

    Пожалуйста, воздержитесь от предложения каких-либо безрецептурных лекарств или ранее назначенных лекарств, которые могут быть у вас дома, без обсуждения с вашим ветеринарным врачом. Такие лекарства, как имодиум или пепто-бисмол, хотя в некоторых случаях они могут иметь место в лечении, редко рекомендуются для применения у собак или кошек.Ваш ветеринар может предложить определенные лекарства, помогающие избавиться от диареи, «дегельминтные средства», если диагностированы или подозреваются паразиты ЖКТ, пре/пробиотики для восстановления или поддержания здоровой желудочно-кишечной флоры и/или рецептурные диеты.

    Старайтесь избегать резких изменений диеты. Если ваш питомец испытывает желудочно-кишечные расстройства после слишком быстрой смены марки корма, может быть полезно снова добавить предыдущий корм (если он доступен) или перейти на мягкую диету, пока симптомы не исчезнут.

    В случае колита, вызванного кормлением или другими стрессовыми факторами, вашему питомцу может помочь регулярное употребление пре/пробиотиков или источников высокоферментируемых волокон в их обычном рационе. Если повторяющиеся приступы диареи становятся обычным явлением для вашего питомца, сообщите об этом своему ветеринару, если это симптом какого-либо другого основного заболевания или признак того, что диета, образ жизни или другие лекарства, которые может принимать ваш питомец, нуждаются в некоторой корректировке.

    Нужно ли моему питомцу лечь в больницу?

    Если у вашего питомца диарея, наблюдайте за ним дома или отнесите к ветеринару. Если у вас есть щенок или котенок, или иным образом ослабленное домашнее животное, например, ослабленное или страдающее сопутствующим заболеванием или принимающее лекарства, мы, скорее всего, порекомендуем обследование, поскольку они могут заболеть быстрее, чем среднестатистический питомец с сильной иммунной системой. .В редких случаях колит может стать чрезвычайно серьезным по своей природе и привести к быстрому ухудшению здоровья вашего питомца. Если кажется, что вашему питомцу становится хуже, а не остается в остальном хорошим, или если есть чрезмерные потери крови или воды через желудочно-кишечный тракт, если фекалии выглядят черными или «дегтеобразными», или если диарея сопровождается общей вялостью /слабость/недомогание, отсутствие аппетита и/или рвота, безотлагательное обращение к ветеринару является абсолютно мудрым решением. В лучшем случае мы отправим вас домой после оценки или лабораторных испытаний!

    Хронические формы тонкокишечной или толстокишечной диареи могут иметь многочисленные причины, диагностические исследования и планы лечения.Поговорите со своим врачом общей практики об истории питания и лекарствах вашего питомца, образе жизни, истории путешествий и состоянии здоровья других домашних животных в доме. Может быть предложено несколько уровней лечения и/или диагностики, или вас могут направить к ветеринарному специалисту по внутренним болезням. К счастью, у большинства из нас есть домашние животные, которые лишь изредка страдают колитом, но передовые и специализированные медицинские услуги всегда доступны для вашего питомца, если он когда-либо в ней нуждается.

     

    Острый некротический (псевдомембранозный) энтероколит | Британский журнал хирургии

    Получить помощь с доступом

    Институциональный доступ

    Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

    Доступ на основе IP

    Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

    Войдите через свое учреждение

    Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

    Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

    1. Щелкните Войти через свое учреждение.
    2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
    3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

    Войти с помощью читательского билета

    Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

    Члены общества

    Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

    1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
    2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
    3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

    Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

    Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

    Личный кабинет

    Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

    Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

    Институциональная администрация

    Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

    Просмотр учетных записей, вошедших в систему

    Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

    Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

    Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

    Острый самоограниченный колит | Специалисты по заболеваниям пищеварения и печени

    Специалисты по желудочно-кишечному тракту и печени компании Tidewater знают, что пациенты и их семьи хотят знать как можно больше о желудочно-кишечной системе и расстройствах, влияющих на их повседневную жизнь. Обратитесь к приведенному ниже списку, чтобы найти наиболее полезную для вас информацию. Если у вас остались вопросы, свяжитесь с нами через наш сайт.

    Острый самоограниченный колит

    Что такое острый самокупирующийся колит?
    Как правило, это тип воспаления слизистой оболочки толстой кишки, вызванный инфекцией, лекарственными препаратами, другими химическими веществами или раздражителями. Он имеет тенденцию вызывать острые, а не хронические симптомы, и обычно полностью излечивается.

    Каковы симптомы острого самокупирующегося колита?
    Это зависит от причины, но может включать вздутие живота или боль, кровавый или водянистый понос или лихорадку. Иногда толстая кишка может казаться «раздраженной» во время обычной колоноскопии, и у пациента может не быть никаких симптомов.

    Каковы причины острого самокупирующегося колита?

    • Инфекция, вызванная различными микроорганизмами, бактериальными или вирусными. Бактериальные инфекции могут быть вызваны Campylobacter, Salmonella, Shigella, Yersinia, Vibrio и E.coli O157:H7, и это лишь некоторые из них. Вирусы также вызывают колит, но их обычно нелегко выделить из стула.
    • Наркотики. Это основная категория, в которую входят антибиотики, нестероидные противовоспалительные препараты, такие как ибупрофен, химиотерапевтические средства, используемые для лечения рака, кокаин и другие.
    • Химические вещества или раздражители. Иногда слабительные средства, мыло, контрастные вещества, используемые в рентгенографических исследованиях, и даже препараты для толстой кишки могут вызывать обратимое раздражение.
    • Дивертикулит — они могут быть связаны с острым колитом, который проходит при лечении дивертикулита.
    • Воспалительные заболевания кишечника (колит Крона, язвенный колит). Как правило, эти типы колита приводят к изменениям в слизистой оболочке толстой кишки, которые являются хроническими, а не острыми, и не относятся к категории острого самокупирующегося колита. изменения, которые интерпретируются как острые, а не как хронические.
    • Синдром раздраженного кишечника , а не вызывает острый или хронический колит, но у пациентов с синдромом раздраженного кишечника может также развиться острый самокупирующийся колит по одной из указанных выше причин.

