Содержание

Отделения

2-е психиатрическое отделение для детей от 3 до 14 лет
3-е психиатрическое отделение для лечения психических расстройств вследствие эпилепсии
4-е психиатрическое отделение (для женщин), в том числе для лечения послеродовых психозов
5-е психиатрическое отделение (для женщин), для лечения кризисных состояний
6-е психиатрическое отделение (для мужчин)
7-е психиатрическое отделение (для мужчин) для впервые заболевших
8-е психиатрическое отделение (для женщин)
9-е наркологическое отделение (для мужчин) для лечения алкоголизма
10-е психиатрическое отделение, в том числе для лечения больных нервной анорексией
11-е психиатрическое отделение (для мужчин)
12-е психиатрическое (гериатрическое) отделение для женщин
13-е психиатрическое (гериатрическое) отделение, в том числе для лечения инвалидов и участников вов и лиц, приравненных к ним
14-е психиатрическое отделение (для женщин)
15-е психиатрическое (гериатрическое) для мужчин
16-е психиатрическое отделение (для женщин)
17-е наркологическое отделение для лечения больных, страдающих наркоманией
18-ое наркологическое отделение для лечения и реабилитации лиц, страдающих синдромом зависимости от психоактивных веществ
19-е психиатрическое отделение (для мужчин), в том числе для лечения подростков с сопутствующими зависимостями
20-е психиатрическое отделение для лечения больных с пограничными психическими расстройствами
21-е наркологическое отделение для лечения и реабилитации лиц, страдающих синдромом зависимости от психоактивных веществ
22-е психиатрическое отделение (для женщин) для впервые заболевших
23-е психиатрическое отделение (для мужчин)
24-е психиатрическое отделение (для мужчин), в том числе для военно-врачебной экспертизы
26-е психиатрическое отделение (для мужчин)
27-е психиатрическое отделение (для мужчин) для лечения больных в возрасте от 15 до 30 лет и обследования
29-е психиатрическое отделение (для мужчин) для лечения кризисных состояний
31-е психиатрическое отделение для лечения психосоматических расстройств

Контакты

Телефоны для консультаций по платным медицинским услугам

Бухгалтерия

+375 17 289-85-54

8:30 – 17:00

обед с 13:00 до 13:30

Магнитно-резонансная томография (МРТ)

+375 17 380-43-45

8:00 - 21:00

обед с 13:00 до 13:30

Консультативно- поликлиническое отделение

+375 17 289-80-34

+375 17 385-90-27

+375 17 385-90-26

8:00 – 16:30

обед с 13:00 до 13:30

 

Телефоны для получения информации по общим вопросам:

Справочная

+375 17 289-80-46

8:00 – 20:00

Обед с 13:00 до 13:30.

Канцелярия

(приемная директора)

+375 17 335-32-19

+375 17 289-80-48 (т/факс)

8:30 – 17:00

Обед с 13:00 до 13:30.

Приемное отделение

+ 375 17 319-81-11

8:00 – 20:00

Обед с 13:00 до 13:30.

Телефоны директора и заместителей директора по медицинской части находятся в разделе Администрация.

Телефоны лечебных отделений находятся в разделе Клинический отдел.

Адрес:

Республика Беларусь, 220053, г. Минск, Долгиновский тракт, 152

(проезд общественным транспортом (автобусы №№ 18, 26) от станции метро «Площадь Победы» до остановки «Центр психического здоровья»).

адрес электронной почты: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

История РНПЦ

История ГУ «Республиканский научно-практический центр психического здоровья» начинается в конце 1918 начале 1919 г.г., когда постановлением губернской управы, заведующим хозяйством хутора Новинки был назначен техник по культуре полей Константин Иванович Мохнач. В заброшенных постройках хутора начала существование психиатрическая колония. Первым руководителем больницы до 1930 года был Семен Иванович Волочкович. Вместе с медицинскими сестрами М.Т. Борсукевич, Е.К. Колоницкой, Н.Е. Кузнецовой, завхозом Н.Е. Кузнецовым, заведующим подсобным хозяйством И.Л. Краевским он приложил немало сил для восстановления и развития больницы.

В ноябре 1921 г. докладной запиской в психиатрическую секцию Наркомздрава сообщалось: «Единственное более менее приличное место призрения душевнобольных — это трудовая колония Новинки на 36 хроников, но помещение усадьбы в шести верстах от города совершенно не оборудовано, необходим капитальный ремонт и постройка бараков для персонала».

В начале 1929 г. заведующий психиатрическим отделением Минской губернской советской больницы Гольдблат представил доклад комиссару здравоохранения, в котором обосновал необходимость значительного развития психиатрической лечебницы на базе колонии в Новинках. В докладе говорилось: «Вновь проектируемая больница должна быть образцовой в строительно-техническом отношении и осуществление такого грандиозного плана в течение ближайших лет представляется иллюзорным». Несмотря на сложные условия, колония продолжала расти. К 1924 году количество штатных коек выросло до 100.

В 1927 г. при содействии Наркомата здравоохранения республики построены больничный корпус на 75 коек и кухня. Перед началом войны колония насчитывала 300 штатных коек. Земельные угодья составляли около 300 гектаров, на сельскохозяйственных работах активно использовалась остаточная трудоспособность больных. Лечение ограничивалось поддерживающей и общеукрепляющей терапией

Во время Великой Отечественной войны пациенты психиатрической колонии были уничтожены, а помещения колонии оккупанты использовали в качестве складов для инвентаря и фуража.

В конце июня 1941г. Местность, где находилась колония «Новинки», была оккупирована немцами. В сентябре после окончания уборочных работ больных отвезли в баню колонии, где была поставлена автомашина – «Душегубка». Больных запирали в бани и пускали газ, и все больные, были удушены. Тела отвозили в деревню Дрозды и там их зарывали. Всего удушили около 200 психически больных.

С 1 января 1949 года больница получила статус республиканской, а с 1972 года стала клинической. В настоящее время имеется больничный городок с собственной инфраструктурой, в котором созданы хорошие условия для обследования и лечения пациентов с расстройствами психической деятельности. Это ведущее клиническое лечебное учреждение страны в сфере охраны психического здоровья.

04 февраля 2009 г. приказом Министра здравоохранения Республики Беларусь создан Республиканский научно-практический центр психического здоровья (РНПЦ психического здоровья).

9 фильмов ужасов про психбольницы - Что посмотреть

У создателей фильмов ужасов есть три любимые локации: старый дом с плохой репутацией, одинокий дом возле озера, окруженного глухим лесом, и, разумеется, психиатрическая клиника.

Последнее — самое любимое, ведь где еще может быть столько вдохновляющих боли и бесправия, которые помогали бы сочинять самые угнетающие сюжеты для ужастиков?

Русалка на суше

Mermaid Down, 2019

Пара несентиментальных рыбаков решают поохотиться на русалок, однако, когда добыча поймана, приходит грубый доктор Бейер, отнимает пленницу и отвозит ее в собственную психиатрическую больницу, где в изоляции содержатся обычные девушки. Дикая новенькая вызывает у других пациенток любопытство, но общаться с ней сложновато. Еще в клинике есть призрак, который охотно берется помогать гостье.

Обитель тьмы

Heilstätten, 2018

Несколько молодых видеоблогеров едут в старую заброшенную больницу поснимать челленджи. Они точно знают, что это плохое место, но на что только не пойдешь ради качественного контента.

Не в себе

Unsane, 2018

Девицу преследует навязчивый кавалер, и делает это настолько аккуратно, что никто ей не верит. В ответ на просьбы о помощи ее отправляют в психушку, но даже там преследование не прекращается.

Искатели могил

Grave Encounters, 2011

Съемочная группа популярного телешоу, которая развенчивает мифы о привидениях, остается на ночь в психиатрической клинике, заброшенной пятьдесят лет назад. На этот раз им не удастся сделать обычный выпуск своей передачи, потому что больница на самом деле до отказа забита призраками, зомби и прочей нечистью.

Палата

The Ward, 2010

1966 год. Кристен попадает в психиатрическую клинику после того, как спалила дом.

В больнице на первый взгляд не так уж и плохо: персонал вежлив, у девушек практически полная свобода перемещений по территории. Но на ночь их запирают в палатах, а в коридорах стоит непонятный шум и скрип. Вскоре одна за другой начинают пропадать пациентки, и Кристен понимает, что пора бежать.

Готика

Gothika, 2003

Однажды доктор Миранда Грей, работающая в психиатрической клинике, попадает в автомобильную аварию и приходит в себя в собственной больнице в качестве пациентки. Выясняется, что ее муж был зверски убит, и главный подозреваемый — Миранда. Женщина ничего не помнит, зато видит призрака некоей девушки, который хочет ей что-то рассказать.

Психушка

Asylum, 2008

Первокурсница Мэдисон заселяется в недавно отремонтированное общежитие при университете и очень этому рада. Прежде жизнь ее не баловала, а теперь появилась надежда на лучшее. Правда, вскоре девушка узнает о том, что здание, в котором она теперь живет, прежде было психбольницей и в нем работал врач-садист, обожавший делать пациентам лоботомию. Утверждают, что дух убитого в своей же клинике доктора до сих пор не успокоился и ищет новые жертвы.

Инсомния

No dormirás, 2018

Молодая актриса Бьянка получает приглашение поучаствовать в новом экспериментальном спектакле. Чтобы актеры лучше вжились в роли, им нужно поселиться в брошенной психушке и не спать несколько дней. Тогда они дойдут до нужного состояния, которое позволит создать на сцене нечто уникальное.

Институт Роузвуд

The Institute, 2017

Конец XIX века. После смерти родителей Изабель Портер впадает в депрессию, и семейный доктор советует отправить девушку в институт Роузвуд. Это психлечебница, больше похожая на пансионат, где Изабель могла бы отдохнуть и восстановиться. Разумеется, на самом деле отдых окажется очень своеобразным, поскольку местный доктор склонен к радикальным методам лечения.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

РНПЦ Психического здоровья в Минске (Новинки), Долгиновский тракт дом 152 на DOKTORA.BY

  1. Главная
  2. Клиники Беларуси
  3. Республиканские научно-практические центры (РНПЦ)
  4. РНПЦ Психического здоровья в Минске (Новинки)
  • Наименование: ГУ «Республиканский научно-практический центр психического здоровья»
  • Официальный сайт:

    https://www.mentalhealth. by

  • Адрес:

    Минск, Долгиновский тракт, дом 152

  • Как добраться:
    • Ближайшая станция метро: «Площадь Победы» (для пересадки на автобус)
    • Ближайшая станция метро: «Пушкинская» (для пересадки на автобус)
    • Ближайшая остановка "Центр психического здоровья" (Долгиновский тракт)
    • Автобус 18 (д/с Восточная - Новинки), 26 (ДС Восточная - Будславская), 62э (ДС Запад-3 - Новинки), 131 (д/с КАРАСТОЯНОВОЙ - Цнянка)
  • Контакты:
    • (8017) 289-80-46 (справочная)

    • (8017) 289-87-32 (приемное отделение)

    • +375 17 289-81-08 (МРТ)

    • (8017) 289-80-34 (консультативно-поликлинический отдел)

    • +375 17 385-90-27 (консультативно-поликлинический отдел)

    • +375 17 385-90-26 (консультативно-поликлинический отдел)

    • +375 17 335-32-19 (приемная директора)

Напишите отзыв об этом медучреждении!

