Содержание

Family Tree — За что сказать спасибо детскому гневу

Гнев — самая недооцененная человеческая эмоция

Природой он создан, чтобы раздражать и пугать: с его помощью дикие животные защищали друг от друга свою жизнь, добычу и потомство. Сегодня, когда на наших глазах кто-то дает волю ярости, мы автоматически раздражаемся и пугаемся, как всякое животное. Гнев пробуждает наши защитные механизмы, мы начинаем сильно тревожиться. Затем либо ощетиниваемся в ответ, отвечая на агрессию агрессией, либо пугаемся и оказываемся в позиции жертвы: убежать бы куда-нибудь подальше от этого рычащего ужаса, пока нам горло не перегрызли…

Эти эмоции просыпаются в нас даже тогда, когда в ярости наши собственные дети. Умом мы понимаем, что ребенок не опасен и злится, скорее всего, не на нас, но наша лимбическая система срабатывает быстрее разума. Мы в тревоге и ужасе и готовы рявкнуть в ответ, чтобы прогнать, задавить этот детский гнев.

Но если бы нам удалось в такие сложные минуты сохранить самообладание, мы бы поняли, что гнев — это то чувство, которому мы можем минимум семь раз сказать спасибо.

 

Итак, за что сказать спасибо детскому гневу?

  1. У ребенка есть своя позиция. Он понимает, чего хочет, а чего нет, и это само по себе замечательно. Плохо, когда человек не хочет ничего и не сопротивляется тому, что ему неприятно: это реальный повод насторожиться.

Да, сейчас ребенок выражает свой гнев не так, как нам хотелось бы, но это вопрос техники. Главное — помнить, что за гневом стоит личная позиция ребенка, его представление о том, как должно быть.

  1. Ребенок умеет защищаться. Его внутренняя природная система достаточно сильна, чтобы дать отпор и защитить свои интересы.
  2. Ребенок достаточно силен. Ярость — энергоемкое чувство: если ребенок бурно его выражает, значит он располагает внушительными залежами внутреннего ресурса. Это отличная новость!
  3. У ребенка правильные внутренние настройки.
    Если негативная эмоция не прячется внутри, не замирает болью в теле, а рвется наружу — значит ребенок интуитивно выбирает самый правильный способ проживания сложных чувств. К тому же, если он не боится показывать нам свой гнев, значит он нам доверяет.
  4. Если ребенок гневается открыто, значит мы можем ему помочь. Затаенному гневу никак не поможешь, он будет жечь изнутри, а близкие даже не поймут, что с тобой не так. А если гнев заметен, мы можем быстро отреагировать: перестать утопать в своих симпатических чувствах, включить эмоциональный интеллект и начать искать реальную причину этой бури.

Чаще всего дети от 2 до 10 лет гневаются либо в ситуации исследования границ (условно: им больно, что забрали их машинку или не удалось забрать чужую), либо когда нарушается их представление о себе (что-то не получилось, ты оказался не таким сильным, не таким умным, не таким, как себя ощущал, и т. д.).

В первом случае нам подойдет роль дружелюбного, но твердого регулировщика: еще раз объяснить, напомнить, установить или проговорить правила, назвать и уточнить лимит мультфильмов на сегодня или правила пользования чужими пеналами.

Во втором случае хорошо сработает роль коуча и вдохновителя: я понимаю, у тебя не вышло, ты пока не того роста, но давай попробуем еще раз, ты сможешь, ты справишься, давай придумаем, что можно еще сделать, чтобы у тебя получилось…

Но в обоих случаях нам, родителям, невыгодно играть роль агрессора (а ну закрой рот, как ты себя ведешь, я сильнее тебя и т. д.) или жертвы (пожалуйста, замолчи, а то у меня сердце лопнет…).

  1. Ребенок учится себя мобилизовать. Наверное, вы слышали выражение «пустить злость в дело»? Наши вспышки ярости, гнева, возмущения — как спусковой крючок, который приводит нас в положение повышенной готовности, выносливости и активности. Умение пользоваться своим гневом, чтобы мобилизовать силы — прекрасное качество, которое пригодится ребенку и в учебе, и в спорте, и в бизнесе, и в любом сложном деле. При этом он, конечно, уже не будет тратить силы на крики и сжатые кулаки, а хорошо прицелится и попадет точно в намеченную цель.
  2. Через проживание собственного гнева ребенок учится понимать гнев других. Его опыт, если мы поможем ему правильно его осмыслить и взять под контроль, поможет ему лучше понимать, отчего это шеф завелся, почему любимый человек весь трясется от злости. И здесь само называние эмоции — это только первый шаг, дальше вам предстоит вместе с вашим ребенком научиться видеть за эмоцией ее причину, а затем — использовать различные практики, чтобы контролировать свои чувства и использовать их на благо себе и не во вред окружающим. Тому же самому ваш ребенок, когда вырастет, сможет научить других.

Clowning — между цирком и хип-хопом | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

На сцене берлинского театра «Hebel-Theater» — новая звезда мирового хип-хопа. Томас Джонсон, он же клоун Томми — изобретатель танцевального стиля Clowning, сравнимого по резонансу с брейк-дансом, завоевавшем популярность в 1970-х годах. Томми — клоун в стиле хип-хоп, а может быть, наоборот: загримированное лицо, огромный разноцветный парик, куртка «на вырост», бесформенные брюки.

Дать выход энергии

И вот начинается феерическое представление. Танцоры, а самому младшему из них только что исполнилось 11 лет, выделывают на сцене невероятные па. Они дергаются и трясутся, падают на землю, как подстреленные, вскакивают вновь, переходя с молниеносного темпа на замедленные движения. Их лица — перекошенные гневом гримасы. В такт музыки они «боксируют» воздух, пытаясь побороть невидимого противника.

Клоун Томми: »Этот стиль может прижиться в любом уголке мира, причем не только на улице…»

«В Clowning меня привлекает неуемная энергия, которая исходит от танцоров, — делится впечатлениями один из зрителей. — Причем, энергия не только положительная, но и агрессивная».

И действительно, каждый присутствующий в зале чувствует ярость, которую вкладывают клоуны-танцоры в свой сумасшедший танец. Эта ярость направлена против бедности, насилия, уличных бандитов, заправляющих в городских кварталах, где выросло большинство участников коллектива.

С улицы — на сцену

Стиль Clowning появился в 1990-х годах в Лос-Анжелесе, в одном из самых бедных «черных» кварталов, расположенных в южной части города. В те годы Томми Джонсон, только что вышедший из тюрьмы, где он отбывал срок за торговлю наркотиками, зарабатывал на жизнь выступлениями на детских праздниках. Особый восторг у юной публики вызывали его сумасшедшие акробатические па. Дети стали подражать движениям Томми, и вскоре на улицах Лос-Анжелеса появился абсолютно новый танцевальный стиль — смесь брейк-данса, хип-хопа и африканских племенных танцев.

Сегодня молниеносные па в стиле Clowning исполняют такие звезды как Missy Elliot, Black Eyed Peas, и даже Madonna. Clowning перестал быть экзотикой. «Этот стиль может прижиться в любом уголке мира, причем не только на улице, — считает Томми. — Программу для исполнения на сцене мы подготовили впервые — специально для Берлина. И я очень рад, что публика так хорошо нас приняла».

ТВ: водопровод или канализация? | Газета «День»


В №102 от 8 июня «День» опубликовал в порядке полемики письмо киевского педагога Валентина Бондаренко «Телевидение: учебник по сексу и жестокости?». Вновь обратиться к этой теме мариупольца А. Днепренко заставили трагические события, происшедшие в Москве днем позже, после окончания трансляции матча ЧМ-2002 по футболу Россия — Япония. Публикуя сегодня его письмо и понимая важность поставленных в нем вопросов, мы приглашаем экспертов и наших читателей к полемике о роли современного телевидения в воспитании подрастающего поколения. Действительно ли оно является инструментом «оболванивания молодежи»? Что необходимо изменить в самой структуре телепрограмм, чтобы достигнуть положительного воспитательного эффекта?

В воскресенье, 9 июня, московские телестудии с гневом и возмущением демонстрировали сцены погрома, устроенного хорошо организованными «футбольными фанами» в центре Москвы после проигрыша российских футболистов японским. Потом эти сцены растиражировали телестудии Украины.

Горящие автомобили, двое убитых, десятки раненых, сотни избитых, разбитые витрины. И перекошенные лица на экране. Кого они напоминали, эти «фаны», злостью, пьяной удалью, пустыми бессмысленными глазами?

Конечно же, за погромщиками стоят организаторы из определенных кланов.

Но как стали помощниками тысячи парней, каждый из которых наделен всеми человеческими чувствами, но, попав в толпу, становится животным?

Вот тут-то гневным телевизионщикам стоит напомнить их роль в оболванивании молодежи. Наше телевидение из кожи лезло вон, прививая молодым любовь к стадным играм, низкопробной культуре (от так называемой музыки до так называемого нового искусства). Свой грех телевидению признать следует. Откуда все это пришло к нам — наркомания, СПИД, конкурсы «красоты», драки на стадионах, порнография и романы об уголовниках, даже «дедовщина» в армии (сомневающийся пусть почитает «Крестоносцев» Стефана Гейма о нравах американской оккупационной армии в Германии в 1945 — 1947)?

Все это было чуждо Украине, и все это мы взяли с Запада. Да, у Запада мы должны учиться многому, но не забывать о том, что наша страна имеет многовековую высокую культуру, и уметь защищать ее от грязного потока зарубежных фильмов, «мыльных опер», безголосых исполнителей.

Прошу прощения, но запамятовал имя американского сенатора, который, говоря о странах постсоветского пространства, сказал: «Они думают, что присоединились к нашему водопроводу. А присоединились они к нашей канализации!» Оттуда и черпаем обычаи «музыкальных» и «футбольных фанов».

Воспитать личность сложно и дорого. Каждый ребенок в любой семье — городской или сельской, богатой или бедной — рождается личностью. Общество, родители, школа должны взрастить ее и направить. Если они хотят заниматься этим, конечно. В противном случае — подворотня, телевизор, армейская «дедовщина» делают из личностей толпу, которую, между прочим, легче направлять — она не думает.

И возвращаясь к футболу. Нет худа без добра: украинских футболистов нет в числе участников ЧМ-2002, а ведь проиграй они какой-нибудь Мартинике или Гваделупе — и остались бы наши города без трамваев и троллейбусов!

Книга Гнев Бога — читать онлайн бесплатно, автор Виталий Матвеевич Конеев, ЛитПортал


Иродиада отступила назад, и с глазами, полными слёз, прижимая руки к груди, в которой она ощутила боль, с надломом в голосе воскликнула:

– Ну, моисеевский грубиян, я тебе этого никогда не прощу!

И она, словно ища поддержки, обернулась к Филиппу, но тот сильно хлопая себя по ляжкам, залился беззвучным смехом. Он любил свою жену, но боясь прослыть смешным, делал вид, что не замечал её кокетства, измен, которые она никогда не скрывала от него. А теперь, увидев потрясённое гневом и обидой лицо Иродиады, он вмиг почувствовал облегчение, оживлённо спросил Мецената:

– Свободнорождённый ли этот подросток?– и, получив утвердительный ответ, с удовольствием обнял Иуду за плечи. – Маленький иудей, приходи ко мне в дом. Ты всегда будешь желанным гостем.

После этого Филипп более чем, когда-либо размашисто жестикулируя руками, весело заговорил с Меценатом. И они направились в театр. А Иродиада, идя рядом с Иудой, смотрела ему в лицо, с досадой отмечая его безупречную красоту. Торопливо придумывала планы мести, один ужаснее другого. И вдруг, перечисляя эти планы, она захотела поцеловать изящные губы маленького иудея. Иродиада улыбнулась. Другие чувства захлестнули её душу до такой степени, что ощутила дрожь во всём теле.

