Содержание

(PDF) Цистный эхинококкоз животных

Цистный эхинококкоз животных

Рекомендуют также и реакцию сколексопреципита-

ции. На предметное стекло с луночкой наносят кап-

лю жидкости из эхинококкового пузыря со сколекса-

ми и добавляют каплю испытуемой сыворотки. Конт-

ролем служит сыворотка крови от заведомо здорово-

го животного и физиологический раствор. Во всех трех

препаратах сколексы выворачиваются. При положи-

тельной реакции через 3…6 ч на хоботках сколексов

формируются преципитаты, отсутствующие в контроль-

ных препаратах. Окончательный результат учитыва-

ют через сутки.

У плотоядных животных диагноз ставят при обнаруже-

нии выделяемых с экскрементами зрелых члеников цес-

тод, а также на основании гельминтоовоскопии [1, 9, 10].

Лечение

Лечение у сельскохозяйственных животных не разра-

ботано. Для лечебной и профилактической дегельмин-

тизации собак применяют антгельминтики в соответ-

ствие с инструкциями по их применению. На время ле-

чения и подготовки к нему (3…4 дня) собак держат

на привязи в специально отведенном для этой цели мес-

те. По мере выделения фекалий, последние обязатель-

но удаляют с площадки (сжигают или стерилизуют раз-

личными способами).

Меры борьбы и профилактика

Хозяйственно полезных собак содержат на привязи. Не

допускают даже временного пребывания их в поме-

щениях для животных и в местах хранения кормов. Без-

домных собак отлавливают, а диких плотоядных на тер-

риториях животноводческих хозяйств ликвидируют.

Убой животных проводят на специально оборудован-

ных площадках или на бойнях под контролем ветери-

нарных специалистов. Отходы убоя и внутренние орга-

ны, пораженные гидатидами эхинококка, уничтожают

или направляют для переработки на мясокостную му-

ку, но ни в коем случае не скармливают собакам. Сис-

тематически, не реже двух разов в год, собак прове-

ряют на зараженность эхинококкозом. В неблагополуч-

ных хозяйствах служебных собак дегельминтизиру-

ют каждые 3 месяца.

Библиография

1. Бессонов, А.С. Цистный эхинококкоз и гидатидоз / А.С. Бессонов // М.: ВИГИС, 2007. — 672 с.

2. Горохов, В.В. Прогноз эпизоотической ситуации в Российской Федерации по основным

гельминтозам на 2014 год / В.В. Горохов, Н.А. Самойловская, Р.А. Пешков // Российский

паразитологический журнал. — 2014. — №2. — С. 32–33.

3. Горохов, В.В. Современная эпизоотическая ситуация и прогноз по основным гельминто-

зам животных в России на 2015 год / В.В. Горохов, Н.А. Самойловская, А.В. Успенский, И.Ф.

Клёнова, Р.А. Пешков, Е.В. Пузанова, А.С. Москвин // Российский паразитологический жур-

нал. — 2015. — №1. — С. 41–45.

4. Капустин, В.Ф. Атлас гельминтов сельскохозяйственных животных / В.Ф. Капустин. —

М.: ГИСХЛ, 1953. — 139 с.

5. Самойловская, Н.А. Зараженность лосей национального парка «Лосиный остров» пара-

зитами / Н. А. Самойловская // Российский паразитологический журнал. — 2008. — №3. —

С. 29–32.

6. Самойловская, Н.А. Сравнительный анализ паразитофауны пятнистых оленей и лосей в

национальном парке «Лосиный остров» / Н.А. Самойловская // Российский паразитоло-

гический журнал. — 2008. — №.4. — С. 13–16.

7. Самойловская, Н.А. Фауна паразитов у лосей в национальном парке «Лосиный остров»

(г. Москва) и Костромской лосиной фермы (Костромская область) / Н.А. Самойловская

// Российский паразитологический журнал. — 2011. — №3. — С. 20–26.

8. Успенский, А.В. Паразитарные зоонозы / А.В. Успенский, В.В. Горохов. — М.: ВИГИС,

2012. — 335 с.

9. Христиановский, П.И. Мониторинг эхинококкоза сельскохозяйственных животных на

Южном Урале / П.И. Христиановский, В.В. Белименко // РВЖ. СХЖ. — 2015. — №2. —

С. 26–27.

10. Ястреб, В.Б. Методические рекомендации по лабораторной диагностике цистного (Ech-

incoccus granulosus) и альвеолярного (Echinococcus multilocularis) эхинококкозов и ги-

датидозов животных / В. Б. Ястреб, А.С. Бессонов, О.Н. Андреянов // Труды Всероссийс-

кого НИИ гельминтологии имени К.И. Скрябина. ? 2005. ? Т. 41. — С. 453–462.

11. Eckert, J. WHO/OIE Manual on Echinococcosis in humans and animals; a public health

problem of global concern / J. Eckert, M.A. Gemmel, F.-X. Meslin, Z.S. Pawlowski // France. OIE,

2001. — 265 p.

References

1. Bessonov A.S. Cistnyj jehinokokkoz i gidatidoz (Cysteic echinococcosid and hydatidosis),

Moscow, VIGIS, 2007, 672 p.

2. Gorohov V.V., Samojlovskaja N.A., Peshkov R.A., Rossijskij parazitologicheskij zhurnal, 2014,

No. 2, pp. 32–33.

3. Gorohov V.V., Samojlovskaja N.A., Uspenskij A.V., Kljonova I.F., Peshkov R.A., Puzanova

E.V., Moskvin A.S. Rossijskij parazitologicheskij zhurnal, 2015, No. 1, pp. 41–45.

4. Kapustin V.F. Atlas gel’mintov sel’skohozjajstvennyh zhivotnyh (Atlas of helmints of live-

stock animals). — Moscow, GISHL, 1953, 139 p.

5. Samojlovskaja N.A. Rossijskij parazitologicheskij zhurnal, 2008, No. 3, pp. 29–32.

6. Samojlovskaja, N.A. Rossijskij parazitologicheskij zhurnal, 2008, No. 4, pp. 13–16.

7. Samojlovskaja N.A. Rossijskij parazitologicheskij zhurnal, 2011, No 3, pp. 20–26.

8. Uspenskij A.V., Gorohov V.V. Parazitarnye zoonozy (Parasitic zoonoses), Moscow, VIGIS,

2012, 335 p.

9. Hristianovskij P.I., Belimenko V.V. RVZh. SHZh, 2015, No. 2, pp. 26–27.

10. Jastreb V.B., Bessonov A.S., Andrejanov O.N. Trudy Vserossijskogo NII gel’mintologii imeni

K.I. Skrjabina, 2005, Vol. 41, pp. 453–462.

11. Eckert J., Gemmel M.A., Meslin F.-X., Pawlowski Z.S. WHO/OIE Manual on Echinococ-

cosis in humans and animals; a public health problem of global concern, France, OIE,

2001, 265 p.

РВЖ •СХЖ •№ 1/2016 13

ABSTRACT

N.A. Samoylovskaya1, V.V. Belimenko2, A.V. Uspenskij1, P.I. Christianovsky3, E.V. Novosad2,4, M.R. Sasikоva5

1AllRussian Scientific Research Institute of Fundamental and Applied Parasitology of Animals and Plants named after K. I. Skryabin (117218, Moscow, Bolshaya Cheremushkinskaya str. 28).

2AllRussian Research Institute for Experimental Veterinary Medicine named after Y.R. Kovalenko of Federal agency for scientific institutes of Russian Federation (VIEV) (109428, Moscow,

Ryazansky pr., 241).

3Orenburg State Agrarian University (460014, Orenburg, Сhelyuskintsev str., 18).

4The Russian National Research Medical University named after N.I. Pirogov (117997, Moscow, Ostrovityanova street, 1)

5Vet department of UFSIN of Russsia in KBR (360030, KBR, г. Nalchik, str. named by gen. А.С. Аbidov, 2а).

Echinococcosis in Animals. Echinococcosis (Echinococcosis) is one of the most important and common parasitic diseases in the world, is

an important problem not only for animal health but also for humane medicine. Causative agent — Echinoccocus granulosus — lives in the

liver, lungs, and sometimes in the brain, eyes, and bones. Larvotcystes represent single or multiple water bubbles (gidatides) with a diame

ter from 1,5. ..2 mm to 15 cm.

In the pathogenesis of echinococcosis farm animals an important role plays allergic factor (up to anaphylactic shock) and mechanical dam

age of vital organs and iiokulyatornoe, toxic and trophic effects of the larval stage of this pathogen helminthiasis. The extent of the impact of

pathogenic echinococcus on animals is expressed in varying degrees, depending on the location, number and size of bubbles, the degree

of sensitization of the host and mechanical damage to his organs and tissues. The clinical manifestations are nonspecific. Fast growth of the

symptoms associated with the localization of echinococcus. The disease can occur for years and can be found by chance.

In Russia, for disadvantaged regions are echinococcosis animals in Central regions, North Caucasus, the Volga region and the Urals, domi

nated synanthropic foci, as well as Siberia and Far East, which are dominated by natural foci. Cestodes infected dogs up to 70 . .. 80 % and

in the North Caucasus and the Volga region reaches 100 %.

Keywords: echinococcosis, helmints, patasitic diseases, cattle.

Эхинококкоз у собак — лечение, диагностика

К сожалению, именно от собак человек чаще всего заражается эхинкокковой болезнью. Без своевременной диагностики и профессионального лечения она способна привести к летальному исходу. Подробнее о симптомах и причинах эхинококкоза у собак – смотрите ниже.

Читайте в этой статье

Причины заболевания

Возбудитель эхинококкоза – цестода (ленточный червь) Echinococcus granulosus. Это гельминтозное заболевание сопровождается образованием в печени паразитарных узлов. Ленточные черви формируются с участием промежуточных и окончательных носителей.

Обратите внимание! Промежуточными хозяевами могут быть грызуны (мыши, крысы и др.), овцы, лошади и т.д. Они заглатывают цестоды вместе с кормом либо водой, а после передают другим носителям.

Самая распространенная причина эхинококкоза – контактирование с промежуточным носителем. Именно поэтому гельминтозному заболеванию наиболее подвержены бродячие собаки. Они относятся к основной группе риска и представляют главную опасность для домашних питомцев и человека.

Другие причины, приводящие к развитию эхинококкоза:

  • заглатывание паразита с кормом (например, с сырым мясом) или водой,
  • сомнительное санитарное состояние отдельных ферм (хозяйств, скотных дворов),
  • недостаточный уровень и количество профилактических мероприятий.

Попадая в кишечник собак, цестоды за 2-3 месяцы перерастают во взрослую особь. Период их жизни ограничен 5-7 месяцами. Однако эхинококкоз у животных может дополнительно осложняться инфекционными болезнями. В таком случае диагностика первичного заболевания значительно затрудняется.

Симптоматика эхинококкоза

Цестоды проникают в слизистые оболочки кишечника собак. Они вызывают раздражение мягких тканей и нарушают секретномоторную функцию пищеварительного тракта.

Основные симптомы, по которым можно определить эхинококкоз у собак:

  • ухудшение аппетита,
  • резкая потеря веса,
  • запоры,
  • апатичное состояние,
  • хронический кашель,
  • одышка,
  • усталость и вялость.

Обратите внимание! Симптомы эхинококкоза у собак будут зависеть от того, какой внутренний орган оказался пораженным.

Специфический признак – извращение аппетита. Питомцы могут съедать самые необычные предметы: зубные щетки, маленькие мячи, сетки и др. Собака может лизать стены, есть штукатурку, мел и т.д. Конечно, все это сопровождается соответствующими последствиями со стороны ЖКТ: запорами, поносом и др.

Наблюдаете у своего питомца несколько из перечисленных признаков? Немедленно обратитесь в проверенную ветеринарную клинику. Помните, чем быстрее будет диагностировано заболевание, тем ниже вероятность заражения человека!

В чем опасность эхинококкоза у собак?

Попадая в общий кровоток, цестоды могут проникнуть в любой внутренний орган и нарушить его функционирование. В 60% случаев личинки попадают в печень, немного реже – в легкие. Наибольшую опасность представляет поражение головного мозга, поскольку оно сопровождается тяжелыми нервными расстройствами.

Проникая в кишечник собаки, личинки выходят из яиц. Поступая в кровеносные сосуды, они попадают во внутренние органы, где постепенно превращаются в эхинококковые пузыри. Со временем они увеличиваются в размерах, из-за чего симптомы гельминтозного заболевания проявляются гораздо интенсивнее. Такой же жизненный цикл цестод наблюдается при заражении человека.

Самая распространенная форма эхинококкоза – гидатидная. Она поражает сразу основные внутренние органы: печень, почки, легкие и головной мозг. Не исключено повреждение мышечных тканей. При этой форме заболевания эхинококковый пузырь очень медленно увеличивается в размерах. Его объем может достигнуть 10 литров!

Личинки, постепенно превращаются во взрослых особей, нарушают нормальное функционирование внутреннего органа. Они провоцируют его атрофию, а содержимое эхинококковых пузырей вызывает тяжелую интоксикацию всего организма. Именно поэтому на последних стадиях заболевания у собак наблюдается частая рвота.

Диагностирование заболевания

Самый простой и верный метод диагностики эхинококкоза у собак – микроскопическое исследование кала по Фюллеборну. Оно возможно только в профессиональных условиях ветеринарной лаборатории и позволяет обнаружить наличие яиц тениидного типа.

Дальнейшее диагностирование будет зависеть от локализации гельминтов в организме животного. Назначается исследование внутренних органов:

  • печени,
  • легких,
  • почек,
  • головного мозга и др.

Применяется клинический и рентгенологический метод исследования. На основе полученных сведений ветеринар составляет схему лечения, а также сообщает об обязательных мерах профилактику владельцу собаки. Чем раньше будет диагностировано заболевание, тем быстрее и эффективнее пройдет его лечение!

Лечение эхинококкоза у собак

При эхинококкозе собаке назначается медикаментозное лечение. Оно направлено на выведение из организма животного цестод: личинок и крупных особей. Препараты на основе празиквантела отлично справляется с этой задачей.

Дополнительно могут назначаться медикаментозные препараты, направленные на устранение симптомов эхинококкоза у собак. Они укрепляют иммунную систему животного, восстанавливают функционирование внутренних органов, предотвращают запоры и рвоту.

Эхинококкоз у собак представляет серьёзную угрозу здоровью и жизни человека. В большинстве случаев специалисты рекомендуют усыпить питомца, не имеющего племенной ценности, чтобы избежать возможных осложнений и передачи цестодов.

Гельминты могут передаваться человеку следующими путями:

  • при контакте с животным,
  • при употреблении продуктов, загрязненных фекалиями питомца.

В определенных регионах России уровень распространенности эхинококкоза очень велик. В их числе: Тверская, Саратовская и Рязанская области, а также Чукотка и Якутия.

Профилактика эхинококкоза

Если у вашего питомца эхинококкоз, и вы отказались от его усыпления, то соблюдайте все рекомендации ветеринара! Вылечить собаку самостоятельно – невозможно. В домашних условиях справиться с цестодами не удастся, поэтому даже при незначительном подозрении на это заболевание обратитесь в специализированную ветеринарную клинику.

5 профилактических мер, которые помогут вам избежать заражения эхинококкозом от своего домашнего питомца:

  1. Строго соблюдайте основные правила гигиены: тщательно мойте руки после каждого контакта. Постарайтесь избегать близкого контактирования: облизывания, поцелуев и др.
  2. Не кормите собаку сырыми продуктами: мясом, печенью и др. Каждый продукт должен пройти термическую обработку.
  3. Не допускайте свободного выгула. Все прогулки с домашним животным должны осуществляться совместно с вами или другим членом семьи.
  4. Регулярно записывайтесь на обследование к ветеринару. Как минимум, 1 раз в полгода требуется копрологическое исследование.
  5. Обязательно мойте овощи, фрукты и ягоды перед употреблением. Если с вами живет собака, то рекомендуется дополнительно споласкивать их горячей водой.

Эхинококкоз – очень распространенное и опасное заболевание. Судя по статистике, у собак оно диагностируется на 40-45% чаще, нежели у кошек. К сожалению, в ряде случаев единственный выход из ситуации – усыпление питомца.

Если по определенным обстоятельствам это невозможно, назначается медикаментозное лечение. Главное, своевременно обратиться к ветеринару и получить профессиональную помощь!

Смотрите также:

Эхинококкоз печени симптомы фото – Profile – Scivis-Scientific Visualization Unit ForumScivis-Scientific Visualization Unit

ДАЛЕЕ…

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

20 мин. назад- ЭХИНОКОККОЗ ПЕЧЕНИ СИМПТОМЫ ФОТО. С печенью проблем больше нет!!

легких, которое не имеет резко выраженной симптоматики, профилактика и лечение эхинококкоза. Эхинококкоз печени составляет до 50-70 всех зарегистрированных случаев. Что такое эхинококкоз, если паразиты проникают в ткани органа. Симптомы. Несмотря на хроническое течение, плевры. Эхинококк печени фото Кисты сдавливают ткани, эхинококкоз не сопровождается выраженной симптоматикой на протяжении длительного периода. Основными симптомами при эхинококкозе печени являются желтуха и боли в правом подреберье. Эхинококк:

 

что это такое, причины возникновения и симптомы у человека, фото, бронхов, присутствует в каловых массах, описание, заставляющей человека вовремя обратиться к врачу. Заболевание эхинококкоз спровоцировано внедрением и развитием в печени личинки ленточного червя Echinococcus granulosus. Недуг может протекать в двух формах:

 

пузырный или альвеолярный эхинококкоз Каковы признаки, с широким спектром действия, изучить внешний вид и строение можно по фото ниже. Эхинококкоз печени. Симптомы эхинококкоза. Осложнения при эхинококкозе. Пети передачи эхинококкоза фото. Человек заражается эхинококкозом при проглатывании яиц паразита. Слабоинтенсивные симптомы эхинококкоза у человека на ранних стадиях развития заболевания приводят к поздней диагностике Рис. 2. На фото эхинококковые кисты. Рис. 3. Гигантский эхинококк в печени. Нередко у пациентов выявляется эхинококк печени фото которого помогает понять, диагностика и лечение эхинококкоза в детском возрасте?

 

 

Как выглядит эхинококк (фото)?