Если Вы считаете, что РНПЦ Психического здоровья в Минске (Новинки) относится к категории "Лучшие клиники Беларуси", выразите врачам медучреждения свою благодарность: поставьте лайк, сделайте ссылку на эту страничку в соцсетях, оставьте отзыв.

Поставить оценку: Поделиться страницей: Белорусская велогонщица попала в Новинки: анорексия, любовная зависимость

Страх набрать лишний вес, суицид близкой подруги и проблемы в отношениях с парнем привели некогда

Женщина убивала своего сына на детской площадке - подробности

Вечером 17 июня в Минске задержали 34-летнюю женщину за попытку убийства своего 10-месячного сына

Лечение магнитным стимулятором депрессии, шизофрении, панических атак, инсульта, мигрени, болезни Паркинсона в РНПЦ Психического здоровья в Минске

Лечебная ритмическая транскраниальная магнитная стимуляция (рТМС) – новый эффективный, неинвазивн

Тестирование белорусских школьников: первыми в тестировании приняли участие 150 учащихся Солигорского района

Тестирование школьников на предрасположенность к наркотикам и алкоголю стало реальностью и уже оп

В Беларуси с 1 марта создается Единая система учета лиц, потребляющих наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги

Планируется, что будет создана электронная информационная база, которая позволит в первую очередь

Депрессии, панические атаки. В РНПЦ психического здоровья применяют новый метод лечения душевных и неврологических болезней: магнитную стимуляцию

Метод безболезненный и эффективный, называется «лечебная ритмическая транскраниальная магнитная с

История 30-летнего зависимого наркомана, который проходит лечение в Новинках

С Олегом (имя изменено) мы познакомились во время подготовки репортажа из психиатрической больниц

От тюрьмы за употребление спайсов до "драконовских" колоний. Наркоманам и наркоторговцам в Беларуси с 2015 года станет жить невыносимо

Любопытные инициативы прозвучали в четверг на совещании у президента по вопросам противодействия

Подсел на спайс. Родители отказались от 17-летнего минчанина Леонида! Фото

17–летнего спайс–наркомана Леню родители вместе с милицией доставили в Минскую больницу скорой ме

Из Новинок сбежали 3 пациента в больничной робе, их видели в районе строительного рынка в микрорайоне Уручье

Столичной милиции по приметам удалось задержать трех пациентов, которые ночью 20 октября сбежали

В 2013 году в Беларуси 344 000 человек обращались в специализированные учреждения по поводу депрессии, анорексии и других расстройств и заболеваний

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый 4–5-й человек в мире страдает психическим

В РНПЦ психического здоровья помещен самоубийца-инвалид, которого поймали в момент прыжка с 19-го этажа

В Минске спасатель поймал самоубийцу в момент прыжка с 19-го этажа, сообщил корреспонденту БЕЛТА

Репортаж из психиатрического отделения РНПЦ Психического здоровья в Минске: даже ночью здесь полностью не выключают свет, двери в палаты не закрывают ни при каких условиях

В психиатрическом отделении светло круглые сутки - даже ночью здесь полностью не выключают свет.

Нарколог доктор Копытов считает, что алкоголизм надо лечить медикаментами, определяя по анализу крови, где сбой в биохимии

По данным ВОЗ, употребление восьми литров чистого алкоголя на душу грозит необрат

Спайс в Минске. Легальных и безопасных наркотиков не бывает

В 10 лет смеси, в 12 - игла. В 15 жизнь может оборваться. 

В Беларуси увеличивается количество больных психическими расстройствами, но уменьшается количество психиатров

За последние десять лет первичная заболеваемость психическими расстройствами в Беларуси увеличила

В Беларуси 40-70% людей старческого возраста нуждаются в психиатрической помощи

Всего на 1 октября 2013 года в Беларуси на всех видах учета состояло 291 тысяча человек с психиче

Бывший главный нарколог Беларуси: Экономический ущерб от потребления алкоголя превышает доходы от продажи спиртного в 7,2 раза

На производстве и продаже спиртного Беларусь гораздо больше теряет, чем получает.

Алкоголизм - неизлечимая хроническая смертельная болезнь. Большинство алкоголиков умирают, не дожив до пенсии

Алкоголизм остается массовым и неизлечимым заболеванием.

Лечение наркомании в РНПЦ психического здоровья для тех, кто не верит в эффективность лечения, боится ломки, страшится постановки на диспансерный учет

Бесцветное существование без событий и впечатлений.

Все думают, что если лег в Новинки, значит — псих. Директор РНПЦ психического здоровья в Новинках рассказал, как лечиться анонимно и с какими проблемами госпитализируют

Александр Старцев — психиатр со стажем.

Купил спайс. Вместо веселья и эйфории испытал чувство ужаса и страха

Борьба с курительными смесями сегодня не дает видимых результатов: едва запретили одни, как появл

В РНПЦ психического здоровья лечат людей со сложной эпилептической патологией

Эпилепсия — одно из самых распространенных хронических неврологических заболеваний, которое харак

Экскурсия в Новинки. За что пациенты ругают отечественную медицину

Отсутствующее выражение глаз санитаров, принудительная трудотерапия и сигареты как главная валюта. Антон Месгрейв проходит реабилитацию в РНПЦ Психического здоровья в Минске и специально для KYKY рассказывает, как выглядит изнутри седьмое отделение.

Шутки о маршруте восемнадцатого автобуса среди минчан пользуются успехом, хотя уже порядком навязли на зубах. Для иногородних следует пояснить: восемнадцатый автобус идет прямиком в Республиканский центр психического здоровья, расположенный в районе Новинок возле самой кольцевой. Это огромный комплекс зданий, где помещаются психиатрические отделения различных типов и для разной публики: отправленных на обследование призывников (их, правда, обычно кладут в общие отделения), доставленных по решению суда для медицинского освидетельствования обвиняемых, людей с тяжелыми заболеваниями, пограничными состояниями, суицидников (для них есть специальное критическое отделение), пациентов с органическими расстройствами и прочих. Также здесь расположены две медицинские кафедры, где из студентов готовят новых Ганнушкиных, будущих светил отечественной психиатрии. Но это только внешняя сторона. О том, что происходит за дверями закрытых отделений, знает лишь медперсонал, из которого не вытащишь слова, и бесправные пациенты, которым жаловаться и возмущаться не полагается по статусу.

Первое, что бросается в глаза – это выражение глаз здешних работников

На эту тему:Если бы нужно было описать онкодиспансер одним словом – это было бы слово «коридор»

На входе неподалеку от проходной стоит бюст Павлова – белоснежный, как кусок рафинада. Внутри тебя встречает длинный, точно верста, охранник в пуховике и вязаной шапочке, натянутой по самые брови. Вообще первое, что по-настоящему бросается в глаза непривычному к местным реалиям посетителю – это выражение глаз здешних работников. Они холодно-отстраненные, с ноткой презрительной брезгливости, точно этих людей ежедневно заставляют копаться в кучах плохо пахнущего мусора. Некоторые, правда, уходят в другую крайность – становятся полностью отрешенными, точно достигают личного просветления, и на все вопросы отвечают односложно, с эмоциональностью холодильника.

Наш же охранник грозно таращится, начиная походить на выброшенную из воды глубоководную рыбину. Обычно люди с такими лицами любят зачитывать свои права инспекторам ДПС.

– Не подскажете, как пройти к девятому корпусу? – интересуюсь я.

– Это вот туда, туда и потом еще вот оттуда зайти, – неожиданно высоким голосом отвечает мой собеседник. Миновав вертушку, я направляюсь к нужному зданию.
Перед поступлением на лечение происходит оформление пациента в приемном покое. Дежурный врач, смуглый брюнет с испуганным взглядом, сказал, что меня направят в закрытое седьмое отделение как впервые обратившегося. «Не волнуйтесь, у нас спокойно, в палате вряд ли окажутся интересные личности», – ободряюще заявил он и позвал санитара, чтобы меня отвели к медсестре за одеждой.

Неограниченная власть санитаров над пациентами

Здесь нужно пояснить, что такое закрытое отделение. От других его отличает полуармейская дисциплина, запрет на пользование большинством личных вещей и невозможность выходить на прогулки без разрешения врача. Санитары имеют здесь неограниченную власть над тобой, особенно это касается людей с серьезными психическими расстройствами или маргиналов из числа молодежи – последним разрешают выходить из отделения в обмен на хозработы вроде таскания баков с едой либо уборки снега. Уже с утра возле корпусов собирается пестрая толпа в ватниках и пижамах, готовая за глоток свежего воздуха до обеда махать лопатами. Их лица отличаются от тех, что видишь вне этих стен: веселые и унылые, равнодушные и усталые, они все несут отпечаток беды.

На эту тему:«Мы все – спецконтингент». Откровения осужденного

В отделении считается, что трудотерапия положительно влияет на состояние пациентов. На стенах отделения висят выписки о необходимости занятий физическим трудом людям с психическими расстройствами – якобы это ускоряет процесс лечения и помогает быстрее добиться желаемого результата.

Только вот нигде не пишется, что зачастую больных фактически заставляют работать, грозя в случае отказа лишить их свободного выхода на улицу. На все вопросы о чрезмерной жесткости режима (бритьё и мытьё в седьмом отделении производится раз в неделю) санитары приводят в пример специфику психиатрической больницы, где за каждым находящемся на лечении нужен глаз да глаз. «Бывали случаи, у нас выбивали стеклопакеты и выпрыгивали из окна на улицу», – заявил мне один из медработников во время откровенной беседы. В то же время никого не удивляет, когда на просьбу человека с панической атакой дать ему какое-нибудь успокоительное медсестра предложила ему пойти сполоснуть лицо холодной водой и подождать, пока все само пройдет. «Без разрешения врача я не имею права выдавать вам лекарства», – ответила она.

При поступлении пациентов разделяют на две категории – тех, за кем нужен присмотр и относительно самостоятельных. Первых помещают в особую палату без дверей, но зато с сидящим возле входа в кресле санитаром.

Одежду и вещи забирают, взамен одевая в клетчатую пижаму, расползающуюся на плечах ровесницу первых советских диссидентов. В наблюдательной палате обычно лежит десять человек, некоторые из них вообще с трудом осознают свое местонахождение. Санитары с ними не церемонятся. «Заткнись, б**дь!» – примерно так они успокаивают пациента во время приступа, когда тот начинает кричать. Далее по всем правилам следует привязка к кровати и укол успокоительного, на время превращающего больного в овощ.

Главная валюта – сигареты

На эту тему:Гонка за категорией. Врачи обсуждают указ №475

Санитарка с ненавистью моет туалет, матеря на чем свет стоит всех обитателей отделения. О туалете следует сказать отдельно. Это практически сакральное место – единственное, где можно покурить, не боясь гнева медперсонала. Кабинок три, одна нерабочая, во всех нет дверей: на случай, если пациент решит запереться внутри и вскрыть себе вены. Сигаретный дым здесь настолько плотный, что одежда мгновенно им пропитывается, не спасает ситуации даже встроенный в форточку вентилятор. На полу стоит жестяное ведро с водой, в нём плавают окурки. Здесь ведутся задушевные беседы, курильщики делятся богатым жизненным опытом и планами после выхода на волю. Главная валюта – сигареты, они ценятся на вес золота. Далеко не каждый может выйти в магазин, поэтому редких счастливчиков зачастую буквально умоляют купить заветную пачку. Так и живем.