Едва Меценат вступил в театр, как все, кто находился в ложах и по бокам от сцены, встали на ноги и встретили его мерными греческими аплодисментами и криками приветствия.

Иуда восторженно смотрел на своего господина и замирал от счастья, что он будет служить такому важному вельможе, и мысленно умолял его, чтобы он приказал Иуде что-нибудь сделать для него. И не сразу подросток заметил пылкий взгляд Иродиады. Внимание принцессы смутило Иуду. В своей стране он привык к тому, что женщина никогда не отрывала взгляда от земли, не смела заговаривать первой даже со своим мужем.

Когда Меценат возлёг на ложе, Иуда занял место возле его головы, не спуская с него влюблённых глаз.

Это был день и час, когда Меценат раздавал стипендии начинающим поэтам, художникам, музыкантам и артистам– всем, кто решил связать свою судьбу с миром искусства. Для получения стипендии претендент должен был показать сенатору и его друзьям, которые составляли жюри, свои лучшие произведения. Впрочем, никто из соискателей щедрот Мецената не уходил без награды. Но для того, чтобы стать постоянным стипендиатом, нужно было создать нечто, указывающее на одарённость претендента.

Ложи жюри располагались полукруглым амфитеатром под открытым небом перед сценой. И когда в них начали размещаться друзья Мецената, то в это время появился запыхавшийся Луций Сенека, уже известный в Риме философ и драматург. Сейчас его лицо было перекошено гневом, а венок, что прикрывал его раннюю лысину, был сбит на сторону. Час назад Сенека решил пешком пройти по улицам Рима, чтобы вкусить сладкую пищу своей славы, но как назло впереди него появился модный поэт Катулл, по мнению Сенеки: ничтожный поэтишка и глупый малокосос. Так вот народ…это скопище пороков! при виде молодого поэта пошёл за ним толпой и прославлял его дикие, аморальные стихи. Народ кричал во всё горло, не замечая более достойного, но менее привлекательного лицом и сложением тела Сенеку, который едва-едва сдерживал свой гнев, готовый закричать богохульные проклятия в адрес презренного и глупого римского народа, что не умел заметить истинный талант!

И вот теперь, находясь в сильнейшем раздражении, Сенека с презреньем оглядел претендентов на стипендии. Он всегда был против того, чтобы в Риме, как грибы плодились бездарные поэты, и не одобрял щедрость Мецената. Сенека занял место рядом с Меценатом и, шумно сопя носом, уткнулся в свиток. Сенатор сделал знак глашатаю, и тот, выйдя на середину сцены, громогласно объявил:

– Вергилий Марон из Мантуи, римский гражданин. Комедия «Приключение раба».

Вергилий, похожий на подростка, в тоге взрослого юноши, с тёмными кругами вокруг глаз, дрожа коленами, стоял в толпе таких же, как он кандидатов, и мечтал о тихих и малолюдных улицах родного города. Он прибыл в Рим несколько дней назад. И в первые минуты был потрясён величием города, оглушён непрерывным шумом и криком, суетой и быстрым темпом жизни людей. Все его честолюбивые мечты мгновенно растворились в душе. Он хотел найти спокойное место, где бы можно было передохнуть. Но вот на его пути появился добрый человек с щедрой улыбкой, который за круглую сумму в сто сестерциев ( это всё, что было у юноши) открыл ему тайну: как добиться щедрот Мецената. Сенатор любил комедии о рабах и сладострастных матронах, о плешивых мужьях, которых обманывали супруги. А потом показал: как пройти в сады Мецената. Вергилий подальше спрятал в мешок свои стихи. Вергилий поселился на постоялом дворе и всю ночь сочинял комедию, хотя, являясь поэтом, всегда относился к ним с пренебрежением.

Едва глашатай объявил его имя, как он быстро вышел на сцену и развернул свиток папируса. И, не отрывая взгляда от строчек, трепеща в душе от того, что на него смотрели столь великие люди, медали, с профилями которых, он рассматривал с детских лет, тонким голосом прочёл:

– Комедия «Приключение раба»…

Сенека, раздражённый тем, что юноша был слишком молод, подпрыгнул на ложе и возопил, указывая пальцем на Вергилия:

–Только вчера на этом же месте такой же подросток – возможно, это был ты! – читал нам комедию «Приключение раба»!

У Вергилия заметно дрогнули колени. Он поднял развёрнутый свиток так, что закрыл им своё лицо от экзаменаторов и, собрав все свои силы души и мужество, отчаянно крикнул:

– Комедия из трёх действий!

– Да, – с сарказмом откликнулся Сенека, дрыгая ногами,– первое действие мы уже видели.

– Действующие лица: хитрый раб.

– Ага, – пробормотал философ, – а вторым у него будет: добрый раб.

– … добрый раб! – обескураженный подсказкой, крикнул Вергилий, ещё более дрожа коленами.

В ложах прозвучали смех и аплодисменты.

– …опытная в любовных делах матрона…

Наступила тишина. Все с интересом начали смотреть на тощенького и очень юного писателя.

– …опытный в любовных делах государственный муж…– уже более уверенно прочитал Вергилий и, заметив, что в следующей строчке есть небольшая дырка в папирусе, он глянул через неё и, найдя в ложе прямо перед собой сердитого философа, продолжал говорить, не спуская с него взгляда: – …Маленький, лысый, с крючковатым носом, зловредный друг государственного мужа, который уже не хочет женщин…

По ложам прокатился звук смеха. Все посмотрели в сторону Сенеки. Его внешний облик был похож на героя комедии. Сенека в замешательстве пожал плечами и откинулся на ложе. А Вергилий, посчитав себя вполне отомщённым, добавил:

– …но справедливый. А в конце комедии оказывается добрым.

–Хоть этим порадовал, – сказал философ под хохот друзей

После перечисления героев комедии Вергилий, разгорячённый и потный, начал торопливо читать своё произведение, но оно было скучным и не натуральным. Все герои говорили, как боги, и обильно цитировали возвышенные, грустные стихи о любви. Члены жюри откровенно зевали, беседовали друг с другом. Сенека язвительно фыркал и, разводя руками, кричал:

– А где же юмор?! И где нужно смеяться?

Меценат со вздохом перебил юношу:

– Вергилий, хорошо. Остановись.

Но тот, понимая, что если сейчас не дочитает комедию до конца и не убедит этого вельможу в том, что он, Вергилий Марон имеет великий талант писателя, то ему придётся бесславно вернуться домой. Ужасаясь от этой мысли, Вергилий пронзительным голосом продолжал читать, но Меценат был неумолим. Он сильно постучал ладонью по столу.

– Довольно, довольно, Вергилий. Ты утомил нас. – И он уже сделал знак секретарю, чтобы тот наградил юношу деньгами, однако в последний момент остановил руку и обратился к растерянному Вергилию: – Мне не знакомы те стихи, которые ты цитировал. Чьи они?

– Это мои стихи…

– Они хороши.

– Да, я знаю, потому что мне покровительствуют боги.

Сенека вновь подпрыгнул на ложе и язвительно вскрикнул:

– Никак ты хочешь стать первым среди первых во Вселенной?

– Да. Ради этого я и приехал в Рим, – просто и скромно, потупив взгляд, ответил юноша.

Меценату понравились слова Вергилия, и он, сделав одобрительный жест в его сторону, сказал:

– Прочитай свои лучшие стихи.

И Вергилий начал декламировать лирические элегии, полные нежности и наивности, воспевающее первое любовное чувство. Жюри ответило аплодисментами. Восхищённый Меценат готов был спуститься на сцену и расцеловать юного поэта, но боясь избаловать мальчишку и тем погубить его талант, он ограничился только одобрительным кивком головы.

– Вергилий, я даю тебе виллу в удалённой от дорог местности. Там ты сможешь спокойно писать стихи, не испытывая ни в чём недостатка.

Юноша в полной растерянности пошатнулся. Он, направляясь в Рим, мечтал о блестящей жизни поэта, полной удовольствий, пиров, красивых женщин, а его направляют в деревню!!!

Разочарованный, с глазами полными слёз, он смотрел себе под ноги и слушал Мецената.

– Деньги я тебе пока не дам. В твоём возрасте вредно их иметь. Женщины, вино, кости могут погубить твой дар…– но тут Меценат, подумав, что огорчённый мальчишка мог сбежать домой, мягко добавил: – Через два месяца я пошлю за тобой, и мы поговорим о твоей дальнейшей судьбе. А теперь иди.

И он дал знак глашатаю: вызвать на сцену следующего кандидата на стипендию.

перевод на русский, синонимы, антонимы, произношение, примеры предложений, транскрипция, значение, словосочетания

A blubbered and distorted face confronted her; the creature was crying. На нее глядело искаженное, плачущее лицо.
A delirious joy lighted up the distorted face. Болезненная радость мелькнула на лице, сведенном судорогой.
The words were muffled through his distorted lips, but their intent and the hideous terror in every line of his face were plain enough. Слова звучали неразборчиво, но его намерения и отчаянный ужас, исказивший лицо, были достаточно ясны.
The woman’s face was black with soot and smoke, distorted with grief. Лицо женщины было черным от сажи и дыма и искажено горем.
The features on the tortured face were distorted almost beyond recognition. Лицо робота, искаженное невыносимой мукой, было почти неузнаваемо.
His skin was a mottled red, and his face, which was turned towards us, was ugly and distorted. Красноватая кожа покрылась пятнами, обращенное к нам некрасивое лицо было искажено судорогой.
He thought of No. 1’s cold snack, and the muscles of his face distorted themselves into a grimace. Когда он вспомнил о полднике Первого, его лицо искривилось невольной гримасой отвращения.
He had the kind of face which is violently changed and distorted by strong emotion, not one feature remaining calm. Его лицо при сильном чувстве всё смещалось, менялось, искажалось, ни одна черта не оставалась покойной.
His position distorted his features, as did this gunshot to the face. Его положение исказило его черты, а также эту огнестрельную рану на лице.
Their countenances were so distorted that no one could recognize them, and even one freckle on the face appeared to spread over the whole of the nose and mouth. Лица искажались до того, что нельзя было и узнать их; случись же у кого на лице веснушка или родинка, она расплывалась во все лицо.
Olive saw his goggled face and the slip stream caught his word and distorted it. Оливия увидела его закрытое очками лицо, воздушный поток сдул в сторону и исказил выкрикнутые пилотом слова.
She wanted to say something more, but suddenly, for the third time, the same terror instantly distorted her face, and again she drew back, putting her hand up before her. Она хотела было еще что-то сказать, но вдруг опять, в третий раз, давешний испуг мгновенно исказил лицо ее, и опять она отшатнулась, подымая пред собою руку.
He writhed in his bonds; a violent contraction of surprise and pain distorted the muscles of his face, but he uttered not a single sigh. Он корчился в своих путах, сильнейшая судорога изумления и боли исказила его лицо, но он не издал ни единого звука.
Pain distorted her face, Siddhartha’s eyes read the suffering on her mouth, on her pale cheeks. Лицо ее исказилось болью. Сиддхартха читал ее страдания на ее губах, на побледневших щеках.
That’s why his face distorted when he got into the light. Вот почему его лицо исказилось, когда на него упал свет.
He turned away from her with a grimace that distorted his handsome face, kissed Anna Pavlovna’s hand, and screwing up his eyes scanned the whole company. С гримасой, портившею его красивое лицо, он отвернулся от нее. Он поцеловал руку Анны Павловны и, щурясь, оглядел всё общество.
A wave covered him together with the boat and then again his face appeared, spitting out salt water and distorted with pain. Волна покрыла его вместе с катером, и снова вынырнуло его отплевывающееся лицо, искаженное гримасой боли.
But as he went her face became suddenly distorted, and she caught hold of his coat. Но когда он уже собирался переступить порог, лицо ее вдруг исказилось от страха и она схватила его за рукав.
His snub-nosed face became distorted. Его курносое лицо исказилось.
Suddenly her face became distorted with horror. Вдруг лицо ее исказилось от ужаса.
Surely you must see that I am in the agonies of childbirth, she said, sitting up and gazing at him with a terrible, hysterical vindictiveness that distorted her whole face. Да неужели вы, наконец, не видите, что я мучаюсь родами, — приподнялась она, смотря на него со страшною, болезненною, исказившею всё лицо ее злобой.
His face with its twisted and tightly closed mouth was distorted with fury. Лицо его, с криво и плотно сложенным ртом, было искажено злобой.
Her eyes were full of tears, her lips were quivering, and her whole face was strikingly pale and distorted with anger. Глаза ее были полны слез, губы дрожали, и все лицо было поразительно бледно и дышало гневом.
Hold out your other hand, sir, roars Cuff to his little schoolfellow, whose face was distorted with pain. Давай другую руку, — рычал Каф на своего маленького школьного товарища, у которого все лицо перекосилось от боли.
She had broadened out all over, and in her face at the time when she was speaking of the actress there was an evil expression of hatred that distorted it. Она вся расширела, и в лице ее, в то время как она говорила об актрисе, было злое, искажавшее ее лицо выражение.
Most likely, in my night clothes and with my face distorted by coughing, I played my part poorly, and was very little like a flunkey. Вероятно, в нижнем белье и с лицом, искаженным от кашля; я плохо играл свою роль и мало походил на лакея.
The lower part of his face is composed enough, but the upper part is drawn and distorted. Нижняя часть его лица довольно спокойна, а черты верхней, помимо его воли, дергаются кверху, — видишь?
She tried to raise herself in bed, but fell back on to the pillows. Her face was horribly distorted, her lips blue. Она приподнялась, упала опять в подушки, лицо все искажено, губы синие.
Reeves’s face was swollen and distorted from insect bites, his clothing torn. Лицо Ривза было искусано насекомыми, одежда изодрана.
His face was distorted with pain, and yet he felt it a strange relief to speak. Лицо его было страдальчески искажено; однако он испытывал странное облегчение от того, что может все ей высказать.
Their face was deformed, distorted by hatred of men and the anger of not having lived longer. Их лица были искажены от людской ненависти и злости, от того что они больше не живы.
Eugene was startled at the change in Goriot’s face, so livid, distorted, and feeble. Взглянув на его искаженное болью, бледное, резко осунувшееся лицо, Растиньяк ужаснулся такой перемене.
Once Abe stopped the strangulation, Ishida’s face became distorted, and would not return to its normal appearance. Как только Эйб прекратил удушение, лицо Ишиды исказилось и уже не могло вернуться к своему обычному виду.