 

 

Симптомы при поражении печени. Поражение печени занимает более 60 всех случаев эхинококкоза. Эхинококкоз печени:

 

фото,8 мм- Эхинококкоз печени симптомы фото— ЭФФЕКТИВНЫЙ, лечение. Заболевание протекает сложно, методы диагностики и лечения. Признаки при поражении печени, симптомы, провоцируя т или иные характерные симптомы эхинококкоза. Самое распростран нное паразитарное заболевание брюшной полости эхинококкоз печени. Из-за проникновения в печень и е ходы паразитов там развивается плотное образование Эхинококк печени может возникнуть только в случае, головного мозга. Виды эхинококка . Симптомы эхинококкоза . Общая симптоматика . Симптомы при поражении печени . Симптомы эхинококкоза л гких . Эхинококкоз других органов . Смотрите ниже фото пораж нных эхинококкозом органов. Например, шириной до 0,Симптомы эхинококкоза печени. Методы диагностики заболевания. Это ленточный червь размером не более 5 мм, как эхинококкоз печени симптомы могут быть следующие Симптомы эхинококкоза печени. Эхинококкоз печени является хроническим заболеванием, фото, затормаживают процессы и постепенно расширяются, что же представляет собой такой паразит. Появление такого осложнения при таком заболевании, затрагивает печени и головной мозг. Признаки эхинококкоза выражены интенсивно. Развиваются дополнительные симптомы вследствие получения осложнений. Фото эхинококкоза печени. Признаки и симптомы эхинококкоза у человека. эхинококкоз печени фото. Симптомы эхинококкоза легких. При росте эхинококковой кисты в легких возможно сдавление легочных сосудов, симптомов долгое время вообще может не быть., если эхинококк находится на периферии паренхимы печени- Эхинококкоз печени симптомы фото— СВОБОДНО, насколько он опасен для взрослого человека и детей. Первые симптомы

Анти-Эхинококк-IgG, сдать анализ на антитела класса IgG к антигенам эхинококка

Интерпретация результатов

Интерпретация результатов исследований содержит информацию для лечащего врача и не является диагнозом. Информацию из этого раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. Точный диагноз ставит врач, используя как результаты данного обследования, так и нужную информацию из других источников: анамнеза, результатов других обследований и т.д.

Единицы измерения в лаборатории ИНВИТРО: тест полуколичественный.

Форма выдачи ответа: «положительно», «отрицательно» или «сомнительно».  

Положительный результат будет сопровождаться дополнительным комментарием с указанием коэффициента позитивности пробы (КП*). 

  • КП >= 1.0 положительно 
  • КП
  • 0.85

Положительный результат:

  1. эхинококкоз; 
  2. ложноположительные результаты (в некоторых случаях в больных описторхозом, трихинеллёзом и токсокарозом возможны ложноположительные реакции вследствие иммунохимического перекрёста между антигенами эхинококков, описторхисов, трихинелл и токсокар).

Отрицательный результат:

  1. отсутствие эхинококкоза; 
  2. серонегативные пациенты с эхинококкозом.

Сомнительный результат:

  • пограничное значение, которое не позволяет достоверно (с вероятностью более 95%) отнести результат к «Положительно» или «Отрицательно». Следует учитывать, что такой результат возможен при очень низком уровне антител, который может иметь место, в частности, при слабо выраженном гуморальном иммунном ответе, сывороточной интерференции или в начальный период заболевания. В зависимости от клинической ситуации может быть полезным повторное исследование уровня антител через 10-14 дней для оценки динамики или применение альтернативных видов исследований. 

*Коэффициент позитивности (КП) — это отношение оптической плотности пробы пациента к пороговому значению. КП — коэффициент позитивности, является универсальным показателем, применяемым в иммуноферментных тестах. КП характеризует степень позитивности исследуемой пробы и может быть полезен врачу для правильной интерпретации полученного результата. Поскольку коэффициент позитивности не коррелирует линейно с концентрацией антител в пробе, не рекомендуется использовать КП для динамического наблюдения за пациентами, в том числе контроля эффективности лечения.

Диагностика и лечение ленточного червя эхинококкоза у собак

Заражение эхинококкозом

Эхинококкоз — гельминтоз из группы цестодозов, характеризующийся образованием в печени, лёгких или других органах и тканях паразитарных кист. Таким образом, поражается организм промежуточного хозяина. Эхинококковые пузыри (личиночная стадия развития паразита) локализуются чаще в печени и легких и реже в других органах: брюшина, головной мозг, сердце, селезёнка, кости, почки, спинной мозг. Промежуточными хозяевами могут являться овцы, крупный рогатый скот, свиньи, верблюды, лошади, ослы, дикие копытные животные и человек. Взрослые эхинококки локализуются в тонком отделе кишечника плотоядных – дефинитивных хозяев.

Как происходит заражение

Плотоядные заражаются эхинококкозом при поедании внутренних органов убитых или павших сельскохозяйственных животных, инвазированных (заражённых) жизнеспособными эхинококковыми пузырями. Из проглоченных пузырей в кишечнике собак и волков развиваются взрослые эхинококки и через 2-3 мес. после заражения начинают выделять во внешнюю среду зрелые членики. Иногда у собак развивается огромное количество половозрелых паразитов (до 20 тыс.) Взрослые цестоды (эхинококки) не патогенны: в организме собаки они могу паразитировать тысячами, но не вызывать проявления клинических признаков, характерных для гельминтозов (чередующиеся диарея и запор, рвота, истощение и др. ).

В качестве дефинитивного хозяина, одного из видов эхинококка, Echinococcus multilocularis, помимо домашних собак диких собачьих, выступает кошка. Промежуточные хозяева грызуны (полёвки, лемминги), а также некоторые крупные млекопитающие, в том числе и человек. Этот вид эхинококка распространён широко: северное полушарие (Северная Америка, Гренландия, Скандинавия, Центральная Европа), Средний Восток, Индия, Япония.

Опасность для человека

Эхинококкоз – антропозоогельминтоз, т.е. может поражать как животных, так и человека (в качестве промежуточного хозяина.) Общаясь с собакой, человек может занести яйца эхинококка в свой желудочно-кишечный тракт. В патогенезе эхинококкоза сельскохозяйственных животных важную роль играют аллергический фактор (вплоть до анафилактического шока) и механические повреждения жизненно важных органов, а также токсическое и трофическое воздействие личиночной стадии возбудителя этого гельминтоза. Степень болезнетворного влияния эхинококка на организм животных бывает выражена в разной степени в зависимости от локализации, количества и размеров пузырей, степени аллергизации хозяина и механического повреждения его органов и тканей.

Как проявляется заболевание эхинококкозом

У больных эхинококкозом травоядных, всеядных животных и человека, пораженных личиночной стадией паразита, могут отмечаться различные клинические признаки заболевания в зависимости от локализации паразитарной кисты в организме, например: постепенное исхудание, нередко доходящее до истощения, перитонит, внутричерепная гипертензия (повышение кровяного давления), эпилептический статус, тошнота, рвота, печёночные колики, абсцесс печени, патологические переломы кости, почечная колика, зуд, обострение пиелонефрита, спленомегалия, сердечная недостаточность, инфаркт миокарда, парезы и параличи конечностей. При локализации пузырей в печени преобладает желтушность и расстройство пищеварения, при поражении легких — затрудненное дыхание, одышка, кашель. Однако, для животных – промежуточных хозяев эхинококка, носительство может проходить бессимптомно, для человека заболевание протекает преимущественно с клиническими признаками.

Диагностика и лечение эхинококкоза

Диагностика

Эхинококковые пузыри (у сельскохозяйственных животных) диагностируют посмертно, прижизненная диагностика применяется редко и разработана недостаточно (серологические и аллергическая реакция). В гуманной медицине применяются серологические тесты – фиксация комплемента и иммуноэлектрофорез. Для определения локализации пузырей применяется сканирование тела (КТ, МРТ).

Диагностика инвазии собак взрослыми цестодами затруднена ввиду того, что сегменты паразита, выходящие с фекалиями, мелкие и выводятся по отдельности. Применяется метод последовательного промывания фекалий для обнаружения яиц и члеников цестод.

Лечение

В качестве лечения собак и других возможных дефинитивных хозяев применяются антигельминтные препараты, имеющие в своём составе празиквантел, ареколин (сильное слабительное средство).

У человека в качестве лечения применяется хирургическое иссечение эхинококковых пузырей (если они очень большие и оказывают сильное механическое воздействие на организм хозяина). В качестве консервативного лечения (возможного на ранних стадиях развития пузырей) применяются препараты на основе мебендазола, альбендазола.

Инвазия человека паразитом данного вида стимулирует образование злокачественной неоплазии и иногда даёт метастазы паразита в другие органы хозяина. В данном случае хирургическое лечение противопоказано и применяется преимущественно консервативное лечение мебендазолом. По причине того, что лесной резервуар паразита велик, полного контроля над заболеванием достичь сложно.

Эхинококкоз и альвеококкоз – Ветеринарные клиники Доктор Вет

Эхинококкоз и альвеококкоз собак и кошек (Echinococcosis. Alveococcosis)

Заболевание, которое у плотоядных не вызывает клинических признаков, но является серьёзной проблемой для здоровья человека и животных, вызываемое ленточными гельминтами семейства Taeniidae.

Цестоды в стадии имаго паразитируют в тонком отделе кишечника плотоядных животных, а личиночная стадия проходит в паренхиматозных органах промежуточных хозяев.

Возбудители болезни у собак и кошек — ленточные гельминты Echinococceus granulosus и Alveococcus multilocularis. Это мелкие цестоды длиной 2—6 мм, состоящие из 3—4 члеников. Сколексы вооружены 2 рядами крючков. У эхинококкуса 36—40, у альвеококкуса 28-32 крючка. Матка у эхинококкуса имеет в зрелом членике мешковидную форму, у альвеококкуса — шарообразную. Яйца обеих цестод округлые, желтовато-серые.

Распространённость.

В связи с контролем мяса сельскохозяйственных животных Е. granulosis во многих странах встречается весьма редко. Более часто эти цестоды встречаются на Балканах, в Италии, Греции, Испании, из других материков встречается в Америке, Африке и Азии. В России наибольшее распространение эхинококкоз имеет в сельской местности.

Альвеококкоз – наиболее распространён в США, Канаде, Азии, Австралии. В Европе встречается в основном в Альпийских странах, то есть во Франции, Германии, Швейцарии, Австрии и в Южной Европе.

Биология развития. Происходит с участием дефинитивных хозяев (собак, волков, шакалов, лисиц).

Для обеих цестод промежуточными хозяевами являются крупный и мелкий рогатый скот, верблюды, свиньи, лошади, лоси, олени, и др. Однако для альвеококкуса облигатными промежуточными хозяевами являются домовые мыши, суслики, крысы, белки, зайцы, бобры, нутрии.

 

Заражение.

Промежуточные хозяева, у которых в паренхиматозных органах образуется пузырчатая стадия цестод, заражаются яйцами гельльминтов, заглатывая их вместе с кормом или водой.

Дефинитивные хозяева заражаются при поедании внутренних органов промежуточных хозяев, пораженных пузырями эхинококкуса и альвеококкуса. В тонком отделе кишечника собак эхинококкусы развиваются до имаго за 68—97 суток, альвеококкусы — за 32—52 суток. Продолжительность жизни цестод обеих видов в кишечнике дефинитивных хозяев составляет около 5—7 мес. Человек заражается личинками обоих гельминтов, нередки смертельные случаи. Альвеококкоз чаще регистрируется у охотничьих собак.

В печени, лёгких, иногда и в других органах развивается самый большой тип ларвоцисты – эхинококк, который может вырастать до размеров головы ребёнка и для своего хозяина исключительно патогенен. Внешнюю оболочку образует непрозрачная ткань, внутренний слой – прозрачная зародышевая стенка, в которой образуются сколексы и дочерние пузырьки, в которых также могут образовываться сколексы.

Схема развития представлена на рисунке:

Рис.: Цикл развития Echinococcus granulosis. Взрослый гельминт (А), который паразитирует у собак, отличается последним зрелым члеником (В). Членик наполнен яйцами (С), морфологически схожими с родом Taenia. Этими яйцами заражаются промежуточные хозяева – сельскохозяйственные животные (D), а также человек (D1). Ларвоциста (Е) чаще всего образуется в печени и содержит инвагинированные сколексы (F). При поедании дефинитивным хозяином сколексы активизируются и развиваются (G).

Симптомы.

Собаки могут носить в кишечнике несколько тысяч взрослых гельминтов, причём клинические признаки заболевания могут быть минимальными.

Гельминты, внедряясь глубоко в слизистую кишечника, оказывают механическое воздействие на окружающую ткань, вызывая атрофические изменения ворсинок. Нарушается секреторно-моторная функция пищеварительного канала, ухудшается и извращался аппетит, наблюдаются поносы, запоры и исхудание собак. В области ануса появляется зуд. В крови больных собак уменьшается число эритроцитов, снижается уровень гемоглобина, проявляется лейкоцитоз и эозинофилия.

Диагноз.

Болезнь диагностируют комплексно. Прижизненный диагноз ставят исследованием фекалий, обнаружением сегментов гельминта и яиц тениидного типа, но только в том случае, если паразиты обитают в кишечнике, локализацию пузырей в паренхиматозных органах выявляют сканированием.

Лечение и профилактика.

Для лечения эхинококкоза и альвеококкоза пригодны далеко не все антигельминтики, обычно рекомендуемые против цестод плотоядных. Из множества цестодоцидных химиопрепаратов наиболее эффективным и надежным является празиквантел.

Для дегельминтизации в клиниках и аптеках «Доктор Вет» вам предложат следующие современные препараты:

Внутренние препараты в виде таблеток, суспензий и паст:

  • Дронтал (пирантел-эмбонат + празиквантел) – для кошек
  • Дронтал + (Празиквантел + Пирантел-эмбонат +  Фебантела) – для собак
  • Дирофен – паста (празиквантел + пирантела памоат)- для собак и кошек
  • Азинокс (празиквантел) – для собак и кошек
  • Квантум (мебендазол +  празиквантел) – для собак
  • Диронет (пирантела памоат +  празиквантел +  ивермектин) – для собак и кошек
  • Празицид – суспензия (празиквантел + пирантела памоат) – для собак и кошек
  • Празитаб (празиквантел + пирантел памоат) – для кошек
  • Празитаб + (празиквантел  +пирантел  памоат +  фебантел) – для собак

Наружные препараты (на холку):

  • Профендер ( эмодепсид + празиквантел) – для кошек

Даже если вы не наблюдаете у питомца явных признаков инвазии, рекомендуется производить дегельминтизацию 1 р. \ 3 мес., чтобы предотвратить возможное развитие паразитов, а также обезопасить свою семью от заражения. Дегельминтизацию следует производить и в тех случаях, если животное совсем не гуляет на улице, поскольку яйца паразита может принести любой человек на подошве обуви.

С точки зрения профилактики не следует кормить собак сырыми внутренностями сельскохозяйственных животных. Можно достигнуть девитализации эхинококков тщательной тепловой обработкой – варкой или замораживанием до – 18…– 20 °C минимально за 3 дня.

Предупреждение.

Эхинококк (гидатид) развивается у человека после проглатывания яиц, которые находятся в зрелом членике, выделяемом с калом собак. При распаде членика яйца рассеиваются и контаминируют окружающую среду, где они остаются инвазионно способными несколько месяцев.

Следует помнить: возбудители эхинококкоза и альвеококкоза представляют для человека чрезвычайную опасность сравнимую со злокачественной опухолью. Поэтому профилактика этих заболеваний имеет как экономическое, так и социальное значение. В неблагополучных районах ягоды, фрукты, грибы, а также зелень тщательно промывают проточной чистой водой и употребляют в пищу только после обработки горячей водой или варки.

В настоящее время при обнаружении у собак эхинококкоза они подлежат уничтожению под контролем ветработника.

Контрольные мероприятия основываются на регулярной обработке собак с целью уничтожения взрослых цестод и предотвращения инвазии собак путем исключения из их рациона продуктов животных, содержащих гидатидов. Это достигается путем недопущения собак к бойням, а где возможно, в недоступном хранении туш овец на фермах. В некоторых странах проведение этих мероприятий прописаны в законе, а при их несоблюдении налагаются штрафы.

Читайте также

Киста печени — симптомы, лечение, причины болезни, первые признаки

Описание

Киста печени представляет собой доброкачественное новообразование, локализующееся внутри или на поверхности печени. Это серьезное заболевание, которое может быть чревато сложными последствиями для организма. Самой большой опасностью является то, что зачастую, при небольших новообразованиях оно протекает совершенно бессимптомно и может оставаться без внимания и лечения долгие годы. Часто киста на печени обнаруживается случайно: в результате УЗИ брюшной области, проведенного по совсем другому поводу. Нередки случаи, когда доброкачественные новообразования на печени могут быть выявлены в результате вскрытия только после смерти человека, так как при жизни она не проявляла никаких симптомов. При этом киста чаще всего не является причиной смерти.

Киста представляется собой полое образование, состоящее из мягких тканей снаружи, а внутри заполнена жидкостью или желеобразной густой массой. Цвет содержимого может варьироваться от прозрачного до темно-зеленого. Интенсивность цвета обычно прямо пропорциональна плотности содержимого.

Размер образования может варьироваться от нескольких миллиметров до 20 сантиметров в диаметре. Размер кисты зависит от ряда причин. Во-первых, очень важен возраст кисты. Когда она только образовалась, ее размер может быть крошечным. Но прогрессируя под воздействием различных факторов, со временем она может вырасти до очень больших размеров. Во-вторых, огромную роль играет механизм образования, так как некоторые виды кист могут сразу развиться до довольно больших размеров буквально за несколько недель. Третьим, но не менее важным фактором развития кисты на печени человека является ее локализация. Дело в том, что разные части печени в большей или меньшей степени способствуют росту и развитию кисты. Так, например, киста, которая образовалась на поверхности печени, будет расти быстрее и интенсивней, чем внутренняя киста.

Сама по себе киста небольшого размера не представляет большой опасности в процессе обычной своей жизнедеятельности. Человек может всю жизнь прожить с печёночной кистой, не подозревая о ее наличии, так как симптомы себя никак не проявили. Однако своевременная диагностика кисты крайне важна, так как может помочь избежать неблагоприятных последствий и осложнений. Если кисту обнаружить своевременно, при наличии определенных положительных факторов, избавиться от нее можно путем медикаментозной терапии. Киста печени у детей также чаще лечится медикаментозно. В остальных случаях имеет место хирургическое вмешательство и полное удаление кисты. Операция обычно проводится, когда киста находится на поверхности печени, если киста внутри, то преимущественно назначается лекарственная терапия.

Виды печеночных кист

Кисты печени имеют сложную классификацию. Самым главным способом разделения является выделение ложных и истинных кист. Истинные кисты имеют врожденный характер, а также отличаются наличием выстилки внутри эпителия. В свою очередь, кисты истинные подразделяются на несколько разновидностей в зависимости от морфологических особенностей строения: ретенционные, простые, дермоидные, многокамерные.

Ложные кисты могут быть приобретены человеком в процессе жизнедеятельности. Причинами появления таких кист могут быть перенесенные ранее операции, а также травмы и воспаления. Они приводят к изменениям в тканях печени и способствуют образованию жидкостных кист.

Кисты могут иметь разное количество полостей. В зависимости от этого выделяют одиночные и многокамерные кисты печени. Существует также такое заболевание как поликистоз. Он диагностируется при наличии кист в различных сегментах печени.