Глядя на весь этот мрак, на полное бесправие больных, возникает вопрос – куда смотрят заведующие отделениями? Ведь седьмое не является печальным исключением, такие порядки в Новинках установлены практически везде. Даже полы в коридорах закрытых отделений часто моют сами пациенты, санитарке остается только отдавать приказы.

Самое страшное заключается в том, что подобное положение вещей, похоже, всех устраивает.

Протестующих попросту лишают возможности выходить на улицу, дышать свежим воздухом – так и будут они глотать пыль в своих палатах до дня выписки. Впрочем, злостных нарушителей режима здесь крайне мало. Как говорилось в старом анекдоте про повешенного немцами белоруса: «Сначала немного давило на шею, потом привык».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Пожизненное лечение. Почему психиатрические больницы становятся тюрьмой, и как Грузия пытается это изменить

  • Нина Ахметели
  • Русская служба Би-би-си, Грузия

Автор фото, Dato Koridze (RFE/RL)

Психиатрические учреждения, в которых пациенты нередко проводят большую часть жизни, - до сих пор самый распространенный вид лечения людей с расстройствами психики во многих постсоветских странах. После выхода шокирующих докладов об условиях жизни в крупнейших психиатрических учреждениях Грузии правозащитники призывают власти ускорить реформу системы, которая изолирует от общества уязвимых людей.

В 2004 году Давид Дгебуадзе, выпускник исторического факультета Тбилисского университета, оказался в психиатрической клинике. "Казались мне какие-то вещи, и я подписал согласие на добровольное лечение", - говорит он. Пациентом психиатрического стационара он стал на 16 лет.

Подробно о своем диагнозе Давид не рассказывает, зато с гордостью говорит, что родился на Мтацминда, в центре Тбилиси. После окончания вуза три года жил в церкви - говорит, что остаться там ему предложил священник. После приступа болезни Давид оказался в больнице - первой из многих за время его лечения.

"Хуже всего было в Бедиани, - рассказывает Дгебуадзе о психиатрической клинике, долгое время служившей фактически градообразующим учреждением для поселка на юге Грузии. - У нас не было там никаких прав. Только еду давали и иногда разрешали погулять в маленьком дворе. Больше ничего. По шесть-восемь коек в комнате и общая тумбочка".

Автор фото, Dato Koridze (RFE/RL)

Подпись к фото,

Больницу в Бедиани называли символом советской психиатрии

В Бедиани Давид прожил около четырех лет. По его словам, с пациентами там обращались грубо: связывали и иногда применяли физическую силу. "У меня там одежду отняли, сказали: "У нас такие правила - у всех общая одежда", - рассказывает он.

Осенью прошлого года офис Народного защитника Грузии (омбудсмена по правам человека) опубликовал шокирующий доклад по итогам визита в больницу Бедиани. Согласно отчету, палаты были переполнены и многим негде было хранить личные вещи; двери туалетов не закрывались; пациентам приходилось пользоваться общей мочалкой и иногда вместе принимать душ.

В поселок можно было добраться только на маршрутке, которая ходила лишь раз в день, и, чтобы успеть на обратный рейс, близкие могли проводить с пациентами только несколько минут. Общение женщин с мужчинами в больнице запрещалось под предлогом предотвращения сексуальных связей. На прогулках им нельзя было даже поговорить - за пациентами всегда следил персонал.

Расположенную в ущелье за высоким бетонным забором психиатрическую больницу Бедиани некоторые называли символом советской психиатрии - системы, которая стремилась скрыть от общества людей с психическими расстройствами.

От такого наследия Грузия пытается избавиться уже более десяти лет.

Пожизненная госпитализация

В конце 2018 года диагностированное расстройство психики и поведения в Грузии имели 76,5 тысяч человек. В вопросах помощи этим людям власти по-прежнему ориентируются на стационары: больше половины бюджета программы психического здоровья выделяется именно таким учреждениям, лечение в которых оплачивается за счет государства.

При этом зачастую те, кто нуждается в постоянной поддержке и уходе, или не имеющие собственного жилья оказываются обречены на пожизненную изоляцию в стационарах - по сути, не столько из-за своей болезни, сколько от безысходности. Согласно докладу Народного защитника, из 158 пациентов клиники Бедиани 64 находились там более пяти лет, а половина из них прожили в ней более 11 лет.

Подпись к фото,

Давид в течении шестнадцати лет был пациентом психиатрических учреждений. Менялись только больницы, куда его переводили

Психиатрическая больница не должна быть приютом, говорит заместитель Народного защитника Екатерина Схиладзе. "Люди не должны годами жить в медицинских учреждениях, особенно на фоне тех инфраструктурных проблем, которые сегодня встречаются в психиатрических учреждениях", - отмечает она.

Народный защитник из года в год говорит о нарушениях в психиатрических больницах и призывает к деинституциализации - перевода пациентов на иную форму лечения, которая не предполагает постоянного проживания в больнице. Этот процесс начался в странах Запада еще в середине прошлого века, и Всемирная организация здравоохранения считает его одним из главных этапов реформы системы психиатрической помощи.

Длительное пребывание в закрытых психиатрических учреждениях не только не способствует выздоровлению, но и приводит к потере навыков независимой жизни, говорят специалисты.

"Абсолютное большинство людей с психическими расстройствами могут нормально жить в обществе при условии наличия необходимых сервисов. В стационары они должны попадать только в случае обострения на недолгое время до стабилизации их состояния", - говорит Манана Шарашидзе, председатель управления Ассоциации психического здоровья Грузии, которая добивается реформирования психиатрической службы в Грузии еще с 1990-х годов.

С этим соглашаются и в правительстве: согласно плану действий на 2015-2020 годы, решение о госпитализации пациента может быть принято только после того, как все альтернативы лечения и помощи и исчерпаны.

Но несмотря на развитие некоторых форм внебольничных сервисов, альтернатив крупным учреждениям у тех, кто нуждается в уходе и крыше над головой, по словам правозащитников, по-прежнему немного.

За железной дверью

Старые здания, ржавые раковины и темные коридоры психиатрической больницы Бедиани осенью прошлого года увидели зрители многих грузинских телеканалов. Власти признали нарушения и объявили о планах закрыть клинику, переоборудовав ее в центр наркологической реабилитации.

Однако 18 октября сотрудники, для которых больница - фактически единственное место работы в маленьком поселке, в знак протеста перекрыли бревнами выезд из клиники, помешав увезти оттуда часть пациентов.

В результате от планов построить центр наркореабилитации в Бедиани власти отказались, а статус психиатрической клиники изменили на убежище, оставив около тридцати пациентов в женском отделении, которое находилось в сравнительно хорошем состоянии.

Большинство пациентов из Бедиани перевели в Национальный центр психического здоровья в селе Кутири на западе Грузии. В их числе оказался и Давид.

Подпись к фото,

Площадка для прогулок у обновленного корпуса в Национальном центре психического здоровья

Во дворе больницы Кутири лежат выкинутые старые сеточные кровати, которые, как рассказывает мне персонал, заменили на новую мебель. За бетонным забором с колючей проволокой - отдельное здание для осужденных и тех, кто по решению суда находятся здесь на принудительном лечении.

У других корпусов - залитые цементом и огороженные площадки для прогулок.

"Там было лучше, но там тоже был небольшой двор. Гулять пускали по их (персонала - Би-би-си) разрешению. Там была железная дверь, которую запирали по нескольку раз в день", - вспоминает Давид место, где он провел около полугода.

Подпись к фото,

Некоторых пациентов все еще держат за металлическими дверями

Массивные двери до сих пор там. В одном из корпусов мы проходим по длинному коридору, по бокам которого через узкие дверные форточки видны худощавые лица пациентов, которые находятся на недобровольном лечении. Кто-то через проем просит у сотрудников центра сигарету.

Такие же металлические двери у тех, кого перевели сюда из Бедиани. Сотрудники центра говорят, что это временно, пока не закончится ремонт. Потом их обещают перевести в комнаты с окнами без решеток и обычными дверями.

Поговорить ни с кем из пациентов - даже теми, кто поступил сюда добровольно, - мне не разрешают, ссылаясь на меры безопасности в связи с пандемией.

Это самое крупное психиатрическое учреждение в Грузии, расположенное в нескольких километрах от города Хони с населением 9 тысяч человек. Сегодня здесь находится около 650 пациентов и бенефициаров - то есть тех, кто живет в расположенном на территории центра приюте. В 2015 году 95% центра было приватизировано, остальные 5% по-прежнему остаются в собственности государства.

Подпись к фото,

Фасад здания, в котором расположен приют, отремонтирован наполовину

Генеральный директор и владелец центра Гоча Бакурадзе с гордостью говорит, что был одним из первых, кто с начала марта объявил карантин и ввел запрет на прием посетителей. Общаться с родными пациенты с тех пор могут лишь по телефону.

"Все относятся к этому с пониманием, - считает Бакурадзе. - Все знают, что альтернативы отделениям по принудительному лечению, как у нас, в стране нет. Не дай Бог, туда проникнет инфекция, куда переведешь этих людей? В гостиницу? Это исключено. Поэтому, я особенно строго все соблюдаю".

"Будем тебя лечить, как угодно"

Условия жизни в приюте при больнице Кутири в отчете Народного защитника также были названы нечеловеческими и унижающими достоинство.

Фасад здания, в котором расположен приют, наполовину отремонтирован. У нетронутой пока ремонтом старой части с облупленными стенами сушится белье, но пройти внутрь сотрудники центра мне не разрешают.

Наибольшей критике со стороны омбудсмена, однако, подверглась не инфраструктура центра, а сложившаяся в нем практика обращения с пациентами. Согласно докладу, к ним применялись методы "физического и химического сдерживания" - то есть фиксация (связывание) пациентов и нейролептики - препараты, подавляющие нервную деятельность и эмоциональное состояние. При этом речь шла и о находящихся на добровольном лечении, и, согласно докладу, "физическое сдерживание" иногда применялось в присутствии других пациентов.

Подпись к фото,

Сотрудники центра обещают после ремонта перевести пациентов в комнаты с окнами без решеток и обычными деревянными дверьми

Такие методы были распространены не только в Кутири. Ольга Калина, правозащитница и одна из основателей организации "Платформа за новые возможности", впервые попала в психиатрическую больницу в 21 год. Альтернативы стационару тогда не было, и поэтому, когда у нее впервые проявилась болезнь, родственники отвезли ее в больницу на окраине Тбилиси. Там Ольге поставили диагноз параноидальная шизофрения - расстройство, которое характеризуется искаженным восприятием реальности и может проявляться в галлюцинациях.

"Меня там просто заперли. Когда я попыталась это опротестовать и спросила, почему закрыта дверь, меня связали и применили нейролептики, - вспоминает Калина свою первую больницу. - Ничего не объясняли: ни что со мной не так, ни то, какой курс лечения возможен, ни то, сколько я там буду находиться".