    Что такое лечение острого самокупирующегося колита?
    Во многих случаях специального лечения не требуется, и колит проходит сам по себе. Если инфекция тяжелая, может потребоваться специфическая антибактериальная терапия. В некоторых случаях прием лекарства или другого раздражающего агента необходимо прекратить.

    это новое заболевание? – Поддержка ветеринарной практики

    Острый энтероколит у кошек с поразительными сонографическими признаками: это новое заболевание?

    В последние годы я наблюдал серию кошек с поразительным синдромом острой, тяжелой диареи неизвестной причины. Чем больше я вижу их; тем больше я подозреваю, что это заболевание, которое не полностью описано в опубликованной литературе. Три недавних случая, описанные ниже, являются типичными представителями этого явления.

    Все ранее здоровые, вакцинированные, взрослые кошки, выходившие на улицу, страдали острой, обильной водянистой диареей и лихорадкой, иногда с рвотой, что приводило к глубокому недомоганию/слабости/вялости. У двух кошек была желтуха с нормальными ферментами печени и гематокритом.Ни у одного из них не было нейтропении: у двух была выявлена ​​умеренная нейтрофилия. У двух кошек была умеренная тромбоцитопения.

    Тяжелая водянистая диарея в случае 2

    Непропорциональные кровоподтеки в месте венепункции головного мозга: случай 1. Как и у многих пострадавших, у этого пациента наблюдались множественные признаки сепсиса. Количество тромбоцитов было заметно субнормальным (40 000/мкл)

    При эхографии доминирующим признаком во всех трех случаях было диффузное утолщение стенки толстой кишки с небольшим количеством жидкого содержимого и пузырьков газа:

    Продольные проекции левой нисходящей ободочной кишки из случаев 1 и 2, демонстрирующие резкое диффузное утолщение стенки со скудной жидкой диареей и пузырьками газа. Все эти кошки полностью выздоровели в течение пары недель (это не лимфома!)

    поперечный вид левой (нисходящей) ободочной кишки в случае 2. Прилегающая клетчатка гиперэхогенна, имеются очень маленькие карманы свободной жидкости

    случай 2 — также поражена слепая кишка

    Характерны также изменения тонкого кишечника. В случаях 1 и 2 они были относительно легкими: диффузно повышенная эхогенность слизистой оболочки и увеличение объема жидкостного содержимого.

    футляр для тощей кишки 3

    корпус тощей кишки 3 длинная ось

    ящик для тощей кишки 2

    Эта функциональная непроходимость также проявляется расширением желудка:

    Расширенный, подвижный желудок в случае 3

    Лимфатические узлы, связанные с кишечником, умеренно увеличены, округлены и контрастируют с умеренно гиперэхогенной перинодальной клетчаткой:

    Тощекишечные узлы случай 3

    заметный каудальный брыжеечный узел от кошки 2

    Легкие и оставшиеся органы брюшной полости на УЗИ практически ничем не примечательны.

    Лечение и исходы:
    Все три кошки получали внутривенные жидкости, маропитант, ко-амоксиклав. Иногда с опиатами и метоклопрамидом. Одного кормили через эзофагостомическую трубку. Все трое полностью выздоровели в течение 10 дней после госпитализации на 7, 3 и 8 сутки соответственно. Анализы фекалий на Campylobacter, Salmonella и Giardia во всех случаях оказались отрицательными.
    Обсуждение:
    На протяжении многих лет я встречал пациентов с похожими проявлениями.Я все больше подозреваю, что это заболевание, которое на самом деле не описано в литературе. Эти кошки, по-видимому, страдают острым энтероколитом с системными признаками и клинико-патологическими данными, соответствующими сепсису, как описано Brady et al. (2000). В частности, желтуха у кошек при отсутствии анемии или повышенных ферментов печени наиболее типична как для сепсиса, так и для FIP.
    Учитывая, что все трое из этих недавних случаев были полностью привиты, были взрослыми и имели нормальное/повышенное количество нейтрофилов, панлейкопения кажется крайне маловероятной. Следует учитывать возможность вирулентного системного калицивируса. Однако им не хватает спектра признаков, обычно связанных с VS-FCV (высокая смертность, отек, язвы на коже и в полости рта, гепатит, панкреатит, пневмонит).
    Имеется одно сообщение об остром энтероколите у кошек в США, который был связан с присутствием бактерий Anaerobiospirillum . Однако у большой доли этих кошек были сопутствующие заболевания, и 5/6 случаев закончились смертельным исходом. Причинная роль Anaerobiospirillum не была доказана исследованиями передачи и остается предполагаемой.
    Несмотря на коллапс, близкий к лежачему, все три задокументированных выше случая полностью выздоровели. На самом деле, насколько мне известно, ни одна из кошек, которых я видел с этим синдромом, не умерла от него. Во многих аспектах сонографии, представлении и эпидемиологической картине спорадического появления у одиноких кошек это больше похоже на синдром острой геморрагической диареи (AHDS) или геморрагический гастроэнтерит (HGE) у собак, за исключением менее геморрагического.

    Острый энтероколит: цены на лечение, симптомы и диагностика энтероколита в «СМ-Клиника»

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.