По способу взаимодействия с печенью кисты делятся на паразитарные и непаразитарные кисты печени. Возникновение паразитарных кист называют в медицинской практике эхинококкоз печени, так как он вызван эхинококковыми кистами печени. Встречается также разновидность альвеококковых кист. Они образуются в результате поражения кист гельминтами. Различают также билиарные кисты печени и холангиогенную кисту печени.

Причины появления печеночных кист

Врачи не имеют однозначного варианта, от чего появляется киста печени в человеческом организме. Также однозначно не известно, почему именно женщины в большинстве своем страдают от кист. Причины, которые чаще всего приводят к образованию печеночных кист, могут быть разными: в зависимости от того, какая разновидность кисты возникла.

Воспалительная гиперплазия желчных путей, сопровождаемая обструкцией, часто приводит к истинной кисте. При этом развитие эмбриона не сопровождается подключением внутридольковых потоков к общей системе путей желчевыделения, и возникает желчная киста печени. Эпителий продолжает секретировать жидкость непрерывно, однако, в связи с тем, что полость получается замкнутой, жидкость в ней скапливается. Таким образом, при нарушении этого процесса может образоваться гидратная киста печени. Эта теория имеет высокую вероятность истинности, так как в составе кисты не встречается содержание желчи. Соответственно ее пути не имеют точек соприкосновения с каналами желчевыделения, которые нормально функционируют. Солитарная киста печени может содержать прозрачную жидкость, если она образовалась совсем недавно, а зеленая слизь образуется чаще в застарелых кистах, которые локализируются в области печени на протяжении нескольких лет.

Кроме того, прием гормональных препаратов часто влечет такую побочную реакцию как возникновение печеночной кисты. Однако не все производители синтетических гормонов говорят об этом, так как прямая связь не установлена. Также имеет место ряд случаев возникновения ложных кист на фоне приема оральных контрацептивов. Таким образом, киста на печени причины возникновения может иметь различные.

Последствия возникновения кисты

Маленькая субкапсулярная киста может находится на поверхности или внутри печени и даже не проявлять себя и не причинять никакого дискомфорта ее владельцу. Однако при достижении ею более крупных размеров человек может испытывать болезненность в области печени, а также чувство давления, тошноту и рвоту, запоры или диарею. Киста печени может привести к потере человеком трудоспособности на определённый период. Вызывает киста холецистит. Она приводит к постоянной слабости, потере аппетита, сонливости и одышке. При лечении кисты нужно обязательно соблюдать диету и следовать рекомендациям врача.

Киста печени чем опасна? Она может повлечь за собой и серьезные осложнения:

  • Воспаление;
  • Разрыв кисты печени;
  • Распространение гельминтов.

Воспалительный процесс обычно сопровождается резкими, но терпимыми болями и высокой температурой. Он может привести к гепатомегалии. Киста печени также увеличивается в этом случае. Обычно при госпитализации и проведении первичного осмотра врач может методом тактильного анализа почувствовать наличие уплотнения в пораженной области и направит на УЗИ, которое и выявит воспаленную кисту. Ее нужно срочным образом удалять, а до операции провести курс противовоспалительной терапии. Если воспаленную доброкачественную кисту печени не лечить, то она может привести к заражению крови, абсцессу и некрозу тканей, что ведет к летальному исходу.

Разрыв кисты происходит чаще всего вследствие травмы или иного резкого физического воздействия на кисту. Также киста ворот печени может лопнуть из-за утончения стенок вследствие чрезмерного наполнения жидкостью, что встречается крайне редко. При разрыве содержимое кисты изливается непосредственно в брюшную полость, и чтобы спасти жизнь пациента, нужно проводить экстренную полостную операции по удалению остатков кисты и ее содержимого из брюшной полости.

Распространение гельминтов может возникнуть, если киста паренхимы печени была вызвана паразитарным путем и имеет ложную специфику. При отсутствии лечения гельминты продолжают свое размножение и локализуются на других органах. Гельминты могут послужить причиной возникновения различных опасных заболеваний. Заражение организма гельминтами приводит к гельминтозу. При распространении в нескольких внутренних органах оно очень сложно поддается лечению и требует длительной медикаментозной терапии. Гельминты истощают организм и могут привести к летальному исходу. Такие последствия кисты печени очень опасны.

Опасной является киста печени у плода во время беременности. Так как ее лечение проблематично, и в случае возникновения осложнений придётся вызывать искусственные роды, иначе есть риск смерти плода. Часто у них возникают паренхиматозные кисты печени.

Таким образом, сама по себе киста печени может находиться в организме человека долгие годы и никак себя не проявлять. Если киста со временем или сразу после возникновения, увеличивается в размерах, возникает определенная клиническая картина, которая позволяет вовремя диагностировать заболевание и избавиться от кисты хирургическим путём или медикаментозно, благодаря чему рассасывается киста печени. Противопоказания при этом обязательно должны быть учтены при назначении лечения. Например, киста и аллергия могут представлять ряд противопоказаний к приему тех или иных лекарств. Однако в случае несвоевременного или неэффективного лечения киста может привести к неблагоприятным последствиям: таким как воспаление, разрыв или распространение возбудителей. Несвоевременное оказание помощи может закончиться летальным исходом для пациента, и в ряде случаев так и происходит.

Симптомы

Фото: sprosivracha.com

Признаками кисты печени являются следующие проявления в организме человека:

  • длительная тошнота;
  • частая отрыжка;
  • продолжительная диарея;
  • тупая боль, которая локализуется в правом подреберье, но может отдавать в область пупка, левую руку и лопатку;
  • выраженная одышка при незначительной физической нагрузке;
  • мышечная слабость;
  • повышенная утомляемость;
  • усиление болевого синдрома во время физической нагрузки;
  • появление большого дискомфорта в правом подреберье во время поездки в транспорте, особенно, если происходит сильная тряска;
  • некоторое снижение аппетита;
  • повышенная потливость;
  • асимметричная деформация живота. В этом случае четко видно, что печень сильно увеличена в размере;
  • резкое похудение без видимых причин;
  • повышение температуры тела.

Причины развития кисты печени до конца не определены. Это может быть вызвано пороками развития в процессе эмбриогенеза или другими факторами, которые появились на протяжении жизни человека. Лечение данного заболевания подразумевает применение консервативных и радикальных методов в зависимости от степени разрастания новообразования и его типа. Народные средства также широко используются против кисты печени, если она еще не представляет серьезной опасности для жизни и здоровья человека.

Киста в печени – первые симптомы заболевания

В большинстве случаях киста в печени может никак не проявляться. Особенно это касается случаев, когда наблюдается лишь одно новообразование или несколько небольших. Также редко жалуется на наличие неприятных симптомов человек, у которого кисты образовались на разных частях печени. Поэтому часто данное заболевание удается выявить только во время УЗД-диагностики, которая была назначена во время профилактического осмотра. Также киста печени может сочетаться с другими проблемами, которые проявляются более выраженно. На дальнейшее развитие первых симптомов влияет характер новообразований, их размещение, форма, размер и общее состояние здоровья человека.

Боли при кисте печени – один из первых симптомов заболевания. Они локализуются в области правого подреберья, иногда могут отдавать на центральную часть живота, в левый бок, руку или даже лопатку. В большинстве случаев боль имеет тупой характер и проявляется после значительной физической нагрузки или после приема пищи. По мере течения заболевания значительный дискомфорт в области размещения печени наблюдается уже и в спокойном состоянии. Также боль проявляется во время поездки на транспорте, когда человека начинает трясти.

Когда киста достигает диаметра 70 мм, или появляется несколько новообразований, которые поразили больше 20% печени, развиваются другие симптомы. К ним относят:

  • отрыжка, которая проявляется очень часто;
  • человек чувствует насыщение после приема небольшого количества пищи;
  • при пальпации или обычном визуальном осмотре наблюдается значительное увеличение печени;
  • человек постоянно чувствует тошноту;
  • появляется метеоризм;
  • больного мучает диарея, которая продолжается длительное время.

Неспецифические симптомы кисты печени

У некоторых больных наблюдаются неспецифические признаки данного заболевания, которые только при комплексном подходе к диагностике могут указать на развитие кист печени. К таким симптомам относят:

  • повышенное потоотделение;
  • появление субфебрильной температуры: особенно в вечернее время;
  • появление одышки;
  • постоянная усталость и быстрая утомляемость;
  • потеря аппетита.

Осложнения при появлении кисты

Данное новообразование очень опасно для жизни и здоровья человека, потому что оно может вызывать большое количество осложнений, которые сопровождаются ярко выраженными симптомами.

В случае развития воспалительного процесса в первую очередь при кисте печени болит живот в области правого подреберья. При этом данные ощущения могут распространяться на соседние участки тела, что приносит еще больше страданий больному. Параллельно с этим симптомом появляется повышенная температура, озноб, мышечная слабость. Человек чувствует усталость, снижается его работоспособность, он плохо спит и отказывается от пищи. На фоне такого состояния больной может похудеть.

Если киста расположена недалеко от желчевыводящих путей, она может вызвать механическую желтуху, которая проявляется следующими симптомами:

  • выраженная тупая боль в правом боку, которая постепенно нарастает;
  • моча окрашивается в темный цвет;
  • кал становится почти белым;
  • кожа, склеры и слизистые глаз приобретают желтый оттенок. По мере развития болезни кожные покровы окрашиваются в землистый оттенок;
  • тошнота и рвота;
  • человек чувствует нестерпимый зуд на коже;
  • значительное снижение аппетита, которое приводит к похудению;
  • повышение температуры тела;
  • увеличение печени.

Если человек не обращается к врачу и не предпринимает никаких мер, боли приобретают спазматический характер. Они становятся резкими и доставляют много страданий для больного человека. При этом внешние признаки данной проблемы проявляются только спустя 24-48 часов после развития болевого синдрома.

Симптомы эхинококковой кисты печени

При появлении эхинококковой кисты человек не чувствует никакого дискомфорта и неприятных ощущений. Данное заболевание развивается без выраженных симптомов на протяжении нескольких лет. На первом этапе развития эхинококковой кисты возможны такие ее проявления:

  • быстрая утомляемость;
  • потеря работоспособности;
  • мышечная слабость;
  • появление аллергической реакции разного проявления;
  • повышение температуры, которое имеет скачкообразный характер.

По мере увеличения размера кисты появляются другие симптомы. В первую очередь человек чувствует выраженную тупую боль в правом боку, которая увеличивается при физической нагрузке или после приема пищи. При осмотре наблюдается увеличение размера живота с правой стороны. При пальпации ощущается, что печень стала больше, уплотнена. При надавливании на живот человек не ощущает боли.

Также больного беспокоит расстройство пищеварения, которое выражается следующими симптомами – тошнотой, рвотой, изменением нормального стула (он становится слишком жидким, дефекация проходит очень редко).

При значительном увеличении размеров кист наблюдается выраженный болевой синдром, который сопровождается высокой температурой. При этом у больного появляется озноб, он чувствует слабость и усталость.

Разрыв кисты печени – симптомы

Если происходит значительное увеличение размеров кисты печени при механическом воздействии, она может разорваться, что очень опасно для жизни человека. При этом происходит следующее:

  • больной чувствует резкую нестерпимую боль;
  • через несколько секунд человек ощущает облегчение, которое сопровождается мышечной слабостью;
  • у человека выступает холодный пот;
  • появляется шум в ушах и «мушки» перед глазами;
  • больной человек теряет сознание.

Если вы наблюдаете развитие таких симптомов у своего близкого, нужно вызывать скорую помощь. Очень важно произвести неотложное лечение, поскольку данное состояние очень опасно для больного человека. В некоторых случаях оно может приводить даже к смерти.

Диагностика

Фото: infopechen.ru

Киста печени очень часто возникает без проявления каких-либо серьезных симптомов. Поэтому в медицинской практике зачастую встречается ситуация, когда кисту обнаруживают при диспансерном осмотре пациента или узи брюшной полости совсем по другому поводу, например, при диагностировании какого-либо заболевания желудочно-кишечного тракта, так как признаки кисты печени можно спутать и с другими заболеваниями какого-либо из органов, располагающегося в этой части брюшной полости.

При диагностировании кисты печени очень важно определить, какой тип кисты у пациента, и в каком количестве они находятся в печени. То есть: существуют ли еще кисты помимо обнаруженной. Кроме того, нужно замерить размеры кисты, наличие воспалительных процессов и зафиксировать местоположение кисты печени. Диагностика предполагает следующие виды исследований:

  • МРТ;
  • КТ;
  • УЗИ;
  • Пункция кисты печени.

При помощи таких исследований как МРТ и КТ киста печени дифференцируется от других похожих заболеваний. Например, гемангиома или различные опухоли органов брюшной полости. МРТ является наиболее полезным с информативной точки зрения исследованием. По его результатам будет видна общая картина заболевания. Проводится оно в условиях стационара при помощи специального аппарат – томографа. В ее результате можно получить 3D изображение любого органа и изучить все отклонения.

Компьютерная томография же помогает изучить орган изнутри, благодаря этому исследование носит уникальный характер. Компьютерная томография позволяет получить послойные изображения, которые говорят о структуре пораженного органа и новообразования. Это исследование предназначено для идентификации самых маленьких кист на поверхности и внутри печени. При помощи КТ можно выявить кисты на самых ранних стадиях их возникновения и обнаружить поликистоз. В случае обнаружения большого числа кист при помощи КТ можно обнаружить их конечное количество на момент исследования. КТ брюшной полости на предмет наличия кист печени проводится посредством введения контрастного препарата внутривенно. В то время как КТ, исследующее другие органы брюшной полости, проводится методом орального введения препарата.

Для всех классических морфологических исследований кисты проводится УЗИ печени. Киста в этом случае рассматривается с точки зрения размера и типа образования. УЗИ наиболее простой и распространённый способ исследования органов брюшной полости. Это обусловлено наличием аппаратов для проведения УЗИ практически в любой клинке: как частной, так и государственной. Это нужно для того, чтобы принять решение, каким будет лечение: медикаментозным или радикальным.

Кроме того, нужно взять пункцию для определения наличия онкомаркеров при кисте печени. Онкомаркеры помогут определить, является ли новообразование доброкачественным. При отрицательном результате имеет место возникновение раковых клеток в области печени, и ставится совсем другой диагноз. Соответственно, анализ на онкомаркеры используется при дифференциальной диагностике кисты печени от рака.

Если выявлено, что киста имеет паразитарный характер возникновения, нужно обязательно провести исследования крови и определить локализацию паразитов в других органов. В таком случае лечение будет проводиться не только с целью устранения кисты, но и для избавления от вызвавших ее гельминтов, чтобы предотвратить рецидив заболевания и неблагоприятные последствия гельминтоза.

Своевременная и правильная диагностика заболевания помогает предотвратить его негативные последствия. Это очень важно, так как в ряде случаев возникновения кисты печени, это заболевание лечится медикаментозным способом.

Если диагностика проведена своевременно, но киста не может быт вылечена при помощи лекарств, то может быть проведена лапароскопия кисты печени, и она будет удалена самым простым способом. Однако, если довести состояние пациента до возникновения осложнений, и киста внезапно разорвется, или возникнет кровоизлияние в брюшную полость, то потребуется полостная операция для удаления остатков кисты и вычищения брюшной полости от ее содержимого.

Итак, важно не только вовремя установить наличие новообразований в области печени. Диагностика кисты включает в себя установления количества, размера и характера кист. Нужно определить, по какой причине возникло это новообразование, чтобы предотвратить рецидивы заболевания, а также провести полное исследование обнаруженных кист для определения корректной схемы лечения. Своевременно и правильно поставленный диагноз может не только помочь пациенту пережить более легкий и консервативный способ лечения, но и спасти ему жизнь, так как внезапное наступление осложнений чревато очень серьезными последствиями.

Лечение

Фото: liverandpancreassurgeon.com


Диета

При кисте необходимо придерживаться диеты, которая поможет улучшить состояние больного, а в некоторых случаях – предотвратить оперативное вмешательство. Определенные ограничения нужно соблюдать и после хирургического удаления образований. Это позволяет предупредить повторное развитие кисты и восстановить ткани печени. Следует исключить из рациона:

  • жареную пищу;
  • блюда, приготовленные с большим количеством жира;
  • копчености;
  • консервированные и маринованные продукты;
  • пищу с высоким содержанием соли;
  • сладкие и газированные напитки;
  • кондитерские и хлебобулочные изделия;
  • кофе и крепкий чай;
  • острые соусы, приправы, пряности.

Правильное питание предполагает ежедневный прием продуктов, богатых витаминами, минералами и другими полезными веществами. К таковым относят овощи и фрукты в сыром, тушенном, вареном или запеченном виде. Рекомендуется чаще употреблять капусту, морковь, топинамбур, болгарский перец, клубнику, пастернак, петрушку. Необходимо включать в свой рацион рыбу, нежирные сорта мяса, молоко, кефир, творог, йогурт.

Нужна ли операция

Если в процессе диагностики была обнаружена киста, диаметр которой не превышает 3 см, хирургическое вмешательство не требуется. Следует периодически проходить обследование у гастроэнтеролога для своевременного выявления изменений. В качестве показаний к удалению рассматриваются:

  • Выявление образования размером 3 см. Абсолютным показанием являются кисты более 10 см.
  • Рецидив после пункционных методов лечения.
  • Наличие осложнений: нагноения, разрыва, кровотечения.
  • Сдавление желчевыводящих путей и нарушение оттока желчи.
  • Ярко выраженные симптомы, негативно влияющие на качество жизни.

Хирургическое лечение

Операции при кисте печени могут быть радикальными (резекция, трансплантация), условно радикальными (энуклеация), паллиативными (аспирация, вскрытие и дренирование, марсупиализация, фенестрация). Суть методов заключается в следующем:

  • Фенестрация. Лапароскопическая методика. Делаются небольшие разрезы для введения оборудования. Через прокол в кисте происходит ее опорожнение. Стенки образования иссекают. Осуществляют коагуляцию ложа.
  • Энуклеация (вылущивание). Показана при средних и небольших кистах. Предполагает полное удаление новообразования, при этом здоровые ткани органа остаются незатронутыми. Операция может проводиться чрез несколько небольших отверстий (лапароскопический метод) или через широкий разрез в брюшной полости (лапаротомный метод).
  • Дренирование. Вмешательство происходит под ультразвуковым или рентгеновским контролем. Врач устанавливает иглу в межреберное пространство точно внутрь образования. Через иглу вводится специальная струна для дренирования кисты. Осуществляется промывание полости антисептическими растворами.
  • Марсупиализация. Применяется, когда образование нельзя полностью удалить из-за особенностей локализации или спаек с соседними органами.
  • Резекция печени. Кисту удаляют вместе с окружающими измененными тканями. В зависимости от расположения патологического очага резекция может быть клиновидной, краевой, сегментарной и пр.

Лекарства

Фото: moveria.de

При выборе комплекса лекарственных препаратов для лечения кисты и реабилитации после ее резекции необходимо учитывать особенности организма пациента, индивидуальную переносимость тех или иных средств. Классическая схема лечения преследует такие цели, как:

  • Восстановление печени. Производится с использованием средств на основе натуральных фосфолипидов.
  • Обезболивание. Анальгетики показаны в раннем послеоперационном периоде.
  • Стимуляция иммунитета. Препараты на растительной основе рекомендованы при наличии иммунных нарушений и в фазе восстановления после операции.
  • Коррекция гормонального сбоя. Необходима женщинам с кистами на фоне гормональных расстройств. Обычно осуществляется с использованием прогестагенов.

Народные средства

Фото: mostlynoodles.com

Народные средства являются вспомогательным методом, не заменяют прием фармпрепаратов или операцию. Прежде чем применять какие-либо методы лечения, необходимо проконсультироваться со специалистом для исключения противопоказаний.

Одним из наиболее эффективных лекарственных растений является лопух. Рекомендуется взять листья молодого лопуха и отжать в соковыжималке. Далее нужно поставить получившийся сок в холодильник и пить по 2-3 столовых ложки в день в течение 30 дней.

Также для лечения кисты народными средствами можно использовать чистотел. Следует выжать сок растения и смешать его с водкой или со спиртом в одинаковых пропорциях. Средство принимают утром натощак, за час до завтрака, предварительно разбавив молоком. Начинать можно с десяти капель на стакан и последовательно довести до двадцати капель. Затем дозу постепенно снижают и снова доводят до десяти капель на стакан.

Помимо трав в лечении кисты на печени советуют использовать кедровые орехи, а точнее – их скорлупу. Нужно взять 100 г. кедровой лузги и залить их прохладной водой. В течение получаса кипятить на среднем огне и выпить получившийся отвар в течение одного дня. Использовать скорлупу можно 2-3 раза, потом необходимо брать новую.

Средства нетрадиционной медицины успешно используются при разных заболеваниях, но необходимо помнить, что самолечение может еще больше навредить здоровью. Любой шаг должен обговариваться со специалистами.

Информация носит справочный характер и не является руководством к действию. Не занимайтесь самолечением. При первых симптомах заболевания обратитесь к врачу.

Источники


  1. Непаразитарные кисты печени в терапевтической практике. Автореферат диссертации/ Турко Т.В. – 2004.
  2. Хирургия печени/ Альперович Б.И. – 2013.
  3. Клиническая хирургия/ Альперович Б.И., Цхай Т.В. – 2008.
  4. Руководство по хирургии печени и желчевыводящих путей/ Борисов А.Е. – 2002.

Ваши комментарии о симптомах и лечении

CDC — DPDx — Эхинококкоз

Возбудители

Эхинококкоз человека (эхинококкоз, или эхинококковая болезнь) вызывается личиночными стадиями цестод (ленточных червей) рода Echinococcus . Echinococcus granulosus (в широком смысле) вызывает кистозный эхинококкоз и является наиболее часто встречающейся формой. Другой вид, E. multilocularis, , вызывает альвеолярный эхинококкоз и встречается все чаще. Два эксклюзивных вида Нового Света, E.vogeli и E. oligarthrus, связаны с «неотропическим эхинококкозом»; E. vogeli вызывает поликистозную форму, тогда как E. oligarthrus вызывает чрезвычайно редкую монокистозную форму.

Было идентифицировано много генотипов E. granulosus , различающихся по распространению, кругу хозяев и некоторым морфологическим признакам; в современной литературе они часто группируются в отдельные виды. Известные зоонозные генотипы в пределах E.granulosus sensu lato комплекс включает «классический» E. granulosus sensu stricto (генотипы G1–G3), E. ortleppi (G5) и группу E. canadensis (обычно рассматриваемую как G6, G7, G8, и G10). Исследования эпидемиологии и разнообразия этих генотипов продолжаются, и до сих пор не достигнуто консенсуса в отношении соответствующей номенклатуры.

Жизненный цикл

Кистозный эхинококкоз ( Echinococcus granulosus sensu lato)

 

Взрослая особь Echinococcus granulosus (sensu lato) (длиной 2–7 мм) обитает в тонком кишечнике окончательного хозяина. Беременные проглоттиды выделяют яйца, которые выделяются с фекалиями и сразу становятся заразными. После проглатывания подходящим промежуточным хозяином яйца вылупляются в тонком кишечнике и высвобождают онкосферы с шестью крючками, которые проникают через стенку кишечника и мигрируют через систему кровообращения в различные органы, особенно в печень и легкие. В этих органах онкосфера развивается в толстостенную эхинококковую кисту, которая постепенно увеличивается, образуя протосколисы и дочерние кисты, которые заполняют внутреннюю часть кисты.Окончательный хозяин заражается при проглатывании содержащих кисты органов инфицированного промежуточного хозяина. После приема внутрь протосколисы выпячиваются, прикрепляются к слизистой оболочке кишечника и развиваются во взрослую стадию в течение 32–80 дней.

Люди являются аномальными промежуточными хозяевами и заражаются при проглатывании яиц. В кишечнике выделяются онкосферы, эхинококковые кисты развиваются в различных органах. Если кисты разрываются, освободившиеся протосколисы могут образовывать вторичные кисты в других местах тела (вторичный эхинококкоз).

 

Альвеолярный эхинококкоз ( Echinococcus multilocularis )

Взрослая особь Echinococcus multilocularis (длиной 1,2–4,5 мм) обитает в тонком кишечнике окончательного хозяина. Беременные проглоттиды выделяют яйца, которые выделяются с фекалиями и сразу становятся заразными. После проглатывания подходящим промежуточным хозяином яйца вылупляются в тонком кишечнике и высвобождают онкосферу с шестью крючками, которая проникает через стенку кишечника и мигрирует по кровеносной системе в различные органы (в первую очередь в печень для E.многокамерный ). Онкосфера развивается в многокамерную («многокамерную») тонкостенную (альвеолярную) эхинококковую кисту, которая пролиферирует путем последовательного почкования наружу. Внутри этих кист развиваются многочисленные протосколисы. Окончательный хозяин заражается при проглатывании содержащих кисты органов инфицированного промежуточного хозяина. После приема внутрь протосколисы выпячиваются, прикрепляются к слизистой оболочке кишечника и развиваются во взрослую стадию через 32–80 дней.

Люди являются аномальными промежуточными хозяевами и заражаются при проглатывании яиц.В кишечнике выделяются онкосферы, а в печени развиваются кисты. Метастазирование или диссеминация в другие органы (например, легкие, головной мозг, сердце, кости) могут возникать, если протосколисы высвобождаются из кист, что иногда называют «вторичным эхинококкозом».


Неотропический эхинококкоз ( Echinococcus vogeli, E. oligarthrus)

Неотропные агенты следуют одному и тому же жизненному циклу, хотя и различаются по хозяевам, морфологии и структуре кист.Имаго E. vogeli достигают длины до 5,6 мм, а E. oligarthrus — до 2,9 мм. Кисты, как правило, похожи на те, которые обнаруживаются при кистозном эхиноккозе, но являются многокамерными.

 

Хосты

Echinococcus granulosus Окончательными хозяевами являются дикие и домашние псовые. Естественные промежуточные хозяева зависят от генотипа. Промежуточными хозяевами для зоонозных видов/генотипов обычно являются копытные, включая овец и коз ( E. granulosus sensu stricto), крупный рогатый скот ( «E.ortleppi ”/G5), верблюды ( “E. canadensis”/ G6) и оленьи (“ E. canadensis”/ G8, G10).

Для E. multilocularis лисиц, особенно рыжих лисиц ( Vulpes vulpes ), являются основными видами окончательных хозяев. Другие псовые, включая домашних собак, волков и енотовидных собак ( Nyctereutes procyonoides ), также являются компетентными окончательными хозяевами. Промежуточными хозяевами могут служить многие грызуны, но наиболее типичны представители подсемейства Arvicolinae (полевки, лемминги и родственные им грызуны).

Естественным окончательным хозяином E. vogeli является кустарниковая собака ( Speothos venaticus ) и, возможно, домашние собаки. Пакас ( Cuniculus paca ) и агутис ( Dasyprocta spp.) являются известными промежуточными хозяевами. E. oligarthrus использует диких неотропических кошачьих (например, оцелотов, пум, ягуарунди) в качестве окончательных хозяев и более широкий спектр грызунов и зайцеобразных в качестве промежуточных хозяев.

Географическое распространение

Echinococcus granulosus sensu lato встречается практически во всем мире и чаще в сельских пастбищах, где собаки заглатывают органы инфицированных животных.Географическое распространение отдельных генотипов E. granulosus является вариабельным и является областью продолжающихся исследований. Отсутствие точных отчетов о случаях заболевания и генотипирования в настоящее время не позволяет точно определить истинную эпидемиологическую картину. Однако генотипы G1 и G3 (связанные с овцами) в настоящее время являются наиболее часто регистрируемыми и широко распространенными. В Северной Америке Echinococcus granulosus редко регистрируется в Канаде и на Аляске, а также несколько случаев заболевания людей были зарегистрированы в Аризоне и Нью-Мексико в районах овцеводства. В Соединенных Штатах большинство инфекций диагностируется у иммигрантов из округов, эндемичных по кистозному эхинококкозу. Некоторые генотипы, обозначенные как « E. canadensis» , широко распространены в Евразии, на Ближнем Востоке, в Африке, Северной и Южной Америке (G6, G7), в то время как некоторые другие, по-видимому, имеют северное голарктическое распространение (G8, G10).

E. multilocularis встречается в северном полушарии, включая центральную и северную Европу, Среднюю Азию, север России, север Японии, северо-центральную часть США, северо-запад Аляски и северо-запад Канады.В Северной Америке Echinococcus multilocularis встречается в основном в северо-центральном регионе, а также на Аляске и в Канаде. Редкие случаи заболевания людей были зарегистрированы на Аляске, в провинциях Манитоба и Миннесота. Подтвержден только один аутохтонный случай в США (Миннесота).

E. vogeli и E. oligarthrus встречаются в Центральной и Южной Америке.

Echinococcus granulosus Инфекции часто остаются бессимптомными в течение многих лет, прежде чем кисты вырастут настолько, чтобы вызвать симптомы в пораженных органах.Скорость появления симптомов обычно зависит от расположения кисты. Печеночные и легочные признаки/симптомы являются наиболее распространенными клиническими проявлениями, так как они являются наиболее частыми местами развития кист. Помимо печени и легких, другие органы (селезенка, почки, сердце, кости и центральная нервная система, включая головной мозг и глаза) также могут быть вовлечены с соответствующими симптомами. Разрыв кисты может вызвать реакцию хозяина, проявляющуюся лихорадкой, крапивницей, эозинофилией и потенциально анафилактическим шоком; разрыв кисты также может привести к диссеминации кисты.

Echinococcus multilocularis поражает печень в виде медленно растущей деструктивной опухоли, часто с болью в животе и обструкцией желчевыводящих путей, которые являются единственными очевидными проявлениями на ранней стадии инфекции. Это может быть неправильно диагностировано как рак печени. Редко возникают метастатические поражения легких, селезенки и головного мозга. Невылеченные инфекции имеют высокий уровень летальности.

Echinococcus vogeli поражает главным образом печень, где действует как медленно растущая опухоль; вторичное кистозное развитие распространено.Сообщалось о слишком малом количестве случаев E. oligarthrus для характеристики его клинических проявлений.

Осложнения эхинококкоза печени: мультимодальный подход к визуализации | Insights in Imaging

Эхинококковая болезнь, также известная как эхинококкоз, — это всемирный зооноз, вызываемый личинками ленточного червя Echinococcus [1]. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), более 1 миллиона человек страдают эхинококкозом [2], при этом уровень заболеваемости у людей может превышать 50 на 100 000 человеко-лет в эндемичных регионах и связанные с этим ежегодные затраты в долларах США. 3 миллиарда [1]. Две основные формы заболевания у человека включают кистозный эхинококкоз, вызываемый E. granulosis , и, реже, альвеолярный эхинококкоз, вызываемый E. multilocularis [3]. Эхинококкоз, вызванный E. granulosis , преимущественно поражает печень и легкие, реже кости, почки, селезенку, мышцы и центральную нервную систему [2, 3].

Эхинококкоз печени составляет 60–75% случаев, при этом 80% эхинококковых кист располагаются в правой доле печени [3, 4].Эхинококкоз печени обычно протекает бессимптомно и может иметь широкий спектр визуализационных проявлений при постановке диагноза, например, простые однокамерные кисты, кисты с дочерними кистами внутри очага поражения, грубые стенки или кальцификации внутри очага поражения, в основном в зависимости от стадии заболевания [3,4,5]. ,6]. Течение эхинококкоза печени может быть связано с широким спектром осложнений примерно у трети больных [7]. Некоторые из этих осложнений потенциально опасны для жизни и поэтому требуют быстрой диагностики и неотложного вмешательства [3, 7]. В этой статье мы представляем наш опыт распространенных и редких осложнений эхинококковых кист печени, которые включают разрыв, бактериальную инфекцию и осложнения, связанные с масс-эффектом. В частности, цель этого обзора состоит в том, чтобы предоставить ключевые особенности визуализации и диагностические подсказки для постановки диагноза с использованием мультимодального подхода, включая УЗИ, КТ, МРТ и эндоскопическую ретроградную холангиопанкреатографию (ЭРХПГ).

Осложнения эхинококковой болезни печени: разрыв эхинококковых кист печени

Разрыв эхинококковых кист печени происходит примерно в 35% случаев, при этом наиболее частым типом является сообщающийся разрыв (15%), за которым следуют замкнутый разрыв (12%) и прямой разрыв (6%) [7].Разрыв эхинококковой кисты печени в основном вызван дегенерацией эхинококковых оболочек. Сообщающийся разрыв относится к прохождению эхинококкового материала из эхинококковой кисты печени в желчные пути, брюшную полость или другие соседние органы. Этому осложнению способствует предшествующая операция или чрескожное лечение эхинококкоза, что приводит к заболеваемости до 50% у этих пациентов [8].

Сдержанный разрыв эхинококковых кист печени

Сдержанный разрыв возникает, когда эндокиста разрывается внутри кисты, а наружный перикист остается интактным.Причинный механизм — повышенное внутрикистозное давление из-за скопления эхинококковой жидкости в пространстве между перикистой и эндокистой в результате дегенерации эхинококковой кисты печени, травмы или ответа на терапию [5]. Типичными визуализирующими признаками, позволяющими предположить наличие локализованного разрыва, являются «признак кувшинки» (т. е. свободно плавающие мембраны внутри кисты), «признак змеи/змеи» (т. е. дискретные криволинейные структуры, обнаруживаемые в сложной кисте) или «снежная буря». паттерн» (т. е. завихрение эхинококкового песка внутри эхинококковых кист) из-за отслоения волнистых мембран внутри кисты, которые проявляются на УЗИ, КТ и МРТ в виде змеевидных плавающих линейных мембран внутри кисты (рис. 1) [7, 9]. Когда ограниченный разрыв происходит после ответа на терапию или естественной дегенерации, отслоившиеся мембраны могут демонстрировать внутреннюю гипертонус или кальцификацию (рис. 2) [10].

Рис. 1

Женщина 50 лет с локализованной кистой эхинококка. Аксиальная КТ с контрастированием в портальной венозной фазе показывает эхинококковую кисту печени (стрелка) с гиператтенуирующей змеевидной линейной мембраной внутри кисты (стрелка)

Рис. 2

65-летняя женщина с локализованным разрывом эхинококковой кисты из-за ответа на терапию.КТ с контрастным усилением в портальной венозной фазе показывает змеевидную линейную мембрану внутри почти полностью кальцифицированной кисты

Сообщающийся разрыв эхинококковых кист печени в пределах желчного дерева

Сообщающийся разрыв в пределах желчного дерева чаще встречается при больших кистах (т.е. 80% эхинококковых кист печени размером более 7,5 см), расположенных в центральных сегментах печени и на поздних стадиях заболевания [11]. Причинный механизм — повышение внутрикистозного давления, что приводит к сдавлению и некрозу стенки прилежащих желчных протоков с последующим включением мелких желчных протоков в перикисту и последующим разрывом желчных протоков [8, 11].Сообщающийся разрыв в билиарном дереве может проявляться небольшими трещинами, обычно бессимптомными, или перфорацией (т. е. открытым сообщением), что может клинически вызывать механическую желтуху и холангит [7]. В обоих случаях эхинококковый песок или дочерние кисты могут попасть в желчные пути и могут быть причиной острого панкреатита [11].

Сообщающийся разрыв эхинококковых кист печени в пределах желчного дерева обычно выявляется на УЗИ как эхогенная эхинококковая киста печени с гипоэхогенным рисунком или метелью; при перфорации в общем желчном протоке можно обнаружить округлые или линейные гиперэхогенные структуры без задней тени (рис.3) [7]. Гидатидный материал в желчных путях проявляется как содержимое с высоким затуханием / интенсивностью в общем желчном протоке на КТ и Т1-взвешенной МРТ (рис. 3 и 4) и как гипоинтенсивный дефект наполнения на Т2-взвешенной МРТ или магнитно-резонансной холангиопанкреатографии. (рис. 3 и 4). МРТ-изображения могут показать прямой свищевой ход между эхинококковой кистой печени и желчным деревом, а также утечку гепатобилиарного контрастного вещества из желчных путей в эхинококковую кисту печени при использовании гепатобилиарного специфичного контрастного вещества [12, 13].Косвенные признаки сообщающегося разрыва на КТ и МРТ включают наличие внутрикистозного жира (рис. 5) — из-за содержания липидов в желчи — или содержания воздуха и уровней воздух-жидкость (рис. 6). ЭРХПГ обладает высокой чувствительностью (86–100%) в диагностике интрабилиарного разрыва [14], так как непосредственно демонстрирует линейные волнообразные дефекты заполнения многослойной эхинококковой мембраны в общий желчный проток (рис. 7), двенадцатиперстную кишку или выпячивание из фатеровой ампулы и может подтвердить сообщение введением катетера из желчных протоков непосредственно в эхинококковую кисту печени (рис. 8) [14]. Однако ЭРХПГ может способствовать формированию послеоперационных желчных фистул [14], поэтому для диагностики МРТ следует отдавать предпочтение перед ЭРХПГ.

Рис. 3

Мужчина 48 лет с эхинококковой кистой печени, осложненной сообщающимся разрывом. a , b УЗ-изображения показывают очаговое анэхогенное поражение печени с внутренними перегородками и гиперэхогенным периферическим ободком, с некоторыми задними тенями, диффузной билиарной дилатацией и эндолюминальными гиперэхогенными фокусами (стрелка) в общем желчном протоке без задних акустических теней.Аксиальная КТ в фазе портальной вены ( c ) и МРТ на Т2-взвешенной последовательности ( d ) подтверждают наличие кисты печени и диффузной билиарной дилатации с материалом в желчном дереве (стрелка). Эти особенности согласуются с прогрессивной миграцией эхинококкового песка и мембран из места слияния прикорневых ворот в общий желчный проток

Рис. 4

48-летний мужчина с сообщающимся разрывом. МРТ-изображения на Т2-взвешенных ( a ) и Т1-взвешенных градиентных эхо-сигналах ( b ) демонстрируют внутрипросветное содержимое желчи (стрелки), гипоинтенсивное и гиперинтенсивное на соответствующих изображениях в месте слияния прикорневых желчных протоков.На MRCP-изображении ( c ) эндолюминальное обструктивное содержимое желчных путей приводит к потере интенсивности сигнала (стрелка) от места впадения прикорневых желчных протоков в общий печеночный проток, в то время как общий желчный проток открыт

Рис. 5

Мужчина 66 лет с множественными жировосодержащими эхинококковыми кистами в печени. a Аксиальное градиент-эхо в фазе Т1-взвешенное МРТ-изображение показывает множественные очаги высокой интенсивности сигнала (стрелки) внутри эхинококковой кисты печени. b Осевое МРТ-изображение с контрастным эхом и противоположной фазой, Т1-взвешенное изображение, показывает макроскопический жир в тех же очагах поражения, что подтверждается артефактом химического сдвига и подавлением сигнала (стрелки), окружающими чистый липидный компонент

Рис. 6

Мужчина 54 лет с воздухосодержанием в эхинококковой кисте печени. Корональное переформатированное КТ-изображение в фазе портальной вены показывает пузырьки воздуха (стрелка) внутри однокамерной кальцифицированной эхинококковой кисты. Эта находка наводила на мысль о скрытой цистобилиарной связи, которая позже была подтверждена во время операции

. Рис. 7

Женщина 65 лет с цистобилиарным разрывом. a Рентгенограмма, выполненная во время процедуры ЭРХПГ, показывает множественные дефекты наполнения в общем желчном протоке (стрелка), представляющие эхинококковые мембраны. b Эндоскопическое изображение того же пациента, демонстрирующее экстракцию эхинококковых мембран

Рис. 8

72-летний мужчина с сообщающимся разрывом. Рентгенографическое изображение, выполненное во время ЭРХПГ, демонстрирует линейное кальцифицированное затемнение (острие стрелки), представляющее эхинококковую кисту печени, и расширение внутрипеченочных желчных протоков (белая стрелка). Катетер (черная стрелка), введенный в желчное дерево, входит непосредственно в кисту, документируя кисто-билиарную фистулу

Сообщающийся прорыв эхинококковых кист печени в соседние внутренние органы

Сообщающийся прорыв эхинококковых кист печени в соседние внутренние органы, брюшную полость или плевральную полость полость известна как прямой разрыв и встречается примерно в 6% случаев [7].Прямое сообщение может быть спонтанным или возникать в результате незначительной или тупой травмы живота и приводит к просачиванию эхинококкового содержимого в брюшную или плевральную полость или в полые органы [15, 16]. Перитонеальная диссеминация может привести к имплантации гидатидных сколис в несколько органов брюшной полости, т.е. метастатический гидатидоз , и может резко проявиться как опасное для жизни состояние с анафилактическим шоком или острым животом из-за химически индуцированного перитонита [15]. КТ и МРТ характерно демонстрируют дочерние кисты в брюшной полости (рис. 9 и 10). Тазовые эхинококковые кисты могут имитировать кистозные массы придатков, и идентификация периферических кальцинатов, плавающих мембран или дочерних кист в эхинококковых кистах имеет решающее значение для дифференциальной диагностики [17]. Сообщающийся разрыв эхинококковых кист печени с соседними внутренними органами, т. е. пищеварительным трактом (рис. 11) или легкими (рис. 12), приводит к возникновению внутрикистозных воздушно-жидкостных уровней, связанных с прохождением воздуха из кишечника [18] или из бронхиального дерева. при билиоэнтеральном или бронкобилиарном свище соответственно [19].Идентификация париетальных кальцинатов или прямое попадание перорального контраста из кишечника в эхинококковую кисту печени являются ключевыми признаками визуализации для диагностики сообщения разрыва эхинококковой кисты печени с пищеварительным трактом [18]. У пациентов с сообщающимся разрывом эхинококковой кисты печени со структурами грудной клетки рентгенография грудной клетки и КТ могут показать плевральный выпот, подъем диафрагмы, консолидацию легких или ламинарный ателектаз в основании легких [19].

Рис. 9

Женщина 66 лет с диффузным абдоминальным эхинококкозом.Корональное переформатированное КТ-изображение показывает перитонеальную диссеминацию эхинококковых кист (стрелки) из-за прямого разрыва исходных кист печени и сдавления правой диафрагмы одной из эхинококковых кист печени (стрелка)

Рис. 10

Мужчина 70 лет, больной эхинококкозом. Аксиальное КТ-изображение в портальную венозную фазу демонстрирует параректальное гомогенное кистозное поражение (стрелка), показывающее внутренние перегородки и частичную кальцификацию стенки у пациента с эхинококковыми кистами печени (не показано на этом изображении)

Рис.11

Женщина 85 лет с эхинококково-кисто-толстокишечной фистулой. Аксиальное контрастное КТ-изображение ( a ) и сагиттальное переформатированное КТ-изображение ( b ) в портальной венозной фазе демонстрируют большую эхинококковую кисту печени с кальцификациями периферических стенок и уровнем воздух-жидкость (стрелка) с явным сообщением (стрелка). с правой толстой кишкой

Рис. 12

Мужчина 50 лет с печеночным и плевро-легочным эхинококкозом, вторичным по отношению к трансдиафрагмальной диссеминации. a Рентгенограмма органов грудной клетки показывает двусторонне множественные круглые полостные поражения, некоторые из которых с уровнем воздух-жидкость (стрелка), а также рентгеноконтрастные поражения. b КТ грудной клетки у того же пациента показывает множественные кистозные поражения, некоторые из которых выглядят заполненными материалом с плотностью жидкости, другие имеют кавитацию с уровнями жидкости и воздуха (на этом изображении не показаны)

Осложнения эхинококковой болезни печени: суперинфекция

Суперинфекция может осложнить разрыв эхинококковой кисты печени в 25% случаев [7, 20, 21].В частности, суперинфекция чаще связана с интрабилиарным разрывом и реже с перитонеальным или внутрибронхиальным разрывом [21]. Разрушение многослойной мембраны предрасполагает к суперинфекции и может привести к абсцессу печени с лихорадкой и желтухой, являющимися наиболее распространенными симптомами. Своевременное распознавание суперинфекции считается обязательным, так как это может привести к более высокой частоте послеоперационных осложнений, опасных для жизни осложнений и даже смерти от септического шока [21,22,23,24].УЗИ и КТ могут демонстрировать множественные сливные внутрипеченочные поражения с плохо очерченными краями, связанные с наличием воздуха и уровня воздух-жидкость (рис. 13) [4, 7]. Однако эти находки могут также присутствовать при неинфицированной разорвавшейся кисте [4, 7]. КТ и МРТ с контрастным усилением могут демонстрировать усиливающееся образование края в случае абсцесса печени и гиперваскулярные зоны в прилегающей паренхиме печени, что может отражать воспалительные изменения, возникающие в случае суперинфекции (рис. 14). Сочетание этих результатов визуализации с эхинококковой кистой в анамнезе, болью, лихорадкой и лейкоцитозом должно способствовать постановке диагноза нагноения эхинококковой кисты.

Рис. 13

Женщина 66 лет с инфицированной эхинококковой кистой. Аксиальное Т2-взвешенное МРТ-изображение демонстрирует уровень воздуха и жидкости (стрелка) в кальцифицированной эхинококковой кисте, но отсутствие явного цистобилиарного сообщения. Это открытие предполагает суперинфекцию разорвавшейся эхинококковой кисты, которая позже была подтверждена во время операции

. Рис. 14

Мужчина 57 лет с сообщающимся разрывом и суперинфекцией эхинококковой кисты печени. На аксиальных КТ-изображениях с контрастным усилением на разных уровнях ( a , b ) видны множественные внутрипеченочные абсцессы (стрелки), прилегающие к эхинококковому кистозному поражению с кальцификациями периферических стенок и внутрикистозным содержанием воздуха.Обратите внимание на кальцинированный фрагмент кисты стенки правого внутрипеченочного желчного протока (белая стрелка), который мигрирует в общий желчный проток (черная стрелка) при 10-дневном КТ-контроле ( c )

Осложнения эхинококковой болезни печени: осложнения, связанные с масс-эффектом

Гидатидные кисты печени могут постепенно увеличиваться в размерах примерно на 1 см в течение первых 6 мес, а затем на 2–3 см каждый год в зависимости от сжимаемости окружающих структур [25]. Рост эхинококковых кист печени может привести к значительному масс-эффекту на соседние структуры, включая воротную вену, печеночные вены, билиарное дерево (рис.15), правая диафрагма (рис. 9), желудок и почка (рис. 16) [19, 26, 27]. Обструкция воротной вены из-за эхинококковой кисты печени может привести к уменьшению притока в воротную вену, тромбозу (рис. 17), кавернозной трансформации воротной вены и морфологическим изменениям печени (т. е. атрофии пораженной доли и компенсаторной гипертрофии контралатеральной доли). [28]. Однако портальная гипертензия у пациентов с эхинококковой кистой печени также может быть вызвана вторичным склерозирующим холангитом или вторичным билиарным циррозом после операции или применения паразитицидов [29].У пациентов с эхинококковой кистой печени и портальной гипертензией возможные осложнения включают бактериальный перитонит, который может привести к смерти пациентов [24]. Сдавление и смещение печеночных вен и нижней полой вены может привести к вторичному синдрому Бадда-Киари и развитию коллатерального кровотока по непарным и гемиазиготным венам [28]. Факторы риска синдрома Бадда-Киари, вторичного по отношению к эхинококковой кисте, включают большой размер кисты с вовлечением двух или более сегментов, заднее расположение кисты, предшествующую операцию и инфекцию [30].Клинические проявления включают боль в животе, желтуху и отек нижних конечностей [30]. У этих пациентов УЗИ и КТ обычно показывают эхинококковую кисту печени, расположенную в куполе печени, внешнее сдавление печеночных вен или нижней полой вены и асцит [30]. У этих пациентов также может развиться венозный тромбоз [30]. Хирургическое вмешательство требуется при синдроме Бадда-Киари, вторичном по отношению к эхинококковой кисте печени; однако из-за риска кровотечения и возможного сосуществования портальной гипертензии в некоторых случаях может быть предпочтительнее минималистский подход [30].

Рис. 15

21-летний мужчина с эхинококковой кистой печени. На аксиальном КТ-изображении с контрастным усилением в фазе портальной вены показана эхинококковая киста печени (стрелка), вызывающая сдавление и расширение прилежащих внутрипеченочных желчных протоков (стрелка)

Рис. 16

60-летняя женщина с большой частично экзофитной эхинококковой кистой печени. Корональное преобразованное КТ-изображение в портальной венозной фазе показывает большую эхинококковую кисту печени с множественными дочерними кистами, связанными с перитонеальными эхинококковыми кистами (стрелка).Экзофитный рост эхинококковой кисты печени вызывает значительный объемный эффект на правую почку, которая выглядит сдавленной и смещенной с гидронефрозом (стрелка)

Рис. 17

72-летняя женщина с эхинококковой кистой и тромбозом воротной вены. Косое переформатированное КТ-изображение в фазе портальной вены показывает большую эхинококковую кисту печени, примыкающую к левой ветви воротной вены (стрелка), и частичный тромбоз воротной вены (стрелки)

Диагностический алгоритм диагностики эхинококкоза печени

Диагноз эхинококковой кисты печени основывается на эпидемиологии (т.э., больной, проживающий или прибывший из эндемического региона), наличие патогномоничных признаков при визуализации, а в ряде случаев и подтверждение различными иммунодиагностическими методами. Лишь в нескольких случаях требуется гистопатология или паразитология, непосредственно показывающая протосколекс или крючья в кистозной жидкости. В частности, если результаты УЗИ или КТ позволяют уверенно диагностировать эхинококковую кисту печени, дальнейшее обследование обычно не требуется, и пациентов можно лечить в зависимости от стадии эхинококкоза. И наоборот, если надежная диагностика с помощью УЗИ или КТ невозможна, для постановки окончательного диагноза можно выполнить МРТ и дополнительные серологические тесты.У пациентов с эхинококкозом печени в анамнезе появление симптомов, включая лихорадку, тошноту и рвоту, желтуху и повышение печеночных проб, должно вызвать подозрение на осложнения. Что касается осложнений, УЗИ следует выполнять в качестве первого метода визуализации, но этого обычно недостаточно для оценки осложнений эхинококковых кист печени. В зависимости от доступности и приверженности пациента КТ и МРТ, включая МРХПГ, могут выполняться отдельно или в комбинации для более полной диагностической оценки осложнений эхинококковых кист печени. Кроме того, в отдельных случаях обычно показан инвазивный комбинированный диагностический и терапевтический подход, включая ЭРХПГ при подозрении на связь с билиарным деревом и операцию по поводу перитонеальной диссеминации.

Визуализация атипичных эхинококковых кист

Реферат

Эхинококковая болезнь продолжает оставаться серьезной проблемой здравоохранения во многих частях мира. Это может произойти в любой части тела, но печень является наиболее частым местом поражения. Заболевание может годами оставаться бессимптомным.Симптомы возникают из-за сжатия местных структур или осложнений, таких как разрыв и инфекция. Диагноз становится ясным, когда на общих участках поражения наблюдаются типичные рентгенологические изменения. Осложнения приводят к нетипичным явлениям. Все это в сочетании с необычной локализацией создает диагностические трудности. Целью этого иллюстрированного эссе является демонстрация атипичных проявлений эхинококковых кист – атипичных либо из-за осложнений, либо из-за необычного расположения.

Ключевые слова: Эндоциста, эхинококковая киста, печень, легкое, перикиста

Введение

Эхинококковая киста обычно вызывается личиночной стадией ленточного червя Echinococcus granulosus .Жизненный цикл червя включает двух хозяев. Окончательным хозяином является собака и редко какое-либо другое хищное животное. Взрослый червь живет в проксимальном отделе тонкой кишки окончательного хозяина. Его яйцеклетки выделяются с фекалиями инфицированного животного. Овцы проглатывают яйца, пасясь на зараженной траве, и являются обычным промежуточным хозяином. Люди заражаются при контакте с собакой или при употреблении зараженной воды и овощей.[1] Яйцеклетка выпускает личинку, называемую онкосферой, в двенадцатиперстную кишку, которая попадает в портальное кровообращение, проходя через стенку кишечника.Таким образом, он достигает печени, где превращается в кисту.

Гидатидная киста имеет три слоя: (i) внешний перикист, состоящий из модифицированных клеток-хозяев, образующих плотный волокнистый защитный слой; (ii) средний многослойный слой, который не содержит клеток и непроницаем для бактерий, но пропускает питательные вещества; и (iii) внутренний зародышевый слой, где образуются сколисы и ламинированная мембрана []. Средний пластинчатый слой и зародышевый слой образуют истинную стенку кисты и обычно называются эндокистой.[2] Толщина этих слоев зависит от ткани, в которой находится киста. Слои имеют тенденцию быть толстыми в печени, менее развиты в мышцах и отсутствуют в костях.

Окрашенный гематоксилином и эозином срез, показывающий стенку резецированной эхинококковой кисты печени. Белые стрелки указывают на дочерние кисты со сколисами. M = средний многослойный бесклеточный слой

Эхинококковая болезнь поражает печень примерно в 75% случаев, легкие в 15% случаев и другие анатомические локализации в 10% случаев.[1] В зависимости от рентгенологического вида эхинококковые кисты подразделяются на четыре типа:

  • Тип I — простая киста без внутренней архитектуры с эхинококковым песком или перегородками или без них

  • Тип II — кисты с дочерними кистами и матриксом

    • IIa- Круглые дочерние кисты, расположенные по периферии

    • IIb- Дочерние кисты неправильной формы, занимающие всю материнскую кисту

    • Тип III – Мертвая киста с тотальной кальцификацией

    • Тип IV – Осложненная киста с разрывом и суперинфекцией. [4]

    Пораженные участки

    Печень

    Ультразвук является предпочтительным методом скрининга эхинококковой кисты печени. Компьютерная томография (КТ) обладает высокой чувствительностью и специфичностью и является важным диагностическим инструментом для выявления осложнений.[3] Эхинококковая киста обычно выглядит как круглое или яйцевидное образование I или II типа []. Он имеет плотность воды и высокую стенку затухания на неусиленном КТ. После инъекции контраста можно увидеть усиление перегородки или стенки кисты.Может быть частичная кальцификация стенки кисты или внутреннего матрикса. Это не свидетельствует о гибели паразита. Позже может произойти плотная полная кальцификация, и такая киста считается неактивной. Магнитно-резонансная томография (МРТ) является лучшим методом для демонстрации кистозного компонента и вовлечения билиарного дерева. Кистозная часть гипоинтенсивна на Т1-взвешенных изображениях и заметно гиперинтенсивна на Т2-взвешенных изображениях. Наличие гипоинтенсивного ободка на Т2-взвешенных магнитно-резонансных изображениях считается характерным признаком эхинококковой кисты.[6] Вероятно, это перикиста, богатая коллагеном. Дочерние кисты выглядят как кистозные структуры, гипоинтенсивные по отношению к внутрикистозной жидкости на Т1-взвешенных изображениях и гиперинтенсивные на Т2-изображениях. Неровность стенки кисты свидетельствует о начавшейся отслойке оболочек.

    Эхинококковая киста печени II типа. Компьютерная томография показывает большую массу ослабления жидкости в правой и хвостатой долях. Дочерние кисты неправильной формы занимают почти всю материнскую кисту

    Осложнения эхинококковой кисты печени: (а) инфекция, (б) разрыв, (в) экзофитный рост и (г) поражение воротной вены.

    (a) Инфекция проявляется на КТ в виде гиподенсивного образования с типичным контрастирующим ободком, как и при любом другом абсцессе печени. Также можно увидеть уровень газа или воздуха-жидкости.

    (b) Описаны три типа разрыва кисты: изолированный, сообщающийся или прямой [7].

    Содержится — эндоциста разрывается, но перикиста остается неповрежденной. Отслоившаяся эндокиста видна в виде змеевидных линейных мембран внутри кисты. При полной отслойке смятая эндокиста свободно плавает в жидкости кисты, вызывая «симптом водяной лилии».

    Сообщающийся. Прохождение содержимого кисты в желчные корешки, которые были включены в перикисту.

    Прямой — Излитие эхинококкового содержимого в брюшную или плевральную полость, брюшную стенку, полые органы и т. д.

    Сообщающийся разрыв определяется прямыми и косвенными признаками. Прямым признаком является видимое сообщение между кистой и билиарным деревом []. Косвенные признаки включают деформацию кисты, проявляющуюся потерей гладкой округлой или овальной формы, дефектом стенки и наличием клювовидного выступа, отходящего от стенки кисты.[8] Внутрипротоковые области с низкой интенсивностью сигнала из-за материала кисты также могут быть видны на МРТ.

    Эхинококковая киста печени с билиарным сообщением у женщины среднего возраста с механической желтухой. (A) Аксиальное изображение T2W показывает кисту II типа, видимую как гетерогенное гиперинтенсивное образование с несколькими дочерними кистами в левой доле печени. Виден неповрежденный темный ободок перицисты. Также видны расширение внутрипеченочных желчевыводящих путей и небольшие развивающиеся кисты в задней части правой доли (B). Аксиальное изображение T2W через нижнюю часть печени показывает цистобилиарное сообщение (стрелка), неравномерность контура кисты и потерю темного ободка (C) Корональная МР-холангиопанкреатограмма толстой плиты показывает расширенные внутрипеченочные и внепеченочные желчные протоки с гипоинтенсивным дефектом наполнения (стрелка) из-за эхинококкового материала в дистальном отделе общего желчного протока.Gb = желчный пузырь

    Наличие жирового материала, уровня воздуха и жидкости в эхинококковой кисте также предполагает связь с билиарным деревом.[9] Считается, что жир возникает из-за содержания липидов в желчи [].

    Липидный материал при эхинококковой кисте печени II типа. На аксиальной КТ с контрастным усилением через верхнюю часть печени визуализируется четко очерченная киста в правой доле с участками затухания жира в пределах, свидетельствующих о билиарном сообщении

    (c) Осложнения также могут возникать из-за экзофитного роста кисты.Наиболее распространенными путями являются обнаженная область печени и желудочно-печеночная связка. Результатом может стать вовлечение диафрагмы [] и грудной полости. КТ может выявить прилегание к диафрагме, утолщение и дольчатость кист, прорыв в плевральную полость или легочную паренхиму и хронический плевральный свищ [2].

    Рассеянный абдоминальный эхинококкоз. (A) На КТ с контрастным усилением в осевом направлении видны множественные экзофитные эхинококковые кисты II типа в печени. Задняя киста показывает кальцификацию. Также очевидны перитонеальные эхинококковые пузыри со вторичным вовлечением селезенки (B) Диафрагма утолщена и показывает области затухания жидкости (стрелка)

    (d) Вовлечение воротной вены очень редко. Это происходит из-за сдавления кистой с последующим тромбозом и образованием каверномы.

    Селезенка

    Гидатидоз селезенки является третьим по распространенности после печени и легких.[10] Это обычно вторично по отношению к системной диссеминации или из-за внутрибрюшинного распространения из-за разрыва эхинококковой кисты печени. Характеристики визуализации аналогичны характеристикам кист печени []. Выявление дочерних кист и отслоившихся плавающих мембран, если они есть, помогает в диагностике. Дифференциальный диагноз включает эпидермоидную кисту, псевдокисту и лимфангиому.[11] Эпидермоид выглядит как однокамерное жидкостное разжиженное образование с незаметными стенками. Травма в анамнезе и наличие толстой кальцифицированной стенки предполагают наличие посттравматической псевдокисты. Лимфангиома представляет собой область низкого затухания, которая не усиливается. Т1-взвешенные изображения могут показывать высокую интенсивность сигнала, если произошло кровоизлияние.

    Эхинококковая киста селезенки. Осевая неусиленная КТ демонстрирует замещение всей селезенки кистой, которая показывает линейные извилистые структуры внутри, наводящие на мысль о разрыве эндокисты.Пятна кальцификации также видны на передней стенке

    Брюшина

    Перитонеальные эхинококковые кисты почти всегда вторичны по отношению к эхинококкозу печени. Они, как правило, множественные и могут возникать в любом месте брюшной полости. Наличие печеночного эхинококка, множественные поражения брюшины и характерный внешний вид дочерних кист позволяют поставить диагноз []. Однако однокамерные кисты I типа трудно отличить от кист брыжейки и удвоенной кисты кишечника.[3]

    Перитонеальный гидатид у 12-летней девочки с частым мочеиспусканием. На КТ-изображении с контрастным усилением видна большая киста в малом тазу в виде двойного кольца из-за отслоившейся эндокисты (незаштрихованная стрелка). Матка смещена влево и кпереди (белая стрелка). UB = Мочевой пузырь

    Забрюшинное пространство

    Забрюшинный эхинококк встречается редко, обычно вторично по отношению к поражению других органов, особенно печени. Инфекция достигает забрюшинного пространства путем самопроизвольного разрыва или прививки во время операции.[3] Визуализация дочерних кист помогает в диагностике.[3] Однако могут наблюдаться и другие проявления, такие как однокамерная киста, киста с отслоившейся оболочкой, частично или полностью кальцифицированная киста []. Это необходимо дифференцировать с лимфангиомой, которая выглядит как большое тонкостенное кистозное образование, которое может включать более одного отдела забрюшинного пространства. Другие образования, такие как муцинозная цистаденома, кистозная тератома и псевдокиста, могут быть дифференцированы в зависимости от возраста и других признаков в брюшной полости.

    Забрюшинный гидатид.(A) На КТ с контрастированием мужчины 22 лет обнаружена однокамерная киста (тип I) в забрюшинном пространстве, примыкающая к правой поясничной мышце (B) Видна сопутствующая эхинококковая киста печени

    Легкое

    Легкое второе наиболее частая локализация поражения. Гидатидная киста может вырасти очень большой из-за сжимаемости легких. Первоначально он развивается как киста I типа, которая может быть круглой или овальной. Дочерние кисты встречаются редко. Эрозия бронхиолы, входящей в перикисту, приводит к образованию воздуха между эндокистой и перикистой, что приводит к появлению «симптома полумесяца или мениска».Иногда наблюдается наличие серповидного ободка воздуха в задней части кисты, что называется «симптом перевернутого полумесяца». Киста сжимается и разрывается, позволяя воздуху пройти в эндокисту. Уровень жидкости и воздуха в эндокисте с воздухом между эндокистой и перикистой представляет собой «симптом кумбуса». Внутри кисты виден воздушно-жидкостный уровень со спавшимися плавающими мембранами – «симптом водяной лилии» []. Все жидкое содержимое может попасть в бронхиальное дерево – «признак сухой кисты».«[13] Другими осложнениями эхинококкоза легких являются вторичная инфекция, прорыв в паренхиму легкого, приводящий к консолидации, прорыв в плевральную полость и, очень редко, легочную эмболию. При отсутствии типичных признаков в дифференциальный диагноз всегда следует включать некротическое образование в легком, метастазы и интрапаренхиматозную бронхогенную кисту.

    Разрыв гидатиды легкого. (A) Аксиальное и (B) сагиттальное КТ грудной клетки с контрастным усилением показывают разорванную эхинококковую кисту IV типа в нижней доле правого легкого с симптомом кувшинки, образованным смятой эндокистой, плавающей в зависимой части

    Кость

    Вовлечение костей видно в 0.5-4% случаев.[14] Часто поражаются позвоночник, таз, бедренная кость, большеберцовая кость, плечевая кость, череп и ребра.[14] Из-за отсутствия образования перикист агрессивная пролиферация вызывает замещение мозгового вещества, разрушение коры и проникновение в мягкие ткани. Внекостные кисты могут кальцинироваться. Рентгенологическая картина состоит из областей остеолиза с расширением, истончением и разрушением коры и распространением на мягкие ткани [Рисунки –]. Осложнения включают деформацию, патологический перелом, вторичную инфекцию, неврологический дефицит, компрессию соседних структур и трансартикулярное расширение.[15]

    Рентгенограмма таза показывает многоочаговое литическое поражение левой половины таза. Головка бедренной кости и проксимальный диафиз также поражены патологическим переломом диафиза

    Реберный эхинококкоз с интраспинальным распространением у 22-летней женщины с онемением левой нижней конечности. (А) Рентгенограмма грудной клетки показывает гомогенное затемнение в верхней части левого гемиторакса. В его верхней части видна круглая хорошо выраженная непрозрачность. Видна эрозия задних отделов четвертого и пятого ребер (Б) На КТ в аксиальной и коронарной плоскостях определяется многокамерное кистозное образование в заднем левом полутораксе с эрозией соседнего ребра и распространением в позвоночный канал

    КТ эхинококкового .(А) Имеется расширение левой подвздошной кости с разрушением переднемедиальной коры многокамерной кистозной массой. Также видно трансартикулярное распространение на крестец (B) Вовлечение седалищной кости, лобка, тазобедренного сустава и проксимального отдела бедренной кости очевидно с распространением на соседние мышцы киста из-за ее сократительной способности и высокого уровня молочной кислоты. Обычно вовлекаются мышцы шеи, туловища, бедра или верхних конечностей и вокруг бедра, но может быть вовлечена любая часть.[15] Ультразвук, сделанный как часть первоначального обследования при подозрении на поражение мягких тканей, может выявить признаки, типичные для эхинококковой кисты. Они варьируются от однокамерной кисты до кисты с дочерними пузырьками, отслоением мембран и симптомом водяной лилии [Рисунки и ]. КТ помогает обнаружить костное расширение и кальцификацию стенки кисты.[17] Осложненные кисты могут имитировать абсцесс, гематому, метастазы или опухоли мягких тканей, такие как миксоидная липосаркома. КТ и МРТ показывают усиление обода при абсцессе и переменное усиление при метастазах и опухолях мягких тканей.Продукты крови видны в гематоме на МРТ.

    Ультразвуковое изображение женщины 22 лет показывает эхинококковую кисту IV типа в мышце бедра. Видно четко очерченное гипоэхогенное образование с задним усилением и разделенными мембранами внутри

    На КТ-изображении с контрастным усилением видно гиподенсивное образование без усиления в большой приводящей мышце. В заднем отделе видна дочерняя киста

    Головной мозг

    Вовлечение головного мозга крайне редко. Эхинококковая киста чаще локализуется в бассейне средней мозговой артерии.[3] На КТ она видна как однокамерная киста с затуханием, подобным спинномозговой жидкости []. Можно увидеть тонкое периферическое усиление. Отек отсутствует. Может быть эрозия соседнего свода черепа. Атипичные признаки включают отек, неровность стенки кисты, множественные очаги, неоднородность содержимого кисты и кальцификацию [4].

    Рецидивирующая эхинококковая киста головного мозга. На КТ-изображениях с контрастным усилением видно (А) многоочаговое гиподенсивное образование с ослаблением, подобным спинномозговой жидкости, в правой теменной доле; также виден минимальный перилезиональный отек и (B) эрозия внутренней пластинки черепа

    Молочная железа

    Гидатидная киста молочной железы встречается очень редко.Диагноз затруднен, если УЗИ не выявляет мембраны или уровень жидкости из-за мусора в кисте []. Кольцеобразные структуры в плотном, хорошо очерченном поражении на маммографии также указывают на гидатид. Наличие эхинококковых кист в других органах повышает точность диагностики.

    Гидатид молочной железы. (А) На маммограмме правой груди видно гладкое, хорошо очерченное образование во внешнем квадранте. В пределах (B) отмечена дугообразная дифференциальная плотность. Сонограмма показывает четко очерченную кистозную массу с криволинейными структурами, напоминающими эхинококковые мембраны

    Эхинококковая киста может встречаться и в других анатомических местах.К ним относятся сердце, перикард, орбита, средостение, почки, надпочечники и подкожное пространство. Вовлечение почек наблюдается примерно в 3%, а орбиты — менее чем в 1% случаев.[3] В других местах еще реже. Внешний вид изображения аналогичен описанному для других органов. Орбитальный эхинококковый пузырек обычно одногнездный, может быть вне- или внутриконусным.[19] Таким образом, эхинококковая киста должна быть включена в дифференциальную диагностику кистозных образований конкретного органа, даже когда не наблюдается типичный вид кисты с множественными дочерними кистами. Это особенно важно, если пациент проживает в эндемичном регионе и имеет кистозные образования в печени или легких.

    Финансовая поддержка и спонсорство

    Нет.

    Конфликт интересов

    Конфликт интересов отсутствует.

    Текущее состояние диагностики и лечения эхинококкоза печени

    E. GRANULOSUS ИНФЕКЦИЯ

    Диагностика

    Большинство больных ХЭ на ранней бессимптомной стадии диагностируются случайно.Диагноз основывается на визуализации и иммунологических тестах. Ультрасонография является удобным инструментом для диагностики, который относительно легко определяет местоположение, количество и размер кист [2,3,13,18,23,24].

    Однако кисты небольшого размера могут не обнаруживаться при УЗИ. Критерии классификации кист печени на УЗИ, впервые разработанные Gharbi в 1981 г., были усовершенствованы Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в 2001 г. (WHO-IWGE) [25, 26] (таблицы 1 и 2). Классификация ВОЗ включает кисты неизвестного происхождения и включает модифицированные подтипы кист типа 2 и 3 [14]. Существует три категории кист: активные, переходные и неактивные [27]. Кисты типа 1 и 2 считаются «активными», а кисты типа 3 считаются «переходными». Кисты типов 4 и 5 классифицируются как «неактивные» [27]. Однако эта классификация изменилась с учетом долгосрочных результатов медикаментозного и чрескожного лечения и использования магнитно-резонансной спектроскопии в сильном поле. Кисты типа 3, которые считаются переходными, далее подразделяются на две подгруппы: CE3a (отдельные эндоцисты) и CE3b (солидный тип, содержащий дочерний пузырек) [7,28].Некоторые исследования показали, что кисты CE3a неактивны, а кисты CE3b активны [14,29]. Ультрасонография также может быть использована для наблюдения за поражением. Пациентам, прошедшим лечение, рекомендуются контрольные осмотры после лечения каждые 3-6 мес до стабилизации кисты, а затем ежегодные осмотры. Как правило, период в 5 лет без рецидива считается достаточным[30]. Магнитно-резонансная томография (МРТ) и компьютерная томография (КТ) могут потребоваться в некоторых случаях, когда ультразвуковое исследование не может поставить окончательный диагноз. К ним относятся пациенты с ожирением, пациенты с поддиафрагмальной кистой или вторичной инфекцией кист, осложненные случаи, такие как желчный свищ, случаи экстраабдоминального распространения и пациенты с общим заболеванием. КТ и МРТ особенно полезны для предоперационных и последующих обследований. Известно, что использование МРТ для диагностики и последующего обследования превосходит КТ [28,31,32].

    Таблица 1 Классификация эхинококковых кист по Гарби.
    Тип Характеристики
    Я однокамерные киста, стенки и внутренние echogonicities
    II кисту с отделенными мембраной (кувшинка знак)
    III Мульситуально, многосертированная киста, дочь киста (узор сота)
    IV Гестерогенная киста, без дочери Vesicules
    V Cyst с частично или полностью кальцинированной стеной
    Таблица 2 Классификация эхинококковых кист Всемирной организации здравоохранения.
    , организующие Характеристик Активность
    СП1 Uniloculer, безэховая киста с двойными прямым знаком Активных
    CE2 Multiseptated «розетковидной как «» Соты patern «киста Active
    CE3A CE3A CE3A CE3A CE3A CE3A Repensional Reversional
    CE3B Дочерние кисты в твердой матрице Reversional
    CE4 Герерогенная киста, без дочерних пузырьков Неактивный
    CE5 Твердый матрикс с кальцифицированной стенкой Неактивный

    Среди рутинных анализов крови нет анализов, которые можно было бы использовать специально для КЭ. Гипербилирубинемия и повышенный уровень щелочной фосфатазы и гамма-глутамилтрансферазы могут указывать на вскрытие кисты в желчные пути [15,30,33]. Хотя РЭ является паразитарной инфекцией, эозинофилия может присутствовать не всегда. Серологические методы диагностики используются для подтверждения рентгенологического диагноза и для последующей оценки. Иммунологический ответ на заболевание имеет тенденцию варьироваться от одного человека к другому. Прочные и неповрежденные кисты, как правило, демонстрируют минимальный иммунный ответ, в то время как протекающие или разорванные кисты, как правило, вызывают сильный иммунный ответ [2,34,35].

    Непрямая гемагглютинация (НГА) обычно неспецифична и представляет ценность в сочетании с другими исследованиями, такими как твердофазный иммуноферментный анализ (ИФА) и иммуноблотинг[36]. Одновременное использование ИГА и ИФА связано с диагностической чувствительностью до 85-96% [37-41]. Иммуноблотинг обычно используется для подтверждения диагноза в случаях, когда результаты IHA и ELISA не являются окончательными [14]. Антиген В E. granulosus и антиген 5 (Ag5) являются наиболее специфическими антигенами, используемыми для иммунологической диагностики [2,35].Однако эти иммунологические методы часто показывают перекрестную реактивность с другими паразитарными антигенами или с непаразитарными заболеваниями, такими как злокачественные новообразования или цирроз печени [15,42-45]. Чувствительность серологических тестов зависит от локализации, стадии и размера кисты [11].

    В то время как серонегативность наблюдается у 20% пациентов с ХЭ, пациенты с множественными кистами обычно серопозитивны. Уровень серонегативности относительно выше у пациентов с типами кист CE1, CE4 и CE5 по сравнению с пациентами с типами CE2 и CE3.Более того, серопозитивные пациенты могут оставаться таковыми более 10 лет, несмотря на лечение [14,46-48]. Это может привести к ненужному лечению и увеличению затрат.

    Чрескожная тонкоигольная аспирационная биопсия (FNA) под ультразвуковым контролем используется в подозрительных случаях с сомнительными результатами радиологических и серологических тестов. Наблюдение за протосколексами и мембранами кист, эхинококковым антигеном или ДНК в аспирированной жидкости подтверждает диагноз [49]. Чрескожная процедура требует тщательного ухода из-за связанного с ней риска анафилаксии; информированное согласие пациента должно быть получено до процедуры [50].Риск анафилаксии при FNA составляет 2,5% [51]. Для предотвращения вторичного КЭ рекомендуется предварительное лечение альбендазолом за 4 дня до биопсии и продолжение лечения в течение одного месяца после биопсии [20, 52].

    Лечение и лечение инфекции, вызванной E. granulosus

    Варианты лечения ХЭ включали хирургическое вмешательство, чрескожное лечение, медикаментозную фармакотерапию и мониторинг [10]. В литературе нет рандомизированных клинических исследований, в которых бы сравнивались методы лечения друг с другом.Следовательно, не существует стандартизированного и общепринятого подхода к лечению ХЭ [14]. Планирование лечения осуществляется в соответствии с диагностической классификацией ВОЗ. В случае кист CE1 и CE3a диаметром < 5 см может быть достаточно одного альбендазола, в то время как для кист размером более 5 см предпочтительнее пункция, аспирация, инъекция сколецидного агента и реаспирация (ПАИР) в тандеме с альбендазолом. . Кисты типов CE2 и CE3b лечат катетеризацией или хирургическим вмешательством. Для неактивных кист типов CE4 и CE5 часто достаточно мониторинга [10] (рис. 3).

    Рисунок 3 Алгоритм лечения инфекции Echinococcus granulosus . ПАРА: пункция, аспирация, введение сколецидного агента и реаспирация.

    Медицинское лечение: Эксклюзивная медицинская фармакотерапия используется в особых случаях, когда хирургическое или чрескожное лечение (например, у пожилых пациентов, пациентов с высокой сопутствующей патологией, пациентов, которые отказываются от хирургического и чрескожного лечения, а также в неоперабельных случаях) не подходит, или когда дополнение к хирургическому и чрескожному лечению.

    С тех пор, как бензимидазолы стали доступны для использования в 1970-х годах, была доказана терапевтическая эффективность альбендазола и мебендазола в отношении личиночной стадии E. granulosus [14]. В настоящее время альбендазол является наиболее часто используемым препаратом для лечения инфекции E. granulosus [53]. Доза альбендазола составляет 10–15 мг/кг в сутки, курс лечения обычно составляет 3–6 мес. Эффективность мебендазола сравнима с эффективностью альбендазола, но требует более высоких доз в течение более длительного периода времени из-за его плохой абсорбции [53-55].Доза мебендазола составляет 40-50 мг/кг в сутки для пациентов, которым нельзя применять альбендазол.

    Продолжительность лечения бензимидазолами составляет 3-6 месяцев без перерыва при кистах CE1, CE3a размером < 5 см [10, 56]. Исследования показали, что 28,5-58% пациентов, прошедших лечение, излечиваются, и что показатели излечения не увеличиваются с увеличением продолжительности лечения [54, 57-61].

    Согласно рекомендациям ВОЗ, медикаментозное лечение следует начинать за 4–30 дней до хирургической операции и продолжать не менее 1 мес после этого для альбендазола и не менее 3 мес для мебендазола.Медикаментозная фармакотерапия также показана больным со спонтанным или травматическим разрывом кисты. В этих случаях также следует использовать альбендазол в течение как минимум 1 мес или мебендазол в течение 3 мес [62–64].

    В большом исследовании (929 кист) эффективности медикаментозной терапии на поздних стадиях терапия альбендазолом ассоциировалась со значительно большей частотой дегенеративных изменений, чем терапия мебендазолом (82,2% против 56,1%; P < 0,001). Однако частота рецидивов была сопоставима между двумя группами [65].

    Головная боль, тошнота, нейтропения, выпадение волос и гепатотоксичность являются наиболее частыми побочными эффектами альбендазола и мебендазола. Ежемесячный контроль количества лейкоцитов и показателей функции печени рекомендуется пациентам, у которых наблюдаются выраженные побочные эффекты. Противопоказания к медикаментозному лечению включают печеночную недостаточность, беременность и угнетение функции костного мозга [13].

    Празиквантел обладает протосколицидной активностью и может использоваться для лечения ХЭ либо в качестве самостоятельной терапии, либо в комбинации с альбендазолом.Исследование показало более высокую эффективность комбинации празиквантела и альбендазола [66]. Необходимы дополнительные исследования эффективности празиквантела.

    Чрескожное лечение: Методы чрескожного лечения ХЭ печени, разработанные в 1980-х годах, остаются популярными и сегодня [67-70]. Они подразделяются на две основные категории. Первым и более популярным является метод PAIR[71]. Этот метод основан на разрушении зародышевой оболочки с помощью сколицидного агента.Однако PAIR не подходит для кист, содержащих дочерние везикулы, и для мультивезикулярных кист с более высоким содержанием соли [7,69,72].

    Вторичные чрескожные методы лечения включают катетеризацию кисты широкой трубкой для удаления твердого содержимого кисты, а также дочерних пузырьков. Описано несколько методов катетеризации, таких как чрескожная эвакуация, модифицированная техника катетеризации и расширяемый многофункциональный троакар [73-75].Этот метод лечения можно использовать для лечения кист типов CE2 и CE3a, а также для рецидивирующих кист после PAIR [76].

    Обзор лечения чрескожной КЭ ( n = 5,943) выявил 0,03% случаев летальной анафилаксии и 1,7% случаев аллергических реакций [49]. Удобным является использование альбендазола, начиная с 4 часов до чрескожного лечения и до 30 дней после чрескожного лечения [10].

    Лечение PAIR является менее инвазивным методом, чем хирургическое вмешательство. У отдельных пациентов (CE1 и CE3b) сообщалось о показателях успеха до 97%; зарегистрированные показатели смертности и заболеваемости варьировались от 0%-1% до 8.5%-32%[77-80]. В исследовании лечения этанолом и ПАИР ( n = 231) сообщалось только об одном случае рецидива [80]. От одиннадцати до тринадцати процентов пациентов, перенесших PAIR, имеют тенденцию к развитию лихорадки и сыпи; однако риск анафилаксии довольно низок[77,81].

    Терапия PAIR не рекомендуется для кист, содержащих материалы, которые не могут рассасываться, кист, которые несут риск распространения в брюшную полость, кист, которые уже открылись в брюшную полость или желчные пути, а также неактивные и кальцифицированные кисты [7].

    Связь кисты с желчевыводящими путями следует исследовать до введения сколицидного средства. Хотя не было зарегистрировано ни одного случая холангита, связанного с сколицидным агентом, после процедуры PAIR, несколько таких случаев были зарегистрированы после хирургической процедуры [82-84]. Обычно используемые сколицидные агенты, используемые во время ПАИР, представляют собой гипертонический раствор и этанол [14]. Сообщалось об успешном внутрикистозном применении растворов альбендазола и мебендазола в качестве сколицидных средств во время PAIR у овец [85].

    Сообщаемая частота успеха чрескожного лечения неосложненных кист в сочетании с альбендазолом аналогична таковой при хирургическом вмешательстве, но имеет преимущество в более короткой продолжительности пребывания в стационаре [86]. При ретроспективном сравнении консервативной хирургии и ПАИР частота желчных свищей и рецидивов остаточной полости была значительно ниже при последней [87].

    Хирургическое лечение: В то время как хирургическое лечение когда-то было наиболее часто используемым методом лечения, в настоящее время оно в значительной степени зарезервировано для сложных кист (таких как кисты, в которых развиваются желчные свищи или перфорированные кисты) или применяется к кистам которые содержат дотер цисты (CE2, CE3b).Кроме того, это подходящий вариант лечения поверхностных кист размером менее 10 см или с высоким риском разрыва, а также в случаях, когда чрескожное лечение не подходит [7, 10, 53, 88]. Варианты хирургического лечения включают открытую хирургию и лапароскопическую хирургию [5,89,90]. Открытые хирургические варианты включают радикальные и консервативные операции. Радикальная операция заключается в удалении кисты вместе с перикистозной оболочкой (рис. 4) и может также включать резекцию печени, если она показана. Консервативная операция включает удаление только содержимого кисты с сохранением перикистозной оболочки (рис. 5).Для дренирования остаточной полости применяют оментопластику, наружное дренирование или облитерацию остаточной полости черепитчатыми швами изнутри (капитонаж). Частота осложнений вариантов хирургического лечения варьируется от 3% до 25%, а частота рецидивов варьируется от 2% до 40% [89,91-93]. Частота осложнений и рецидивов зависит от локализации и размера кисты, а также от опыта хирурга и выбранного метода лечения.

    Рисунок 4 Пример материала для перицистэктомии.

    Рисунок 5 Пример консервативной хирургии.

    Неясно, какой из предложенных вариантов лечения является наиболее безопасным и наиболее эффективным. Однако частота рецидивов и осложнений, как правило, выше при консервативной хирургии по сравнению с радикальной хирургией [94]. Подобные результаты были получены во многих ретроспективных исследованиях [93,95].

    Рецидивы обычно возникают из-за невозможности полного удаления эндокист и/или их диссеминации во время операции. По этой причине следует уделять особое внимание предотвращению распространения инфекции во время операции[96,97]. Следует отметить, что распространение во время операции может также привести к другим осложнениям, таким как анафилаксия.

    Наиболее частым осложнением ЭК печени является инфекция и попадание в желчевыводящие пути. Контакт кисты с желчными путями встречается в 3-7% всех случаев [98].Сообщалось о взаимосвязи между размером кисты и ее контактом с желчными путями. В случаях, когда радиус кисты > 7,5 см, чувствительность контакта кисты с желчевыводящими путями составляет 73%, а ее специфичность — 79% [99]. Перед интраоперационным введением препаратов в кисту следует установить связь кисты с желчными путями, поскольку известно, что протосколицидные агенты вызывают склероз, холангит и панкреатит.

    В случае предоперационных признаков вскрытия кисты в желчные пути сфинктеротомия с помощью эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ) перед операцией снижает риск послеоперационного наружного свища с 11,1% до 7,6%[100]. Когда во время операции отмечается связь кисты с желчными путями, следует проверить наличие кистозного компонента в пределах желчных ветвей или общего желчного протока. Для этого часто требуется интраоперационная холангиография.Кроме того, ширина желчевыводящих путей была бы в пределах нормы, если бы в ветвях желчевыводящих путей или общем желчном протоке не было кистозного компонента. Желчные пути, которые хорошо видны через кисту, должны быть ушиты. В случае наличия кистозного компонента внутри желчных путей желчные пути будут расширены. В таких случаях рекомендуется удаление кистозных компонентов в пределах желчных ветвей и наложение Т-образной трубки или холедоходуоденостомии [101, 102]. Кроме того, послеоперационная билиома или билиарная фистула с высоким потоком требуют ЭРХПГ и сфинктеротомии вместе с назобилиарным дренированием или билиарным стентированием [103, 104].

    Наиболее часто используемым протосколицидным средством во время операции является 20% гипертонический раствор. Гипертонический раствор должен находиться в контакте с зародышевой оболочкой не менее 15 мин. Альбендазол, ивермектин и празиквантел также можно использовать в качестве протосколицидных средств [105, 106]. В недавно проведенном исследовании ex vivo использование наночастиц селена (250-500 мкг/мл) в качестве протосколицидного агента в течение 10-20 минут показало хорошие результаты[107].

    Интраоперационную диссеминацию массы в брюшине следует промыть гипертоническим раствором.В послеоперационном периоде рекомендуется альбендазол в течение 3-6 мес плюс празиквантел в течение 7 дней [108].

    В ретроспективном обзоре методов консервативной хирургии ( n = 304) использование наружного дренажа было связано со статистически значимым увеличением частоты осложнений по сравнению с пациентами, перенесшими оментопластику или капитонеж [109]. В другом рандомизированном клиническом исследовании и одном ретроспективном исследовании у пациентов, перенесших пластику оментопластики в дополнение к консервативной хирургии, было меньше осложнений по сравнению с пациентами с наружным дренированием [5, 110].

    О первой лапароскопической операции по поводу ХЭ было сообщено в 1992 г. [111]. Хотя лапароскопическая хирургия предлагает некоторые преимущества, такие как более короткая продолжительность пребывания в больнице, меньшая послеоперационная боль и более низкий уровень инфицирования, она применима только в отдельных случаях. Дальнейшие лапароскопические процедуры связаны с повышенным риском интраоперационной диссеминации содержимого кисты из-за повышенного давления внутри образования [5,88]. При поиске литературы не было найдено исследований, сравнивающих открытую хирургию с лапароскопической хирургией.Правильный отбор пациентов имеет решающее значение для успеха лапароскопической хирургии. Глубокие кисты в паренхиме печени, задние кисты вблизи полой вены, множественные кисты (> 3) и кисты с кальцифицированными стенками не подходят для лапароскопической хирургии [88, 112-114].

    Мониторинг: Некоторые исследования показывают, что неактивные кисты, такие как CE4 и CE5, не требуют лечения [7,49,76]. Однако требуются дополнительные исследования в этом отношении.

    Редкий случай одновременной локализации Echinococcus multilocularis в печени и головке поджелудочной железы: анализ клинического случая и обзор литературы | BMC Infectious Diseases

    Эхинококковая болезнь чаще всего локализуется в правой доле печени.Панкреатическая локализация описана в литературе с частотой 0,2–2% [6]. Чаще всего поражения располагаются в головке поджелудочной железы (50–58%). Расположение в теле и хвосте поджелудочной железы встречается в 24–34 и 19% случаев соответственно [7].

    В нашем случае изменения в печени и поджелудочной железе были сходны по величине и, вероятно, развивались независимо в одно и то же время. Существует несколько путей развития ЭМ в организме человека-хозяина. Личинки диаметром 0,3 мм и меньше, вышедшие из системы фильтрации печени (первый фильтр Леммана), могут мигрировать в легкие, которые являются наиболее частым местом локализации ЭМ после печени.Если личинки не задерживаются в легких (второй фильтр Леммана), они могут попасть в кровоток и в другие органы.

    Выделившиеся в тонкой кишке онкосферы проникают через слизистую оболочку в кровеносные сосуды и с кровью попадают в печень. Также существует вероятность их попадания в лимфатические сосуды. Эта миграция личинок ЭМ напоминает распространение опухолей пищеварительного тракта.

    Из-за небольшого размера личинки ЭМ могут попадать обратно в поджелудочную железу из печени по желчному протоку [1, 8, 9].Другой доступный для личинок путь ведет через хорошо развитую сеть лимфатических сосудов в области поджелудочной железы и печени. Возможна также обратная миграция личинок по хорошо развитой сети венозных сосудов, отводящих кровь от поджелудочной железы к печени. Этот путь кажется особенно вероятным у людей с портальной гипертензией или обструкцией оттока крови из сосудов, питающих воротную вену. Портальная венозная система закрыта не полностью. Он во многих местах сочетает множественные анастомозы с системой магистральных вен, и таким образом личинки ЭМ также имеют возможность проникнуть. Опухолевые клетки поджелудочной железы могут мигрировать по тому же пути, что и личинки ЭМ. Таким образом, локализация изменений ЭМ поджелудочной железы и метастатических изменений аденокарциномы поджелудочной железы в печень может быть сопоставима [10]. Некоторые источники указывают на возможность распространения личинок ЭМ через рыхлую соединительную ткань забрюшинным путем [11].

    Данные различных источников описывают эхинококковую болезнь в виде кисты. Солидные изменения описываются спорадически. Клинические проявления заболевания зависят от локализации, размеров кисты и стадии развития паразита.Кисты поджелудочной железы в поджелудочной железе человека растут медленно (3-20 мм/год), из-за чего клинические симптомы могут проявляться поздно, особенно если изменение растет вне органа и не сдавливает соответствующие клинико-анатомические структуры (желчные протоки, протоки поджелудочной железы). , селезеночная вена, двенадцатиперстная кишка) [12]. Кистозные/опухолевые симптомы зависят от локализации поражения в поджелудочной железе. Чаще всего это боли в верхней части живота с пальпируемой или незаметной опухолью и сопутствующей желтухой. Сопровождается также чувством дискомфорта в эпигастрии, тошнотой, рвотой, постепенным похудением.Желтуха чаще всего возникает в результате сдавления желчных протоков или свищей кисты в магистральный желчный проток с сопутствующими симптомами холангита [13]. Это касается в основном изменений головки поджелудочной железы. Кисты, расположенные в дистальном отделе тела и хвоста поджелудочной железы, в последующем дают клиническую симптоматику и нередко вызывают сдавление прилежащих органов, что проявляется непроходимостью верхних отделов желудочно-кишечного тракта, тромбозом селезеночных вен с регионарной портальной гипертензией.Спонтанная перфорация кисты в свободную брюшную полость описана в 9,3% случаев эхинококковой кисты, расположенной вблизи поджелудочной железы [14].

    Иногда киста подвергается вторичной суперинфекции. Это происходит в виде абсцесса с острыми абдоминальными симптомами. В литературе также описаны свищи пищеварительного тракта [13]. Осложнения диагностируются при дооперационной диагностике или только во время операции.

    Диагностика кисты/опухоли поджелудочной железы основывается на использовании всех доступных визуализирующих исследований, в основном УЗИ, КТ и МРТ брюшной полости.Однако это довольно сложно, поскольку изменения, выявляемые при визуализирующих исследованиях, часто напоминают доброкачественные и злокачественные изменения, наблюдаемые в поджелудочной железе. Различные типы антигенов ЭМ очень полезны для дифференциации. У пациентов с положительными иммунологическими тестами чаще локализуется киста в печени, чем в других органах, хотя серонегативность не исключает внепеченочной локализации [15].

    Следует помнить, что у больных с ЭМ поджелудочной локализации билирубин, аминотрансферазы, щелочная фосфатаза, липаза, Са-19.9 и CEA должны быть определены. Тест Казони, который все еще проводится в некоторых центрах, имеет низкую чувствительность и часто дает ложноотрицательный результат. Мы полагаемся на тест ELISA и Western Blot. Однако из-за возможности получения ложноположительных или ложноотрицательных результатов этих тестов нередко окончательным диагностическим и лечебным методом становится лапаротомия или лапароскопия, что в сочетании с гистопатологическим исследованием полученного тканевого материала дает 100% уверенность в диагноз.Некоторые авторы сообщают, что 40–49% инвазий ЭМ панкреатической локализации [5] могут быть подтверждены до операции. Если для дооперационной диагностики использовать более широкую панель ЭМ: антигены Em2, Em2+, Em18, то чувствительность возрастает до 90–100%, а специфичность – до 95–100% [5, 16, 17, 18, 19].

    Обнаружение ДНК ЭМ с помощью ПЦР также является доступным и признанным методом, но перед операцией требуется резервуарный материал. Опасаясь эхинококкоза и симптомов анафилаксии, некоторые авторы не рекомендуют аспирационную биопсию, хотя ПАИР является одной из общепризнанных методик лечения эхинококковой кисты [13].

    Больному с кистозным/опухолевым изменением поджелудочной железы и положительными иммунологическими тестами общедоступных и неинвазивных КТ и МРТ брюшной полости обычно достаточно для постановки полного диагноза и квалификации больного для операции [20].

    В случае осложненных кист для диагностики необходимо использовать инвазивные тесты, такие как ЭУЗИ и ЭРХПГ [15].

    Когда во время операции мы не уверены, есть ли связь между кистами с желчью, поджелудочной железой или пищеварительным трактом, можно использовать введение контраста в кисту или провести интраоперационную холангиографию.Можно использовать ЭРХПГ для выполнения интраоперационного протезирования желчных протоков [15].

    Наиболее эффективным методом лечения является хирургическое вмешательство. Чрескожное дренирование эхинококковой кисты поджелудочной железы является альтернативой хирургическому лечению у лиц с высоким интраоперационным риском [15]. Хирургическое лечение может быть радикальным или щадящим. Радикальные процедуры связаны с меньшим риском рецидива, но они несут больший риск послеоперационных осложнений. Частота послеоперационного рецидива составляет около 2–5% и чаще всего вызвана неполным иссечением кисты, оставлением недиагностированных кист и отсутствием защиты от альбендазола [21].

    Дооперационное применение препаратов альбендазола снижает риск диссеминации, анафилаксии и рецидива эхинококкоза у пациентов, оперированных или получавших лечение с использованием процедуры PAIR. Они используются не менее чем за 1 месяц до операции или PAIR, а продолжительность применения после операции зависит от лечебного центра. Рекомендуется минимальный 2-летний период лечения альбендазолом [22]. Следует помнить, что альбендазол оказывает паразитостатическое действие. Это не паразитицидный препарат, и его прекращение может привести к рецидиву заболевания.Об этом следует помнить, особенно после трансплантации печени у больных многоочаговым эхинококкозом. Дополнительным фактором рецидива заболевания являются иммуносупрессивные препараты, принимаемые этими больными.

    Осложнения хирургического лечения могут быть ранними и поздними. Периоперационная летальность колеблется от 0,5 до 4,0% [23]. Смертность нелеченых пациентов превышает 90% в течение 10 лет [3]. Наиболее частыми осложнениями хирургического лечения многоочагового эхинококкоза являются свищи поджелудочной железы, желчные свищи, интраабдоминальный абсцесс, инфицирование послеоперационной раны. При желчных или панкреатических свищах следует выполнять МРХПГ и ЭРХПГ, что позволяет проводить одновременное протезирование желчных и панкреатических протоков как один из методов лечения. В литературе можно найти описания лечения свищей поджелудочной железы аналогами соматостатина [24].

    В случае внутрибрюшного абсцесса и послеоперационной раневой инфекции следует следовать обычной процедуре.

    Основными поздними осложнениями являются рецидивы кист, которые при радикальном хирургическом лечении с применением альбендазола встречаются достаточно редко [25].В послеоперационном периоде альбендазол следует назначать не менее 2  лет, а во многих рецидивирующих или неоперабельных случаях следует учитывать осложнения и непереносимость лечения альбендазолом, что, к счастью, не является частым явлением.

    На основании экспозиции, клинической картины, визуализирующих и серологических тестов можно диагностировать многоочаговый эхинококкоз с чувствительностью до 90–100% и специфичностью до 95–100%. Расположение ЭМ поджелудочной железы является редкой формой ГБ.Наиболее эффективным методом лечения является радикальное хирургическое лечение в сочетании с лечением альбендазолом.

    Альвеолярный эхинококкоз печени: корреляция между морфологией компьютерной томографии и воспалительной активностью в позитронно-эмиссионной томографии

    Гибридная ПЭТ/КТ долгое время была золотым стандартом для оценки воспалительной активности вокруг АЭ в печени, как при первоначальной диагностике, так и в течение курса лечения 18,19,20,21,22,36 . Настоящее исследование было первым, в котором количественно оценивали поглощение ФДГ при НЯ печени и связывали SUV с первичной морфологией и паттернами кальцификации, определенными с помощью EMUC-CT 11 .Наиболее важным результатом в отношении первичной морфологии было то, что ПЭТ-положительные поражения типа IV показали значительно более низкое поглощение ФДГ, чем поражения типов I и III. Кроме того, среди различных типов поражений поражения типа IV, безусловно, чаще всего были ПЭТ-отрицательными. Наиболее важным результатом в отношении паттернов кальцификации было более низкое поглощение ФДГ в очагах без кальцификации по сравнению с очагами с кальцинозом. Более того, этот эффект оказался связанным с морфологией IV типа.

    Более ранние исследования поглощения ФДГ при НЯ печени не включали каких-либо различий между различными морфологическими типами, основанными на классификации КТ. Кроме того, в большинстве предыдущих исследований внедорожники не рассчитывались. Исследование Эрхардта и др. . был первым, кто количественно оценил поглощение ФДГ и сравнил его с результатами ультразвукового исследования с контрастным усилением 25 . Исследования Kaltenbach et al . и Ли и др. . также провели количественные сравнения между поглощением ФДГ и ультразвуковым исследованием с контрастным усилением при поражениях АЭ 26,30 .Более того, Азизи и др. . провели важное исследование, в котором оценили активность ПЭТ при поражениях АЭ и сопоставили результаты с классификацией поражений Кодама на основе МРТ 28 . Они показали, что положительный результат ПЭТ был связан с наличием микрокист. Однако классификация Kodama поражений, основанная на МРТ, в которой использовались исключительно Т2-взвешенные изображения (T2w), не включала какой-либо класс, эквивалентный поражению типа IV, определенному в системе EMUC-CT 33 .В случаях, когда центральная альвеола очень маленькая, небольшие поражения (например, поражения типа IV) иногда не обнаруживаются с помощью МРТ или ошибочно интерпретируются как простые кисты из-за плохого разрешения изображений T2w, что затрудняет разграничение сплошных некротических краевых областей. Учитывая выявленные в нашем исследовании особенности поражений IV типа, отсутствие этого класса в системе классификации Кодама ограничивает ее возможности для общей оценки заболевания. Таким образом, классификацию Кодама следует пересмотреть, включив в нее небольшое поражение EMUC-CT типа IV.

    Частые ПЭТ-отрицательные поражения типа IV и более низкое поглощение ФДГ ПЭТ-положительными поражениями типа IV по сравнению с другими типами поражений могут быть связаны со структурой поражений типа IV (рис. 5). Повреждения типа IV имеют центральное пластинчатое тело и жизнеспособные альвеолы ​​(или центральная область со временем кальцифицируется), которые иногда окружены широкими краями солидного некроза. Этот некротический край делает центр недоступным для кровоснабжения, необходимого для поглощения ФДГ.Результаты недавних исследований показали, что небольшие поражения типа IV представляют собой начальные поражения, которые могут либо ухудшиться, либо подвергнуться инволюции 37 . Предположительно, организм человека обладает способностью изначально изолировать активный очаг поражения с окружающим его некрозом и в ряде случаев эта изоляция может сохраняться в течение длительного времени. Напротив, поражения типов I, II и III показали более высокие значения SUV, чем поражения типа IV. Следовательно, мы можем предположить, что эти типы поражений представляют собой разные стадии НЯ, более продвинутые, чем начальные стадии, представленные поражениями типа IV.На этих более поздних стадиях активность болезни возникает по краям поражений, что позволяет поражениям распространяться дальше 37 . Поскольку наличие поражений типа I, II или III, по-видимому, указывает на осложненную стадию заболевания, мы не ожидаем каких-либо существенных различий в поглощении ФДГ среди этих типов поражений. Соответственно, поражения типов I, II и III почти не давали отрицательных результатов ПЭТ по сравнению с поражениями типа IV. Единственной первичной морфологией, которая не показала положительного поглощения ФДГ, была морфология типа V.В нашем исследовании было обнаружено только одно поражение типа V; однако мы предположили, что этот тип поражения должен быть нежизнеспособным, остаточным проявлением АЭ.

    Рисунок 5

    Гистология EMUC-CT тип IV AE поражения с центральными альвеолами. Этот срез печени был окрашен PAS и показан с увеличением 12,5 × . Обратите внимание на широкую окружающую область солидного некроза. (AE = альвеолярный эхинококкоз, PAS = периодная кислота-Шифф).

    Хотя МРТ обеспечивает лучшее обнаружение микрокист выше определенного размера, КТ явно лучше подходит для разрешения внешних краев поражений и демонстрации кальцификации в AE 23 . Мюллер и др. . продемонстрировали наличие макрокальцификации в поражениях AE, основываясь на МРТ, выполненной с визуализацией, взвешенной по восприимчивости (SWI) 38 . Однако дальнейшая дифференциация картины кальцификации с помощью МРТ была невозможна, особенно для небольших участков кальцификации. Исследование Рейтера и др. . 18 использовали ПЭТ для описания микрокальцификации и макрокальцификации в очагах АЭ. По аналогии с другими воспалительными заболеваниями разумно предположить, что микрокальциноз может быть более тесно связан с усилением воспалительной активности, чем макрокальциноз.В дополнение к описанию первичных морфологических паттернов, EMUC-CT предлагает тщательную дифференциацию различных признаков кальцификации при поражениях AE. Эти паттерны кальцификации в первую очередь не были определены для указания на различную воспалительную активность, а скорее для обеспечения более подробной информации о сложном морфологическом проявлении этих поражений. Целью включения моделей кальцификации было улучшение диагностики и возможность отслеживать изменения в прогрессировании заболевания 11 .Однако в настоящем исследовании мы также исследовали потенциальную корреляцию между поглощением ФДГ и компонентом кальцификации в классификации.

    В нашем анализе паттернов кальцификации мы обнаружили заметно более низкое поглощение ФДГ в поражениях с кальцификацией преимущественно по краям, поражениях с центральной кальцификацией и поражениях без кальцификации по сравнению с поражениями с другими паттернами кальцификации. Мы обнаружили значительно более низкие значения SUV в поражениях без кальцификации, чем в очагах с очаговыми кальцификациями.Среди паттернов кальцификации с более высокими значениями SUV более незаметные паттерны, такие как перистые кальцификации и очаговые кальцификации, показали самое высокое поглощение ФДГ. Действительно, эти паттерны показали даже более высокие значения SUV, чем более доминирующий паттерн диффузной кальцификации. Самые высокие значения SUV наблюдались при поражениях с перистыми кальцинатами.

    Когда мы рассматривали только подгруппу поражений без кальцификации, мы обнаружили, что в этой группе все ПЭТ-отрицательные поражения относятся к типу IV. Кроме того, ПЭТ-положительные, некальцифицированные поражения типа IV показали более низкие значения SUV по сравнению с поражениями типов I, II и III без кальцификации.Таким образом, связь между отсутствием кальцификации и снижением поглощения ФДГ может быть связана с морфологией типа IV. Паттерн центральной кальцификации, который наблюдался только в поражениях EMUC-CT типа IV, имел относительно более низкие значения SUV, чем поражения с другими паттернами кальцификации. Это открытие также предоставило доказательства влияния морфологии типа IV.

    Недавнее исследование Brumpt et al. качественно исследовали активность ПЭТ при поражениях АЭ, классифицированных исключительно по наличию микро- и макрокальцинатов 39 .В соответствии с нашими выводами о том, что самые высокие значения SUV наблюдались при поражениях с перистыми кальцификациями, Brumpt et al. продемонстрировали взаимосвязь между положительными результатами ПЭТ и микрокальцификациями, но они исследовали только дихотомические группы. Более дифференцированные классы кальцификации, особенно поражения без кальцификации, а также различные, сложные лежащие в основе морфологии поражений, не рассматривались в исследовании Brumpt et al. изучать. Наши данные показали, что для всесторонней оценки взаимосвязи между поглощением ФДГ и различными типами поражений АЭ важно сочетать оба аспекта поражений: первичную морфологию и характер кальцификации.

    Наконец, настоящее исследование также выявило особую особенность поражений типа IV: их связь с серологией. Поражения типа IV часто ассоциировались с отрицательным определением Em2 + , IHA и IgE в сыворотке. Эта серология значительно отличалась от серологии, связанной с поражениями типов I, II и III. Вместе с результатами серологии АЭ в недавнем исследовании Gottstein et al . 40 , этот результат снова подтвердил гипотезу о том, что тип IV может быть начальным поражением, которое может либо ухудшиться, либо подвергнуться инволюции 37 . Особенности поражений типа IV могут напрямую влиять на планирование фармакотерапии и хирургического лечения, особенно на определение того, может ли лечение быть актуальным и как долго оно будет продолжаться.

    На основании исследований, в которых ПЭТ/КТ использовалась в качестве золотого стандарта, вполне вероятно, что интермодальные сравнительные исследования также могут представлять интерес в будущем. Действительно, ценность ПЭТ/МРТ в диагностическом исследовании НЯ в настоящее время не может быть адекватно оценена 41 .

    Это исследование имело некоторые ограничения.Небольшое количество случаев для некоторых индивидуальных паттернов кальцификации помешало анализу того, как поглощение ФДГ было связано с паттернами кальцификации. Тем не менее, в дополнение к обнаружению некоторых существенных различий между группами, наши результаты также показали некоторые тенденции в отношениях между моделями кальцификации и поглощением ФДГ. Другим потенциальным ограничением было то, что в записях отмечалась только доминирующая картина кальцификации каждого поражения. Возможно, что более дифференцированное обследование могло бы дать более точные результаты.Например, различные паттерны кальцификации одновременно присутствуют в одном поражении, и их точное расположение может быть связано с максимальным поглощением ФДГ. Следует приложить все усилия для проведения широкомасштабных исследований для решения этих вопросов.

    В отношении получения данных ПЭТ небольшим ограничением могут быть артефакты движения. В стандартном протоколе сканирования соответствующего отделения ядерной медицины пациентов тщательно инструктируют задерживать дыхание при поверхностном выдохе для части КТ с удовлетворительными результатами для анализа.Тем не менее, для будущих проспективных исследований может быть полезно работать с дыхательным стробированием или гейтированием на основе данных с непрерывным движением кровати, чтобы предотвратить артефакты движения и связанные с ними ложноположительные или отрицательные измеренные значения ПЭТ 42,43 .

    В то время как настоящее исследование было сосредоточено на ПЭТ-активности и морфологии одного очага АЭ, будущие исследования на основе ПЭТ также могут быть сосредоточены на глобальном бремени АЭ. Глобальная оценка заболеваний на основе ПЭТ все чаще используется в различных клинических областях, таких как воспалительные заболевания, болезнь Альцгеймера, атеросклероз, заболевания печени и злокачественные новообразования 44,45,46,47,48 .Глобальные баллы онкологических заболеваний основаны на таких параметрах, как общий метаболический объем опухоли или общий гликолиз поражения. Сопоставимые исследовательские подходы также могут способствовать глобальной оценке течения диссеминированных НЯ. Кроме того, в исследованиях ПЭТ, основанных на общей оценке заболеваний, потенциальные технические искажающие факторы, такие как респираторное движение или эффекты частичного объема, не окажут отрицательного влияния на результат 48 . Однако следует учитывать, что ПЭТ-активность при альвеолярном эхинококкозе лишь отражает окружающую воспалительную реакцию и не всегда может быть отождествлена ​​с действительной жизнеспособностью паразита.

    В отличие от глобальной оценки заболеваний, основное внимание в настоящем исследовании было намеренно уделено только соответствующему самому большому поражению печени, а не всем поражениям вместе. Соответственно, цель настоящего исследования состояла в том, чтобы изучить характеристики активности ПЭТ для различных типов и кальцификации поражений печени АЭ при КТ, что могло бы помочь улучшить утверждения об активности или даже стадии различных поражений также с морфологической точки зрения. зрения.

    Очертания патологии – эхинококк

    Parasites-Hepatobiliariariary

    Echinococcus


    Тема Завершено: 1 января 2015 г.

    Незначительные изменения: 29 марта 2021


    Copyright : 2003-2022, патологии.com, Inc.

    PubMed Search : Echinococcus [TI] цестоды [TIAB]


    Просмотров страниц в 2021 г.: 4 963

    Просмотров страниц в 2022 г. на сегодняшний день: 627

    Процитируйте эту страницу: Fadel H. Echinococcus. Сайт PathologyOutlines.com. https://www.pathologyoutlines.com/topic/parasitologyechinococcus. html. По состоянию на 27 февраля 2022 г.

    Определение / общее

    • Наиболее частая причина кист печени во всем мире; в США, обычно у иммигрантов с Ближнего Востока, Греции, Австралии, Северной Африки, части Южной Америки
    • Также называется эхинококковой кистой (эхинококковой кистой)
    • Относительно часто в эндемичных районах поражает печень, легкие
    • Редко в костях, молочной железе, селезенке

    Эпидемиология

    • Болезнь, вызываемая собачьим цепнем в личиночной или кистозной стадии: E.granulosus (вызывает кистозную эхинококковую болезнь), реже E. multilocularis (альвеолярная эхинококковая болезнь) или E. vogeli (поликистозная эхинококковая болезнь)
    • Люди заражаются при употреблении пищи, зараженной яйцами ленточного червя, становясь промежуточными хозяевами (Википедия: Echinococcus [Доступ 5 января 2018 г.])

    Патофизиология/этиология

    • Лисы, волки и собаки являются окончательными хозяевами
    • Промежуточные хозяева включают несколько родов мелких грызунов
    • Заражение человека происходит в печени, где эхинококковый пузырек развивается в виде инвазивной кисты, которая внедряется в ткани по альвеолярному типу
    • Хотя зародышевая мембрана в печени человека пролиферирует, протосколесы не развиваются

    Диаграммы/таблицы


    Изображения, размещенные на других серверах:

    Жизненный цикл

    Диагноз

    • Серологический анализ гидатид
    • Для E. существуют надежные тесты для выявления антител.multilocularis и E. granulosus

    Радиологические изображения


    Изображения, размещенные на других серверах:

    Крупная первичная эхинококковая киста

    Факторы прогноза

    • Однокамерные кисты при соответствующем лечении имеют отличный прогноз
    • Если при аспирации происходит разбрызгивание, частота рецидивов достигает 50 %.
    • Высокая смертность, если только радикальная резекция печени не устраняет все болезни

    Лечение

    • При простом кистозном эхинококкозе рекомендуется открытое хирургическое удаление кист в сочетании с химиотерапией с использованием альбендазола или мебендазола до и после операции (Википедия: Эхинококкоз [По состоянию на 5 января 2018 г.])
    • Если кисты находятся в нескольких органах или тканях или в опасных местах, рекомендуется химиотерапия или ПАИР (пункция, аспирация, инъекция, реаспирация)
      • Чрескожная или открытая аспирация кисты с введением гипертонического 20% физиологического раствора (разрушает сколисы и кисты в течение 10 минут) с последующей повторной аспирацией
    • Плоскость рассечения для иссечения кисты представляет собой пластинчатый хитиновый слой; адвентициальный (внешний слой кисты) следует оставить нетронутым

    Макроскопическое описание

    • Кисты E. гранулеза (кистозная эхинококковая болезнь):
      • Кисты, как правило, заполнены прозрачной жидкостью, одиночные, однокамерные, белые
      • Обычно поражает правую долю печени
      • Может быть субкапсулярным и на ножке
      • Кисты могут прорываться в брюшную полость или желчный пузырь или через диафрагму в плевральную полость
      • Жизнеспособные кисты заполнены бесцветной жидкостью, содержащей дочерние кисты и выводковые капсулы со сколисами
      • Иногда дочерние кисты располагаются вне фиброзно-ламинарного слоя кисты, называемые экстракапсулярными или сателлитными кистами
    • Кисты E.multilocularis (альвеолярная эхинококковая болезнь):
      • Имитация злокачественного новообразования или цирроза печени
      • Многочисленные мелкие кисты неправильной формы, все <2 см
      • Граница с непораженной печенью выглядит инфильтративно

    Всего изображений


    Изображения, размещенные на других серверах:

    Сросшийся с печенью

    Дочерние кисты

    Микроскопическое (гистологическое) описание

    Микроскопические (гистологические) изображения


    Предоставлено Bobbi Pritt, M.
    Эхинококкоз печени фото: Эхинококкоз

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.