После этого Ольга еще дважды оказывалась в психиатрической больнице. Пациентов связывали, вспоминает она, иногда применяли силу. "Женщина не могла передвигаться, скорее по психическим причинам, а не из-за физического состояния. Санитары ее били для того, чтобы убедить, что ей надо встать и двигаться", - рассказывает Ольга.

В последний раз в больницу Калина попала в 2011 году - тогда о у нее уже был опыт работы в неправительственной организации, и она знала свои права как пациента. Но помогало это не всегда.

Автор фото, Olga Kalina

Подпись к фото,

Сейчас Ольга Калина работает в трех организациях, занимающихся защитой прав людей с ограниченными возможностями и продвижением реформы психиатрии

"Помню, я сказала, что отказываюсь принимать лекарства, пока не поговорю со своим психиатром. Мне ответили, что психиатр будет в понедельник, а до этого мы тебя будем лечить, как угодно. Мне сделали тогда инъекцию в заднюю часть тела на глазах других пациентов. Это было очень унизительно, но персонал этого не понимает, - рассказывает она. - Если человек как-то опротестовывает, выражает недовольство, то это считается обострением заболевания или психозом".

В своем докладе о ситуации в психиатрическом центре Кутири правозащитники также обратили на качество медицинской помощи: в большинстве медицинских карт 25 пациентов, умерших в этой больнице или вскоре после перевода из нее с конца января 2018 года по конец апреля 2019-го, причиной смерти была указана внезапная смерть от острой сердечно-сосудистой недостаточности. В докладе отмечается, что в некоторых случаях к ухудшению состояния пациентов могли привести передозировка антипсихозных препаратов и рискованная комбинация медикаментов без учета физического состояния пациента.

В центре на это говорят, что в штате есть терапевт, который незамедлительно реагирует на проблемы со здоровьем у пациентов, а в случае необходимости их доставляет в другие учреждения бригада скорой помощи.

Подпись к фото,

В отремонтированном новом корпусе светлая приемная для посетителей. На стенах фотографии старого здания

Значение термина "химическое сдерживание", по словам директора центра Гочи Бакурадзе, он вообще не понимает, а физическое сдерживание - это самая крайняя мера, которая применяется в учреждении редко. К тому же другие психиатрические учреждения часто "отбирают пациентов" и переправляют к ним наиболее проблемных, жалуется Бакурадзе.

"Понимаете, все цифры по сравнению с другими психиатрическими учреждениями будут гораздо выше, потому что и пациентов гораздо больше. А если будет такой подход, как у некоторых моих коллег в других психиатрических учреждениях: "Ой это слишком острый психоз, в Хони его надо перевести, мы его не можем принять", то, конечно, в Хони будет больше фиксирования и применения медикаментов", - говорит он.

Роды в туалете

В докладах Народного защитника приводятся и другие шокирующие примеры условий содержания в психиатрических стационарах. Так, персонал больницы в Бедиани узнал о беременности пациентки только после того, как она родила в туалете без посторонней помощи. При этом в предшествующие месяцы она проходила лечение в двух клиниках и, согласно медицинским записям, посещала гинеколога. В докладе также отмечается, что во время беременности она принимала психотропные медикаменты.

Председатель Общества психиатров Грузии и заместитель директора Тбилисского центра психического здоровья Эка Чкония называет этот пример из ряда вон выходящим случаем, но признает проблемы с оказанием иной медицинской помощи пациентам психиатрических стационаров.

Если человека привезли из такой клиники или же если у него есть подозрения на расстройство психики, обычные больницы часто не хотят его принимать.

"Вот недавно к нам привезли пациента с печеночной недостаточностью, он рвал кровью, и у него, естественно, было измененное сознание. Еле-еле его семья договорилась, чтобы его перевезли в другую клинику. И такое часто происходит", - рассказывает Чкония.

Автор фото, Dato Koridze (RFE/RL)

Подпись к фото,

О кошмарных условиях жизни в крупных психиатрических учреждениях рассказывалось в докладах грузинского омбусдмена по правам человека

С другой стороны, из других больниц пациентов редко перенаправляют к психиатрам, даже если такая помощь необходима. "К примеру, во время попытки суицида привозят в неотложную терапию и зачастую потом прямо выписывают домой, - говорит Чкония. - Тогда как в таких случаях высока вероятность повтора попытки в течение месяца. Но никто их к психиатрам не посылает".

Специалисты и правозащитники не первый год призывают к замене отдельных психиатрических стационаров отделениями в больницах общего профиля, считая, что это не только облегчит доступ к медицинским услугам, но и поможет бороться со стигмой в отношении людей с психическими расстройствами.

В правительстве говорят, что стремятся к этому, но жалуются на нехватку кадров. По словам первого замминистра по вопросам здравоохранения и соцзащиты Тамар Габуния, в многопрофильных больницах уже появлялись психиатрические отделения, но позднее их приходилось закрывать из-за отсутствия квалифицированного персонала.

Для пополнения кадров государство оплачивает программу резидентуры в психиатрии - послевузовское медицинское образование, но на подготовку специалистов нужны годы.

Альтернатива стационарам

С распадом Советского Союза средств на содержание психиатрических стационаров, а значит и мест в них, становилось все меньше, а качество обслуживания - все хуже.

"С 1990 по 1995 год скончалось более 800 пациентов с психическими расстройствами в таких закрытых учреждениях. При этом больше людей умирали в тех учреждениях, которые находились далеко от центра города или в отдаленных регионах. Вот что значит институция. Люди были оставлены, родственники их не могли навещать", - говорит Манана Шарашидзе из Ассоциации психического здоровья Грузии.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Жители интернатов переезжают на время карантина домой к волонтерам

С группой специалистов и помощью международных доноров в 1999 году она открыла центр психосоциальной реабилитации при психиатрической больнице в Тбилиси. Сегодня у центра есть свое здание; его посещают сорок пять человек - это люди с хроническими психическими расстройствами.

Для каждого посетителя центра разрабатывается индивидуальный план, который корректируют раз в полгода. В центре проводятся как групповые, так и индивидуальные терапии. Кого-то учат пользоваться интернетом и соцсетями, некоторые учат английский, надеясь, что это поможет в поиске работы.

Всего в Грузии три таких центра психосоциальной реабилитации, услуги в которых полностью финансирует государство. Но этого, по словам специалистов, недостаточно для полноценной интеграции в общество людей с психическими расстройствами, и эффективных программ их трудоустройства по-прежнему нет.

При Ассоциации психического здоровья также работает амбулатория, где пациенты могут получить медицинскую помощь, и две мобильные группы - выездные бригады, которые консультируют и посещают на дому более тяжелых пациентов. Это наиболее динамично развивающийся вид обслуживания: всего в Грузии работает около 30 таких бригад, восемь из них - в Тбилиси.

Подпись к фото,

В реабилитационном центре пациенты занимаются арт-терапией и учатся пользоваться интернетом

Прототипом мобильных бригад была команда ассертивного лечения, которая начала работу в Тбилиси в 2013 году при поддержке фонда Открытое общество. Она рассчитана на домашнее обслуживание людей с тяжелыми психическими расстройствами и тех, у кого кроме них есть зависимость от психоактивных веществ. В составе этой команды сейчас 13 человек, которые в среднем посещают одного человека 8-9 раз в месяц (мобильные бригады, в составе которых три человека, - 2-3 раза), говорит Георгий Гелеишвили, ассистент-профессор кафедры психиатрии Тбилисского государственного медицинского университета из некоммерческой организации "Центр основанной на доказательстве практике", которая занимается ассертивным лечением.

Помимо непосредственного обслуживания пациента, специалисты также работают с его родственниками, помогая им лучше понять болезнь и то, как ухаживать за своим близким.

Сегодня этим сервисом пользуются сто жителей Тбилиси. Попасть в эту программу могу только те, кто был госпитализирован не менее трех раз или провел в стационаре более пяти месяцев в год.

"Ассертивное обслуживание обходится государству примерно в ту же сумму [что и стационары], - уверяет Гелеишвили, - С той разницей, что пациенты находятся вне больницы, ухоженные, прошедшие лечение и реабилитацию, а не закрытые в институциях".

Но убедить правительство выделить средства на финансирование этой программы не удалось. Навстречу пошли только городские власти Тбилиси, которые с мая 2016 года финансируют около 80% расходов ассертивного обслуживания.

Для сокращения нагрузки на стационары в четырех городах Грузии также работают группы кризисной интервенции, которые на дому помогают людям при симптомах острого психоза или поведении, угрожающем жизни пациента или его окружения.

Несмотря на определенный прогресс в реформировании системы здравоохранения, критики обвиняют власти в непоследовательности: одновременно с развитием внебольничных сервисов самое крупное психиатрическое учреждение в стране - центр в Кутири - продолжает расти.

Автор фото, Dato Koridze (RFE/RL)

Подпись к фото,

По словам правозащитников, в учреждениях подход к лечению пациентов обезличен и игнорирует нужды самих больных

"Мы не достигнем такого фантастического развития внебольничных сервисов, чтобы стационары не были нужны, - говорит Гелеишвили. - Но это не должны быть стационары на 600 человек".

Деинституционализация - это не цель, а один из механизмов для того, чтобы у людей с проблемами психического здоровья были все возможности для реализации, убеждена замминистра по вопросам здравоохранения и соцзащиты Тамар Габуния.

"У нас должен быть полный спектр всех сервисов, которые могут понадобиться человеку с проблемами психического здоровья. Это уход за острыми случаями в больнице, разные общинные сервисы, а, если у человека хроническая проблема, которая не требует активного, острого вмешательства, у него должна быть возможность спокойно жить в комфортной среде внутри общины", - говорит она.

Семейные дома

Давид стал одним из немногих, кого после многолетнего пребывания в психиатрическом стационаре перевели в так называемый дом семейного типа, - оплачиваемое государством жилье, где люди с психическими расстройствами и нарушениями в развитии живут вместе друг с другом. Тем, кому нужен уход, помогают ассистенты. Медицинскую помощь жильцы таких домов получают либо в амбулатории, либо от мобильных бригад.

"Здесь лучше, дружеская обстановка, люди веселее. Этого очень не хватало. Здесь я свободен. Буду спокойно жить. Ведь не может человек всю жизнь жить закрытым", - говорит Давид, сидя на широком балконе семейного дома, который обслуживает неправительственная организация "Рука в руке".

Давид показывает мне свою комнату, которую делит с еще двумя жильцами. У него отдельный шкаф для одежды, который, правда, пока почти пустой. Давид говорит, что любит читать, но на полках пока только одна книга - рассказы Марка Твена.

"Здесь хорошо, но, конечно, лучше иметь собственное жилье. Я поживу здесь несколько лет, а потом перееду. У меня брат есть, на полтора года младше. Он уже навещал меня здесь. Я с ним хочу жить, но у него тоже нет своего жилья", - сетует Давид.

На адаптацию после перевода из закрытых учреждений нужно время, говорит основательница организации "Рука в руке" Майя Шишниашвили. "Большинство из них (пациентов психиатрических стационаров - Би-би-си) - жертвы насилия. Я имею в виду не только избиения или оскорбления. Они жертвы системы, которая не дает тебе права выбора - просыпайся во столько, ешь во столько и вот это блюдо, а сейчас ты должен отдыхать. Это тоже насилие", - говорит она.