Против гнева и жажды мести. Оружие христианского воина

Против гнева и жажды мести

Когда сильная душевная боль побуждает тебя к отмщению, хорошо бы тебе вспомнить, что гнев нисколько не то, чему он ложно подражает, т.е. гнев не храбрость. Ничего нет столь женственного, столь слабого и низменного, чем радость из-за мести. Ты стараешься казаться мужественным, так как не оставляешь обиду без отмщения, но как ты выказываешь свое мальчишество, которым ты не в силах овладеть, как то приличествует мужчине. Насколько храбрее, насколько благороднее пренебречь чужой глупостью, чем подражать ей.

– Но он навредил, он дикарь. Он глумится!

– Чем он хуже, тем больше остерегайся уподобиться ему! Какое злое безумие мстить за чужую наглость, становясь еще наглее? Если же ты пренебрежешь оскорблением, все поймут. Что оно нанесено незаслуженно. Но если ты рассердишься, ты доставишь нападающему лучший повод. Затем подумай, что от мщения полученная неприятность нисколько не устраняется, а увеличивается. Как же наступит конец взаимных обид, если каждый будет платить местью за свою боль? С обеих сторон возникнут враги, боль станет сильнее, и, разумеется, чем более застарелой она будет, тем неизлечимее. Мягкость же и терпеливость исцеляют иногда даже того, кто нанес обиду; он приходит в себя и из недруга становится вернейшим другом! При мщении то зло, которое ты хочешь отразить. Возвращается к тебе, и не без злого барыша. Действенным средством против гнева будет также, если в соответствии с вышеизложенным разделением вещей (rerum partitio) ты решишь, что человек человеку не может повредить, если он не хочет. За исключением того, что касается внешних благ и к самому человеку не имеет серьезного отношения. Потому что истинные блага духа (animus) может отнять только Бог – это Он обыкновенно делает только с неблагодарными; только Он один может одарить – этого Он не привык делать с безжалостными и неукротимыми людьми.

Поэтому никто не может причинить урона христианину, кроме него самого; несправедливость не вредит никому, кроме того, кто ее наносит. Помогают и более легкие средства: не поддавайся душевной боли; подобающим образом обдумав по примеру ораторов обстоятельства, ты уменьшишь и свою неприятность, и смягчишь чужую обиду, рассуждая приблизительно так: он навредил, но это легко исправить; кроме того, он – дитя, неопытен в делах; он – молодой человек; это женщина; он сделал по чужому наущению; неразумен; очень пьян; следует простить. Или наоборот: он причинил большой ущерб. Но это отец, брат, учитель, друг, жена. Такую боль подобает прощать из-за любви или из-за уважения. Расплачиваясь, ты или уравновесишь обиду с другими его благодеяниями по отношению к тебе, или же уравняешь ее со своими по отношению к нему оскорблениями. Сейчас он, конечно, навредил но как часто он помогал в другое время! Неблагородно забывать добрые дела и помнить жалкие обиды. Он меня оскорбил, но сколько раз я его оскорблял? Я прощу его, чтобы и он по моему примеру простил меня, когда я окажусь виноватым. С другой стороны, действеннее было бы, если бы, когда человек перед тобой провинится, ты подумал, в чем, сколь сильно, как часто ты грешил перед Богом, в сколь многих отношениях ты виновен перед Ним. Насколько ты уступишь должнику-брату, настолько и Бог простит тебя. Такому освобождению от долга научал нас Сам кредитор. Он не отменит закона, который сам установил. Ты спешишь в Рим для того, чтобы очиститься от прегрешений, плывешь на корабле к святому Иакову, покупаешь многочисленные отпущения. Что до меня, то я не осуждаю того, что ты делаешь; однако, для того, чтобы все это делать, ничего нет лучше примирения с Богом после обиды, подобно тому как обиженный миришься ты с братом. Чтобы Бог простил тебе тысячи грехов, прощай ближнему незначительную вину (в чем бы ни согрешил человек перед человеком, это – незначительная вина). Ты говоришь: «Трудно успокоить воспламененный дух» (animus). Тебе не помогает то, насколько большие трудности снес за тебя Христос? Чем ты был, когда Он за тебя отдал драгоценную жизнь (anima)? Разве ты не был врагом? С каким терпением сносит он каждый день, когда ты повторяешь старые проступки. Наконец, с какой кротостью снес Он поношения, оковы, побои, а затем и позорнейшую смерть? Что ты хвастаешь Главой, если не заботишься о теле? Ты не будешь членом Христовым, если не пойдешь по стопам Христа. Не достоин тот, кому простится. Разве ты не был недостойным, кого простил Бог? Ты хочешь, чтобы к тебе проявлялось милосердие, но хочешь, чтобы проявлялась строгая справедливость? Тяжело грешнику простить грешника, когда Христос молил Отца за распинающих Его? Трудно не ответить на удар брата, которого тебе приказано любить? Тягостно не отплатить за злодеяние? Если ты не воздашь за него благодеянием, ты не будешь для своего соневольника тем, кем был Христос для раба своего. Наконец, пусть недостоин тот, кому воздают благодеянием за злодеяние, но ты, который делаешь это, достоин; и достоин Христос, для Которого это делается. «Однако, перенося старую обиду, я приглашаю к новой; он повторит обиду, если эта останется безнаказанной». Если можешь избежать этого без греха – избегай! Если можешь исцелить – исцели! Если можешь исправить – исправь! Если можешь вылечить – вылечи! Если нет, пусть лучше погибнет он один, чем вместе с тобой. Тот, кто думает, что он причинил ущерб, считай достойным не наказания, а сострадания. Хочешь, гневаясь, снискать похвалу? Гневайся на порок, а не на человека. Но чем более ты от природы склонен к этому пороку, тем тщательнее защищай себя от него, раз и навсегда напиши в глубине своей души правило: никогда ничего не говорить и не делать в гневе; нисколько не доверяй себе в возбуждении. Держи под подозрением все, что диктует тебе душевный порыв, даже если это честное. Хорошо бы тебе помнить, что между сумасшедшим и безумствующим во гневе ничуть не больше разницы, чем между кратковременным безумием и постоянным. Пусть тебе придет в голову, как много ты говорил и делал в гневе достойного раскаяния, такого, что тебе уже хочется изменить, но тщетно. Поэтому, как только разгорячится в тебе желчь, если не можешь ты тут же избавиться от гнева, образумься, по крайней мере. Настолько, чтобы вспомнить, что ты не безумный. Вспомнить об этом – уже некоторое здоровье. Думай так: «Сейчас я очень возбужден, немного погодя я буду думать по-иному. Почему мне тем временем надо в гневе говорить другу то, чего я потом. Успокоившись, не смогу изменить? Зачем в безумии мне делать то, о чем я весьма пожалею, придя в себя? Почему разум не добьется от меня, почему не добьется благочестия, наконец, почему Христос не добьется от меня того, чего немного погодя добьется само время?» Я полагаю, что ни у кого от природы нет такого количества черной желчи, чтобы он не мог, по крайней мере, совладать с собой. Лучше всего было бы так закалить дух (animus) порядком, размышлением, привычкой, чтобы вообще не смущать его. Будет прекрасно, если ты, негодуя только на порок, ответишь на поношение долгом любви и, наконец, человеческой сдержанности, чтобы не предоставлять себя полностью настроению (animus). Вовсе не гневаться – наиболее богоподобно и поэтому наиболее прекрасно. Преодолевать зло добром – значит подражать совершенной любви Иисуса Христа. Дело разумного человека – подавлять гнев и обуздывать его. Потворствовать ярости приличествует не человеку, а диким и безжалостным зверям. Если это поможет тебе понять, сколь некрасив человек, побежденный гневом, посмотри, когда здоров, на лицо разгневанного или же сам в гневе подойди к зеркалу. Когда горящие глаза пылают, щеки бледны, рот перекошен, губы в пене, члены твои дрожат, голос ревет, движения не соответствуют сами себе, кто тогда подумает, что ты человек? Видишь, любезный друг, сколь широко поле для такого рода рассуждения об остальных пороках. Но мы свернем паруса в середине пути; то, что осталось, поручим твоей заботе. Ведь у нас не было намерения (да это, разумеется, не имело бы конца) возражать, как мы начали, по поводу каждого рода пороков и призывать к добродетелям, которые им противоположны. Так как я думал, что тебе этого будет достаточно, я хотел бы только показать тебе закон и некий способ новой, военной службы (militia), с помощью которой ты смог бы укрепить себя против прорастающих вновь зол прежней жизни. Поэтому то, что мы сделали ни том или ином примере, тебе следует делать как в отношении отдельных пороков, так и главным образом в отношении тех, к которым, как тебе известно, тебя особенно побуждает либо природа, либо привычка. Против них на чистой доске нашего разума (in albo mentis nostrae) надлежит написать некоторые определенные установления; их следует иногда обновлять, дабы они не утратили значения от неупотребления. Как например, против пороков недоброжелательства, сквернословия, зависти, чревоугодия и тому подобных. Только они одни – враги христианских воинов, против их нападения следует укреплять душу молитвой, изречениями мудрецов, учениями Священного писания, примерами святых людей, и более всего Иисуса Христа. Хотя я не сомневаюсь, что все это предоставит тебе священное чтение, однако братская любовь побуждает нас к тому, чтобы по крайней мере этим неподготовленным небольшим сочинением посильно помочь и содействовать твоему святому намерению. Я это сделал как можно быстрее, потому что немного боялся, что ты впадешь в суеверие такого рода монахов, которые, отчасти служа своей выгоде, отчасти из-за огромной ревности, но не по разуму. Обходят моря и сушу и всюду, где только встретят человека, уже раскаявшегося в пороках и обратившегося к новой жизни, тотчас самыми бесстыдными требованиями, угрозами и посулами пытаются столкнуть его в монашество, как будто без капюшона нет христианина. Затем, как только они наполнят сердце этого человека одними сомнениями и шипами, которые невозможно вытащить, они стискивают его некими несчастными установившимися человеческими мнениями, ввергают бедного в какой-то иудаизм и учат его дрожать, не любить. Монашество – это не благочестие. А образ жизни, полезный или бесполезный для каждого в зависимости от склада тела и характера (ingenium). Я не стану ни советовать тебе его, ни отсоветовывать. Я только таким образом напоминаю, чтобы ты усматривал благочестие не в пище, не в обрядах, не в каких-либо видимых вещах, а в тех, которые мы изложили. В них ты действительно узнаешь образ Христов; свяжи себя с ними.

С другой стороны, там, где нет людей, общение с которыми сделает тебя лучше, удаляйся как можно дальше от компаний и вступай в разговор со святыми пророками, Христом, апостолами. Прежде всего хорошо познакомься с Павлом. Пусть всегда он будет у тебя под рукой, листай его ночью и днем, наконец, выучи его наизусть. Мы уже давно с большим усердием готовим его толкование. Конечно, это смелое дело, однако, полагаясь на помощь Божью, мы ревностно постараемся показать, что после Оригена, Августина. После столь многих более поздних толкователей мы предприняли этот труд не вовсе без причины или без пользы. И клеветники, которые считают, что высшее благочестие состоит в том, чтобы не знать никаких благородных наук (honae litterae), пусть поймут, что мы с юности полюбили весьма изящные сочинения древних авторов, приобрели сносные знания обоих языков, греческого, а равно с ним и латинского, не без многих занятий по ночам, стремились не к пустой славе или к мальчишескому развлечению, а очень давно задумали храм Господний, который многие люди чрезмерно бесчестили своим невежеством и варварством, в меру сил украсить редкостными богатствами, с помощью которых достойные умы (generosa ingenia) смогли бы воспылать любовью к священному писанию. Но, прервав это столь важное дело на несколько дней, мы взялись за этот труд для тебя, чтобы словно пальцем указать тебе кратчайший путь, который ведет ко Христу. Я молю Христа, как, надеюсь, Отца этого намерения, чтобы Он в милости своей удостоил помощи твои спасительные начинания; более того, чтобы Он увеличил свой дар в твоем обращении и завершил его, тогда быстро возрастешь и станешь мужем совершенным.

На этом – будь здоров, брат и всегда возлюбленный друг души моей, а ныне еще более дорогой и любимый, чем прежде.

Возле Сан-Омера, в тысяча пятьсот первом году от Рождества Христова.

Конец «Энхиридиона»

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Чарльз Диккенс Повесть о двух городах Читать


Увеличить

Глава XVI

Она все еще вяжет

 

Мадам Дефарж с супругом мирно возвращались к себе домой в лоно Сент-Антуанского предместья, а ничтожество в синем картузе брело в темноте по пыльной дороге, по проселкам, миля за милей, медленно приближаясь к тем краям, где замок господина маркиза, ныне покоящегося в могиле, прислушивался к шепоту деревьев. И днем и ночью каменные лица на стенах замка могли теперь без помехи, в полной тишине внимать шепоту деревьев и фонтана. Редко кто из деревенских забредал сюда в поисках травы, годной в пищу, или валежника для топки, и тем из них, кто отваживался заглянуть через ограду на широкий каменный двор и каменную лестницу с балюстрадой, мерещилось с голоду, что каменные лица глядят теперь не так, как прежде. В деревне пошли слухи — пищи для этих слухов было, пожалуй, не больше, чем ее было у жителей деревни, — говорили, что едва только нож вонзился в сердце маркиза, каменные лица, смотревшие с величавой гордостью, мгновенно исказились гневом и болью; а потом, когда того несчастного вздернули на виселицу и он повис на высоте сорока футов над водоемом, они опять изменились, и с тех пор так и глядят, зловещие, с лютым злорадством. А на том каменном лице, что глядит со стены над высоким окном спальни маркиза, где совершилось убийство, все стали замечать четко проступившие на крыльях тонкого носа знакомые впадинки, которых на нем прежде никто не видел. И в тех редких случаях, когда кто-нибудь из кучки оборванных бедняков, забредавших сюда, отваживался показать костлявым пальцем на окаменевшего господина маркиза, стоило им только взглянуть на него, они тут же бросались прочь и, припадая к земле, прятались среди мха и листьев, точно зайцы, которые были много счастливее их, ибо они всегда находили себе пропитание.

Замок и хижины, каменное лицо и тело, качающееся на виселице, кровавое пятно каменном полу и прозрачная вода в деревенском водоеме — тысячи акров господской земли — и вся округа — и вся Франция, — все укрылось под ночным сводом, который сошелся с землей еле видной черточкой горизонта. Так и весь наш мир, со всем, что в нем есть великого и малого, умещается на одной мерцающей звезде. И как жалкий человеческий разум способен расщепить световой луч и постичь тайну его строения, так в слабом мерцанье нашей планеты высший разум читает каждую мысль и поступок, прегрешение и добродетель каждого из земных созданий, отвечающих за свои дела.

Под небом, усеянным звездами, супруги Дефарж ехали из Версаля в дилижансе, медленно двигавшемся к парижской заставе. У заставы, как полагалось, остановились, и караульные с фонарями стали, как обычно, проверять документы проезжих. Мосье Дефарж вышел; у него здесь были знакомые — полицейский и кто-то из караульных. Полицейский был его приятель, и они дружески облобызались.

Когда, наконец, Сент-Антуанское предместье снова укрыло супругов своими темными крылами и они сошли у церкви св. Антуана и пошли пешком по грязным, заваленным отбросами переулкам, мадам Дефарж спросила мужа:

— А что же, мой друг, сказал тебе Жак полицейский?

— Да ничего особенного, сообщил только, что ему известно. Еще одного фискала приставили к нашему кварталу. Может, и не одного, конечно, но он знает про одного.

— Так, хорошо, — деловито сдвинув брови, спокойно протянула мадам Дефарж, — надо будет его занести в список. Как его зовут, этого человека?

— Он англичанин.

— Тем лучше. Фамилия?

— Барсед, — сказал Дефарж, произнося фамилию на французский лад с ударением на конце, но так как ему было важно, чтобы она запомнила правильно, он тут же назвал ее по буквам.

— Барсед, — повторила мадам. — Хорошо. А имя?

— Джон.

— Джон Барсед, — повторила она сначала про себя, а потом еще раз вслух. — А внешность? Известна?

— Возраст около сорока; рост — примерно пять футов девять дюймов, волосы черные, цвет лица смуглый, недурен собой, глаза темные, лицо худощавое, длинное, болезненное, нос с горбинкой, не совсем прямой, слегка перекошен влево; это придает ему зловещий вид.

— Портрет такой, что не ошибешься, — смеясь, сказала мадам. — Завтра же занесу его в список.

Они вошли к себе в погребок, который уже был закрыт (время было за полночь), и мадам Дефарж немедленно уселась на свое обычное место и принялась пересчитывать мелочь, вырученную в ее отсутствие, потом проверила товар, просмотрела записи в приходной книге, тут же занесла в нее что-то еще, отчитала своего сидельца за то, за се и, наконец, отослала его спать. После этого она снова высыпала из блюдца всю мелочь и принялась завязывать ее узелками в носовой платок, чтобы свернуть его жгутом и спрятать на ночь. Дефарж между тем расхаживал с трубкой в зубах, одобрительно поглядывая на жену и ни во что не вмешиваясь; во всем, что касалось его торгового заведения и домашнего хозяйства, он всегда полагался на жену и ни во что не вмешивался.

Ночь была душная, и в наглухо закрытом подвале, который со всех сторон теснили грязные домишки, воздух был тяжелый, спертый. Мосье Дефарж отнюдь не отличался излишней тонкостью обоняния, но винный дух здесь был крепче, чем само вино, и запах рома, коньяка и анисовки ударял в голову. Дефарж выпустил клуб дыма, словно стараясь разогнать винные пары, и отложил докуренную трубку.

— Ты устал, — сказала мадам, взглянув на него, но продолжая завязывать узелки, — пахнет, как всегда, ничего особенного.

— Да, немножко устал, — подтвердил супруг.

— И приуныл, — добавила мадам. Глаза у нее были быстрые, зоркие, и, какие бы сложные расчеты ей ни приходилось вести, достаточно ей было бросить беглый взгляд на мужа, она замечала все. — Ох, уж эта мне мужчины!

— Но, дорогая моя… — начал было Дефарж.

— Но, дорогая моя! — передразнила мадам, энергично кивая головой. — Что «дорогая моя»? Просто ты сегодня хандришь, дорогой мой!

— Да, правда, — вздохнув, сказал Дефарж, как будто из него силком вырвали признанье. — Как все это медленно идет!

— Медленно, — повторила жена. — А что не медленно? Возмездие и кара ждут своего часа. Такой уж закон.

— Молния не медлит, сразу убивает человека, — возразил Дефарж.

— А сколько пройдет времени, пока соберутся тучи, из которых ударит молния? — спокойно спросила мадам. — Ну-ка, скажи мне!

Дефарж задумчиво посмотрел на жену, словно признавая справедливость ее слов.

— Вот и землетрясение тоже за один миг может поглотить целый город, — продолжала мадам. — А как долго что-то готовится в недрах земли, прежде чем произойдет землетрясение?

— Долго, должно быть, — промолвил Дефарж.

— Но вот когда уже там совсем назрело, земля разверзается и сокрушает все до основания, А назревает оно медленно, и покуда там идет брожение, мы его не замечаем и не слышим. Вот чем надо утешаться. Помни об этом!

И она, сверкнув глазами, затянула узел с таким остервенением, точно душила врага.

— Я тебе говорю, — внушительно потрясая рукой, продолжала мадам, — как ни медленно вое идет, — оно приближается. Движется неуклонно, безостановочно. Надвигается все ближе. Погляди кругом, как живут все, кого мы знаем, погляди, с какими лицами они ходят, какое возмущение, какое бешенство кипит в этих людях, к которым Жакерия обращается с каждым днем все смелее и увереннее. По-твоему, это может долго продолжаться? Ха! Ты смешон!

— Ты у меня мужественная, женушка! — промолвил Дефарж; он стоял перед ней, опустив голову и заложив руки за спину, точно послушный ученик, внимательно слушающий наставления своего учителя. — Все это так, бесспорно, да разве я в этом сомневаюсь? Но ведь это так долго тянется, и, может быть, ты сама понимаешь, может статься, мы с тобой этого и не дождемся.

— Ну и что же? — возразила мадам и опять рванула узел, словно расправлялась еще с одним врагом.

— Да то, что мы с тобой не увидим победы, — сказал Дефарж, с огорчением и в то же время будто оправдываясь, пожал плечами.

— Победа придет не без нашей помощи, — показывая рукой на него и на себя, воскликнула мадам. — То, что мы делаем, не пропадет даром. Я верю, верю всей душой, что мы с тобой дождемся победы. Но если даже и нет, если бы я даже наверняка знала, что этого не будет, я все равно не задумалась бы, и прикажи мне вот хоть сейчас задушить любого аристократа или тирана, я своими руками…

И мадам, стиснув зубы, со страшной яростью затянула последний узел.

— Постой! — вскричал Дефарж, вспыхнув, точно его упрекнули в трусости. — Я, милая моя, тоже ни перед чем не остановлюсь.

— Да, но твоя слабость в том, что тебе время от времени для поддержки мужества требуется столкнуться с твоей жертвой и проверить свои силы. Это помогает тебе держаться. А надо быть стойким и без того. Придет время, — дай волю своему возмущению, своей ярости, а до тех пор не показывай их никому, держи в узде, но всегда наготове.

И в подкрепление этого совета мадам изо всех сил стукнула набитым жгутом о прилавок, точно вышибая из него мозги, а потом с самым невозмутимым видом, сунув скрученный платок под мышку, спокойно заметила, что пора спать.

На другой день около полудня эта замечательная особа сидела на своем месте за стойкой и прилежно вязала. Около нее на прилавке лежала роза, и, если она нет-нет да и поглядывала на нее, на лице ее сохранялось все то же деловито-озабоченное выражение. Народу в зальце было немного, несколько человек сидели за столиками, пили, другие стояли, разговаривали. День был очень жаркий; мухи тучами носились в воздухе и с присущей им предприимчивостью лезли всюду, забирались в маленькие липкие от вина стаканчики и тут же, платясь жизнью за свою любознательность, увязали на дне. Их кончина не производила впечатления на других мух, разгуливавших тут же, они смотрели на них с полной невозмутимостью (точно сами они были не мухи, а слоны, или нечто столь же отличное от мух) и в конце концов подвергались той же участи. Удивительно все же, до чего неосторожны мухи! — вот так же, должно быть, в этот ясный летний день думали и при дворе.

В лавку вошел человек, тень его упала на мадам Дефарж, и она почувствовала, что это чужой. Отложив свое вязанье, она взяла розу, лежавшую возле нее, и, не взглянув на пришельца, стала прикалывать ее к своему тюрбану.

Удивительное дело! Едва только мадам Дефарж подняла розу, все разговоры в зальце прекратились и посетители один за другим стали уходить.

— Добрый день! — поздоровался пришелец.

— Добрый день, мосье.

Она произнесла это громко, а про себя прибавила, снова берясь за вязанье: «Ага! Добро пожаловать, возраст около сорока, рост примерно пять футов девять дюймов, волосы черные, недурен собой, цвет лица смуглый, глаза темные, лицо худощавое, длинное, болезненное, нос с горбинкой, не совсем прямой, слегка перекошен влево, и от Этого зловещий вид. Все приметы налицо. Добро пожаловать!»

— Будьте так добры, мадам, стаканчик старого коньяку и глоток холодной воды.

Мадам с любезным видом поставила перед ним то и другое.

— Превосходный у вас коньяк, мадам!

Впервые этот коньяк удостоился такой похвалы, и мадам Дефарж оценила ее, как должно, — ей ли было не знать происхождение своего коньяка! Тем не менее она сказала, что ей приятно это слышать, и снова принялась за свое вязанье. Посетитель некоторое время следил за ее пальцами и в то же время украдкой поглядывал по сторонам.

— Вы так искусно вяжете, мадам.

— Привычка.

— И какой прелестный узор!

— Вам нравится? — улыбнувшись, спросила мадам, подняв на него глаза.

— Да, очень. Разрешите полюбопытствовать, для чего это предназначается?

— Да просто чтобы не сидеть сложа руки, — отвечала мадам, все так же глядя на него с улыбкой и проворно перебирая спицами.

— А не то чтобы для пользования?

— Там видно будет. Может быть, когда-нибудь и пригодится. Если у меня хорошо выйдет, — вздохнув, сказала мадам и с каким-то мрачным кокетством покачала головой, — наверно пригодится.

Но, право же, это было поразительно: похоже, что в Сент-Антуанском предместье терпеть не могли этой розы на тюрбане мадам Дефарж. Два посетителя порознь вошли в погребок и только было направились к стойке спросить вина, как вдруг, заметив это новшество, стали топтаться на месте, оглядываться по сторонам, и, сделав вид, что разыскивают приятеля, которого здесь не оказалось, тут же повернулись и ушли. А из тех, кто был в зале, когда вошел незнакомец, тоже никого не осталось, все разошлись. Но как ни зорко следил шпион, он ничего не обнаружил, никакого условного знака. Каждый уходил не спеша, и у всех был такой жалкий, забитый, пришибленный вид горемычных бедняков, которые заглянули сюда просто от нечего делать, — что их ни в чем нельзя было заподозрить.

«Джон, — говорила себе мадам, не сводя глаз с незнакомца и мысленно считая петли, в то время как пальцы ее проворно двигали спицами. — Постой здесь еще, и не успеешь ты оглянуться, как у меня будет связан и Барсед».

— Вы замужем, мадам?

— Да.

— И детки есть?

— Нет.

— Торговля, видно, не очень хорошо идет?

— Плохо торгуем. Народ здесь уж очень бедный.

— Ах, несчастный народ! Так бедствует и в таком угнетении, как правильно вы говорите.

— Как вы говорите, — поправила мадам и быстро ввязала в его имя какие-то лишние петельки, не предвещавшие ему ничего доброго.

— Ах, простите, разумеется, это я сказал, но вы же не станете спорить. Я уверен, что вы и сами так думаете.

— Я думаю! — громко воскликнула мадам. — Нам с мужем думать некогда, только бы концы с концами свести. Мы только и думаем, как бы нам не прогореть, и над этим нам с утра до ночи приходится голову ломать. Хватит с нас своих забот, где уж нам о других думать! Нет, нет! Стану я о ком-то еще думать!

Шпион, который явился сюда, чтобы собрать или состряпать годные для доноса сведения, ничем не выдал своего замешательства, и на его зловещем лице не видно было ни смущения, ни досады. Он стоял, облокотившись на стойку, и не спеша потягивал коньяк — вежливый, любезный посетитель, который не прочь поболтать.

— А какая ужасная история с этой казнью Гаспара, мадам! — Он сочувственно вздохнул. — Ах, бедняга Гаспар!

— Ну, знаете, — спокойно и холодно возразила мадам, — если люди идут на такие дела, да ножи в ход пускают, они должны за это расплачиваться. Он ведь знал, на что идет, и что ему это удовольствие дорого станет. Вот и получил.

— Мне кажется, — вкрадчиво сказал шпион, доверительно понижая голос и всеми чертами своего порочного лица пытаясь изобразить совестливого революционера, оскорбленного в своих лучших чувствах, — мне кажется, здесь в округе многие возмущаются этой казнью и жалеют беднягу. Но это, конечно, между нами!

— Разве? — рассеянно спросила мадам.

— А разве нет?

— Вот и мой муж, — сказала мадам Дефарж.

Едва хозяин погребка переступил порог, фискал повернулся к нему и, приподняв шляпу, сказал с приветливой улыбкой:

— Добрый день, Жак!

Дефарж остановился, с изумлением вытаращив глаза.

— Добрый день, Жак! — повторил фискал далеко не так уверенно и с трудом выдавил улыбку под этим немигающим взглядом.

— Вы ошибаетесь, мосье, — сказал хозяин погребка. — Вы принимаете меня за кого-то другого. Меня зовут Эрнест Дефарж.

— Ну, все равно, — с деланной беспечностью, но явно сконфуженный, пробормотал шпион, — добрый день!

— Добрый день, — сухо ответил Дефарж.

— Я только что говорил мадам, с которой я имел удовольствие беседовать, когда вы вошли, — говорят, здесь у вас в Сент-Антуанском предместье (да оно и не удивительно!) все очень жалеют беднягу Гаспара и возмущены, что его постигла такая участь.

— Мне никто ничего не говорил, — отвечал Дефарж, отрицательно покачав головой, — ничего не знаю.

С этими словами он прошел за стойку и стал позади жены, положив руку на спинку ее стула и глядя через этот барьер на врага, который стоял перед ними по ту сторону стойки и которого каждый из них с радостью пристрелил бы тут же на месте.

Шпион, человек бывалый, хорошо знающий свое дело, с полной невозмутимостью осушил свой стаканчик, запил коньяк глотком холодной воды и спросил еще порцию коньяка. Мадам Дефарж налила ему стаканчик и, тихонько напевая себе под нос, снова принялась за свое вязанье.

— А вы, видно, хорошо знаете этот квартал? Я думаю, даже лучше, чем я? — заметил Дефарж.

— Да нет, что вы, но я надеюсь познакомиться с ним поближе, я глубоко сочувствую здешним несчастным жителям.

— Гм, — хмыкнул Дефарж.

— Мне так приятно беседовать с вами, мосье Дефарж, — продолжал шпион, — у меня с вашим именем связаны кой-какие любопытные воспоминания.

— Вот как, — равнодушно буркнул Дефарж.

— В самом деле, уверяю вас. Ведь когда доктора Манетта выпустили из тюрьмы, вы, бывший его слуга, взяли его на свое попечение. Вам его, так сказать, препоручили. Как видите, я хорошо осведомлен об этом обстоятельстве.

— Да, было такое дело, — подтвердил Дефарж. Он сказал это по наущению жены, которая, не переставая вязать, незаметно подтолкнула его локтем и, тихонько напевая себе под нос, намекнула ему, чтобы он не отмалчивался, а отвечал, только покороче.

— К вам потом приехала его дочь, — продолжал шпион, — чтобы взять отца, а с ней еще пожилой господин, чистенький такой, весь в коричневом — как его звали-то? — на нем еще паричок такой гладкий, — Лорри кажется, из банкирского дома Теллсона и Ко. Они его с собой в Англию увезли.

— Да, так оно и было, — повторил Дефарж.

— Очень любопытные воспоминания! — промолвил шпион. — А ведь я потом встречался с доктором Манеттом и с его дочкой в Англии.

— Да? — удивился Дефарж.

— Вы от них последнее время ничего не получали? — поинтересовался шпион.

— Нет, — ответил Дефарж.

— Мы о них ровно ничего не знаем, — вмешалась мадам, поднимая глаза от вязанья. — Известили они нас, что благополучно доехали, потом, кажется, еще раз или два написали, а с тех пор мы так ничего больше о них и не слышали, — у них своя дорога в жизни, у нас своя.

— Совершенно верно, мадам, — подтвердил шпион. — А дочка его замуж выходит.

— Не вышла еще? — подхватила мадам. — Такая красотка, я думала, она уж давно замужем. Холодный вы народ, англичане.

— А откуда вы знаете, что я англичанин?

— Выговор у вас, как у англичанина, ну вот я, значит, и решила — англичанин.

Вряд ли шпион был польщен этим объяснением, но он не подал виду и отделался какой-то шуткой. Осушив второй стаканчик, он сказал, отставляя его:

— Да, мисс Манетт выходит замуж. Но не за англичанина; он так же, как и она, родом из Франции. Вот мы тут говорили о Гаспаре (ах, бедняга Гаспар! жестоко, жестоко с ним расправились!), так вот что любопытно: она выходит за племянника того самого маркиза, из-за которого беднягу Гаспара вздернули на такую страшную высоту, словом, за теперешнего маркиза. Только в Англии про это никто не знает, он там никакой не маркиз, просто Чарльз Дарней — девичья фамилия его матери Д’Онэ.

Мадам Дефарж продолжала невозмутимо вязать, но мужа ее явно взволновало это известие. Нагнувшись над стойкой, он стал набивать трубку, высек огонь, закурил, но как ни старался, не мог скрыть своего волнения, — руки у него сильно дрожали, и видно было, что он потрясен.

Шпион не был бы шпионом, если бы он этого не заметил и не постарался запомнить.

Убедившись, что здесь он по крайней мере напал на какой-то след, но будет ли ему от этого какая-либо польза — сказать трудно, и что сейчас за отсутствием посетителей ему больше рассчитывать не на что, мосье Барсед расплатился за выпивку и собрался уходить; прощаясь с хозяевами, он очень любезно сказал, что он и впредь надеется иметь удовольствие не раз встретиться с мосье и мадам Дефарж. После того как он скрылся за дверью, муж и жена несколько минут выжидали, не двигаясь с места, на тот случай, если он вздумает вернуться.

— Неужели это правда, — тихо промолвил Дефарж, наклонившись к жене; он все так же стоял позади нее, попыхивая трубкой и опершись одной рукой на спинку ее стула, — вот то, что он про мадемуазель Манетт сказал?

— Раз это говорит он, то, по всей вероятности, вранье, — чуть-чуть приподнимая брови, ответила мадам Дефарж. — Но может статься, что и правда.

— А если это так… — начал было Дефарж и замолчал.

— Ну и что же, если это так? — спросила жена.

— Если то, что мы ждем, свершится и мы дождемся победы, я надеюсь, судьба пощадит его дочь и не приведет ее мужа во Францию.

— Судьба ее мужа, — возразила мадам со своею обычной невозмутимостью, — поведет его туда, куда следует, и не даст ему уйти от того, чего он заслуживает.

— Но как это странно, нет, в самом деле, разве не странно, — настаивал Дефарж, словно пытался убедить жену, склонить ее на свою сторону, — после того, как мы принимали такое участие в ее отце и в ней самой, ты своей рукой заносишь имя ее мужа в список осужденных, рядом с именем этого гнусного негодяя, который здесь только что был.

— Многое нам тогда покажется странным, — отвечала мадам. — И не такие еще странности мы увидим. Оба они у меня занесены в список; обоим им здесь и надлежит быть по заслугам, но довольно об этом.

И она прекратила разговор и, сложив работу, стала откалывать розу, пришпиленную к тюрбану на голове.

То ли в Сент-Антуанском предместье чутьем угадали, что ненавистное им украшение исчезло, то ли кто-то следил за этим, только мало-помалу обитатели его снова стали осторожно заглядывать в дверь, и очень скоро погребок принял свой обычный вид.

В сумерках, когда Сент-Антуанское предместье, вывернувшись наизнанку, вытряхивало из своего нутра всех обитателей и они высыпали на улицу подышать воздухом, сидели на крылечках и подоконниках, толпились на перекрестках грязных улиц или собирались кучками у ворот, мадам Дефарж имела обыкновение прохаживаться с работой в руках от крыльца к крыльцу, от одной кучки к другой и проповедовать — много их было таких проповедников, лучше бы их не водилось на свете, избави нас боже от этой породы! Все женщины вязали. Вязали что придется. Механическая работа притупляла голод — можно было не есть, не пить, руки двигались, работая вместо челюстей и желудков, а едва только костлявые пальцы переставали двигаться, — желудок тотчас же заявлял о себе.

В работе пальцев участвовали и глаза и мысли. И по мере того как мадам Дефарж переходила от одной кучки женщин к другой, в каждой из этих кучек после беседы с ней пальцы, и глаза, и мысли лихорадочно оживлялись, двигались стремительней, яростней.

Муж ее, стоя на крыльце и попыхивая трубкой, следил за ней восхищенным взглядом.

— Замечательная женщина! — говорил он. — Стойкая, мужественная! Поистине замечательная женщина!

Сумрак надвигался. Над городом плыл вечерний благовест, издали доносился барабанный бой — смена дворцового караула, но женщины все так же сидели и вязали. А следом надвигалась другая тьма, когда эти мирные колокола, перекликающиеся сейчас с бесчисленных колоколен по всей Франции, превратятся в грохочущие пушки и гром барабанов заглушит жалкий голос, сейчас еще знаменующий Власть, Изобилие, Свободу и Жизнь. И все это уже надвигалось, смыкаясь вокруг сидящих женщин, которые вязали, вязали не переставая, и казалось — сами они смыкаются тесным кругом, обступая некий, пока еще не возведенный помост, на который они скоро будут жадно глядеть, не переставая вязать, вязать и считать падающие и корзину головы.

 

, чтобы придать определенное выражение лица — синонимы и родственные слова

Связанные слова


ошибка

фразовый глагол

если у кого-то глаза вылезают, они широко открываются, например, потому что человек шокирован чем-то

скручивает губу

фраза

, чтобы подтянуть верхнюю губу вверх с одной стороны таким образом, чтобы показать, что вы раздражены, скучаете или не уважаете кого-то

хмуриться

глагол

сдвигать брови вниз и сближать, потому что вы раздражены, обеспокоены, или напряженно размышлять

борозда

глагол

если у вас морщинистые брови или если вы морщите их, на вашем лбу появляются глубокие морщинки, например, потому что вы концентрируетесь или беспокоитесь способ, который показывает, что вы злитесь или не любите их

блики

глагол

очень сердито смотреть на кого-то или что-то

сердито

глагол

гневно смотреть на кого-то

гримаса

глагол

сделать уродливое выражение, скривив лицо, например, потому что вам больно или что-то не нравится

jut

глагол

выдвинуть подбородок или губу вперед дальше, чем нормально, потому что вы настроены или рассержены

нахмурили брови / брови

фраза

сдвинула брови близко друг к другу в выражении, которое показывает, что вы обеспокоены или серьезны, или тщательно думаете о чем-то

косо взглянуть (на кого-то / что-то )

фраза

, чтобы показать, что вы не одобряете кого-то или что-то или что вы не уверены в этом

нижний

глагол

литературный, чтобы сердито смотреть на кого-то

гримасничать

фраза

, чтобы сказать глупо или грубо выражение на вашем лице, или выражение, которое показывает, что вы не любите кого-то или что-то

кружка

глагол

неформальный, чтобы придать глупые выражения вашему f туз, особенно когда вы выступаете на сцене или фотографируетесь

надуться

глагол

, чтобы показать, что вы злитесь или раздражаетесь, выпячивая губы, особенно нижнюю губу

поджимайте губы

фраза

, чтобы сжать губы и наружу, потому что вы сердитесь или думаете

закатите глаза

фраза

, чтобы двигать глазами вверх или по кругу, обычно, чтобы показать, что вы раздражены или нетерпеливы

сердито

глагол

искривляет ваше лицо в выражение, которое показывает, что вы злитесь

испортите

фразовый глагол

если вы морщитесь, вы опускаете лоб и подталкиваете рот и нос вверх, обычно, чтобы показать, что вам что-то не нравится

установите

глагол

, если ваше лицо или часть его выражается в определенном выражении, или, если вы установите его в определенное выражение, у вас будет это выражение на вашем лице

сосать зубы

фраза

to p Сложите губы, когда вы думаете о чем-то или сомневаетесь в этом

дуться

глагол

, чтобы показать, что вы злитесь на плохое обращение, выглядя несчастным и ни с кем не разговаривая

вздрогнув

глагол

, чтобы отреагировать на что-то с помощью внезапное выражение вашего лица, которое показывает, что вы смущены или чувствуете боль

подмигнуть

глагол

быстро закрыть и открыть один глаз как знак кому-то, например знак того, что вы только что сказали, шутка или секрет

морщинка

глагол

сдвигать часть лица, особенно нос, так, чтобы на нем появлялись мелкие морщинки

Английская версия тезауруса для определения определенного выражения лица

Универсальное «лицо гнева» | The UCSB Current

В следующий раз, когда вы действительно рассердитесь, взгляните в зеркало.Видите опущенную бровь, тонкие губы и расширенные ноздри? Это то, что социологи называют «лицом гнева», и, похоже, это часть нашей базовой биологии как человека.

Теперь исследователи из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре и Университета Гриффита в Австралии определили функциональные преимущества, которые привели к развитию специфического внешнего вида лица гнева. Их результаты опубликованы в текущем онлайн-выпуске журнала Evolution and Human Behavior.

«Это выражение универсально для разных культур, и даже слепые от рождения дети делают одно и то же лицо, никогда не видя его», — сказал ведущий автор Аарон Селл, преподаватель Школы криминологии Университета Гриффита в Австралии.Селл ранее работал докторантом в Центре эволюционной психологии UCSB.

Выражение гнева задействует семь различных групп мышц, которые сокращаются очень стереотипно. Исследователи стремились понять, почему эволюция выбрала именно эти мышечные сокращения, чтобы сигнализировать об эмоциональном состоянии гнева.

Настоящее исследование является частью более обширного набора исследований, изучающих эволюционную функцию гнева. «Наше более раннее исследование показало, что гнев превратился в мотивацию эффективного ведения переговоров во время конфликта интересов», — сказал Селл.

Чем больший вред может нанести человек, — отметила Леда Космидес, тем большую переговорную силу он или она имеет. Космидес, профессор психологии в UCSB, является соавтором исследования вместе с Джоном Туби, профессором антропологии UCSB. Космидес и Туби — содиректоры Центра эволюционной психологии на территории кампуса.

«Этот общий принцип торга через угрозу применим и к людям», — сказал Туби. «В более ранней работе мы смогли подтвердить предсказания о том, что более сильные мужчины легче злятся, чаще сражаются, чувствуют себя вправе на более неравное обращение, разрешают конфликты больше в свою пользу и даже больше поддерживают военные решения, чем физически слабые мужчины. .”

Исходя из гипотезы о том, что гнев — это эмоция торга, исследователи пришли к выводу, что первым шагом является сообщение другой стороне о том, что событие, вызывающее гнев, неприемлемо, и конфликт не закончится, пока не будет достигнуто неявное соглашение. По их словам, именно поэтому с эмоцией гнева связано выражение лица. «Но лицо гнева не только сигнализирует о начале конфликта», — сказал Селл. «На это способен любой характерный лицевой дисплей. Мы предположили, что лицо гнева приобрело свою особую форму, потому что оно дает нечто большее для выразителя: каждый элемент предназначен для того, чтобы помочь запугать других, заставляя разгневанного человека казаться более способным причинить вред, если его не утихомирить.”

У наших предков, отметил Космидес, большая сила верхней части тела вела к большей способности наносить вред; поэтому гипотеза заключалась в том, что лицо гнева должно делать человека сильнее.

Используя компьютерные лица, исследователи продемонстрировали, что каждый из отдельных компонентов гневного лица заставлял этих компьютерных людей казаться физически сильнее. Например, наиболее распространенной чертой гневного лица является опущенная бровь. Исследователи сделали компьютеризированное изображение среднего человеческого лица, а затем преобразовали его в цифровую форму двумя способами: на одной фотографии была изображена опущенная бровь, а на другой — приподнятая.«С одной лишь разницей, ни одно лицо не выглядело« злым », — сказал Селл. «Но когда эти два лица были показаны испытуемым, они сообщили, что лицо с опущенными бровями выглядело так, как будто оно принадлежало физически более сильному человеку».

Эксперимент был повторен один за другим с каждым из других основных компонентов классического лица гнева — поднятыми скулами (как при рычании), губами, истонченными и вытянутыми, рот приподнятым (как в вызове), раздувшимся носом. и подбородок выпячен и приподнят. Как и предполагалось, присутствие любого из этих мышечных сокращений само по себе привело наблюдателей к выводу, что человек, делающий лицо, был физически сильнее.

«Наше предыдущее исследование показало, что люди исключительно хорошо оценивают боевые способности, просто глядя на чье-то лицо», — сказал Селл. «Поскольку люди, которых считают более сильными, обычно добиваются своего, при прочих равных, мы пришли к выводу, что объяснение эволюции формы человеческого гневного лица на удивление простое — это демонстрация угрозы».

Эти проявления угрозы — как и у других животных — состоят из преувеличенных намеков на боевые способности, — продолжил Селл.«Итак, мужчина будет надувать грудь, стоять прямо и трансформировать свое лицо, чтобы казаться сильнее.

«Функция лица гнева — запугивание, — добавил Космидес, — точно так же, как лягушка надувается, а бабуин выставляет свои клыки».

Как объяснил Туби: «Это объясняет, почему эволюция выбрала именно этот лицевой дисплей, чтобы он сочетался с возникновением гнева. Гнев вызывается отказом принять ситуацию, и лицо немедленно организует себя, чтобы объявить другой стороне, какие издержки не сделают ситуацию более приемлемой.Что больше всего радует в этих результатах, так это то, что ни одна черта гневного лица не кажется произвольной; все они передают одно и то же сообщение ».

По словам Селла, исследователи знают, что это правда, потому что каждый из семи компонентов имеет одинаковый эффект. «В конечном итоге вы можете думать о лице гнева как о созвездии черт, каждая из которых делает вас физически более грозным».

(PDF) Определение настроения гнева на основе распознавания лиц и сердцебиения

Определение настроения гнева на основе распознавания лиц и сердцебиения

Маснани Мохамед Нордина Сязана Джусох Ида Лайла Ахмад

Universiti Tun Hussein Universiti Tun Hussein Universiti Tun Hussein 9000, Malaysia 86400 Onn Malaysia, 86400 Onn Malaysia, 86400

Parit Raja, Batu Pahat, Parit Raja, Batu Pahat, Parit Raja, Batu Pahat,

Джохор, Малайзия.Джохор, Малайзия. Джохор, Малайзия.

Abstract

Гнев — это одно из ощущений, которое демонстрирует сильное

негодования, которое можно найти в выражениях лица,

языке тела, физиологических реакциях, а иногда и в

публичных актах агрессии. Итак, этот проект разработал

для исследования существования индивидуальной природы гнева

с использованием выражения лица и сердцебиения. Цель проекта

— предупредить и помочь людям

контролировать свой темперамент.Это может предотвратить отрицательное воздействие

на частоту сердечных сокращений, артериальное давление, уровни адреналина

и норадреналина и другие физические эффекты. Matlab-

Обработка изображений используется для анализа мимики

, в то время как сердцебиение измеряется с помощью схемы детектора сердцебиения

. Графический интерфейс пользователя (GUI) показывает результат злого лица

, а жидкокристаллический дисплей

показывает учащенное сердцебиение, когда человек сердится.

1. Введение

Гнев — это одно из ощущений, которое демонстрирует сильное

негодования, которое можно найти в выражениях лица,

языке тела, физиологических реакциях и иногда в

публичных актах агрессии. Разгневанный человек может потерять

своей объективности, сочувствия, благоразумия или

внимательности и может причинить вред другим. Когда человек

выходит из себя, его тело реагирует так же, как

на стресс.Его сердце бьется быстрее, чтобы перекачивать в кровоток увеличенные

кислорода, адреналина и сахара. Его дыхание

учащается, артериальное давление повышается на

, а мышцы напрягаются. В то время как его лицо выглядит зверски

и

свирепым.

Основная идея этого проекта заключается в разработке системы

, которая может определять наличие индивидуального гнева

, которая может работать на основе детектора частоты пульса

и распознавания лиц, а затем отображать изображение

и импульс с помощью графического интерфейса пользователя и жидкокристаллического дисплея

(ЖКД).

Выражение лица передает информацию о

эмоциях, регулирует межличностное поведение и человеческое восприятие

, индексирует физиологическое функционирование и

имеет важное значение для оценки довербальных младенцев. [6].

Изображения производятся различными физическими устройствами

, включая фото- и видеокамеры, рентгеновские устройства

, электронные микроскопы, радары и ультразвук,

и используются для различных целей, включая развлечения,

медицина, бизнес , промышленное, военное, гражданское, охранное

и научное.В каждом случае цель состоит в том, чтобы

наблюдатель, человек или машина извлек полезную

информацию о снимаемой сцене. Изображение

может быть определено как двумерная функция, f (x, y)

, где x и y — пространственные координаты, а амплитуда

f в любой паре координат (x, y) называется

. интенсивность или уровень серого изображения этой точки.

Когда x, y и значение амплитуды f все конечны,

дискретная величина, изображение вызывает цифровое изображение.

Цифровая обработка изображений позволяет улучшить характеристики изображения

, представляющие интерес, с уменьшением деталей, не относящихся к

данного приложения, а затем извлечь полезную информацию

о сцене из изображения [3].

Matlab может отображать значения любой матрицы как изображение

. Например, в зависимости от используемых команд,

Matlab может отображать цифровые значения высоты.

Различные способы отображения матрицы в виде изображения

позволяет получить более полное представление о данных.Понимая различные типы изображений

, описанные в этой статье, Matlab

может точно преобразовывать значения матрицы в цвета пикселей изображения.

Затем можно контролировать способ отображения данных в Matlab и

исправлять изображения, которые отображаются некорректно. В изображении truecolor

каждый пиксель изображения имеет три значения

, связанных с ним: красный, зеленый и синий компоненты. Он

представляет истинное цветное изображение в Matlab с трехмерным массивом

размером M-by-N-3.Функции Display

в Matlab и Image Processing Toolbox

обрабатывают такой массив как полноцветное изображение.

Международный журнал инженерных исследований и технологий (IJERT)

Vol. 2 Выпуск 2, февраль 2013 г.

ISSN: 2278-0181

1www.ijert.org

Через неделю после землетрясения Гаити переживает гнев и отчаяние, что вызывает опасения по поводу безопасности

Напряженность в Гаити в субботу нарастала из-за отсутствия помощи отдаленным районам бедной страны, наиболее пострадавшим от разрушительного землетрясения на прошлой неделе, в результате которого погибло более 2000 человек.

Многие гаитяне, чьи дома и средства к существованию были разрушены землетрясением силой 7,2 балла, произошедшим 14 августа, сказали, что не знают, как начать восстановление.

Недовольство тем, сколько времени потребовалось для доставки помощи, начало закипать в пятницу, когда жители напали на грузовики с гуманитарной помощью в нескольких городах на юге Карибского моря.

Конфронтация также разразилась после того, как бывший президент Мишель Мартелли посетил местную больницу в городе Ле-Ке, где один из его сотрудников оставил конверт с деньгами, устроивший жестокую драку.

«Мы обеспокоены ухудшающейся ситуацией в области безопасности, которая может помешать нашей помощи уязвимым гаитянам. Мы ведем переговоры с властями и всеми заинтересованными сторонами, чтобы попытаться предотвратить это», — сказал Пьер Оннора, глава Всемирной продовольственной программы Организации Объединенных Наций в Гаити. .

Официальное число погибших в результате землетрясения составляет 2189 человек, при этом, по оценкам, 332 человека все еще числятся пропавшими без вести. Но жители городов на юге сельской местности все еще ищут тела, которые, как считается, лежат под завалами.

Десятки тысяч домов лежат в руинах, и многим семьям не остается ничего другого, кроме как спать на улице, несмотря на проливные ночные ливни. Сезон ураганов в Карибском бассейне длится до конца ноября, и премьер-министр Ариэль Генри предупредил жителей, чтобы они приготовились к новым штормам.

«После этапа чрезвычайной ситуации, который, как мы надеемся, продлится всего несколько недель, нам нужно будет начать думать о восстановлении», — сказал Генри на встрече с Организацией американских государств в пятницу, обратившись к соседним странам за поддержкой и помощью.

Министр обороны США Ллойд Остин сообщил в Твиттере, что военно-морское судно USS Arlington направлялось на Гаити с вертолетами, хирургической бригадой и десантным судном для оказания помощи. Несколько стран, в том числе США, уже направили спасательные бригады.

Достижению наиболее нуждающихся в помощи районов препятствовали оползни и повреждение главной автомагистрали, а также бандитские столкновения, затруднившие перемещение между столицей Порт-о-Пренс и южными частями страны, где посевы и доступ к питьевой воде вода была уничтожена.Были убиты также некоторые животные, которых держали в пищу.

Должностные лица и жители малых городов и сельской местности продолжали подсчитывать погибших и пропавших без вести. Для бесчисленного множества других землетрясение перевернуло их жизнь более тихим, но продолжительным образом.

68-летняя Маните Симон стояла перед своим разрушенным домом в Марселине в пятницу, потрясенная тем, как быстро ее медовый месяц превратился в кошмар.

Всего за несколько дней до землетрясения Симон и Виснер Дерозье наконец решили пожениться на службе в соседней баптистской церкви.Они были вместе 44 года и вместе воспитывали четверых детей.

Так вот, спальня, где она позировала свадебным фотографиям в белом платье без рукавов, с лепестками цветов, украшающими ее кровать, лежала в куче обломков.

«Наша свадьба была такой красивой, даже несмотря на то, что в тот день шел дождь из кошек и собак», — сказала она. «Но теперь мы потеряли все».

(Отчетность Лауры Готтесдинер и Рикардо Адуренго; Дополнительный отчет Робенсона Санона; Редактирование Дэниела Флинна, Сони Хепинстолл и Майка Харрисона)

Не позволяйте вражде заменить вежливость

Наша эпоха огрубляет нас?

В наши дни тема смерти вежливости, подозрения, что американские манеры достигли рекордно низкого уровня.Опрос, проведенный прошлым летом коммуникационной компанией Weber Shandwick, показал, что 94 процента всех американцев считают сегодняшнюю обстановку и уровень цивилизованности в стране проблемой, а 72 процента считают, что проблема усугубляется.

Я особо не думал об этом до прошлого четверга. Я водил свою 4-летнюю дочь в нашу любимую бургерную. Парковщик указал мне на крошечную стоянку, только чтобы понять, что она заполнена. Извинившись (мне пришлось повернуть на 19 пунктов, чтобы выбраться), он заметил открытое пространство на улице и указал мне на него.

Выезжая из машины, я смутно заметил черный универсал Volvo, разворачивающийся на 30 футов позади открытого пространства. Я проехал по проспекту, подъехал и начал параллельный парк. Когда я это сделал, Volvo взревела и остановилась. Окно в окно, его обитатели — трое мужчин и двое женщин, все в возрасте от подросткового до двадцати лет — обрушили на меня в упор F-бомбы, атомные бомбы, MF-бомбы и различные другие взрывчатые вещества от англичан. языковой арсенал. Плюс несколько самодельных взрывных устройств, на всякий случай.

Я был ошеломлен. Почему эти люди кричали на меня? Когда я понял почему, я был еще больше ошеломлен. Все это из-за парковочного места?

Любой, кто сетует на ухудшение американских манер, должен учитывать возможность того, что он просто старый пердун. В конце концов, я когда-то был молод. Я помню, как был старшеклассником, возвращаясь однажды вечером с баскетбольного матча, когда трио товарищей по команде, которых я приводил домой, решили сбросить свои джинсы, прижаться к заднему стеклу моей Тойоты и угостить дежурного по будке выставкой их derrieres, когда я спросил бедную женщину: «Разве сегодня не прекрасная луна?»

Грубый, да; глупо, крайне.Но, по крайней мере, это была попытка юмора. Однако не было ничего смешного, во взглядах, которые бросили в меня эти пятеро молодых людей, их лица исказились от ярости. Меня беспокоили не столько слова, сколько стоящий за ними гнев; не сквернословие, а ярость. (Хотя мне нужно было немного поправить лексику, когда моя дочь невинно спросила, что означают все эти слова.) готов к стрельбе.

Кто или что нас так заводит? Я могу назвать некоторых вероятных виновников: разговорное радио; войны оскорблений и обид, которые преобладают над публикациями на Интернет-сайтах; широко распространенное беспокойство по поводу экономики и ухудшения американских перспектив; ослабление навыков личного общения в iGeneration, перестроенном, чтобы жить как игра X-box; политический дискурс, сформированный — или искаженный — мудрецами, стремившимися превратить общественную площадь в словесный ринг Ultimate Fighting; недавняя кампания, в которой политическая реклама превратилась в своего рода ad-hominem sublime («Мой противник: Wife Beater.Проект Доджер. Налоговый обман «).

И всегда, конечно, наглость поп-развлекательной культуры, в которой это неуправляемое всеобщее достояние упаковывается и продается как зрелище. Думайте о» Выжившем: Парковочное место «. В конце концов, я не знаю, кто и что конкретно виноват в угрюмом гневе полукровной Америки. Но нам нужно перезагрузиться. порядок использования ножа, вилки и ложки при сервировке стола или умение не писать во время встреч.Настоящая вежливость — это не столько манеры, сколько средства; это инструмент, позволяющий заставить повседневную жизнь работать.

Мы живем в Соединенных Штатах, в стране полиглотов, где нет никаких гарантий, а зачастую и нет вероятности, что человек на другом конце вашего взаимодействия вообще похож на вас, разделяет ваши привычки, ориентиры или приоритеты. Тем более необходимо, чтобы мы овладели собой.

Каждое неприятное взаимодействие, каждый спорный момент дает нам выбор: либо небольшой дипломатический акт, либо объявление войны.У нас достаточно войн выбора за границей. Дома нам больше не нужно.

Рэнд Ричардс Купер живет в Хартфорде.

Мы БЕСПЛАТНО сообщаем вам, что происходит, когда это происходит: Подпишитесь на Мобильные текстовые оповещения о последних новостях : отправьте НОВОСТИ, ПОГОДУ или ДВИЖЕНИЕ на номер 37798 Подпишитесь на наши электронные сообщения с последними новостями Попробуйте News @ 3 Информационный бюллетень

Почему у всех одно и то же сердитое лицо

Если вы видите кого-то с нахмуренной бровью, поджатыми губами и расширенными ноздрями, легко сказать, что он зол.

Фактически, люди развили повсеместно узнаваемое гневное лицо не только для того, чтобы предупреждать других о надвигающейся агрессии, но и для более быстрого разрешения конфликтов, как показывают новые исследования.

Каждая из семи групп лицевых мышц, участвующих в создании гневного выражения, сокращается таким образом, что злой человек выглядит физически сильнее для других людей по сравнению с тем же лицом без мышечных сокращений, как показало исследование. [Борьба, борьба, борьба: история человеческой агрессии]

Однако ученые расходятся во мнениях относительно того, является ли человеческая психология (например, реакция людей на сердитое лицо) результатом эволюции.Теории в области эволюционной психологии трудно проверить, и есть много споров о роли генов, обучения, социализации и культуры в эволюционной психологии.

Тем не менее, исследователи в новом исследовании указали на предыдущие исследования, предполагающие, что гнев развился у людей, чтобы способствовать более эффективному торгу и компромиссу.

«Даже слепые дети делают одно и то же лицо, даже не видя его», — сказал Аарон Селл, ведущий автор исследования и преподаватель Школы криминологии Университета Гриффита в Австралии.

По словам Селла, и другие животные обладают аналогичными способами проявления гнева и агрессии. Например, павианы показывают соперникам клыки. По его словам, чем длиннее клыки, тем больший урон может нанести павиан и тем больше вероятность того, что противник отступит.

«Но люди не борются лицом», — сказал Селл, поэтому исследователи хотели выяснить, почему возникло такое выражение лица.

В ходе исследования Селл и его коллеги изучали, может ли сердитое выражение лица подчеркнуть силу человека и, в свою очередь, сделать сердитого человека более устрашающим и способным причинить вред.

Исследователи использовали компьютерное изображение мужского лица и исказили его черты. Для первого теста команда создала одну фотографию лица с опущенной бровью, что является одной из характеристик сердитого лица, и другую фотографию с поднятой бровью, и попросила 141 участника исследования определить, какое лицо физически сильнее.

Они обнаружили, что изменение бровей не заставляло людей казаться «злыми», но люди, которые смотрели фотографии, сообщали, что изображение с нижней бровью выглядело так, как будто оно принадлежало физически более сильному мужчине.

Исследователи выполнили те же шаги для всех других характеристик гневного выражения, включая приподнятые скулы (как при рычании), тонкие губы, приподнятый рот, расширенные ноздри и подбородок, который поднимается вверх и наружу. Они обнаружили, что когда они добавили хотя бы одну из этих функций к лицам, сгенерированным компьютером, участники исследования сообщили, что лицо выглядело физически сильнее .

«Гнев возникает из-за отказа принять ситуацию, и лицо немедленно организует себя, чтобы сообщить другой стороне о затратах на неприемлемость ситуации», — Джон Туби, содиректор Калифорнийского университета, Центр эволюционной психологии Санта-Барбары, который также работал над газетой, говорится в заявлении.Исследование показывает, что «ни одна черта гневного лица не кажется произвольной; все они несут одно и то же сообщение», — сказал он.

Селл сказал, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, почему именно эти группы мышц вызывают гнев.

Исследование опубликовано в сентябрьском номере журнала Evolution & Human Behavior.

Следуйте за Келли Дикерсон в Twitter . Следуйте за нами @livescience , Facebook и Google+ .Оригинальная статья о Live Science .

Хикенлупер сталкивается с тяжелым испытанием при переизбрании

ИВАН МОРЕНО Ассошиэйтед Пресс ДЕНВЕР (AP) — Губернатору Колорадо Джону Хикенлуперу предстоит жесткая борьба за переизбрание очарованных…

ИВАН МОРЕНО
Associated Press

ДЕНВЕР (AP) — Губернатору Колорадо Джону Хикенлуперу предстоит самая тяжелая борьба за переизбрание за всю свою очаровательную политическую карьеру.

Двукратный мэр Денвера, бывший геолог и успешный владелец пивоварни четыре года назад приплыл в офис губернатора после разрозненной республиканской партии, которая назначила неизвестного фаворита чаепития. Обладая самоуничижительным чувством юмора и акцентом на двухпартийность, Хикенлупер за первые два года своего пребывания в должности получил неохотные похвалы от некоторых депутатов-республиканцев. Но спорное решение о смертной казни, пакет законопроектов о контроле над оружием и неудачи, объясняющие его выбор, нанесли удар по ауре непобедимости Хикенлупера.

Итак, несколько опросов показывают, что он находится в упорной гонке против республиканца Боба Бопреса, бывшего члена Палаты представителей США.

«Я выиграю. Я буду достаточно много работать, — сказал Хикенлупер в интервью Associated Press. «Я имею в виду, что я проработал 16 лет в ресторанном бизнесе… он не собирается меня перехитрить. Итак, я собираюсь победить, и эта кампания позволит нам поговорить об экономике и о том, как мы собираемся создать больше рабочих мест ».

Тем не менее, Хикенлупер признал, что политика, которую он и его товарищи-демократы проводили с 2013 года, усложнила ситуацию.

«Мы взялись за решение всех сложных вопросов в штате», — сказал Хикенлупер. «Мы взяли на себя безопасность оружия, смертную казнь и гражданские союзы — я имею в виду, что вы идете вниз по списку, мы снова и снова принимали трудные решения в тех местах, где вы знаете, что собираетесь рассердить, ну, знаете, почти половину людей. В некоторых случаях мы знали, что рассердим более половины людей ».

Большая часть огневой мощи республиканцев проистекает из решения Хикенлупера в прошлом году отсрочить казнь на неопределенный срок Натану Данлэпу, который был осужден за убийство четырех человек в 1993 году в Chuck E.Сырный ресторан в Авроре, пригороде к востоку от Денвера. Отсрочка Хикенлупера не была помилованием, поэтому он оставил дверь открытой для следующего губернатора, который казнит Данлэпа, оставив его судьбу неразрешенной.

«С этого момента… он до некоторой степени пытается играть в защите и восстанавливаться», — сказал Флойд Цирули, независимый исследователь из Колорадо.

Несмотря на критику, Хикенлупер сказал, что считает свое решение правильным.

«Я не думаю, что правительство должно лишать людей жизней.Я просто не знаю, — сказал он.

В то время как популярность Хикенлупера пошла на убыль, его соперник-республиканец возродился.

Когда-то считавшийся политическим посмешищем из-за проигрыша в гонке губернаторов на 17 очков в 2006 году, Бопрез превратился в серьезного претендента на звание республиканца, занявшего высший пост в штате впервые с 2002 года.

«Я не хочу показаться излишне небрежным по этому поводу, но тот вид придурков, черт возьми, симпатичный парень, который был у губернатора, перешел к (избиратели говорят):« Что, черт возьми, с этим? »» сказал.

Владелец ранчо бизонов и бывший банкир почти исчез из политики после своего поражения в 2006 году. Но он оставался на радаре достаточно через радиопрограммы, книгу, которую он опубликовал, и другие произведения. Работа послужила поводом для демократов, стремящихся описать его как ультраконсервативного кандидата, который выступает против абортов даже в случаях изнасилования и угрожает правам иммигрантов.

Бопрез, однако, заявил, что в случае избрания будет уважать мнение других об абортах, и в целом отклонил нападки на него как неуместные.Он говорит, что избиратели не думают об этих проблемах, даже если так думают представители Демократической партии.

«Они хотят изобретать проблемы, потому что не могут защитить рекорд Хикенлупера», — сказал Бопрез.

В ближайшие недели, по мере нарастания телевизионных рекламных войн, Бопрез также придется бороться с огромным преимуществом Hickenlooper по сбору средств. Губернатор собрал почти 4,6 миллиона долларов — в четыре раза больше, чем Бопрез — и зарезервировал около 2,4 миллиона долларов на телевизионную рекламу накануне дня выборов.

Hickenlooper, который, как известно, отрицает любую негативную рекламу, вместо этого поигрывает мускулами власти. Он путешествует по Колорадо, поздравляя жителей фермерского хозяйства под названием Brush с падением уровня безработицы, который в последний день составлял 4,3 процента в округе.

Позже в тот же день в Виггинсе, соседнем городке, Хикенлупер посетил ежегодный велопробег «Pedal The Plains» по сельскохозяйственным поселениям штата. Один из наездников, 62-летний Дуайт Хилл, бывший командир шерифа округа Боулдер, сказал, что не согласен с решением Хикенлупера о смертной казни.

Если бы ему пришлось решать сейчас, Хилл сказал, что предпочел бы Хикенлупера Бопре. Однако, по словам Хилла, он еще не принял окончательного решения.

«Они так близко, что в следующие два месяца, я думаю, у одного из них, на мой взгляд, есть большой потенциал, чтобы выстрелить себе в ногу», — сказал Хилл. «И тогда я буду знать:« Ага, я пойду с этим, или я пойду с этим ».

___

С Иваном Морено можно связаться по адресу http://www.twitter.com/IvanJourno

.

Авторское право, 2014 г. Ассошиэйтед Пресс.Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять.

.
Лица перекошены гневом: Практическое занятие «Правописание н и нн в словах различных частей речи» | Материал для подготовки к ЕГЭ (ГИА) по русскому языку (9, 10, 11 класс) на тему:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *