Содержание

ВОЗ выпускает доклад об устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам 2021 г.

В последнем докладе ВОЗ об устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам содержится подробная информация о масштабах распространенности устойчивости к лекарственным препаратам и о мерах, принимаемых странами для обеспечения того, чтобы люди получали эффективные лекарственные препараты для лечения и профилактики ВИЧ.

В докладе отмечается, что в 2020 г. 64% целевых стран (стран с высоким уровнем инфицирования ВИЧ) имели национальные планы действий по профилактике и мониторингу устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам, а также борьбе с ней. В основу этих планов положен многосторонний Глобальный план действий по борьбе с устойчивостью ВИЧ к лекарственным препаратам на 2017–2021 гг., координируемый ВОЗ.

ВОЗ призывает страны осуществлять мониторинг устойчивости среди лиц, начинающих прием антиретровирусных препаратов (АРВ), проводя анализ на устойчивость ВИЧ к лекарственным препаратам до начала лечения, называемую pretreatment HIV drug resistance (PDR). ВОЗ рекомендует, чтобы в тех случаях, когда устойчивость ВИЧ до начала лечения (PDR) к ненуклеозидным ингибиторам обратной транскриптазы (ННИОТ), таким как невирапин и эфавиренц, достигает порогового уровня 10% в стране, где проводится обследование, схему лечения ВИЧ первой линии следует экстренно заменить на более эффективный курс лечения с использованием долутегравира.

В докладе приводятся данные о том, что все большее число стран достигают 10-процентного порога устойчивости ВИЧ до начала лечения (PDR) к ННИОТ, а среди людей, ранее принимавших антиретровирусные препараты, вероятность развития устойчивости к лекарственным препаратам класса ННИОТ в три раза выше. Эти выводы подчеркивают необходимость ускорения перехода к долутегравир-содержащим схемам лечения в странах, которые продолжают использовать антиретровирусную терапию на основе ННИОТ. 

На основании последних результатов исследований, проведенных в 10 странах Африки к югу от Сахары, почти у половины детей грудного возраста, которым был поставлен диагноз ВИЧ, наблюдается устойчивость ВИЧ к лекарственным препаратам до начала лечения. Эти выводы подчеркивают необходимость ускорения текущего перехода к антиретровирусной терапии на основе долутегравира и важное значение ее использования у детей младшего возраста в как можно ранние сроки.

С 2019 г. ВОЗ рекомендовала использовать долутегравир в качестве препарата выбора первой и второй линий лечения для всех групп населения. Он более эффективен, его легче принимать, и он имеет меньше побочных эффектов, чем другие лекарственные препараты, используемые в настоящее время. Долутегравир также имеет высокий генетический барьер к развитию устойчивости к лекарственным препаратам, что обеспечивает возможность его длительного применения и эффективность. После проведения этих обследований многие другие страны начали переход к схемам, содержащим долутегравир, что позволяет повысить эффективность лечения и усилить борьбу с устойчивостью к лекарственным препаратам.

Предэкспозиционная профилактика ВИЧ (ПрЭП) является эффективным способом профилактики ВИЧ-отрицательных людей, подвергающихся значительному риску инфицирования ВИЧ, в рамках комбинированных подходов к профилактике. Устойчивость чаще всего развивается, когда ПрЭП начинает проводиться при наличии невыявленной острой ВИЧ-инфекции. Внедрение ПрЭП в странах для профилактики ВИЧ-инфекции должно сопровождаться мониторингом развития устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам у людей, которые инфицируются, несмотря на использование ПрЭП.

В докладе отмечается, что число стран, достигших высокого уровня вирусной супрессии (≥90%), увеличилось с 33% в 2017 г. до 80% в 2020 г. Достижение высоких уровней супрессии вирусной нагрузки среди групп, принимающих антиретровирусную терапию, предотвращает передачу ВИЧ, снижает показатели связанной с ВИЧ заболеваемости и смертности и предотвращает возникновение устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам.

В докладе также подчеркивается необходимость регулярного мониторинга вирусной нагрузки и тщательного наблюдения за лицами с отсутствием вирусной супрессии, включая переход на другую схему лечения при наличии соответствующих показаний, для достижения устойчивых положительных результатов лечения в долгосрочной перспективе. Кроме того, обеспечение постоянного наличия и доступности оптимальных лекарственных средств для лечения ВИЧ‑инфекции имеет важное значение для предупреждения устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам. Эти выводы подчеркивают необходимость оказания поддержки странам в активном поиске эффективных решений, которые соответствовали бы условиям на местах, обеспечивая участие местного населения и гражданского общества.

В связи с завершением работы в рамках существующего Глобального плана действий по борьбе с устойчивостью ВИЧ к лекарственным препаратам на 2017–2021 гг. в докладе приводятся рекомендации в отношении будущих мер на глобальном, национальном и страновом уровнях в целях выявления имеющихся возможностей по профилактике и мониторингу устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам, а также борьбе с ней, включая адаптацию к быстро меняющимся методам лечения и новым моделям предоставления услуг. Сведение к минимуму показателей распространенности устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам является одним из важнейших аспектов борьбы с устойчивостью к противомикробным препаратам во всем мире, которая требует скоординированных действий всех государственных секторов экономики и слоев общества.

«Этот доклад по проблеме устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам, выпускаемый на регулярной основе, и проведение эпиднадзора возлагают на страны ответственность за обеспечение высококачественного лечения и помощи при ВИЧ, а также осуществление целенаправленных инвестиций в меры борьбы с устойчивостью к противомикробным препаратам. В будущем мы расширим масштабы осуществляемого нами эпиднадзора, включив в него новые антиретровирусные препараты, а также те, которые применяются в качестве длительно действующих средств профилактики и лечения, с тем чтобы мы могли продолжать применять наши антиретровирусные препараты на протяжении всей жизни людей, живущих с ВИЧ», — сказала Мег Доэрти, директор глобальных программ ВОЗ по ВИЧ, гепатиту и ИППП.

Этот доклад будет обсуждаться в ходе веб-семинара, организуемого в рамках Всемирной недели правильного использования противомикробных препаратов в 2021 г.

Доклад можно загрузить по следующей ссылке:
HIV drug resistance report 2021

 

СПИД 40 лет спустя: мы точно знаем, что можем его победить

Что удалось?

Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу, известная по английской аббревиатуре как ЮНЭЙДС, опубликовала сегодня доклад, который доказывает, что цели на 2020 год, поставленные Генеральной Ассамблеей ООН четыре года назад, вполне достижимы для всех стран.  

В ЮНЭЙДС подчеркивают, что успеха добились страны с прогрессивными законами и политикой, а также сильными и инклюзивными системами здравоохранения. Там высока вероятность того, что люди, живущие с ВИЧ, будут иметь возможность протестироваться, получить лекарства для предотвращения ВИЧ, воспользоваться услугами по снижению вреда, регулярно получать препараты для лечения ВИЧ и находиться под постоянным качественным наблюдением. 

По последним данным, число людей, получающих лечение, с 2010 года увеличилось более чем в три раза. В 2020 году лечение получали 27,4 миллиона из 37,6 миллиона человек, живущих с ВИЧ. В 2010 году эта цифра составляла 7,8 миллионами. 

Благодаря лечению смертность от СПИДа за те же 10 лет снизилась на 43 процента. Сокращение числа новых случаев ВИЧ-инфекции шло значительно медленнее – уровень заболеваемости за тот же период снизился на 30 процентов. 

В Восточной Европе и Центральной Азии ВИЧ распространяется, и стремительно

В странах Восточной Европы и Центральной Азии – зеркальная ситуация: с 2000 года число новых случаев ВИЧ в регионе выросло на 43 процента, а смертность, связанная со СПИДом, – на 32 процента.  

Большинство ВИЧ-инфицированных в регионе – по-прежнему составляют потребители инъекционных наркотиков. На них приходится 48 процентов новых случаев. 22 процента составляют мужчины, имеющие сексуальные отношения с мужчинами. 20 процентов новых случаев заражения приходится на гетеросексуальных партнеров и клиентов секс-работниц. Сами секс-работницы составляют 8 процентов от новых ВИЧ-инфицированных. 

Читайте также


Глава ООН: 10 рекомендаций, которые помогут покончить с ВИЧ
 

Для сравнения, единственные регионы, где заболеваемость тоже выросла, – это Северная Африка и Ближний Восток и Латинская Америка, но там рост составил, соответственно, 7 процентов и 2 процента. При этом смертность там сокращается. 

В целом в Африке снижение уровня заболеваемости составляет, в зависимости от региона, 37-43 процента, а смертности – 43-50 процентов. 

Карательный подход к группам риска не работает 

В докладе ЮНЭЙДС подчеркивается, что в странах, где существуют карательные законы, где не соблюдаются права человека, как правило остаются без внимания, а то и подвергаются дискриминации и наказанию ключевые группы населения, на которые в мировом масштабе приходится 62 процента новых случаев ВИЧ-инфекций во всем мире.

Например, почти 70 стран мира криминализируют однополые сексуальные отношения. Геи и другие мужчины, практикующие секс с мужчинами, секс-работники, трансгендеры, заключенные и люди, употребляющие инъекционные наркотики, практически лишены доступа к медицинским или социальным услугам, что позволяет ВИЧ-инфекции распространяться среди наиболее уязвимых слоев общества.

Что дальше?

Авторы доклада отмечают, что COVID-19 продемонстрировал, насколько зыбкими оказались успехи в области здравоохранения и развития, достигнутые за последние десятилетия, и выявил вопиющее неравенство. Для того, чтобы ликвидировать СПИД к 2030 году, а именно такую задачу поставили мировые лидеры, необходимо пересмотреть имеющиеся стратегии и взять более смелые обязательства. 

Если они будут выполнены, отмечают в ЮНЭДС, то к 2025 году услуги в области ВИЧ смогут получать 95 процентов нуждающихся, ежегодное количество новых случаев ВИЧ снизится до 370 000, а смертей от СПИДа – до 250 000. Для этого в период до 2025 года потребуются ежегодные инвестиции в размере 29 миллиардов долларов. 

Доклад ЮНЭЙДС опубликован в преддверии Совещания высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН по СПИДу, которое состоится с 8 по 10 июня.
 

АРВТ

Вопрос, который волнует каждого пациента с ВИЧ-инфекцией — лечение заболевания. В настоящее время нет препаратов, действующих на покоящийся вирус, пока мы не можем «изгнать» вирус из клеток, которые он поразил, попав в организм больного. После первичного инфицирования иммунная система выработала антитела, задействовала специфические клетки-убийцы, которые самостоятельно справились с первой атакой вируса. В бессимптомную стадию устанавливается равновесие: в крови имеется определенное количество антител, достаточное для сдерживания размножения вируса и поражения им новых иммунных клеток, о чем свидетельствует восстановление количества СД4 клеток в крови и их стабильные цифры в течение длительного периода. Но данное равновесие может периодически нарушаться по самым различным причинам: наличие сопутствующих заболеваний, острые вирусные инфекции, употребление наркотиков, недостаток белка в пище и др.
— снижают количество специфических антител, стимулируют размножение вируса. В результате новые вирусные частицы поражают здоровые клетки иммунной системы, и при очередном лабораторном обследовании выявляется снижение уровня СД4-клеток. Организм длительное время может отражать такие атаки вируса, восстанавливая количество СД4-лимфоцитов.

 

Но постепенно (как быстро, зависит от исходного состояния иммунной системы и от самого вируса) резервы иммунной системы организма истощаются, и количество СД4-клеток перестает восстанавливаться. Больному требуется специфическое лечение — АРВТ, препятствующее размножению вируса, а, следовательно, прогрессивному поражению им клеток иммунной системы.

 

 

АРВТ — антиретровирусная терапия
— подразумевает использование трех (минимум двух) препаратов, останавливающих размножение ВИЧ. Как и все вирусы, ВИЧ чрезвычайно изменчив, быстро приспосабливается к лекарственным препаратам. Поэтому АРВТ включает использование комбинации препаратов, воздействующих сразу на оба этапа размножения вирусов. Пока нет лекарственных средств, действующих на покоящийся вирус, но АРВТ останавливает размножение ВИЧ и поэтому снижает количество вируса в крови.

 

Антиретровирусная терапия препятствует размножению вируса иммунодефицита человека, воздействуя на 2 этапа:

 

Для размножения ВИЧ использует ДНК клетки-хозяина, так как не имеет собственной. В переносе информации с вирусной РНК на ДНК — клетки-хозяина участвует фермент вируса — ревертаза. Препараты группы ненуклеозидных ингибиторов ревертазы (вирамун, стокрин) блокируют этот фермент и нарушают построение вирусной ДНК. Препараты группы нуклеозидных аналогов ревертазы подменяют строительный материал ДНК вируса и препятствуют ее созданию (тимазид, зерит, видекс, хивид, эпивир).

Если вирусу все же удалось создать вирусную ДНК, начинается процесс формирования из нее вирусных частиц, которые «одеваются» в белковую оболочку другим вирусным ферментом — протеазой. Этот фермент блокируют препараты группы ингибиторов протеаз: инвираза, криксиван, вирасепт, калетра — новорожденные вирусные частицы остаются раздетыми и не могут поражать клетки хозяина.

Агрессивная терапия включает препараты, действующие на оба процесса, и состоит из 3х-4х препаратов.

 

Когда следует начинать лечение?

 

Так как препараты АРВТ препятствуют размножению вируса, их нужно применять, когда имеются клинико-лабораторные признаки активизации вируса:

 

— в острую стадию ВИЧ-инфекции, чтобы помочь иммунной системе справиться с вирусами с наименьшими потерями СД4-клеток;

— при наличии вторичных заболеваний, обусловленных прогрессированием ВИЧ-инфекции;

— при снижении уровня СД4 менее 300 клеток в 1 мл.;

— при повышении уровня вирусной нагрузки более 30 тыс. коп./мл.;

 

Назначение препаратов производится врачом по клиническим показаниям при согласии пациента.

 

С чем может столкнуться человек, принимающий АРВТ?

 

Прежде чем приступить к лечению больной должен запомнить, что:

 

1) Необходимо соблюдать главное условие антиретровирусной терапии — не допускать перерывов в приеме, строго соблюдать часы приемов препарата.

Если пренебречь этим правилом, АРВТ окажется не только бесполезной, но и вредной, так как ВИЧ постоянно мутирует при размножении, и при очередном пропуске приема лекарств вирус начнет размножаться и создаст вирусы, которые будут устойчивы к применяемым препаратам (т. е. развивается резистентность). Таким образом, чем меньше у вируса шансов к размножению, тем меньше риск развития его устойчивости к АРВТ.

 

2) Как и большинство лекарственных средств, препараты АРВТ имеют побочные эффекты, с которыми пациент должен быть ознакомлен перед лечениемНаиболее частые из них — тошнота (АЗТ, хивид), сыпь (зиаген, вирамун), токсическое действие на печень (видекс, вирумун, хивид), нейропатии (зерит, хивид). При длительном приеме ингибиторов протеаз может повыситься уровень холестерина (риск сердечно-сосудистых заболеваний), развиться липодистрофия — перераспределение жировой прослойки тела (уменьшение в области лица и конечностей, отложение в области шеи, бедер и живота). Поэтому в процессе лечения нужно ежемесячно посещать лечащего врача, при возникновении подозрительных симптомов срочно сообщать о них доктору.

 

3) Необходимо изучить режим приема препаратов. Например, саквинавир и ритонавир надо принимать во время еды, а индинавир и диданозин — только натощак. 4) Очень важно сообщать врачу, какие лекарства Вы принимаете помимо лечения ВИЧ-инфекции. Так как при взаимодействии лекарств разных групп могут развиться опасные побочные эффекты либо снизиться эффективность препаратов АРВТ.

 

 

ВИЧ

Вопросы питания и поддержания веса тела чрезвычайно важны для людей, живущих с ВИЧ. Общих слов о бесспорной пользе овощей и фруктов не достаточно, так как вы можете начать терять вес, перенести оппортунистические инфекции или побочные эффекты препаратов антиретровирусной терапии. Из этого материала вы узнаете, что вызывает потерю веса при ВИЧ, как рассчитать необходимое вам число калорий в зависимости от вашего состояния здоровья, какие витамины и добавки подходят для ежедневного употребления, а также как правильно питаться при возникающих проблемах со здоровьем.

Обращаем ваше внимание, что приведенные здесь рекомендации по приему витаминов и различных добавок не заменяют консультации врача!

ВИЧ, вес тела и вопросы питания

Если вы живете с ВИЧ, то для вас чрезвычайно важны вопросы питания. Говоря о питании, мы будем подразумевать не только пищу, которую вы едите, но и то, как она усваивается организмом. Ваше тело меняется, и от самого вируса, и от препаратов, применяемых в терапии. Вы можете испытать ярко выраженную потерю веса, перенести оппортунистические инфекции, столкнуться с проблемой расстройства кишечника. Одним из часто встречающихся изменений тела является липодистрофия, при которой изменяется форма тела и увеличиваются показатели холестерола.

Потеря веса при ВИЧ

Широко известно, что ВИЧ и СПИД способны вызывать сильную и резкую потерю веса, или истощение. Подобные изменения наблюдаются не только на стадии СПИДа; на ранних стадиях ВИЧ-инфекции также возможна и часто встречается менее заметная потеря веса .  Исхудание при ВИЧ – это не то же, что и потеря веса при голодании. Голодающий человек в первую очередь теряет жир, а при ВИЧ-инфекции происходит потеря гладких тканей организма, например, гладкой мышечной массы, что означает изменение самой структуры тела.

Что вызывает потерю веса при ВИЧ?

Одним из факторов, вызывающих потерю веса при ВИЧ, является повышенный расход энергии. Хотя до сих пор точно не установлено, почему так происходит, исследования показывают, что люди с ВИЧ сжигают в состоянии покоя примерно на 10% больше калорий, чем люди без ВИЧ. На более поздних стадиях ВИЧ-инфекции расход энергии становится еще больше.

Но ускоренный обмен веществ – не единственная проблема. При обычных обстоятельствах при небольшом увеличении расхода энергии человек мог бы или чуть больше есть, или чуть меньше двигаться, чтобы компенсировать энергетические потери.

Существуют и другие важные причины потери веса при ВИЧ.

Во-первых, при ВИЧ снижается потребление энергии, или, попросту говоря, человек с ВИЧ начинает меньше есть. Когда иммунная система слабеет из-за воздействия вируса, могут развиваться различные инфекции, которые влияют и на аппетит, и на саму возможность есть – пережевывать пищу, глотать. Например, язвочки во рту и в горле могут сделать болезненным глотание пищи, а расстройство кишечника или тошнота могут снизить аппетит. Человек с ВИЧ может так плохо себя чувствовать, что у него не будет сил покупать продукты и готовить себе еду. Свою отрицательную роль играют также стресс и психологические проблемы. Во-вторых, потеря веса может объясняться сниженной усвояемостью питательных веществ, особенно жиров, из пищи, так как ВИЧ или другие инфекции повреждают внутреннюю оболочку пищеварительного тракта. Расстройство кишечника – распространённый симптом такой плохой усвояемости пищи.

Влияние антиретровирусной терапии на вес тела и питание

Современная антиретровирусная терапия эффективно контролирует ВИЧ-инфекцию и предотвращает тяжелые случаи потери веса (как и другие последствия влияния ВИЧ на организм человека). После начала терапии исхудавшие люди начинают снова набирать вес, но даже терапия не устраняет истощение полностью. Исследования показывают, что люди с ВИЧ, принимающие терапию и не стремящиеся сбросить вес, тем не менее, очень часто теряют от 5% до 10% веса в течение полугода. Хотя такая потеря веса не кажется катастрофической, она часто указывает на возможный неблагоприятный прогноз течения ВИЧ-инфекции, например, на возможность развития связанных с ВИЧ заболеваний.

Следует также заметить, что развитие ВИЧ-инфекции до стадии СПИДа может быть напрямую связано с нехваткой некоторых витаминов и минералов. Низкие уровни витаминов А, В12 и селена могут ускорять развитие ВИЧ.

Тем не менее, относительно цинка, например, существуют противоречивые данные. Одни исследователи говорят о том, что цинк участвует в циклах репликации ВИЧ, в то время, как другие ученые считают, что цинк замедляет развитие ВИЧ-инфекции.

Некоторые антиретровирусные препараты связаны с проблемой липодистрофии. Тогда как при связанном с ВИЧ истощении человек теряет гладкие ткани, при липодистрофии происходит перераспределение жира. При длительном лечении человек теряет жир на лице, конечностях или ягодицах, или набирает жир глубоко в животе, между лопатками или на груди.

Антиретровирусная терапия может также привести к повышению «плохого» и снижению «хорошего» холестерола, а также к повышению уровней триглицеридов в крови. Таким образом, увеличивается риск сердечных заболеваний, инсульта и диабета.

Другим побочным эффектом антиретровирусных препаратов является развитие устойчивости к инсулину, что в некоторых случаях приводит к диабету.

Что дает правильное питание?

Если вы живете с ВИЧ, правильное питание может существенно помочь вам в следующем:

  • Повышается общее качество жизни, так как ваше тело получает необходимые ему питательные вещества;
  • Улучшается работа вашей иммунной системы, и вам легче справляться с болезнями;
  • Правильное питание помогает справляться с симптомами ВИЧ и осложнениями;
  • Улучшается усваивание лекарств, и облегчаются их побочные эффекты.  Основные принципы питания при ВИЧ

Прежде всего, напомним общие для всех людей независимо от ВИЧ-статуса принципы питания:

  • Придерживайтесь диеты с высоким содержанием овощей, фруктов, цельных круп и бобовых;
  • Выбирайте нежирные источники протеина;
  • Ограничьте сладости, газированные напитки и продукты с добавлением сахара;
  • Питайтесь сбалансированно, избегайте как голода, так и переедания.

Особые рекомендации для людей с ВИЧ

Теперь приводим рекомендации для людей, живущих с ВИЧ.

Калории – это энергия, содержащаяся в продуктах, это «топливо» для вашего организма.

Для поддержания гладкой телесной массы вам, возможно, потребуется увеличить количество потребляемых калорий.

Для получения достаточного числа калорий:

  • Употребляйте 17 калорий на каждые 450 грамм (1 фунт) веса вашего тела, если ваш вес не менялся;
  • Употребляйте 20 калорий на каждые 450 грамм веса вашего тела, если у вас развилась оппортунистическая инфекция;
  • Употребляйте 25 калорий на каждые 450 грамм веса вашего тела, если вы теряете вес.

Протеин участвует в строительстве мышц, внутренних органов, а также необходим для сильной иммунной системы. Для получения достаточного количества «правильных» видов протеина:

  • ВИЧ-положительному мужчине ежедневно необходимо употреблять 100-150 грамм протеина;
  • При заболеваниях почек вам нужно получать из протеина не более 15%-20% суточной нормы калорий, иначе вы подвергнете почки чрезмерной нагрузке;
  • Выбирайте постную свинину или говядину, куриные грудки без кожи, рыбу и нежирные молочные продукты;
  • Для получения дополнительного протеина добавляйте ореховое масло к фруктам, овощам или делайте тосты с ореховым маслом; добавляйте сыр в соусы, супы, к отварному картофелю или к приготовленным на пару овощам; добавляйте баночку консервированного тунца в салаты или в тушеные овощи.

Углеводы дают вам энергию. Для получения достаточного количества «правильных» углеводов:

  • Ежедневно съедайте 5-6 порций (примерно 3 чашки) фруктов и овощей;
  • Выбирайте фрукты и овощи разных цветов, чтобы получать широкий спектр питательных веществ;
  • Выбирайте бобовые и цельные крупы, например, коричневый рис, не пропаренную (зеленую) гречку. Если у вас нет повышенной чувствительности к клейковине, вам подойдут продукты из цельной муки, овса или ячменя. Если у вас есть такая чувствительность к клейковине, выбирайте коричневый рис и картофель в качестве источников крахмала. Если у вас диабет или высокий риск развития диабета, большую часть углеводов вам следует получать из овощей.
  • Ограничьте употребление простых сахаров, то есть конфет, пирожных, печенья и мороженого.

Жир дает вам дополнительную энергию. Для получения достаточного количества «правильного» жира:

  • Получайте 30% ваших ежедневных калорий из жира;
  • Получайте 10% или больше из мононенасыщенных жиров, например, из миндаля, авокадо, кэшью, лесного ореха, ореха макадамия, натурального арахисового масла, оливкового масла, маслин, ореха пекан, арахиса, фисташек, масла кунжута, семен кунжута, а также тахини (пасты из зерен кунжута).
  • Получайте менее 10% ваших ежедневных калорий из полиненасыщенных жиров, например, рыбы, морепродуктов, грецких орехов, льняных семян, льняного, кукурузного, подсолнечного или соевого масел, соевых бобов т тофу, пророщенной пшеницы, темно-зеленых лиственных овощей;
  • Получайте менее 7% из насыщенных жиров, например, из жирного мяса, птицы с кожей, сливочного масла, молочных продуктов из цельного молока.
  • Витамины, минералы и добавки на каждый день

    В общем и целом, вы можете обсудить с вашим врачом прием следующих витаминов и питательных добавок, которые помогут вам устранить недостатки питания:

    • Ежедневный прием мультивитаминного комплекса, содержащего витамины-антиоксиданты A, C, E, комплекс витаминов В и такие минералы, как магний, кальций и селен. Обратите внимание, что в некоторых препаратах АРТ уже содержится большое количество витамина Е, поэтому обязательно обсудите необходимую вам дополнительную дозу этого витамина с врачом!
    • Жирные кислоты Omega-3, например, содержащиеся в рыбьем жире, для уменьшения воспалительных процессов и поддержания иммунитета. В природе эти жирные кислоты находятся в рыбах, обитающих в холодных водах, например, в лососе, но получить достаточное количество Omega-3 только за счет еды практически невозможно. Обратите внимание, что добавки Omega-3 повышают свойство некоторых лекарств, например, Кумадина, разжижать кровь, поэтому обсудите это с вашим врачом.
    • Сывороточный протеин, по 10-20 грамм в день, смешанный с каким-либо напитком, если вам необходим дополнительный протеин для набора веса и поддержания иммунной системы.
    • Креатин, по 5-7 грамм в день, для противодействия истощению и мышечной слабости. Креатин может вступать во взаимодействие с некоторыми препаратами, применяемыми при лечении почек.
     

    Обязательно обсудите этот вопрос с врачом!

    • N-ацетил цистеин (N-acetyl cysteine), по 200 – 800 мг. в день, для антиоксидантного действия.
    • Пробиотики, содержащие наряду с другими культурами ацидофильные бактерии (Lactobacillus acidophilus), 5-10 млрд. КОЕ (Колонии Образующих Единиц, или CFU, Colony Forming Units) в день, для поддержания здорового желудочно-кишечного тракта и иммунитета. Многие добавки с пробиотиками следует хранить в холодильнике. Обратите внимание, что при очень сильном нарушении иммунитета не всегда рекомендован прием пробиотиков; обсудите этот вопрос с врачом!
    • Коэнзим Q10, по 100 – 200 мг перед сном, для антиоксидантного и поддерживающего иммунитет воздействия. Коэнзим Q10 может взаимодействовать с некоторыми препаратами химиотерапии и лекарствами от повышенного артериального давления, а также может снижать действия препаратов для разжижения крови, например, Кумадина.
    • Витамин С, по 500 – 1,000 мг. 1 – 3 раза в день, для поддержания иммунитета и антиоксидантного воздействия. Некоторые врачи рекомендуют более высокие дозы витамина С на фоне приема антиретровирусной терапии.
    • L-глютамин (L-glutamine), по 500 – 1,000 мг.  3 раза в день для поддержания здорового желудочно — кишечного тракта и иммунитета. Высокие дозы глютамина могут вызвать маниакальные симптомы у людей с историей психических заболеваний. Он также может вступать во взаимодействие с различными лекарствами, поэтому обязательно обсудите прием глютамина с врачом!
    • Мелатонин, по 2-5 мг. за час до сна, для здорового сна и поддержания иммунитета. Обсудите с врачом, не будет ли мелатонин взаимодействовать с другими лекарствами.
    • Дегидроэпиандростерон (Dehydroepiandrosterone (DHEA), для гормонального баланса. DHEA – как раз тот гормон, содержание которого снижено у людей с ВИЧ. Установлено, что добавки с DHEA помогают при легкой депрессии без каких-либо побочных эффектов. Так как это гормон, то его можно принимать только под наблюдением врача и в строго рекомендованных дозах!
    • Питание в особых случаях

      Как мы уже говорили, ВИЧ вызывает в вашем теле разнообразные реакции, а, помимо них, возможны и побочные эффекты терапии. Далее вы узнаете, как питаться при наиболее распространенных проблемах:\ Тошнота и рвота

      • Пробуйте есть нейтральную по вкусу, нежирную пищу, например, отварные макароны, консервированные фрукты, легкий нежирный бульон;
      • Ешьте небольшими порциями каждые 1-2 часа;
      • Избегайте приготовленных на масле, острых блюд, или пищи с сильными запахами;
      • Пейте чай с имбирем или напитки с имбирем, как готовые, так и домашние;
      • Ешьте больше холодной еды и меньше – горячей;
      • Отдыхайте между приемами пищи, но не ложитесь горизонтально;
      • Попросите вашего доктора выписать вам средства от тошноты.

      Расстройство кишечника:

      • Пейте больше жидкости, чем обычно. Попробуйте разведенные соки или спортивные напитки, например, Gatorade.(Обратите внимание, что в таких спортивных напитках может быть высокое содержание сахара!)
      • Ограничьте употребление молока, сладких напитков или напитков на основе кофе.
      • Ешьте медленно и чаще, чем обычно.
      • Избегайте жирной пищи.
      • На короткое время вы можете попробовать диету из бананов, отварного риса, яблочного пюре и тостов или сухариков (приготовленных без масла).
      • Замените свежие овощи хорошо проваренными или консервированными.
      • Попробуйте принимать добавки с карбонатом кальция или попробуйте повысить в вашем рационе содержание пищевых волокон, или клетчатки (обратите внимание на диетические печенье или вафли с пищевыми волокнами).

      Отсутствие аппетита

      • Занимайтесь физическими упражнениями, чтобы повысить аппетит.
      • Не пейте слишком много жидкости сразу перед едой.
      • Ешьте в приятной компании, например, с друзьями, чтобы сама идея принятия пищи казалась вам привлекательной.
      • Ешьте чаще, но понемногу.
      • Пусть ваша еда будет разнообразной на вкус и цвет. Пробуйте новые рецепты, покупайте обычные продукты необычной формы (например, макароны разной формы и разных цветов).
      • Обсудите эту проблему с вашим врачом, возможно, вам нужен препарат для повышения аппетита. 

      Чрезмерная потеря веса

      • Увеличьте употребление протеина, углеводов и жиров.
      • С мюсли и хлопьями для завтрака используйте сливки, или сливки напополам с молоком.
      • Добавляйте к десертам шарик мороженого.
      • Чтобы перекусить, ешьте сухофрукты и орехи.
      • Обсудите с врачом употребление протеинового коктейля в качестве дополнительного источника питания.
      • Обсудите с врачом прием лекарств для повышения аппетита и против тошноты.

      Проблемы с жеванием и глотанием

      • Ешьте мягкую пищу, например, йогурт или картофельное пюре.
      • Замените свежие овощи отварными, паровыми или тушеными.
      • Выбирайте мягкие фрукты, например, спелые бананы или груши.
      • Откажитесь от кислых продуктов, например, апельсинов, лимонов, помидоров.
      • Обязательно установите вместе с врачом, что именно вызывает проблемы с жеванием и глотанием, не развивается ли у вас оппортунистическая инфекция!

      Липодистрофия

      • Ограничьте употребление жиров, особенно насыщенных и транс-жиров.
      • Выбирайте ненасыщенные жиры и источники жирных кислот Оmega-3, например, лосося или тунца.
      • Ограничьте употребление алкоголя и рафинированного сахара.
      • Чтобы избежать устойчивости к инсулину, ограничьте употребление продуктов, повышающих уровни глюкозы и инсулина, в первую очередь простых углеводов.
      • Ешьте больше цельнозерновых круп, богатых клетчаткой фруктов и овощей.
      • Занимайтесь фитнесом.

      Источник: http://parniplus. ru/zhizn-s-vich/health/3655-vich-ves-tela-i-voprosy-pitaniya/

      Рассказать знакомым:

      Предыдущий материалЧто такое ВИЧ-инфекция? Чем ВИЧ-инфекция отличается от СПИДа?Следующий материалРежим и диета при ВИЧ

    Врач рассказала о современных методах лечения ВИЧ в Казахстане

    Всемирная организация здравоохранения в 2015 году перевела ВИЧ-инфекцию из категории «смертельно опасных» в «хронические». Казахстанским пациентам назначают схемы лечения, подобранные индивидуально. Но все же около трех тысяч человек отказываются принимать специальную антиретровирусную терапию.

    Об устаревших стереотипах, дискриминации детей и взрослых, живущих с ВИЧ, влиянии гендерного неравенства и новейших методах лечения рассказала специалист по клиническим вопросам Казахского научного центра дерматологии и инфекционных заболеваний Министерства здравоохранения РК Гульжахан Ахметова.

     На сегодняшний день в Казахстане с ВИЧ-инфекцией живут больше 20 тысяч человек.

    TN:

    Человечество знает о ВИЧ уже 38 лет. Как за это время менялось отношение к самой болезни и людям с ВИЧ-положительным статусом?

    Гульжахан Ахметова

    Действительно, ВИЧ-инфекция известна уже 38 лет. Раньше, когда не существовало препаратов и установленного лечения, это было смертельное заболевание. Было много неизвестных факторов, много мифов, и отношение к людям, живущим с ВИЧ, было дискриминирующим, потому что первые случаи были обнаружены у людей из группы МСМ, то есть мужчин, практикующих секс с мужчинами. Потом выяснилось, что вирус передается через кровь. Тогда в группу риска попали люди, употребляющие инъекционные наркотики. Было клеймо, что это болезнь геев и наркоманов.

    TN:

    Как на данный момент ситуация с ВИЧ обстоит в Казахстане? Какова динамика развития болезни?

    Гульжахан Ахметова

    В Казахстане, как и на всем постсоветском пространстве, пик заболеваемости пришелся на конец 90-х — начало нулевых годов. Так как Казахстан находится на пути наркотрафика из Афганистана в западные страны, у нас был всплеск употребления инъекционных наркотиков. Вирус иммунодефицита человека попал в среду наркопотребителей и быстро передавался. Это было в нулевых годах – 20 лет назад. Сейчас ситуация несколько стабилизировалась. В Казахстане проводится большая работа, есть программа, которая включает раздачу бесплатных шприцев, просветительскую работу, обследование людей, относящихся к ключевым группам населения.

    К сожалению, вирус вышел за пределы ключевых групп, и сейчас превалирует половой путь передачи во всем мире. До 60 процентов новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией в Казахстане связаны именно с половым гетеросексуальным путем передачи. Заражается общее население — люди, которые никакого отношения не имеют ни к наркопотреблению, ни к другим ключевым группам.

    TN:

    Расскажите о мероприятии, для которого собрались как ведущие казахстанские, так и международные специалисты. Какие у него цели?

    Гульжахан Ахметова

    Уже четвертый год подряд в начале декабря проводится международная конференция для врачей-клиницистов, инфекционистов из Казахстана, Восточной Европы и Центральной Азии. Сегодня мы обсуждали именно практические вопросы: как лучше лечить, в чем может быть проблема, непереносимость препаратов или невозможность соблюдения режима пожизненного приема препаратов.

    TN:

    На 2017 год вакцины против ВИЧ не существует. К 2019 году разработана вакцина, «обучающая» иммунную систему организма разрушать оболочку вируса, она проходит тестирование. Расскажите о современных методах терапии ВИЧ? Насколько она эффективна?

    Гульжахан Ахметова

    Конечно, с одной стороны, эпидемия ВИЧ принесла очень много страданий, боли нашему миру. Но с другой — она дала мощный толчок для развития научной мысли. Очень много лабораторий в разных концах мира занимаются разработками лекарственных препаратов для лечения ВИЧ-инфекции. Да, вы правы, были публикации, что изобретена вакцина. Но, понимаете, она находится на уровне клинических испытаний, проходит экспериментальная стадия, поэтому говорить о том, что уже изобретена вакцина, я думаю, рано.

    В Казахстане, как и во всем мире, строго следуют клиническим протоколам лечения. То есть никаких экспериментов не допускается проводить с пациентами. Есть трехкомпонентная антиретровирусная терапия, которая блокирует размножение вируса, в результате болезнь не прогрессирует. Если вдруг человек перестанет принимать терапию, это может привести к прогрессированию болезни и фатальным последствиям. Поэтому мы всегда призываем пациента принимать антиретровирусные препараты согласно назначенному режиму.

    Лечение пожизненное, но ученые мира работают над адаптацией этой схемы. Если раньше человек мог до 15-20 таблеток принимать ежедневно, то сейчас ситуация изменилась, и схема лечения включает одну таблетку в день. В некоторых странах были испытания инъекционных препаратов, которые можно вводить один раз в неделю или в месяц.

    TN:

    Без врачебного вмешательства ВИЧ вызывает смерть пациента в среднем через 9-11 лет после заражения. При проведении антиретровирусной терапии продолжительность жизни пациента может быть продлена до 70-80 лет. Как это работает? Когда ВИЧ перестал быть смертельным приговором?

    Гульжахан Ахметова

    Для меня лично антиретровирусная терапия — это чудо, средство, которое позволяет сохранить жизнь и здоровье пациентам с ВИЧ. ВИЧ-инфекция – это хроническое заболевание, которое можно контролировать приемом антиретровирусных препаратов. Человек с ВИЧ ведет такую же полноценную жизнь, как другие люди. Единственное отличие – он нуждается в постоянном приеме препаратов. Согласитесь, есть много хронических заболеваний, которые тоже требуют ежедневного приема препаратов. Например, сахарный диабет, артериальная гипертензия. Если человек не будет принимать препараты, то болезнь может прогрессировать, вызвать осложнение, но если он будет строго соблюдать рекомендации врачей и вести здоровый образ жизни, то он будет жить счастливо и долго.

    У меня есть очень много друзей, которые с ВИЧ живут более 20 лет, и я думаю, что еще будут жить долго и все у них будет хорошо.

    Еще есть хороший посыл, что «Н=Н» (неопределяемая вирусная нагрузка равно непередающий ВИЧ человек). Мы контролируем лечение специальными лабораторными анализами, которые определяют концентрацию вируса в крови, это называется вирусная нагрузка. Многочисленными исследованиями доказано, что если у пациента вирусная нагрузка равна нулю, то есть неопределяемая, то он не сможет заразить другого человека. Благодаря «Н=Н» дети рождаются здоровыми от ВИЧ-инфицированных матерей, не заражаются половые партнеры, супруги.

    TN:

    Какова ситуация с обеспечением пациентов терапией? Все ли получают лечение? Насколько хорошо его переносят?

    Гульжахан Ахметова

    Вы знаете, что любая медицинская помощь имеет адресный характер. Человек, получающий лечение, находится на диспансерном наблюдении. Он сдает необходимые лабораторные анализы и проходит осмотр врачей не реже чем один раз в три месяца. Есть электронная база слежения за случаями ВИЧ-инфекции. Из 20 тысяч, живущих с ВИЧ, более 17 тысяч принимают антиретровирусную терапию. С теми, кто еще не принимает, это около трех тысяч человек, ведется постоянная работа. Основная причина отказа — люди не хотят принимать диагноз, не верят, что у них ВИЧ-инфекция. Это важный психологический момент. Если человек не принимает диагноз, он будет отказываться от препаратов. 15 лет назад, когда Казахстан только начинал антиретровирусную терапию, первые препараты были токсичные, вызывали нежелательные побочные эффекты. Эти мифы остались. Часть людей отказываются о терапии, потому что боятся, что будут какие-то побочные эффекты.

    TN:

    Профилактика и информирование населения. Какие социальные группы сегодня наиболее уязвимы? Какая работа с ними проводится?

    Гульжахан Ахметова

    Сейчас перед нами стоит важная задача – выявить всех людей с ВИЧ-инфекцией, назначить им хорошую терапию. Есть так называемая стратегия UNAIDS 90-90-90. Согласно ей, чтобы взять под контроль ВИЧ, нужно, чтобы не менее 90 процентов людей знали свой статус. Из них не менее 90 процентов ВИЧ-положительных начали антиретровирусную терапию, из них не менее 90 процентов должны достигнуть эффективности до неопределяемого уровня. Мы работаем над этим, поэтому широко пропагандируется тестирование на ВИЧ «Узнай свой статус», «Позаботься о своем здоровье». Если ты обследовался и увидел, что у тебя положительный результат, то не паникуй, начинай лечение. Оно предоставляется бесплатно.

    Надо знать, что ВИЧ передается тремя путями: незащищенные половые контакты, прямой контакт крови с кровью зараженного и от матери к ребенку. Все, других путей не существует. Это люди должны понимать. Вот вы спросили, какие социальные группы наиболее уязвимы. Любой человек, практикующий незащищенный половой контакт, находится в группе риска. Я призываю не забывать, что, используя обычный презерватив, вы будете защищены не только от ВИЧ, но и от других инфекций, передающихся половым путем.

    Казахстан делится на три уровня по распространенности заболевания на 100 тысяч населения. Есть регионы с высокой распространенностью ВИЧ. Туда входит Алматы, Карагандинская, Восточно-Казахстанская и Павлодарская области. Регионы со средней распространенностью: Акмолинская область, Костанайская область и другие. И есть с низкой – Кызылординская область, Мангистауская область и так далее.

    TN:

    Социализация и другая работа с людьми с диагнозом ВИЧ. Почему это важно? Что на этот счет делается в Казахстане? Каких результатов планируется достичь?

    Гульжахан Ахметова

    Казахстан на постсоветском пространстве одно из тех государств, где все делается с самого начала правильно. Мы учитываем опыт и ошибки наших соседей, например России, Украины, где эпидемия раньше началась, и стараемся выбирать сразу правильную дорогу. Говорят же, умный человек учится на чужих ошибках.

    Есть тенденция СПИД-диссидентства, это отрицание наличия ВИЧ-инфекции. Группа людей утверждает, что ВИЧ — это миф, его не существует, это выдумка фармкомпаний. Понимаете, к чему это приводит? Человек не верит, что существует ВИЧ-инфекция, которая приводит к СПИДу (синдрому приобретенного иммунодефицита). Соответственно, человек не лечится, не предохраняется. Это очень страшная позиция. Я считаю, что СПИД-диссидентство должно быть запрещено. Речь идет не только об их жизнях, к сожалению, зараженные ВИЧ-инфекцией дети полностью зависимы от своих родителей. Почему СПИД-диссидентство приобрело популярность в той же Российской Федерации? Мне кажется, немалое значение имеет дискриминация людей, живущих с ВИЧ. Эти устаревшие понятия, что ВИЧ могут заболеть только люди, употребляющие наркотики, работницы секса, геи и так далее. Люди боятся сказать, что у них ВИЧ-инфекция, боятся, что их начнут избегать, они лишатся работы. Это все связано с тем, что у нас неправильное отношение к проблеме.

    Дети, живущие с ВИЧ, подрастают, многие из них учатся в колледжах, институтах. Важно, чтобы дети чувствовали себя комфортно, чтобы не было такой дискриминации по отношению к ним. Проводится большая работа команды психологов, социальных работников, врачей. Чтобы дети росли в комфортной среде и понимали, что, если завтра они столкнутся с дискриминацией, это связано не с тем, что они плохие, а с тем, что общество еще не готово.

    TN:

    Что касается препаратов. Можете рассказать о системе выбора препаратов в Казахстане?

    Гульжахан Ахметова

    Есть клинический протокол лечения ВИЧ-инфекции, где прописаны стандартные и особые схемы. Допустим, у пациента особое состояние, сопутствующий диагноз: туберкулез, гепатит С, беременная женщина, в таких случаях предусмотрены особые схемы. Плюс у человека может быть непереносимость компонента. Если зарегистрирован побочный эффект и нежелательные явления, то проводится замена. В среднем подбор препарата занимает от двух до четырех недель. Если у человека развивается резистентность (устойчивость), мы можем поменять на более сильную схему, на которую есть чувствительность. Мы вооружены от и до.

    Наши клинические протоколы по лечению ВИЧ-инфекции пересматриваются каждые два года. Если за это время мы узнаем, что есть новые эффективные, безопасные препараты, то, естественно, мы их будем включать. Таким образом, наши пациенты получают доступ к препаратам, которые закупаются за счет государственных денег.

    TN:

    Как вы изменились лично с начала работы? Как на вас сказалась эта работа? Что вы можете пожелать, сказать не только тем, кто заболел, но и всем людям.

    Гульжахан Ахметова

    Я пришла в службу СПИДа более 12 лет назад. В Казахстане еще рано говорить о гендерном равенстве. Я считаю, женщины в контексте ВИЧ-инфекции более уязвимы. Потому что женщина связана с семейным окружением, если ее муж или половой партнер будет против, чтобы она пила антиретровирусные препараты, к сожалению, женщина не сможет пить, а это скажется на ее здоровье. Я понимаю, что без решения социальных вопросов мы не решим проблему, связанную с ВИЧ-инфекцией.

    Я хочу призвать людей, чтобы они не боялись. Многие люди даже боятся обследоваться на ВИЧ, думая «а вдруг у меня что-то выявят». Наоборот, узнав о проблеме, ты будешь на полпути к ее решению.

    Мифы и правда о заключенных с ВИЧ глазами профессора. Как сидит СПИД

    «Смотрите, что тут написано: реакция на ВИЧ — положительная. А я не просил анализы у меня брать. Я, может, не хотел знать результат. Это как девственности против воли лишить. Нарушено мое право на незнание. А вообще есть теория, что ВИЧ — это выдумка», — философствует мой собеседник, бледный молодой человек. Все происходит во время проверки СИЗО.

    Тюремная «диспансеризация»

    — Начну с вопроса, который задал мне один заключенный. Почему анализ на ВИЧ за решеткой берется у всех поголовно и без согласия? Может, не стоит так делать?

    — Что вы! Это огромная социальная миссия ФСИН, потому что выявление ВИЧ-инфекции и ее лечение для очень многих людей начинаются именно здесь. Уголовно-исполнительная система выполняет такую как бы экранирующую функцию: на свободу человек выходит пролеченный и уже не способный заразить окружающих. Сейчас ведь лозунг какой: ноль вирусной нагрузки — ноль заражения. Если бы пенитенциарной системы не было, неизвестно еще, как бы процесс распространения ВИЧ шел в Российской Федерации. Думаю, он происходил бы во много раз быстрее.

    — Это как с туберкулезом?

    — Совершенно верно. Попав за решетку, человек проходит своего рода диспансеризацию (первое время он находится на карантине в СИЗО, где у него берут анализы на ВИЧ и другие опасные инфекции и делают флюорографию). Бывает, что у совершенно благополучного на первый взгляд сидельца (скажем, менеджера крупной фирмы, задержанного по подозрению в мошенничестве) находят туберкулез. Если бы не арест — он бы не узнал об этом, ездил бы в общественном транспорте, заражал других…

    За решеткой врачи ставят задачу абациллирования (прекращения бактериовыделения) у больных туберкулезом. А единственная разница между туберкулезом и ВИЧ-инфекцией здесь в том, что первый полностью излечивается, а человек с ВИЧ продолжает получать антиретровирусную терапию, но уже не в системе ФСИН, а на воле.

    — Инфицированных женщин за решеткой больше, чем мужчин?

    — Каждая пятая заключенная или уже осужденная имеет положительный статус (и каждый десятый мужчина).

    СПРАВКА «МК»

    На 1 сентября 2019 года в российских СИЗО и колониях находились 537 тысяч человек, из которых 43 тысячи — женщины.

    — Недавно в одной из камер московского женского СИЗО №6 заключенная пожаловалась, что ВИЧ у нее впервые выявили за решеткой, но что делать с этим дальше — не сказали. Почему не дали разъяснительную литературу? Почему не провели беседу? Человек остался один на один с новой бедой.

    — Сейчас все это (система образования ВИЧ-инфицированного) есть в колонии, куда человек попадает уже отбывать наказание. Там это отлажено. Но я с вами согласен: все начинаться должно еще в СИЗО.

    — Представьте, у человека сначала первый шок от самого заключения под стражу, а буквально через несколько дней — второй шок, от диагноза…

    — Вы абсолютно правы. Уже есть поручение ФСИН России подготовить методички и т.д. для тех, у кого впервые выявили ВИЧ в СИЗО. Надеюсь, скоро они появятся в камерах. А индивидуальные беседы с каждым, у кого обнаружили вирус, проводить обязаны уже сейчас штатные инфекционисты. Если к кому-то такой специалист долгое время не приходит — это повод для разбирательств.

    — Терапия, как известно, должна подбираться индивидуально. Но очень часто врачи говорят, что исходят из тех компонентов, которые есть в наличии. Почему?

    — Это не совсем так. Вообще, для понимания: назначают изначально терапию не тюремные медики, а гражданские, в СПИД-центре. То есть как происходит: взяли анализ, впервые диагностировали ВИЧ, отправили эту информацию в региональный СПИД-центр, а там уже включают его во Всероссийский реестр ВИЧ-инфицированных и решают, назначать терапию или нет, и если назначать, то какие препараты.

    У нас существуют (и это регламентировано и клиническими рекомендациями, и стандартами) так называемые линии терапии — первая, вторая и третья. В соответствии с международной практикой сначала пациент получает терапию первой линии. В том случае, если она ему не подходит, врач корректирует лечение и подбирает индивидуальный план.

    — В московских СИЗО заключенные жаловались на перебои с препаратами. В частности, на то, что не хватает ламивудина и тенофарина.

    — Вас здесь не обманули. В чем суть антиретровирусной терапии? Она комплексная. Для того чтобы побороть вирус, нам нужно дать как минимум три препарата (а вот сочетание препаратов, повторюсь, доктор может назначить разное). Ламивудин и тенофарин — два базовых препарата, выпускаемые отечественными производителями с минимальной ценой. То есть нигде в мире по этой оптимальной цене их нет. Но производители хотели бы, чтобы государство их закупало по достойной цене, а государство, естественно, хочет по более низкой.

    Система ФСИН с закупками антиретровирусных препаратов встроена в общегосударственную систему закупок. И вот вы могли официально зайти на сайт госзакупок и увидеть такую картину: Министерство здравоохранения объявляет первый аукцион по ламивудину, и ни один поставщик не выходит, потому что цена низкая. Объявляется второй аукцион по ламивудину — тихо. Объявляется третий аукцион, с более высокой ценой, — но никто не выходит.

    — И что делать?

    — Вопрос на государственном уровне сейчас решается. На сегодняшний день заключено 17 контрактов, по которым в полном объеме закрыта потребность этого года и сформирован запас медикаментов до лета следующего.

    — По моей информации, в московских СИЗО антиретровирусные препараты пропали потому, что их перенаправили в исправительные учреждения других регионов, где ситуация совсем плохая.

    — Это общероссийская система перераспределения. Сейчас регион, имеющий избыток каких-то препаратов, может «нажать кнопочку», сообщив об этом, а другой, кому они нужны, заявить: беру. Но если отдали то, что нужно самим, это нарушение. Мы разберемся. По распоряжению ФСИН создана мобильная группа. Она включает меня и несколько аттестованных инфекционистов. Мы готовы выдвинуться в любой регион. Также мы готовы отправиться в те колонии и СИЗО, где якобы дают просроченные препараты. Только назовите их.

    — Договорились, теперь мы будем вести мониторинг и сообщать вам. А пока — другой вопрос. В тюрьмах апробируют новые лекарства от ВИЧ?

    — Нет, конечно! Подобные эксперименты запрещены. Более того, даже если бы кто-то из заключенных захотел принять участие в исследовании (как волонтер), то он мог бы это только после освобождения.

    — Еще одна заключенная рассказала, что стала принимать терапию, но чувствует себя от нее плохо: расстройство желудка, температура, высыпания на коже… Она не понимает: то ли это побочные явления, которые пройдут, то ли в принципе не подходит терапия. Но спросить ей не у кого. Почему хотя бы первое время больного не наблюдает инфекционист?

    — Еще раз повторяю, что у нас есть две разные системы медобеспечения СИЗО и колонии. Вот что касается колонии, там вопрос решен. А в СИЗО, увы, пока нет.

    — Инфекционистов не хватает?

    — Не только в этом дело. Да и должен ли это быть обязательно инфекционист? Инфекционист останется лидирующим звеном, он останется мозговым центром, который будет подсказывать. Но непосредственно выписать рецепт, контролировать прием — это может сделать врач-терапевт.

     

     

     

    «СПИД-диссиденты —это зачастую психически больные»

    — Скажите, полагаются ли ВИЧ-инфицированным поддерживающие витамины вместе с лекарственными препаратами? Какие и как часто? Тюремные врачи не знают на него ответа.

    — На самом деле витамины в данном случае не главное. Иногда они даже мешают усвоению. А главное — приверженность терапии. Потому что многие думают, что раз заключенный всегда под наблюдением, то нет проблем с приемами таблеток. На самом деле это не так. У арестанта может зародиться мысль: «А не буду я принимать таблетки!» Есть такой термин: СПИД-диссидентство.

    — Правда, что заключенная мать десятерых детей, умершая в Новгородском СИЗО, была СПИД-диссиденткой?

    — Следственный комитет уже сделал официальное заявление по поводу нее. Так что да, диагноз уже можно называть…

    А вообще вот как должна работать схема (и она работает, только иногда дает сбой, как мы увидели). Если что-то идет не так с лечением, пациент сомневается в необходимости приема препаратов, мы его госпитализируем. И вот там, на койке, безусловно, пытаемся убедить лечиться. К слову, если человек сильно похудел, то ему дают дополнительное питание, и в том числе те самые витамины, о которых вы спросили.

    — Уточню: если он просто сидит в камере СИЗО, то ему витамины не полагаются?

    — Не то что не полагаются — они не включены в стандарт помощи ВИЧ-инфицированным. Там четко расписано, что входит в первую линию, во вторую, в третью и с чем вместе это назначается. И витаминов там нет. Но это не требуется — требуется прием именно антиретровирусной терапии, регулярно и без нарушений. Вот если вы где-то увидите нарушения, что, не дай бог, кто-то несвоевременно выдает, не вовремя, — этот вопрос надо срочно решать. Повторюсь: сигнализируйте нам.

    — А сколько у нас СПИД-диссидентов на сегодняшний день среди заключенных?

    — Точную цифру не назову, но таких немного. Мы иногда видим, что есть подстрекатели. То есть есть один арестант (у него даже может быть психическое нарушение, расстройство поведения), который всем говорит: «Вся эта терапия не нужна, она не помогает». На самом деле терапия уже давно ушла вперед, есть современные схемы, они хорошо переносятся. Мы всегда можем подобрать подходящую.

    — На сегодняшний день, каков охват ВИЧ-инфицированных за решеткой терапией?

    — От 40 до 60%, в зависимости от региона. Так же, как и по всей стране в гражданской медицине. Но я считаю, что переход к 100%-ной терапии начнется именно в системе ФСИН…

    — Вот те остальные «не охваченные» — они не хотят принимать или им не хватает препаратов?

    — Опять же здесь возвращаемся к стандартам. Есть понятие «терапия по жизненным показаниям». Это очень важно. Если у тебя меньше 350 защитных клеток — ты обязан принимать терапию. Почему? Потому что если ты не принимаешь, может развиться туберкулез. А это — заразное заболевание. Поэтому прежде всего, в первую очередь получают антиретровирусную терапию те, у кого меньше 350. Кроме того, ее сразу назначают тем, у кого в анамнезе был туберкулез.

    — А когда лечить будут 100% инфицированных?

    — В России антиретровирусную терапию получают всего 400 тысяч человек. Иногда зарубежные оппоненты говорят: «Вы не лечите всех». А мы им отвечаем (голландцам, например): «А вы пробовали лечить разом 400 тысяч человек?!» Представьте себе систему государственных закупок, которая закупает препараты на столько людей…

    — Вы ушли от ответа.

    — Мы не можем лечить на бóльшую сумму, чем заложено в законе о бюджете. Так что вопрос этот — к правительству. Я уверен, это (когда лечить за решеткой будут абсолютно всех ВИЧ-инфицированных) случится очень скоро. И я как человек, как врач приложу всяческие усилия.

    — А кто остается у нас непролеченным за решеткой? Это те, кто недавно ВИЧ заразился? Это те, кто молод, крепок?

    — Не совсем так. Что касается острой ВИЧ-инфекции, мы стараемся этих людей как раз сразу на терапию брать. Почему? Потому что терапия с момента острой ВИЧ-инфекции очень эффективна. В мире научное сообщество ставит вопрос о полном излечении от ВИЧ. Наверное, будут излечены прежде всего те, которые начали лечение с острой ВИЧ, потому что вот эти резервуары (спящие копии вируса внутри Т-лимфоцитов) будут самые маленькие.

    Кому мы можем несколько отложить терапию? У кого есть собственный иммунный ответ (антитела, которые выработались после острой ВИЧ-инфекции). И вот в этот момент некоторое время человек может не получать терапию, потому что он сам контролирует размножение вируса.

    Есть еще категория лиц — так называемые «элитарные контролеры», у которых вирусная нагрузка может быть маленькой или совсем не определяться.

    Отряды для положительных

    — Заключенным с ВИЧ-инфекцией полагается диетпитание. Но оно весьма скромное. Пол-яйца, 50 граммов курицы, 50 граммов мяса в день… Там совсем нет овощей и фруктов. Вы не планируете нормы дополнить?

    — То диетпитание, которое есть, существенно разнообразит рацион. В тюрьме некоторые ВИЧ-инфицированные наконец начинают набирать вес (до этого они о своем статусе не знали, не лечились, и у них была нарушена трофика мышц, из-за чего они худели).

    Совсем уж специальное питание возможно только в условиях стационара. В СИЗО или колонии это вызовет негодование со стороны остальной массы. Кто знает — может, какие-то арестанты специально будут заражаться, чтобы получать дополнительную пайку, в которой будут овощи-фрукты?.. Но вообще вы правильно ставите вопрос. Клетчатка способствует лучшей работе кишечника, а от него многое зависит — ведь там находится лимфоидная ткань. Нормы нужно постепенно менять в рамках гуманизации.

    — Появятся ли отдельные колонии для ВИЧ-инфицированных?

    — Ни колоний, ни даже отрядов. Эти люди не требуют специальной опеки, они такие же, как все остальные. Изолировать их — нарушение прав человека.

    — Часто человек заражается уже за решеткой?

    — Как вы себе это представляете? Половые контакты запрещены, употребление наркотиков — тоже. Каким образом тогда? Так что зачастую это байки. Знаю случаи, когда человек узнал о том, что болеет, во время карантина в СИЗО (где был изолирован!), но родным сказал, что его заразили именно за решеткой.

    — В одном из московских СИЗО стоматологи говорят, что ВИЧ-инфицированным могут только удалять зубы…

    — Будет проведена проверка всей медчасти этого изолятора. Они обязаны лечить! В системе хирургии (а стоматология относится к ней) к каждому пациенту подходят как к потенциальному источнику инфекции. Используется только одноразовый инструментарий. Помимо ВИЧ есть ведь гепатиты и т.д. В общем, вы меня неприятно удивили вашим рассказом про наших стоматологов.

    — А в больнице «Матросской Тишины» ВИЧ-инфицированных отказываются оперировать и вывозят в гражданские клиники. То есть людей без статуса они могут сами пролечить, а со статусом — отказываются.

    — То, что вы сейчас говорите, звучит плохо. Нужно провести проверку. Если в конечном итоге все-таки отвезли в гражданскую больницу, то это не значит, что отказали в медпомощи. Но были потрачены средства и силы на конвой, на транспортировку. Вот проверим: обоснованно ли? Может быть, что-то клинически им не понравилось, и они сочли нужным вывезти. Будем разбираться.

    — Последний вопрос: сколько за решеткой умерло от СПИДа?

    — В прошлом году — 696 человек. Это много, конечно. Но еще три года назад их было 1193.

     

    Источник: МК

     

    Прием АРТ на ранней стадии ВИЧ может предотвратить развитие ВИЧ-инфекции

     

    Ученые из Университета Квазулу-Натал (ЮАР) провели исследования, которые доказали, что прием АРВ-терапии на ранней стадии ВИЧ позволяет предотвратить развитие ВИЧ-инфекции с полным сохранением иммунной функции. Об этом сотрудники университета заявили на симпозиуме в рамках Международной конференции по СПИДу в Дурбане.

    В рамках исследования группе молодых женщин из Южной Африки, у которых был диагностирован ВИЧ на очень ранних стадиях, сразу назначалась  антиретровирусная терапия, что позволило предотвратить развитие заболевания. У большинства из них не  образовались антитела к ВИЧ, несмотря на наличие низкого уровня РНК вируса  в клетках.

    В исследовании приняли участие 300 ВИЧ-негативных женщин в возрасте 18-23 лет, которые  подвергаются высокому риску инфицирования ВИЧ. Основной целью было оценить эффективность приёма АРТ во время «гиперострой» стадии ВИЧ-инфекции: не более трех недель после инфицирования (10-15 дней) до пика вирусной нагрузки, и задолго до того, как образуются антитела к ВИЧ.

    Чтобы выявить ВИЧ на такой ранней стадии, женщинам проводили  специальные быстрые тесты не реже 2-х раз в неделю, которые позволяли обнаружить вирус до начала образования антител. Из 42 женщин, которые заразились ВИЧ в ходе исследования, 14 женщин отказались от лечения на ранней стадии, а 28 начали принимать АРТ в течение 15 дней после положительного анализа. В результате терапии только у трёх женщин из группы начавших принимать АРТ на ранней стадии впоследствии обнаружили антитела к ВИЧ. Планируется, что эти женщины примут участие в исследование в течение еще двух-трех лет, после чего им будет предложено прервать прием АРТ с целью выяснить, будет ли определяться ВИЧ в крови без лечения.

    Полученные в ходе исследования результаты подтверждают тот факт, что раннее начало АРВ-терапии позволяет предотвратить развитие ВИЧ-инфекции. Эти данные могут стать существенным подспорьем в преодолении СПИДа на глобальном уровне.

     

    Ученые, возможно, впервые вылечили женщину от ВИЧ

    Американская исследовательская группа сообщила, что, возможно, впервые излечила женщину от ВИЧ. Опираясь на прошлые успехи, а также на неудачи в области исследований в области лечения ВИЧ, эти ученые использовали передовой метод трансплантации стволовых клеток, который, как они ожидают, увеличит количество людей, которые могут получать подобное лечение, до нескольких десятков в год.

    Их пациент вошел в редкий клуб, в который входят трое мужчин, которых ученые вылечили или, скорее всего, вылечили от ВИЧ.Исследователи также знают о двух женщинах, чья собственная иммунная система совершенно необычно победила вирус.

    Карл Диффенбах, директор отдела СПИДа в Национальном институте аллергии и инфекционных заболеваний, одном из нескольких подразделений Национального института здравоохранения, который финансирует исследовательскую сеть, стоящую за новым случаем, сообщил NBC News, что накопление повторяющихся очевидные победы в лечении ВИЧ «продолжают вселять надежду».

    «Важно, чтобы в этом направлении продолжался успех, — сказал он.

    В первом случае того, что в конечном итоге было признано успешным излечением от ВИЧ, исследователи лечили американца Тимоти Рэя Брауна от острого миелоидного лейкоза или ОМЛ. Он получил трансплантацию стволовых клеток от донора, у которого была редкая генетическая аномалия, которая дает иммунным клеткам, на которые нацелен ВИЧ, естественную устойчивость к вирусу. Стратегия в случае Брауна, которая была впервые обнародована в 2008 году, с тех пор, по-видимому, вылечила от ВИЧ еще двух человек. Но он также потерпел неудачу в ряде других.

    Этот терапевтический процесс предназначен для замены иммунной системы человека иммунной системой другого человека, лечения его рака, а также лечения ВИЧ.Во-первых, врачи должны уничтожить первоначальную иммунную систему с помощью химиотерапии, а иногда и облучения. Есть надежда, что это также уничтожит как можно больше иммунных клеток, которые, несмотря на эффективное антиретровирусное лечение, все еще скрыто содержат ВИЧ. Затем, при условии, что трансплантированные устойчивые к ВИЧ стволовые клетки приживутся должным образом, новые вирусные копии, которые могут появиться из любых оставшихся инфицированных клеток, не смогут заразить другие иммунные клетки.

    Эксперты подчеркивают, что неэтично пытаться излечиться от ВИЧ с помощью трансплантации стволовых клеток — токсичной, иногда смертельной процедуры — у любого, у кого нет потенциально смертельного рака или другого состояния, которое уже делает их кандидатами на такое рискованное лечение. .

    Доктор Дебора Персо, детский специалист по инфекционным заболеваниям в Медицинской школе Университета Джона Хопкинса, которая возглавляет финансируемый Национальным институтом здравоохранения научный комитет, занимающийся изучением нового случая (Международная сеть клинических исследований СПИДа среди детей и подростков), сказала, что «в то время как мы Мы очень взволнованы» новым случаем возможного излечения от ВИЧ, метод лечения стволовыми клетками «все еще не является осуществимой стратегией для всех, кроме горстки миллионов людей, живущих с ВИЧ».

    Расширение границ в науке о лечении ВИЧ

    Dr.Ивонн Дж. Брайсон, детский специалист по инфекционным заболеваниям в Медицинской школе Дэвида Геффена Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, во вторник описала новое тематическое исследование на виртуально проводимой ежегодной конференции по ретровирусам и условно-патогенным инфекциям.

    «Нью-йоркский пациент», как называют эту женщину, поскольку она проходила лечение в нью-йоркском пресвитерианском медицинском центре Weill Cornell в Нью-Йорке, у нее был диагностирован ВИЧ в 2013 году и лейкемия в 2017 году.

    Брайсон и Persaud сотрудничает с сетью других исследователей, чтобы провести лабораторные тесты для оценки состояния женщины.В Weill Cornell д-р Цзинмей Хсу и д-р Коэн ван Бесиен из программы трансплантации стволовых клеток в паре со специалистом по инфекционным заболеваниям д-ром Маршаллом Глесби занимаются уходом за пациентами.

    Слева направо: д-р Коен ван Безиен, д-р Цзинмей Сюй и д-р Маршалл Глесби. Бенджамин Райан

    Эта команда долгое время стремилась смягчить серьезные проблемы, с которыми сталкиваются исследователи при поиске донора, чьи стволовые клетки могли бы лечить рак пациента и вылечить его. их ВИЧ.

    Традиционно такой донор должен иметь достаточно близкий человеческий лейкоцитарный антиген или HLA, чтобы максимизировать вероятность того, что трансплантат стволовых клеток хорошо приживется.Донор также должен иметь редкую генетическую аномалию, придающую устойчивость к ВИЧ.

    Эта генетическая аномалия в основном встречается у людей североевропейского происхождения и даже среди людей, проживающих в этой местности, всего около 1 процента. Таким образом, для тех, у кого нет существенной схожей родословной, шансы найти подходящего донора стволовых клеток особенно малы.

    В Соединенных Штатах афроамериканцы составляют около 40 процентов, а выходцы из Латинской Америки — около 25 процентов от примерно 1.2 миллиона человек с ВИЧ; белые составляют около 28 процентов.

    Ультрасовременное лечение

    Процедура, используемая для лечения пациента из Нью-Йорка, известная как трансплантация гапло-тяжа, была разработана командой Weill Cornell для расширения возможностей лечения рака у людей со злокачественными новообразованиями крови, у которых отсутствует HLA-идентичный доноры. Во-первых, больному раком пересаживают пуповинную кровь, содержащую стволовые клетки, составляющие мощную зарождающуюся иммунную систему. Через день им пересаживают стволовые клетки большего размера.Взрослые стволовые клетки быстро процветают, но со временем они полностью заменяются клетками пуповинной крови.

    По сравнению со взрослыми стволовыми клетками, пуповинная кровь более адаптируема, обычно требует меньшего соответствия HLA для успешного лечения рака и вызывает меньше осложнений. Однако пуповинная кровь обычно не дает достаточного количества клеток, чтобы быть эффективным средством лечения рака у взрослых, поэтому трансплантация такой крови традиционно в значительной степени ограничивалась детской онкологией. При трансплантации гаплокорда дополнительная трансплантация стволовых клеток от взрослого донора, который обеспечивает множество клеток, может помочь компенсировать нехватку клеток пуповинной крови.

    «Роль взрослых донорских клеток заключается в том, чтобы ускорить процесс раннего приживления и сделать трансплантацию более легкой и безопасной», — сказал ван Бесиен.

    У пациента из Нью-Йорка, который имеет смешанную расу, команда Weill Cornell и ее сотрудники обнаружили устойчивую к ВИЧ генетическую аномалию в пуповинной крови донора-младенца. Они соединили трансплантат этих клеток со стволовыми клетками от взрослого донора. Оба донора лишь частично соответствовали HLA женщине, но комбинация двух трансплантатов позволила это сделать.

    «По нашим оценкам, в США примерно 50 пациентов в год могут получить пользу от этой процедуры», — сказал ван Бесиен об использовании трансплантации гаплопуповины в качестве терапии для лечения ВИЧ. «Возможность использовать частично совместимые трансплантаты пуповинной крови значительно увеличивает вероятность нахождения подходящих доноров для таких пациентов».

    Еще одним преимуществом использования пуповинной крови является то, что в банках этого ресурса гораздо легче проводить скрининг большого количества аномалий устойчивости к ВИЧ, чем в регистрах костного мозга, по которым онкологи находят доноров стволовых клеток.До того, как пациент из Нью-Йорка стал кандидатом на лечение гаплокорда, Брайсон и ее сотрудники уже проверили тысячи образцов пуповинной крови в поисках генетической аномалии.

    Женский трансплантат прижился очень хорошо. Она находится в стадии ремиссии от лейкемии уже более четырех лет. Через три года после трансплантации она и ее врачи прекратили лечение ВИЧ. Четырнадцать месяцев спустя она все еще не испытала возрождение вируса.

    Многочисленные сверхчувствительные тесты не могут обнаружить в иммунных клетках женщины никаких признаков ВИЧ, способных к репликации, и исследователи не могут обнаружить какие-либо антитела к ВИЧ или иммунные клетки, запрограммированные на борьбу с вирусом. Они также взяли у женщины иммунные клетки и в лабораторном эксперименте попытались заразить их ВИЧ — безрезультатно.

    «Было бы очень трудно найти совпадение плюс эту редкую мутацию, если бы мы не могли использовать клетки пуповинной крови», — сказал доктор Брайсон на конференции во вторник. «Это открывает этот подход для большего разнообразия населения».

    Сохранение осторожности

    На данном этапе Брайсон и ее коллеги считают, что женщина находится в состоянии ремиссии ВИЧ.

    «Вы не хотите переусердствовать», — сказал Брайсон о том, что на данном этапе предпочитает слово «ремиссия» слову «излечение».

    Показательный пример: Дебора Персо из Университета Джона Хопкинса была автором клинического случая, который она впервые представила в 2013 году о ребенке из Миссисипи, находившемся в состоянии, которое она назвала «функциональным излечением». После того, как, по-видимому, она заразилась ВИЧ от своей матери в утробе матери, вскоре после рождения ребенка лечили нетипично усиленным антиретровирусным режимом. Когда Персо объявил об исследовании, малыш не получал лечения от ВИЧ в течение 10 месяцев без повторного распространения вируса.Новость о предполагаемом излечении от ВИЧ облетела весь мир и вызвала безумие в СМИ. Но через 27 месяцев после прерывания лечения вирус у ребенка восстановился.

    Если пройдет достаточно времени без каких-либо признаков активного вируса — несколько лет — авторы этого последнего тематического исследования сочтут пациента из Нью-Йорка излеченным.

    «Я очень рад, что у нее все так хорошо закончилось», — сказал Брайсон. По ее словам, очевидный успех дела дал исследователям «больше надежды и больше возможностей для будущего».”

    Почему ВИЧ так трудно вылечить?

    Когда в 1996 году появилось высокоэффективное комбинированное антиретровирусное лечение ВИЧ, д-р Дэвид Хо, который был одним из архитекторов этой терапевтической революции и является директором Исследовательского центра СПИДа имени Аарона Даймонда в Нью-Йорке, выдвинул знаменитую теорию о том, что при наличии достаточного времени такие лекарства могут в конечном итоге уничтожить вирус в организме.

    На сегодняшний день известно несколько случаев, когда люди начали принимать антиретровирусные препараты вскоре после заражения ВИЧ, а затем прекратили лечение и в течение многих лет сохраняли вирусную ремиссию без рецидива вируса.

    В противном случае предсказание Хо оказалось ложным. За последнюю четверть века исследователи в области лечения ВИЧ узнали во все более точных деталях, насколько сложной задачей является не только вылечить ВИЧ, но и разработать эффективные лечебные методы лечения, которые были бы безопасными и масштабируемыми.

    ВИЧ поддерживает такое постоянное присутствие в организме, потому что вскоре после заражения вирус встраивает свой генетический код в долгоживущие иммунные клетки, которые переходят в состояние покоя, то есть перестают производить новые вирусные копии.Антиретровирусные препараты действуют только на реплицирующиеся клетки, поэтому ВИЧ может оставаться незамеченным такими лекарствами в покоящихся клетках в течение длительного времени, иногда годами. В отсутствие какого-либо лечения ВИЧ такие клетки могут перезапустить свои двигатели в любое время и заселить организм огромным количеством вируса.

    Дело Тимоти Брауна, опубликованное в 2009 году, дало импульс исследованиям в области лечения ВИЧ, в которые с тех пор резко возросли финансовые инвестиции.

    В 2019 году исследователи объявили о двух новых случаях ремиссии ВИЧ после лечения, аналогичного тому, которое получил Браун.Среди них были житель Лондона Адам Кастильехо, у которого была лимфома Ходжкина, и мужчина в Дюссельдорфе, Германия, у которого был ОМЛ.

    Прошло более трех лет с тех пор, как эти двое мужчин прекратили лечение от ВИЧ, и вирус не вернулся. Следовательно, авторы каждого из их тематических исследований — Равиндра К. Гупта из Кембриджского университета и доктор Бьорн Йенсен из университетской больницы Дюссельдорфа — каждый недавно сообщил NBC News, что их пациент «почти определенно» вылечился от вируса.

    С 2020 года ученые также объявили о случаях двух женщин, чьи собственные иммунные системы, по-видимому, вылечили их от ВИЧ. Они входят в число примерно 1 из 200 человек с ВИЧ, известных как «элитные контролеры», чья иммунная система может значительно подавлять репликацию вируса без лекарств. В их случаях их тела пошли еще дальше и, по-видимому, уничтожили все функциональные вирусы.

    Менее токсичное лечение

    Другим важным преимуществом трансплантации гаплопуповины, полученной пациенткой из Нью-Йорка, по сравнению с лечением трех ее предшественников-мужчин, является то, что использование пуповинной крови — по не совсем понятным причинам — значительно снижает риск того, что известно как трансплантат против трансплантата.болезнь хозяина. Это потенциально разрушительная воспалительная реакция, при которой донорские клетки вступают в войну с телом реципиента. Все мужчины в трех других случаях излечения от ВИЧ испытали это, что в случае Брауна вызвало длительные проблемы со здоровьем.

    Браун умер в возрасте 54 лет в сентябре 2020 года от рецидивирующей лейкемии.

    Пациент из Нью-Йорка стал вторым человеком с ВИЧ, которому пересадили гапло-пуповину в надежде вылечить вирус. Однако первый человек умер от рака вскоре после лечения в 2013 году.

    Напротив, пациент из Нью-Йорка, по словам Брайсона, остается «бессимптомным и здоровым».

    — Она наслаждается жизнью, — сказал Брайсон.

    Выполните

    8

    9 9

    8

    9

    8,

    8,

    8 &

    8

    8 Instagram

    Через 40 лет , Пришло время положить конец эпидемии ВИЧ

    Кросс-пост из блога HHS

    Несмотря на прогресс, которого мы достигли за четыре десятилетия, ВИЧ остается серьезной проблемой общественного здравоохранения во всем мире.К счастью, положить конец эпидемии ВИЧ теперь в наших силах. Отмечая 40-летие первого официального доклада о СПИДе 5 июня 1981 года, мы делаем паузу, чтобы почтить память более 32 миллионов человек, которые умерли от болезней, связанных со СПИДом, во всем мире. , в том числе 700 000 человек в США

    Размышляя о тех, кого мы потеряли из-за ВИЧ и СПИДа, и поддерживая ВИЧ-сообщество, мы вновь обязуемся положить конец эпидемии ВИЧ, продолжая работу, которую необходимо выполнять, вновь привлекая людей с жизненным опытом и широкому кругу заинтересованных сторон из всех слоев общества, а также активизировать наши усилия по ускорению прогресса и обеспечению справедливости.


    Чтобы продвинуть нас вперед к этой цели, 28 мая 2021 года Белый дом опубликовал бюджет правительства США президента Байдена на 2022 финансовый год , , который включает запрос на 670 миллионов долларов для продолжения реализации Концовки . Эпидемия ВИЧ в инициативе США (EHE).

    В настоящее время 38 миллионов человек, в том числе 1,2 миллиона в США, живут с ВИЧ. Хотя у нас до сих пор нет лекарства, мы добились огромных успехов.Успехи биомедицинских и научных исследований привели к разработке тестов на ВИЧ, многих успешных методов лечения ВИЧ, стратегий профилактики и улучшения ухода за людьми с ВИЧ.

    Сегодня люди с ВИЧ, которые знают о своем статусе, принимают лекарства от ВИЧ в соответствии с предписаниями и могут прожить долгую здоровую жизнь, практически не рискуя передать ВИЧ другим.

    Кроме того, средства профилактики, включающие доконтактную профилактику или ДКП, постконтактную профилактику или ПКП, а также программы предоставления шприцев, значительно снижают риск заражения ВИЧ при наличии доступа к этим средствам.Национальные усилия по борьбе с ВИЧ помогли нам подняться с пика в 130 000 случаев ВИЧ-инфицирования в год в США в середине 1980-х годов до 34 800 в 2019 году.

    Новые данные CDC показывают, что в США мы добились значительных людей с ВИЧ и число ВИЧ-отрицательных людей, которым назначена ДКП. В 2019 году 66% людей с диагностированным ВИЧ имели вирусную супрессию, по сравнению с 60% в 2015 году. Кроме того, в 2019 году ДКП была назначена почти 23% людей, которым могла быть полезна ДКП, по сравнению с 3% в 2015 году.

    Вместе мы продолжим наш общесоциальный подход и будем привлекать группы населения, наиболее непропорционально затронутые ВИЧ. В США это включает в себя дальнейшее внедрение EHE и сосредоточение внимания на геях и бисексуальных мужчинах, чернокожих и латиноамериканцах, трансгендерных женщинах и людях, живущих на юге США

    Мы добились значительного прогресса в профилактике и лечении ВИЧ в США и во всем мира, и этот прогресс был основан на плечах первых пионеров современного движения против СПИДа, которые отдали свои сердца, свои души и многие свои жизни, чтобы мы могли положить конец эпидемии ВИЧ.

    Я рад сотрудничать с администрацией Байдена-Харриса и с партнерами из всех слоев общества, чтобы предпринять решительные шаги, необходимые для прекращения эпидемии ВИЧ во всем мире.

    Для получения дополнительной информации см. президента Джо Байдена и недавние заявления государственного секретаря Энтони Блинкена, посвященные 40-летию эпидемии ВИЧ/СПИДа.

    Возможно ли излечение от ВИЧ? Будущее терапии ВИЧ

    Исследования ВИЧ прошли долгий путь с тех пор, как вирус был открыт в 1980-х годах. Антиретровирусная терапия стала важной вехой, изменившей жизни миллионов людей; теперь цель состоит в том, чтобы найти лекарство от ВИЧ.  

    Еще в 2008 году Тимоти Рэй Браун стал первым человеком, излечившимся от ВИЧ. Известный как «берлинский пациент», он получил две трансплантации костного мозга от донора, который был естественно устойчив к ВИЧ, для лечения лейкемии. Он не принимал антиретровирусную терапию до своей смерти в 2020 году.

    Когда дело было объявлено, медицинский мир сошел с ума. Достигли ли мы наконец излечения от ВИЧ?

    К сожалению, ответ остается «еще нет».С тех пор было сообщено, что только два человека отказались от антиретровирусной терапии благодаря аналогичной трансплантации. Однако трансплантация костного мозга сопряжена с очень высоким риском для ВИЧ-позитивных пациентов, а ВИЧ-устойчивые доноры встречаются редко.

    Эти случаи вдохновили исследователей на поиск лучших альтернатив против ВИЧ. В последнее время одним из главных достижений стало одобрение долгосрочных антиретровирусных препаратов, которые принимаются каждые один или два месяца вместо ежедневного.

    В настоящее время проводятся исследования и разработки нескольких многообещающих подходов к достижению функционального излечения — такого, который оставляет людей, живущих с ВИЧ, здоровыми и не требует медикаментозного лечения, не обязательно полностью уничтожая вирус.

    Убить шоком

    Подход, который становится популярным в борьбе с ВИЧ, также направлен на борьбу с резервуаром вирусов ВИЧ, которые «прячутся» в неактивном состоянии внутри наших клеток. Подход «шокировать и убить» или «пинать и убить» использует агенты, которые активируют или «пинают» спящий резервуар ВИЧ, что позволяет стандартной антиретровирусной терапии «убивать» эти вирусы.

    Gilead, один из лидеров в области лекарств от ВИЧ, разрабатывает терапевтическую вакцину на основе этого подхода в партнерстве с испанской биотехнологической компанией AELIX Therapeutics. В марте 2021 года результаты исследования фазы I/IIa показали, что большее число пролеченных пациентов смогли отказаться от антиретровирусной терапии более 22 недель. Gilead сейчас тестирует это лечение в сочетании с собственным экспериментальным противовирусным препаратом везатолимодом.

    «Разработка лекарства от ВИЧ является глобальным приоритетом», — заявил Хосе Луис Каберо, генеральный директор AELIX. «Вмешательство, которое может иммунологически контролировать вирус, будет представлять большой интерес для людей, живущих с ВИЧ, и для сообщества исследователей ВИЧ. Мы впервые показали, что Т-клеточная вакцина может помочь контролировать ВИЧ».

    В Норвегии компания «Бионор» тестирует три разные стратегии, которые можно комбинировать для достижения функционального излечения от ВИЧ. Компания разрабатывает антитело-вакцину, которая блокирует репликацию вируса, Т-клеточную вакцину, которая убивает вирусный резервуар, и пептидное лекарство-кандидат, препятствующее проникновению вируса ВИЧ в клетки человека.

    Американская компания ViiV Healthcare, которая продает антиретровирусные препараты нового поколения, также проводит доклинические исследования аналогичного подхода, чтобы вытолкнуть вирус из резервуара. Он включает в себя класс препаратов, известных как ингибиторы IAP, которые могут активировать скрытый ВИЧ внутри инфицированных иммунных клеток без какого-либо серьезного воздействия на другие здоровые клетки.

    Иммунотерапия

    Что делает ВИЧ таким опасным, так это то, что он атакует иммунную систему, оставляя людей незащищенными от инфекций.Иммунотерапия направлена ​​на повышение естественной способности иммунных клеток бороться с вирусом.

    Европейская инициатива по вакцине против СПИДа проводит клинические испытания нескольких подходов к тому, чтобы сделать иммунную систему более эффективной в борьбе с ВИЧ. К ним относятся Т-клеточные вакцины и В-клеточные вакцины, которые могут обеспечить ремиссию ВИЧ, пока пациенты не принимают лекарства.

    Базирующаяся в Оксфорде компания Immunocore является еще одним игроком, разрабатывающим иммунотерапию против ВИЧ. Компания разработала рецепторы Т-клеток, которые могут искать и связывать ВИЧ, а также инструктировать иммунные Т-клетки убивать любые ВИЧ-инфицированные клетки, даже когда их уровень ВИЧ очень низок, как это часто бывает с клетками-резервуарами ВИЧ. Было показано, что этот подход работает на образцах тканей человека, и испытания на людях начнутся в 2022 году.

    Исследователи из Оксфорда и Барселоны сообщили в 2017 году, что пять из 15 пациентов, участвовавших в клинических испытаниях, избавились от ВИЧ в течение семи месяцев без антиретровирусной терапии благодаря иммунотерапии, которая настраивает иммунную систему против вируса. Их подход к функциональному излечению от ВИЧ сочетает в себе лекарство для активации скрытого резервуара ВИЧ с вакциной, которая может вызывать иммунный ответ в тысячи раз сильнее, чем обычно.

    Остановка репликации ВИЧ

    Другой подход к функциональному излечению от ВИЧ включает блокирование способности вируса воспроизводить свой генетический материал и производить больше своих копий. Подобный подход обычно используется для лечения герпетических инфекций; хотя он не избавляет полностью от вируса, он может остановить его распространение.

    В сотрудничестве с Helmholtz Zentrum München немецкая фирма Bicoll разработала новый класс ингибиторов ВИЧ на основе полностью синтетических производных поликетида ауретина, молекулы, обнаруженной в бактериях Streptomyces. Хотя все еще находятся на ранних стадиях разработки, эти соединения, известные под аббревиатурой MAGIC (множественные противовирусные соединения, вдохновленные гамма-пироном), оказались активными против ВИЧ-1 и ВИЧ-2, включая штаммы, устойчивые к нескольким ВИЧ. наркотики.

    «Натуральные продукты — отличный источник вдохновения», — сказала Мария Ламоттке, председатель совета директоров Bicoll. «Благодаря опыту Bicoll в области медицинской химии, а также в области натуральных продуктов, мы могли бы помочь [в] превращении идеи в состояние доклинического потенциального фармацевтического препарата.

    Редактирование генов

    Подсчитано, что около 1% людей в мире обладают естественным иммунитетом к ВИЧ. Причиной является генетическая мутация гена, кодирующего CCR5, белок на поверхности иммунных клеток, который вирус ВИЧ использует для проникновения в них и заражения ими. У людей с этой мутацией отсутствует часть белка CCR5, что делает невозможным связывание с ним ВИЧ.

    Используя редактирование генов, теоретически возможно отредактировать нашу ДНК и ввести эту мутацию, чтобы остановить ВИЧ.Десять лет назад американская компания Sangamo Therapeutics протестировала этот подход, извлекая Т-клетки из пациентов, редактируя их геном, чтобы сделать их устойчивыми к атаке ВИЧ, и реинфузируя их пациентам. Однако в 2014 году этот подход дал смешанные результаты. У пациентов улучшилось количество Т-клеток, но они не вылечились и испытали побочные эффекты от лечения.

    В 2019 году ученый из Китая сообщил, что редактирование генов CRISPR/Cas9 использовалось для создания первых в мире детей с отредактированными генами.Эти «дети CRISPR» несут мутацию CCR5 для защиты от ВИЧ-инфекции. Однако ученые всего мира ставят под сомнение этичность изменения ДНК человека, не полностью понимая возможные последствия. Действительно, были последующие исследования, которые показали, что люди, несущие эти мутации, могут подвергаться риску заражения определенными инфекциями и умереть в более молодом возрасте.

    Будет ли у нас лекарство от ВИЧ?

    Несмотря на то, что существует несколько подходов, которые в конечном итоге могут привести к функциональному излечению от ВИЧ, впереди еще много проблем.Одной из самых больших проблем, связанных с любым лечением ВИЧ, является способность вируса быстро мутировать и развивать устойчивость, и для многих из этих новых подходов до сих пор нет данных о том, сможет ли вирус стать устойчивым.

    До сих пор ни одно из этих функциональных лекарств не достигло поздних клинических испытаний, и несколько компаний за последние несколько лет свернули свои программы по ВИЧ. Кроме того, многие испытания ВИЧ пришлось остановить во время пандемии Covid-19, что задержало продвижение всей области на несколько месяцев.

    До тех пор, пока функциональное лекарство не пройдет клинические испытания, в настоящее время разрабатываются другие подходы к борьбе с ВИЧ, включая профилактические вакцины, которые до сих пор оказались труднодостижимыми. В 2021 году Johnson & Johnson завершила исследование вакцины фазы IIb, которое показало ограниченную защиту. Тем не менее, компания продолжает тестировать этот подход с использованием другой схемы вакцинации в рамках фазы III испытаний, проводимых в Америке и Европе. Европейская инициатива по вакцине против СПИДа также проводит несколько клинических испытаний вакцин, которые заставляют иммунную систему вырабатывать защитные антитела против ВИЧ.

    Moderna, один из первых разработчиков вакцин с информационной РНК (мРНК) против Covid-19, в январе 2022 года начала две фазы I испытаний мРНК-вакцины против ВИЧ.

    «Феноменальный прогресс вакцин против Covid-19, несомненно, принесет пользу для разработки других вакцин с точки зрения новых технологий и возможностей для разработки вакцин, но вакцина против ВИЧ остается чрезвычайно сложной задачей, не в последнюю очередь потому, что, в отличие от большинства инфекций, для которых существует является вакциной, лекарство остается исчезающе редким», — сказала Лора Уотерс, председатель Британской ассоциации ВИЧ.

    В совокупности все эти усилия постепенно расширяют спектр вариантов, доступных для ВИЧ-инфицированных людей, пока мы ждем функционального лекарства, которое поможет избавиться от их симптомов без необходимости в лекарствах.

     

    Эта статья была первоначально опубликована в апреле 2020 года и с тех пор была обновлена, чтобы отразить последние достижения в исследованиях ВИЧ. Иллюстрация на обложке сделана Еленой Реско, изображения предоставлены ViiV Healthcare и Shutterstock.

    Женщина вылечена от H.И.В. Использование нового лечения

    Мощные антиретровирусные препараты могут контролировать ВИЧ, но лекарство является ключом к прекращению многолетней пандемии. Во всем мире около 38 миллионов человек живут с ВИЧ, и около 73 процентов из них проходят лечение.

    Пересадка костного мозга не является реальным вариантом для большинства пациентов. Такие трансплантации являются высокоинвазивными и рискованными, поэтому их обычно предлагают только людям с раком, которые исчерпали все другие варианты.

    Известно только два случая инфицирования H.И.В. лечим пока. Называемый «Берлинским пациентом», Тимоти Рэй Браун оставался без вируса в течение 12 лет, пока не умер в 2020 году от рака. В 2019 году сообщалось, что еще один пациент, позже идентифицированный как Адам Кастильехо, излечился от ВИЧ, что подтверждает, что случай г-на Брауна не был случайностью.

    Оба мужчины получили трансплантацию костного мозга от доноров, несущих мутацию, блокирующую ВИЧ. инфекционное заболевание. Мутация была обнаружена только у 20 000 доноров, большинство из которых имеют североевропейское происхождение.

    В предыдущих случаях, когда трансплантаты костного мозга заменяли всю их иммунную систему, оба мужчины страдали серьезными побочными эффектами, включая реакцию «трансплантат против хозяина», состояние, при котором клетки донора атакуют тело реципиента. Мистер Браун чуть не умер после пересадки. Лечение г-на Кастильехо было менее интенсивным, но, по словам его врачей, за год после трансплантации он потерял почти 70 фунтов, у него развилась потеря слуха и он пережил множественные инфекции.

    В отличие от этого, женщина в последнем случае была выписана из больницы на 17-й день после трансплантации, и у нее не развилась реакция «трансплантат против хозяина».JingMei Hsu, врач пациента в Weill Cornell Medicine. По словам доктора Сюй, сочетание пуповинной крови и клеток ее родственника могло бы избавить ее от серьезных побочных эффектов типичной трансплантации костного мозга.

    «Раньше считалось, что реакция «трансплантат против хозяина» может быть важной причиной заражения ВИЧ. лечения в предыдущих случаях», — сказала д-р Шарон Левин, избранный президент Международного общества по СПИДу, которая не участвовала в работе. Новые результаты опровергают эту идею, д-р.— сказал Левин.

    Два пациента намекают, что возможно «вылечить» ВИЧ

    Это новость, которую ВИЧ-сообщество ждало четыре долгих десятилетия: намек на то, что, возможно, только возможно, ВИЧ можно вылечить.

    Доктор Сюй Юй, главный исследователь Массачусетского общего госпиталя Института Рагона, Массачусетского технологического института и Гарварда, а также адъюнкт-профессор медицины Гарвардской медицинской школы, должна была проверять и перепроверять свои результаты, чтобы быть уверенной. У одной из ее пациенток тест за тестом для выявления признаков ВИЧ в крови женщины оказался пустым. В дополнение к результатам ее лаборатории: «У нас были дополнительные анализы в лабораториях в Австралии, округе Колумбия и Аргентине, откуда родом пациент, все пытались увидеть, находят ли они вообще какие-либо доказательства активного вируса, и не было абсолютно ничего», — говорит Ю.

    Всего международная команда проанализировала более 1.5 миллиардов клеток от пациентки из Эсперансы, Аргентина, и ни одна из лабораторий не обнаружила в ее образцах неповрежденных следов полного генома ВИЧ. Женщина дала положительный результат на ВИЧ после того, как заразилась от своего партнера, но вскоре после этого иммунная система ее тела каким-то образом смогла контролировать вирус и не дать ему распространить больше своих копий в ее тело и, что более важно, не дать ему создать резервуары. латентного вируса в таких местах, как лимфатические узлы, и все это без мощных анти-ВИЧ-препаратов, которые обычно необходимы для подавления вируса. Это то, что отличает пациента Эсперанса. В отличие от горстки других пациентов, которым удалось контролировать вирус, у нее нет признаков наличия этих резервуаров, в отличие от других.

    «Нельзя сказать, что у нас есть доказательства того, что у этого пациента нет ни одного вируса», — говорит Ю, сообщивший о последнем случае в Annals of Internal Medicine . «Единственное, что мы можем сказать, это то, что после анализа большого количества клеток пациента с помощью технологии в нашей лаборатории мы не можем отвергнуть гипотезу о том, что пациент, вероятно, достиг стерилизующего излечения благодаря естественному иммунитету.”

    Если это действительно так, то она будет лишь вторым пациентом, излечивающимся от ВИЧ. Ю также описала первого пациента из Сан-Франциско в 2020 году, и тот факт, что теперь она нашла другого, означает, что исследователи могут начать изучать этих пациентов, чтобы лучше понять, как эти люди смогли достичь такого замечательного подвига.

    Ранее поступали сообщения о пациентах, которые прекратили прием антиретровирусных препаратов и достигли неопределяемого уровня вируса в течение многих лет: Тимоти Рэй Браун, также известный как «берлинский пациент», и совсем недавно Адам Кастильехо, «лондонский пациент». У обоих, однако, был диагностирован рак, и для его лечения была проведена трансплантация стволовых клеток, которая заменила их иммунные клетки клетками от доноров, которые включали клетки, которые могли блокировать ВИЧ-инфекцию. И они, вероятно, продолжали содержать латентные резервуары ВИЧ, что означает, что они не были полностью излечены, но, как говорят ученые, функционально излечены.

    Похоже, это не относится к пациенту Эсперанса.Ю и ее команда проанализировали 1,5 миллиарда клеток крови и тканей женщины с 2017 года и не обнаружили никаких доказательств неповрежденного генетического материала вируса, который указывал бы на потенциально жизнеспособный вирус. Однако они обнаружили фрагменты вирусных генов, что указывало на то, что в какой-то момент пациент действительно был инфицирован ВИЧ. Они нашли аналогичные подсказки у пациента из Сан-Франциско.

    «Тело этого человека сделало это само», — говорит доктор Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний и давний эксперт по ВИЧ, работавший с пациенткой Эсперанса. «Просто так получилось. Это означает, что мы должны попытаться измерить все возможные параметры и все в этом пациенте, чтобы посмотреть, сможем ли мы найти какой-то намек, который можно было бы распространить на публику».

    Пациент продолжает работать с командой Ю, чтобы предоставить образцы крови для текущих исследований. В настоящее время она беременна своим вторым ребенком, и Ю и врачи пациентки обсуждают, означает ли ее замечательное, явно свободное от вирусов состояние, что ей не нужно будет принимать антиретровирусные препараты до и во время родов, как в настоящее время рекомендуется для беременных женщин. которые ВИЧ-позитивны.Она принимала эти препараты в течение шести месяцев во время своей первой беременности, чтобы любой вирус, который у нее мог быть, не передался ее ребенку во время родов. Пациентка Эсперанса также планирует предоставить команде образцы своего грудного молока после рождения ребенка, чтобы ученые могли определить, содержит ли оно какой-либо вирус.

    В то время как эти два недавних случая обнадеживают, Ю предостерегает, что результаты не могут быть обобщены для большинства пациентов с ВИЧ. Оба ее пациента принадлежали к группе, известной как элитные контролеры, или люди, способные подавлять ВИЧ на очень низком, часто неопределяемом уровне, с помощью своей иммунной системы без помощи антиретровирусных препаратов.Исследователи не понимают, что такого особенного в иммунной системе этих людей, которая позволяет им так хорошо контролировать вирус, но они интенсивно изучают этих людей, изучая все, от антител, которые они вырабатывают, до магистрали, которую используют иммунные клетки, включая лимфоциты.

    «Я по-прежнему осторожен, — говорит Фаучи. «Вы никогда не сможете точно сказать, полностью ли вирус покинул убежища в организме или просто не выходит по ряду причин, пока не наступит правильное стечение обстоятельств, но это доказательство концепции, на мой взгляд, гораздо более актуально, чем случаи трансплантация стволовых клеток.Потому что этим человеком никто не манипулировал. Просто так получилось. Для меня а) это редкость. И б) я не знаю наверняка, действительно ли она устранила вирус, но даже если нет, она контролирует его очень мощным способом. Если мы сможем справиться с этим, это будет полезно для нас в нашем стремлении разработать лекарство для людей, затронутых ВИЧ».

    Ю также надеется, что эти пациенты и другие, подобные им, которые могут теперь выступить, помогут ответить на важные вопросы, например, может ли корректировка существующих комбинаций анти-ВИЧ-препаратов помочь другим отразить реакцию двух ее пациентов.Одна вещь, которую она надеется сделать, например, сравнить иммунный ответ этих двух пациентов с иммунным ответом людей, принимающих антиретровирусные препараты. Вполне возможно, что коктейли с лекарствами вызывают более слабый иммунный ответ, чем у этих двух пациентов, и ученые могли бы найти способы усилить этот ответ. «Мы активно изучаем стойкость и силу их реакций и сравниваем их с людьми, которых лечат комбинированной терапией», — говорит Ю. «Я надеюсь, что по мере того, как все больше людей узнают об этих случаях, они обратятся к нам, чтобы мы могли лучше понять их иммунную систему.

    Больше обязательных к прочтению историй от TIME


    Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

    женщин Нью-Йорка свободны от ВИЧ в течение 4 лет: NPR

    Лейла Фадель из NPR беседует с ведущим исследователем ВИЧ/СПИДа доктором Карлосом дель Рио о ближайшем и отдаленном воздействии потенциального лекарства от этой болезни.

    ЛЕЙЛА ФАДЕЛЬ, ХОЗЯИН:

    Жительница Нью-Йорка излечилась от ВИЧ. Об этом на прошлой неделе объявили ее врачи из Weill Cornell Medicine и NewYork-Presbyterian Hospital. Нам нужно быть осторожными — это не первый раз, когда объявляется лекарство. По крайней мере, в двух других случаях у пациента случился рецидив. Но женщина, личность которой не раскрывается, уже четыре года не заражена. И этот успех рассматривается как шаг вперед в поисках лекарства от ВИЧ/СПИДа. Чтобы получить некоторое представление об этом, мы обратились к доктору Карлосу дель Рио, известному эксперту в области глобального здравоохранения и исследователю ВИЧ/СПИДа из Университета Эмори в Атланте. Добро пожаловать.

    КАРЛОС ДЕЛЬ РИО: Приятно поговорить, Лейла.

    ФАДЕЛЬ: Итак, вы изучали это, работали над этим десятилетиями. Какова ваша реакция на эту новость, когда вы услышали, что кто-то вылечился?

    ДЕЛЬ РИО: Ну, я думаю, это очень интересно. И я думаю, что больше всего меня волнует наука, верно? Область исследований в области лечения действительно взлетела после того, как было показано, что Тимоти Браун, человек, известный как берлинский пациент, излечился от ВИЧ с помощью трансплантации костного мозга после того, как у него было заболевание, называемое острым миелоидным лейкозом.

    ФАДЕЛЬ: Ага.

    ДЕЛЬ РИО: И с тех пор мы наблюдаем невероятный прогресс в попытках найти лекарство от ВИЧ.

    ФАДЕЛЬ: И у него не было рецидива.

    ДЕЛЬ РИО: Верно. Вы знаете, Тимоти Браун, вообще-то, он умер, но он умер от рецидива лейкемии, а не от рецидива ВИЧ.

    ФАДЕЛЬ: В таком случае, есть ли что-то особенное в этом конкретном случае в Нью-Йорке, что может квалифицировать его как прорыв?

    ДЕЛЬ РИО: Уникальность этого случая заключается в том, что люди из Корнелла сделали трансплантацию.Я имею в виду, что здесь происходит то, что мы знаем, что есть определенная мутация, когда вирус прикрепляется к клетке, и если у вас есть эта мутация, вы устойчивы к ВИЧ. И это генетическая аномалия, которая в основном встречается у людей североевропейского происхождения. И это довольно редко. Только около 1% людей имеют это. Это не наблюдается у афроамериканцев. У испанцев этого не наблюдается.

    А эта женщина — вы знаете, люди говорили, что она смешанная раса, то есть она была не просто белой. Вероятно, она была комбинацией белого и чего-то еще.Итак, у нее было несколько рас, но они не сказали, что она белая женщина. Это очень большое отличие от других излечений, которые произошли. Опять же, я хочу подчеркнуть, что это очень редкие явления, это очень редкие лекарства. У нас, как вы знаете, 37 миллионов человек живут с ВИЧ во всем мире. Это не масштабируемое вмешательство. Так что это очень увлекательная наука, очень крутая наука, которая продвинет область исследований ВИЧ. Но это тоже очень редкое явление.

    ФАДЕЛЬ: Если рассматривать это в контексте, поскольку мы слышим слово «излечение», это не означает, что миллионы людей могут каким-то образом вылечиться от ВИЧ.

    ДЕЛЬ РИО: Это просто означает, что, знаете ли, опять же, у всех этих людей были очень тяжелые заболевания. У этой женщины также был ОМЛ, очень тяжелое заболевание, смертельное заболевание. Если бы ей не сделали пересадку костного мозга, которая является лекарством от лейкемии, она бы умерла от лейкемии. Итак, опять же, вы не делаете пересадку костного мозга тому, у кого стабильный ВИЧ и кто принимает лекарства, потому что риск пересадки костного мозга намного превышает риск заражения ВИЧ.

    ФАДЕЛЬ: Таким образом, важно, что женщина смешанной расы была вылечена, потому что так много людей, пострадавших от ВИЧ/СПИДа, не белые.

    ДЕЛЬ РИО: Верно. И мне не нравится термин смешанная раса, но я думаю, что он пытается нам что-то сказать. И когда мы думаем об этом, он пытается сказать нам, что это не ограничивается только, знаете ли, белыми людьми, что мы на самом деле можем делать это с людьми, принадлежащими к другим расам. И мы должны помнить, что в США около 40% людей, живущих с ВИЧ, — афроамериканцы.

    ФАДЕЛЬ: Было бы важно, чтобы это было не просто лекарство для одной конкретной расы, а нечто, выходящее за рамки белых людей.

    ДЕЛЬ РИО: Абсолютно. Для меня это, я думаю, одна из самых действительно захватывающих вещей. И снова говорит о важности справедливости и о том, чтобы то, что мы продвигаем, не продвигало вперед одну расу или этническую принадлежность, а не другую.

    ФАДЕЛЬ: Но если подумать о том, как люди обсуждали ВИЧ/СПИД всего несколько десятилетий назад, кажется, что они говорили о нем как о смертном приговоре. И мне кажется, что сегодня совсем по-другому слышать слово «лечить», слышать так много людей, живущих активной жизнью, у которых есть ВИЧ.

    ДЕЛЬ РИО: О, я думаю, что успехи в борьбе с ВИЧ были огромными. То, что, знаете ли, как вы совершенно правы, раньше было смертным приговором. В настоящее время с помощью эффективной антиретровирусной терапии вы можете заставить человека с ВИЧ жить нормальной жизнью. Но не только это — мы знаем, что люди с ВИЧ, получающие антиретровирусную терапию и подавляющие вирус, не передают вирус другим. Достижения в области ВИЧ действительно изменили эту болезнь, но мы все еще пытаемся найти — что-то вроде двух Святых Граалей сейчас — найти вакцину и найти лекарство.

    ФАДЕЛЬ: Теперь вы говорили о том, как сосредоточиться на противовирусных препаратах, которые позволяют многим людям вести нормальную жизнь. И есть такие инициативы, как PEPFAR, программа США, направленная на предоставление ресурсов и профилактику в Центральной и Западной Африке. Это — я имею в виду, это правильный подход, или нужно больше сосредоточиться на лечении?

    ДЕЛЬ РИО: Знаете, это два разных потока. Я думаю, что привлечение людей к терапии остается приоритетом. Но также должен быть Приоритет, как я уже сказал, расширение доступа к тому, что мы называем Подготовкой, доконтактной профилактикой.Мы еще не проделали такой хорошей работы в глобальном масштабе, чтобы сделать это. И это также уменьшит количество новых случаев заражения. Вы знаете, цель состоит в том, чтобы уменьшить число новых случаев заражения во всем мире до уровня менее 500 000 человек. Мы не там. И мы, безусловно, могли бы быть там, если бы расширили лечение и профилактику. Но в то же время мы должны заниматься наукой, чтобы излечиться и получить вакцину, потому что, в конце концов, это то, чего мы хотим, верно? В конечном итоге, как я уже сказал, святой Грааль исследований в области ВИЧ заключается в поиске лекарства и вакцины.

    ФАДЕЛЬ: Какие существуют другие подходы, когда вы думаете о достижении числа в 500 000 или ниже, которое должно быть на переднем крае глобальной борьбы с ВИЧ и СПИДом.

    ДЕЛЬ РИО: Очевидно, что на передний план выходит улучшение нашей способности улучшить то, что мы называем континуумом помощи при ВИЧ. Другими словами, диагностируйте людей вскоре после того, как они заразились, связывая их с уходом, назначая им терапию и поддерживая их на антиретровирусной терапии и подавлении на всю оставшуюся жизнь.Поэтому, когда они продолжаются, они стареют. А они стареют — уходят в здоровое старение. И тогда они продолжают умирать с ВИЧ, но не от ВИЧ. Но еще одна вещь, которую нам нужно сделать, — это также выявить людей, подверженных высокому риску развития ВИЧ, заражения ВИЧ и направить их на доконтактную профилактику до того, как у них разовьется ВИЧ, потому что, если мы это сделаем, мы внезапно сможем для обуздания эпидемии.

    ФАДЕЛЬ: Доктор Карлос дель Рио из Университета Эмори в Атланте. Он содиректор Центра исследований СПИДа Эмори.Большое спасибо.

    ДЕЛЬ РИО: Рад быть с вами.

    (ЗВУК ИЗ «CHANGE TIDES» HYPERNATURAL)

    Copyright © 2022 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

    Стенограммы

    NPR создаются в кратчайшие сроки подрядчиком NPR. Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

    Насколько мы близки к излечению от ВИЧ?

    Чуть более десяти лет назад исследователи объявили о первом: они вылечили пациента от ВИЧ. Тимоти Рэй Браун, известный как берлинский пациент, нуждался в пересадке костного мозга для лечения острого миелоидного лейкоза. Врачи воспользовались возможностью заменить его костный мозг стволовыми клетками донора с генным иммунитетом к ВИЧ. Это сработало: лейкемия Брауна была излечена, как и его ВИЧ. Совсем недавно, в 2019 году, в Лондоне аналогичным образом был вылечен второй пациент, на этот раз лечившийся от лимфомы Ходжкина.

    Но хотя это самые известные истории о том, как пациенты излечились от ВИЧ, их лечение представляет собой лишь один из многих новых подходов к борьбе с вирусом — и один из наименее широко применимых. Слишком инвазивно и слишком рискованно проводить трансплантацию костного мозга тому, у кого еще нет рака, требующего этой процедуры, особенно если учесть, что большинство пациентов с диагнозом ВИЧ и доступом к медицинской помощи могут эффективно контролировать болезнь с помощью лекарств. Фактически, пациент, получающий антиретровирусную терапию, или АРТ, сегодня имеет такую ​​же ожидаемую продолжительность жизни, как и человек без ВИЧ.

    Другие новые подходы обещают более эффективное лечение, а когда-нибудь и полное излечение от ВИЧ. Это особенно важно, поскольку не все пациенты хорошо реагируют на АРТ, включая тех, кто страдает от тяжелых побочных эффектов, таких как потеря костной массы и потеря веса, а также проблемы с печенью, почками или сердцем. «[С АРТ] вы вкладываете невероятное количество ответственность за то, чтобы пациенты просили их принимать эти препараты каждый день до конца жизни», — говорит Райан Макнамара, вирусолог из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл.

    Проблема ВИЧ

    Причина, по которой ВИЧ так трудно вылечить, в первую очередь связана с тем, как вирус может скрываться в организме. Когда вирус атакует, он встраивается в ДНК клетки — ее геном. Оттуда он захватывает внутреннюю работу клетки, чтобы воспроизводить себя, создавая больше вирионов ВИЧ, которые будут атаковать больше клеток. Именно здесь могут вмешаться антиретровирусные препараты, блокируя определенные части этого процесса.

    Но иногда ВИЧ атакует, встраивается в геном и просто… ждет.Там, в латентном состоянии, он защищен от иммунной системы — и от антиретровирусных препаратов. Недавние исследования показывают, что это адаптация вируса, препятствующая его обнаружению. «Он прячется, и никакие лекарства, которые мы сейчас используем, не смогут его найти», — говорит Макнамара.

    Одна из новых стратегий, позволяющих обойти это, заключается в том, чтобы вывести латентные вирусы из укрытия. В 2020 году исследователи в лаборатории успешно добились обращения латентности как у мышей, так и у макак-резусов. Обрабатывая животных небольшой молекулой под названием AZD5582, они могут запускать клеточные пути, которые активируют вирус, делая его видимым для антиретровирусных препаратов.В настоящее время проводится как минимум три клинических испытания для проверки эффективности агентов, устраняющих латентность, у людей.

    Это более элегантный подход, чем пересадка костного мозга, которая вылечила берлинских и лондонских пациентов, которую Макнамара сравнивает со сценой в Парке Юрского периода, где команда надеется, что перезагрузка системы решит их проблемы. И хотя трансплантация иммунных к ВИЧ клеток теоретически может очистить и восстановить всю иммунную систему, она все равно не поможет против любого ВИЧ, скрывающегося в так называемых иммунно-привилегированных участках.

    «Когда вы уничтожаете иммунную систему, вы не поражаете этот скрытый резервуар», — говорит Макнамара. «Тогда у вас есть реальная проблема. Как только иммунная система восстановится, вирус может проснуться, и все очень быстро пойдет наперекосяк».

    Другой подход, который, возможно, возможен теоретически, но пока невозможен практически, заключается в использовании инструментов редактирования генов CRISPR для удаления генов ВИЧ из генома. До сих пор исследования проводились только на мышах, но если редактирование генов, которое происходит в нежелательных местах (известное как нецелевые эффекты), можно было бы свести к безопасному минимуму, этот метод однажды можно было бы использовать на людях.

    Антитела на помощь

    Вероятно, наиболее многообещающим направлением в исследованиях ВИЧ, по словам Макнамара, является широко нейтрализующие антитела. Они естественным образом возникают в иммунной системе небольшая часть пациентов с ВИЧ, у которых инфекция никогда не прогрессирует до СПИДа. Исследователи изучают, как использовать их для лечения других пациентов.

    ВИЧ склонен к мутациям, что позволяет ему подавлять иммунную систему и ретровирусные препараты, предназначенные для борьбы с конкретными версиями вируса. Для большинства пациентов с ВИЧ это означает, что их иммунная система всегда работает на пределе возможностей, пытаясь отразить движущуюся цель. «Это непрекращающаяся война между вирусом и иммунной системой, — говорит Макнамара.

    Но у некоторых пациентов есть особый тип антител, которые постоянно эффективны. «Когда дело доходит до широко нейтрализующих антител, вирус никогда не сможет победить», — говорит Макнамара. «Антитела поставили его в тупик».

    Хотя латентные резервуары по-прежнему являются для них препятствием, широко нейтрализующие антитела демонстрируют большие перспективы, когда речь идет об сдерживании вируса, в частности, о том, что инфекция никогда не перерастет в СПИД, и что риск ее передачи будет низким.Некоторые исследователи изучают, как их можно использовать как для лечения, так и для профилактики ВИЧ, в то время как другие изучают, как комбинация нейтрализующих и ненейтрализующих антител может даже иметь некоторую эффективность против латентных клеток.

    Прививка от ВИЧ?

    «Многие люди спрашивают меня: когда мы получим вакцину против ВИЧ? И я говорю им, что они у нас уже есть, просто они не такие уж хорошие», — объясняет Макнамара. «Я думаю, что мы были избалованы этими вакцинами против COVID, которые эффективны на 90–95 процентов… они почти поднимают планку иммунологии в целом.”

    Исследователи десятилетиями искали вакцину против ВИЧ. Основным препятствием было найти препарат с достаточно высоким уровнем эффективности, чтобы фармацевтические компании захотели инвестировать его, а FDA одобрило. По словам Макнамара, прямо сейчас многие испытания вакцин показывают примерно 40-процентную эффективность. Это просто не работает.

    Помимо терапии антителами, Макнамара говорит, что больше всего его радует то, как развивается эта область сейчас, когда стигматизация ВИЧ-инфекции снизилась.

    «Похоже, что между сообществом ВИЧ-СПИДа и медицинским сообществом установилось доверие. И это заняло много времени», — говорит Макнамара. «В первые дни эпидемии ВИЧ в начале 1980-х это было ужасно. Это было действительно некрасиво. И многим людям, включая Энтони Фаучи, потребовалось немало усилий, чтобы исправить многие из этих ошибок». Он говорит, что новое чувство общения и доверия — это то, чего он с нетерпением ждет. «Если у вас нет доверия, вы не можете проводить клинические испытания.Вы не можете внедрить какие-либо новые схемы приема лекарств».

    Насколько мы близки к излечению от ВИЧ? «Если бы вы спросили меня об этом 10 лет назад, я бы ответил никогда», — говорит Макнамара. «Но я изменил свое мнение за последние 10 лет. Я действительно думаю, что мы увидим лекарство еще при моей жизни».

    Другой вопрос, насколько широко и быстро мы сможем развернуть это лекарство. Наличие лекарства или вакцины отличается от ее внедрения во всем мире. Эдвард Дженнер открыл вакцину против оспы в 1796 году, когда произошла последняя вспышка оспы в США.С. был в 1949 г., а в 1980 г. болезнь была объявлена ​​ликвидированной во всем мире.

    Когда вич будут лечить: Плохи дела: мы не можем найти эту страницу!

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.