Подпись к фото,

В семейном доме Давид может жить практически обычной жизнью

Первый семейный дом Шишниашвили открыла в 2011 году в доме своих родителей в Гурджаани на востоке Грузии. Идея появилась у нее после того, как ее сыну поставили довольно редкий диагноз - синдром Ангельмана, который характеризуется задержкой в развитии, нарушением речи, хаотичными движениями и спонтанным смехом. Майя думала о том, какое будущее может ждать ее сына. Все, что могло предложить государство, - пожизненная изоляция в крупном учреждении.

"Я хотела создать сервис, который заменит семью, поможет людям с ограниченными возможностями, которым нужна поддержка и у кого нет навыков независимой жизни", - говорит Шишниашвили, добавляя, что во всем ориентировалась на то, что хотела бы для своего сына. "Главное - это человек, и сервис должен адаптироваться под его интересы и нужды, а не наоборот. Эта идея оказалась абсолютно новой, чуждой и трудно осуществимой здесь", - рассказывает она.

Изначально в семейных домах жили только люди с нарушениями развития, но с 2015 года организация начала принимать и пациентов с психическими расстройствами.

"Никто тогда не верил, что это возможно. Да и регуляции были такие, что в психиатрических учреждениях отказывались переводить к нам людей", - рассказывает Майя.

Сегодня у организации "Рука в руке" уже шесть семейных домов в Гурджаани и Тбилиси, и вскоре планируется открыть еще один в Батуми. На каждого жителя государство выделяет около 10 долларов в день. В каждом доме работают по три-четыре ассистента, которые сменяют друг друга. Они помогают решать бытовые проблемы, следят за здоровьем жильцов и развивают у них навыки независимой жизни.

По словам Шишниашвили, помощь в поиске работы - тоже часть обслуживания, и 40-50% жильцов семейных домов трудоустроены.

Автор фото, Maja Shishniashvili

Подпись к фото,

Майя говорит, что при создании семейных домов ориентировалась на нужды своего сына

"Мы стараемся, чтобы в каждом доме было не более пяти, максимум шести человек, - говорит Майя Шишниашвили. - Больше - это уже институция, и начинаются строгие правила".

В правительстве говорят о планах открыть еще несколько более крупных домов, куда смогут перейти в том числе те, кто живет в приюте Кутири. Но правозащитница Ольга Калина считает, что толку от таких домов будет немного.

"Даже если [в доме] будут жить по пять или десять человек, но им будут говорить, когда вставать, когда есть - это будет институция. Институционная культура - это в-первую очередь режим и ограничения в свободе передвижении, свободе звонить кому-то и с кем-то видеться. Эти ограничения количеством не исправляются", - говорит Калина.

Стигма

Часто противниками вывода людей с психическими расстройствами из изоляции выступают близкие пациентам люди, которые по тем или иным причинам не хотят или не могут брать на себя заботу о них. В условиях, когда вне стен больницы нет необходимой поддержки ни со стороны государства, ни со стороны близких, перед дилеммой стоят и правозащитники.

"Руки у правозащитников связаны. Хотя это незаконно - несмотря на подписи о добровольном лечении, люди находятся там [в психиатрических учреждениях] не добровольно, их закрывают, к ним применяют физические методы, такие как связывание, - это продолжается. Потому что альтернатива - выпустить их в никуда, фактически на улицу", - говорит Калина.

В обществе, которое привыкло к тому, что люди с психическими расстройствами живут в изоляции, стигма - один из главных барьеров, тормозящих реформу психиатрической системы.

Подпись к фото,

Люди, долго время прожившие в изолированных психиатрических больницах, со временем теряют навыки независимой жизни

Люди с психическими расстройствами страдают от насилия, стигмы и стереотипа о том, что человек с психическим расстройством априори опасен и агрессивен, говорят специалисты. По словам психиатров, такие люди часто представляют большую опасность для себя, чем для окружающих.

Сейчас Ольга Калина работает в трех организациях, занимающихся защитой прав людей с ограниченными возможностями и продвижением реформы психиатрии. Она участвует во многих конференциях, к ее мнению прислушиваются в профессиональных кругах.

Но она по-прежнему одна из немногих в Грузии, кто открыто говорит о своем психиатрическом диагнозе. По словам Ольги, если бы не поддержка близких, сегодня она, как и сотни людей, могла быть запертой в стенах психиатрического учреждения.

"Единственное, почему я здесь, а не в институции, - это семья. Будь семья другой, запри они меня там, коли они меня нейролептиками без моего согласия еще год или полгода, я бы потеряла навыки [независимой жизни], у меня сильно повредилось бы здоровье и память, - говорит Калина. - Если нет жилплощади, если семья не поддерживает - это обычный сценарий".

6 вещей, которые нужно взять с собой, если вас госпитализировали из-за вашего психического здоровья

В конце декабря 2017 года меня поместили в стационар психиатрического отделения в первый (и, надеюсь, в последний) раз. Больница часто является необходимым шагом, чтобы помочь стабилизировать тяжелые симптомы или отрегулировать прием лекарств, и то и другое было для меня. Иногда госпитализация бывает неожиданной и внезапной, например, через отделение неотложной помощи. Однако в других случаях у вас может быть предварительное уведомление или возможность привезти вещи, которые вам нравятся.

Когда я вышел из дома утром 28 декабря (дата, которая навсегда останется в моей памяти), я не совсем ожидал, что меня поместят в стационар в тот день. В результате, особенно когда я никогда не проходил через это, я остался без многих вещей, которые были бы мне полезны. Были также вещи, которые у меня были с собой, которые помогли мне улучшить мое время в больнице. Имея это в виду, вот несколько вещей, которые я бы порекомендовал взять с собой для ожидаемого пребывания в больнице.(Даже если вы не обязательно ожидаете госпитализации, я бы порекомендовал взять с собой самое необходимое на всякий случай.) Я говорю это, зная, что не все больницы одинаковы и что у каждого есть уникальный опыт. Этот список основан на моем собственном опыте и очевидных сходствах (основанных на интернет-исследованиях и опыте людей, которых я знаю) между многими отделениями психиатрических больниц.

1. Блокнот.

Может быть, несколько ноутбуков. Большую часть времени я писал в больнице.Я записывал, как я себя чувствовал в течение дня, записывал наблюдения за тем, что происходило вокруг меня, и делал заметки о том, что хотел сказать на встрече с моей терапевтической бригадой. Это не только помогло мне скоротать время и обработать свои мысли, но и позволило мне лучше отслеживать, как работает мое лечение, особенно когда дни начали сливаться вместе.

2. Многослойная одежда.

В моем больничном отделении очень плохой контроль температуры. Иногда я был весь в поту, иногда замерзал - даже с длинными рукавами.Эта проблема могла частично возникнуть из-за старого здания больницы; однако я слышал
подобных жалоб от других людей, лечившихся в других местах. Важно помнить, что, в отличие от отпуска, вы не сможете пойти и купить новый свитер, если вам холодно. Персонал больницы может предоставить вам дополнительное одеяло или простую футболку, но наличие собственной одежды помогло мне сохранить некоторую связь с моей «нормальной жизнью».

3. Книга, головоломка или другое развлечение для уединения.

При поступлении в стационар весьма вероятно, что любые телефоны, ноутбуки или другие электронные развлечения, которые у вас есть, будут конфискованы. Поскольку многие из нас привыкли полагаться на эти устройства для развлечения в одиночестве, их отсутствие может стать одним из наиболее сложных аспектов пребывания в больнице. В такой обстановке скука может быть болезненной - когда дела идут плохо, может быть страшно остаться без ничего, что могло бы отвлечь вас от своих мыслей. Хотя в моей больнице было несколько головоломок, я решил их в первые несколько дней.В больнице также есть приличный выбор настольных / карточных игр, но было много случаев, когда других пациентов не было рядом, или я просто хотел побыть наедине с собой.

4. Что-то с успокаивающим запахом.

Как мы ощущаем на протяжении всей нашей повседневной жизни, обоняние - это мощное чувство, способное легко вызвать отвращение или утешительные воспоминания. Мои вещи, которые имели знакомые запахи (например, мой обычный стиральный порошок), помогли мне заземлить и заставили меня чувствовать себя как дома, пока я был в больнице.Однако помните, что другие пациенты и персонал могут иметь чувствительность к запахам по разным причинам, поэтому я бы рекомендовал сохранять запахи на определенных предметах или одежде, а не окунаться в свои любимые духи.

5. Список телефонов друзей и родственников.

Благодаря цифровым адресным книгам и спискам контактов нам теперь редко приходится запоминать номера телефонов людей, с которыми мы часто общаемся. Поскольку в больницах обычно изымают электронные устройства, эти ресурсы - роскошь, которой у вас нет в больнице.Это была проблема, над которой я не задумывался, пока через несколько дней после госпитализации не обнаружил, что мне одиноко. Используя доступные стационарные телефоны, я поговорил со своим отцом и одним близким другом, номер которого мне пришлось запомнить. Кроме этих двух человек, я не знал, как связаться с кем-либо еще.

6. Напоминание о том, что вам помогает.

Это, пожалуй, самое важное для меня во время пребывания в больнице. Я не взял с собой никаких фотографий - опять же, то, что я обычно храню на своих электронных устройствах или на стенах дома.Когда ко мне приехала близкая подруга, она принесла конверт с фотографиями нас двоих, и я просматривал их каждый день. Это напомнило мне, что, хотя опыт госпитализации временами бывает трудным и болезненным, и были моменты, от которых я хотел отказаться, мне нужно было продолжать. Когда я не мог сделать это для себя, я делал это для нее и многих других великих людей в моей жизни. Я бы порекомендовал принести фотографии, старые письма (или распечатанные электронные письма / сообщения) или предметы, которые напоминают вам о ваших увлечениях, увлечениях и конечных целях выздоровления.

Что бы вы ни взяли с собой, пребывание в больнице часто бывает трудным. Хотя лечение в больнице может быть очень успешным, в процессе вы можете потерять много свобод. Я надеюсь, что этот список поможет кому-то попасть в больницу с тем, что он хочет и в чем он нуждается, чтобы его пребывание в стационаре было как можно более приятным и успешным.

Unsplash фото через Гленн Карстенс-Петерс

Walden Psychiatric Care - Что брать / не брать

Что приносить / не приноситьУолден2018-12-28T19: 27: 54 + 00: 00

Предметы, разрешенные / запрещенные в стационарном психиатрическом отделении Торо

Есть несколько предметов, которые пациентам не разрешат брать с собой на лечение.Полный список того, что брать с собой, а что не брать, приведен ниже. У нас нет возможности хранить предметы, которые не разрешены на установке, и поэтому мы не можем нести ответственность за украденные или утерянные предметы. По этой причине мы рекомендуем родителям, опекунам или друзьям забрать эти предметы сразу после того, как вашего любимого человека приняли. Если вам нужна информация о том, где можно забрать эти предметы, свяжитесь с сотрудниками приемной комиссии по телефону 781-647-6727.

Эти предметы могут быть полезны для вас, чтобы ПРИНОСИТЬ с собой при поступлении или для вашего близкого человека, чтобы ПРИНОСИТЬ при посещении:

  • Карточка медицинского страхования пациента
  • Фото пациента ID
  • Список текущих поставщиков медицинских услуг пациента и их номера
  • Список текущих лекарств пациента, включая лекарства, отпускаемые без рецепта.
  • Один средний чемодан
  • Комфортная одежда, включая нижнее белье, носки и пижамы (без шнурков)
  • Юбки и шорты до колен и длиннее
  • Гигиенические товары, но при необходимости мы поставим товары для основных гигиенических потребностей
  • Книги
  • Личные журналы (без проводов)
  • Кроссворды / Судоку / поиск слов

Эти предметы не разрешены для использования пациентами.Пожалуйста, НЕ ПРИНОСИТЕ их любимому человеку при посещении:

  • Майки
  • Юбки или шорты длиной выше колена
  • Одежда на шнурке
  • Компьютеры
  • Камеры
  • iPod
  • CD-проигрыватель
  • Радио
  • Сотовые телефоны
  • Шнурки
  • Ремни
  • Острые предметы / предметы из стекла
  • Бритвы
  • Шнуры
  • Химические средства для удаления волос
  • Аэрозольные баллончики / продукты, включая лак для волос
  • Продукция на спиртовой основе
  • Кусковое мыло
  • Зеркала / изделия из стекла
  • Ювелирные изделия
  • Деньги / кошелек
  • Прочие ценности
  • Незаконные наркотики / алкоголь
  • Зажигалки / спички
  • Музыкальные инструменты
  • Спицы / крючки / пряжа
  • Фены / щипцы для завивки / любые другие предметы со шнуром
  • Вся косметика
  • Солевые растворы

Пациентам будут предоставлены следующие предметы:

  • Одеяла
  • Подушки
  • Утешители
  • Полотенца
  • Стирально-сушильная машина
  • Канцелярские товары

17 удивительных вещей, которые людям не разрешили приносить в психиатрическую больницу

Чучело щенка со стетоскопом на прилавке в больнице

Когда вас госпитализируют в психиатрическую больницу, есть несколько вещей, которые почти ни одно учреждение не позволит вам взять с собой - или которое они конфискуют.Такие вещи, как шнурки для толстовки, шнурки, бритвы (и другие острые предметы) запрещены. В большинстве случаев вам также придется передать свой телефон. Помимо некоторых из этих общих черт, правила того, что можно и что нельзя приносить, в разных больницах различаются.

В то время как многие ограничения имеют смысл для обеспечения безопасности пациентов, список правил того, что нельзя иметь в психиатрической больнице, может быть длинным. Они могут запретить все: от мягких игрушек до предметов личной гигиены, радиоприемников, аксессуаров, таких как солнцезащитные очки или шляпы, ваших собственных лекарств, цветов или украшений.Обойтись без некоторых из этих предметов может быть особенно сложно, потому что они утешают вас, когда вы действительно боретесь, напоминают вам о людях, которых вы любите, а в некоторых случаях гарантируют, что вы сможете справиться с другими заболеваниями.

Связано: 20 удивительных причин, по которым люди перестали посещать своих терапевтов

Опыт каждого - и то, что им разрешалось иметь в больнице - разный. А иногда осознание того, что вы не одиноки, когда вы узнаете, что ваша любимая мягкая игрушка или обручальное кольцо не может остаться с вами, немного облегчает перенос унижения и боли.Чтобы узнать о некоторых наиболее удивительных вещах, которые людям не разрешалось брать с собой после госпитализации, мы обратились к сообществу The Mighty.

Вот то, что нашему сообществу не разрешили иметь в больнице:

1. Чучела животных

«Им пришлось пропустить мою игрушку через рентгеновский снимок, прежде чем я смог ее сделать. Потому что иногда люди прячут в себе вещи ». - Кейти А.

« Моя плюшевая собачка. Он выглядит в точности как одна из моих собак, и я всегда хожу к ним, чтобы утешиться.»- Шелби В.

История продолжается

« Предметы комфорта, такие как одеяла или мягкие игрушки. Они заставили моего отца вернуть его в свой грузовик ». - Phaedra-Rey J.

Связано: Чему я больше всего научился из-за издевательств на работе

2. Свет для чтения

«Книжный свет. Он был перезаряжаемым, поэтому в нем не было батарей, и он держал заряд вечно, поэтому шнур не нужен ». - Андреа Г.

3. Медицинское оборудование

«Они также не решались разрешить мне доступ к моему портативному компьютеру из-за иглы.Мне нужны ежедневные инфузии, и они не позволили бы этого, потому что утверждали, что не могут получить одобрение ». - Джина Г.

«Мой аппарат CPAP. Мне было разрешено использовать это, но я должен был [контролировать] с этим. У меня не было этого в течение первых пяти дней моего пребывания (на самом деле я нормально перерыв). Когда моя семья принесла его, пол должен был тщательно проверить машину, посмотреть, как я ее подключаю, и все время, пока я ее использовал, за мной [наблюдали]. - Кэти Х.

«У меня есть лучшие зубные протезы, которые мой муж должен был принести, и мои принадлежности, чтобы они были заперты, и я могла получить их только тогда, когда медсестра имела время, чтобы присматривать за мной, вставляя или вынимая их.»- Бекки Т.

Связано: Приложения предлагают терапевтические ресурсы для людей, которые в них нуждаются

4. Ваши собственные лекарства

« Мои лекарства перед сном! Тогда мои утренние лекарства! Мне стало хуже с выводом денег! Я был в ярости, но не мог перестать плакать, поэтому они посадили меня на самоубийство! Я больше никогда не вернусь в эту больницу. И случилось это в этом году! Очень страшно." - Ким Э.

«Нет лекарств. Даже при кислотном рефлюксе или астме ». - Джейми В.

5.Бюстгальтеры на косточках

«Мой бюстгальтер. Но у меня был выбор - либо остаться без бюстгальтера, либо позволить им отрезать косточки. Я позволил им взять провод. Это и досмотр с раздеванием казались такими оскорбительными ». - Виктория Д.

«Однажды я вошла в бюстгальтер. Мне никогда раньше не разрешали носить бюстгальтер, и, будучи женщиной с большой грудью, я чувствовала себя такой ... незащищенной без него. Мне все время было так неуютно ». - Mackenzie W.

«Они забрали мой бюстгальтер из-за косточки, туфли из-за шнурков и заставили меня вытащить шнурок из моего худи.»- Elizabeth C.

« Обычный бюстгальтер на косточках. Когда я вошла, у меня были спортивные бюстгальтеры, но одна из девушек сказала, что ее бюстгальтер был изменен, поэтому лямок не было ». - Рэйвен А.

6. Жевательная резинка

«Жевательная резинка. Они боялись, что люди могут вставить его в дверные замки, чтобы они не смогли открыть дверь ». - Кэти П.

7. Очки или контактные линзы

«Мои очки по рецепту на проволоке. Они сказали, что предоставят подходящие очки из пластика ... Потом они поняли, что мне нужны специальные линзы с высокой близорукостью, которые стоили бы им 400 долларов, и они очень быстро вернули мне мои.»- Бейли С.

« В отделении неотложной помощи в ожидании размещения мне не разрешили носить очки. Какие были пластиковые оправы и линзы. Я не вижу без них. Они держали их почти 24 часа ». - Тара С.

8. Обручальное кольцо

«Мое обручальное кольцо… И мне пришлось снять все украшения с тела». - Дениз М.

9. Женские товары

«Тампоны. Я мог бы их чем-нибудь замочить. Действительно? Как сделать это, чтобы они не опухли и не стали непригодными для использования? » - Кэт В.

«В моем отделении запрещены тампоны, ручки и карандаши!» - Мэри М.

10. Одеяло Comfort

«Мое одеяло безопасности. Знаю, это звучит глупо, но да, мне 34 года, но я все еще ношу одеяло. Это вещь №1, которая меня успокаивает, особенно когда у меня сильное беспокойство или паническая атака. Мне сказали, что это не будет проблемой, но когда я приехал, мне отказали оставить его себе. Я даже сказал им, что они могут постирать его (хотя я действительно не хотел, чтобы они это делали!), Если это было по санитарным причинам, но они просто сказали категорически нет.»- Сара М.

« Моё детское одеяло. Он крошечный и раньше принадлежал моей сестре. - Саммер Р.

11. Книги

«Моя книга. Я читатель и книга для меня как одеяло безопасности. Мне пришлось оставить книгу, которую я читал в то время с мамой. Но потом я попадаю в общую комнату, а на книжной полке лежат книги. Я был вне себя от злости, потому что никто не мог объяснить, почему мою книгу в мягкой обложке нельзя было разрешить, а вот эти книги на полке - разрешили ». - Evonne P.

«Мне не разрешили принести Библию.- Марта Б.

«Книги, они сказали, что терапевт будет просматривать книги и проверять, подходят ли они« в моем состоянии ». Моя мягкая игрушка. Письма от отца (он присылал письма, пока я был, они их выбросили) ». - Хейли С.

«Мои книги и мой дневник ... и то, и другое помогают мне лучше справляться с ситуацией, когда я чувствую, что тревога и депрессия овладевают мной». - Исаура В.

12. Семейные фотографии

«Мне пришлось бороться, чтобы сохранить семейные фотографии и мягкие игрушки.»- Морган К.

13. Стрессовые шары

« Стрессовые шары из пенопласта ». - Barbs U.

14. Ваша собственная одежда

«[Не допускается] одежда на срок более трех дней». - Suzanne E

«Мягкие игрушки или спортивный бюстгальтер… Нельзя было носить свою одежду, приходилось носить скрабы». - Саммер С.

15. Ваше

Собственное нижнее белье

«В одном из моих опытов мне не разрешали носить свою одежду, даже мое нижнее белье… Было действительно унизительно носить одноразовое нижнее белье. при условии и без бюстгальтера.- Кора Д.

«Мое нижнее белье. Простые трусы с полным покрытием. Их версия нижнего белья была ужасной! Мне было намного лучше стать коммандос под моими скрабами. По крайней мере, днем ​​я носила бюстгальтер без косточек ». - Кортни Х.

16. Личные туалетные принадлежности

«Они забрали мой шампунь и кондиционер для путешествий, оставив меня с мылом для рук мыть волосы и лосьон для кондиционера. Я узнал трюк с лосьоном от других пациентов ». - Эми Х.

«Моя косметика, шампунь и мыло.Очевидно, в прошлом люди прятали алкоголь в бутылках для макияжа и шампуня. Очевидно, это не вопрос жизни и смерти, но было бы неплохо иметь знакомые ароматы и продолжать использовать свои собственные продукты, тем более что у меня чувствительная кожа. Наличие собственной косметики помогло бы мне почувствовать себя немного более «нормальным» в новой среде ». - Лили К.

17. Расческа и другие средства для ухода за волосами

«Расческа, макияж. Когда вы чувствуете себя достаточно плохо и не можете причесаться и накраситься, это расстраивает вас еще больше.»- Дженн Г.

« Резинки для волос! У медсестры хранились дрянные, крошечные резинки, вроде тех, что накидывают в волосы малышу, а за раз можно носить только две. Мои густые волосы выламывались минимум пять раз в день. Я просто хотел убрать волосы с лица! » - Джули К.

Поскольку каждая ситуация индивидуальна, вы или ваши близкие обычно можете найти список того, что вы можете и чего нельзя иметь при себе, на веб-сайте своей больницы. Найдите пункт меню, в котором написано что-то вроде «что взять с собой» или «входные билеты».«Если вы не можете найти что-либо в Интернете, вы или ваш близкий можете позвонить в больницу, чтобы получить дополнительную информацию.

Пойти в больницу по поводу психического здоровья уже достаточно страшно и агрессивно. Больницы налагают нелепые на вид ограничения на то, что вы можете принести с собой, не помогая. Знайте, что вы не одиноки, и не бойтесь обращаться к тем, кому вы доверяете, чтобы они поддержали и защитили вас, когда вы боретесь.

Что удивительного, что вам не разрешили взять с собой в психиатрическую больницу? Дайте нам знать в комментариях ниже!

Чтобы узнать больше о том, чего ожидать, когда вас госпитализируют по поводу вашего психического здоровья, ознакомьтесь с другими статьями Mighty:

Прочтите больше подобных историй на The Mighty:

Значение жесткой верхней губы Меган Маркл 'Комментарий

Как этот метод КПТ может помочь вам победить внутреннего хулигана

Как вы лично можете внести свой вклад в нормализацию психических заболеваний

Психиатрические больницы | Ваше здоровье в памяти

В частные психиатрические больницы принимают очень широкий круг людей.

Они варьируются от подростков и взрослых до пожилых людей с целым рядом проблем психического здоровья.

Общие проблемы, такие как депрессия и беспокойство, проблемы с наркотиками и алкоголем.

Еще менее распространенные вещи вроде шизофрении.

Одна из причин, по которой люди попадают в больницу, - это суицидальные идеи, в которых существует реальный риск и опасность.

И ясно, что в больнице мы можем наблюдать за людьми и поддерживать их в те трудные времена.

Лечение человека адаптируется к тому, что ему нужно, и обычно предполагает тесное обсуждение между ним и его психиатром.

Практически все пациенты будут вовлечены в терапию, как групповую, так и индивидуальную.

Будут и другие групповые занятия, включающие такие вещи, как арт-терапия, йога или упражнения - все из которых, как мы знаем, могут быть полезны для лечения проблем с психическим здоровьем.

Есть также некоторые виды лечения, такие как ЭСТ, которые мы применяем при некоторых из самых серьезных заболеваний.У них также есть много возможностей поговорить один на один со своей медсестрой.

В больнице вас встретят на рецепции.

Они помогут тебе добраться до палаты и сориентироваться.

Обычно медсестра поприветствует вас, расскажет о правилах приема и проведет вас по месту, чтобы вы знали, куда идти по разным делам.

Ваш психиатр будет руководить вашим лечением. Это означает, что ваш психиатр будет встречаться с вами большую часть дней, чтобы обсудить, как идут дела, и над чем вам нужно работать дальше.

Ваш психиатр также будет регулярно встречаться с остальной командой. Это означает, что медсестры, психологи, терапевты или кто-либо еще в больнице готовы помочь вам.

Средняя продолжительность пребывания в психиатрической больнице сейчас составляет около двух-трех недель. Многие люди беспокоятся о том, что будет с другими людьми в больнице.

Для многих людей проблема психического здоровья может быть довольно изолированной. Помните, что эти люди с большей вероятностью поймут, что это такое, чем большинство людей, с которыми вы встречаетесь каждый день.

Люди поправляются в больнице.

Обычно после этого им требуется постоянная поддержка, и ваш психиатр, скорее всего, продолжит работать в этой группе по уходу.

В больницу

На что это похоже?

Что такое больница?

Когда вы попадете в больницу, одна из медсестер спросит у вас ваши данные. Персонал больницы может быть одет в собственную одежду или в униформу. Они должны носить именные значки.

Если у вас есть вопросы о вашем лечении или ваших правах, спросите медсестру или ключевого работника отделения.

Больничный распорядок

В палате будет распорядок. Будет обычное время приема пищи на завтрак, обед и ужин. Там может быть водяной автомат или кухня для приготовления горячих напитков.

Курение

Нельзя курить в палате. Правительство сделало все больницы зонами, свободными от табачного дыма. Персонал больницы может предложить вам никотиновую заместительную терапию (НЗТ), варениклин или электронные сигареты.

Планировка и помещения

В некоторых больницах у вас будет собственная палата.В других больницах могут быть палаты с несколькими койками в одной комнате. Это то же самое, что и в других больничных палатах, в которых вы, возможно, находились. У них не должно быть мужчин и женщин в одной комнате. Всегда должны быть отдельные туалеты и ванные комнаты для мужчин и женщин.

В некоторых случаях вам, возможно, придется войти в комнату с людьми другого пола, как вы. Если это произойдет, больница будет держать вас отдельно от всех остальных, чтобы обеспечить вам уединение. В больнице вам следует поместить вас в палату того же пола, что и вы.Это нужно сделать как можно скорее.

При организации размещения пациента следует также учитывать его анамнез и личные обстоятельства, в том числе;

  • анамнез и личные обстоятельства, если они известны, включая анамнез сексуального или физического насилия и риск травм, и
  • особые потребности трансгендерных пациентов.

Должно быть место, где вы можете проводить время вдали от комнаты в течение дня. Это называется общей комнатой или дневной комнатой.Эти комнаты могут быть мужскими и женскими. В некоторых больницах есть отдельные дневные палаты для мужчин и женщин.

Должна быть служба капеллана или духовной помощи, которой вы можете воспользоваться. Этими услугами могут пользоваться люди любой веры и нерелигиозные.

Наблюдение в палате

Если сотрудники беспокоятся о вас, они могут поставить вас под наблюдение. Это означает, что персонал будет следить за вами, чтобы убедиться, что вы в безопасности. Например, сотрудники могут проверять вас каждый час.Или оставаться с тобой все время.

Проблемы с другими пациентами

Если у вас есть какие-либо проблемы с кем-либо из других пациентов в отделении, вы должны немедленно сообщить об этом одному из сотрудников.

Обыски в палате

Персонал может осмотреть ваши вещи, когда вы впервые попадете в больницу или когда вернетесь из отпуска. Персонал может обыскать вас, если посчитает, что у вас есть что-то, что запрещено в палате. Им следует спросить вашего разрешения, прежде чем обыскивать вас.

В больнице должна быть письменная политика обысков. Если вас не устраивает то, как вас ищут, вы можете попросить показать эту политику.

Если вы находитесь в больнице в соответствии с Законом о психическом здоровье 1983 года, сотрудники могут обыскивать ваши вещи без вашего согласия. Но если они это сделают, им все равно следует:

  • сначала спросите,
  • спросите своего врача, есть ли причина, по которой вас нельзя обыскать, а
  • даст вам вескую причину, по которой им нужно провести поиск.

Если вы задержаны в соответствии с Законом о психическом здоровье по уважительным причинам, сотрудники могут обыскать вас в любое время. Некоторые из этих веских причин могут быть у вас:

  • принес в палату вещи, которые вам не должны быть,
  • раньше были наркотики в палате,
  • нанесло себе вред в палате с чем-то, что вы спрятали в сумке, или
  • Не бери лекарства и прячь их в сумке.

Если сотрудники заберут какие-либо из ваших вещей, они должны:

  • скажите зачем взяли,
  • скажут, где его хранят,
  • сообщит вам, когда они вернут его, а
  • даст вам квитанцию ​​за них.

Регулярно пересматриваются правила поиска. Затем руководители больницы информируются о любых изменениях, которые им необходимо внести.

Персонал больницы может захотеть обыскать людей, которые вас навещают. Это чаще встречается в больницах строгого режима и отделениях судебно-медицинской экспертизы. Если ваш посетитель не хочет, чтобы это произошло, он не может его заставить. Но они могут быть не в состоянии вас видеть, или посещение может проходить под присмотром. Это зависит от политики безопасности больницы.

В какой палате я буду?

В психиатрических больницах есть палаты разных типов.

Палата неотложной помощи

Когда вы впервые попадете в больницу, вы можете попасть в палату неотложной помощи. Персонал оценит вас и назначит лечение. Будет несколько пациентов, которые находятся в больнице добровольно и в соответствии с Законом о психическом здоровье 1983 года.

Отделение интенсивной психиатрической помощи (PICU)

Это палата для очень нездоровых людей. PICU звучит как «PQ». Вас могут поместить в эту палату, если есть опасения, что вы рискуете нанести вред себе или другим людям.

Персонал

может перевести вас в PICU из отделения неотложной помощи, или вы можете пойти прямо в PICU.В этом отделении больше сотрудников, поэтому они могут оказать больше поддержки.

Вполне вероятно, что отделение интенсивной терапии будет закрыто, и большинство пациентов будут находиться в больнице в соответствии с Законом о психическом здоровье 1983 года.

Реабилитационные отделения

Если вы находитесь в больнице, вы можете пойти в реабилитационное отделение, чтобы помочь вам стать более независимым. Его цель - подготовить вас к жизни в сообществе.

Персонал может предложить вам лечение разговором и трудотерапию, которые помогут вам развить навыки повседневной жизни.Здесь вам будет предложено больше активности и меньше контроля.

Палаты специалистов

Вас могут поместить в специализированное отделение. Сюда могут входить:

  • отделения расстройств личности,
  • пунктов приема пищи,
  • пунктов судебно-медицинской экспертизы для правонарушителей с психическими заболеваниями,
  • отделений матери и ребенка и
  • единиц молодежи.

Дети и молодые люди должны находиться в палате, подходящей для людей их возраста.Обычно это означает подразделение со специально обученным персоналом.

Доступность специализированных палат зависит от региона. Вам может потребоваться специализированная помощь, которую вам не могут предоставить местные службы NHS. Ваша NHS может предложить перевести вас в больницу в другом районе.

Обретаю силу в женском психиатрическом отделении

В 2015 году, когда мне было 43 года, меня поместили в стационар пресвитерианской психиатрической больницы Нью-Йорка. Это был мой третий раз в психушке; в третий раз меня привязали к каталке и отвезли на машине скорой помощи из Манхэттена в психиатрическую больницу в Вестчестере; Я в третий раз стою без обуви в качестве охранника, проверяя мою одежду на предмет наличия металла, шнурков и зеркал.Каждый раз в списке контрабанды появлялся новый предмет. На этот раз это был жесткий пластик, так что моя бутылка с водой отсутствовала.

Дежурная медсестра сказала мне, что я пойду в женское отделение. Я немного подозрительно относился к этому помещению, хотя знал, что у меня нет выбора: я был в глубокой депрессии в течение трех лет, которая не улучшилась во время моей предыдущей госпитализации всего за год до этого. Я представляла, что полностью женская палата будет похожа на менее жестокую версию «Оранжевый - это новый черный», дополненная кликами, нападками в спину и воровством макияжа друг друга, но я решила выдержать это.Мое биполярное расстройство было глубоким и сильным, и мне потребовался новый набор лекарств, чтобы сохранить стабильное настроение и не допустить суицида в мыслях. Представив, что я могу броситься перед автобусом, я понял, что пора снова обратиться за профессиональной помощью.

С годами я стал думать об учреждении в тони на севере штата Нью-Йорк как о средней школе, но с лучшими лекарствами. Первые два пребывания в больнице я провел в «пограничном отделении» - помещении с совместным обучением, названном так в честь изменчивых эмоций и ярких личностей людей с пограничным расстройством личности.В то время мое биполярное расстройство еще не было диагностировано, и вместо депрессии я испытывал манию, неуместный гнев и периодические сексуальные отыгрывания.

Пограничный блок работал как школьный кафетерий с классным детским столиком - и, будучи одним из самых популярных пациентов, среда совместного обучения позволила мне ощутить социальный кеш, которого я скучал в мои хрупкие подростковые годы. Очевидно, это не должно было быть целью моего лечения.

А в женском отделении не было.


Наряду с убеждением, что путь женщины к психиатрической помощи отличается от пути для мужчин, однополые психиатрические отделения возникли как реакция на жестокое обращение в учреждениях совместного обучения. Женщины в психиатрических больницах подвергаются сексуальному насилию гораздо чаще, чем мужчины - до 51 процента женщин-психиатрических пациентов подвергаются насилию во время лечения. Я обнаружил, что многие из женщин, с которыми я встречался, страдали психическими заболеваниями, усугубленными - если не вызванными - насилием со стороны мужчин. С терапевтической точки зрения я понял, что после сексуального насилия мне необходимо выздороветь в однополой среде.Но для меня это было нечто большее.

Мы открыли свой разум и сердце, чтобы по-настоящему увидеть наше женское сходство.

Вся аура женского отделения отличалась от опыта совместного обучения. Терапия была такой же - когнитивно-поведенческая терапия в группах, ежедневные посещения психиатра, некоторые альтернативные методы лечения, такие как искусство или упражнения, - но социальная атмосфера была более эмоционально честной. Вместо того, чтобы прятаться или позировать по-мужски, мы свободно говорили обо всем, от растущих волос на лице (нам не разрешали пинцет) до наших страхов по поводу воспитания детей, когда у вас психическое заболевание.Мы смеялись над тем, что у нас конфисковали тампоны с пластиковыми аппликаторами и пришлось использовать вместо них выданные больницей предметы гигиены. Связь между нашими общими переживаниями, связанными с женщинами, оставила лазейку для эмоциональной близости, которой я не находил раньше.

В течение 17 дней в женском отделении у меня было три разных соседа по комнате. Первой была врач, которая начала подвергать себя наркозу дома, просто чтобы посмотреть, как долго она сможет оставаться вне дома. Следующей была танцовщица и писатель, долгое время разрушавшая свою жизнь наркотиками и сексом.Наконец, я жила с Эйприл, чьи маниакальные эпизоды иногда приводили ее к Кинко с кучей нестандартных деловых канцелярских принадлежностей и счетом, который она не могла оплатить.

Мы начали понимать друг друга как несовершенные, но полные надежды и правдивые.

Во время моих первых визитов в больницу я шутил и рассказывал о «реальной жизни» за стенами больницы. Но в этом однополом пространстве я общался с другими пациентами и рассказывал, кем я был на самом деле. Во время этого третьего визита я сосредоточился не на том, чтобы выбраться наружу, а на том, чтобы пережить этот процесс и действительно научиться лучше заботиться о себе.Вместо того чтобы бороться за социальное положение, я познакомился с этими женщинами за едой. Я начал рассказывать им свою историю, и мы стали узнавать друг друга как несовершенные, но полные надежды и правдивые.


Лечение у других женщин помогло мне, но это не было полным решением. Ранее в этом году я в четвертый раз оказался в пресвитерианской церкви Нью-Йорка. С момента последней выписки я знала, что работаю не на все 100 процентов, но разрыв после особенно интенсивных отношений усилил мою депрессию, ухудшил мое мировоззрение и снова заставил меня задуматься о самоубийстве, просто чтобы избавиться от бесконечной боли .

При поступлении социальный работник сказал мне, что я вернусь в женское отделение. Я надеялся на честность и храбрость, которые испытывал раньше, - настолько, что, когда наступили выходные, я вызвался возглавить группу писателей.

Когда мы по очереди делились тем, что написали, настроение в комнате изменилось с смирения и обязательств на внимание и участие. Женщины, которые изначально не интересовались семинаром, постепенно оживали, когда мы читали истории о наших болезнях, своих чувствах и опыте женщин, живущих жизнью, иногда полной насилия и неопределенности.Я оглядел комнату на слезы, наворачивающиеся на глаза других пациентов, - внезапно осознав, что в отличие от поверхностных отношений, которые у меня сложились в палате с совместным обучением, эти женщины теперь были моими настоящими друзьями.

В отличие от тех поверхностных отношений, которые у меня сложились в палате с совместным обучением, эти женщины были моими настоящими друзьями.

Возможно, мы никогда не встретим в «реальной жизни» эту банду сломленных женщин - ортодоксальную еврейскую жену; ученый-шизофреник; художник средних лет с заблуждениями и историей жестокого обращения; и я, чернокожая женщина, борющаяся с забытыми демонами и биполярным расстройством во время того, что должно было стать расцветом ее жизни.Но в гостиной психиатрической больницы в пригороде Нью-Йорка мы стали близкими доверенными лицами. Мы утешали друг друга во время этого излияния эмоций. Мы сплотились вокруг пациентки, которая настаивала на том, чтобы она никогда не плакала, но упала в тяжелые рыдания и обжигающие слезы. Мы открыли наши умы и сердца, чтобы по-настоящему увидеть наши сходства как женщин и, возможно, как пациентов, ищущих облегчения и смысла.

В ночь перед выпиской я написал письма нескольким женщинам, которые сделали мое пребывание более терпимым.Я сказал им правду о том, что они значили для меня, и сделал серьезное предложение пообщаться с миром за пределами нашей психиатрической больницы. Потому что этот разнообразный, несовершенный и искренний коллектив сестер помог мне стать самой смелой и самой честной версией себя за стенами женского психиатрического отделения. И за это я их всегда буду помнить.

Трейси Линн Ллойд пишет с 2009 года, и ее работы можно найти на ее личном сайте The Washington Post, The Establishment, xoJane and Refinery29.

Стационарное отделение психического здоровья: прием и прием

Отделение приема и направления больницы психиатрической помощи Вестборо работает над тем, чтобы процесс госпитализации проходил как можно более беспрепятственно для наших пациентов и их семей. Первоочередной задачей нашей команды является помочь потенциальным пациентам и их семьям чувствовать себя комфортно и быть осведомленными о процессе госпитализации.

Если вы ищете уход за собой, любимым человеком или человеком, находящимся под вашей опекой, позвоните одному из наших врачей-приемщиков и врачей-терапевтов по телефону 1-877-590-0416, чтобы сделать следующий шаг к исцелению.Мы доступны по телефону и лично 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, включая праздничные дни.

Оценка

Что такое оценка?

В больнице поведенческой медицины Вестборо наша цель - обеспечить пациентам и их близким комфортное и хорошее информирование о вариантах лечения. Врач-приемник и направленный врач-специалист задаст вопросы о текущих проблемах, включая проблемы с употреблением наркотиков и / или алкоголя, в дополнение к медицинскому и психиатрическому анамнезу.Первоначальная скрининговая оценка позволяет нам эффективно и действенно оценивать текущие симптомы, чтобы мы могли определить программу и / или услугу, которая наилучшим образом соответствует вашим потребностям. В соответствии с вашими предпочтениями, член семьи или друг может присутствовать во время процесса оценки для вашего комфорта, помощи и поддержки.

Следует отметить, что первоначальная скрининговая оценка не является комплексной психиатрической оценкой. Скорее, скрининговая оценка помогает определить, будет ли полезным пребывание в больнице или другой уровень обслуживания.После завершения оценки наш врач-приемник и врач-терапевт порекомендует и рассмотрит варианты лечения.

Как мне запланировать экзамен?

Со специалистом по приему и направлению можно связаться по бесплатному телефону 877-590-0416. Врач ответит на ваш звонок, задаст ряд вопросов и определит, является ли очное обследование подходящим следующим шагом. Наша цель - запланировать оценку как можно скорее. Доступны оценки в тот же день.

Когда мне назначить оценку?

Если вы испытываете трудности в школе, на работе или дома из-за проблем с психическим здоровьем или злоупотреблением психоактивными веществами, такими как суицидальные / убийственные мысли, самоповреждающее поведение, агрессивное / угрожающее / агрессивное поведение, депрессия, злоупотребление наркотиками / алкоголем, биполярное расстройство, слышать голоса / видеть то, что другие не могут слышать или видеть, шизофрения, посттравматическое стрессовое расстройство, тревожные / панические расстройства или любое другое поведение, связанное с поведением, пожалуйста, позвоните по телефону 877-590-0416.

Сколько времени длится экзамен?

Срок проведения оценки зависит от вашей конкретной ситуации. В большинстве случаев оценка занимает 30–45 минут. Если будет установлено, что госпитализация является лучшим курсом лечения, следует ожидать двух часов или меньше для процесса госпитализации.

Страхование и платежи

Больница психиатрической помощи Вестборо заключает контракты с рядом сторонних поставщиков. Для получения дополнительной информации о соглашениях об управляемом медицинском обслуживании или других финансовых договоренностях, пожалуйста, позвоните в наш Центр обслуживания пациентов по телефону 877-590-0416.

Планирование вашего пребывания

Наша цель - предоставить нашим пациентам медицинское обслуживание высочайшего качества. Для этого мы разработали несколько важных правил подготовки к вашему пребыванию.

  • Пожалуйста, возьмите с собой все рецептурные и безрецептурные лекарства, а также травяные добавки и предоставьте контактную информацию своей аптеки.

  • Пожалуйста, возьмите с собой повседневную одежду не более чем на 3 дня на время пребывания в стационаре.Во всех номерах есть бесплатная прачечная.

  • Пациенту необходимо принести всю одежду в 1 маленьком чемодане.

  • Пожалуйста, сообщите в больницу о потребностях, связанных со сном, таких как C-PAP, кислород, поднятие изголовья кровати, ящик для яиц или надувной матрас, принадлежности для недержания и т. Д., Перед госпитализацией.

  • Пожалуйста, принесите с собой все юридические документы, такие как документы об опеке / попечительстве / приеме на воспитание, если применимо.

Предметы, запрещенные к хранению в стационарных помещениях

В целях безопасности наших пациентов и персонала в стационарных отделениях больницы поведенческого здоровья Вестборо запрещены следующие предметы:

  • Электронные предметы (щипцы для завивки / выпрямления волос, фены) , планшеты, ноутбуки, сотовые телефоны, IPODS, видеоигры и т. д.)

  • Ювелирные изделия (разрешены только обручальные кольца)

  • Кошельки и кошельки

  • Любые стеклянные и металлические предметы любого типа (включая бюстгальтеры на косточках)

  • Шарфы, ремни, шнурки, шнурки и т. Д. .

  • Легковоспламеняющиеся предметы любого типа (спички, зажигалки и т. Д.) Или другие принадлежности для курения, включая электронные сигареты

  • Табачные изделия, включая жевательный табак

  • Наркотики и алкоголь или сопутствующие принадлежности

  • Ополаскиватель для рта , лак для волос, жидкость для снятия лака, аэрозольные спреи любого типа.Основные туалетные принадлежности будут предоставлены объектом.

  • Мягкие игрушки, домашние одеяла и подушки и толстовки с капюшоном

  • Предметы одежды с негативным / оскорбительным сообщением или любая откровенная одежда.

    Новинки психбольница: История РНПЦ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *